<<
>>

Подготовка к интервью, или квадрат успеха

Каждому журналисту приходиться выступать в роли интервьюера, расспрашивать людей, вести беседы, без которых редко обходится подготовка материала. И каждому журналисту хотелось бы услышать о себе подобное словам Платона: «Ты, Сократ, прекрасно спрашиваешь, а тем, кто хорошо спрашивает, мне и отвечать приятно».

Должен ли журналист готовиться к интервью, и если должен, то каким образом? В журналистской практике происходят и незапланированные интервью, так сказать неожиданные, без подготовки.

Однако они бывают успешными только в том случае, если журналист обладает высоким интеллектом, общей профессиональной подготовкой, имеет большой опыт в проведении интервью. Подготовка к беседе — обязательное требование. Она складывается из следующих моментов:

1) определение цели интервью и характера необходимых сведений;

2) изучение предмета (темы) интервью;

3) изучение собеседника;

4) предварительное обдумывание техники беседы, составление вопросов.

В психологии, для которой общение, так же как и в журналистике, составляет основу профессиональной деятельности, есть такое понятие — «квадрат успеха». Квадратом, как вы знаете, называется прямоугольник, у которого все стороны равны. Общение будет успешным, если интервьюер одинаково хорошо подготовится по всем четырем пунктам.

Итак, цель беседы. С точки зрения содержательности, задавая собеседнику вопросы, мы можем получить ответы либо о его знаниях (например, педиатр может поделиться с журналистом, а через него с читателями своими знаниями о том, как правильно кормить грудных детей). Либо о его мнениях (например, что думает мэр Москвы Лужков об импичменте президента?). Либо о фактических сведениях (например, министр образования сообщит журналистам, сколько человек в России получат в июне аттестаты о среднем образовании).

Поэтому, определяя цель интервью, вы должны прояснить для себя следующие моменты.

Для чего вам нужно встретиться именно с этим человеком? Вам нужно узнать его мнение по какой-то проблеме? Почему мнение именно этого человека? Если вам нужны его профессиональные знания, то какие? Можно ли считать собеседника экспертом в этой области? Насколько он компетентен в тех вопросах,, о которых вы собираетесь разговаривать? Если цель вашего интервью — получение фактических сведений, то обладает ли ваш собеседник нужными вам данными, надежный ли он источник информации и т. п.

Вторая сторона «квадрата успеха» — это предмет беседы, или тематика интервью. Насколько хорошо должен разбираться журналист в тех вопросах, о которых пойдет речь? Научный обозреватель «Комсомольской правды» Ярослав Голованов по этому поводу сказал так:

«Не буду набивать себе цену, во многих случаях я далеко не все понимаю, когда «глубоко» залезаю в тот или иной научный вопрос. По-моему, это естественно, закономерно для журналиста. Но я не иду в лабораторию или на интервью к ученому, предварительно не познакомившись с воп-росами, на которые хочу услышать ответы. Не думаю, чтобы научный обозреватель мог позволить себе роскошь читать специальную литературу, предназначенную для ученых. Если я и не пропускаю такие издания, как «Успехи физических наук» или «Вестник Академии наук», то читаю в них лишь обзорные статьи, в которых подводятся итоги того или иного явления, открытия».

Закономерность здесь такова: чем больше журналист будет знать о предмете беседы, тем увереннее он будет себя чувствовать во время беседы, тем с большим уважением отнесется к нему его собеседник, тем больше он получит в самом интервью. А иногда хорошая подготовка журналиста может стать решающим фактором для согласия собеседника на встречу и интервью.

Продумывая стратегию своей беседы, журналист намечает основные точки: что он хотел уточнить у собеседника, в каких проблемах он не совсем разбирается, есть ли другие точки зрения на эту проблему, противоположные мнения. Готовясь к встрече, журналист, прежде всего, определяется в источниках информации, связанных с данной темой.

Это может быть специальная литература, справочники, публикации в прессе, данные статистики, специалисты, которые могут проконсультировать, и т. д.

Поэтому следует почитать, что об этом писали раньше (хотя к чтению материалов коллег некоторые журналисты относятся осторожно, чтобы не возникло желание подражать или «превзойти», чтобы не притупить свежесть восприятия). В конфликтных ситуациях (а точнее в ситуации конфликтного общения) предварительная работа по предмету интервью очень важна. Часто журналисты в процессе подготовки к интервью проводят даже собственное журналистское расследование.

Приведу фрагмент телеинтервью Андрея Караулова (знакомого вам по программам «Момент истины», «Русский век») с Александром Руцким, в то время вице-президентом России. Небольшая предыстория. Дмитрий Якубовский в программе «Момент истины», показанной на ОРТ, обвинил Руцкого в коррупции. И вот ответное интервью. Обратите внимание, как подготовился к нему Караулов. (Цитирую фрагментарно по книге А. Караулова «Плохой мальчик»).

К.: Суть вопроса. 30 сентября 1991 года вице-президент России Александр Руцкой на бланке фонда «Возрождение» пишет министру «Агрохима» Ольшанскому: «Прошу изыскать возможность по реализации данного контракта». Речь идет о том, что небезызвестный фонд «Возрождение» просит Руцкого выбить из «Агрохима» 20 миллионов долларов США на закупку — в Швейцарии — детского питания. Так, Александр Владимирович?

Р.: Исходя из документа, который здесь имеется... давайте его покажем: во-первых, здесь нет фамилии Ольшанского, можно сказать, что это безадресная записка. А что имеется в виду? Если бы документ был распорядительным, я бы сделал его на своем бланке. Я должностное лицо, вице-президент и имею право... дать поручение.

К.: То есть у вас были конституционные полномочия ... просить?

Р.: ...Дать поручение. Изыскать 20 миллионов. Конституционные полномочия, конечно. А как же? Но когда показали этот документ и Якубовский сказал, что Александр Владимирович Руцкой...

минуточку, надо быть точным... «я утверждаю, что согласно резолюции вице-президента деньги — 20 миллионов долларов — ушли из России, а в Россию не вернулись» — ложь. Товар вернулся.

К.: Сейчас, Александр Владимирович, вы покажете те документы, которые подтвердят, что товар вернулся, а я на секундочку прерву вас, чтобы (мне кажется, что вы знаете не все) рассказать, как сложилась за границей судьба этих миллионов.

Р.: Давайте.

К.: «Агрохим» тут же перечислил их на счет щвейцарской фирмы «Мирол ЛТД» — господину Бенжамину Керрету.

Р.: «Мирол ЛТД» — да, но фамилию — не знаю. Я в подробности не вникаю.

К.: Был такой Бенжамин Керрет. Получил он эти 20 миллионов и вскоре умер. При весьма неожиданных обстоятельствах.

Р.: Ради Бога. Это уже не моя тема.

К.: Александр Владимирович, знали ли вы, поручая «Агрохиму» изыскать 20 миллионов долларов, хоть что-нибудь о «Мирол ЛТД»? Что это за фирма? Кто эти люди?

Р.: Ради Бога... я ж, уважаемый, еще раз объясняю... Таких документов — много. И те, по которым необходим контроль, заносятся в компьютер. И постоянно, раз в неделю, секретариат представляет мне документы по реализации. По контролю над исполнением.

К.: В компьютер, Александр Владимирович, вы все занесли, я не сомневаюсь. Речь о другом. К моменту поступления 20 миллионов на счета «Мирол ЛТД»...

Р.: Меня не интересует, какая это фирма...

К.: Дослушайте, Александр Владимирович. Фирма «Мирол ЛТД» — фирма маленькая. По ее уставу...

Р.: Это меня меньше всего интересует!

К.: А напрасно. Уставный капитал «Мирол ЛТД» — 10 тысяч долларов. И вдруг на нее падают аж 20 миллионов! Вот повезло! 20 миллионов долларов уходят из России. Куда? Кому? Вас это не интересует, хотя уходят они при вашем прямом участии. [...] если можно, я расскажу вам, как с помощью вот этой самой бумажки были сделаны деньги, и видимо — немалые.

Р.: Обоснование этому контракту должен дать не Караулов. Только следственные органы.

К.: Совершенно верно. Но что делать, если прокуратура — молчит? У меня — собственное, журналистское расследование. Дайте мне минуту, вам будет интересно — обещаю. Итак, 20 миллионов — ушли. Проходит, Александр Владимирович, полгода. А они, эти денежки, уже за границей, уже в швейцарском банке — дают проценты. Тот же Белкин из «Возрождения» (вы его хорошо знаете, да?) пишет министру «Агрохима»: сообщаю Вам, уважаемый Николай Михайлович, что сейчас (спустя полгода!) вот-вот купим детское питание.

Р.: Я проверю.

К.: Проверьте, пожалуйста. Трудно в Европе с детским питанием. Нет его. Полгода не могут купить. «А пока, — пишет Белкин, — чтоб Вы, товарищ Ольшанский, не волновались, мы на ваши 20 миллионов долларов дадим «Агрохиму» рублевое покрытие». На всю сумму. Переведем в «Агрохим» 36 миллионов рублей. Иными словами, по 1,80 за доллар. Небольшая, прямо скажем, цена. Явный мухлеж, а, Александр Владимирович? [...]»

Да простит мне читатель столь длинную цитату, но этот фрагмент во многом показателен не только с точки зрения предварительной подготовки интервьюpa, но и с точки зрения общения журналиста с героем интервью в условиях конфликта.

Следующая сторона подготовки к интервью — предварительное изучение собеседника. Опытные журналисты придают таким сведениям большое значение. Они стараются как можно больше узнать о личности собеседника, его характере, привычках, отношении к журналистам, и в частности к тому СМИ, для которого берется интервью. Если есть такая возможность, хорошо бы узнать «конек» вашего собеседника, то, о чем или о ком он с удовольствием будет рассказывать, а также узнать круг тем или вопросов, на которые наложено «табу». Все эти сведения помогут, во-первых, договориться об интервью, а во-вторых, успешно составить партитуру интервью и эффективно провести беседу.

Кстати говоря, читая интервью в газетах и журналах, проявите профессиональный интерес: читайте не просто как читатель, а как ученик журналиста. Отмечайте всю предварительную работу журналиста, задавайтесь вопросом, почему беседа шла таким образом, а не иначе. Обращайте внимание на формулировку вопросов.

Вот, например, как начиналось интервью Галины Сапожниковой с актрисой Ириной Муравьевой, опубликованное в «Комсомольской правде» в феврале 1999 г.: «Во-первых, мне сообщили, что Ирина Муравьева не любит журналистов. Во-вторых, женщин-журналистов она не любит особенно. В-третьих, как все нормальные актрисы, скрывает свой возраст и предстоящий юбилей. Поэтому мой телефонный монолог, который я несколько дней репетировала перед зеркалом, выглядел примерно так: «ДажеЕслиВыМне-ОткажетеЯВсеРавноБудуБлагодаритьСудьбуЗаТоЧтоСмоглаВыразитьВамСвоеВосхищение!!!». Она расхохоталась».

И, наконец, последняя, четвертая сторона предва-рительной подготовки к интервью — это продумывание хода беседы, техники интервью, составление вопросов. Каждый журналист готовится по-своему: кто-то только намечает «узловые пункты» будущего разговора. Кто-то составляет перечень вопросов, которые он хотел бы задать. Это зависит от склада характера журналиста, привычки.

Например, Леонид Плешаков, выступая перед студентами факультета журналистики МГУ, так аргументировал свою технологию подготовки: «Во время интервью я ничего не записываю. Если начнешь записывать, прерывается мысль у человека. Он оста-навливается. Начинает реже говорить, «вещать». Я составляю подробнейший список вопросов [... ]. Когда я беседовал с Мариной Влади, у меня было заготовлено 150 вопросов. Я потом раскрыл свои вопросы и вспомнил, что она по каждому вопросу говорила. Я ничего не перепутал».

В пользу предварительной формулировки вопросов высказывается автор пособия по журналистскому интервьюированию и журналист Хью Шервуд (цитирую по книге Т. Шумилиной «Не могли бы вы рассказать»):

«Я считаю, что этот способ обладает несколькими преимуществами. Во-первых, он дает уверенность, что я не забуду ни одной проблемы, которые должен осветить. Во-вторых, он облегчает мне возможность удерживать интервью в рамках темы. Потому что в девяти интервью из десяти происходит неизбежное. Интервьируемый отвечает на первые пять или шесть вопросов по порядку, а когда ему задают седьмой вопрос, он каким-то образом ухитряется ответить вместо этого на двадцать седьмой.

Тогда немедленно возникает проблема: задавать ли ему двадцать восьмой вопрос или вернуться к восьмому? Здесь нет простого ответа. Но если у интервьюера есть заранее написанный список вопросов, тогда ему проще перескакивать вслед за интервьюируемым туда-сюда, как тому хочется, и потом вновь ввести его в русло последовательности... Список вопросов дает интервьюеру структуру, к которой он может возвратиться в любой момент, когда почувствует необходимость.

Есть, однако, и третья, и более тонкая, причина для написания заранее ваших вопросов. Это прекрасное доказательство для человека, которого вы интервьюируете, что вы побеспокоились о том, чтобы подготовиться к интервью. В этом также содержится тонкий намек интервьюируемому, что если вы постарались обдумать вопросы, которые задаете, он тоже должен потрудиться над обдумыванием своих ответов.

Если вам нужна еще одна причина для подготовки интервью заранее, запомните, что если вы не знаете точно, о чем вы хотите спросить, всегда есть опасность, что вы истощите свой запас вопросов. Это очень удручающая картина».

Теперь немного о самих вопросах. Ранее мы с вами уже выяснили, что по содержанию вопросы можно разделить на три группы:

1) о знаниях,

2) о мнениях,

3) о фактах.

По цели или функции вопросов в интервью их можно классифицировать как:

1) результативные,

2) функциональные.

И по форме, в которой задан вопрос, можно выделить:

1) открытые и закрытые вопросы,

2) личные и безличные вопросы,

3) прямые и косвенные вопросы.

<< | >>
Источник: Т. Засорина, Н. Федосова.. Профессия – журналист, Ростов - на – Дону. 1999

Еще по теме Подготовка к интервью, или квадрат успеха:

  1. ПРОБЛЕМА ВОЗНИКНОВЕНИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО БАРЬЕРА В РАМКАХ ВЕДЕНИЯ ИНТЕРВЬЮ-ДИАЛОГА
  2. Подготовка к интервью, или квадрат успеха
  3. Часть 1. Структурные и коммуникативные свойства языка. Культура речи. Речевое общение