<<
>>

Тема №1. Аспектология. Сфера аспектуальных значений.

Типология аспектуальных значений Краткая история развития аспектуальных воззрений

Аспектология (от лат. aspectus - внешний вид, облик и греч. logos - слово, учение) - раздел грамматики, изучающий глагольный вид и всю сферу аспектуальности, т.е.

видовых и смежных с ними значений. Помимо грамматических видовых и видовременных категорий, аспектология изучает аспектуальные классы глаголов

(динамичные/статичные, предельные/непредельные глаголы) и их подклассы (способы глагольного действия), а также компоненты контекста, служащие для выражения аспектуальных значений (неглагольная лексика и средства синтаксиса).

Аспектуальные классы осознавались уже в античном мире (например, у Аристотеля имеется разграничение предельных и непредельных глаголов). Однако более поздние грамматики рассматривали соответствующие глагольные формы как частные подразделения категории времени. Это надолго определило трактовку глагола в западноевропейской традиции и сказалось в русской грамматической науке (ср. 10 времен у Ломоносова).

Термин «вид» встречается уже у Дионисия Фракийского, хотя имеет другое значение (различение первичных и производных слов и некоторые семантические группы имен и глаголов, лишь в части случаев совпадающие со способами действия). В таком же значении термин вид употребляется у М. Смотрицкого [ЛЭС: 47]

Противостояние совершенного (СВ) и несовершенного (НСВ) в славянском глаголе впервые отметили чешские грамматисты XVII века (например, В. Роса) [там же: 48].

В начале XIX века Е. Копитар говорит о СВ и НСВ как о главном грамматическом различии в славянском глаголе. В это же время начинается разработка учения о виде на материале современного русского языка [И.С. Фатер, А.В. Болдырев, позже Н.И. Греч, К.С. Аксаков, Н.П. Некрасов] [там же: 48].

В 1-ой половине XX века важный вклад в изучение вида русского глагола внесли А. Мазон (впервые описавший систему частных видовых значений), С.О.

Карцевский, А.А. Шахматов,

А.М. Пешковский, В.В. Виноградов [там же: 48].

Важный этап в развитии аспектуальности был связан с разграничением вида и способов действия, сформулированным на материале польского языка С. Агреллем [1908].

Многие проблемы русской и славянской аспектологии разработаны с конца 40-х годов XX века и в последующие десятилетия: выделены аспектуально значимые классы и подклассы глагольной лексики и соответственно семантические типы видовой соотносительности и несоотносительности, в центре внимания исследователей находятся контекстуальные и ситуативные условия реализации отдельных видовых значений, наконец, вводится важное также для общей и сопоставительной аспектологии понятие - функционально-семантического поля (ФСП) аспектуальности.

На материале русского языка исследования проводятся Н.С. Авиловой, А.В. Бондарко, М.А. Шелякиным, Дж. Форсайтом, М. Лейоненом, Ж. Фонтеном, А. Тимберлейком и др.; на материале чешского - Ф. Копеечным и др.; на материале сербско-хорватского - Дж. Грубором; болгарского - Св. Иванчевым, Ю.С. Масловым и др.; на материале старославянского - А. Досталом [там же: 48].

Проводятся исследования по генезису славянского вида [П.С. Кузнецов, И. Немец и др.]. Активно ведутся аспектуальные исследования также и в романо-германских языках.

Таким образом, в поле внимания аспектологии находится комплекс проблем, имеющих вид в качестве своего центра, но вид - не единственный объект аспектологии. В настоящее время широко представлен термин аспектуальность и подобные - модальность, залоговость, персональность. Этот термин принадлежит

А.В. Бондарко, который считает целесообразным различать грамматическую категорию и другие средства выражения аспектуальных значений (словообразовательные, лексические, синтаксические).

Сфера аспектуальных значений

Аспектуальные значения наиболее тесно переплетены со значениями темпоральными. Грамматические категории вида и времени - это родственные грамматические категории, соотносящиеся как в содержательном, так и в формальном отношении.

И вид, и время связаны с общей идеей времени, но конкретизируется эта идея по- разному в видовых и временных значениях. В значениях темпоральных общая идея времени проявляется как некая локализация действия во времени, ориентация этого действия по отношению к той или иной точке отсчета. В качестве точки отсчета может выступать момент речи, и в этом случае представлено противопоставление трех времен: настоящего (включение момента речи в действие), прошедшего (действие происходит до момента речи), будущего (действие будет происходить после момента речи). Если в качестве точки отсчета выступает время осуществления другого действия, в этом случае говорят об относительном времени, которое реализуется в значениях одновременности, предшествования или следования по отношению ко времени осуществления этого действия. Таким образом, темпоральные значения являются значениями, ориентированными на точку отсчета, их называют иногда дейктическими (указательными). В отличие от темпоральных аспектуальные значения не имеют этой дейктической функции, здесь идея времени представлена как некое внутреннее свойство самого выражаемого действия. А.М. Пешковский писал, что вид показывает, как протекает, как распределяется во времени глагольное действие [Пешковский 1956].Это нечто внутренне присущее глагольному действию.

Аспектуальные значения отражают ту или иную оценку говорящим глагольного действия с точки зрения протекания и распределения действия во времени, но безотносительно к моменту речи.

Наличие противопоставления вида и времени ставит на повестку дня вопрос о значениях и грамматических явлениях, родственных как виду, так и времени, но не совпадающих ни с теми, ни с другими. Таким явлением, находящимся между видом и временем, является таксис. Термин «таксис» принадлежит Р.Якобсону, ему же принадлежит заслуга разграничения независимого и зависимого таксиса [Якобсон 1972]. Таксис (по Якобсону) характеризует сообщаемый факт по отношению к другому сообщаемому факту, но безотносительно к факту сообщения. Таксис включает в себя собственно хронологические отношения (одновременность, предшествование, следование) и некоторые другие отношения (например, причинно-следственные). В русском языке, по мнению Р. Якобсона, присутствует грамматическая категория таксиса, выраженная деепричастием. Временная сторона таксиса связана с хронологичностью, которая не ориентирована на момент речи, это хронологичность относительного времени, а не абсолютного. Таксис имеет и аспектуальную сторону, она вытекает из того, что взаимодействие глагольных форм опирается на видовую природу этих форм. Например, можно сказать с большой долей вероятности, что ряд форм СВ не будут выражать идею одновременности, в то время как для НСВ идея одновременности является господствующей. Таким образом, в таксисе выступает и аспектуальная природа.

Из других интерпретаций таксиса интерес представляет концепция А.В. Бондарко, который считает таксис особым ФСП, не опирающимся на грамматическую категорию, то есть слабо центрированным.

Таким образом, к сфере аспектуальных значений следует относить не только собственно видовые значения, но и значения временные и таксисные.

Типология аспектуальных значений

Аспектуальные значения можно подразделить на качественные и количественные. Качественная аспектуальность охватывает 3 основные оппозиции: 1) динамика-статика, 2) предельное действие, направленное к внутреннему пределу/действие непредельное, не направленное на достижение внутреннего предела, 3) предельное действие, достигшее своего предела/действие, хотя и направленное к пределу, но рассматриваемое в тот момент, когда предел еще не достигнут (схема Ю.С. Маслова [Маслов 1978: 10]).

Противопоставление динамики и статики отражает преломление в сознании человека самих явлений действительности, которые отражаются в языке. В русском языке это противопоставление не находит своего яркого выражения, это противопоставление прежде всего семантическое. Глаголов состояния в любом языке гораздо меньше, чем глаголов действия. В ряде языков глаголы действия и состояния формально противостоят.

Противопоставление предельное действие/действие непредельное является универсальным для всех языков. В любом языке глагол мокнуть будет обозначать предельное действие, а глагол гулять - действие непредельное. Предельное действие предполагает какое-то изменение состояния, возникающее в связи с его завершением, причем это одновероятное изменение (писать письмо), с другой стороны, в контексте писать красиво нет такого изменения, в этом случае глагол писать является непредельным. Понятие о предельных и непредельных глаголах было выдвинуто в грамматиках романогерманских языков, в которых отсутствует противопоставление СВ и НСВ. В славянских языках, и в частности, в русском, идея предельности действия осознавалась меньше. О предельности- непредельности писали обычно применительно к общему (инвариантному) значению видов.

Оппозиция достижение/недостижение предела представлена в видовой паре. Достижение предела связано с СВ (а в СВ прежде всего с прошедшим временем, так как прошедшее СВ показывает действие законченное, менее ясна идея достигнутости предела для будущего времени, так как будущее время обозначает действие, которое только должно совершиться). Действие, не достигшее предела, действие в процессе, действие развертывающееся связано с НСВ.

Еще один элемент качественной аспектуальности - характеристика действия по его фазовой, или фазисной, определенности, то есть фазовость. Фазы - это этапы действия (начало, середина, конец). Выделение конечной фазы действия практически сливается со значением достижения предела (например, дочитал), хотя это значение может быть представлено и у глагола НСВ (например, дочитывает). Выделение срединной фазы близко подходит, сливается со значением недостижения предела (например, продолжать). Начальная фаза менее жестко связана с идеей достижения/недостижения предела (запеть, разбежаться).

Количественная аспектуальность характеризует действие или состояние по следующим параметрам: 1) по количеству крат, или прерывности-непрерывности осуществления. По этому признаку выделяются действия однократные (толкнуть), многократные, повторяющиеся (чихать). С многократностью связана идея

ограниченности/неограниченности действия,

регулярности/нерегулярности повторения. Сложение регулярности и неограниченности повторения приводит к постоянному действию (Земля вращается вокруг Солнца); 2) по степени длительности действие может быть неограниченно-длительным (жить, ждать), ограниченно-длительным (поспать, промечтать), кратковременным, вплоть до мгновенности (мелькнуть, блеснуть); 3) по степени интенсивности действие может быть нормальным, без подчеркнутой интенсивности (играть), усиленной интенсивности (доиграться), ослабленной интенсивности (поигрывать).

Особое место занимает такой элемент аспектуальности, как противопоставление явлений конкретных и абстрактных. Факт конкретный связан с конкретным событием, ярче всего проявляется на ступени достижения предела; абстрактное действие связано с непредельностью (Все, всякий знает, что волки жадны). Это высказывания обобщенного характера, не предполагающие конкретной ситуации, логическое умозрительное построение, вывод. Противопоставление конкретности/ абстрактности связано с оппозицией частных видовых значений: конкретно-фактического и обобщенно-фактического. Конкретно-фактическое - это значение конкретного, определенного, единичного факта (пришел), обобщеннофактическое значение имеет многообразные проявления, выступает в НСВ (Вы читали эту книгу?), объект интереса - сам факт, имел он место или не имел, в отвлечении от всякой конкретности, от всяких конкретных свойств действия.

Таким образом, аспектуальность - это совокупность элементов качественной и количественной аспектуальности.

Литература

1. Лингвистический энциклопедический словарь / Под ред. Ярцевой В.Н. - М.: Советская энциклопедия, 1990. - 683 с. [ЛЭС].

2. Маслов Ю.С. К основаниям сопоставительной аспектологии // Вопросы сопоставительной аспектологии. - Л., 1978. - С. 4-44.

3. Пешковский А.М. Русский синтаксис в научном освещении. - М.: Языки славянской культуры, 2001.- 544 с.

4. Якобсон Р.О. Шифтеры, глагольные категории и русский глагол // Принципы типологического анализа языков разного строя. - М., 1972. - С.95- 114.

<< | >>
Источник: Годизова З. И., Габисова Д.В.. Русский глагол: учебнометодическое пособие. ФГБОУ ВО «СОГУ им. К.Л. Хетагурова».- Владикавказ: Изд-во СОГУ,2016.- 56 с.. 2016

Еще по теме Тема №1. Аспектология. Сфера аспектуальных значений.:

  1. Морфология
  2. БИБЛИОГРАФИЯ
  3. СОДЕРЖАНИЕ
  4. Тема №1. Аспектология. Сфера аспектуальных значений.
  5. Тема №5. Общая характеристика семантики и структуры ФСП таксиса
  6. Русский язык для зарубежных лингвистов давно уже стал объектом научного изучения
  7. Нильс Б. Телин ВИД И СПОСОБ ДЕЙСТВИЯ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ
  8. 7.1.5. Итоги
  9. Библиография