<<
>>

Собственность = ресурс + сила (право)

имущество их было так велико, что они не могли жить вместе

(13:6 Бытие)

охранял... все имущество этого человека, и ничего не пропало

(25:21 1-я Царств)

Надеющиеся на силы свои и., множество., богатства своего

(49:6 Псалтирь)

Восстает сила... ничего [не останется]... от богатства их

(7:11 Иезекииль)

чтобы... моя сила и., приобрел [а] мне богатство сие

(8:17 Второзаконие) достоин принять силу и богатство... и славу

(5:12 Откровение)

И, наконец, рассмотрим то, с чего следовало бы начать эту часть работы вообще - с определения понятия собственности.

В экономическом учении Маркса нет однозначного определения понятия собственности, и это я уже отмечал. О собственности и её формах он говорит много, но что такое собственность, - остаётся у него за кадром. Гегель в "Философии права" и то уделял собственности гораздо больше внимания, но она у него выступает как один из моментов Права, и тоже без... её конкретного, чёткого и однозначного определения, типа: "Собственность, это такое общественное отношение к...". Подобное пренебрежительное отношение к терминологии уже неоднократно отмечалось, как характерная особенность религиозных, философских и экономических учений. Приведём ряд мыслей Гегеля по этому поводу, из которых, исключив явные ляпы и противоречия, попытаемся выяснить, что же такое собственность по Гегелю, в чём состоят её особенности, и попытаемся сделать не окончательные, но разумные (в меру знаний автора) выводы о сущности этого феномена.

"Учение об абстрактном праве включает в себя проблематику собственности, договора и неправды", - здесь, как видим, собственность это... правовая проблема, а не наоборот, когда наличие собственности только и порождает всякие "проблемы", в т.ч. и проблемы Права. договора и неправды-лжи. Кроме этого, здесь Право у Гегеля определено не диалектически, не в виде его 2-х его неких противоположных моментов, а как винегрет: из не связанных между собой не 2-х, а 3-х сущностей. К этим 3-м сущностям можно добавить и, например, четвёртую - насилие, пятую - правду и ничего от того не изменится. Кстати, этому приёму у Гегеля научился и Маркс. Каждому известно, что большую собственность без насилия не добудешь, а если ты её и добыл, то без силы не сохранишь, а если её и сохранил, то без силы не приумножишь, ибо желающих и завистников вокруг (неопределённой в понятии) собственности всегда много. Эта фраза Гегеля прямо противоречит его же диалектике и говорит, что, и Великий Гегель иногда вёл себя, как вполне заурядный болтолог-философ.

"человек от природы обладает влечением к праву, а также влечением к [а чьей это?] собственности". - влечение, возбуждение, вожделение - всё это мы слышали уже от Гегеля в его "Феноменологии духа". Здесь предлагается принять за аксиому, что (каждого) человека, ну... просто так без указания на то конкретных и объективных причин - влечёт (кто или что

- непонятно) к пока неопределённым и непонятным объектам - сначала к праву, а потом уже и к собственности. Хотя, если меня влечёт на луну, то это отнюдь не означает, что луна - моя собственность. По логике влечение может быть к собственности чужой. Если я собственность имею, то моё влечение или равнодушие к ней ничего не изменит. Женатые, да и не женатые мужчины согласятся с этим, в отношении чужой-то собственности... Насчёт влечения к праву

- это из области фантазии.

Право - категория нематериальная и, в его осознании, доступная только немногим грамотным индивидами (юристам... по национальности), а от природы человек: лжив, неграмотен, похотлив и всегда хочет кушать, потому право, в смысле к нему влечения. - далеко не на 1-м месте, а глаза человека всегда направлены на то, что можно присвоить. А если считать царя-батюшку, казака-разбойника, или ребёнка-несмышлёныша людьми, то их к праву тоже, судя по наблюдаемому их поведению, как-то не влечёт.

А как вам это определение: "Разумность собственности заключается не в удовлетворении потребностей, а в том, что снимается голая субъективность личности. Лишь в собственности лицо выступает как разум". - откуда мы и приходим к выводу, что собственность обладает разумностью и предназначена отнюдь не для удовлетворения потребностей собственника, а чтобы научить меня, голого и неразумного, уму-разуму. А как эту фразу стыковать с наличием в пресловутой "Феноменологии..." у Гегеля первичного Духа, не имеющего собственности, но обладающим разумом для познания? Конечно под разумностью, здесь Гегель имеет в виду некую высшую целесообразность с т.з. Духа. Однако, здесь не всё так просто, и последнее предложение этой цитаты - тот уникальный случай, когда Гегель попал точно в "яблочко" абсолютной истины. К этому гениальному предложению мы позже ещё вернёмся. Повторю ещё это его гениальное выражение: "Лишь в собственности лицо выступает как разум".

И несколько ниже находим в тексте нечто этому прямо противоположное: "Обладание собственностью является средством по отношению к потребности, когда ее [собственность или потребность?] делают первым... собственность как ее [собственности или потребности?] первое наличное бытие есть существенная цель для себя [для кого это: для разумной собственности или для меня, ещё не разумного? - В.Ш.]", - попытайтесь всё это осмысленно стыковать в рамках формальной логики. Отсюда, вопреки предыдущей цитате, явно следует, что именно собственность и есть лишь средство для реализации потребности. И потребность (а чья?) требует (цель) необходимости собственности, которая, по предыдущему, вовсе не собирается удовлетворять потребность, а хочет научить меня, голого собственника, уму- разуму. Стыковка возможна в одном-единственном случае, когда все потребности человека - есть потребности духовного плана. В этом случае определения не противоречат друг другу. Здесь, далее и ранее, всё в цитатах, что стоит в квадратных скобках, вставлено мной - В.Ш.

"Все вещи могут стать собственностью человека, поскольку он есть свободная воля и в качестве такового есть в себе и для себя; противостоящее же ему этим свойством не обладает", - откуда один из выводов, что собственностью могут быть все вещи, но только не обладающие свободной волей. Можно в принципе и согласиться, но с поправкой на право Силы, ибо если у вас и есть свободная воля, а я сильнее вас, то вы под это определение Гегеля не попадаете, а я сделаю из вас и из вашей свободной воли всё, что тоже свободно, но уже по моей воле захочу. К примеру, если столкнутся две свободные воли и одна окажется сильнее, то более слабая хочет она того или не хочет, а может стать... собственностью более сильной воли, например, попасть к ней в подчинение-рабство. Сама система рабства, когда человек-раб рассматривается как вещь противоречит этому определению.

Или: "А тот аспект, что я в качестве свободной воли для себя предметен во владении и тем самым только представляю собой действительную волю, составляет во владении истинное и правовое определение собственности".

- а здесь без всяких рассуждений утверждается, что именно владение чем-либо и составляет определение собственности. И Право здесь не причём. Увы, любое владение создаётся, утверждается и удерживается только Силой. И сила Права - всего лишь один из видов, один из ничтожных моментов Силы, как таковой вообще. И, как бы в подтверждение этого моего замечания, далее сам Гегель подтверждает изначальное право только Силы в формировании собственности: "Овладение как внешнее деяние, посредством которого осуществляется всеобщее право присвоения вещей природы, вступает в условия физической силы, хитрости, ловкости, вообще в условия опосредования, с помощью которых нечто овладевается телесным образом". Поэтому, отметим ещё раз, что овладение по Гегелю - синоним силы, более того, физической силы в её грубой форме, или иных форм её проявлений вовне: в естественном для силы насилии, хитрости, ловкости. Кто, чем богат, тот тем и действует, дабы получить вожделенную собственность. Почему собственность (а, точнее, ресурс) желаема и почему индивид хочет с ней соединиться, - об этом будет сказано ниже, а здесь отметим один известный факт. В цивилизованном обществе собственность можно обрести не только силой, но и путём обмена на другую собственность. Но это есть иллюзия, ибо в количественном отношении обмен собственности (ресурса) не прибавит. По этой причине, истинное обретение собственности (читай, ресурса) возможно только овладением ею Физической силой, путём воровства, то ли у безответной природы, то ли у слабого соседа, и это очень верно (но в своём заумном стиле) первым отметил Гегель.

А вот ещё нестыковки в гегелевских определениях. C одной стороны он отмечает, что есть: "Этот первый вид свободы есть тот, который мы узнаем как собственность, - сфера формального и абстрактного права; в эту сферу с таким же основанием должна входить и собственность в ее опосредованной форме в виде договора, и право в его нарушении, как преступление и наказание". Откуда следует, отмеченное здесь Гегелем объективное наличие в обществе особого права - права нарушения права собственности. А я укажу, что право нарушения права собственности это вообще-то синоним воровства. C другой стороны у него находим: "Совершенно верно, что люди часто хотят завладеть имуществом других, но это-то и противоречит праву". Одно с другим явно не стыкуется, да и люди не часто, а всегда хотят завладеть имуществом других, да силёнок для этого... маловато. Но если силы достаточно, то даже на уровне гегелевского правового государства, вопрос о завладении решается однозначно, ибо сильный всегда прав. Здесь Гегель явно проговорился, утверждая и отрицая одновременно в обществе наличия и силы права, и его противоположности, - неправа, или права силы. Позже Гегель сам же соглашается с этим: "Вступление во владение есть отчасти непосредственный физический захват, отчасти формирование, отчасти просто обозначение. Физический захват есть с чувственной стороны наиболее совершенный способ, поскольку в этом акте владения я непосредственно присутствую". - здесь без моих комментариев, ибо физический захват - это синоним Силы в любом её проявлении и противоречит гегелевскому праву из предыдущей цитаты. Но я бы добавил, что при захвате я не только присутствую, как наблюдатель, но и сам зачастую (воровство, разбой) применяю силу, - факт насилия.

Подведя предварительные итоги, можно прийти к выводу, что, говоря о собственности, Гегель не отрицает как необходимость, так и фактическое, реальное применение силы для овладения собственностью, но, отмечая в обществе наличие реального права Силы в виде

преступления, тут же нам заявляет, что силовое овладение имуществом противоречит (ещё какому-то?) его Праву. Или Гегель держал в уме несколько видов права, которые читателю недоступны, или читателю преподнесли ещё один перл диалектики, когда право противоречит такому же праву нарушения права, или... самому себе. А ведь по логике диалектической праву должен с необходимостью противостоять только его диалектически противоположный момент - преступление и бесправие. Наличия преступления, или системы "противоправия" в обществе Гегель не отрицает, но не желает его рассмотреть как реально существующий в том же обществе момент, противостоящий его Праву, и исследовать их оба диалектически вместе. Он объявил неправо... просто неким особым, но всё же правом нарушения права, и это я уже отмечал ранее. Вот и получатся у Гегеля однополярная категория Права, которая содержит внутри себя неправо, которое в свою очередь и есть в себе особое право для нарушения права и т.д.. Типичное рекурсивное и потому бессодержательное определение.

После этого Гегель также совершенно анти диалектически определяет не два, а три вида форм собственности: "собственность есть... непосредственное вступление во владение... потребление... и отчуждение (Veraufierung)". Здесь существительное - собственность им лишь отождествляется с 3-мя отглагольными существительными, обозначающими действие над вещью. Очевидно, имелось в виду три способа овладения собственностью. Далее он, не без натяжек, отмечает особенности каждого из этих видов действия-овладения:

- "Вступление во владение есть нечто единичное: я беру во владение не более того, чем то, чего я касаюсь своим телом", - подтверждается тот факт, что собственность это то, что вы взяли (где и у кого?) и у вас это, вами взятое, ещё не успели отнять сотоварищи. Обратите внимание, что здесь использовано слово - брать, как более мягкий и мирный аналог слова отчуждать, или воровать. Ну, ведь всем известно, что никто просто так никому не разрешит брать своё, кровное. Читаем далее: "Вступление во владение посредством обозначения есть наиболее совершенное из всех, ибо и другие виды вступления во владение содержат в себе в большей или меньшей степени действие знака. Тем, что человек может давать знак и приобретать посредством него имущество, он показывает свое господство над вещами. Через вступление во владение вещь получает предикат моя". - обозначив нечто меткой или даже просто словом: "моё", - я вступаю во владение вещью, опять таки, если никто не протестует против этого, или до тех пор, пока некто более сильный не скажет на эту же вещь своё: "МОЁ", но Гегель этот факт мягко "спускает на тормозах". Несколько, раньше он отмечал, что: "Первый есть собственник по праву не потому, что он первый, а потому, что он свободная воля, ибо первым он становится лишь потому, что после него приходит другой". Но опять мы не видим у Гегеля пояснений, и зачем этот другой приходит, и что он после прихода C этим первым-το и его свободной волей, да и собственностью делает. Второй приходит явно не в гости, а с определённой целью, возбуждённый и гегелевским желанием и вожделением. Да и вообще непонятно, как и где этот первый находит тот объект, который он с помощью метки "моё" делает собственностью. Не иначе как он выступает всегда вторым по отношению к реально первому, но более слабому. В бесконечном цикле всех возможных присвоений и переприсвоений нигде нет понятия первый и второй, а есть понятия (по той же диалектике) нынешний владелец и предыдущий или нынешний владелец и владелец будущий.

- "Потребление есть эта реализация моей потребности посредством изменения, уничтожения, поглощения вещи, лишенная самости природа которой тем самым открывается, и вещь, таким образом, выполняет свое назначение". - в данном контексте о собственности получается, что потреблять можно всё и не только собственность. В силу этого потребление и собственность не обуславливают друг друга, ибо никак не связаны друг с другом. Например, вода из ручья, солнце или воздух. Ведь они потребляются и без обязательного ярлыка "моё". И ещё интересное словосочетание: "свое назначение". Идя на бойню, бык явно выполняет не своё назначение, поскольку его назначение есть продление рода парнокопытных. Далее, видя подобное противоречие, Гегель уточняет себя же: "Поэтому мое право на частичное или временное потребление, так же как на частичное или временное владение (как сама частичная или временная возможность потреблять вещь), которое мне предоставлено [кем?], отличается от собственности на саму вещь", - не поясняя, каким-таким "дядей" это право, потреблять чужое или ничьё, мне предоставлено. Ox уж эти обезличенные предложения, типа: "Есть мнение...". За ними всегда просматривается угроза насилия со стороны "дяди", или обычная неограниченная силовая власть. При этом не уточняется, что надо понимать под частичным потреблением и временным. Любое потребление всегда временное, ибо не может длиться бесконечно долго. А как понимать здесь частичное? По контексту следует, что в случае если я нечто потребляю полностью и бесконечно, то только тогда это моя собственность. Обратите внимание, что здесь под владением разумеется не собственность, а только возможность (?!) потреблять вещь. А ведь возможность потребления всего есть всегда, везде и у всех, да только действительностью она становится исключительно для собственников вещи, или для арендаторов вещи (с оплатой аренды), или... для воров.

-А вот при рассмотрении отчуждения у Гегеля наблюдаются явные ляпы и хитрые натяжки. Читаем: "Я могу отчуждать мою собственность, так как она моя лишь постольку, поскольку я вкладываю в нее мою волю, так что я вообще отстраняю от себя свою вещь как бесхозную или передаю ее во владение воле другого". Получается, что отчуждать можно только от себя, а не от: кого-то другого, да в свою пользу, или для себя! И для отчуждения вещи от себя нужно... выполнить ряд действий - отстранить или передать, иметь волю, а не взять, да и выставить её на мусор, или выбросить. И далее по этой же теме: "истинное отчуждение есть волеизъявление, что я не хочу более рассматривать вещь как Мою". Значит любая вещь на мусорной свалке без таблички с волеизъявлением, что это не моё, - это чья-то собственность и подлежит охране государством. Вот почему государство оказывается решать проблемы мусорных свалок, оно чтит право собственности. Я бы определил движение собственности (скачкообразное) в виде двух связанных между собой, но противоположных моментов - отчуждения и присвоения. По Гегелю получается что отчуждение - это всегда и для всех акт... добровольный и состоит лишь в одностороннем отказе от собственности и рассматривается как нечто единичное и вне своей противоположности. Я, просто так, нечто отчуждаю от себя, ну, просто, мне так захотелось, на то моя свободная воля, а там... и трава не расти. Добывал правдами и неправдами себе собственность, а потом, просто так, выбрасываю или передаю её во владение другому. Согласитесь, что добровольный отказ от собственности вообще... невозможен. От вещи добровольно отказываются, когда она как собственность уже не может потребляться, т.е. тогда когда она умерла, как собственность. Наверное, все-таки этот другой сумел "убедить" меня совершить "добровольную" передачу. А сделать это можно только с помощью... насилия. Добровольно-принудительный метод существовал не только в СССР, но и задолго до Гегеля. Следует заметить, что Гегель оставил себе маленькую лазейку, назвав добровольное отчуждение истинным, но нигде далее (наверное, вообще забыл), - не исследовал его противоположный момент, - отчуждение неистинное или именно отчуждение насильственное, когда чужую вещь не отстраняют, а овладевают ею, как своею вопреки великому гегелевскому Праву. Но в данном контексте (и далее - везде) прямого определения для акта насильственного отчуждения собственности у Гегеля, увы, нет, но косвенно он им пользуется, оформляя в иные понятия. Благо словарного запаса ему не занимать. Вопреки изложенной концепции отчуждения, как акта добровольного отказа от собственности, Гегель с помощью простого словоблудия "доказывает" нам, что: "Неотчуждаемы поэтому те блага или, вернее, те субстанциальные определения - и право на них не уничтожается давностью, - которые составляют собственную мою личность и всеобщую сущность моего самосознания, равно как моя личность вообще, моя всеобщая свобода воли, нравственность, религия". И несколькими строками ниже, произнеся строку стандартного, непонятного для посторонних заклинания', "противоречия между тем, что он [дух] есть лишь в себе, а не также и для себя, и, наоборот, между тем, что он есть для себя, а не в себе", - Гегель заявляет нечто прямо противоположное. Вот это "следствие" из предыдущего доказательства после произнесённого им стандартного философского заклинания, "в этом же заключается возможность отчуждения личности и ее субстанциального бытия... Примерами отчуждения личности служат рабство, крепостничество, неспособность обладать собственностью". Вы поняли подобную логику, причинность и связь этих двух его высказываний, заклинания и следствия из него? Лично я ровно ничего не понял. И как это надо понимать: "неспособность обладать собственностью"? По-моему таким свойством обладает только труп или гегелевский же Дух. Причём о внешнем или насильственном отчуждении нигде не упоминается вообще. Более того, чуть ниже после этого же заклинания (или обращения к Духу), читаем: "Поэтому, если государство требует жизни индивида, он должен [добровольно?] отдать ее". Обобщив всё им сказанное, я делаю следующий вывод. Приняв концепцию лишь чисто добровольного отчуждения собственности вне единства её с противоположным моментом - насилием или присвоением, а это прямое нарушение диалектики, Гегель бездоказательно запрещает индивиду самому распоряжаться своей жизнью, что противоречит принятой им же концепции. Это право распоряжения жизнью он возлагает только на его родное государство, и нагло (авось, да проскочит) тут же приводит примеры отчуждения личности в виде рабства, крепостничества, хотя ранее утверждал, что личность добровольно неотчуждаема, а о насилии вообще не упоминал. Тот известный факт, что люди зачастую добровольно продавали свою личность в рабство, нарушая тем самым великий принцип неотчуждаемости. Гегелю неизвестен. Нарушил свою же диалектику и (как его ученик - Маркс) поплыл... во все тяжкие. А ввёл бы понятие насильственного отчуждения, и всё бы стало на место, но исключая идеал разумного государства и Право. Этим Гегель пожертвовать не может. Чёрт с ней, с диалектикой, лишь бы государство процветало. Это как в анекдоте про бандеровца, когда на вопрос соседа, почему он поливает клумбу машинным маслом, последовал чисто гегелевский ответ: "чорти з нею, клумбою, аби зброя не ржавіла".

И, наконец, добираемся до интимного места в "Философии права", - места, где Гегелем, как всяким, не выучившим урока школяром, предпринимается позорная, неуклюжая попытка дать диалектику собственности, определив знаменитые для диалектики противоположные моменты собственности, выраженные в их единстве в третьем. Читаем: "Непосредственное вступление во владение есть первый момент собственности. Собственность приобретается также Посредством потребления, и третий момент есть единство этих двух моментов - вступление во владение посредством отчуждения". А если коротко, то из этих гегелевских заворотов формально следует диалектическая формула: отчуждение = вступление во владение + потребление, и прямо о собственности нет ни слова, если только не понимать под отчуждением, вопреки Гегелю, приобретение путём силы чужой собственности, а не её добровольное отторжение от себя. Только приобретение собственности путём отчуждения её у другого собственника предполагает вступление во владение или потребление. Отказ от владения собственностью и её потребления, путём отчуждения от себя, подразумевает нечто обратное, - не собственность. Здесь Гегель просто изнасиловал себя и мне как-то неловко, что я стал случайным свидетелем этого постыдного процесса. И вот почему. Далее по тексту у Гегеля идёт пространное рассмотрение проблемы отчуждения личности, плагиата и вообще продуктов духовной деятельности, а также проблемы самоубийства, вне рамок приведенных им в своей формуле моментов, просто как у обычного журналиста или публициста, путём констатации факта и... своих мыслей по этому поводу. И это понятно, поскольку что-либо путное втиснуть в рамки этого с позволения сказать "уравнения" даже Гегелю не удалось.

Ведь следуя Гегелю, как это я показал выше: "истинное отчуждение есть волеизъявление, что я не хочу более рассматривать вещь как Мою". Поэтому в таком отчуждении вещи я тем более не хочу вступать во владение, и, тем более, потреблять её, поэтому приведенное уравнение для факта только добровольного отчуждения вообще должно стать неравенством: отчуждение вступление во владение + потребление. Кроме этого потреблять что- либо можно и, не вступая во владение (например, воздух или пищу в гостях), а, вступив во владение, вполне можно и не потреблять. Две категории в правой части уравнения вполне автономны и никак не желают замещать или, тем более, снимать друг друга. И ещё Гегель отмечал, что: "Пользование стихийными (eleinentari-sche) предметами не может по своей природе сделаться частным, стать предметом частного владения", - здесь, пользование не предполагает собственности. Кроме того, не всё, чем некто владеет, есть его собственность, владеть можно и чужим. Например, аренда или воровские льготы "по чину" типа резиденций президента, дач и автомобилей чиновников. Не всякую собственность, а точнее "владение" можно добровольно или принудительно от себя отчуждать. Например, знания учёного или навыки спортсмена, воина, рабочего, те же пожизненные льготы чиновников, не могут быть окончательно проданы и отчуждены. Да, ими могут пользоваться другие (знания учёного потребляют многие, силу воина используют цари, рабочую силу используют капиталисты), но отчуждать их от носителя физически невозможно. Не всякую собственность владелец может непосредственно потреблять и не всё, что я потребляю, есть моя собственность. Например, владелец фабрики не может прямо её потреблять, а рабочий, потребляющий сырьё и станки этой фабрики не является их владельцем. Так что вопросы собственности и её отчуждения далеко не такие однозначные, и с потреблением, практически, бывают никак не связаны.

А Гегель столкнулся, бедняга, с насильственным отчуждением, или воровством, и совсем потерял диалектическую логику. Табу - оно табу и есть. И для Гегеля, и для крестьянина, и для учёного, и для папуаса. Но присвоение и отчуждение - это две противоположности, два момента, две стороны одного процесса - движения собственности. Собственность (точнее ресурс, как часть собственности) перемещается скачками, путём отчуждения вещи у одного и присвоения её другим собственником до тех пор, пока она не умрёт во владении. Поэтому присвоение и отчуждение, как диалектические противоположности неразделимы, как мир и война, как правое и левое, как начало и конец. Автономное присвоение составляет момент становления собственности, а отчуждение - её потерю или смерть для собственника. Покупка или обмен с целью приобретения собственности Гегелем правильно исключены из рассмотрения, поскольку в этом случае одна собственность замещается другой, и этот процесс, с т.з. движения абстрактной собственности, тождественен самому себе.

Из разумных замечаний о собственности отметим, что Гегель рассматривал собственность как отношение общественное: "Внутренний акт моей воли, который говорит, что нечто есть мое, должен быть признан и другими", - Робинзон на острове никаким собственником не может быть, а в совокупности с Пятницей - могут возникнуть и отношения признания и, потому, отношения собственности. Причём, (важный момент!) здесь у Гегеля никак не отмечено добровольно, или насильно осуществлено такое необходимое признание.

А теперь оставим путаника Гегеля и отметим некоторые мысли о собственности со стороны Маркса. А их у него в "Капитале"... практически нет. Он очень много рассуждает о различных формах собственности, об их особенностях, о частной собственности, а дать разумное определение этому феномену не удосужился. Полная аналогия с "Теорией государства и права", где изучается государство, его формы, структуры, а конкретного и однозначного определения государства не существует. Многообразие определений, или полное отсутствие их говорит о партийности "науки". А партийность порождает лишь лжеучения и лже истины. C трудом я накопал у него тройку цитат, где хоть как-то описываются свойства собственности. Например: "что существуют такие семьи, роды, которые еще только владеют, но не имеют собственности". - чем ещё раз подтверждается известный и Гегелю факт, что вступление во владение ещё не есть реализация права собственности. Если есть много хорошей земли, и я владею или пользуюсь, как воздухом, данным её участком, то при наличии спорных моментов с соседом, я вообще могу перейти на незанятую землю, и дальше просто пользоваться (владеть) ею, не объявляя её своей собственностью, не ставя на ней метку: "моё".

Ещё: "С течением времени военная и духовная знать вместе с общинной собственностью узурпировала и связанные с нею повинности. Труд свободных крестьян на их общинной земле превратился в барщинный труд на похитителей общинной земли". Просто, с течением времени, от нечего делать, на всякий случай, знать похитила общинные земли. А был бы у знати телевизор, и по нём шли сериалы, то похищения не было бы, ввиду отсутствия у знати свободного времени. И эту бредятину Маркс со спокойной совестью втискивает в "Капитал". Как только Гегель, и Маркс - сталкиваются с табу на воровство - логика их мышления напрочь исчезает. Похищение и похитители есть, а воровства и воров нет! Неужели оба настолько натасканы (или запуганы) государством, что теряют память и разум, вступив на запретную для них, "честных и законопослушных", воровскую территорию "Хозяина"?

Ещё одна цитата: "Часть земель самостоятельно возделывалась членами общины как свободная частная собственность". Свободная собственность, да ещё и... частная! Кто мне пояснит на примере, что это такое? Собственность общинная и не общинная (частная) - это понятно. А свободная собственность - это то же самое, что и: "свободный раб", "сухопутная рыба", или "мудрый философ", или даже... "математически грамотный... экономист".

Или ещё: "земельная собственность сама есть результат как современной торговли и современной промышленности, так и применения последней к сельскому хозяйству". А замените здесь: "земельную собственность" на слово: "комбайностроение" и получите тоже вполне осмысленный текст. И ещё "вывод" из этой цитаты: до современной Марксу торговли и современной ему промышленности земельной собственности... - не было. Из "Капитала" Маркса вы так и не узнаете, чем всё-таки частная собственность отличается от общинной или личной, да и от земельной тоже, поскольку, повторюсь, определения собственности там нет. Ну, не утруждал себя Великий Стратег-Экономист подобными мелочами.

Вот характерная цитата: "Частная собственность, как противоположность общественной. коллективной собственности, существует лишь там, где средства труда и внешние условия труда принадлежат частным лицам. И в зависимости от того, являются ли эти частные лица рабочими или нерабочими, изменяется и характер самой частной собственности". А здесь остановимся подробнее. Вроде бы диалектически правильно Марксом частная собственность противопоставляется коллективной собственности, но у Маркса, да и "в природе" реальной диалектики их взаимоотношения нет. В реалии любой собственности, по диалектике, должна противостоять некая несобственность, или свободный ресурс. Присвоив свободный ресурс ("моё") вы создаёте собственность и, отказавшись от ресурса ("не моё") вы создаёте ресурс ничей, или свободный. Любая собственность может перейти только в несобственность и, наоборот. Частная, личная, коллективная, общественная, кооперативная, государственная и прочие виды собственности это по Марксу: "Бесчисленные оттенки частной собственности, которые открываются нашему взору", и не более того. C таким же успехом в предыдущей цитате частную собственность можно противопоставить государственной, поэтому понять, что такое частная собственность, как противоположный момент коллективной, но тоже собственности не представляется возможным. Если вам заявить, что частная сепуляция есть противоположность сепуляции коллективной, то, что есть сепуляция вообще, надо искать в другом месте. Насчёт коллективной собственности, - этого я вообще не понимаю. Собственность не может быть общественной, или коллективной, и здесь видим очередное передёргивание понятий у Маркса. Собственность всегда это собственность частная, как предмет владения одного (физического или юридического) лица. Иные лица (физические или юридические) могут пользоваться этой собственностью, что создаёт эффект коллективного "владения". Пользование чем-либо не есть и владение чем-либо в форме собственности. Маркс, передёрнув понятия собственности и пользования собственностью, привёл читателя к мысли о существовании и... общественной собственности. Когда крестьяне пасут скот на общинных землях, то они лишь пользуются землёй общины, но не владеют ею. Собственник общинных пастбищ один - община. И никакой общественной собственности не существует. Ещё псевдо термин. Что такое частное лицо? Что ему противостоит, как лицо не частное? Почему не дано примера не частного, но лица? Если лицу частному противопоставить общественное (кооператив), то это будет тоже частное, но юридическое лицо, и тоже в лице его председателя, как... частного лица. Потому: все лица частные, и по отношению к любому лицу (физическому или юридическому) прилагательное "частное" можно опустить.

Ещё один момент. Понятие частной собственности Маркс распространяет почему-то только на средства труда и непонятные некие внешние условия труда. C этих позиций определить, что есть для меня шапка или батон хлеба, в том плане есть ли это некоторая собственность вообще, не представляется возможным. Если это не средства труда, то по Марксу это не частная собственность и, по его диалектике, - это только собственность общественная или коллективная, а я с этим не согласен. И шапка и хлеб это "моё", но, по определению Маркса, - это не собственность, т.к. к средствам труда их отнести затруднительно. Для устранения этого противоречия ученики Маркса (коммунисты) ввели понятие личной собственности, но это, по словам Маркса, лишь один из: "бесчисленных оттенков частной собственности". А собственность частная, так осталась без определения. А что есть частная собственность на внешние условия труда? Сколько бы арендатор ни трудился, а при наличии сплошных дождей его урожай сгниёт. Тёплая и солнечная погода (внешнее условие) - есть частная собственность по подобному, с позволения сказать, "определению" этого понятия у Маркса.

И ещё примеры бытовой терминологии, а, точнее, "частного" словоблудия. У Маркса его частная собственность имеет и оттенки, и даже... характер. Если я, простой обыватель, читаю "Капитал", то под оттенками (без примеров со стороны Маркса) я понимаю просто оттенки цвета, а под характером - поведение моей супруги, и не более того. Что Маркс вкладывал в эти псевдо понятия со своей стороны, мы уже не узнаем. Ещё один момент. У Маркса в этой цитате его частные лица (это надо понимать, владельцы частной собственности, а, точнее, даже только владельцы средств труда) могут быть рабочими и нерабочими. А как быть в смысле этой классификации с теми рабочими, которые не владеют ничем кроме "своих цепей"? Как быть с пролетариатом и с его единственной собственностью - рабочей силой? Является ли "рабочая сила" частной собственностью? В "Капитале" этого тоже нигде нет. Труд рабочего идентичен частной собственности (см. ниже), а "рабочая сила", это... что?

Если полистать другие произведения Маркса, то можно обнаружить нечто ещё более неопределённое, но и чётко проследить, как решение проблемы частной собственности подгоняется им под заранее готовый ответ - к уничтожению последней. Прежде всего, Маркс упрекает своих предшественников-экономистов: "Политическая экономия исходит из факта частной собственности. Объяснения ее она нам не даёт". Заметим, что прежде чем что-либо объяснять надо это что-то, по крайней мере, однозначно определить. Хотя, как мы видели ранее, понятие государства однозначно не определено, что никак не мешает "развитию политических наук", их школ и различных направлений. Определений Маркса и критики им определений частной собственности в предшествующей политэкономии я тоже нигде не обнаружил. Итак, главная цель Маркса - доказать всем абсолютный (по отношению ко всем) вред частной собственности и, потому, необходимость её уничтожения.

Не дав чёткого определения понятия частной собственности. Маркс определяет основную категорию политэкономии: "капитал, т.е. частная собственность на продукты чужого труда", и ещё оно определение: "отчужденный труд [это труд не «на себя», а «на дядю» - В.Ш.] есть... причина частной собственности". Получается, что когда люди работают «на себя», то частной собственности нет вообще (нет причины'). Стоит вам нанять портного, чтобы он пошил брюки, в вы наденете на себя продукт чужого труда, как возникает частная собственность (брюки), и с нею капитал, который в этом примере есть... непонятно что. Ещё о собственностях и их разновидностях. Вот постановка задачи Марксом, задачи, которая так задачей и осталась: "1) Определить... сущность частной собственности, как результата отчужденного труда, в ее отношении к истинно человеческой и социальной собственности". Наш герой полагал, что бывает собственность и не человеческая, а если и человеческая, то... не истинная. Примера человеческой и социальной собственности у него нет. Есть у него и такое, чисто лозунговое определение: "частная собственность... это - труд". Пока трудитесь - вы собственник, и даже частный, а стоит уйти на отдых - вы неимущий (бомж). Цари-короли, увы, - не собственники. А вот несколько иное определение частной собственности: "законы частной собственности - свобода, равенство, собственность... на свой труд", - где об отчуждённом труде нет ни слова. А это для господ философов: "труд, субъективная сущность частной собственности, как нечто исключающее собственность, и капитал, объективированный труд, как нечто исключающее труд, - такова частная собственность". Здесь труд - нечто, исключающее собственность, а какова частная собственность, я так и не понял. Зато понял, каков "учёный", наш герой.

Ещё фразы: "частная собственность... труд все же мыслится как ее сущность", или: "труд... мыслится как источник пагубности частной собственности". А кто этот великий мыслитель, то ли д-р Маркс, то ли Дух Гегеля, то ли сам Господь Бог - то пусть решают читатели. Но из этого положения ясно, что частная собственность пагубна. Согласимся с мудростью Маркса. Но мудрый Маркс создал весьма глупый: "коммунизм... [который - В.Ш.] еще не уяснил себе положительной сущности частной собственности... еще находится в плену у частной собственности и заражен ею". Как может пагубное одновременно быть положительным? Как может нечто со всех сторон положительное кого-то пленять и чем-то заражать? А эта фраза мэтра из серии парадоксов: "упразднение частной собственности.·· надо понимать не только в смысле непосредственного, одностороннего пользования вещью, не только в смысле владения, обладания". Даю расшифровку. Для построения коммунизма, который возможен на базе упразднения частной собственности надо просто вещами пользоваться, и в результате это вещи (рано или поздно) поломаются, или, по сленгу Маркса: будут упраздняться.

Основная "проблема" политэкономии Маркса, - это полностью высосанная им из пальца псевдо "проблема" т.н. отчуждённого труда. Оказывается, что с разделением труда, человек вынужден производить вещи не для себя, а чуждые ему объекты в виде товаров и, дабы выжить в этом мире, он вынужден ещё раз их отчуждать от себя на рынке. То, что он при этом получает нечто в обмен нечто ему уже нужное, Маркс временно забывает, как забывает, что акту отчуждения в обмене противостоит и соответствует акт присвоения. А с приходом капитализма стало вообще плохо: человек отчуждает от себя последнее, что у него осталось - свой труд. То, что он с этого что-то имеет взамен тоже временно забыто. Такие моральные мучения человеку не по силам и он начинает деградировать. Ни жизнь, ни "работа на дядю" не доставляют ему истинно человеческой радости, он превращается в рабочую скотину, в придаток машины. Что такое истинно человеческая радость тоже не определяется, ибо это и так ясно. Тысячи лет товаропроизводители производили и отчуждали на рынках товары, многие (купцы) так привыкли к этому, что свою жизнь не мыслят без подобного "отчуждения". Но пришёл мессия, или Спаситель Маркс и сказал: "Это [нехорошо и [неугодно Спасителю нашему (2:3 1-е Тимофею)", и все увидели, что: "это [нехорошо и [не]полезно человекам (3:8

К Титу)", и стали все поэтому почитать Маркса, как новоявленного (экономического) мессию. Взамен почитания и веры Маркс обещал "Царствие Божие" на земле, но далеко в будущем: "исполнилось время и приблизилось Царствие Божие (19:11 От Марк[с]а)", - коммунизм.

Читаем: "Этот экономический строй обрекает людей на занятия столь отвратительные, на деградацию столь безотрадную и горькую, что быт дикарей по сравнению с этим кажется царской жизнью". Представьте, что в научном трактате по биологии вы находите такое: "Лев, пожирающий жертву. Занятие столь отвратительные и горькое, что укус кобры по сравнению с этим кажется поцелуем ангела". В лучшем случае подобное у вас вызовет недоумение... У Маркса в равной степени деградирует капиталист, которому недоступны радости настоящего труда. А, устранив причину бед, - частную собственность, поработившую человечество, вы нивелируете и проблему отчуждения, и всё само наладится, и это называется коммунизм. Но у Маркса можно найти положение, что истинная человеческая жизнь, радость его бытия... и состоят в отчуждении: "Человек, понявший, что в праве, политике и т.д. он ведет отчужденную жизнь, ведет в этой отчужденной жизни как таковой свою истинную человеческую жизнь".

Маркс стоит на позиции исторического "развития" человечества. В процессе "развития", с появлением разделения труда, человек теряет родовую форму жизни. И этот естественный процесс вызывает у Маркса бурю эмоций: "отчужденный труд отнимая у человека предмет его производства, тем самым отнимает у него его родовую жизнь". То, что развитие это замена старого новым им забыто. И этот отчуждённый труд единственная причина, из-за которой надо вернуть человека "назад к природе" в родовое состояние. Без этого человек не выживет, и хорошо, что явился Маркс, который открыл глаза на простые истины. Истины всем открылись только в учении марксизма, где и указана причина грехопадения человечества - частная собственность. Но определения частной собственности у Маркса я... не нашёл.

Ещё: "частная собственность и выступает как основа и причина отчужденного труда, в действительности она, наоборот, оказывается его следствием". Оказывается, что человек сначала начал трудиться (не имея ничего за душой, ну, просто так, абстрактно трудиться) и получил на свою голову в нагрузку частную собственность, как следствие этого труда в виде неизбежного его довеска. Все люди думают, что частная собственность это причина, а истина открыта только Марксу и это, наоборот, следствие трудолюбия человека. И, чтобы ни у кого вообще не возникало сомнений, Маркс ставит жирную точку: "частная собственность как обособленная деятельность, как субъект, как личность, это - труд". Я, как человек наивный и доверчивый, делаю такой же естественный вывод о том, что цари-батюшки, мошенники, ворьё, нищие, попы, парламентарии и прочий не трудящийся элемент лишены собственности (труда), а единственным собственником, или даже частным собственником на земле является пролетариат и всякие прочие трудящиеся лица. И далее я прихожу к выводу, что эти хищные частные собственники-работяги отдают свою частную собственность, - труд в аренду бедняге капиталисту и получают с него проценты (на эту частную собственность) в виде зарплаты.

Вот ещё одно подтверждение этих мыслей у Маркса: "частная собственность есть продукт, результат, необходимое следствие отчужденного труда, внешнего отношения рабочего к природе и к самому себе". Здесь, как видим, только рабочие и есть частные собственники. Возможно я, как человек весьма далёкий от экономики, и изучавший только некоторые науки, вероятно, что-то, как и всегда, не так понял. Хотя, всё верно, ибо далее читаем: "Итак, чтобы жить, люди, не имеющие собственности, вынуждены прямо или косвенно поступать на службу к собственникам, т.е. ставить себя в зависимость от них". Пока всё верно, и мы видим, что президенты, депутаты, цари-короли и прочие слуги трудового народа вынуждены для кормления поступать на службу к собственникам (владельцам труда - рабочим) и жить только на взятки и никак на одну зарплату. Зарплата им не положена, поскольку: "заработная плата идентична частной собственности, ибо заработная плата, где продукт, предмет труда оплачивает самый труд, есть лишь необходимое следствие отчуждения труда". Значит, я нигде ничего не напутал. И ещё одно. Заработная плата оплачивает всё же самый труд, а не придуманную Марксом "рабочую силу". Но это я не по теме, а просто показать разночтения у Маркса. Хотя, если открыть его ранние труды, то можно найти и прямо противоположное: "Сдавать внаем свой труд - значит положить начало своему рабству; сдавать внаем предмет труда - значит утвердить свою свободу". Значит, я ошибся, и что-то не так понял у Маркса. Но пойдём далее и попытаемся, прояснить, чем труд отличается от частной собственности. Я здесь буду повторять ряд ранее приведенных перлов Маркса, но в иной их интерпретации.

- "Заработная плата есть непосредственное следствие отчужденного труда, а отчужденный труд есть непосредственная причина частной собственности". Значит, частная собственность это уже не труд, а следствие труда. Но следствий у труда достаточно много. Это, прежде всего, производимые им товары, это и усталость рабочего, травматизм, та же зарплата, экологические проблемы, которые Маркс называл: "экскрементами производства". Не менее важным следствием труда является престиж или социальное положение трудящегося, вид и способ отдыха, восстановления сил и пр.. Так к какому из этих следствий примыкает ближе всего непонятная частная собственность? И почему здесь труд уже не (неуловимая в её понятиях и определениях) частная собственность, а лишь... причина частной собственности.

- "Частная собственность, как материальное, резюмированное выражение отчужденного труда". Значит, частная собственность - это: или товар, или зарплата, или: "экскременты производства". Других материальных резюме (читай, что итогов) любого труда, в том числе и труда отчуждённого, я у Маркса и в реалиях нынешней жизни в упор не наблюдаю.

- "Отношение частной собственности - это труд, капитал и их взаимоотношение". А если ещё нет капитала, то и нет... частной собственности? Если эта фраза - момент истины, то отсюда однозначный вывод, что капитализм есть вечная и единственная общественноэкономическая формация в истории. Или до капитализма частной собственности не было. Но это противоречит фактам. А вот и "ответ" Маркса на это замечание: "вопрос о происхождении частной собственности сведен нами к вопросу об отношении отчужденного труда к ходу развития человечества". Сведен, то он сведен, но так и остался вопросом: и в пустоту, и без ответа. А ход развития человечества (как процесс) может быть связан с собственностью, (что есть вещь, или непонятно что), как огородная бузина с родственниками в Киеве.

- "к частной собственности мы приходим посредством анализа понятия отчужденного труда". Из всего предыдущего "анализа", я понял, что частная собственность всё же ближе к "экскрементам производства", чем к труду. И окончательный вывод Маркса: "из понятия отчужденного труда мы получили путем анализа понятие частной собственности". Лично я от такого "анализа" ничего не получил и ничего не понял. А чтобы меня, тупого, успокоить, Маркс подводит промежуточный итог анализа: "частная собственность оказывается, с одной стороны, продуктом отчужденного труда, а с другой стороны, средством его отчуждения, реализацией этого отчуждения". Частная собственность дана для отчуждения труда. Но если частная собственность это труд, то получаем рекурсию в таком её определении: "сепуляция это продукт отчуждённых сепулек". Рекурсия есть и в определении частной собственности: "Частная собственность, как противоположность... коллективной собственности", из которой понять, что есть собственно собственность невозможно. Попытки привязать собственность к чему-то материальному, к вещам, которые у людей и ассоциируются с собственностью, у Маркса мы находим в виде ряда противоречивых деклараций, никак не связанных с его отчуждённым трудом, и возникающих как бы "с потолка" лишь по контексту. Например:

- "промышленный капитал есть завершенная объективная форма частной собственности". А как насчёт финансового, фиктивного или торгового капитала и тех же сокровищ? Если это не объективная форма частной собственности, то, что это такое есть вообще? А бывает ли в природе субъективная форма частной собственности? Если да, то где примеры? И вот ответ Маркса: "субъективизм и объективизм... утрачивают свое противопоставление друг другу, а тем самым и свое бытие". Утратить можно нечто ранее обретённое. Но если субъективизм и объективизм утратили бытие, то в мире остаётся только нейтральное к ним учение Маркса.

- "отношение частной собственности остаётся отношением всего общества к миру вещей". Здесь об отчуждённом труде Маркс почему-то забыл. У меня всё-таки имеется мнение, что труд, а, тем более, труд от меня пока отчуждённый - это никакая не вещь, а нечто до его реализации вполне абстрактное. Значит, труд по Марксу, - это некоторая вещь. А почему не товар? Почему у него вещь-труд не товар, а товар - никому не понятная "рабочая сила"?

- "жизнь, для которой они [вещи] служат средством, есть жизнь частной собственности". Что это за жизнь, которая не может без вещей, и есть ли жизни, которые могут без них (без вещей или без некоторого жизненного ресурса) обходиться? А тот факт, что любая собственность и есть форма проявления Жизни, как таковой, будет мною показан ниже. Любая жизнь и есть собственность, как единство: ресурса и его собственника (точнее, его силы).

- "частная собственность... основанная... на срастании... работника с его... средствами труда". Только работники, но не капиталисты и есть проклятые частные собственники. А если наш работник, пусть даже временно, но сросся не с его, а с чужими (капиталиста) средствами труда, то это уже не частная собственность. А тогда, простите, какая? Неужто коллективная?

- "частная собственность является лишь чувственным выражением того, что человек становится в одно и то же время предметным для себя и вместе с тем чужим для самого себя и бесчеловечным предметом". Человек есть чужой себе бесчеловечный предмет. Это не для моего слабого ума, - это тема докторской диссертации для философов.

- "разделение труда и обмен суть формы частной собственности". C этим можно было бы согласиться, если определить... содержание (что есть частная собственность) этой формы. По законам философии, любое содержание оформлено и любая форма содержательна. И сам Маркс говорил: "Форма лишена всякой ценности, если она не есть форма содержания". Я лично никогда не ценю (не покупаю) форму, а ценю-покупаю только её содержание...

- "земельная рента, прибыль и т.д., эти формы действительного существования частной собственности". Если сравнить с предыдущим, то у неуловимой частной собственности есть достаточно много форм существования. И хочется попросить Маркса: "огласите весь список, пожалуйста", а то не ясно в какую одёжку она оденется в другой раз и как её там распознать.

- "частная собственность есть форма общения, необходимая на известной ступени развития". Здесь Маркс за 150 лет до их явления предвосхитил мобильную и сотовую связь.

- "проституция основана на частной собственности и исчезнет вместе с ней". Жаль, что и эта форма общения (см. выше) исчезнет. А останется, или нет sex по телефону?

- "английские кабаки являются наглядными символами частной собственности". А вот это чёткое определение частной собственности, которое и наглядно, и понятно для пролетария, и полностью соответствует абсолютной истине марксистской политэкономии.

Ещё прямо противоречивая цитата о частной собственности: "Мой сюртук составляет мою частную собственность лишь до тех пор, пока я могу его сбыть, заложить или продать, пока он может быть предметом куп л и-продажи... Но ни одному экономисту не придёт в голову причислять этот сюртук к моей частной собственности, ибо он не даёт мне возможности распоряжаться никаким, даже самомалейшим, количеством чужого труда". Итак, составляет или не причисляется сюртук Маркса к частной собственности, - отдано на откуп читателю...

У Маркса полностью автономно от частной собственности, смысл которой так и остался вне его определения, идёт земельная или феодальная собственность. Единственная фраза, где отмечается их историческая взаимосвязь это: "Вообще господство частной собственности начинается с землевладения; землевладение является ее основой", или так: "земельная собственность является первой формой частной собственности". Больше ничего по поводу связи земельной и частной собственности у Маркса нет. Точнее, есть, но явно эмоциональное замечание: "феодальная земельная собственность уже по самому существу своему есть результат торгашеских махинаций с землей", из которого прямо следует, что до торговли, т.е., когда только зарождалось товарное производство и был прямой бартерный товарообмен, до этого момента собственности вообще быть не могло, ибо её первая Форма (собственность земельная) возникла в результате не только торговли, а торговых махинаций с... землёй. Как можно торговать чем-то (землёй), чем ты не владеешь, которое не есть твоё, и как вообще можно торговать-меняться когда нет собственности вообще? Он долго расписывает, что рано или поздно земельная собственность станет... частной, а что это такое частная собственность так и осталось тайной для политэкономии. Кстати, о политэкономии. Под политическими процессами я понимаю процессы, относящиеся к переделу наворованного добра. Поэтому и термин политэкономия в моей интерпретации, - это экономика воровства. Именно так её понимал и Маркс, когда случайно проговорился: "Позиция землевладельца по отношению к ним [крепостным] является поэтому позицией непосредственно политической". Единственное действие землевладельцев в отношении крестьян это: десятина, оброк, барщина и прочие воровские поборы, а по Марксу это и есть политическая позиция. Если политику определить как синоним воровства, то, тем самым, Марксом полностью подтверждается и моя теория.

Итак, никакого конкретного определения частной собственности, в том плане, чем она отличается от собственности вообще, в чём её особенность, как собственности именно частной, у Маркса нет, а есть описания её свойств и отношений, да и то не всегда разумные, типа такого: "Вообще частная собственность покоится на разделе [земельных владений]". Кто делит и зачем он делит, а ни напротив, не объединяет земли? Насколько я знаю из истории все драки, простите, войны происходили за создание империй, путём объединения земель, путём укрупнения частной собственности. Тот факт, что империи всегда разваливались, это происходило вопреки тенденции к объединению в них земельных владений. И почему это собственность покоится, а не движется, как и всякая материя, и чем земельное владение отличается от земельной частной собственности - нам не сказали. Заменил, как всегда один термин его синонимом и... тихо успокоился: проблема благополучно "разрешена". Или такое Высказывание в стиле И.Сталина: "когда говорят о частной собственности, то думают, что имеют дело с некоей вещью вне человека". Кто говорит, кто так думает - не ясно. И.Сталин тоже любил делать подобные обезличенные заявления. Да и любая вещь всегда находится вне человека. Внутрь человека заглядывают хирурги, дабы удалить оттуда "лишние" вещи. И здесь Маркс подстраховался, заявляя противоположное: "смысл частной собственности... есть наличие существенных предметов для человека как в виде предметов наслаждения, так и в виде предметов деятельности". Чем предмет отличается от вещи. - думайте сами. Как видим, Маркс предусмотрел всё: и предметы наслаждения (для капиталистов) и предметы деятельности (топоры и вилы для трудящихся). Все они - проклятые частные собственники. И если вы обрадовались, что и вы есть частный собственник, то вынужден огорчить той же цитатой из Маркса: "Действительная частная собственность есть как раз самое всеобщее - нечто, что не имеет никакого отношения к индивидуальности". Таким образом, всё, что у вас есть, и что вы полагаете частной собственностью - это не действительная собственность, т.к. имеет отношение к вашей индивидуальности. Но не огорчайтесь, ибо по Марксу: "настоящая частная собственность повсюду возникла путём узурпации", а, как я показал ранее, все мы с вами есть воры, или те же узурпаторы, и если, в силу своей индивидуальности, не имеем во владении действительной частной собственности, то настоящую - стырим завсегда. Есть только одна нестыковка. Маркс вещает: "что частная собственность может быть уничтожена только при условии всестороннего развития индивидов". По предыдущей цитате к индивиду вообще, точнее, к любой пусть даже недоразвитой индивидуальности, частная собственность отношения не имеет. Тогда чью собственность могут уничтожать всесторонне развитые?

Маркс, ну, очень хочет освободить человечество от этого непосильного для человечества морального и материального груза, от частной собственности, но как всегда противоречит сам себе. C одной стороны он понимает свободу человека, как его право на владение частной собственностью: "Практическое применение права человека на свободу есть право человека на частную собственность". Значит, освободив нашего человека от этого атрибута свободы - от частной собственности, - мы, по логике Маркса, его поработим. Свободе диалектически может противостоять только несвобода, или рабство. И тут же у него находим, что в процессе исторического развития, человек сам никак не мог освободиться от этой свободы (простите, я запутался, от собственности) а только: "Он [человек] не был освобожден от собственности, - он получил свободу собственности". Полностью тупое, полицейское и обезличенное предложение. Неясно кем, когда и почему человека надо было освободить от собственности и почему всё же он сам не смог от неё освободиться, а дал ей полную свободу. И от кого же он получил свободу собственности? Как говорят великие, в т.ч. и Интернет: "За свободу нужно бороться. Ее не получают в кассе...". Казалось бы, чего проще, как освободиться от ненужной вещи (типа собственности) - выброси ея и обретёшь: или свободу, или рабство. Ан нет, для освобождения неразумного человека нужен гений Маркса. Самостоятельно человек до "такого" додуматься и от "этого" освободиться не может. Фраза эта, несомненно, красивая, парадоксальная и даже... "диалектическая", но типично лозунгового формата, для вбивания её в массовое сознание, и полностью лишённая смысла вообще, и доказательной основы в частности. Так что же это за зверь такой: собственность, а, тем более, что это за её разновидность такая: собственность частная? Забегая вперёд приведу одно абсолютно правильное выражение Маркса о государстве, как одной из форм объединения собственности: "государство... отношение между... частными собственниками, их объединение против внешнего мира... направление этого... коллектива толкает его за эти пределы и т.д.. (Рим, Греция, евреи и т.д.)". И из всего изложенного ниже, вам станет ясно: какое-такое отношение существует между отдельными собственниками, что их объединяет (и разъединяет), что есть для собственника внешний мир, и почему против (а не "за") этого внешнего мира надо объединяться. Узнаете вы также истинную движущую силу (TonKaeT). которая толкает не только коллективы, но отдельных собственников: "за пределы", хотя (по простой логике определения предела) выйти за любые пределы - невозможно.

9.1.

<< | >>
Источник: Шамшин В.Η.. Экономика воровства (анти - "Капитал"). - Издательство «Альбион» (Великобритания),2015. - Количество с. 614, рис. 2. 2015

Еще по теме Собственность = ресурс + сила (право):

  1. 3.2. Концессии как форма использования государственной собственности частным бизнесом.
  2. § 1. Исключительные права на фирменное наименование
  3. § 1. Общая характеристика земельных прав граждан
  4. § 1. Сервитуты как основание ограничения и обременения прав собственника недвижимого имущества
  5. 2. Принципы энергетического права
  6. § 2. Содержание права собственности
  7. § 2. Право частной собственности на землю
  8. § 1. Государственное регулирование и контроль за использованием частной собственности
  9. 26.1. Предмет и система экологического права
  10. Глава 2 Запрос элит на верховенство права[25]
  11. Глава восьмая Собственность в современном мире
  12. 1. Экономическое понимание собственности и имущественных отношений
  13. Собственность = ресурс + сила (право)
  14. Диалектика собственности