<<
>>

§ 1.7. Право и корпоративные нормы теневых структур

С конца 1990-х гг. в России активно обсуждается проблема корпоративизации общественной жизни. Выходят монографии и учебники по так называемому корпоративному праву[85]. Высказываются предложения о новой стратификации российского общества: о переходе к мощным, относительно независимым от государства корпорациям, способным защищать и отстаивать интересы своих членов. Эта идея полностью укладывается в либеральное учение о гражданском обществе, которое, по мнению современных авторов, должно «отвоевывать себе место под солнцем у государства»[86].

При этом игнорируется закономерность: единство общества может реализоваться не через частные союзы, а через государство, то есть публичный союз всех членов общества. С появлением суверенитета государства вместо своей маленькой общины человек видит перед собой целое государство; перед ним открыты бесчисленные сферы деятельности, из члена частного союза он делается гражданином государства, появляется возможность широкой общественной деятельности.

Выбирая очередной предмет для заимствования, российские либералы обращают свой взор к Японии, в которой корпоративность является едва ли не основой общественного строя. Нелишне заметить, что сами японцы относятся к своим корпорациям, сформированным по социально-экономическому принципу, как к «живому существу», как к семье. Известно, что японские корпорации в лице дирекции подбирают своим служащим жен и мужей, определяют за них формы досуга, максимально загружают их время заботами корпорации. В этом смысле корпорация являет собой тоталитарный механизм превращения людей в бездушные винтики бизнес-машин.

Во всех известных крупных корпорациях мира высшие иерархи становятся между человеком и Богом, окруженные культом почитания, поскольку требование соблюдения корпоративной этики и дисциплины (далеко не во всех случаях праведной) требуют от человека заглушить голос совести, отказаться от свободы выбора, подчинить свою волю вышестоящим начальникам, а не собственному искреннему пониманию путей и дел праведности.

В свое время С.М. Соловьев писал: «Общество в крайне незавидном состоянии: человек безопасен только в кружке своего частного союза, вследствие чего частные союзы обнаруживают много жизни и движения, ибо вся жизнь человека, все его интересы, сосредотачиваются здесь; далее стен своего союза человек не видит ничего»[87]. К этому наблюдению можно добавить, что безопасность членов корпораций тоже условна. Это безопасность зомбированных полулюдей-полуроботов, чью свободу корпорация отнимает в обмен на гарантии безопасности. Цена такой безопасности – человеческая личность, добровольно передаваемая иерархам корпорации для скрытых от профанов нужд.

Уже в средневековом обществе возникшие корпорации непрерывно вступали друг с другом в постоянные конфликты, причем эти конфликты угрожали безопасности не только участвующих в них сторон, но и всего общества. Каждый человек, приписанный к определенному частному союзу-корпорации в пределах одного и того же Отечества рассматривался членами иных корпораций как чужак, как враг.

В этом смысле корпоративизация общества ведет к войне всех против всех и расколу страны. Между гражданами одного государства при этом нет ничего общего, они в постоянной вражде. Корпоративизм препятствует выработке и закреплению идеи человечества. Возникает вопрос: зачем глобализаторам мира на первоначальных этапах глобализации понадобилась корпоративизация общественной жизни? Дело в том, что приход диктатуры Мирового правительства глобализаторов обусловлен вызыванием хаоса, а корпоративизация общества – одно из благоприятных условий для всемирного хаоса.

Здоровое государство может освободить человека от тесных, замкнутых союзов. Эта задача решается при помощи права.Право по самой его природе не может быть узкокорпоративным, оно выражает общечеловеческие ценности (в подлинном, а не либертарном смысле этого понятия). Право выражает непреходящие идеалы Истины, Добра и Красоты, рассчитанные на сохранение в человеке образа Божьего, спасение человека в человеке. Право не просто система норм либо регулятор общественных отношений; оно (на его глубинном уровне) есть прямое обращение Бога-Творца к своему высшему творению – человеку. Бог призывает человека к праведной жизни для спасения вечной души. Призывает, но не лишает свободы выбора.

Корпоративные нормы представляют собой стандартизованные шаблоны внутри-организационного поведения, обязательные для исполнения членами корпораций. Духовно-нравственная основа корпоративных норм никогда не выходит на первый план, даже если в псевдо-религиозных организациях вопросы духовности декларируются в качестве первостепенных. Поэтому корпоративные нормы носят неправовой, а нередко – антиправовой характер.

Показательной иллюстрацией к этому тезису могут выступать корпоративные нормы теневых структур – неформальной молодежи, криминалитета, псевдо-религиозных сект, тайных политических и оккультных обществ. За последние 15 лет в Российской Федерации возникла разветвленная субкультура теневых корпораций. В ней обнаруживается общность идеологии, сходство символов и прочих атрибутов. Теневые структуры давно уже вышли из тени: ангажируют свои «закрытые» клубы, издают специализированные газеты, журналы, разнообразную литературу, выпускают видеопродукцию. Родственность теневых структур обнаруживается именно в их корпоративных нормах.

Корпоративные нормы молодежной субкультуры предполагают:

эпатаж, которым позиционируется то, что запрещено обществом – создание антиидеалов, употребление наркотиков, асоциальное поведение, ношение неряшливой или подчеркнуто безобразной одежды. Общество с его законами, моралью и традициями воспринимается в молодежной субкультуре в качестве внешнего врага, по отношению к которому нужно постоянно выражать открытый протест[88];

агрессивную и апокалиптическую символику. Наиболее распространенными символами современной молодежной субкультуры являются образы смерти (черепа, скелеты), демонические существа в стиле фентези (включая образ сатаны). Все это обильно изображается на предметах одежды, на ставших чрезвычайно популярными в молодежной среде татуировках и в так называемой городской настенной живописи «граффити»;

закрытое общение на  жаргоне, доступном лишь для своих. Просматривается родство между молодежным сленгом и воровским жаргоном. Использование в молодежной среде нецензурных слов носит демонстративный характер и представляется средством самоутверждения;

жесткую иерархию, замкнутую на лидере. Парадокс этого признака состоит в том, что неформалы стремятся в тусовку именно ради свободы и независимости. Но власть лидера в молодежной субкультуре достигает самых интимных и сокровенных сторон личной жизни тусовщиков, эта власть тоталитарна  по своей сути. Игровой и с виду неформальный стиль общения в молодежной среде тем не менее предполагает усвоение тех или иных социальных ролей, которые зависят от близости к лидеру, клички-прозвища и иных обстоятельств;

ориентацию на досуг и связанные с этим развлечения, отдых, удовольствия. Молодежная субкультура является мощным средством отвлечения молодежи от проблем общества, обязанностей и гражданского долга.

Все корпоративные нормы тусовочной молодежи замкнуты на потребность в «отрыве», «кайфе», когда высвобождаются инстинкты и угнетается сознание. Целью тусовочного общения в конце концов становится патологическое поведение, духовно и телесно разрушающее целостность человека. Молодежная субкультура воспевает безответственность, полную свободу в удовлетворении желаний, отказ от любых социальных ограничений, общественных норм, запретов и обязанностей. Здесь провозглашается хулиганство и распущенность как стиль поведения и грубое сквернословие – как способ общения. Битники, панки, хиппи, готы, сатанисты, рэпперы, фанаты, байкеры, рокеры, скинхеды и проч. едины в  своем неуважении к правопорядку и государственности. Вот почему эта пестрая и чрезвычайно фрагментарная аудитория так привлекательна для глобализаторов мира.

Корпоративные нормы криминальных структуримеют следующие свойства, которые при невнимательном взгляде можно счесть как отличительные:

1)               Криминалитет пользуется идеологией, которая получила название «воровской закон». Этот «закон» является грубой насмешкой над законами человеческого общества. Ворам и представителям других криминальных «специальностей» запрещено оказывать содействие государству, включая защиту своей Родины в период оборонительных войн. Нормами криминального мира главным злом объявляется правопорядок, а благом № 1 признается беззаконие. Священные понятия в воровской идеологии подменяются до полного выхолащивания их сокровенного смысла. Словами «дело», «работа» именуется преступление. Слово «авторитет» употребляется в отношении наиболее отъявленных нарушителей порядка. Само словосочетание «вор в законе» выглядит как злая ирония над священным статусом закона. Авторитетному вору нельзя трудиться, не рекомендуется умалять свой авторитет сотрудничеством с администрацией зон, правоохранительными  и любыми другими органами государства. Идеал «правильного» вора – безгосударственное состояние общества, управляемого меньшинством, паразитирующим за счет большинства. Криминалитет не против власти вообще, но за установление своей власти над обществом. Интересы людей, не относящихся к криминальному миру, полностью игнорируются. Воровская идеология глумливо культивирует культ матери с одновременным презрением к женщине. В нецензурной брани криминального мира слово «мать» употребляется исключительно в оскорбительном значении. «Кодекс чести» вора гласит: «У своих не красть», освящая воровство как таковое с полным игнорированием Божьей заповеди «не кради» и соответствующих юридических запретов. Таких неразрешимых противоречий в своих корпоративных нормах криминалитет предпочитает не замечать. Насилие в криминальных группировках и внутренние «разборки» – дело обыденное, но при этом члены группировок называют друг друга «братвой», извращая тем самым смысл братства.

2)               Криминальная субкультура выработала свою символику, которая выражается, главным образом, в татуировке. Татуировки осужденных – это своеобразная анкета или паспорт преступника. Татуировка предполагает нанесение на тело посвященного агрессивно-оскорбительных слов типа «ЗЛО – За все лягявым отомщу» и изображений, символизирующих смерть (черепа, кости), стремление к мести (ножи, кровь, пронзенный кинжалом погон), изображения хищных оскаленных зверей (тигра, барса, шакала) и т.п. Клеймение людей татуировками можно уподобить клеймению скота, поскольку в обоих случаях живые существа принимают на себя образ зверя. Целый ряд татуировок наносится насильно. Женские татуировки по содержанию грубее мужских; на телах осужденных женщин больше рисунков циничного и непристойного содержания. Накалывание на груди изображения церковных куполов, карточных мастей, смеющегося черта является одной из разновидностей святотатства. Нередко татуировки наносятся путем смешивания в моче сахара с пеплом. Татуировки известны с древних времен, когда языческие племена нанесением на свои тела безобразных образов пытались задобрить злых духов природных стихий. В переводе с полинезийского слово «тату» обозначает: «та» – картинка, «ату» – бес. Известный криминалист Ч. Ламброзо рассматривал татуировку как признак нравственно дефективных неполноценных людей.

3)               Корпоративные нормы криминальных структур предполагают пользование специальным языком – «воровским жаргоном». Блатные слова имеют целью противопоставить своего рода замкнутую касту всему обществу. Это в значительной степени перенял у воровского жаргона молодежный сленг. Свой язык позволяет криминальным структурам дистанцироваться от непосвященных, покрывая последних презрением как людей второго сорта. Жаргон позволяет криминалитету объединиться против общества (дружить против остальных). Язык уголовников представляет собой своеобразную реакцию маргинализованных лиц на окружающую действительность. В лексике преступников в эмоционально-выразительной форме воплощается показное презрение к труду, обществу, женщинам. Нецензурная брань при этом, обращенная в пространство («на воздух»), служит связкой между словами. Содержание воровского жаргона выражает агрессивность и полную безнравственность его носителей. Слова и выражения, употребляемые в этом жаргоне, носят в основном нецензурный характер, чем дополнительно подчеркивается антиобщественная и антигосударственная ориентация воровского мира. Большинство жаргонных слов криминалитета носит исключительно оскорбительный характер, предполагающий провокацию конфликтов и разжигание ненависти. Наличие международного уголовного жаргона весьма перспективно с точки зрения мировой глобализации. Современный тюремный жаргон представляет смесь слов, заимствованных из разных языков: немецкого, цыганского, еврейского и др. В России с середины 1980-х гг. ведется интенсивное «раскручивание» воровского жаргона путем свободного исполнения блатных песен, функционирования радио- и телеканалов «Шансон», открытого использования «фени» в прессе. Один из Федеральных законов Российской Федерации содержит в названии блатное слово «отмывание», которое используется высшей законодательной властью страны и даже не берется в кавычки[89].

4)               Криминалитет организуется на клановой основе с жесткой субординацией между высшими и низшими. Иерархия отношений криминального мира далека от традиционной иерархии власти. К вершинам воровской пирамиды поднимаются не духовно совершенные, призванные к общественному служению и готовые к полной самоотдаче, а достигшие «совершенства» в каком-нибудь воровском ремесле, самые неуправляемые и психически неуравновешенные. Криминальная структура не прощает отступников, не останавливаясь даже перед физическими расправами. Уголовный мир предусматривает добровольность вхождения новых адептов, но добровольности выхода из этой корпорации нет. Начиная с детской колонии, «правильный» вор должен подтверждать репутацию беспредельщика (в слове «беспредел» заложен беззаконный смысл – отсутствие предела, меры в поведении) до тех пор, пока старшие товарищи не отметят его, не проведут последовательно по всем ступеням посвящения вплоть до ступени «коронации». В ритуале коронации вора в законе извращаются, как минимум, два священных понятия – закон и идея монархии. Получается, что пресловутая воровская жизнь «по понятиям» не более чем систематическая деятельность по подменам традиционных понятий, искажение человеческого духа и извращение смысла жизни.

Корпоративные нормы тайных обществ типа масонских лож можно охарактеризовать по тому же набору критериев.

Во-первых, внутренний устав масонских лож предусматривает полную независимость тайного общества от государства и противодействие ему. Масоны всех мастей (розенкрейцеры, иллюминаты, тамплиеры и т.п.) всегда противодействуют традиционной государственной иерархии, предпочитая управление миром из-за кулис под видом «невидимой руки рынка». Верно усмотрев в институте монархии универсальное средство защиты традиционного общества, масоны успешно подготовили буржуазные революции и провели демонтаж монархической государственности. Впоследствии они же подготовили общественное мнение к противопоставлению гражданского общества институту государства вплоть до неадекватного сокращения вмешательства государства в общественную жизнь. Тайные общества не против власти вообще, а против государственной власти как таковой. В государстве они не без оснований усматривают механизм охраны национальных интересов, а идеалом «вольных каменщиков» всегда было строительство новой Вавилонской башни. Именно из недр масонства вышел план глобализации мира с тотальной унификацией образа жизни, отменой национальностей и охраняющих их национальных государств. Идеология масонства рекомендует членам тайных обществ вступать на протяжении жизни в самые разнообразные политические партии, так же свободно менять вероисповедания (накануне революции в России 1917 г. масоны состояли и в консервативных и в либеральных партиях), главное – чтобы при этом члены лож неукоснительно выполняли задания своих руководителей. За внешней идейной аморфностью масонство скрывает вполне определенную программу построения нового мирового порядка с тотальным контролем за сознанием людей.

Во-вторых, символика тайных обществ воспроизводит символы оккультизма, среди которых тоже встречаются черепа и кости, демонические образы, пентаграммы и нумерологические знаки. Обряд инициации новых масонов включает сложную символическую процедуру с принесением клятвы, нарушение которой чревато для члена тайного общества расправой вплоть до лишения имеющегося статуса и смерти. За архаичной символикой и аурой таинственности новоиспеченный член масонских лож (в частности, закрытых клубов «Ротари», распространенных по всем городам России) не замечает подмен смыслов и посвященным в тайны мира сразу не становится, скорее он утверждается как профан – орудие воли сильных мира сего. Масонские организации, создаваемые ложами тайных обществ для публичной деятельности (вроде «Киванис», «Сила в дружбе» и др.) активно занимаются благотворительностью: посещают с подарками места лишения свободы, вяжут носки для домов престарелых, спонсируют детские дома, но эта PR-деятельность не отменяет фундаментальной цели масонства – контроля над миром, предварительно лишенного нравственности, национальной государственности, права.

В-третьих, тайные общества во все времена занимались подменой понятий для выхолащивания и извращения смысла самых великих слов человечества. В частности, масонам удалось совершенно девальвировать на сегодняшний день смысл таких слов как «естественное право», «демократия», «братство», «права человека», «свобода». Тайные общества декабристов в России, выступивших против самодержавной монархии, один из своих программных документов назвали «Русской Правдой» П.И. Пестеля. Такого  рода кощунство свойственно масонской практике. В масонстве тоже используется язык для «своих», для посвященных, которые по этой причине ощущают свое превосходство перед непосвященными профанами. Здесь мы имеем дело с элитарной теорией, противопоставляющей господ общества и массовое «болото», «быдло», к которому масоны относят подавляющее большинство людей. Как известно, воры в законе тоже любят ощущать свое превосходство над большинством добропорядочных граждан, живущих, по мнению криминалитета, «не по понятиям».

В-четвертых, все тайные общества организуются на сверхцентрализованной основе с довольно жесткой субординацией низших перед высшими. Возвещая миру идеалы либерализма, сами масоны свою внутриорганизационную жизнь не строят на либеральных демократических принципах. Масоны низкого градуса превращены в бездумных исполнителей и не осведомлены о реальных планах организации. Подлинные цели масонства становятся известны «братьям-масонам» высокой степени посвящения, когда уже поздно отступать перед пропастью адских глубин; адепт уже оказывается подготовленным к принятию страшной тайны.

Корпоративные нормы псевдо-религиозных сектповторяют признаки предыдущих, в чем не трудно убедиться.

1) Своему появлению секта обязана очередной ереси, которой ее авторы пытаются подменить, заместить Божественное Откровение. Ересиархи удовлетворяют свои комплексы неполноценности за счет психически неустойчивой массы сторонников. Секты баптистов, мунистов, адвентистов седьмого дня и прочих добросовестно и недобросовестно заблуждающихся видят в государстве источник опасности для себя и желают его упразднения. Все секты, будучи псевдо-религиозными организациями деструктивного толка, деформируют психику своих адептов, незаконно присваивают их собственность, устраивают массовые оргии. По этой причине секты вступают в противоречие с правопорядком и подпадают в сферу компетенции правоохранительных органов государства. Если государство ослаблено и превращено в декорацию, сектам открывается простор для активной деятельности.

2) Символы различных сект сходны в своей антихристианской сути. Кришнаиты, например, изображают своего божка Кришну в виде многорукого монстра, пасть которого полна человеческих останков, а на голове вьются многочисленные ядовитые гады. Секты сатанистов в своих обрядах просто переворачивают (в прямом и переносном смысле) символы Христианства. В большинстве сект знаки и символика олицетворяют либо культ личности создателя секты, либо мировую демонологию.

3) Специальный язык сект конструируется для особого круга посвященных во избежание утечки неблаговидной информации на сторону. Адепты индуистских сект, например, придумали слова «карма», «энергетическое поле человека», «агни-йога», которыми пытаются обосновать отсутствие свободной воли человека.

4) Общеизвестно, что управление внутри сект осуществляется по крайне тоталитарному типу на основе харизматических качеств лидера. Личностные особенности адептов секты растворяются, подчиняясь воле вождя-харизматика. Под давлением одурманивающего сектантского учения или под прямым насилием члены сект исполняют самые противоправные приказы, отказываются от своих близких, личного имущества в пользу секты, отчего большинство сект превращено в весьма рентабельные предприятия с дармовой рабочей силой и солидным первоначальным капиталом. Добровольный выход из секты карается строго, нередко физическими расправами над отступниками.

Даже самый приблизительный обзор корпоративных норм теневых структур общества позволяет обнаружить вполне определенные сходства между ними:

– богоборческая направленность. И криминалитет, и тайные общества, и сектанты чрезвычайно близки в своем отрицании Божественных заповедей. Свою идеологию и деятельность перечисленные теневые структуры строят на прямых подменах заповедей Иисуса Христа, когда смысл Божественного Откровения переворачивается ими до обратного значения и в таком виде превращается в организационную программу;

– оккультный характер. Символы, знаки жаргонного языка, идеологемы, используемые в корпоративных нормах теневых структур, свидетельствуют об их демоническом происхождении. Демонизм, а точнее сказать – откровенный сатанизм этих норм приводит человека к утрате образа Бога, по подобию которого венец природы когда-то был сотворен Создателем. Вместо единого Бога адепты теневых структур принимают идолов и поклоняются им, активно вовлекаясь в вакханалию  ненависти, гордыни, самолюбия, корысти, безудержного блуда и прочих пороков. Если задаться целью отыскать наиболее удобных слуг для престола антихриста с точки зрения бездумного исполнительства и укорененной порочности, то лучшими придется назвать представителей криминала, членов тайных обществ и адептов псевдо-религиозных сект;

– антигосударственная направленность. Корпоративные нормы теневых структур подготавливают общественное мнение относительно всемерного ослабления и уничтожения национальной государственности;

– использование двойных стандартов. Для посвященных предусматривается одна информация, для профанов другая. Для массовой аудитории разрабатываются доктрины конституционализма, демократии и автономии личности, а посвященным ставится задача установления Мирового правительства со сверх-диктатором во главе. Профанам сообщается о ценности прав и свобод, а посвященные все делают для того, чтобы правами реально пользовалась только элита избранных. Уже к началу ХХ в. атрибуты западной демократии – выборы, парламент, многопартийность – выступали лишь фасадной и поверхностной стороной реальной власти в стране. За демократическим фасадом стран Запада скрывается механизм реальной власти, минимально взаимодействующий с ее публичной стороной и основанный на идеологии корпорации глобалистов. На публике идеологи и пропагандисты открытого мира и либеральной свободы ратуют за прогресс, а на деле стремительно ведут профанизированную толпу обывателей к  концу света рекламой порока и подлости;

– антидемократический характер. Корпоративные нормы теневых структур не предполагают демократии даже в качестве процедуры. Подлинные уставы, регламенты и распорядки теневых структур предусматривают жесткую субординацию отношений, при которой нет свободы выбора, а культивируется диктат вышестоящего иерарха. Разрушив традиционную иерархию власти, теневые структуры общества создали для себя механистическую схему управления, в которой людей превращают в роботов. Малые диктаторы в криминальных сообществах, сектах и тайных политических организациях до поры до времени создают свои мини-пирамиды, мини-вавилоны автономно по отношению друг к другу. Но при достаточном накоплении их количества произойдет качественное преобразование тайных корпораций в одну большую и строгую пирамиду, подкрепляющую престол Зверя и врага человеческого;

– экспансивность, то есть стремление к действию в глобальном масштабе. Теневые структуры при помощи своих корпоративных норм мечтают перейти из разряда корпораций в более крупное тотальное образование. Криминальный мир создает филиалы по всему свету, налаживая транснациональные связи. Тайные общества и секты своей программной задачей видят вовлечение максимально возможного числа адептов во всех уголках земного шара, включая самые экзотические. Поэтому теневые структуры общества являются универсальными проводниками проекта глобализации мира. Они запрограммированы на глобализацию. Их корпоративные нормы только с виду корпоративные. На самом деле, в нормативной базе теневых структур наблюдается такое количество общих черт, что можно констатировать их сущностную однородность;

– антиправовой характер. Корпоративные нормы рассматриваемых теневых структур, с точки зрения свого содержания, культивируют беззаконие и порок. Новый мировой порядок, формируемый не лучшей категорией человечества, верящей только в одно – свое избранничество, во всех своих базовых основаниях глубоко безнравственен, а потому противоправен. Нормативный арсенал теневых структур должен органично войти в массив мирового законодательства только уже без фиктивной оговорки об их корпоративности. Все известные корпоративные нормы криминального мира разных стран, тайных обществ и псевдорелигиозных сект мира настолько близки по духу и содержанию, что их следует именовать не корпоративными, а общемировыми нормативами антисистемных и деструктивных сил.

Показательно, что во всех названных и родственных им субкультурах корпоративные нормы носят тайный, сокрытый от общества характер. Напротив, когда Иисуса Христа привели на суд и стали спрашивать Его об учении и учениках, Он ответил: «Я всегда учил в храме и тайно не говорил ничего». Когда же один из слушателей ударил Его за такой ответ, Он сказал ему: «Если я сказал худо, покажи, что худо; а если хорошо, за что ты бьешь меня?» (Ин. 18, 20-23). Теневые корпоративные структуры скрывают свое учение и прячут их от людских глаз.

Напрашивается мысль, что всем этим разнообразием теневых корпоративных структур неявно кто-то управляет, их буквально ведут в одном направлении. В связи с этим обращает на себя внимание то кричащее обстоятельство, что в перечисленных видах корпоративных норм почитанием и всеприсутствием пользуется образ сатаны. Становясь символом освобождения от власти институциональных структур, сатана интерпретируется как идеал духовной свободы и, что парадоксально – «правильного» образа жизни. Корпоративные нормы криминалитета, тайных обществ и сект весьма органично сопрягаются с документом, известным под названием «Заповеди или библия сатаны» и распространяемым сатанинскими организациями в последнее время. Вот этот документ:

«1. Потворство лучше, чем воздержание. Не отказывай себе в удовлетворении своих потребностей.

2. Никогда не прощай обиды врагам своим, отвечай ударом на удар. «Любите друг друга» – сказано в высшем законе. Но какой смысл имеют эти слова? Если я возлюблю своих врагов, то не воспользуются ли они этим?

3. Нет в мире грехов, есть разное отношение окружающих к разным событиям.

4. Никто никому ничего не должен.

5. Я свободен от любых условностей, которые не ведут к земному благополучию и счастью.

6. Я предводитель сильных. Если люди перестанут быть хищными, то смогут ли они существовать? Да здравствуют смелые и презренны скромные праведники. Закон силы – основа всех прав.

7. Цель любой новой веры – свобода, успех и благополучие.

8. Все в мире меняется, в том числе человеческие идеалы. Любая «правда» прошлого должна быть пересмотрена и вновь оценена.

9. Хвала жесткой воле избранных и презрение тщедушным рабам.

10. Ты сам можешь быть богом»[90].

Все криминальные авторитеты, лидеры сект и посвященные тайных обществ соблюдают эти нормативы с поразительной неуклонностью. Таким образом, перечисленные корпоративные нормы теневых структур олицетворяют не что иное, как сатанизм во всей полноте и глубине этого понятия. Это видно в нормативах общения теневых структур, языке и символах данных корпораций, наконец – в идейной основе их существования. Во всех своих проявлениях теневая корпоративная субкультура выражает антисистемную ориентацию, что проявляется в отрицании социальной ценности права и негативизме по отношению к государственности. «Воровской закон» выражается в краткой формуле: «Не верь. Не бойся. Не проси», что является полной противоположностью жизненных принципов христианина – христианин верит в Бога, имеет в душе Божий страх и просит Бога о прощении и помощи.

Вызывает неприятное ощущение тот факт современной действительности, что постулаты сатанизма, воплотившиеся в корпоративных нормах теневых структур, с поразительной скоростью распространяются во всех сферах общества. Под прикрытием либеральных ценностей мир погружается в пучину взаимной ненависти, гордыни и самоуничтожения. В этом безумии господствуют не самые порядочные и талантливые, но самые «сильные», не останавливающиеся перед выбором добра и зла в погоне за счастьем и благополучием здесь и сейчас. Все идеалы либеральной рыночной экономики как-будто списаны с «заповедей» сатаны. Законодательство стран с развитой рыночной экономикой обслуживает это движение в никуда, в ничто, в небытие.

Корпоративные нормы теневых структур выступают прообразом будущего мирового законодательства, в котором найдется место и оккультизму, и безнравственности, вот только праву места не будет. Такие нормативы олицетворяют бесправие и произвол, верховенство сильных и эксплуатацию слабых. Призыв рассчитывать на собственные силы, обращенный к сильным и слабым мира сего, лжив и нереален в самой своей основе. Пропаганда плюрализма мнений призвана размыть грань между грехом и праведностью, преступлением и правопослушанием, злом и добром. Абсолютизацией свободы хотят так «раскрепостить» человека, чтобы его неконтролируемые страсти привели общество до дна аморальности, и тогда стихией возникшего хаоса воспользуются искатели нового тоталитаризма. Для них уже будет подготовлена новая порода человека, безнравственного, глубоко порочного, не знающего элементарных законов нормальной жизни.

Корпоративная субкультура имеет навык обожествления лидеров корпораций и поклонения инфернальным идолам. Этот навык столь силен, что адепты рассматриваемых корпораций перестают признавать единого сущего Бога. Они более охотно признают могущество выродка в человеческом обличье и передадут ему власть над миром. Они смирятся с собственным нравственным вырождением, унижением со стороны «сильных мира сего», обнищанием за мифические посулы абсолютной свободы. Таким людям, даже если они интуитивно догадываются о распаде своей личности трудно обратиться всей душой к Богу, ибо это будет означать принятие на себя ответственности, отказ от порока. Для них проще гибнуть заживо, утрачивая остатки человеческого облика, но зато считать себя свободными от всего и вся. Делать то, что против собственной души; работать за бесценок; накапливать то, что не нужно и при этом воспринимать себя как свободную личность и как «высшую ценность».

В действительности корпоративизация общества, судя по присущим ей нормативам, является одним из этапов глобализации мира. На этом пути человек лишается собственной личности в обмен на относительную корпоративную защищенность. Такой человек не хочет никого прощать, воспринимает окружающих в качестве средств своего благополучия, движется по головам соотечественников с готовностью совершить любое преступление при удобном случае. Корпоративные нормы теневых структур, распространяясь вширь и глубь, подготавливают новую генерацию людей – сторонников глобалисткого проекта. Воспитанные на подобных корпоративных нормах люди основательно зомбированы, легко поддаются разного рода манипуляциям, лишаются твердых моральных устоев в угоду дисциплине и услаждению страстей. Сами нормы теневых корпоративных структур – не нормы даже, а завуалированная под норму патология, извращающая смысл и принципы человеческой жизни.

В XVIII в. получил ограниченную общественную огласку документ тайного общества иллюминатов, основные положения которого поразительно перекликаются с идеологией современного глобализма. Этот документ получил название «Новый завет сатаны»[91]. Вот его основные положения, большинство из которых уже реализованы: «Первая тайна в деле управления людьми – овладение общественным мнением, причем нужно настолько долго сеять раздоры, сомнения и насаждать противоречащие друг другу воззрения, пока люди не потеряются окончательно и не утратят ориентировку в замешательстве, и не решат, что лучше в полтитических вопросах вообще не иметь сосбственного мнения. И так до тех пор, пока люди не перестанут понимать друг друга. Посредством зависти, ненависти, раздоров и войны, через лишения, голод и распространение заразы все народы должны быть доведены до того, что они не будут более видеть никакого выхода, кроме того как полностью отдаться нам в подчинение. Нужно людей приучить к тому, чтобы они брали квитанции как подлинные монеты, довольствовались внешней стороной, гнались за удовольствиями, находясь в непрерывном поиске чего-то нового, запутываясь в нем. Свободные мысли, выдвигаемые партиями, должны растягиваться настолько, чтобы у людей, утомленных от слушания, выработалось отвращение к ораторам любых ориентаций. Массы должны оставаться слепыми, неразумными и лишенными собственного мнения. Мирового господства можно достичь только окольными путями, посредством подрыва подлинных свобод – законодательства, порядка выборов, прессы, свободы личности, и прежде всего сисемы воспитания и образования народа. Через образование, основанное на фальшивых данных и лживых учениях, молодежь должна быть оболванена, уведена в сторону и развращена. Через расшатывание государственного устройства правительства нужно мучить до тех пор, пока они не будут готовы передать всю свою власть ради сохранения мира. Создание нового мирового правительства требует организации мировой войны». Напомним, что процитированный документ датируется XVIII в., вот как долго и целенаправленно теневые структуры подтачивают Истину, Традицию и Иерархию. Сколько поколений глобалистов трудилось над этим.

Число теневых структур с корпоративными нормами возрастает. Так, одним из новейших видов корпоративных норм являются нормы любителей компьютерных игр. Игроманы тоже общаются на своем языке («чат», «юзер», «ламер» и т.д.), имеют свою символику, клички – никнеймы, собираются в группировки. В сообществе игроманов строгая иерархия – в компьютерном клубе  старших называют «папами». Кодекс игромана не позволяет пользоваться укрытиями, индивидуальными кодами, «никами» других игроков и т.д. Все атрибуты корпоративной субкультуры налицо.

Время увеличивает свой темп, а вместе с ним быстрее меняется духовное состояние людей. Современные люди становятся более раздражительными, корыстолюбивыми, развратными в сравнении со своими недалекими предками. «Законами» нашего времени стали ложь и лицемерие, шантаж и подкуп, жадность и порок. Право с его духовно-нравственным багажом в таких условиях выглядит несовременно и найдется немало охотников подменить право юриспруденцией манипулятивных технологий. Когда законы страны защищают сильного, дают лживые обещания, тешат гордыню дезориентированного общества конституционными принципами типа «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью», сатанизм выходит на авансцену, и никто не замечает его безобразия.

Праву и Российскому государству предстоит стать надежными заслонами на пути увеличивающихся теневых структур, несущих явную угрозу национальной безопасности России. Важно отдавать себе отчет в том, что ставка на корпоративизацию общества – это «точечный» удар по единству страны, предполагающий подмену духовных начал бизнес-планами частных союзов и оккультизмом. Мало не допускать существования подобных структур и воплощения их идеологем, гораздо важнее – воспитать поколения соотечественников в таком духе, чтобы идеология гордого самоуслаждения и ненависти вызывала в них активное неприятие.

–––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––

ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ ДЛЯ САМОКОНТРОЛЯ

Найдите примеры других корпоративных норм

теневых структур общества.

Охарактеризуйте корпоративные нормы в соотношении с нормами права.

Оцените последствия корпоративизации общества для правопорядка и целостности государства.

Каким образом корпоративные нормы теневых структур связаны с проектом глобализации мира?

––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––

<< | >>
Источник: Сорокин В.В.. Юридическая глобалистика: Учебник. – Барнаул,2009. –  700 с.. 2009

Еще по теме § 1.7. Право и корпоративные нормы теневых структур:

  1. Право и корпоративные нормы
  2. Вопрос № 5 Пробелы в праве. Коллизии правовых норм.
  3. Житов Сергей Анатольевич. Право и корпоративные нормы: автореферат диссертации кандидата юридических наук: 12.00.01, Омск, 2010, 2010
  4. 4. ПРАВО И ДРУГИЕ СОЦИАЛЬНЫЕ НОРМЫ
  5. С О Д Е Р Ж А Н И Е
  6. § 1.7. Право и корпоративные нормы теневых структур
  7. § 4. Соотношение норм права и религиозных норм.
  8. § 5. Корпоративные нормы и их соотношение с правовыми
  9. Право и корпоративные нормы
  10. Право и корпоративные нормы
  11. Право и религиозные нормы
  12. Тема 1. ПОНЯТИЕ НОРМЫ ПРАВА И ЕЕ ПРИЗНАКИ
  13. 65. Взаимодействие норм права с политическими нормами
  14. § 3. Право и технические нормы
  15. § 4. Специфика правил юридической техники при формировании структуры кодифицированных актов
  16. Право и корпоративные нормы
  17. ОБЩЕЕ ПОНЯТИЕ ПРАВА, ЕГО СУЩНОСТЬ. НОРМА ПРАВА, ЕГО ФОРМЫ (ИСТОЧНИКИ). СИСТЕМА ПРАВА
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -