<<
>>

§  3.2. Национальный правопорядок и глобальная юриспруденция



    Контуры глобального правопорядка уже свидетельствуют о его деструктвиности, однако юридическое сообщество исполнено оптимизмом на сей счет.  Глобальный правопорядок, по мнению многих ученых, более совершенен, чем национальный[339].
Глобализацию в правовой сфере нельзя сводить к формированию Интерпола, международных трибуналов и международных структур по проблемам прав человека. «Глобализация в праве в объективном смысле выражается, прежде всего, в формировании новых юридических отношений, юридических институтов и норм», – полагает И.И. Лукашук[340]. По его мнению, глобализация ведет к образованию глобальной правовой системы или суперсистемы. И.И. Лукашук также обращает внимание на то, что некорректно говорить как о стирании грани между международным и внутренним правом государств (ведь у каждой из этих правовых систем свои природа, сфера действия, объект регулирования и механизм действия), так и о прямом действии международного права (поскольку международное право имеет прямое действие на территории государства с его санкции и как составная часть национальной правовой системы). Наоборот, если бы это произошло, то привело бы к нарушению их нормального функционирования. Среди важнейших правовых тенденций в эпоху глобализации И.И. Лукашук называет: интернационализацию внутреннего права государств; конституционализацию международного права (закрепление в национальных конституциях, особенно в новых, положений о международном праве) и, как следствие, конституционализацию внешней политики; доместикацию (или интернетизацию) международного права – инкорпорирование международного права во внутреннее; глобализацию правового регулирования[341].
   Применяя термин "правовая глобализация", судья Конституционного Суда РФ Н.С. Бондарь замечает, что он отражает качественные характеристики интернационализации ведущих правовых систем и нарастания на этой основе общего в нормативно-правовой жизни современной цивилизации[342]. Тенденция нарастающего влияния международного права на систему и отрасли внутреннего права России в результате набирающего силу процесса глобализации вполне очевидна.
Ключевое значение имеет определение оптимальных форм и способов решения данной проблемы, позволяющих обеспечить разумное сочетание национальных и международных интересов. В связи с этим важно определиться в выборе приоритетов, ибо, как объективно полагает Н.С. Бондарь, вопрос заключается в том, являются ли глобалистскими приоритетами свобода и права человека (причем права, приобретшие во второй половине ХХ в. международный характер) или ценности безопасности? Это связано с тем, что в силу возникновения в XXI в. новых глобальных угроз человечеству (международный терроризм, природные и техногенные катастрофы, угроза глобального потепления и др.) все большее значение в современном мире приобретают вопросы безопасности личности, общества и государства. По мнению Н.С. Бондаря, положительный ответ лишь на один из данных вопросов, заключающийся в выборе только одного из названных ранее приоритетов, представляется сомнительным, тем более что права и свободы граждан гарантируются прежде всего государством. Как справедливо отмечает Председатель Конституционного Суда Российской Федерации В.Д.
Зорькин, "права и свободы, в том числе прирожденные, не могут реализовываться без дееспособной политической власти, т.е. вне государства как политического сообщества народа, связанного правом и общей целью"[343]. Это обусловливает необходимость поиска оптимального решения в определении баланса между ценностями публичного характера, с одной стороны, и частными интересами – с другой.
По изложенным основаниям в условиях глобализации "нахождение баланса власти и свободы составляет главное содержание теории и практики современного конституционализма", учитывая, что "резкая диспропорция интересов, их жесткая конкуренция не просто вредна, а пагубна. И право на этом пути должно жестко регламентировать соблюдение баланса интересов, способствовать гармонизации"[344].
При решении этой важнейшей проблемы важно учитывать объективно существующее противоречие между всемирным процессом глобализации и потребностью государств сохранить собственную идентичность. Заслуживают внимания соображения академика Н.Н. Моисеева, который, предостерегая от переоценки значения реализации идеи достижения универсальности цивилизации, обращал внимание на отсутствие единых подходов к разрешению данной проблемы. С точки зрения Н.Н. Моисеева, "в разных условиях в разные времена разные общества находили и будут находить свою меру компромисса между свободой и равенством, соответствующую конкретным жизненным реалиям. Какие-либо общие универсальные рецепты, годные для всех времен и народов, отсутствуют"[345]. В связи с этим предложение о неких универсальных правах человека, одинаково пригодных для населения всей планеты, является, по его мнению, иллюзией. Выделяя в высказанной Н.Н. Моисеевым теории возражение против унификации (стандартизации) прав человека, Е.А. Лукашева считает такой подход рациональным, как предполагающий "недопустимость форсирования процесса восприятия и заимствования международно-правовых норм о правах человека всеми странами и регионами мира"[346]. Е.А. Лукашева обоснованно указывает на объективную зависимость этого процесса от таких факторов, как социокультурные системы, традиции и уровень благосостояния народов конкретных стран. Такой же точки зрения придерживается и И.А. Ледях, которая считает, что практика ограничения или отступления от гарантируемых региональными актами прав и свобод в условиях чрезвычайного положения по-разному проявляется в регионах в зависимости от цивилизационных особенностей, конфессиональных устоев, традиций и т.п., которые влияют на трактовку и определение сущности прав человека[347]. Аналогичный подход в общем демонстрирует и Р.Т. Шамсон, полагающий, что целостному пониманию концепции прав и свобод человека препятствует целый ряд иных обстоятельств, включающий в себя различия в социальных условиях существования людей, изменения понятия и содержания прав человека в ходе исторического развития, глубокие различия в морально-правовых воззрениях в разных странах на эту проблему[348]. Анализируя испанский вариант интегральной модели прав человека, А.Н. Медушевский также обращает внимание на необходимость учета возможности реализации проекта глобализации мира в конкретных социальных и исторических условиях[349].
А.Г. Светланов отмечает, что в глобальном плане народы мира вовсе не разделяют безоговорочно то понимание прав и свобод, которое исповедуется в Европейском Союзе и Северной Америке[350]. На это же обращает внимание И.И. Лукашук, подчеркивая, что международные пакты о правах человека не приняты большинством государств мира из-за цивилизационных различий, преодоление которых является весьма сложной задачей длительного характера, в процессе решения которой необходимо сохранить национальное наследие и национальную идентичность[351].
Далеко не случайно в последнее время обращается внимание на опасность "некритического заимствования" западных правовых институтов, внедрение которых без учета реальных условий и национальных особенностей может вызывать кризисные явления. Более того, имеют место высказывания о реальной опасности "демонтажа" государства в условиях активного внедрения идеи глобализации и нового международного порядка, в связи с чем вопросы соотношения национальных и международных стандартов прав человека приобретают особое значение.
<< | >>
Источник: Сорокин В.В.. Юридическая глобалистика: Учебник. – Барнаул,2009. –  700 с.. 2009

Еще по теме §  3.2. Национальный правопорядок и глобальная юриспруденция:

  1. 2. Сущность коррупционных преступных деяний
  2. 158. Влияние природных и техногенных катастроф на глобальную экологическую ситуацию
  3. Глава 3.1. ОБЪЕКТ ЛЕГАЛИЗАЦИИ (ОТМЫВАНИЯ) ДОХОДОВ, ПРИОБРЕТЕННЫХ ПРЕСТУПНЫМ ПУТЕМ
  4. С О Д Е Р Ж А Н И Е
  5. Классическая юриспруденция обретает новые очертания – она становится глобальной юриспруденцией.
  6. Уход государства от решения народно-хозяйственных проблем, разрушение обороны, безопасности, здравоохранения, образования, науки, насаждение коррупции и казнокрадства, инспирирование организованной преступности означает постепенное переподчинение страны под внешнее управление.
  7. § 1.2. Постмодернизм и глобальная юриспруденция
  8. § 2.4. Движущие силы глобализации мира
  9. §  3.2. Национальный правопорядок и глобальная юриспруденция
  10. Юридическая практика эпохи глобализации мира показывает, что согласование современного международного и внутригосударственного, национального права невозможно
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -