<<
>>

ПРЕДЛОЖЕНИЯ НЕРАСЧЛЕНЕННОЙ СТРУКТУРЫ. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

§ 2765. В системе русского синтаксиса сложноподчиненные предложения нерасчлененной структуры выделяются рядом специфических черт. Во­первых, это конструкции, обнаруживающие в своем строении некоторые признаки простого предложения и составляющие, таким образом, своего рода переходную зону от одной синтаксической единицы к другой.

Во­вторых, это область синтаксиса сложного предложения, отличающаяся разнородностью способов связи и средств их выражения, причем внутри каждого отдельного типа (а в ряде случаев и в более широких пределах) эти средства определенным образом соотнесены друг с другом, т. е. связаны отношениями противопоставления или взаимозамещения. Названные свойства не только достаточно четко выделяют предложения нерасчлененной структуры из общей массы сложных предложений, но и характеризуют их как некое внутренне организованное единство.

§ 2766. В основе построения предложений нерасчлененной структуры лежит принцип присловности: придаточная часть здесь не просто присоединяется к главной части с помощью того или иного союзного средства, но и распространяет или замещает в ее составе какое­либо слово (словоформу) или сочетание слов. Иначе говоря, в предложениях нерасчлененной структуры придаточная часть прикрепляется к главной части не непосредственно, а через соотношение с каким­либо отдельным ее словом или путем включения в синтаксическую позицию, предназначенную в первую очередь для слова.

В нерасчлененных предложениях с распространяющей придаточной частью в качестве распространяемого (опорного) слова выступают глагол, прилагательное, наречие, существительное, компаратив. В организации связи между главным и придаточным предложениями нередко участвуют указательные местоименные слова типа тот, такой. Роль их различна. Прежде всего, указательные слова акцентируют самый факт связи путем уточнения синтаксической позиции придаточного предложения: Я не знал о том, что меня ждут (см.

§ 2795). Одновременно с этим они могут: 1) ограничивать присловную связь в коммуникативном отношении, исключая возможность отнесения придаточного предложения ко всему главному: Он подошел к тому окну, которое выходило в сад (см. § 2905); 2) наряду с союзом и союзным словом принимать участие в формировании и выражении значения сложного предложения: Отец посмотрел на сына так, что тот опустил голову; В доме было так холодно и неуютно, точно в нем никогда не жили (см. § 2821).

В нерасчлененных предложениях с замещающей придаточной частью последняя способна функционировать как эквивалент имени, т. е. представлять собой особый вид наименования. Связь между главным и придаточным предложениями здесь также может осуществляться при поддержке местоименных указательных слов (для книжной речи их употребление является во многих случаях обязательным): Наконец появился тот, кого все ждали; Случилось то, чего никто не ожидал; Все посмотрели туда, откуда раздался выстрел (см. § 2925).

Вступая в контакт с тем или иным словом главной части и (или) замещая в ней одну из позиций имени, придаточная часть ведет себя в некотором отношении аналогично зависимому компоненту словосочетания или координируемой, детерминирующей или распространяющей словоформе в составе предложения. Так, например, существительное дом может присоединять к себе: 1) согласуемое прилагательное: угловой дом; 2) причастие с зависимыми от него словами: дом, стоящий на углу; 3) придаточное предложение с согласуемым относительным словом: дом, который стоит на углу. Все три способа распространения слова дом аналогичны по функции: и прилагательное, и причастный оборот, и придаточное предложение определяют данное существительное путем указания на какой­либо (в приведенных примерах — один и тот же) его признак. Ср. также следующие ряды конструкций: Он обещал нам свою помощь — помочь — что поможет; Его считают хорошим врачом — Считают, что он хороший врач; Ребенок изменился до неузнаваемости — так, что не узнать; Утро вечера мудренее (пословица) — мудренее, чем вечер.

§ 2767. Аналогия между функциями присловных придаточных предложений и зависимых словоформ не является, однако, полной. Эта аналогия в разных направлениях ограничена.

1) Присловная позиция придаточного предложения может вступать в противоречие с семантикой средств связи, а следовательно, и с тем значением сложного предложения, которое выражается этими средствами. Такая картина наблюдается в союзных определительных предложениях (см. § 2821–2865), где придаточная часть определяет опорное слово главной части подобно прилагательному или наречию. Определительное значение придаточной части, обусловленное ее синтаксической позицией и подчеркнутое соответствующими местоименными словами типа такой, так, до такой степени, настолько, сочетается здесь со значением следственным, целевым или сравнительным, выражающимся союзами что, чтобы, как, как будто и др. Тем самым создаются возможности для сближения (а иногда и неразличения) таких предложений с предложениями следственными, целевыми и сравнительными в собственном смысле слова.

2) Отношения, возникающие между опорным словом и придаточным предложением, нередко бывают ослаблены условиями контекста или отодвинуты на второй план теми отношениями, которые устанавливаются в результате более широкого (семантического) взаимодействия главного и придаточного предложений. Примером могут служить определительные предложения с союзным словом который — в тех случаях, когда присутствие придаточного предложения при опорном существительном не является обязательным ни с точки зрения семантики самого существительного, ни с точки зрения задач сообщения. Так, в предложении Он подошел к окну, которое выходило в сад функция придаточного предложения двойственна. С одной стороны, оно может определять существительное, уточняя выделяющий признак предмета ((В комнате было три окна. Он же подошел к окну, которое выходило в сад)). С другой стороны, определительные отношения могут быть ослаблены: связь между существительным и придаточным предложением может иметь распространительный характер, объясняемый стремлением говорящего избежать повторения одного и того же слова (ср.: Он подошел к окну.

Окно выходило в сад). Ослабление определительных отношений между существительным и присоединяемым к нему придаточным предложением, в свою очередь, открывает широкие возможности осложнения таких предложений элементами причинного, уступительного, противительного и других значений.

3) Весьма неустойчивый характер имеет аналогия придаточного предложения и зависимой формы слова в сравнительных предложениях с опорным компонентом — компаративом (см. § 2809–2820). Общим условием нейтрализации (ослабления) присловной связи является здесь близость сравнительных отношений к отношениям отрицательно­проти-вительным; ср.: Твоя книга интереснее, чем моя — Интереснее твоя книга, а не моя; Внешность у него скорее ученого, чем (а не) военного. В тех случаях, когда сравниваются не предметы или признаки, а действия или состояния (причем само сравнение имеет целью предпочтение одного другому), ослабление конструктивной роли компаратива обусловливается его лексической ограниченностью (лучше, легче, скорее) и близостью к частице, участие которой в выражении сравнительных отношений не обязательно: Нам бы (лучше) поговорить, чем переписываться (см. § 2815). Утрата компаративом функции опорного слова наблюдается также там, где сравнительное значение предстает как отношение функциональной зависимости одного действия, состояния или признака от другого действия, состояния или признака: Он становился тем решительнее, чем больше колебались его товарищи. В таких предложениях придаточное также содержит компаратив; корреляция двух компаративов, поддержанная корреляцией средств связи (тем... чем...), предопределяет параллельное построение частей сложного предложения, которому в наибольшей степени удовлетворяет размещение придаточной части в препозиции по отношению к главной: Но чем он прытче, тем и тень быстрей бежала (Крыл.). При этом появляется возможность для интерпретации местоименного элемента в составе главного предложения как компонента сложного союза чем... тем... (см. § 2818–2819).

4) Сложной и во многих отношениях обманчивой является аналогия функций придаточного предложения и формы слова в предложениях с опорным компонентом — словом со значением интеллектуальной, эмоциональной, оценочной, волевой и познавательной деятельности (см.

§ 2771). Такие предложения наиболее близки к простому предложению. Однако эта близость создается не названной аналогией, а особой, квалифицирующей функцией главной части, уподобляющей ее вводным и модальным словам и выражениям; ср., например, простые предложения: Эта работа может оказаться для него трудной; Эта работа, возможно (может быть, вероятно, скорее всего...), окажется для него трудной и сложные предложения: Возможно (я думаю, боюсь...), что эта работа окажется для него трудной; Может оказаться (случиться), что эта работа будет для него трудной.

Тенденции главной части включиться в ряд средств выражения модальных значений и занять в нем свое место противостоит тенденция придаточной части уподобить свои синтаксические функции функциям членов простого предложения или зависимых форм в составе словосочетания. Эта тенденция опирается на потребность опорного слова в распространении путем указания на объект: Он утверждает (что?), что эта работа будет для нас трудной; Он не хочет (чего?), чтобы эта работа была для нас трудной; Он опасается (чего?), как бы эта работа не оказалась для нас трудной; Он сомневается (в чем?), не будет ли эта работа для нас трудной. Объект интеллектуальной деятельности может быть представлен также словоформой: Он обещал нам, что поможет — помочь — свою помощь; Командир приказал солдатам, чтобы они наступали — наступать; Мы хотим, чтобы нас пригласили — быть приглашенными — приглашения; Все нашли, что девочка красива — девочку красивой; Увидели, что он улыбается — его улыбающимся. Однако если для придаточного предложения употребление в показанной здесь позиции не ограничено никакими специальными условиями, то для существительного, инфинитива, прилагательного и причастия такое употребление возможно только в особых случаях. К обозначению объекта интеллектуальной деятельности способны в первую очередь существительные с абстрактным (событийным) значением, в большинство своем словообразовательно мотивированные глаголом или прилагательным (см.

§ 2794). Инфинитив возможен здесь при условии, если субъект обозначаемого им действия совпадает (а) с субъектом или (б) с адресатом действия, обозначенного опорным словом, причем в последнем случае самый круг опорных слов ограничен лексикой со значением волеизъявления и волевого воздействия: а) Я надеюсь скоро увидеться с вами; Он боится потерять зря время; Мы хотим пойти погулять; б) Все убеждают меня остаться; Мы попросили его помочь; Врач запретил больному вставать. Лексически ограничен также круг слов, распространяемых формами причастий и прилагательных. В него входит только лексика со значением мнения, суждения, восприятия и обнаружения: Его считали погибшим; Он показался мне постаревшим; Отец нашел сына возмужавшим; Их видели прогуливающихся; Все признали девочку умной. Для отглагольного сущ. и для причастия действует еще и стилистическое ограничение: они употребляются преимущественно в книжной, нередко также и устарелой речи.

5) Функции придаточных предложений в наибольшей степени приближаются к функциям форм слов в тех случаях, когда самое образование придаточного вызвано не столько потребностями распространения какого­либо слова в составе главной части, сколько потребностью непрямого (описательного) обозначения какого­либо предмета, лица или ситуации. Такие придаточные эквивалентны слову прежде всего как единице словаря; это особенно хорошо видно, когда они используются в обиходных дефинициях типа Поэт — это тот, кто пишет стихи. Такие придаточные могут быть помещены в любую именную позицию: подлежащего: Кто ленится, рогожкой оденется (посл.); сказуемого: Я — тот, чей взор надежду губит (Лерм.); объекта физического действия: Подними то, что лежит на земле; объекта интеллектуальной деятельности: Не хотелось думать о том, что произошло вчера; Все удивились тому, что он сделал; определяющую: Книга оказалась не там, где всегда лежала. Однако и здесь конструктивные возможности самого придаточного предложения, специфическая семантика средств связи, а также поддержка со стороны устойчивых лексических элементов способны не только ослабить аналогию придаточного предложения со словом, но и полностью ее устранить (см. § 2935–2936, 2942).

Таким образом, разграничение двух групп предложений по признаку присловности или неприсловности придаточной части или, что то же самое, по признаку нерасчлененности или расчлененности их структуры не является абсолютным: при определенных условиях это разграничение может быть ослаблено или вообще теряет свою значимость. Тем не менее это разграничение существенно. Во многих случаях с ним связаны особенности формальной организации сложного предложения, а также различия в распределении и внутренней систематике средств связи.

§ 2768. Предложения нерасчлененной структуры образуются посредством двух видов присловной подчинительной связи — союзной и местоименной. Союзную связь осуществляют собственно союзы и союзные частицы. Специфическим свойством союзов, участвующих в организации присловной связи, является полифункциональность, т. е. способность обслуживать несколько видов подчинительных отношений. Так, например, союз что может оформлять изъяснительные, следственные и — в более редких случаях — сравнительные отношения; союз чтобы — отношения изъяснительные, следственные и целевые; союзы как, будто — отношения изъяснительные и сравнительные. Такая полифункциональность обусловлена модальными свойствами перечисленных союзов, их способностью не только связывать предложения, но и выражать отношение говорящего к содержанию этой связи. Союз как во всех случаях своего употребления выражает одно и то же модальное значение — достоверности, которое в предложениях изъяснительного типа конкретизируется как значение достоверного сообщения (см. § 2780), а в предложениях сравнительного типа — как значение достоверного сравнения (см. § 2822). Семантикой предположительности предопределяется функционирование союза будто, семантикой желательности — функционирование союза чтобы. Союз что в модальном отношении слабо специализирован: в изъяснительных предложениях он выражает отношение сообщения к плану повествовательной речи, но оставляет невыраженной оценку сообщения с точки зрения его достоверности. Следственная и сравнительная связь, оформляемая при помощи данного союза, также остается вне субъективной оценки.

Местоименная связь дифференцируется как местоименно­вопросительная и местоименно­относи-тельная. Местоименно­вопросительная связь оформляет изъяснительные отношения; по принципу дополнительности она соотносится с изъяснительной связью, оформляемой союзной вопросительной частицей ли (см. § 2788). Местоименно­от-носительная связь оформляет в широком смысле определительные (собственно­определительные, неопределенно­обобщительные, обстоятельственные) отношения, а также отношения распространительно­изъяснительные. В семантически неосложненном виде эта связь обратима, т. е. допускает возможность преобразования главного предложения в придаточное, а придаточного — в главное без изменения характера отношений: Кто весел, тот добр ~ Кто добр, тот весел; Он подошел к окну, из которого была видна река ~ Река была видна из окна, к которому он подошел. Отношение обратимости связывает и объединяет относительные распространительно­изъяснительные предложения, оформляемые местоименным словом что, с изъяснительными предложениями, оформляемыми союзом что: Погода улучшилась, что всех обрадовало ~ Всех обрадовало, что погода улучшилась. На этом основании относительные распространительно­изъ-яснительные предложения зачисляются в класс нерасчлененных сложных предложений, несмотря на то что придаточная часть здесь не имеет опорного компонента в составе главной. Подробнее о специфике изъяснительного значения в предложениях с относительной связью см. § 2920.

§ 2769. Каждый отдельный тип нерасчлененного сложного предложения представляет собой, как правило, некоторую совокупность конструкций, объединенных общностью значения и взаимосвязанностью средств выражения. Взаимосвязанность средств выражения проявляется в существующих между ними отношениях противопоставления и варьирования (чередования, мены). Возьмем, к примеру, три ряда различных по значению предложений: 1) Он сказал, что уезжает завтра; Я хочу, чтобы мне помогли; 2) Он так устал, что не мог уснуть; Он слишком устал, чтобы сразу уснуть; 3) Он пришел, чтобы помочь мне. В предложениях первого ряда придаточное обозначает некоторую ситуацию, которая является объектом того или иного вида интеллектуальной деятельности; это — предложения изъяснительные. В предложениях второго ряда речь идет о некотором признаке — состоянии и о следствии, характеризующем степень его проявления; это — одна из разновидностей определительных предложений. В третьем предложении сообщается о физическом действии и о цели, ради которой оно совершается; это — предложение целевое. Материально средства выражения перечисленных значений одни и те же: союзы что и чтобы. Однако функции их глубоко различны. В предложениях изъяснительного типа союз что относит содержание придаточного предложения к сфере повествовательной речи и по этому признаку противостоит союзу чтобы, обслуживающему сферу волеизъявления, а также союзной частице ли, которая указывает на вопросительность (Он спросил, помогут ли мне).

Примечание. Наряду с союзом что принадлежность сообщения плану повествования может быть обозначена также союзами будто и как. Эти союзы противопоставлены друг другу и союзу что по модально­оценочным значениям (см. § 2775).

Противопоставление союзов что и чтобы (чтобы — ­л) при некоторых условиях может быть ослаблено (см. § 2785). В подобных случаях имеет место функциональное тождество этих союзов, проявляющееся в возможности их свободной мены, или варьирования: Я сомневаюсь, что у него есть эта книга ~ чтобы у чего была эта книга; Нет никакой надежды, что погода улучшится ~ чтобы погода улучшилась. Поскольку эта мена осуществляется в плане повествования, а не волеизъявления, союз чтобы здесь должен быть охарактеризован как заместитель союза что.

В предложениях второго ряда союзы что и чтобы выражают значение следствия. Они связаны друг с другом отношением позиционно обусловленного функционального тождества: союз что оформляет значение следствия в сочетании с определителями высшей степени проявления признака (Он так / настолько / до того / до такой степени устал, что не мог уснуть), а союз чтобы — в сочетании с определителями достаточной, недостаточной или избыточной степени признака: Он не так устал, чтобы отказаться от развлечения; Он достаточно умен, чтобы не понять намека; Она слишком серьезна, чтобы заниматься пустяками. Отношение дополнительности, которым союз чтобы связан здесь с союзом что, не позволяет отождествлять его с союзом чтобы со значением цели, представленным в третьем предложении.

Взаимообусловленность средств выражения имеет место и во всех других типах нерасчлененных сложноподчиненных предложений. Она может проявляться и в более широких пределах, т. е. характеризовать союзы, организующие разные типы сложного предложения (см. анализ союзов чем и как в § 2812). Взаимосвязанными — противопоставленными или тождественными — по функции могут оказаться средства разной морфологической природы: союз и союзное слово (см. § 2831), союзное слово и союзная частица (см. § 2866).

§ 2770. Мену союзов и союзных слов, обусловленную различиями в их синтаксическом распределении или возникающую при ослаблении их противопоставленности друг другу, нужно отличать от синонимии, т. е. от такой мены, которая имеет в первую очередь лексический, стилистический или экспрессивный характер. Примером союзной синонимии может служить ряд, образуемый союзами будто, будто бы, как будто, как будто бы, что будто, что будто бы, что как будто, что как будто бы, как бы, как если бы, якобы, словно, ровно, точно, чисто. Все члены этого ряда различаются оттенками лексического значения, стилистическими и экспрессивными характеристиками (см. § 2778), не имеют одни и те же функциональные свойства: при изъяснительной связи они одинаково противопоставлены (по принадлежности повествовательному плану) союзам ли и чтобы, а по признаку субъективно­модального значения — союзам что и как (см. § 2775). Союзы, входящие в один синонимический ряд, могут полностью совпадать по сочетаемости; таковы, например, в изъяснительных предложениях союзы чтобы не и как бы не, которые имеют один и тот же круг опорных слов (см. § 2786). Однако чаще такого совпадения нет. В синонимическом ряду союзов чтобы, как бы, лишь бы, только бы сочетаемость союза чтобы значительно шире сочетаемости остальных союзов, которые употребляются только при очень небольшой группе опорных слов (см. § 2784). Союзы, входящие в один синонимический ряд и полностью совпадающие по лексико­синтаксическим условиям употребления, могут комбинироваться друг с другом; это явление особенно характерно для союзов с семантикой недостоверного сравнения (см. § 2823).

<< | >>
Источник: Н. Ю. ШВЕДОВА. РУССКАЯ ГРАММАТИКА. ТОМ II. СИНТАКСИС. ИЗДАТЕЛЬСТВО • НАУКА •, Москва • 1980. 1980

Еще по теме ПРЕДЛОЖЕНИЯ НЕРАСЧЛЕНЕННОЙ СТРУКТУРЫ. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА:

  1. § 73. Сложноподчиненные предложения нерасчлененной и расчлененной структуры
  2. СЛОЖНОПОДЧИНЕННОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ: ИТОГИ И ПЕРСПЕКТИВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
  3. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЧАСТИЦ КАК ЧАСТИ РЕЧИ
  4. СРЕДСТВА СВЯЗИ ЧАСТЕЙ В СЛОЖНОПОДЧИНЕННЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЯХ
  5. Модуль 6. «Синтаксис сложного предложения минимальной структуры».
  6. Отличительные особенности синтаксического анализа всех видов сложных предложений минимальной структуры
  7. СЕМАНТИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА ПРОСТОГО ПРЕДЛОЖЕНИЯ. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА
  8. Предложения типа Отец на работе; Друзья рядом
  9. Предложения типа Кататься весело
  10. Предложения типа Много цветов; Масса гостей
  11. ПРЕДЛОЖЕНИЯ ТИПА Светает; Знобит
  12. ПАДЕЖНЫЕ ФОРМЫ СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА
  13. СЛОЖНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ. ВВЕДЕНИЕ
  14. ПРЕДЛОЖЕНИЯ НЕРАСЧЛЕНЕННОЙ СТРУКТУРЫ. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА
  15. ПРЕДЛОЖЕНИЯ РАСЧЛЕНЕННОЙ СТРУКТУРЫ
  16. 2.4.1 Синтаксис элементарного предложения
  17. 5.3.1. Общая характеристика направления
  18. Сложное предложение как синтаксическая единица
  19. Схема и образцы анализа сложноподчиненного предложения