<<
>>

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенное исследование корпуса эпифраз и эпитетных комплексов, функционирующих в текстах произведений М.Цветаевой, показало их большую коммуникативно-эстетическую значимость в идиолекте поэта, богатый экспрессивно-семантический потенциал и многообразие по всем линиям типологии эпитетов – семантической (лексического значения лексем-эпитетов и семантического соотношения определения и определяемого слова и т.п.), структурной, морфологической, стилистической, с учетом окказиональности - узуальности лексемы-эпитета и т.д.

Изучение взглядов на эпитет литературоведов и лингвистов привело к выводу о существовании в научной литературе многочисленных и многообразных типов определения феномена эпитетов, отражающих их несовпадающее понимание и, с другой стороны, стремление в одних случаях дать общее определение для эпитетов, функционирующих в текстах произведений разных эпох (в этом случае оно неизбежно оказывается слишком общим и так или иначе сводится к функции художественного определения), в других случаях – определение с ориентацией на многофункциональность эпитета в современных художественных произведениях и на многообразные приемы их создания и отражающее эти параметры эпитета как средства создания художественного эффекта (среди определений такого рода наиболее удачным нам представляется определение А.В.Павшук).

Мы основываемся на широком понимании эпитета, в соответствии с которым роль эпитета в определенных контекстуальных условиях могут выполнять слова многих знаменательных частей речи (прилагательное, причастие, наречие, существительное, реже - местоимение, числительное, глагол, деепричастие, слова категории состояния), при этом центральное место – в силу особенностей частеречной природы – принадлежит имени прилагательному.

Исследование позволило многопланово взглянуть на проблему не только квалификации изучаемого явления, но и на вопрос о классификации эпитетов. Прослеженная в диссертационном исследовании история классификации эпитетов (прежде всего в отечественной научной литературе) привела к выводу о существовании тенденции ко все более полному охвату многих сторон эпитета, описывающих его с учетом приемов его создания и особенностей функционирования в художественном тексте и в идиолекте писателя, с учетом способов актуализации его коммуникативно-эстетического содержания в тексте. Наиболее полно комплекс признаков, определяющих эпитет, представлен, по нашему мнению, в типологии В.П.Москвина. Полная типология эпитетов предполагает учет комплекса показателей, охватывающих разные аспекты художественного определения – прежде всего характер номинации (прямая и переносная с учетом характера переноса – метонимического или метафорического), семантика (лексическое значение), структура, степень освоенности, степень устойчивости компонентов эпифразы, стилистическая окраска, структурный и количественный показатель (число эпитетов в рамках одной эпифразы).

В нашей работе эпитет рассматривается в тесной связи с определяемым словом (точнее говоря – рассматриваются оба компонента эпитетного сочетания), в связи с этим вводятся и используются в качестве базовых понятий понятия эпифразы и эпитетного комплекса. Под эпифразой понимается семантическое и структурное единство определяемого слова и эпитета, как правило, не разрываемое другими лексемами. Термин эпитетный комплекс подразумевает высказывание, содержащее несколько эпифраз, объединенных формой (общей структурой) и значением (семантикой).

В качестве непосредственного объекта исследования в работе последовательно анализируется ядерная часть комплекса эпифраз, включающая в качестве эпитета имя прилагательное.

Вместе с тем в исследовательское поле периодически вовлекается и остальная часть эпифраз.

В качестве специальных направлений исследования эпитетов избраны три ракурса, которые позволили с трех принципиально разных сторон проанализовать корпус эпитетов с целью показать суть, способы и механизмы семантического преобразования атрибутивной лексемы в процессе превращения ее в художественное определение. Речь идет об анализе и описании ядерной части корпуса эпитетов с точки зрения их морфологической типологии и наблюдений за своеобразным разрушением границ между лексико-грамматическими разрядами прилагательных с присущим им комплексом грамматических признаков в процессе семантической трансформации лексем в составе эпифразы в творчестве М.Цветаевой. Статус эпитета у лексемы с атрибутивной функцией часто возникает в результате ее семантической трансформации. Особенно показательны в этом смысле относительные и притяжательные прилагательные, лишенные в системе языка функции субъективации. В условиях расширения узуальной сочетаемости прилагательное-эпитет в рамках эпифразы становится знаком всей ситуации, аккумулируя эту ситуацию в свернутом виде. В его семной структуре происходит актуализация потенциальных сем (в том числе входящих в индивидуальный тезаурус поэта, отражающих события его личной жизни), которые «наводятся» элементами широкого контекста и обеспечивают «приращение» смысла.

Описание корпуса эпитетов с точки зрения их структурных типов позволило установить, во-первых, многообразие способов организации эпифразы и более сложного образования - эпитетного комплекса - в текстах произведений М.Цветаевой, во-вторых, проследить, как разные лексико-грамматические структуры создают условия для актуализации богатейшего экспрессивно-семантического потенциала слова-эпитета. Для текстов М.Цветаевой характерно экспрессивное употребление различных типов сложных эпитетов, часто окказиональных, состоящих из нескольких основ (сновиденный, нагловзорый), а также использование цепочек определений (от двух до десяти) при одном определяемом слове (неведомый, безвопросный, неспрашивающий). Индивидуальность авторского словоупотребления адъективной лексики проявляется не столько в самих типах эпитетных комплексов, которые во многом являются общепоэтическими, сколько в особенностях подбора определений, в сочетаемости сложных признаков и определяемых слов.

Развернутый эпитетный комплекс в его разновидностях (цепочечный, повторный, парный и т.д.) становится средством детализации признака, выразителем его интенсивности. Специфика цветаевского почерка проявляется в отборе эпитетов при выстраивании цепочечного ряда определений (сонный, бессонный; неразрывный, неразливный), при акцентуации одного и того же слова при лексическом повторе эпитета. Яркой особенностью работы поэта с аппозитивными эпитетами является конструирование блочного эпитетного комплекса, объединяющего в себе субстантив и его окказиональную характеристику. Такой комплекс употребляется в нерасчлененном виде: в его составе эпитеты сохранены в застывшем виде, в определенной форме (вьюг-твоих-приютство), что сближает его с постоянным эпитетом.

Анализ одного из наиболее распространенных типов эпитетов в творчестве М.Цветаевой — переносного эпитета в его метонимической и метафорической разновидности — позволил выявить магистральные механизмы его образования — комплекс способов семантической трансформации слова-эпитета и актуализации его содержания в рамках идиолекта поэта.

Проведенная семантическая систематизация лексем, выступающих в функции эпитетов, позволяет сделать вывод о необычайно широком семантическом составе этой лексики даже применительно лишь преимущественно к адъективной лексике – можно констатировать тенденцию к вовлечению практически любого слова подвергающегося семантической трансформации того или иного типа в контексте М.Цветаевой. Не менее показателен факт широкого использования причастий и деепричастий, которые фиксируют подчеркнуто ситуативное восприятие реалии в ее связях с другими реалиями, в разных ракурсах ее оценки. При этом весьма значительный корпус лексем-эпитетов зафиксирован в единичном употреблении.

На этом фоне обращает на себя внимание выявленная нами тенденция. которая заключается в преимущественном употреблении определений из сферы человека, прежде всего семантических групп со значением эмоционально-психологического состояния и особенностей и деталей внешности человека (наряду с эпитетами цветовой семантики, которые не были предметом нашего внимания). Это обстоятельство мы склонны объяснять тем, что именно человек с его внутренним миром, эмоционально-психологические коллизии являются основным объектом поэтической рефлексии, а также тем, что окружающий мир воспринимается лирической героиней М.Цветаевой сквозь призму эмоционально-психологического состояния, в том числе при олицетворении окружающего мира. Остальные группы определений демонстрируют сравнительно невысокую невысокую частотность употребления.

Своеобразным проявлением той же тенденции выглядит решительное преобладание по употребительности нескольких лексем – печальный (132), грустный (67), юный (59), сонный (40), которые на этом основании допускают трактовку как постоянные эпитеты в идиолекте М.Цветаевой. Заметим, что все они представляют сферу человека.

Состав определяемых слов, образующих цветаевскую эпифразу, также многообразен и при крупноплановой систематизации может быть распределен по трем сферам: а) сфера человека; б) сфера артефактов; в) сфера природы. Тематическая систематизация имен, выступающих в составе эпифразы в качестве определяемых слов, подтверждает ту же тенденцию – преобладание денотатов из сферы человека.

В работе рассмотрены концепты трех концептополей: человек (глаза, рот, душа, рука, любовь), артефакты (дом) и природа (деревья). Установлена единая логика переноса определений в творчестве М.Цветаевой: с человека как целого на части (человека, природного мира: ревнивый человек, ревнивые ресницы, ревнивый ветер). Источником метонимии признака в данном случае является смежность свойств определяемых объектов или субъектов, благодаря которой определение может перемещаться с имени одного субъекта / объекта на имя другого: дерзкий человек – дерзкая кровь. Денотативная общность субстантива и признакового слова порождает разнообразные ассоциации, которые, будучи плодом авторской рефлексии над словом, тем не менее укладываются в общую логику механизма смещения эпитета.

Исследование и систематизация картины сочетаемости компонентов эпифразы позволяет сделать вывод о том, что перенос определения является магистральным способом образования эпитетов в текстах М.Цветаевой.

Частные виды метонимических переносов определений не всегда поддаются четкой и, главное, исчерпывающей систематизации. Очевидно, что все они отражают отнесенность определяемых имен денотатов (первичного и вторичного) к одной ситуации. Перенос определения с одной реалии на другую предопределяется связью этих реалий – при этом не столько логической, сколько ситуативной.

На материале творчества М.Цветаевой показано, что для поэтического идиолекта возможно доминирование метонимической логики при образовании переносных признаковых слов; причем регулярное сочетание антропоморфных субстантивов и эпитетов (глаза, душа – капризные) представляет собой яркую идиостилевую черту лексикона М.Цветаевой. Денотативная общность субстантива и признакового слова порождает разнообразные ассоциации, которые, будучи плодом авторской рефлексии над словом, тем не менее укладываются в общую логику механизма смещения эпитета, обеспечивающего актуализацию целого комплекса ассоциаций.

В условиях экспансии определения, прежде всего по метонимической логике, наблюдается ярко выраженное расширение лексической валентности предметного и атрибутивного слов – компонентов эпифразы (ср.: простоволосая женщина – простоволосая радость, простоволосая любовь; черноокая девушка – широкоокая печаль). Разрушение узуальной синтагматической связи при образовании эпитетов под действием тенденции к смещению определений по логике метонимии, свойственной языку в целом, в творчестве М.Цветаевой приобретает последовательный характер и в целом характеризует особенность ее идиолекта как один из индивидуально-авторских маркеров художественного мышления.

Излюбленные, наиболее частотные эпитеты М.Цветаевой печальный, грустный, юный, сонный, задумчивый, памятливый и некоторые другие (которые с известной долей условности можно назвать постоянными для ее идиолекта эпитетами) обнаруживают экспансию во всех трех сферах.

Исследование других типов эпитетов творчества М.Цветаевой, сопоставление состава определений с определениями других писателей и поэтов ждет своего исследования.


Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
<< | >>
Источник: Губанов Сергей Анатольевич. ЭПИТЕТ В ТВОРЧЕСТВЕ М.И.ЦВЕТАЕВОЙ: СЕМАНТИЧЕСКИЙ И СТРУКТУРНЫЙ АСПЕКТЫ. Диссертация на соискание учёной степени кандидата филологических наук. Самара –2009. 2009

Еще по теме ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  1. 3.1. Утверждение прокурором обвинительного заключения как процессуальное решение о доказанности обвинения
  2. 3.3. Выявление и устранение прокурором ошибок в определении пределов доказывания при утверждении обвинительного заключения
  3. 3.1. Умозаключение как форма мышления. Виды умозаключений
  4. 4.1. Умозаключение как форма мышления.
  5. § 3. Умозаключение по аналогии. Место аналогии в судебном Исследовании
  6. 447. Как соотносятся понятия "заключение договора банковского счета" и "открытие банковского счета"?
  7. Брак: понятие, условия и порядок его заключения; препятствия к заключению брака; прекращение брака. Недействительность брака
  8. 2.1. Брак, его требования и заключение
  9. От тюремного заключения арест отличался тем, что он мог отбываться в домах трудолюбия, и даже заменен общественными работами.
  10. Глава третья УМОЗАКЛЮЧЕНИЕ
  11. В. УМОЗАКЛЮЧЕНИЕ РЕФЛЕКСИИ (DER SCHLUSS DER REFLEXION)
  12. а) Умозаключение общности (Der Schlufi der Allheit)
  13. b) Индуктивное умозаключение (Der Schiup der Induktion)