<<
>>

§ 13. разработка учения о словосочетании В РУССКОЙ НАУКЕ

В ранних русских грамматических трудах («Российская грамматика» М. В. Ломоносова, «Русская грамматика» А. X. Востокова и др.) важнейшей частью синтаксиса считалось учение о закономерностях и правилах, в соответствии с которыми слова соединяются в связное целое; поэтому много внимания уделялось описанию словосочетаний.

Но это описание имело характер случайных наблюдений. Словосочетание как особая синтаксическая единица, занимающая определенное место в ряду других синтаксических единиц, не осознавалось.

В связи с развитием в русском языкознании логического, а затем психологического направлений изменилось и понимание задач синтаксиса. На первый план было выдвинуто учение о предложении, понимаемом как выражение логического или психологического суждения. Предложение сделалось главным предметом синтаксиса, и изучение связей между словами стало строиться как учение о членах предложения. Понятие словосочетания при этом оказалось ненужным. В крупнейших грамматических исследованиях середины XIX в. («Историческая грамматика русского языка» Ф. И. Буслаева, «Из записок по русской грамматике» А. А. Потебии) иет разделов, посвященных учению о словосочетании.

Значительный этап в разработке теории словосочетания составили труды Ф. Ф. Фортунатова. Фортунатов называет словосочетанием «то целое по значению, которое образуется сочетанием одного полного слова (не частицы) с другим полным словом, будет ли это выражение целого психологического суждения, или выражение его части» Словосочетание рассматривается как основная синтаксическая единица. Предложение для Фортунатова лишь один из видов словосочетания — «законченное словосочетание».

Идеи Ф. Ф. Фортунатова были развиты в целом ряде работ русских ученых. М. Н. Петерсои в «Очерке синтаксиса русского языка» сделал попытку построить синтаксис как учение о словосочетании, ие включая в него теорию предложения.

Словосочетание, по Петерсону,— это всякое соединение слов, в том числе и простое предложение любого объема; сложные предложения — соединения словосочетаний.

Как учение о словосочетании определяет синтаксис и А. М. Пеш, ковский в «Русском синтаксисе в научном освещении». Но ои не считает возможным совершенно отказаться от теории предложения и делает попытку вывести понятие предложения из понятия словосочетания. Это приводит Пешковского к парадоксальному утверждению о возможности существования словосочетаний, состоящих из одного слова. Такими «словосочетаниями» он считает разнообразные однословные предложения типа Зима; Пожар!; Морозит; Скучно.

А.              А. Шахматов вслед за Ф. Ф. Фортунатовым определяет словосочетание как «такое соединение слов, которое образует грамматическое единство, обнаруживаемое зависимостью одних из этих слов от других» [113], а потому предложение, состоящее из двух и более слов, считает тоже словосочетанием, но «законченным», соответствующим «законченной» единице мышления. Однако предложение, по мнению Шахматова, не просто разновидность словосочетания, а особая синтаксическая единица, которая может быть представлена и одной словоформой.

При описании словосочетаний он обращается только к «незаконченным» словосочетаниям. Анализ «законченных» словосочетаний Шахматов дает в учении о предложении, где рассматривает сочетания двух главных членов предложения и предложения с одним главным членом, которые при отсутствии распространителей главного слова бывают однословными. Таким образом, описание системы предложения строится как анализ его главных членов; учение же о словосочетании представляет собой описание всех зависимых от главных членов словоформ в составе предложения, т. е. описание второстепенных членов предложения.

Новое понимание словосочетания выдвинул В. В. Виноградов, который развил национально-специфические идеи, реализовавшиеся в практике синтаксического описания русских грамматистов. Виноградов исходит из выдвинутого Шахматовым тезиса о существовании двух синтаксических единиц: словосочетания и предложения.

Сущность концепции Виноградова состоит в том, что словосочетание, в отличие от предложения, являющегося единицей общения, понимается как сложное название, служащее, наряду со словом, «строительным материалом» для предложения: «...понятие словосочетания не соотносительно с понятием предложения... Словосочетание — это сложное именование. Оно несет ту же номинативную функцию, что и слово» '.

По мнению Виноградова, словосочетания являются сложными названиями и образованы по правилам «распространения» слов формами слов, т. е. представляют собой образования, в составе которых синтаксической связью соединены слово и определяющая его форма слова. Сочетания форм слов, специфические для определенных типов предложений, как, например, сочетание подлежащего и сказуемого в двусоставном предложении, по мнению Виноградова, не являются словосочетаниями, их изучение составляет необходимую часть теории предложения. Не считает словосочетаниями Виноградов и ряды словоформ, объединенных сочинительной связью,— однородные члены предложения.

Сближая словосочетание со словом, Виноградов выдвигает своеобразное понимание формы словосочетания как формы его главного компонента — распространяемого слова. Отсюда следует, что словосочетание имеет ту же систему форм, что и главный компонент. Так, система форм словосочетания читать книгу, в соответствии с формоизменением глагола читать, будет следующей: читать книгу, читаю книгу... читал книгу... буду читать книгу... читай книгу... читал бы книгу... читая книгу, читающий книгу... читавший книгу... . Понимание словосочетания, выдвинутое Виноградовым, было положено в основу подробного описания системы словосочетаний современного русского языка в «Грамматике русского языка» (1954).

Линию последовательного различения словосочетания и предложения, составляющую традицию русской науки, продолжает Н. Ю. Шведова, концепция которой реализована в описании системы словосочетания и простого предложения в «Грамматике современного русского литературного языка» (1970) и в «Русской грамматике» (1980). В понимании словосочетания Шведова следует за Виноградовым, принимая все основные его положения, развивая и конкретизируя некоторые из них.

Лежащая в основе учения Виноградова идея признания словосочетания и предложения двумя синтаксическими единицами получила развитие в современных отечественных синтаксических трудах. С одной стороны, она дает простое объяснение существованию одночленных предложений, так как не выдвигает словосочетание в качестве единственной синтаксической единицы и не пытается вывести предложение из словосочетания, а потому допускает возможность однокомпонентности предложения (ср. очевидные затруднения и противоречия при объяснении этого языкового факта у Ф. Ф. Фортунатова и его последователей). С другой стороны, она позволяет рассматривать не в составе предложения синтаксические единства, возникающие как реализации синтаксических потенций слова и формы слова, потому что предполагает существование двух синтаксических единиц — предложения и словосочетания.

В.              В. Виноградов, а за ним и Н. Ю. Шведова указали на комплекс признаков, отличающих словосочетание от предложения, справедливо выделив признак предикативности ~ непредикативности как главный. Однако учение о словосочетании они строят не на основе данного признака, а опираясь на понятия «распространенное слово», «синтаксические потенции слова», «присловные связи». При таком понимании словосочетания в учение о нем включаются не все непредикативные синтаксические конструкции, а лишь некоторые из них; учение же о предложении соответственно строится как анализ не только предикативных конструкций, но и ряда непредикативных (например, основанных на сочинительной связи). Различение словосочетания и предложения может быть осуществлено и без опоры на понимание словосочетания как «распространенного слова» в направлении расширения понятия словосочетания.

Сложная языковая действительность глубже постигается и более адекватно отражается, если оппозиция словосочетание : предложение строится с опорой на признак предикативности ~ непредикативности. С этих позиций словосочетание должно быть определено как непреди кати в и ое соединение на основе синтаксической связи слова с формой слова или формы слова с формой слова. В соответствии с этим определением словосочетаниями признаются любые синтаксически организованные (т. е. основанные на синтаксической связи) сочетания слова с формой слова и все сочетания синтаксически связанных форм слов, не обладающие предикативностью. Учение о словосочетании в данном его понимании включает анализ непредикативных конструкций, представляющих реализацию всех видов синтаксической связи (как подчинительной, так и сочинительной) на уровне связи формы слова.

Так понимаемое словосочетание обнаруживает общность синтаксического устройства со сложным предложением, оказывается изоморфным ему.

<< | >>
Источник: В. А. Белошапкова, Е. А. Брызгунова, Е. А. Земская и др.. Современный русский язык: Учеб. для филол. спец. ун-тов / В. А. Белошапкова, Е. А. Брызгунова, Е. А. Земская и др.; Под ред. В. А. Белошапковой.—2-е изд., испр. и доп.— М.: Высш. шк.,1989.— 800 с.. 1989

Еще по теме § 13. разработка учения о словосочетании В РУССКОЙ НАУКЕ:

  1. Глава IМЕНТАЛИТЕТ КАК СИСТЕМА СОЦИОКУЛЬТУРНЫХ УСТАНОВОК
  2. 240. Словосочетание и предложение как основные синтаксические единицы
  3. Введение
  4. Истоки моей творческой деятельности.
  5. Ответственность позиции и целостность теории.
  6. БОГАТСТВО РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА И НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
  7. ПРЕДИСЛОВИЕ
  8. § 13. разработка учения о словосочетании В РУССКОЙ НАУКЕ
  9. О ЗНАЧЕНИИ ТЕРМИНА «ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЯЗЫК» В РУССКОМ ЯЗЫКОЗНАНИИ
  10. ПРОБЛЕМА ОБРАЗА АВТОРА В ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЕ
  11. 240. Словосочетание и предложение как основные синтаксические единицы
  12. Математика, естествознание и логика (0:0 От Марк[с]а)
  13. 6.4. НАУКИ О РЕЧИ В ЭПОХУ ПЕЧАТНОЙ СЛОВЕСНОСТИ И МАССОВОЙ КОММУНИКАЦИИ (XVII—XX вв.)
  14. 8. ДИАЛЕКТИКА И ФИЛОСОФИЯ
  15. ТРУДЫ томской ДИАЛЕКТОЛОГИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ
  16. Введение
  17. Глава 2. Польский вопрос и польские студии 1830-х–1850-х годов
  18. § 2. Краткие сведения из истории науки о русском языке.
  19. Введение