<<
>>

§ 1. Поиски оптимальной государственно-конституционной модели (1789—1875 гг.)

Принцип разделения властей впервые был провозглашен английским философом Локком, а затем разработан и дополнен французским писателем, историком и философом Ш. Монтескье в его сочинении “О духе законов”[309].

Равновесие законодательной, исполнительной и судебной властей, а также их сотрудничество в результате использования различных механизмов их взаимодействия, так называемых “сдержек и противовесов”, для избежания “политического иммобилизма” — 2 главных открытия Монтескье.

Хотя теоретически идея разделения властей была хорошо разработана во Франции, на практике она окончательно утвердилась позже, чем, скажем, в Англии и США, — только в конце XIX в. В течение почти ста лет с начала революции 1789 г. до образования 111 Республики в 1875 г. шли поиски приемлемой для Франции государственно-конституционной модели. На ее формирование большое воздействие оказывали не столько правовые факторы, сколько целый комплекс различных систем ценностей — национальных, культурных, политических, социальных, наслоение которых в сочетании с той или иной расстановкой классовых и политических сил приводили к созданию всевозможных форм политического управления — от империи до республики.

Разрушив старый порядок, революция 1789 г. смела политическую власть аристократии, но не смогла в одночасье изменить национальный менталитет, исторические традиции, социальный и политический консерватизм большинства населения. Рождению и утверждению нового буржуазного строя сопутствовали постоянная политическая нестабильность, частые экономические кризисы, многочисленные войны, социальная напряженность (до создания III Республики в 1875 г. во Франции произошли четыре революции и Парижская коммуна), классовые антагонизмы старого и нового господствующего класса, к которым добавилось и стало играть важную роль противостояние рабочие — капиталисты. Существенную нестабильность в общество вносило и появление вскоре после слома старого режима различных политических группировок, отстаивавших порой прямо противоположные политические идеалы и яростно боровшихся за власть.

В отличие от Англии или США Франция является страной, в которой издавна существовала многопартийность. Все эти дестабилизирующие факторы задерживали создание правового государства, основанного на принципе разделения властей.

История первых десятилетий XIX в. во Франции — это противоборство двух общественных систем — старой феодальной и родившейся буржуазной, которая постепенно, не без упорной борьбы прокладывала себе дорогу вперед. Постепенно во французском обществе сформировалось новое государствен но-политическое сознание, носителем которого выступала политически активная и экономически преуспевающая буржуазия. Два новых класса — буржуазия и рабочие — сыграли определяющую роль в утверждении во Франции республиканизма. Недолговечное существование политических систем XIX в. (в среднем 10—15 лет) явилось следствием поисков различными политическими силами оптимальной для Франции модели государственного устройства. Эти “метания” прекратились после завершения промышленного переворота и окончательного установления во Франции капиталистического строя. Монополистический и финансовый капитал, связывавший свое процветание со стабильным политическим режимом, нуждался в гарантиях незыблемости своей власти: в 70-е годы он создает правовое государство, одним из основополагающих принципов которого стал принцип разделения властей.

Конституционная история любого государства непосредственно связана с политической. До победы парламентаризма во Франции в конце XIX в. страна пережила II конституций и увидела реставрацию всех видов политических режимов (монархии в 1814 г., республики в 1848 и 1875 гг., империи в 1851 — 1852 гг.), в каждом из которых она прожила треть века: наполеоновская эпоха (1804—1815 гг. и 1851 — 1870 гг.), монархический режим (1814—1830 гг. и 1830—1848 гг.) и парламентский строй (1848— 1851 гг., 1870 г. и далее). Любопытно, что почти каждая из фран-

цузских конституций принималась как бы в противовес предыдущей, изменяя существенным образом ее основные положения.

Режим, обеспечивающий преобладание исполнительной власти, сменялся режимом Национального собрания и наоборот. Некоторые конституционные документы отрицали принцип разделения властей. Например, республиканская Конституция 1793 г. и законодательные акты Парижской коммуны 1871 г., в которых вся полнота государственной власти вручалась законодательным органам; или, скажем, Конституция 1804 г., позволившая императору Наполеону сосредоточить в своих руках все три ветви власти. В других конституциях этот принцип нарушался, как, к примеру, в королевских Хартиях 1814 и 1830 гг. и в Конституции II Империи 1852 г., передававших прерогативы судебной власти в ведение главы государства. Не имея возможности проанализировать все государственно-правовые акты Франции XVIII—XIX вв., хотелось бы более подробно остановиться на двух конституциях — 1791 и 1848 гг., представлявших наибольший интерес с точки зрения признания и развития ими принципа разделения властей.

Первые попытки практического применения теории разделения властей относятся к периоду Великой французской революции. Уже в “Декларации прав человека и гражданина” (1789 г.), ставшей преамбулой первой Конституции 1791 г., провозглашалось, что “любое общество, в котором не обеспечено разделение властей, не имеет Конституции” (ст. 16). Этот принцип нашел свое отражение в первых пяти статьях раздела “О государственных властях” Конституции 1791 г.: “Суверенитет принадлежит нации: он един, неделим, неотчуждаем и неотъемлем...”; “Нация, которая является единственным источником всех властей, может осуществлять их лишь уполномоченным путем. Французская конституция имеет характер представительный; представителями являются законодательный корпус и король”; “Законодательная власть вверяется Национальному собранию...”; “...власть исполнительная вверена королю...”; “Власть судебная вверена судьям, избираемым народом на определенный срок”.

Можно выделить три характерные черты Конституции 1791 г.: суверенитет монархический заменялся национальным суверенитетом; в стране устанавливался представительный режим и провозглашалось разделение властей.

По Конституции 1791 г. законодательная власть принадлежала однопалатному Национальному собранию, которое избиралось каждые два года департаментскими избирательными собраниями, состоявшими из “активных граждан” на основе избирательного ценза (разд. III, гл. 1) и действовало постоянно. Члены Собрания обладали большими правами — голосовать законы и бюджет — и имели широкие прерогативы в финансовой, административной и военной областях (разд. III, гл. 3, отд. 1).

Главой исполнительной власти “божьей милостью и силой конституционных законов” являлся король. Хотя Конституция 1791 г. провозгласила “королевскую власть неделимой”, а “особу короля неприкосновенной и священной” (разд. III, гл. 2, отд. 1), он являлся “королем французов”, т.е. представителем нации. Король обладал правом быть “верховным главой общего управления королевством”, верховным главнокомандующим и хранителем “общественного порядка и спокойствия”. Он назначал и увольнял министров, а также других высших чиновников. Конституция попыталась уравновесить обе ветви государственной власти, вводя “приостанавливающее вето”. Король мог его применять в отношении законов, принимаемых Собранием (разд. III, гл. 3, отд. III), чтобы задержать их вступление в силу и таким образом повлиять на парламент.

Конституция 1791 г. впервые провозгласила независимость судебной власти, которая “не может осуществляться ни законодательным корпусом, ни королем” (разд. III, гл. 5, ст. 1).

Власти, таким образом, были четко и жестко разделены, но не уравновешены, так как власть Собрания оказалась намного сильнее, влиятельнее власти короля, а способы взаимодействия исполнительной и законодательной властей фактически отсутствовали. Король (и тем более министры, не имевшие контактов с Национальным собранием) обладал только одной возможностью воздействия на парламент — громоздким, трудно применяемым на практике “приостанавливающим вето”, первое же использование которого (в вопросе о высылке неприсягнувших священников) вызвало сильный политический конфликт между королем и Собранием и свержение монархии.

Политический режим был “убит” отсутствием сотрудничества властей и желанием Собрания единолично осуществлять политические преобразования французского общества.

Конституция 1848 г. принималась совсем в других исторических условиях: Франция к этому времени успела пережить республиканское правление (1793—1804 гг.), империю, две реставрации. После революции 1830 г. конституционная монархия окончательно превращается в буржуазную монархию, приведя политическую надстройку Франции в большее соответствие с ее экономическим базисом. В 40-е годы в стране полным ходом шел промышленный переворот. Главную экономическую и все большую политическую роль стала играть буржуазия, а ее главным классовым оппонентом была уже не только и не столько промонархическая аристократия, сколько рождавшийся рабочий класс.

Кризис верхов, буржуазная оппозиция Июльской монархии, рост республиканского движения, требование широкой избирательной реформы и разрешения серьезных социальных конфликтов 1847—1848 гг. привели к новым революционным потрясениям. 24 февраля Временное революционное правительство, состоявшее в основном из буржуазных республиканцев, провозгласило республику и приступило к работе над новой республиканской Конституцией.

Конституция II Республики являла собой возвращение к традициям представительного режима 1789—1791 гг. и четкому разделению властей.

Учитывая социально-политические реалии своего времени, преамбула Конституции декларировала не только политические, но и впервые — экономические и социальные права граждан. К революционным лозунгам равенства и свободы она добавила лозунг братства, ставший третьей частью республиканского девиза.

Как и в “Декларации прав человека и гражданина” (1789 г.), в Конституции 1848 г. провозглашалось, что “разделение властей — первое условие свободного правительства” (ст. 19). Исходя из этого принципа, Конституция создала две одинаково сильные и независимые друг от друга ветви власти, которым народ делегировал свои полномочия.

Впервые после полувекового существования двухпалатного парламента, введенного еще республиканской Конституцией 1795 г., учредители II Республики вернулись к революционной форме однопалатной Ассамблеи. Буржуазно-республиканское большинство Учредительного собрания отвергло различные предложения о создании двухпалатного законодательного корпуса, поступавшие со стороны монархистов, которые рассчитывали противопоставить избираемой всеобщим голосованием палате депутатов формируемую привилегированными избирателями буржуазно-аристократическую верхнюю палату. Введение однопалатного парламента объяснялось, таким образом, несколькими причинами:

  1. историческими(враждебность республиканцев идее аристократической палаты пэров, как то было во время двух предыдущих политических режимов);
  2. юридическими: ст. 34 Конституции подчеркивала, что “члены Национального собрания являются представителями не только избравшего их департамента, но и всей Франции”, а ст. 2 преамбулы провозгласила “Французскую республику демократической, единой и нераздельной”;

3) политическими: желание иметь сильную законодательную власть, “пострадавшую” в период реставрации монархии.

Как и Законодательное собрание в 1791 г., Национальное собрание II Республики — однопалатный парламент, избираемый всеобщим голосованием, включавший в себя 750 человек (ст. 21, 25), действовавший постоянно (ст. 32) и обладавший неограниченной законодательной властью. Депутаты пользовались правом переизбрания и образовывали бесконтрольное, не подлежащее роспуску Собрание.

Исходя из принципа четкого разделения властей, буржуазнореспубликанский либерализм создал важный противовес законодательной власти (с которой он связывал “эксцессы демократии”) в виде сильной президентской власти, независимой от парламента и наделенной почти королевскими полномочиями. С этой целью Конституция 1848 г. предусматривала избрание президента Республики не парламентом, а всенародным голосованием (ст. 46). По Конституции президент получал исключительное право формирования правительства (ст. 64), был вправе представлять через министров законопроекты в Собрание, следил и обеспечивал выполнение законов (ст. 49). Единственное ограничение президентского полновластия состояло в том, что он избирался на четыре года без права переизбрания на следующий срок и не получал права роспуска Собрания.

Судебная власть по Конституции 1848 г. “отправляется безвозмездно от имени французского народа” и “публично” (ст. 82). Однако ее независимость от исполнительной и законодательной властей не декларировалась.

Исходя из статей Конституции 1848 г., политический режим мог бы эволюционировать в сторону парламентского или даже договорного режима. Однако на практике возобладал ярко выраженный президентский характер государственно-конституционного устройства; равновесие властей оказалось нарушенным, что привело к быстрому краху II Республики.

Осуществив государственный переворот 2 декабря 1851 г., президент II Республики Наполеон Бонапарт, поддержанный монархической аристократией и частью крупной буржуазии, восстановил империю. Декларированный Конституцией 1848 г. принцип разделения властей фактически так и остался на бумаге. Новая Конституция II Империи 1852 г. крайне ограничила пол- иомочия законодательного корпуса, сосредоточив всю полноту государственной власти в руках императора. В 60-е годы, в эпоху так называемой парламентской империи, Наполеон III попытался уравновесить исполнительную и законодательную власть в целях укрепления политического режима (например, он восстановил политическую ответственность министров перед Законодательным корпусом), Однако все его начинания были прерваны франкопрусской войной и поражением в ней Франции. II Империя пала.

Революция 4 сентября 1870 г. и провозглашение республики, франко-прусская война и Парижская коммуна значительно изменили политические настроения французов. Решительно по-республикански были настроены рабочие, доказавшие свою приверженность к республиканской форме правления во время революции 4 сентября, восстания 31 октября 1870 г. и 22 января 1871 г., не говоря уже о Парижской коммуне. Серьезные сдвиги произошли и в политических настроениях крестьянства, бывшего когда-то в числе верных сторонников бонапартизма и поддерживавшего монархический строй. Республиканская форма правления предоставляла большие политические и экономические выгоды буржуазии. Глава умеренных республиканцев Гамбетта довольно откровенно высказывал мысль, что именно республика позволяет буржуазии с большой легкостью удерживать свою политическую власть, а также сохранять равновесие классовых сил. “История... показывает, — говорил Гамбетта в 1872 г., — что республика всегда противостояла самым решительным революционным выступлениям и самым ужасным социальным грозам”[310].              .

После окончания франко-прусской войны и вплоть до принятия Конституции 1875 г. во Франции действовал временный режим управления. Он был организован на основе двух конституционных актов: “Конституции Ривэ” (1871 г.) и “Конституции Брогли” (1873 г.)[311]. Первый из них был призван утвердить главенствующую власть Собрания, второй — ее организовать. Эти два юридических документа являли собой парадокс государственнополитического устройства, ибо вручали основные рычаги управления страной избранному осенью 1870 г. промонархически настроенному Учредительному собранию, “представлявшему французский народ”, который в 1871 г. уже разделял республиканские убеждения. Доказательством этому служили результаты частичных парламентских выборов 2 июля 1871 г.: из 118 новых депутатов ¦100 были республиканцами.

Состояние “временного режима” вносило большую нестабильность в существование республиканского строя, который конституционно не был оформлен. Поэтому в 1874 г. Учредительное собрание было вынуждено начать разработку конституции. Монархисты попытались организовать будущее конституционное устройство таким образом, чтобы создаваемые политические институты могли легко трансформироваться в конституционную монархию. Видя постепенное ослабление своего влияния в Собрании, они предлагали учредить сильную исполнительную власть в лице президента, двухпалатный парламент с главенствующей ролью консервативного Сената, избираемого косвенным голосованием, и правительство, ответственное перед палатой депутатов, которое может быть распущено главой исполнительной власти. Фактически это были основы парламентского режима.

Работа конституционной комиссии затянулась на несколько месяцев, так как разнородное монархическое большинство не хотело республики, но оказалось не в состоянии установить монархию. Наконец, во время бурной дискуссии на заседании 30 января 1875 г. либеральный депутат А. Валлон, требуя положить конец временному режиму, предложил поправку, включавшую косвенное признание республики и гласившую: “Для избрания Президента Республики Сенат и Палата депутатов соединяются в одно Национальное собрание; выборы происходят путем абсолютного большинства голосов, Президент избирается на 7 лет, повторные выборы не исключаются”[312].

Поправка Валлона прошла большинством всего в один голос (за — 353 голоса, против — 352). Результаты голосования, фактически утвердившие во Франции республику, свидетельствовали о шатком равновесии двух главных политических сил — монархистов и республиканцев, — которое предопределило характерные черты новой конституции (до внесения в нее изменений в 1879 и 1884 гг.) — ее консервативный и компромиссный характер. Любопытно, что принятая при столь драматичных обстоятельствах Конституция 1875 г. оказалась одной из самых долговечных, окончательно утвердившей во Франции республиканизм и парламентаризм.

<< | >>
Источник: М.Н. Марченко. Разделение властей: Учеб. пособие. — 2-е изд., перераб.и доп. / Отв. ред. проф. М.Н. Марченко — М.: Изд-во МГУ: Юрайт-Издат,2004. — 428 с.. 2004

Еще по теме § 1. Поиски оптимальной государственно-конституционной модели (1789—1875 гг.):

  1. § 1. Поиски оптимальной государственно-конституционной модели (1789—1875 гг.)
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -