<<
>>

"Диалектика" и феноменология Гегеля

по-младенчески говорил, по-младенчески мыслил, по-младенчески рассуждал

(13:11 1-е Коринфянам)

Ибо кто говорит на [незнакомом] языке, тот говорит не людям, а Богу

(14:2 1-е Коринфянам)

Но они ничего из этого не поняли...

и они не разумели сказанного

(18:34 От Луки)

О Гегеле слышали практически все, что-либо читали - тысячи, а изучал и "понимал" Гегеля один только Маркс. К такому выводу приходишь, изучая его работы, где Маркс открыто, признаёт себя гегельянцем, но на материалистическом базисе. Итак, Гегель, и в качестве примера возьмём не самое удачное его творение: "Феноменологию духа".

Открываем и... с первой же страницы начинаем осознавать, насколько несовершенна и примитивна наша система образования по сравнению с немецкой философской школой XIX- го века. Я после первого прочтения (для ознакомления читал "по диагонали", чтобы уяснить идею автора, поскольку своих мыслей на этот счёт у меня не было) приобрёл комплексы в плане своих умственных способностей. После второго прочтения пришёл к выводу - или бред графомана, или "откровение" гения. Но после третьего прочтения, кое-что прояснилось. Проявились знакомые фразы: "свобода имеет место, как наличная необходимость", - из чего следует, что Маркс тоже знаком с Гегелем. Не касаясь содержания "Феноменологии духа", покритикуем её в методологическом плане и в плане стиля изложения этого содержания. Цель этого действа - показать, в чём-таком научный метод познания отличается от метода философского. Я просто взял "Феноменологию духа" и начал её читать, пытаясь узнать нечто новое, и ничего не зная об авторе, о его философской позиции, не зная, что это такое Дух у Гегеля и где его обиталище. Я даже не знаю, является ли описываемый дух неким абсолютным Духом, или духом человека. Короче, я выступаю здесь только в роли простого, немного наивного и любопытного, но критически настроенного читателя-обывателя.

Бросается в глаза, произвольность изложения Гегелем материала, в том смысле, что понятия и категории, с которыми оперирует Гегель, заранее не определены, а вводятся им в нужном количестве, и незаметно, по мере развития повествования (сиречь самого Духа). В нормальной науке подобное недопустимо. Эти понятия применяются философами, как сами собой разумеющиеся не требующие (хотя бы косвенных и противоречиво - диалектических) определений и, зачастую, весьма наивные. Подобной подтасовкой, в отличие от науки, грешат религиозные вероучения и, практически, все как философские, так и экономические школы. Вводятся по "ходу дела" без пояснений необходимые категории и термины, которые на бытовом уровне в основном интуитивно понятны и легко воспринимаются (проходят бытовые фильтры) читателем, но в процессе изложения, когда читатель "взял наживку", могут даже произвольно трансформироваться и вплоть до... своей противоположности (см. ниже о "развитии"). Метод подмены понятий в науке называется спекулятивным, а в философии и в религиозных учениях вполне и вполне приличным, и естественным. Работа Гегеля читается, как детектив с непредсказуемым сюжетом, где на каждой странице - новые Герои-понятия, неожиданности в их превращениях, или в переодеваниях, и абсолютно парадоксальное завершение сюжета, где зачастую окончание фразы противоречит по смыслу её началу.

Для нагнетания атмосферы, и не иначе. Эту особенность философов отмечал, ещё раз особо повторюсь, Гоббс: "Первую причину абсурдных заключений я приписываю отсутствию метода, тому, что философы не начинают своих рассуждений с определений, т.е. с установления значения своих слов". Или ещё он по этому поводу: "Однако это человеческое превосходство [над животными] связано с противоположной привилегией, а именно привилегией абсурдов, которым не подвержено ни одно живое существо, кроме человека. А из людей более всего подвержены им те, кто занимается философией. Очень верно Цицерон где-то сказал, что нет такого абсурда, которого нельзя было бы найти в книгах Философов. Причина этого очевидна: ни один из них не начинает своих рассуждений с определений, или объяснений, тех имен, которыми они пользуются". Ниже в подтверждение этого положения, которому уже более 400 лет, приведены ряд цитат, взятых мною по мере прочтения из "Феноменологии духа". Простите за длинный список, но он необходим, т.к. Маркс и его последователи в этом (методическом) плане далеко от Гегеля не отошли, если не сказать большего. Постарайтесь читать всё, ничего не пропуская, ибо дальше на эти места у меня иногда будут ссылки.

Итак, читаем с самого начала: "Для нас дух имеет своей предпосылкой природу, он является ее истиной, и тем самым абсолютно первым в отношении ее". Первый удар по голове читателя. Понять, как что-то, имеющее предпосылку, может быть абсолютно первым по отношению к предпосылке, а не вторым по отношению к ней смог только гений Гегеля. Я имею предпосылку в виде своих родителей, но я, по логике Гегеля, - первый по отношению к ним. А если взять предпосылкой своих пращуров, то где искать их начало в глубине веков? И вообще, если дух имеет предпосылку, или некоторое начало, то у него по диалектической логике должен быть и некоторый конец - типа его, духа смерти. Нечто, раз возникшее, всегда обречено на смерть, и об этом Гегель сам неоднократно повторяется. Но здесь непонятно изначально: смертен Дух или нет. Гегель об этом деликатно умалчивает. Действительно, по мнению многих трезвомыслящих, философия Гегеля стоит на голове. Если вы выдержали этот превентивный удар, то дальше вам будет несколько полегче.

Далее, второе предложение: "В этой истине природа исчезла, и дух обнаружился в ней как идея... объект которой, так же как и ее субъект, есть понятие". В первом предложении своего детектива, Гегель определяет понятие истины, как некоторого духа. Пусть это будет некая аксиома, а затем он даёт определение духа, как некоторой идеи. Причём непонятно, или дух обнаружился в истине, или он обнаружился в исчезнувшей природе (непонятно к чему относится местоимение - ней, к природе, или к истине). Идея у Гегеля, полностью тождественна понятию (объект + субъект), понятию, которое остаётся после исчезновения... (в идее, или вообще?) природы. Дух тождественен идее, которая обнаружилась в некой истине. Получается первый гегелевский набор тождественных понятий, или в просторечии синонимов: истина, дух, идея, понятие. Чем они разнятся друг от друга - из контекста не ясно. Всё дальнейшее изложение посвящено расшифровке этих, да и многих других понятий, и не путём их прямых определений, а по контексту изложения. Во втором предложении они выступают как нечто единое, а в дальнейшем разделяются, но это читатель должен сделать самостоятельно из многих противоречивых и неоднозначных описаний их взаимодействия. И вообще, по первым двум предложениям непонятно, существует или же нет у Гегеля природа? Она то исчезает (куда это?), то вновь появляется по воле Духа, или по... мере надобности. Да и в Библии природа противостоит Богу: "Бог не пощадил природных... (11:21 К Римлянам)";

Немного далее: "Развитие духа состоит в том, что он существует:

1. В форме отношения к самому себе; что в его пределах идеальная тотальность идеи, т.е. то что, составляет его понятие, становится таковой для него, и его бытие состоит в том, чтобы быть у себя, т.е. быть свободным. - это субъективный дух. Переведите "дух", и далее:

2. В форме реальности, как подлежащий порождению духом и порожденный им мир, в котором свобода имеет место как наличная необходимость. - это объективный дух.

3. Как в себе и для себя сущее и вечно себя порождающее единство объективности духа и его идеальности, или его понятия, дух в его абсолютной истине - это абсолютный дух".

Перевели дух и подумайте. Первый парадокс в определениях понятий развитие и свобода. Развитие по Гегелю - это обычное существование в 3-х формах: сам в себе, сам для всех, в виде понятия. Существуешь - это значит развиваешься. Не проще ли здесь вместо термина развитие использовать слово движение, или простое слово бытие в неких формах? Свобода с одной стороны - это быть только у себя (и не выходить за эти рамки), а с другой стороны, - некая наличная необходимость. Что такое необходимость - понимайте, как хотите. Возможно, это некое желание выйти на улицу по нужде. Получается, что свобода это и быть у себя, и быть вне себя, типа, на улице. Но это две взаимно исключающие друг друга альтернативы. Тогда, что может означать быть не свободным? Ведь третьего для двух альтернатив не существует! Из второго пункта следует заключение, что дух порождает мир, а в самом первом предложении утверждается, что дух имеет мир, или природу своей предпосылкой. Бред типа, что я сам порождаю своих родителей. Вот она, "мощь" диалектики Гегеля и диалектики его ученика Маркса, о котором будет идти разговор ниже! Далее так подробно анализировать не будем, а выделим только явные (с точки зрения науки) несуразности и небрежности;

далее: "Дух, развивающийся [?] в своей идеальности, есть дух познающий". Te. Дух, как и человек, имеющий сознание, всегда стремится к познанию непонятно только чего или кого, ну вообще к какому-то абстрактному, или изначально ещё пустому виртуальному познанию, - с этим можно согласиться и принять, как аксиому. Что такое развитие и чем оно отличается от неразвития вообще, или конкретно для Духа, никак не определено, - понимай, как хочешь в меру своего "развития". Дух идеальный, а значит, своего тела не имеет, но как-то, или куда- то развивается, или вообще только существует (в формочке для теста);

и далее: "В душе пробуждается сознание: сознание полагает себя как разум, который непосредственно пробудился, как себя знающий разум, освобождающий себя посредством своей деятельности до степени объективности, до сознания своего понятия". Характерный для философов момент. Водится под видом взаимодействия куча терминов, путём взаимных перекрестных ссылок. Душа, сознание, разум - атрибуты духа, которые почему-то спали и вдруг пробудились и даже... освободились. Но когда разум спал в сознании, то он всё-же осуществлял деятельность типа ранее введённого познания. Если дух познающий, то сон его сознания недопустим, иначе, чем сон отличается от небытия. Кто тогда извне пробуждает духа к познанию и зачем? Я, например, не понял: дух вмещает душу или душа - вместилище духа, и как разум соотносится с духом. Гегель, по-моему: "ни сном, ни духом" сам не ведал, что писал. Или правильно думал одно, а успевал записывать только одно слово через пять;

далее: "Цель духа как сознания состоит в том... чтобы поднять достоверность самого себя до истины". Узнаём, что дух это синоним сознания (как и всякий человек) погряз во лжи и заблуждениях, и у него появилась естественная цель, подняться из этой грязи до некой непонятно кем определяемой истины. - принимаем ещё, как аксиому. Но, поскольку истина, дух, идея, понятие, да и заодно и сознание, - это синонимы, то смысл этого высказывания для меня вообще исчезает. И почему до истины надо подниматься, а не опускаться - тоже неясно. Поднявшись высоко, можно больно упасть, а, опустившись в винный погребок, можно обрести много полезного, ибо как говорили древние: "истина в вине, а здоровье в воде" ("in vino veritas, in aqua sanitas"). И как понимать словосочетание достоверность самого себя, как не осознание себя живым (утром в зеркале после злоупотребления спиртным накануне);

далее: "дух есть... единство сознания и самосознания". Дух, как и любой человек, осознаёт наличие и самого себя. Прекрасно. Согласимся, пусть это будет ещё одна аксиома. Причину возникновения самосознания (да и сознания тоже) нам не назвали. Как взаимно связаны и в чём же они разнятся между собой эти сознание и самосознание - тоже оставили на откуп читателю. Если есть единство сознания и самосознания, то они не существуют раздельно, а в предыдущей цитате мы видели, что сознание ранее спало, пока его не пробудили (или оно само не пробудилось), а что делало (во время сна сознания) самосознание - не уточняется;

далее: "Объект здесь следует брать, прежде всего, только по тому отношению, которое он имеет к сознанию". А это уже не из той оперы. Незаметно появились непонятно откуда уже и объекты, которые вообще ранее исчезли вместе с природой в гегелевской истине, и которые непонятно: кому, зачем, чьими руками и где: "здесь следует брать", т.е. откуда-то опять возник материальный, или духовный (неясно, поскольку объекты могут быть и там) мир;

далее: "чувственное сознание есть восприятия.Опля, дух растёт и расширяется! Вот у Духа, как первоначального сознания, отпочковалось и чувственное сознание, уже как-то незаметно появились и чувства и восприятия. А что это такое, и зачем они вообще нужны духу - Гегелем не определяется. И что можно воспринимать, когда природа исчезла? И чем воспринимать, когда у духа ничего воспринимающего не было изначально, по определению;

далее у Гегеля находим, что восприятие у духа: "не ограничивается, как известно, данными ощущения, обоняния, вкуса, зрения, слуха и осязания". Откуда узнаём, что у нашего Духа всё же имелись, или опять откуда-то сами появились или "завелись" (не от Святаго ли Духа?) восприятие и соответствующие им органы чувств (тоже нематериальные, наверное), для ощущений. И что он вообще может ощущать? Наверное, неизвестно откуда возникший и исчезнувший мир, или свой внешний вид, свои запахи и свои звуки. У человека есть пять органов чувств, а Дух ими не ограничивается и это всем, кроме меня, неуча, оказывается, давно известно. Да и чем ощущение отличается от осязания, нам пока тоже не говорят, и не уточняют, какими ещё дополнительными органами чувств Гегель не ограничил Духа:

далее: "Все должно быть познано на опыте... необходимо подняться до доказательства абсолютной необходимости вещей". Дух должен (кому? Себе, что ли?) проводить опыты, например, бить молотком по кирпичу, интересно на это посмотреть, ведь тела и рук то у него нет по определению его идеальности, как Духа. Пропустил Гегель этот момент в своём повествовании, наделил бы Духа хоть чем-нибудь для проведения неких опытов. Лежачий на диване дух, имеющий своей предпосылкой природу, почему-то должен подниматься (с любимого-то дивана!) и доказать (а кому это, кроме себя, и зачем?) необходимость природы в форме... вещей. Странно, что наш Дух первоначально для чего-то уничтожил природу, и впоследствии должен себе, или ещё кому-то, доказать её абсолютную необходимость:

далее: "Сознание этого предмета есть рассудок... Законы суть определения рассудка. внутренне присущие самому миру". И кто это придумал, что Гегель - идеалист? Вот уже и целый мир, а не только Духом уничтоженная природа, откуда-то появился и, объективно внутренне (а что такое нутро для мира и чем оно ограничено от внешнего, не от мира сего?) присущие ему, миру, какие-то законы, которые Дух как-то уже и умудрился познать каким-то неопределённым ещё рассудком. И чем рассудок отличается от сознания, если сознание обращено только на предметы? Да, а на каком языке создаёт понятия и думает этот Дух?;

далее: "Самосознание в своей непосредственности есть нечто единичное и вожделение - противоречие его абстракции... Вожделение есть та форма, в которой самосознание проявляется на первой ступени своего развития". Вот-вот-вот... Дух начал развиваться (а что это такое: развитие - догадывайтесь сами), залез на первую ступеньку некоторой лестницы, неизвестно куда ведущей и уже... вожделеет. Вожделеет неизвестно к чему, или к кому (нет объекта для вожделения), но посмотрим, что с ним будет дальше. Излишне любопытных Гегель заранее предостерегает, что вожделение пока всё же противоречивая абстракция. Не из этой ли фразы Гегеля Маркс украл свою идею о ступенях развития всего и вся?;

далее: "Неживое не имеет никакого влечения, потому, что оно не в состоянии перенести противоречия и погибает". Тавтология в определении неживого, как погибшего бывшего живого, либо в противном случае возникает вопрос, как вообще уже неживое может ещё раз погибнуть? Сей феномен, известен только Гегелю. Мы вместе с Духом живём в окружении трупов! Как бы, да поскорее, избавиться хотя бы от обоняния. И непонятно, чем вожделение отличается от влечения вообще (объект влечения тоже не указан)? Догадывайтесь сами, в меру своей испорченности. И почему у духа, как у всякого живого, есть влечение и полностью отсутствует его диалектическая противоположность - отвращение? Где мощь гегелевской диалектики, согласно которой каждому понятию должна диалектически противостоять его противоположность? Наличие у духа только влечения, без наличия его противоположности - отвращения, означает, что дух должен кидаться на всё, что шевелится (на всё живое);

далее: "предмет соответствует вожделению и, что именно вследствие этого, вожделение и возбуждается предметом·.·"· Вот ещё новое понятие без определения - возбуждение. Дух имеет некое влечение, вожделеет (не просто так, а к предмету) потом возбуждается неким особым предметом... Становится уже несколько интереснее читать, т.к. намечается пикантная сюжетная линия для мексиканского сериала. Хотя всё это несколько неоднозначно. Зачем предмет духу? Если дух голодный и видит предмет-пирожок, то возбуждение и вожделение понятны, по отношению к предмету, а если дух сытый и в качестве предмета - голодный лев, то фактор вожделения присутствует уже у предмета-льва по отношению к нашему Духу. По диалектике возбуждению противостоит торможение. А о торможении у Гегеля - ни гу-гу;

далее: "предмет уничтожается, испытывающим вожделение самосознанием.А как же законы сохранения? До какой стадии идёт уничтожение, и зачем оно вообще, не проще ли предмет сохранить, на всяк-случай, а вдруг потом ещё пригодиться и самому Духу, например, для того же очередного возбуждения, когда вновь возникнет долгожданное вожделение? Так ведь и весь мир можно уничтожить одним Духом. А, впрочем, зачем беспокоиться, мир потом возникнет сам по себе, по воле Гегеля. Справедливости ради скажем, что здесь по смыслу речь идёт не о физическом уничтожении предмета, но о его отчуждении в сознании. Но если я наивный читатель и всё воспринимаю буквально, как оно написано, то, как мне быть? И как я в качестве только вожделеющего духа смогу уничтожить предмет в форме вышеуказанного голодного льва? И уничтожить не сознанием, а самосознанием. Сознание и самосознание.

как мы видели ранее, пребывают в единстве. Самосознание, оно предмет уничтожает, а чем- таким в этот момент занимается сознание? Спит опять, наверное. А что создаёт предметы?;

далее: "...B уничтожении предмета самосознанием он погибает, поэтому от действия на него мощи его собственного понятия...". Что такое особое хотел подчеркнуть Гегель, говоря очевидные истины, что при уничтожении чего-то оно, это что-то, погибает - не знаю, я в этом без понятия, а, тем более, при такой мощи словесной атаки Гегеля на моё неокрепшее самосознание. Насколько я учил язык и литературу, то знаю, что именно погибнуть, а не разрушиться, например, может только изначально живое. Значит по Гегелю все предметы - живые. А если понятие, да ещё и обладает мощью, то это открытие, или идеальный вечный двигатель. А если мои понятия немощны по сравнению с гегелевскими понятиями то, что тогда? И чем измерить и, как и на чём ещё можно проверить эту мощь? Я - без понятия: читаем далее: "... Вожделение в своем удовлетворении является, таким образом, вообще разрушающим, а по своему содержанию себялюбивым". Уф... Наконец-то от вожделения влечения и от возбуждения (неким предметом) добрались и до однополой любви в форме нарциссизма-себялюбия и чистой воды латиноамериканской ревности вплоть до разрушения. Режиссеры сериалов! Читайте Гегеля - это неисчерпаемый источник сценариев! Кстати, по диалектике, разрушению противостоит созидание, а кто всё это вновь созидает - не ясно;

далее: "...истинная свобода... состоит в тождестве меня с другим, я только тогда истинно свободен, если и другой также свободен и мной признается свободным. Эта свобода одного в другом соединяет людей внутренним образом; тогда как, наоборот, потребность и нужда сводит их вместе только внешне. Люди должны, поэтому стремиться к тому, чтобы найти себя друг в друге. Но это не может произойти до тех пор, пока они остаются во власти своей природности, своей непосредственности, ибо эта последняя есть как раз то, что разобщает их друг с другом и препятствует им быть друг в отношении друга свободными". А если сказать короче, то появились уже и люди, и совершенно иное для них, а не для Духа определение их истинной свободы, аксиома: "человек человеку - волк", возникла нужда в объединении людей против кого-то (непонятно лишь в духовном, или материальном плане) и люди почему- то уже что-то и кому-то должны... И чем стремление отличается от того же влечения? Что такое истинная и не истинная свобода и зачем она нужна Духу и людям - это не ясно никому и до сих пор. Да и это определение (истинной) свободы не соответствует первоначальному её определению в третьем (см. выше) предложении "Феноменологии";

далее: "...Борьба за признание идет, следовательно, на жизнь и смерть.Вот вам ещё, поднадоевшие уже очередные новые понятия - борьба и признание. Hy не вводи их, и драк с убийствами не будет. Как бороться за кусок хлеба мне понятно, но как бороться за признание, когда тебя в упор игнорируют и вообще не хотят знать, - ума не приложу. Неужели признание можно добывать только в борьбе? А если попытаться его добыть с помощью добрых дел? Люди, оказывается, дерутся только за признание, но не за хлеб насущный, - вот вам и новое "открытие планеты" да ещё и на кончике пера. Поскольку женщины предпочитают не драться, то, следовательно: "женщины недостойны жизни (1:118 От Фомы)". Ещё одно открытие на том же кончике. А может ли умереть сам Дух, типа обрести смерть в такой борьбе, - не ясно;

и далее: "...Абсолютное доказательство свободы в борьбе за признание есть смерть" - непонятно: зачем, и кому, и что надо доказывать. Как в гимне Украины: "І покажем, що ми, браття, козацького роду". А если я вдруг умру просто в постели, или за обедом отравлюсь грибочками, а не в борьбе за свободу (от кого, или для чего?) и ничего никому этим не докажу? А вдруг так же бездарно "откинется" и сам Дух? Ведь ему, кроме как самому с собой, и бороться не с кем, и доказать некому. Жуть! И что такое свобода вообще и в этом контексте в частности? И что такое смерть по отношению к Духу? Если он, как единственная в своём роде противоположность для природы, умрёт, то закончится и текст "Феноменологии"?;

далее: "...что борьба за признание в только что приведенной, доведенной до крайности форме может иметь место лишь в естественном состоянии, когда люди существуют только как единичные существа, и, напротив, совершенно чужда гражданскому обществу и государству". Вот откуда-то из ничего, по воле Духа, наверное, появилось уже родимое государство, и даже гражданское общество, о котором лучшие умы XX-го века только начали мечтать. И здесь нам намекают, что государство - это состояние противоестественное. Читайте Гегеля, - там, как и в Библии, есть всё! И кое-кто дошёл уже и до крайности. А что такое эта крайность и как туда дойти, или как её избежать? Да и бороться за признание при наличии государства или гражданского общества уже нет необходимости. Вопрос к Гегелю: почему он, живя в государстве получил признание, как философ, а другие коллеги - нет;

но вот далее: "...Ибо хотя государство также может возникнуть вследствие насилия, но держится оно, тем не менее, не на нем". Вот она, сила диалектики! Государство может возникнуть оказывается двумя способами: вследствие насилия и вследствие... чего? Что в этом мире может противостоять насилию? Только другое, ещё большее насилие. Почему оно, государство, вообще возникает, и из какого исходного материала, и зачем оно Духу - загадка, не разрешённая и до сих пор. Изначально по своей природе хищник (родное государство), выросший на мясной пище, потом (когда и по какой причине?) начинает держаться (т.е. жить), питаясь исключительно растениями. Попробовать себе, что ли, одуванчики? А кто же это такой сильный, что пытается государство повалить, и тому приходится за что-то держаться?: и далее: "...с борьбой за признание, составляющей необходимый момент в развитии человеческого духа, отнюдь не следует смешивать поединок. Последний - не относится, как это справедливо для борьбы за признание, к естественному состоянию людей, но к уже более или менее развернутой форме гражданского общества и государства. Свое подлинное всемирно-историческое место поединок занимает в системе феодализма". Теперь вам стало понятно, откуда, точнее, из какого "источника" Маркс узнал об общественно (экономических) формациях, рабстве и феодализме, и вот почему в студенческой молодости участвовал в поединках. Наверное, проверял на практике теорию Гегеля, хотел сделать её наукой и угодить своему учителю... Способнейший оказался ученик, надо заметить. А сторонникам и даже строителям будущего "гражданского общества" следует записаться на фехтование, бокс, или какое-нибудь каратэ - дабы участвовать в поединках. Когда люди жили поодиночке, то они боролись за признание, а в государстве эта борьба почему-то сменилась поединком: далее: "...что имеется более возвышенная цель, чем давать себя убивать за деньги". - это называется: приплыли. Оказывается, что цель Духа, как и человека, увы, презренный металл, но откуда деньги взялись, кто их печатает, золотые они или бумажные, и зачем они Духу, могущему творить всё из ничего и превращать всё ни во что? А... худ (или дух) его знает;

далее: "Борьба за признание и подчинение власти господина есть явление, из которого произошла совместная жизнь людей, как начало государства. Насилие, составляющее основание этого явления, рабское повиновение, образует, как сказано, только начало свободы". Короче, уже появилась некая власть, господин, и только насилуя, и подчиняясь господам чиновникам, - обретёшь где-то в светлом будущем свободу и т.д., в том же Духе... И начало государства произошло из той же борьбы за признание и... из подчинения власти, как противоположного момента для насилия со стороны этой власти. Вот вам и диалектика Гегеля: государство = насилие + подчинение, коротко и безо всяких иных вариантов. И т.д..

Причём, для цитирования я выбирал фразы, содержащие хотя бы зачатки мысли и некоего содержания. Цитаты, или перлы типа: "Из этой краткой характеристики природы непосредственного или чувственного, сознания ясно, что по отношению к в-себе-и-для-себя всеобщему содержанию права, нравственности и религии оно является, безусловно, неподходящей, искажающей такое содержание формой, так как в этом сознании абсолютно необходимому, вечному, бесконечному, внутреннему предается вид чего-то конечного, разрозненного, себе-самому-внешнего", - это прямой тест (IQ) на "гениальность". Или это тест... на дебилизм, что практически одно и то же, и, увы, не для моего слабого рассудка. Осмысленно повторить сие своими словами, точнее, как-то понять я не смог. Откуда я сделал окончательный вывод, что я хоть не гений, но и не конченый графоман. Но Гегель не одинок, и вот ещё аналогичный образец глубокомыслия из "Апостола Павла" французского "учёного", - и тоже философа-графомана, - Алена Бадью: "Безусловно, монетарная капиталистическая абстракция представляет собой сингулярность, но такую, которая не считается ни с какими особенностями, сингулярность индифферентную как к непрерывной бесконечности существования, так и к событийному становлению истин. C другой стороны, имеет место процесс фрагментации закрытых идентичностей и формирования культуралистской и релятивистской идеологии, сопровождающей эту фрагментацию". И там же: "Субъект - если говорить об императиве его собственной непрерывности - поддерживается тем, что наличное бытие конституирующей его истины, универсально, а тем самым и действенно для него. Сингулярность имеется лишь постольку, поскольку имеется универсальность. Иными словами, вне истины находится лишь партикулярное". Синтаксис и грамматика, вроде верны, применяются правильно, а мысль (на трезвую голову) не просматривается. Предположим, однако, что Ален нам сказал истинную правду. Но как он пришёл к таким глубокомысленным выводам, и как бы мне, сирому да убогому, научиться такому же способу постижения истины великим гуру? Ведь в науке зачастую важен не итог познания, а метод получения знаний. А Ален с читателями методом не поделился, а изрекает конечную истину для употребления её верующим народом. Никак Ален на ночь начитался Гегеля, или имел его в качестве учителя, а утром когда это писал, или не опохмелился, или обкурился, и, имея: "...томление духа (6:9 Екклесиаст)", решил лишь поиздеваться над доверчивым и наивным читателем. Правильно говорят в народе о таких весьма заумных личностях: "Какова голова, такова и речь". А это уже, простите, - диагноз и не мой, а со стороны общественности. Мой совет. Если в некой книге вы найдёте нечто подобное, то... сдайте её в макулатуру. А вот, что по поводу слов и терминологии находим у Гоббса: "для мудрых людей слова суть лишь марки (counters), которыми они пользуются для счета, для глупцов же они полноценные монеты, освященные авторитетом какого-нибудь Аристотеля". И там же о новых словах и терминах: "новые слова, смысл которых еще не установлен определением; огромное количество таких имен сочинено схоластами и малодушными философами... такие имена никогда не могут быть истинными основаниями для какого-нибудь умозаключения". А вот и прямое мнение Гоббса на этот счёт: "Есть еще один недостаток в рассуждениях некоторых людей, который также может быть причислен к видам сумасшествия, именно то злоупотребление словами... Это когда люди говорят такие слова, в сочетании которых нет никакого смысла, но которыми одни просто пользуются... ставя цепью ввести в заблуждение нелепостью. И это свойственно исключительно тем, кто... обсуждает вопросы темной философии". Значит, и Гегель и Бадью, если и не сумасшедшие, то (в лучшем случае) малодушные, тёмные философы, если не сказать большего. Подобных тёмных философов во времена Гоббса, да и в наше рыночное время плодят различные университеты, давая людям псевдо образование, страдающее ещё многими недостатками: "...а одним из них является частое употребление ничего не значащих слов". И это сказано более 4-х веков назад Гоббсом, владевшим одной наукой... геометрией.

Конечно, всё это просто, с высоты XXI-го века иронизировать и "умничать" над событиями почти 200-летней давности, да ещё и с помощью вырванных из полного контекста цитат, но, по крайней мере, становится понятно, почему не изучали Гегеля, как источник марксизма. При его тяжелейших для восприятия оборотах речи и такой широкой "научности" изложения, из его произведений, можно "надёргать" практически любые положения, давать им любую интерпретацию. Кто-то видит в этом нечто гениальное, а я, как более трезвый в делах такого рода, увидел простое словоблудие, да и полное отсутствие здравой мысли и смысла.

А ведь простой человек, изначально не подготовленный к подобной форме изложения пустоты мысли, может вообще захлебнуться в этом источнике. Кстати, когда один человек, пусть даже это и гениальный философ - Гегель, пытается провести логическое изложение длиннющей цепочки "связанных" между собой явлений (как этапы "развития" некоего Духа), то малейшая ошибка в одном звене явно окончательно заведёт "не в ту степь", а от ошибки никто и никогда не застрахован. Но если миллионы людей заставить "изучать" всё выше изложенное, то совсем не исключено, что найдётся некий невоспитанный мальчик, который произнесёт знаменитую фразу: "А король-то, голый!". Попробуй-ка потом отмыться, или доказать, что "король" был во что-то одет, или в данном случае вообще что-то имел за душой.

Не касаясь содержания "Феноменологии духа", а только формы и методики изложения в ней некоторого материала, можно определённо заявить, что к науке она отношения не имеет, И не должна иметь, поскольку это философия, или само-любо-мудрие, или мировоззрение, мнение и умонастроение одной личности. А личности ли, афериста ли, или обычного, но, увы, тоже больного графоманией человека (жаждущего писать), - об этом судить читателю.

В науке сначала формулируется теорема, а потом проводится её доказательство, или обоснование. Читатель заранее знает, на что надо обращать внимание при чтении и на чём концентрироваться при доказательстве. Здесь же имеем некое аморфное изложение текста, с массой новых непонятных терминов, и на что надо ориентироваться при чтении, - тоже тёмный лес. Закончив чтение, так и не поймешь, что же хотел до тебя донести автор, откуда он всего этого набрался, и почему к этому пришёл именно он, а не я, - его читатель таких откровений. И почему он пришёл именно к этому, а не к чему-нибудь другому, и как же он ухитрился увидеть этот единственный путь к истине в таком многообразии вариантов, или зачем он вообще переводит бумагу, и что с этим делать? И нет для читателя никаких гарантий, что его чтиво не "продукт труда" психически больного воображения графомана.

Подобного рода длинные "наукообразные" повествования одной личности, повторяюсь, характерны для религиозных и философских вероучений, и предназначены в основном для методического зомбирования и подчинения воли "познающего" воле гуру, и сами по своей сути провоцируют логику религиозного их восприятия. Незаметно, под шумок повествования, вводятся общеизвестные понятия, а в конце - неожиданные и не обоснованные выводы доморощенного "гения". Да и не вполне понятно, чем же такие повествования должны заканчиваться вообще. Их можно обрывать на... любой фразе. Ниже, в разделе о рынках, я приведу пример моего "гегельянства". Прочтите и мой "бред" обязательно, ибо получилось, по-моему, неплохо. Есть шанс и для вас искренне посмеяться, приобщившись к "великим философам". Заверяю, что вполне могу "подрабатывать гегельянством" и жду заказов от политиков и философов по любой теме, изложив её в этом, типично гегелевском стиле.

Гегелевский стиль изложения является некоторым абсолютным эталоном, к которому, за неимением мысли, прибегают молодые философы. А более умудрённые опытом, ничего им возразить не могут, ибо... сами начинали точно таким образом. И конца этому в философии не предвидится. Если: "всё гениальное - просто", то, как назвать гегелевские завороты? Гениальностью, - как-то язык не поворачивается, а идиотизмом, - воспитание не позволяет. Эзоповский язык басен, - он всем понятен, а гегелевский, - "сам-в-себе-самому-внутренний". Подобной формой гегельянства страдают (а может, вовсе и не страдают, а имеют некоторое наслаждение, от словоблудия-то?) многие представители т.н. высокого искусства, художники слова, критики, которые могут часами говорить-ни-о-чём и с такими заворотами, что вряд ли сами понимают то, что чисто ассоциативно и без мысли слетает у них с языка.

Есть болезнь, под названием графомания, когда больной человек вообще не может не писать. Подобную манеру изъяснения, когда свои (а свои ли?) мысли человек не может дать простыми словами, а говорить он хочет, следует тоже считать психической аномалией и назвать эту типичную болезнь цивилизации, например, "вульгарным словоблудием" или, по научному, "спикероманией". Причина вечной живучести подобного рода псевдо учёности, или имитации научной псевдо деятельности раскрыта в IM-й части. А, если коротко, то это простое следствие, или вид т.н. "демонстративного потребления" со стороны, т.н., праздного или паразитического класса. Если ещё точнее, то "вульгарное словоблудие" - форма проявления в среде интеллигенции желания каждого "спикеромана" к повышению своей цены на рынке жизни, для поднятия своей "цены-стоимости" в глазах остальных и, в конечном итоге, для банального воровства, основанного на подобном подлоге-обмане о своих возможностях.

Здесь я не буду касаться, критики диалектики и логики Гегеля, поскольку там всё на абсолютно другом, почти даже не философском, а научном уровне, и по содержанию и по стилю подачи материала, но это только по отношению к бытию и его рефлексии в понятиях. А его достаточно наивные попытки в своей "Феноменологии духа" привязать диалектику к учению о взаимодействии некоего первичного Духа с непонятно откуда возникающим (и исчезающим) бренным миром, или наоборот, проведены на уровне, вызывающем удивление. Какой-то бред или лепет изумлённого наивного дитяти, впервые вышедшего на улицу, да ещё на очень заумном и понятном только ему и родителям "в-себе-и-для-себя" языке. Более того, моё ощущение такое, что "Логику" и "Феноменологию духа" писали два разных человека, типа профессора и начинающего юного графомана. Если Маркс, кроме диалектики, взял за свою аксиоматику часть понятий, или же методику из "Феноменологии духа", то в этот бред голого короля философии ему надо было только уверовать. Простому нормальному осмыслению он не поддаётся. И, имея только Гегеля в качестве источника, свой марксизм Маркс мог выстроить, только веруя в гениальность своего Учителя. Копируя, или подражая его стилю мышления, можно построить любое философское учение, излагая этим методом любые свои мысли или... своё же недомыслие. Маркс таким же способом и создал свой "марксизм".

Вот мысли нашего Маркса по поводу якобы изученной им "Феноменологии духа". Читаем: "Поэтому уже в «Феноменологии»... заключен в скрытом виде... некритический позитивизм", и далее: "Поэтому «Феноменология» есть скрытая, еще неясная для самой себя и имеющая мистический вид критика". Если тебе что-то неясно, даже для самого себя, то, что можно говорить о читателе, который материалист, и мистика которому не доступна? И как может некритический позитивизм быть некоторой критикой, пусть даже и мистической? По-моему

Маркс, как и всякий нормальный человек, в этом произведении своего учителя ни черта не понял, но, по понятной причине, сор из избы решил не выносить, и заверил общественность, что там всё в порядке, но: "не для среднего ума", а только для людей избранных, владеющих гегелевским диалектическим методом. Ниже я докажу, что Маркс диалектику Гегеля так и не понял, перенял его стиль подачи материала и изобрёл в этом стиле свою особую диалектику.

А вот мысли Маркса о стиле доказательств: и Гегеля и философов вообще: "При помощи двух словечек «таким образом» создается видимость последовательности, дедукции и развития". Но, увы, даже и сам Маркс, цитируя Гегеля, не всегда соглашался с "мудрёным" философско-поэтическим стилем своего учителя: "Если мы переведем это предложение на язык прозы, то получится следующее...", или, ещё менее сдержанно: "Если перевести весь этот параграф [читай, бред - В.Ш.] на человеческий язык, то это значит...", и ещё, но уже раздражённо: "Или, - если говорить человеческим языком". А более практичный капиталист- Энгельс, тот настолько "превзошёл" своего учителя, Маркса, что с Гегелем не церемонился: "Конструкция... совершенно по гегелевскому образцу, но имеет то общее с большей частью гегелевского, что она неправильна". Резюме всего этого дано в эпиграфе к данному разделу и мы видим, что язык Гегеля далеко не человеческий и предназначен не для людей, а для философов и им подобных неучей, демонстрирующих перед народом свою "учёность". Вот что основоположники говорят об этом сами: "взгляды прежних философов, в особенности начиная с Канта, излагаются излишне тяжелым философским языком", или это: "Г-н Гейнцен сообщает, между прочим, что в философии он все так же несведущ... «Язык» Гегеля «так и остался неудобоваримым» для него. Таков факт", или: "философы, переводившие положения иностранных авторов на язык непонятого ими Гегеля...". В IN-й части работы я покажу, что все философы в отношении математики ведут себя как слоны в посудной лавке: не понимая того, куда они влезают, а просто крошат всех и вся. Вот характерная цитата из письма Энгельса: "Я не могу не упомянуть о Вашем замечании по поводу старика Гегеля, которому Вы отказываете в глубоком математическом и естественнонаучном образовании. Гегель знал математику настолько, что никто из его учеников не был в состоянии издать оставшиеся после него многочисленные математические рукописи. Единственный человек, знающий, насколько мне известно, достаточно математику и философию для того, чтобы это сделать, - это Маркс", из которой следует, что Гегель был плохим учителем (Маркс - его ученик). Кстати, для того, чтобы нечто издать надо иметь деньги, и вполне можно быть вообще неграмотным. А вот слова Энгельса о содержании одной рукописи Гегеля: "Старик Гегель, таким образом, вполне правильно угадал, говоря, что дифференцирование в качестве основного условия требует, чтобы обе переменные имели различные степени и чтобы по меньшей мере одна из них была во второй или 1/4-й степени". Как видим, математики-философы не доказывают, а в основном угадывают. А вот правильно или нет это угадывание судить не Энгельсу-Марксу, а любому студенту-первокурснику ВТУ-за. Если студент сморозит нечто подобное на экзамене, то я гарантирую, что ближайшие 2 или Уг года он проведёт как минимум в казарме стройбата.

Итак, Гегель (точнее, его диалектический метод) попал в источники марксизма. Я приведу серию цитат основоположников марксизма о Гегеле, его методе, о нём самом и его работах, на основании которых вряд ли можно прийти к выводу о "плодотворности" такого источника.

- "Но условие превращается у Гегеля в обусловленное, определяющее - в определяемое, производящее - в продукт своего продукта". - как видим, Гегель путает причины и следствия. И ещё интересное словосочетание: продукт своего продукта, которое я так и не понял, ибо не смог подобрать хотя бы один пример из жизни, где и как таковое вообще может быть...

- "Гегель доказал только то, что не нуждается в доказательстве", - в доказательстве не нуждаются только аксиомы, которых у философов... вообще нет, потому-то все философские доказательства построены на песке, в соответствии с такой фразой самих основоположников,

- "Гегель не раскрыл природы правительственной власти", - учёные и сейчас бьются над проблемой «природы» жизни, много узнали о ней, но до конца не раскрыли, и никто их за это не упрекает. После подобного упрёка Гегелю (в его некомпетентности), должно последовать (хотя бы в нескольких фразах) "раскрытие природы...", а этого у Маркса нет, и Маркс тоже не раскрыл природы правительственной власти. И ещё упрёк Гегелю: "То, что Гегель говорит о «правительственной власти», не заслуживает названия философского анализа". Как известно
читателю, философский анализ это анализ: "от ничего через ничто к ничему", а научный анализ, когда: "что-то создаётся чем-то из чего-то", поэтому этот упрёк на самом деле не есть упрёк в недостатке, а, скорее, комплимент в достоинстве исследования. Ещё в тему: "...было доказано, в противоположность Гегелю, что необходимость не включает возможность", - судя по присутствию в цитате слова доказано, следовало бы к нему добавить уточнение: доказано научно или... философски, т.е., исходя из аксиом, или умонастроений и мнений философа.

- "Гегель даёт своей логике политическое тело, но он не даёт логики политического тела". - а кто доказал, что у политического тела должна быть логика? Кто видел это политическое тело? Политическое тело сродни: "фантастической реальности", или: "призраку во плоти".

- "Гегель заслуживает порицания не за то, что он изображает сущность современного государства так, как она есть, а за то, что он выдаёт то, что есть, за сущность государства". А теперь поменяйте в этом шедевре мысли слова: выдаёт и изображает. Суть не изменилась, ибо две половинки предложения, разделённые союзом "а", - тождественны, и порицание мы выскажем Марксу за его словоблудие журналиста на поприще развития своего гегельянства.

- "Гегель пытается преодолеть все трудности посредством остроумных каламбуров". Маркс трудностей не боялся. Он их просто фиксировал; высмеивал своих недалёких оппонентов за их бессилие в разрешении проблем; давал свои многословные и заумные трактовки проблем и клятвенно обещал с ними впоследствии разобраться. Но до дела у него так и не доходило.

- "У Гегеля всегда на одной стороне государство и правительство, которые для него тождественны, а на другой стороне - народ", - голая констатация факта, и не более, а прав Гегель, или заслуживает порицания (непонятно какого и за что), осталось не высказанным.

- "Гегелевский способ мышления отличался от способа мышления всех других философов огромным историческим чутьем", - это похвала Энгельса Гегелю. Тот же Энгельс, но в другом месте: "Неисторический взгляд на природу... этот недостаток... его не чужд даже Гегель. У Гегеля природа, как простое «отчуждение» идеи, не способна к развитию во времени". Тезис Маркса: "Впрочем, от Гегеля, который впервые постиг историю философии в целом, нельзя требовать, чтобы он не делал ошибок в деталях". Проясните себе: знал ли Гегель историю?

- "Гегель здесь... непоследователен с точки зрения своей собственной концепции, а такая непоследовательность есть приспособление". В дальнейшем читатель убедится, что Маркс в этом смысле (непоследовательности и приспособления) намного превзошёл своего учителя.

- "Нечистая совесть заставляет Гегеля выбрать это неопределённое выражение". См. выше.

- "Здесь бессмысленная непоследовательность и «начальственное» разумение Гегеля становятся прямо-таки отвратительными". См. выше и... ещё выше.

- "Гегель очень часто внутри спекулятивного изложения даёт действительное изложение, захватывающее самый предмет". Далее читатель убедится, что Маркс поступает... наоборот.

- "политический строй определён у Гегеля как организм". - слова Маркса, как констатация факта, что у Гегеля политический строй и организм - синонимы. В другом месте уже критика этого положения: "Гегель всего только растворил понятие «политического строя» в общей абстрактной идее «организма»". Как вообще можно нечто растворить в... самом же себе?

- "Человека Гегель делает человеком самосознания, вместо того чтобы самосознание сделать самосознанием человека". Обратите внимание, что идеалист Гегель берёт основой человека и приписывает ему самосознание, а материалист Маркс говорит, что надо исходить из самосознания и насадить (сделать) его человеку. А вот философское доказательство того, что Маркс есть достойный ученик-последователь Гегеля. Читайте и преклоняйтесь пред сим словоблудием: "Содержание в готовом виде существует у Гегеля во многих формах, которые не являются формами этого содержания; зато ясно само собой, что та форма, которая теперь должна иметь значение действительной формы содержания, не имеет своим содержанием действительное содержание". Ясно само собой, что Гегель получил от своего ученика тем же самым оружием (словоблудием) и по тому же самому месту, по, якобы, интеллекту, ибо этот источник философии марксизма является: "противоречием неразумной действительности, которая на каждом шагу является противоположностью тому, что она о себе говорит, и говорит о себе противоположное тому, что она есть". Есть много логических парадоксов, типа: "может ли всесокрушающая сила сокрушить несокрушимое препятствие?", или: "где хранить абсолютный растворитель?" и т.п. А попробуйте сказать о себе противоположное тому, что вы есть... Пусть вы честный человек. Противоположное честности есть лживость. Вы заявляете, что вы лжец (противоположное тому, что вы есть). Кто вы на самом деле не скажет и Гегель.

-

<< | >>
Источник: Шамшин В.Η. Философия воровства (анти - марксизм). - Издательство «Альбион» (Великобритания),2015. - Количество с. 353. 2015

Еще по теме "Диалектика" и феноменология Гегеля:

  1.   Г. В. Ф.Гегель  
  2. Единство логики, диалектики и гносеологии.
  3. 3. Философский метод и система Г.В.Ф. Гегеля
  4. 1. Исторические формы диалектики
  5. А.М.Блок ГЕГЕЛЬ: «ХИТРОСТЬ МИРОВОГО РАЗУМА»
  6. "Диалектика" и феноменология Гегеля
  7. "Борьба противоположностей" у Гегеля
  8. Приложение I (для коммунистов): "Перлы" диалектики марксизма
  9. «ФЕНОМЕНОЛОГИЯ ДУХА»
  10. К.А.Сергеев, Я.А.Слинин «Феноменология духа» Гегеля как наука об опыте сознания
  11. 5. Философия Гегеля