Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

Трансформационный и композиционный подход К ИМПЕРФЕКТИВУ ОТРИЦАНИЯ

До последнего времени господствующим в семантике и синтаксисе отрицатель­ного предложения был трансформационный подход. В рамках этого подхода импер­фектив, т. е. несовершенный вид, глагола (равно как и генитив имени) в контексте предикатного отрицания считался своего рода следствием, сопровождающим — в обязательном или в необязательном порядке — переход от исходного утверди­тельного предложения к соответствующему отрицательному.

(«Соответствующее» отрицательное — это предложение, которое является прагматически естественным общим отрицанием исходного утвердительного.) Так, в Падучева 1974: 149 рассмат­ривается пример: отрицанием для (Іа), с перфективом, т. е. совершенным видом гла­гола, может быть как предложение (16), с глаголом в имперфективе, так и предложе­ние (1в), с перфективом, которое по смыслу почти неотличимо от (16).

(1) а. Иван взял с собой плащ или куртку;

б. Иван ни плаща, ни куртки с собой не брал',

в. Иван ни плаща, ни куртки с собой не взял.

Между тем замена перфектива на имперфектив при отрицании обязатель- н а разве что в повелительном наклонении или в модальном контексте {возьми — не беріг, надо взять — не надо брать).

Более того, в контексте, скажем, примера (2) имперфектив не принимал невоз­можен. Точнее, замена перфектива на имперфектив дала бы тут существенное из­менение смысла предложения, после которого оно перестало бы вставляться в свой контекст:

(2) Вятский губернатор не принял меня, а велел сказать, чтоб я явился к нему на дру­гой день в десять часов. (А. И. Герцен. Былое и думы)

Трансформационная модель хорошо вписывалась в традиции русской граммати­ки (в частности, в подходы к синтаксису, намеченные А. М. Пешковским) и суще­ственно продвинула вперед соответствующую проблематику. Однако ей свойствен­на ограниченность.

Во-первых, помимо семантически общеотрицательных предложений, у которых есть исходное утвердительное, бывают семантически частноотрицательные, напри­мер:

(3) Он неделю не умывался.

(4) Я три дня не садился за стол.

Для них понятие исходного утвердительного не имеет смысла; так, (3) Ф ‘Неверно, что он неделю умывался’.

Во-вторых, даже для общеотрицательных предложений трансформационный анализ — не конец дела, поскольку он не описывает общих законов семантического взаимодействия отрицания с исходным видовым значением глагола. А без этого не­льзя объяснить особенности семантики видовых форм в примерах (1)—(4).

Сейчас эту ограниченность можно преодолеть. Вопрос в том, какие частные видовые значения может иметь имперфектив в отрицательном предложении; како­вы различия и сходства между перфективом и имперфективом в отрицательном кон­тексте, а отсюда уже — почему иногда происходит мена вида, не только при отрица­нии, но и при отрицательном ответе на вопрос: — Взял зонт? — Не брал зонта.

Рассматриваются только парные глаголы (поскольку7 только для них может идти речь о выборе сов. или несов. вида в контексте предикатного отрицания) и только прошедшее время (по поводу буд. времени см. Замечание в разделе 7.1.2).

От корреляции имперфектива отрицания с генитивом имени (см. пример (29) из раздела 6.2.2) мы здесь отвлекаемся, принимая допущение, что скорее имперфек­тив влияет на выбор падежа, чем наоборот.

7.1.2.

<< | >>
Источник: Падучева Е.В.. Русское отрицательное предложение. — М.: Языки славянской кулыуры,2013. — 304 с.. 2013

Еще по теме Трансформационный и композиционный подход К ИМПЕРФЕКТИВУ ОТРИЦАНИЯ:

  1. Оглавление
  2. Предисловие
  3. Трансформационный и композиционный подход К ИМПЕРФЕКТИВУ ОТРИЦАНИЯ