<<
>>

5. ПРАВОВЫЕ СИСТЕМЫ МИРА И МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Национальные правовые системы, входящие в рассмотренные выше правовые семьи, и глобальное международное право представляют собой две различные и самостоятельные, но в современных условиях неразрывно связанные между собой группы правовых систем. Они имеют как общие, так и существенно различные нормативно-правовые черты. Национальные, внутригосударственные правовые системы воздействуют на общественные отношения внутри соответствующих стран, а международное право и использующие его межгосударственные образования регулируют как отношения между государствами и другими субъектами на международной арене, так и в определенной мере внутригосударственные отношения, получившие общечеловеческую значимость.

Современное международное право служит юридическим инструментарием обеспечения интересов как государств и сообществ государств, так и каждого человека, демократических общественных формирований.

В современном мире происходят объективно обусловленные интеграционные процессы. В таких условиях ни одна страна, ни один народ не могут нормально развиваться, будучи оторванными, изолированными от мирового сообщества. А это значит, что любые идеи национального или расового превосходства и изоляционизма, религиозного фундаментализма, непримиримого политического противостояния, отвергающие общечеловеческие ценности, закрепленные и оберегаемые международным правом, губительны для мировой цивилизации. Этим обусловливается значение приоритета общепризнанных принципов и норм международного права перед национальными внутригосударственными правовыми системами.

Это, однако, не означает, что национальные правовые системы поглощаются или подавляются международной правовой системой. Проблема их соотношения по мере развития международных отношений получала различные научные оценки. Первоначально доминировала дуалистическая концепция, затем - монистическая в различных вариантах.

Смысл дуалистической сводился к следующему: «Международное и внутригосударственное право суть не только различные отрасли права, но и различные правопорядки. Это два круга, і ш орые тесно соприкасаются, но никогда не пересекаются»1.

Советская правовая доктрина в основном разделяла дуали- шческую концепцию, но признавала взаимодействие международного и национального права в процессе нормообразования2.

Монистическая концепция рассматривает национальное и международное право как части единой правовой системы, но признает их неравноправными по регулятивной значимости. Более рміінее направление монистической концепции, получившее развитие еще в XIX в., исходило из верховенства национального права, а международное право рассматривало как совокупность ииешнегосударственных правовых положений различных стран.

• п> мнение разделяли и некоторые советские правоведы. Е.А. Коро пн и, в частности, выдвинул идею «советского международного права», М.С. Строгович и С.А. Голунский предлагали включить международное право в систему советского права3.

В настоящее время монистическая концепция, настаивавшая на верховенстве национального права, утратила своих сторонников среди отечественных юристов-международников.

В середине XX в. стало превалировать второе направление юиистической концепции, представители которого признают ирммат международного права перед национальным. Но и среди мах не сложилось полное единство, что привело к возникновению двух течений — радикального и умеренного монизма.

Выра- IIIтолем радикального монизма являлся известный австрийс- а а правовед Г. Кельзен. По мнению Г.Кельзена и его сторонников, международное право, являясь «высшим правопорядком», мегирует государствам полномочия осуществлять юрисдикцию а их территориях. Поэтому нормы национального права долж-

Югоплерсон Р.А. Соотношения международного и национального права. I 1982. С. 10.

і Буткевич А.Г. Соотношение международного и внутригосударствен чо права. Киев, 1981; Миронов Н.В. Международное право: нормы и их "рнднческая сила. М., 1980. С. 82-100; Курс международного права / Под і Г.И. Тункина и Р.А. Мюллерсона. Т. 1. М., 1989. С. 289-292. л Мюллерсон Р.А. Соотношение международного и национального пра- М-, 1982 С. 11.

ны основываться на нормах международного права. В случае противоречия последним они утрачивают свою юридическую силу1. Однако как в советской, так и в зарубежной юридической литературе 60-80 годов течение радикального монизма было подвергнуто обоснованной критике, главным образом вследствие отрицания им по сути дела государственной самостоятельности в правотворчестве.

Советские правоведы-международники Р.А. Мюллерсон, Е.А. Усенко, Г.И. Тункин, Д.Б. Левин, Н.В. Миронов и др. отмечали, что радикальный монизм ведет к отрицанию государственного суверенитета, в то время как именно в силу своего суверенитета государства являются основными субъектами международного права и в то же время его творцами независимо от того, к какой правовой семье они относятся. Но это не означало абсолютизации государственного суверенитета, ибо в современном мире государства обязаны соблюдать правопорядок, установленный международным сообществом. В этих условиях суверенитет государств означает их равенство между собой, политическую независимость, неподчинение друг другу, но не международному праву.

Необоснованность радикального монизма становилась все более очевидной, что привело к укреплению умеренных монистических представлений. Умеренные монисты критически оценивают утверждения о делегированности международным правом юрисдикционных полномочий отдельным государствам, но признают, что принципы и нормы международного права устанавливают пределы деятельности государственной власти, ограничивая тем самым ее свободу как на международной арене, так и в пределах границ государства. Поэтому, как полагают умеренные монисты, нормы национального права в случаях их противоречия международным обязательствам государства автоматически не теряют силу, а продолжают применяться до тех пор, пока государство не приведет их в соответствие с принципами и нормами международного права.

Что касается современных российских и белорусских специалистов в области международных отношений, то среди них еще сохраняются различия в оценках соотношения международного

1 См. Kelsen Н. General Theory of the State. Cambridge. 1945. P. 349-384.

и национального права. Правда, в отличие от советского периода большинство из них разделяют представления умеренных монистов, полагая, что международное и внутригосударственное чрнно - это части уже единой системы современного права, но tipil определяющем влиянии международного права на нацио- пнмьное правотворчество1. Однако некоторые российские право- іі і дьі-международники еще остаются на дуалистических позициях, полагая, что связь международного и национального права мг характеризуется подчинением второго первому, а выражается ни взаимосогласованности и взаимодополняемости2.

В конечном счете приведенные оценки взаимоотношений чмцнональных правовых систем и международного права по- іншіяют судить о том, что взаимозависимость и взаимодействие между ними непрерывно и все более плодотворно усиливается.

И, видимо, следует согласиться с мнением белорусских ученик (JI.B. Павлова, Ю.П. Бровка, А.И. Зыбайло, М.Ф. Чудаков и др.) о том, что сложный характер современного правотворче- • і мн как на международном, так и на национальном уровнях не мщісет быть раскрыт лишь с дуалистических или монистичес- *н х позиций. «Только используя все рациональное в доктрини ьных подходах дуалистов и монистов, можно понять меха тим современного нормообразования. Базируясь на положени- іі • дуалистической теории, следует признать автономность, спе- нифику действия международного права и национального права и субъективной, нормообразовательной и правоприменительной

форах. Но их самостоятельность не означает изолированность. Международное и национальное право находятся в тесном взаимодействии, постоянном взаимном влиянии как в содержа-

т.ном, так и в процессуальном плане»3.

' 1 м. Лукашук И.И. Международное право в судах государств. М., 1993.

103 -134; Международное право / Под ред. Г.В. Игнатенко. М., 1999.

152 155.

1 I м. Усенко Е.Т. Согласование и взаимодействие международного права и "¦“тонального права в Российской Конституции // Московский журнал I ¦ дународного права. 1995. № 2. С. 14; Черниченко С.В. Теория между «родного права. Т. 1. М., 1999. С. 145.

Имплементация норм международного права во внутригосударственное ¦ pono / Под ред. JI.B. Павловой. Мн., 2001. С. 14; см. также Лапша И.Н. Ці ьдународное право и законодательство Республики Беларусь // Право "ірчгская деятельность в Республике Беларусь. Мн., 1997. С. 165 166.

На современном этапе развития человеческой цивилизации, когда постоянно усиливается взаимозависимость государств, когда сближаются правовые системы и происходит интернационализация общественной жизни, закономерно расширяется сфера международно-правового регулирования отношений, которые ранее относились исключительно к компетенции отдельных государств. В результате отношения в областях обеспечения прав человека, разоружения, общественной безопасности, экономического развития становятся предметом все более детального и взаимовыгодного регулирования международного и национального права

Приобретая все большую значимость во взаимодействии с различными правовыми системами мира и расширяя сферу своего правового воздействия, международное право под воздействием объективных факторов приобретает свою собственную постоянно развивающуюся структуру (систему). В настоящее время международное право в широком смысле подразделяется на международное публичное и международное частное. Международное публичное право регулирует отношения между государствами, т.е. является межгосударственным правом. Его источниками являются международные пакты и межгосударственные договоры (двусторонние и многосторонние). Международное частное право признается международным потому, что регулирует гражданские, трудовые, семейные, гражданско-процессуальные отношения субъектов национального права с так называемым «иностранным элементом», т.е. с субъектами национального права других государств. В международное частное право входят коллизионные нормы, устанавливаемые государством (статьи главы 75 ГК Республики Беларусь, статьи главы 67 и главы 68 ГК РФ). В состав международного частного права каждого отдельного государства включаются также нормы, содержащиеся в заключенных данным государством международных договорах и не противоречащие законодательству государства международные обычаи (ст. 1093 ГК Республики Беларусь, ст. 1186 ГК РФ).

Международное публичное право отличается от внутригосударственного и международного частного по структуре (объектам регулирования), источникам, субъектам, способам обеспечения реализации норм. Оно разделяется на отрасли и институты. Отраслями международного права являются дипломатическое и консульское право, право международных договоров, международное экономическое право, международное морское право, меж- нуннродное воздушное право, международное космическое право, шждународное атомное право, международное право охраны окружающей среды, международное уголовное право.

Процесс образования норм международного права, формиро- шмя его источников также существенно отличается от внутри-

v дарственного правотворчества. Поскольку в международной п. і штической системе нет надгосударственных органов, устанав- III мающих всеобщие правила поведения, главенствующим мето- рім согласования воль государств в международном праве слу- I и г метод компромисса. Поэтому главенствующая роль среди ні гочников международного права принадлежит нормативному наговору. К его источникам относятся также юридически обя- мп г.ньные резолюции международных организаций, международные обычаи, прецедентные решения международных судебных органов. Так, согласно ст. 38 Статута Международного Суда і и >11 значение источников международного права имеют общие принципы, признанные цивилизованными нациями, решения Mi ждународного Суда, доктрины наиболее квалифицированных

їм циалистов по публичному праву (последние выступают в ка- I гтне вспомогательного материала для определения содержании правовых норм).

1 [ринципы международного права в научной литературе определяются как исторически обусловленные, основополагающие, Пщспринятые положения (нормы), выражающие главное содер- I in не международного права, его важнейшие, определяющие черни и обладающие высшей юридической силой. Внешняя поли- in кп государств должна строиться на основе признания и реа- ііі.іпции основных принципов международного права. Отступлении от общепризнанных принципов и норм международного арапа, их нарушения являются противоправными действиями Гн.ектов международного права и влекут за собой применение ч кдународных санкций.

Следует отметить, что на сегодняшний день в международном праве нет единого нормативного акта, в котором были бы пі1 ггматизированы его основные принципы, относящиеся к им- "I ративным нормам, имеющим высшую юридическую силу (jus

Virus). В то же время международным сообществом на основе і ши-енсуса, достигнутого в 1970 г., значение основных принципом международного права придано принципам Устава ООН.

В Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами, в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций прямо отмечается, что * принципы Устава, содержащиеся в на стоящей Декларации, представляют собой основные принципы международного права», и поэтому все государства призываются руководствоваться этими принципами в своей международной деятельности и развивать свои взаимоотношения на основе их строгого соблюдения[171].

Тем не менее перечень принципов международного права, приведенный в Уставе ООН, не является исчерпывающим. В на стоящее время к основным (всеобщим, общепризнанным) принципам международного права принято относить признание: суверенитета и суверенного равенства всех государств; самоопределения народов и наций; сотрудничества государств в разрешении международных проблем; добросовестного выполнения меж дународных обязательств; неприменения силы нли угрозы силой в международных отношениях; целостности и неприкосновенности государственных территорий; мирного урегулирования всех международных споров; невмешательства во внутренние дела государств и народов; уважения прав и свобод человека; сотрудничества в охране окружающей среды и др. Это значит, что все государства, относящиеся к различным мировым правовым системам (правовым семьям), обязаны руководствоваться этими принципами, гарантировать нх соблюдение нормами на ционального законодательства.

Объективные н субъективные факторы развития человечества на современном этапе его цивилизации обусловливают при мат международного права перед правом внутригосударствен ным. Это вытекает прежде всего из того, что в современном мире происходит интернационализация, глобализация матери ального производства, углубляется международное общественное разделение труда, расширяется и рационализируется межгосударственный обмен энергоресурсами и продуктами произвол ства. При этом все большее значение приобретает защита в международном масштабе окружающей среды, борьба с между народным терроризмом. Все эти обстоятельства и вызывают к жизнн международно-правовые отношения независимо от того,

¦фи.шаются они отдельными государствами нли нет. Именно в

гом заключаются объективные истоки повышения значимости международно-правовой системы в целом.

Таким образом, приоритетность международной правовой

истемы определяется не личностными, политическими, национальными или религиозными убеждениями, а глобальным развитием современного мира, идущего от самоизоляции к плюра- Н1 іму, к признанию общесоциальных ценностей, их большой значимости по сравнению с узкоклассовыми, групповыми или наци- ии ильным и интересами. Решающей общесоциальной ценностью имляется человек, его права и свободы. Поэтому в настоящее время все в большей степени признается, что международное '•«общество в лице его международных организаций вправе оценивать обеспеченность прав и свобод человека в различных го-

> дарствах, особенно в случаях их грубого нарушения. Но это ••«иможно только на основе и в пределах международно-правовых норм, к которым относятся:

основные принципы международного права, содержащиеся •• Уставе ООН и в Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 г. (высшие, императивные нормы, т.е. имеющие характер jus cogens);

нормативные акты, принимаемые ООН и ее органами;

международные договоры (многосторонние и двусторонние);

решения Международного Суда, других международных судебных органов.

Существенное значение при рассмотрении вопросов примата международного права над внутригосударственным имеет уяснение соотношения субъектов этих правовых систем. По общему признанию субъектами международного права являются су- неренные государства, народы, нации, международные (межгосударственные) организации, юридические лица. Во второй поло- пине XX в. субъектами международного права стали признавать человека, а также учреждения, защищающие на международном s ровне его права и свободы[172]. Однако в литературе по международному праву на сей счет высказываются и возражения. Так, С.В. Черннченко полагает, что «индивид ни при каких условиях не может быть приравнен ни к такой организации людей, как государство, ни тем более к такой форме сотрудничества госу дарств, как межправительственные организации. Поэтому он объективно не способен быть участником межгосударственных отношений и подчиняться прямому воздействию норм международного права. Он не обладает и не может обладать ни одним элементом международной правосубъектности **.

Такое мнение подвергается справедливой критике, посколь ку международная правосубъектность индивида определяется самим международным правом. Так. Международный билль о правах человека закрепляет основные права человека, которые подлежат международной эащнте. В ст. 87 Устава ООН предусмотрено право граждан на петиции в Совет по опеке. Рядом международных конвенций н доюворов индивидам предоставляются права на обращения в международные судебные органы. Поэтому на современном этапе развития человеческой цивилизации (интеграции мирового сообщества) полагать, что человек не может быть участником международных правоотношений, было бы неправильным. Именно человек является основной ценностью и основным правоноснтслем в современном мире. Его права и свободы - важнейший объект защиты средствами международного права[173]- Согласование субъектного состава, в том числе в отношении человеческой личности, - необходимый фактор сближения национальных правовых систем с международным правом как условием последовательного развития мировой цнви лизации.

Эффективное осуществление права возможно только тогда, когда достигнута внутренняя согласованность его элементов правовых норм. Это положение в полной мере распространяется и на сферу взаимодействия международного и национального права, т.е. предполагает согласованность их нормативных пред писаний. Такая согласованность норм внутригосударственного и международного права достигается путем упорядочения национальных правовых систем исходя из сущности общечеловеческих ценностей, закрепленных в общепризнанных принципах н нормах международного права.

Юридические основания определяющего влияния международного права на национальное вытекают из принципа pacia шипі servanda (договоры должны соблюдаться), который так трактуется в Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 года: «при осуществлении своих суверенных прав, включая право устанавливать законы н административные правила...,» государства «будутсообразовываться і о своими юридическими обязательствами по международному праву»[174]. А приоритетное влияние международного права на внутригосударственное определяется ст. 27 Венской Конвенции о нраве международных договоров 1969 года, согласно которой і осударство «не может ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения нм договора»[175].

В науке международного права еще не сложилась единая терминология в отношенин способов и форм включения его норм и национальные правовые системы. Используются такие термины, как имплементация, отсылка, рецепция, унификация, трансформация, адаптация и др. Большинство авторов пользуются ионятием «имплементация», под которой понимают весь процесс согласования внутригосударственного права с международным как на нормотворческой стадии, так и на стадии реализации правовых норм[176].

В разных странах по-разному решаются вопросы имплементации норм международного права во внутригосударственное. Гак, в США, Бельгии, Голландии, Франции, Швейцарии международные договоры признаются частью национального права. Например, ст. VI Конституции США установлено, что «настоящая

Конституция н законы Соединенных Штатов, изданные в ее исполнение, равно как и все договоры, которые заключены или будут заключены Соединенными Штатами, являются высшими законами страны, и судьи каждого штата обязаны к их исполнению, хотя бы в Конституции и законах отдельных штатов встречались противоположные постановления».

В ряде стран (Германия, Италия, Россия, Греция, Дания, Ирландия, Норвегия) их конституции провозглашают, что общепризнанные нормы международного права выше права страны. Так, ст. 25 Основного закона ФРГ предусматривает, что «общие нормы международного права являются составной частью права Федерации. Они имеют преимущество и непосредственно порождают права и обязанности для жителей федеральной территории». В ст. 15 Конституции Российской Федерации записано: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются системной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора*.

В государстве, принявшем на себя обязательства добросовестно и полностью соблюдать международные договоры, все национальные правовые акты должны быть согласованы с международно-правовыми предписаниями. Такое требование прямо вытекает из признания приоритета международного права перед национальным. Поэтому законодатель должен добиваться того, чтобы нормы национальных правовых актов не противоречили положениям международного права. Это в полной мере относится и к правовому строительству в Республике Беларусь.

Механизм имплементации норм международного права в белорусское законодательство был впервые обозначен в Конституции Республики Беларусь 1994 года. Изменения и дополнения, внесенные в Конституцию в 1996 году, его не затронули. В ст. 8 Конституции установлено, что «Республика Беларусь признает приоритет общепризнанных принципов международного права и обеспечивает соответствие нм законодательства*. В то же время особо подчеркивалось, что «...не допускается заключение международных договоров, которые противоречат Конституции*. Таким образом, речь о приоритете норм международного права в самой Конституции не идет. Однако текущее законодательство Ресиублики Беларусь, принимаемое с 1993 г., свидетельствует о признании приоритета не только общепризнанных принципов, но и договорных норм международного права.

В большинстве законов Республики Беларусь, касающихся международных отношений, содержатся положения о применении норм международных договоров в случаях коллнзнй их с иравиламн национального законодательства (Закон о правах ребенка от 19 ноября 1993 г.1, в редакции от 25 октября 2000 г. М 440-3, с иэм. и доп., Закои о внешней трудовой миграции от 1 I июня 1998 г.2, с изм. и доп., Закон о беженцах от 22 февраля 1995 г., в редакции от 4 января 2003 г.3). А в ст. 15 Закона о международных договорах Республики Беларусь от 23 октября 1991 г., в редакции от 15 ноября 2004 г.4 прямо указано, что •общепризнанные принципы и нормы международных договоров Республики Беларусь, вступивших в силу, являются частью действующего на территории Республики Беларусь права». Данная статья Законом от 14 июня 1999 г. была дополнена следу- «оіцим положением: «Нормы права, содержащиеся в международных договорах Республики Беларусь, вступивших в силу, являются частью действующего на территории Республики Беларусь законодательства, подлежат непосредственному применению, кроме случаев, когда из международного договора следует, что 4ля применения таких иорм требуется издание внутригосударственного акта и имеют силу того правового акта, которым выражено согласие Республики Беларусь иа обязательность для нее соответствующего международного договора[177]-

Такого рода дополнения были внесены и в Закон о нормативных правовых актах Республики Беларусь от 10 января ‘.’ООО г. Законом от 4 января 2002 г.в

Аналогичные положения закреплены в новых кодификаци онных Актах Республики Беларусь - в Гражданском кодекс'1 (ст. 6), Гражданском процессуальном кодексе (ст. 542), Уголов ном кодексе (ст. 7), Воздушном кодексе (ст. 3), Трудовом ко дексе (ст. 8) и др. Таким образом, в Республике Беларусь не только провозглашается верховенство норм международного права, но и законодательно обеспечивается возможность их пря мого действия, использования в судебной практике. Кроме того, и Конституционный Суд Республики Беларусь обладает правом давать заключения о соответствии нормативных правовых актов любого государственного органа Конституции и междуна родным правовым актам, ратифицированным Республикой Беларусь.

Исходя нз положений ст. 8 н 116 Конституции Республики Беларусь и ст. 15 Закона *0 международных договорах Республики Беларусь* можно сделать достаточно определенный вывод о иерархии нормативных правовых актов в стране и месте норм международного права в их системе. На вершине этой иерархи ческой пирамиды находятся общепризнанные принципы международного права. Затем определяющее место занимают положения Конституции Республики Беларусь, обладающие высшей юридической силой по отношению ко всему иному нормативно- правовому массиву, действующему на территории страны. Непосредственно за Конституцией располагаются международные договоры, ратифицированные Республикой Беларусь. Затем ндуч законы, декреты, указы Президента, международные обязатель ства Республики Беларусь, вытекающие нз договоров, не подле жащих ратификации (утверждаемых в особом порядке), и иных (обычных) норм международного права. За ними следуют нормативные акты межгосударственных образований, участником которых является Республика Беларусь, нормативные правовые акты Совета Министров, Верховного Суда, Высшего Хозяйственного Суда, Генерального прокурора Республики Беларусь. Замы кают эту иерархическую систему нормативные правовые акты, принимаемые местными органами государственной власти.

Особое место в рассматриваемой иерархической системе за нимают заключения Конституционного Суда Республики Беларусь по вопросам конституционности нормативных актов. За коны, декреты и указы Президента, международные договориьи- и иные обязательства Республики Беларусь, акты межгосудар- . гнснных образований, в которые входит Республика Беларусь, II становления Совета Министров, нормативные акты Всрховно- I о Суда, Высшего Хозяйственного Суда, Генерального прокурора •* других государственных органов Республики Беларусь, приданные Конституционным Судом не соответствующими Кон-

ч итуцни либо актам, обладающим более высокой юридической

илой, считаются утратившими силу в целом или в определенной части с момента, определяемого Конституционным Судом1. Гякие заключения Констнтуцнониого Суда имеют, можно пола- I ить, юридическую силу тех нормативных актов, в отношении

вторых они приняты.

Предлагаемая иерархия нормативных правовых актов Республики Беларусь может, безусловно, уточняться, дополняться, і сіменяться путем доктринально-правовых обоснований. Но глав- I н»о в ней видится в том, что она включает в себя оказывающие (іггулятивное воздействие на общественные отношения общепризнанные принципы и нормы международного права.

Как отмечалось выше, пациональнын механизм нмплемен- I пцин норм международного права не исчерпывается их внедренном в действующее законодательство. Решающее значение имеет их реальное осуществление в правоприменительной деятельное - I и и прежде всего в судебной практике. В Республике Беларусь, » жив Российской Федерации, в реализации норм международного права принимают участие различные по характеру дея- іьности и по правовому статусу государственные органы. Так, і »>гласно ст. 16 Закона «О международных договорах Рсспубли- « и Беларусь* Президент, Национальное собрание. Совет Мини-

іров Республики Беларусь принимают меры для обеспечении ¦II полнения международных договоров Республики Беларусь пу- ітм принятия соответствующих решений. Республиканские органы государственного управления и другие государственные органы Республики Беларусь, в компетенцию которых входят вопро-

11, регулируемые международными договорами, обеспечивают вы-

шение обязательств, принятых по этим договорам Республи-

»й Беларусь.

I’m. Василевич Г.А. Конституционное право Республики Беларусь: учебник. Мн., 2003. С. 13-34; Имплементация норм между ив родного права во ни\ і|іигосударственное право / Под ред. Л.В. Павловой. С. 32-35.

Что касается судебной практики в области применения норм международного права в Республике Беларусь, то она остается крайне незначительной. По мнению белорусских правоведов-мож дународников, это объясняется некоторой противоречивостью дей ствующего законодательства. Так, ст. 112 Конституции Респуо лнкн Беларусь устанавливает, что «суды осуществляют правоеv дие на основе Конституции и принятых в соответствии с неп иных нормативных актов[178]. Аналогичные положения содержат ся в Законе от 13 января 1995 г. «О судоустройстве и статусі судей в Республике Беларусь*1. Следовательно, общие и хозян ственные суды не могут принимать решения на основе норм международного права. И только единственный судебный орган в стране, который при рассмотрении дел руководствуется не толь ко Конституцией и актами законодательства, но и ратифицнро ванными международными договорами - это Конституционный Суд Республики Беларусь. В этом н проявляется несоответствие между положениями новейшего белорусского законодательства, допускающего непосредственное применение норм международ ного права, и отсутствием конституционных полномочий их при менять у обычных судов. Тем самым ограничиваются возмож ности граждан пользоваться международными правовыми га рантиями защиты их прав и свобод в случаях пробелов в наци ональном законодательстве2.

Важное зиачение для использования норм международного права в судах Республики Беларусь имеет определение того, каине международные правовые принципы н нормы относятся к категории общепризнанных. Как уже отмечалось, на сегодняш ннй день нет единого международного правового акта, в кото ром такие принципы н нормы были бы систематизированы. Но необходимость в такой официальной систематизации желатель на, чтобы н суды могли их уверенно применять. Не случайно в ряде стран такого рода систематизацня осуществляется. Напри мер, Конституционный Суд ФРГ такие принципы и нормы обо-

нпчил, указав, в частности, на пятнадцать принципов международного права, которые должны применяться всеми германскими судами. Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от 31 октября 1995 г. № 8 «О некоторых вопро-

<»х применения судами Российской Федерации Конституции Рос-

и некой Федерации* в пункте 5 дал разъяснения и рекомендацій судам по применению общепризнанных принципов и норм •с •1 >кд у народного права1.

Действующим законодательством Республики Беларусь пря мо предусматривается совместное применение норм национального и международного права Конституционным Судом страны. Согласно ст. 116 Конституции Конституционный Суд облают правом давать заключения о соответствии нормативных ¦іктов любого государственного органа Конституции, законам и ратифицированным международным договорам Республики Беларусь. Практика рассмотрения дел Конституционным Судом I ьидетельствует о том. что он активно использует общепризнан мыс принципы и нормы международного права при определении вмконности национальных нормативных актов.

Так, 19 июня 1998 г. Конституционный Суд по предложению Президента Республики Беларусь рассмотрел дело «О соот і'ствни Конституции статьи 246 Кодекса Республики Беларусь об административных нарушениях». Конституционный Суд установил, что в соответствии со ст. 246 КоАП административ- •нн* задержание, личный досмотр, досмотр вещей и изъятие вени й и документов могут быть обжалованы заинтересованным ціпом только в вышестоящий орган (должностному лицу) нлн прокурору. Возможность обращения с жалобой в суд не предусматривалась. Конституционный Суд пришел к выводу, что noil»» кения ст. 246 КоАП как ограничивающие право гражданина «ы доступ к правосудию, препятствующие реализации права каж іиго на защиту его прав и свобод независимым и беспристрастен їм судом, противоречат ст. 25, 28, 44 и 60 Конституции, ст. 8 Рп-общей декларации прав человека, а также ст. 2 н 9 Международного пакта о гражданских и политических правах. В ре- ч штате ст. 246 КоАП была признана не соответствующей Кон- ¦ гитуции и названным международным нормам в той мере, в какой она не предусматривала судебное обжалование админист ративного задержания, личного досмотра, досмотра вещей и изъя тия вещей н документов[179].

Столь же показательно принятое Конституционным Судом Заключение по рассмотренному им 26 июня 1998 г. делу «О соответствии Конституции Республики Беларусь части второй статьи 116 Кодекса о браке и семье Республики Беларусь». Кон ституционный Суд установил, что согласно указанной норме допускалось усыновление детей против воли родителей илн лнц, их заменяющих, во внесудебном порядке, что противоречило ча стн четвертой ст. 32 Конституции. Кроме того, Конституцнон иый Суд признал, что такое усыновление противоречит также ст. 23 Международного пакта о гражданских н политических правах и ст. 9 Конвенции о правах ребенка. В результате часть вторая ст. 116 Кодекса о браке и семье Республики Беларусь была признана утратившей юридическую силу с момента приня тия заключения по делу, а Национальному собранию Республики Беларусь предложено внести в Кодекс о браке и семье необходимые изменения и дополнения в соответствии с этим Заключением[180].

Таким образом, контроль за конституционностью нормативных правовых актов, осуществляемый Конституционным Судом Республики Беларусь, содействует не только имплементации принципов и норм международного права в действующе законодательство и правоприменительную практику, но и изменению содержания самой правотворческой деятельности в Рес публике Беларусь в соответствии с ее международными обязательствами.

<< | >>
Источник: Вишневский А.Ф.. Общая теория государства и права: учебник. 2-е изд., перераб. и доп. / А.Ф. Вишневский, Н.А. Горбаток, В.А. Кучинский; Под общ. ред. проф. В.А. Кучинского. - М.: Изд-во деловой и учеб. лит-ры,2006. - 656 с.. 2006

Еще по теме 5. ПРАВОВЫЕ СИСТЕМЫ МИРА И МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО:

  1. 1. Права человека и правовая защищенность личности.
  2. 3. ОСНОВНЫЕ ПРАВОВЫЕ СЕМЬИ НАРОДОВ МИРА (В.Н. Синюков)
  3. ЭВОЛЮЦИЯ ТРУДОВЫХ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА: ЕСТЕСТВЕННО-ПРАВОВОЙ И ЮРИДИКО-ПОЗИТИВИСТСКИЙ подходы
  4. ТЕМ А I СУЩНОСТЬ, СОДЕРЖАНИЕ И ОСОБЕННОСТЬ ПРЕДМЕТА ПРАВА ЧЕЛОВЕКА.
  5. О правовой системе современной России
  6. Сравнительное правоведение и проблемы развития российской правовой системы Выступление на пленарном заседании Международной научно-практической конференции "Сравнительное правоведение и проблемы современной юриспруденции" (г. Екатеринбург, Уральская государственная юридическая академия, 21 апреля 2005 г.)
  7. § 1. Приказ или распоряжение и международно-правовая практика
  8. 3. Европейские социалистические правовые системы
  9. Приложения1. Программа учебного курса «Сравнительное правоведение (основные правовые системы современности)»Общая часть Введение в теорию и историю сравнительного правоведенияТема 1. Сравнительное правоведение: метод, наука, учебная дисциплина
  10. Международно-правовые обязательства принимаются многими странами с расчетом на углубление кризиса самобытной правовой культуры
  11. Лекция № 2. Понятие правовой системы и правовой семьи
  12. Лекция № 4. Источники уголовного права зарубежных стран (продолжение)
  13. 5. ПРАВОВЫЕ СИСТЕМЫ МИРА И МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО
  14. 60. Правовая типология. Общая хар-ка основных правовых семей.
  15. § 3. Личностный фактор развития эколого-правовой науки
  16. § 1. Подходы к соотношению понятий «международное гуманитарное право» и «международное право прав человека»
  17. § 2. Проблемы применения международного права прав человека ratione loci
  18. Понятие и виды международно-правовых актов
  19. Место международных правовых актов в правовой системе Республики Таджикистан
  20. § 1. Внутригосударственный и международный правопорядок: новые тенденции
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -