<<
>>

Производительность труда и богатство

Не считай... он. заработал тебе вдвое против платы наемника

(15:18 Второзаконие) Богатство собирающий трудами умножает его

(13:11 Притчи) Богатство твое и товары твои (27:27 Иезекииль)

Кстати, повторюсь ещё раз, говоря, об обмене, Маркс нигде не упоминает об истинной роли производительности труда в этом процессе.

Если я меняю шапку на зерно, то по Марксу я это делаю потому, что шапка для меня не потребительная стоимость, а зерно - вожделенное благо. Hy почему бы в этом месте ему не остановиться, и не задать себе естественный вопрос. А почему я прибегаю к обмену, а просто не выращу сам себе это зерно. Ведь по Марксу обмен по стоимости вполне эквивалентный и фактически я меняю: "шило на мыло", - в прямом смысле этой великой пословицы. Ведь если я совершаю эквивалентный обмен, то на выращивание зерна затрачиваю столько же труда, сколько и на пошив шапки. Поменяв шапку на хлеб, я потом зимой вынужден буду затратить столько же труда на пошив новой шапки, сколько я летом затрачиваю на выращивание зерна. Почему бы мне вместо обмена не вырастить зерно самому? Маркс это "объясняет" разделением труда - одни шьют шапки, другие выращивают хлеб и вынуждены, потому, обмениваться. У него разделение труда первично. Но если труд или затраты труда при этом одинаковы с обеих сторон, то в чём великий смысл разделения труда как момента первичного? Hy вырастил я зерна меньше и за счёт освободившегося времени пошил себе шапку. Затраты труда одинаковы и обмен не нужен. Отсюда следует, что обмен эквивалентов лишает смысла обмен, как таковой, вообще, но поскольку обмен, как таковой, существует, то он всегда неэквивалентный. И, в отличие от простого воровства, когда выгоду получает один, обоюдное воровство (или его синоним - двусторонний рыночный обмен) всегда взаимовыгодно и именно за счёт разной производительности труда по данным товарам у обменивающихся ими сторон.

И иногда сам Маркс, забывшись, проговаривается об этом, но только в 3-м томе: "Дешево купить, чтобы дорого продать, - вот закон торговли. Следовательно, не обмен эквивалентов". Обратите внимание на фарисейскую позицию Маркса. Торговля это 2-я часть экономики, опосредствующая связь производства и потребления. Маркс прямым текстом указывает на обнаруженный им на рынке такой особый закон торговли, который прямо противоречит его же гипотезе обмена эквивалентов. И... как с гуся вода, - он с чистой совестью продолжает дописывать свой "Капитал". C чистой совестью непорочного младенца Маркс произносит нам и вот такую фразу: "Чистая независимая торговая прибыль... является невозможной, если продукты продаются по их стоимости". Но независимая (от чего?) торговая прибыль и весьма приличная существует, и была она во все времена, но это по Марксу: "Следовательно, это прибыль от отчуждения, profit upon alienation". Он переименовал воровство в отчуждение и проблема им снята. Тот факт, что и эквивалентный обмен происходит на основе взаимного отчуждения, временно забыт. Для Маркса, что взаимное, что одностороннее отчуждение - всё едино. Есть прибыли: от производства и прибыли от отчуждения. Первой прибыли посвящён великий "Капитал", а вторая... вообще проигнорирована. В науке такие фокусы не проходят,_а в "библиях" и экономических учениях, - это обычное явление, и это я ещё не раз покажу в ІУ-Й части, где нобелевские лауреаты тоже следуют этому "принципу Маркса".

Вот ещё цитата, подтверждающая непонимание Марксом сущности проблемы: "рабочее время, требующееся кому-либо одному для производства определенного товара, есть необходимое рабочее время, которое затратил бы для производства того же самого товара всякий другой". Если это так, то кто-либо, равно как и всякий другой имели бы одинаковую производительность труда. А тогда зачем им рынок и... обмен товарами? Это положение явно противоречит фактам о более высокой производительности труда у профессионала по сравнению с любителем (профессионал всегда затрачивает меньше рабочего времени).

Поэтому такое его определение необходимого рабочего времени лишено основы, и отрицает факт прогресса труда, именно сравнением мастера-профессионала со всяким другим. Этот столь очевидный, по крайней мере, для меня, факт, что разделение труда резко повышает его производительность, Марксом если как-то, где-то и отмечается, то вне его связи с выгодой последующего обмена. Причина разделения труда Марксом не пояснена. А ведь обе стороны в обмене выигрывают во времени или экономят каждая свой труд, а если ещё точнее, то они воруют друг у друга чужое время, реализованное в товаре контрагента. А, как известно: "время - деньги"! Вот почему Маркс обходит стороной не только вопросы устойчивости и необходимости обмена при разделением труда, но и вопрос роста производительности труда, ибо в этой связке и его теория эквивалентов, и его теория прибавочной стоимости и принцип необходимого рабочего времени. - несостоятельны. Ещё о необходимом рабочем времени из этой цитаты. Производительность труда по данному товару у всех не может быть одинаковой. Поэтому всякий другой затратит на его производство другое время. Стоимость товара наш теоретик определяет затратами необходимого рабочего времени, которого... вообще не может быть, в подобном его определении, т.к. производительность труда у всех разная. В другом месте в определение стоимости у него входит тоже необходимое, но уже среднее рабочее время по товару: "определение стоимости не тем рабочим временем, которое индивидуально необходимо для производства... а общественно необходимым рабочим временем... которое при данных средних общественных условиях производства необходимо для того, чтобы произвести все общественно необходимое количество различных товаров". Попутно отмечу и иные определения понятия стоимости: "стоимость всякого товара определяется тем рабочим временем, которое требуется для производства товара нормального качества". Как найти стоимость бренда и фальсификата (которого во времена Маркса было "пруд пруди") из этой формулировки понять нельзя.
Что понимать под нормальным качеством, когда даже у одного товара качество со временем теряется? У одних нормальное качество, это когда товар не бракованный, а другие под нормальным имеют в виду только высший сорт... Или: "стоимость товаров определяется заключающимся в них необходимым рабочим временем, а не рабочим временем, вообще заключающимся в них". А вот интересное свойство стоимости: "стоимость уменьшается вместе с необходимым для ее воспроизводства рабочим временем, общее сокращение которого равно сумме его сокращений во всех таких... отраслях производства". Имеем 10 отраслей производства, в каждой отрасли рабочее время по производству товара составляло 1 час, и сократили на 6 минут, сумма сокращений будет 1 час, откуда, стоимость товара будет определяться... нулевым рабочим временем. Именно так я понял эту словесную "формулу" в числовой её интерпретации. А вот цитата-уточнение-обобщение приведенных ранее путанных определений: "количество общественно необходимого труда (благодаря его интенсивности), предполагается равным известному количеству среднего общественного труда... как необходимого общественного среднего труда... которому... соответствует реальный момент... нормальной интенсивности труда". Нормальное качество, нормальная интенсивность, средний труд, средний общественный труд, - винегрет готов к употреблению, и экономисты, как детки, выколупывают из винегрета каждый для него... самое вкусненькое.

А вот фраза в которой Маркс случайно проговорился: "стоимость предмета и то, что этот предмет даёт другому, - совершенно различные вещи". Если это различные вещи, то в чём состоит различие? Если это различие качественное, например, вы купили микроволновку, а она даёт вам горячую пиццу, то где этот пример у Маркса? Если различие количественное, то что больше: стоимость, или, что предмет даёт? Если различие количественное, а стоимость суть деньги, то и предмет должен давать... деньги. А халявные деньги и есть...

прибыль. Итак, мы выяснили из анализа одной этой фразы, что потребляемый предмет даёт богатство.

Вот любопытное свойство производительности труда: "стоимость рабочей силы находится в обратном отношении к производительности труда". Если рабочие начнут сачковать или же просто ничего не делать (производительность их труда => 0), то стоимость их рабочей силы, читай, цена такого "труда", или же зарплата взлетают к бесконечности. Но не обольщайтесь, ибо у мэтра: "стоимость и цена могут не совпадать... можно говорить непосредственно о цене какой-либо вещи, но о ее стоимости говорить непосредственно нельзя". Так что, если у вас и взлетела до небес стоимость труда, то его цена-зарплата сами-понимаете-какая. Обратите внимание, что о ценах только и разговоров, а о стоимости и говорить нельзя, потому-то о ней народ на рынках не говорит, а имеет дело с ценами. И ещё. Я понимаю непосредственный разговор, как общение на словах, а другие виды разговора (через книги, или мобильник) уже опосредованы. Почему о стоимости нельзя болтать на кухне, я так и не понял: табу и всё тут. Но оставим производительность и поговорим о богатстве, о том, что это такое, где его можно достать (не заработать, а именно достать), какие у него свойства и... последствия для жизни.

При наличии денег возникает ещё один феномен, пропущенный Марксом. Предположим, средний доход рабочего в день составляет 8 (денег). Предположим, что есть некий товар, например, то же шило, по отношению к которому производительность труда у всех членов общества одинакова. Пусть на изготовление шила у любого человека уходит час времени, и за восьмичасовой рабочий день любой рабочий производит: 8 штук шил по цене 1. Пусть капиталисты такие добренькие, что всё заработанное отдают рабочему и не берут никакой прибавочной стоимости. Пусть я очень бедный человек и мой доход в день составляет 2 и мне очень нужно шило. Если я куплю его на рынке, то это эквивалентно моему доходу за пол дня (= 1), поэтому, мне выгодней сделать его самостоятельно, затратив всего час времени.

Пусть я очень богатый человек и мой доход в день составляет 800 и мне нужно шило. Если я буду делать его самостоятельно, то это эквивалентно моему часовому доходу и обойдётся мне такое шило в 100, потому мне выгодней его купить на рынке, затратив всего 1. И бедному и богатому нужно шило, но одному выгодней (прибыльнее) его сделать, а другому - купить. Причём эта выгода не зависит от наличия нужной суммы денег "в кармане", а зависит только от дохода, а доход определяется производительностью труда (или скоростью воровства, что суть одно и то же). У нищего могут быть деньги на покупку шила, а у богатого на данный момент их может не быть. Но оба поступят именно так, как я описал. Нищий даже с сотней в кармане предпочтет изготовить шило и, тем сэкономить свои деньги-время, а богатый без копейки в кармане купит его в кредит и, тем тоже сэкономит и деньги и своё "драгоценное" время. Только этим объясняется тот факт, что население с низкими доходами (или с низкой производительностью труда-воровства) предпочитает всё делать самостоятельно: ремонт квартиры, чистка одежды и обуви, иметь свой огородик, своё подсобное хозяйство, даже имея запасы в "кубышке". А население с высокими доходами (обычно это воры или, применяя советскую терминологию, - лица, имеющие "нетрудовые доходы") предпочитает покупать, даже сидя по уши в долгах, даже в кредит. Следовательно, на покупательную способность населения влияет не столько наличие или отсутствие у него конкретной суммы денег, сколько средний доход, пропорциональный производительности труда, или же... степени его воровства. Кстати, размерность покупательной способности - это [$ в день] совпадает с размерностью дохода, тоже [$ в день] и это косвенное доказательство того, что большая или малая, накопленная сумма денег, на покупательную способность не влияет. Раздав деньги нищим, вы не обогатите нищих, а, дав им источник дохода, вы добьётесь желаемого. Подтверждение этому в немецкой притче о: "рыбе и удочке". Этот объективный и известный факт, что бедные работают (на других и на себя в том числе), а богатые ничего не делают и только покупают, ни Марксом, ни экономистами нигде не исследован. А истинный смысл этого факта раскрывается в объективном неравенстве и разной производительности труда или в неравенстве воровского дохода. Любой доход это и есть внешнее социальное проявление "производительности труда" для каждого члена общества. Поэтому кредит для богатого даёт прибыль, а для бедного - это кабала. Чисто эмоциональные моменты, типа "справедливости" или "несправедливости", этого науку не интересуют. К этому важному моменту рынка, но в иной интерпретации, я и ещё не один раз вернусь ниже при расчётах цен и прибылей. И, более того, я строго докажу, что неравенство дохода, в конечном счёте, определяется только рынком и его внутренними свойствами, а во втором приближении "индивидуальной трудоспособностью", и итоговое неравенство в доходах фактически полностью не зависит от уровня некоего "первоначального накопления" (да и любого накопления вообще).

Неуверенность и краткость Маркса в вопросе выгоды обмена, по-моему, кроется ещё и в следующем. Для начала приведу небольшой числовой пример (в стиле знатока арифметики, Маркса). Некто имеет 1752 мешка зерна, из которых потребительной стоимостью для него является 3 мешка. Его сосед, - тот имеет полный хозяйственный набор потребительных стоимостей: корову, лошадь, корма, жену, сельхозтехнику и прочее, по себестоимости равные его 1752 мешкам зерна. Со всех точек зрения первый - нищий, как "собака на сене". А его сосед - богач, хотя себестоимости, которыми они оба обладают - одинаковы, но за тем одним исключением, что у соседа это многие потребительные стоимости, а у первого она всего одна, и та (по Марксу) - меновая. Вывод тривиален и однозначен: богатство отдельного человека определяется не владением себестоимостью, как таковой вообще в виде некоего товара, а владением многими потребительными стоимостями, из которых извлекают доходы.

Ещё. Сумма себестоимостей некоторого количества товаров у одного человека всегда ниже суммы потребительных стоимостей тех же товаров у многих людей. Эта разность и есть источник действительного богатства, реализуемого не в производстве, а после их обмена.

Даже сам Маркс цитировал по этому вопросу мнение Аристотеля: "Истинное богатство состоит из таких потребительных стоимостей: ибо количество собственности этого рода, необходимое для хорошей жизни, не безгранично", но никаких выводов для экономики не сделал. Здесь рассматриваем случай простого товарного производства по знаменитой, но полностью ошибочной формуле Маркса: (Т-Д-Т). Если некто продаст и купит или обменяет излишки своего зерна на нужные ему вещи (и после этого женится), то станет таким же богатым, как и его сосед. Следовательно, даже простой товарообмен может из бедных делать богатых и, не меняя общую сумму себестоимостей в обществе, многократно увеличивать сумму потребительных стоимостей (источник прибылей) для участников товарообмена.

В этом, но и не только в этом, и есть выгода и устойчивость товарообмена вообще и прибыльности от торговли в частности. Маркс, одержимый возможно и верной для него (в его теориях) трудовой прибавочной стоимости, как единственного источника богатства в обществе, подобные "левые" способы обогащения предпочитал в упор не замечать, а если не было иного выхода, то лишь метил их, явно не научно, ярлыками: "возможно" и "вероятно". Тысячи лет до капитализма цивилизация обогащалась именно таким способом, даже в Библии прямо отмечается различие между богатством и товаром (см. выше эпиграф). А у нашего Маркса по этому вопросу - всего и есть, что один-единственный абзац в "Капитале", для фиксации стороннего для его теории факта, который он всегда обходит стороной в исследовании, даже не утруждая себя пространным гегельянством в его "пояснении".

Все эти противоречия экономики марксизма снимаются, если определить торговлю, как необходимый второй момент (или вид) производства, где из бесполезного в плане его личного для себя потребления, товара производится... потребительная стоимость (читай, что благо), и возникает потенциальная (в виде резерва времени) прибавочная стоимость для покупателя. Мы всегда покупаем то, что (как надеемся при покупке) даст нам некоторую выгоду и, в конечном счёте, облегчает нам жизнь или сэкономит наше невосполнимое драгоценное время для других дел. Если в промышленном производстве из затрат сырья и труда возникает некоторое количество товарной массы, то на рыночном производстве из массы товарного сырья и того же труда возникает такое же "количество массы", но только уже прибыльных для нас потребительных стоимостей, или, поэтому, - благ.

При кустарном производстве каждый индивид производит сам для себя нужную ему потребительную стоимость. При товарном производстве производится товар с нулевой потребительной стоимостью, и этот товар обретает реальную потребительную стоимость только у покупателя и только после обмена-производства на рынке. Следовательно, при капитализме для получения именно потребительной стоимости (или богатства) требуется два акта (два вида) производства. Это первый акт производства абстрактной потребительной стоимости в виде товара, и второй акт производства, но уже реальной потребительной стоимости. Второй акт идёт после акта производства в виде обмена или торговли на рынке. Прибавочная стоимость - простое следствие (итог) производства стоимости потребительной и возникает на данном рынке за счёт экономии времени у покупателя и получении прибыли продавцом. При бартере оба получают выгоду от экономии времени. Маркс, характеризуя т.н. "противоречия" капитализма, отмечал, что: "Абсолютно излишнее время, выигрываемое обществом, не интересует капиталистическое производство". - и в этом он абсолютно прав, если иметь в виду только производство товаров. Но время, выигрываемое обществом, очень и даже "очень" интересует торговцев и покупателей на рынке, производящих потребительные стоимости, а этого Маркс не знал. Я всегда покупаю вещь, позволяющую мне, в конечном счёте, сэкономить своё время, и это знает купец, который и влияет обратным ходом на производителя товара. Если бы Марксу "открылась" эта простейшая истина (в виде причины интереса купца к товару), то у капитализма одним противоречием оказалось бы меньше.

Развернём предыдущий пример, для большего понимания его сущности. Давайте при неизменном совокупном общественном продукте (на данный момент) перераспределим мысленно все товары и потребительные стоимости общества между всеми его членами по групповому признаку, т.е. одной группе людей отдадим всю пшеницу, другой - весь скот, третьей - всё жильё и т.д.. Общее т.н. "товарное богатство" общества не изменилось, но в результате без торговли или без бартерного товарообмена такое общество вообще вымрет, поскольку совокупная потребительная стоимость у каждого члена сократилась до минимума, и это - уже общество нищих. Один владеет всеми домами, хотя для жизни ему нужна одна комната, а хлеба нет, и не предвидится, а у другого тонны хлеба, хотя для жизни ему надо тонну в год, а жить ему негде и т.д.. В результате первый готов отдать целый дом за кусок хлеба, а второй готов отдать тонну зерна за возможность провести ночь под крышей. Пример, конечно, абстрактный, но вполне научный, - мысленный эксперимент, который в пределе показывает, что меновая стоимость товара не всегда равна его придуманной стоимости по Марксу, но может равняться потребительной стоимости либо для покупателя, либо для продавца. Когда я даю тонну хлеба за один ночлег, то такова для меня потребительная стоимость крыши над головой на данный момент, и с точки зрения "меновой стоимости" Маркса здесь выигрывает только продавец ночлега - владелец дома. Когда я отдаю дом за кусок хлеба, то такова для меня потребительная стоимость еды на данный момент и, с точки зрения той же "меновой стоимости", здесь тоже выигрывает только продавец - владелец хлеба. В обоих случаях с позиции Маркса имеет место некоторый товарообмен хлеба на жильё, но явно не эквивалентный, особый и, потому, для его теории эквивалентного рынка противоестественный, нетипичный, "спекулятивный" преступный, но и... ненаказуемый.

C этой т.з. самая первая фраза из "Капитала": "Богатство обществ, в которых господствует капиталистический способ производства, является «огромным скоплением товаров»", - не соответствует действительности. Не может составлять богатства неопубликованная книга, чернозёмные почвы, подземные запасы угля, нефти и прочих ископаемых. Богатство общества состоит из богатства каждого его члена, а это только полезные, экономящие время индивида продукты и вещи (блага) в его собственности - его потребительные стоимости. Далее у Маркса идёт уже правильное утверждение, но которое, как всегда, полностью не соответствует предыдущей его фразе: "Потребительные стоимости образуют вещественное содержание богатства, какова бы ни была его общественная форма", или, но в другом месте: "богатства, потребительные стоимости всегда образуют его содержание", - где богатство уже правильно ассоциируется не со скоплением товаров, а с потребительными стоимостями. Но если смешать в кучу, понятия товара и потребительной стоимости, как это в дальнейшем и делает Маркс, то все фразы почти удобоваримы. Далее же идёт фраза из "Капитала" вполне достойная первой, в плане путаницы товара с потребительной стоимостью (с благом): "Товар есть, прежде всего, внешний предмет, вещь, которая, благодаря ее свойствам, удовлетворяет какие-либо человеческие потребности", - а что же тогда суть потребительная стоимость, и чем она отличается от товара и зачем её, родимую, вводить в теорию, - остаётся неясным.

Как видим, с первых же строк "Капитала" на голову читателя вываливается каша понятий, в которых ему потом предстоит разбираться. C первых фраз товар и потребительная стоимость - чистой воды синонимы, а в дальнейшем - как получится по контексту, или по... желанию автора. Полная аналогия с первыми двумя фразами из "Феноменологии духа" Гегеля, - ну просто одно к одному: ученик тупо копировал текст и определение понятий у своего учителя. После первых трёх фраз дальнейшее "изучение" такого произведения теряет научный смысл и обретает смысл религиозный, лишь как чтение и зазубривание: "библии рабочего класса", как (миро)воззрение на экономику одного из многих философов. Отмечу, что если прочитать ещё раз эпиграф к этому разделу, то видим, что авторы Библии уже различали понятия товара и богатства и понимали их не сводимость в одно понятие. Неужели Маркс- немец-еврей-философ не был знаком с Библией, точнее с ея "Ветхим Заветом"?

Две одинаковые цитаты: "Рабочий день данной величины всегда выражается в одной и той же вновь [здесь курсив мой, - В.Ш.] произведенной стоимости, как бы ни изменялась производительность труда", и: "один и тот же труд в равные промежутки времени создает всегда равные по величине стоимости, как бы не изменилась его производительная сила". Цитаты отличаются словом (вновь), которое не позволяет их однозначно интерпретировать, приводя к диаметрально противоположным результатам. Или труд добавляет к стоимости сырья одинаковую новую стоимость, или же он всегда создаёт одинаковую стоимость? Я это понимаю так, что за рабочий день столяр делает 10 стульев с некоторой стоимостью. Если производительность труда столяра выросла в 3 раза, то за этот рабочий день он, затратив столько же труда, (труд у Маркса измеряется рабочим временем) создаст большую массу стульев, равную 30, но... той же стоимости. Через четыре строки после второй цитаты читаем другое: "То самое изменение производительной силы, которое увеличивает... массу доставляемых им потребительных стоимостей, уменьшает... общую величину стоимости этой возросшей массы, раз оно сокращает количество рабочего времени, необходимого для ее производства". Здесь видим противоположное. Производительность труда столяра выросла в 3 раза ("То самое изменение производительной силы"), масса его стульев выросла в 3 раза ("увеличивает... массу"), а стоимость этой возросшей массы почему-то... уменьшилась, т.к. по неясной причине сократилось время, необходимое для её (т.е. для возросшей массы стульев) производства, хотя рабочий день столяра не изменился. Итак, налицо две версии влияния производительности труда на стоимость. Выбирайте любую на ваш вкус. Вот ещё из этой серии: "Изменение производительной силы труда... влияет... на прибавочную стоимость - в прямом направлении". Производительность труда выросла, выросли затраты сырья, выросла и прибавочная стоимость (пусть зарплата не изменилась), но при этом величина стоимости не изменилась. В алгебре Маркса изменение слагаемых в одну сторону не влияет на результат. И ещё ляп. У Маркса труд измеряется временем. Поэтому его выражение: "один и тот же труд в равные промежутки времени". - просто тавтология, ибо оно эквивалентно: "одна и та же цена, за равные деньги", или так: "одна и та же работа при равных затратах энергии", или же: "один и тот же интеллект при равных IQ". Вот ещё тройка противоречивых высказываний по этой проблеме: "Труд исключительно высокой производительной силы... создает в равные промежутки времени стоимость большей величины, чем средний общественный труд того же рода", или такое: "стоимость товаров обратно пропорциональна производительной силе труда", (обратите внимание, что в этой фразе стоимость зависит от производительности) или почти то же самое, но в иной формулировке: "производительность труда находится в обратном отношении к создаваемой им стоимости" (обратите внимание, что в этой фразе, по её построению, уже производительность труда является функцией стоимости). И нечто радикально противоположное: "в течение... рабочего дня произведена [вся - В.Ш.] стоимость 6 шиллингов]... Несмотря на удвоение производительной силы труда, рабочий день создает и теперь как раньше новую \курсив мой - В.Ш.] стоимость 6 шиллингов]". Здесь Маркс намерено путает полную стоимость, новую стоимость и стоимость (цену) одного товара, объединив всё это в единую категорию непонятной стоимости вообще. Удобно. Можно творить всё, что нужно автору. Ещё одна фраза: "посредством возрастающего применения машин... при том же числе рабочих в такое же время, т.е. с меньшим трудом". В теории Маркса труд определяется рабочим временем, поэтому то же число рабочих и такое же время означает тот же, а не меньший труд. А вот в одной цитате два предложения, с противоположными утверждениями: "С изменением производительной силы труда меняется стоимость... жизненных средств, а не их массы. При повышении производительной силы труда масса жизненных средств... может расти". Так растёт, или не растёт масса жизненных средств при повышении (а это тоже изменение) производительности труда, или только может расти? Для меня не ясно. Докажем абсурдность второй цитаты (повторю её): "один и тот же труд в равные промежутки времени создает всегда равные по величине стоимости, как бы не изменилась его производительная сила". Обозначим зарплату рабочих: Z; себестоимость сырья и расходных материалов: S; эти равные стоимости: Q; прибыль: Р. Тогда справедливо уравнение: Q = S + Z + R Пусть производительность труда выросла в: η раз. В этом случае рабочие произведут в: η раз больше товаров, которые после их реализации дадут новую, большую прибыль: P', где: (P' > Р). Пусть зарплата рабочих не изменилась (эксплуатация). Тогда получим другое уравнение стоимости, с учётом того, что и себестоимость S (от затрат сырья) вырастет в η раз: Q = n*S + Z + P'. Последнее подтверждает и фраза Маркса, что: "рост производительной силы труда [это в моих обозначениях: η - В.Ш.] выражается... в том отношении, в каком увеличивается количество сырья [это n»S - В.Ш.], поглощающего данное количество труда". Решая совместно приведенные уравнения, получим: (n - 1)*S = P-P'. Поскольку производительность труда выросла (п > 1), то отсюда следует: P > P'. Как видим, прежняя прибыль была... больше. И зачем производительность наращивать - не ясно. Здесь "грамотные" экономисты улыбнутся потугам дилетанта-автора в его попытках опровергнуть Маркса, ибо полтора века назад экономистам был известен факт падения нормы прибыли, падает норма, значит и падает прибыль. Увы, это не так, ибо Маркс говорил: "Одновременно с понижением нормы прибыли возрастает масса капиталов", но как может расти масса, если прогрессивно падают объёмы прибыли. А грамотные школьники обратят внимание на то, что падение прибыли от производительности η происходит линейно: P' = (Р + S) - n»S, и, потому, при: η > 1 + Р/S, прибыль превратится в убыток: P' < 0. Значит, у Маркса есть ошибки в его аксиоматике, относительно причин возникновения прибыли. Но если при той же зарплате увеличить в η раз рабочее время, то по цитате в η раз должна вырасти и стоимость: n»Q. В итоге получим: P' = (Р - Ζ)·η - Ζ, и прибыль уже линейно возрастает. Но и тут противоречие. По Марксу, чем больше переменный капитал (зарплата Ζ), и чем длиннее рабочий день (параметр п), тем больше и прибыль. А из этой формулы видим, что: P' > 0, будет при условии: Z < Ρ·η/(η + 1), т.е. при малой прибыли по отношению к фонду зарплаты, рост производительности труда даёт убытки. В обоих случаях на рынке появится в η раз больше товаров. Как их производили, то ли с высокой производительностью, то ли за счёт удлинения рабочего дня - никто не знает (и знать не хочет), фонд зарплаты тоже не изменился. Деньги всегда поступают от реализации товаров. Параметры рынка одинаковы: зарплаты рабочих неизменны, но товаров в η раз больше (пусть цены при этом не падают). Вопрос к задаче: какую из указанных прибылей (уменьшающуюся или возрастающую) получит капиталист?

Покажем бред самой первой цитаты: "Рабочий день данной величины всегда выражается в одной и той же вновь произведенной стоимости, как бы ни изменялась производительность труда". Из 1-го уравнения: Q = (S + Z + Р) видим, что вновь произведенная стоимость равна: (Ζ + Р), т.к. S - стоимость потреблённых, "старых" средств производства. Производительность труда выросла в η раз. Имеем аналогичное уравнение: Q' = S»n + (Z + Р), где прибыль P при неизменной зарплате Z, осталась прежней, и стимула к росту производительности труда нет. Попытка проверить алгеброй гармонию политэкономии привела к краху (только не алгебры).

Отметим нечёткость ещё одного закона, "открытого" Марксом: “...общий закон, следующее: Стоимости товаров прямо пропорциональны рабочему времени, затраченному на их производство, и обратно пропорциональны производительной силе затраченного труда“. Здесь не ясно, что следует понимать под стоимостью товаров: или это стоимость массы всей дневной (месячной, годовой) продукции, или это стоимость-(цена) штуки товара? Не ясно, что имеет в виду д-р Маркс под: “производительной силой затраченного труда". Или это некая средняя по отрасли производительность. или производительность труда на конкретном предприятии? И вот "ответ" Маркса на это моё замечание: “Цена... единицы товара благодаря росту производительной силы упала. Совокупная же цена [однодневного продукта] осталась прежней... материальная продукция возросла". Здесь вместо стоимости фигурирует... некая цена. Цена бывает на рынке, а в производстве есть стоимость, равная рабочему времени (у Маркса) и себестоимость для единицы товара, зависящая от производительности труда (п), затрат: сырья (S), зарплаты (Z), от прибыли (Р), включаемой Марксом в стоимость продукции. Цены на рынке достаточно стабильны, а себестоимости у производителей сильно разнятся. Итак, пусть в отрасли все предприятия одинаковые, стоимость однодневного продукта будет: Q = (S + Z + Р). Пусть она отражается в: N шт. товара. Если рынок равновесный, то цена = стоимости, и для штуки товара получим её рыночную цену: C = (S + Z + P)/N. Пусть на одном предприятии производительность выросла в η раз. Затраты сырья вырастут во столько же раз, и составят: S*n, зарплата останется прежней (эксплуатация), продукция вырастет в η раз и составит: Ν·η штук. Влияние одного предприятия на рынок ничтожно, цены практически не изменятся, но выручка от продажи тоже вырастет в η раз и составит: ΟΝ·η = (S + Z + Ρ)·η.

И одно замечание о богатстве. Читаем у Маркса: “Общество... оно может поддерживать свое богатство на неизменном уровне... замещая средства... потребленные в течение... года равным количеством других предметов того же рода". Экономист в этой фразе крамолы не усмотрит, а у нормального человека возникнет сомнение в её истинности. Итак на начало года общество что-то имеет, и это что-то можно учесть. На конец года общество имеет... то же самое. Сколько и чего общество потребило и воспроизвело по этим данным сказать... невозможно. Может быть потреблению и возобновлению подверглось 12% τη., богатства, а не исключен вариант потребления и возобновления за год и 212% (т.е. когда всё богатство более чем 2 раза успело и употребиться и возобновиться). Например, у общества имеется на начало года в качестве богатства N-я сумма продуктов питания, и такая же сумма на конец года, а проело за год общество не: N, а: 5·Ν продуктов, или только 0.1·Ν. Поэтому истинное богатство есть не сумма вещей, а скорость их производства и потребления, которая “извне" не заметна. При одинаковой и постоянной сумме “вещного" богатства, реально богаче то общество, которое больше производит и потребляет. Поэтому говорить о равном замещении потреблённых средств не верно. Потреблённое не замещается, а... просто потребляется. Да, вещное, видимое богатство тоже потребляется (изнашивается) и возобновляется, но это капля в море по сравнению с “невидимым" истинным потреблением. Горная и равнинная реки одинаковые по виду на самом деле во много разнятся дебитом воды, который визуально не наблюдаем, и который есть истинное “богатство" реки. Именно по этой причине США богаче остальных стран. И вот подтверждение этого положения... Марксом: “это вещное богатство... когда оно в больших количествах сконцентрировано в отдельных пунктах, незначительно... в сравнении с безмерным потоком процесса воспроизводства". А сравнивать вещь и поток её движения не составляет большой проблемы только для нашего Великого экономиста.

3.4.

<< | >>
Источник: Шамшин В.Η.. Экономика воровства (анти - "Капитал"). - Издательство «Альбион» (Великобритания),2015. - Количество с. 614, рис. 2. 2015

Еще по теме Производительность труда и богатство:

  1. 2.4. Знаменитые 12 принципов производительности труда Х. Эмерсона
  2. 1.2. Коллективные формы организации труда в России
  3. Труд производительный и непроизводительный
  4. Откуда берется богатство
  5. СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЙ СТРОЙ, КАК ХОЗЯЙСТВЕННАЯ СИСТЕМА ВЫСШЕЙ ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТИ.
  6. 2. Биобиблиография — литература о жизни и трудах М.И.Тутан-Барановского
  7. КАПИТАЛ И ТРУД
  8. ТРУД
  9. § 3. Факторы и резервы роста производительности труда
  10. Капитализм = труд + капитал
  11. Производительность труда и богатство
  12. Проблемы измерения стоимости трудом
  13. 1. Два фактора товара: потребительная стоимость и стоимость. Двойственный характер труда.
  14. ПРОИЗВОДИТЕЛЬНЫЕ СИЛЫ
  15. Труд
  16. 11.3. _Диалектика производительных сил и производственных отношений
  17. ГЛАВА 14 ОЦЕНКА ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТИ ТРУДА И ПЕРСОНАЛА
  18. ИЗМЕРЕНИЕ ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТИ ТРУДА И ОЦЕНКА ПЕРСОНАЛА: ОСНОВНЫЕ ВЗАИМОСВЯЗИ
  19. Эффективность международного разделения труда и его модели (теории)
  20. Эпоха торможения инновационного процесса и снижения эффективности инженерного труда