<<
>>

Квалифицирующие признаки, относящнесп к субъективной стороне убийства

К субъективной стороне преступления относятся следующие отягчающие обстоятельства, характеризующие мотивы н цели убийства: убийство, совершенное из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом (п.

“з” ч. 2 ст. 105 УК РФ); из хулиганских побуждений (п. “и” ч. 2 ст. 105 УК РФ); с целью сокрыть другое преступление или облегчить его свершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера (п. “к” ч. 2 ст. 105 УК РФ); по мотиву национальной, расовой и религиозной ненависти и вражды либо кровной мести (п. “л” ч. 2 ст. 105 УК РФ); в целях использования органов или тканей потерпевшего (п. “м” ч. 2 ст. 105 УК РФ).

Убийство из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом (п. “э” ч. 2 ст. 105 УК РФ). Имевшийся ранее квалифицирую-

щий признак убийства “из корыстных побуждений” конкретизирован путем указания на убийство “по найму” и добавления слов “а равно сопряженное с разбоем, вымогательством и бандитизмом”. Вначале казалось, что внесенные изменения не должны существенно повлиять на судебную практику, поскольку и ранее данные виды убийства рассматривались как разновидности корыстного убийства. Это относится, прежде всего, к убийству в разбойном нападении. Действительно, применяя в качестве способа завладения чужим имуществом самое тяжкое насилие, умышленное лишение жнзии потерпевшего, преступник тем самым реализует свои корыстные побуждения. Поэтому встречавшаяся в литературе постановка вопроса об отграничении корыстного убийства от убийства при разбое была не совсем удачной. Более корректно выглядит другая формулировка проблемы: совершено ли убийство в разбойном нападении или иное убийство из корыстных побуждений. Центр тяжести при этом переносится на установление признаков разбоя в действиях виновного.

Убийство же оставалось корыстным и в том, и в другом варианте.

Новал редакция в УК РФ данного квалифицирующего признака не меняет самого существа корыстных побуждений. Их наличие определяется тем, что убийца преследовал цель либо извлечения положительной материальной выгоды (денег, иного имущества или права на его получение, права пользования жилой площадью и т. п.), либо избавления от материальных затрат (возвращение долга, уплаты алиментов, выполнение ниых имущественных обязательств и т. д.). Так, убийство пассажиром водителя машины с целью избежать платы за проезд признано совершенным из корыстных побуждений’.

Корыстный мотив учитывается, если он возник до убийства, а не после него. Поскольку квалифицирующим является именно корыстный мотив, фактического извлечения материальной выгоды не требуется. Если виновный преследовал иные личные выгоды неимущественного характера, данный квалифицирующий признак не может быть вменен. Нельзя согласиться с квалификацией по п. “з” убийства, совершенного бескорыстно, по просьбе, из дружеских чувств или в благодарность за что-либо. Едва ли такое убийство можно считать совершенным по найму, как полагают некоторые юристы[41]. Убийство по найму всегда совершается за вознаграждение, хотя и не обязательно в денежной форме. Вознаграждение может носить и иной характер. Мотивом такого убийства может служить, в частности, обещание “заказчика" устроить исполнителя убийства на высокооплачиваемую работу, обеспечить принятие в учебное заведение, продвинуть по службе[42].

Не следует отождествлять корыстные побуждения как мотив убийства с корыстолюбием, жадностью как свойством личностн. Поэтому убийство кредитором неисправного должника не может квалифицироваться по п. “з”, поскольку этим виновный не приобретает имущество и не избавляется от материальных затрат. Точно так же не всякое убийство на почве бытовой ссоры из-за денег или другого имущества является убийством из корыстных побуждений (например, убийство жены за отказ дать денег на выпивку или убийство знакомого в ссоре, возникшей из-за отказа поделиться спиртным или угостить сигаретой).

От убийства из корыстных побуждений следует отличать убийство из мести за посягательство на имущество виновного или за иное причинение ему какого-либо реального или мнимого имущественного ущерба (например, убийство соседа за то, что он самовольно воспользовался мотоциклом виновного). Нужно помнить, что понятие корыстных побуждений как мотива убийства более узкое и конкретное, нежели жадность и корыстолюбие как свойства личности.

Изменение редакции данного квалифицирующего признака создало представление о его дроблении на несколько самостоятельных признаков.

В последнее время Верховный Суд Российской Федерации ориентирует суды на то, чтобы при квалификации убийства по найму или убийства, сопряженного с разбойным нападением, не приводить квалифицирующий признак “из корыстных побуждений” как излишний[43]. “При квалификации действий осужденного Козлова по п. “з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, а Шадрина по ч. 5 ст. 33, п. “з” ч. 2 ст. 105 излишне вменен квалифицирующий признак “из корыстных побуждений”. Совершение убийства, сопряженного с разбоем, само по себе предусматривает корыстный мотив, поэтому дополнительной квалификации по признаку “из корыстных побуждений” не требуется.

Квалифицирующий признак пункта “з” ч. 2 ст. 105 УК РФ “ из корыстных побуждений” подлежит исключению нз судебных решений[44].

Однако эта рекомендация несколько противоречит требованию обязательно указывать в приговоре на мотивы совершенного убийства. По-видимому, в основе такой позиции лежит представление о том, что в п. “з” ч. 2 ст. 105 назван не один, а несколько самостоятельных квалифицирующих признаков. Сам по себе вопрос о числе квалифицирующих признаков убийства в том или ином пункте, с учетом возможности их дробления и конкретизации, относится к числу дискуссионных.

“Вычленение” из корыстного убийства его разновидности — “убийства, сопряженного с разбоем” привело некоторых юристов к ошибочному представлению о том, что этот вид убийства включает в себя разбой, который не требует самостоятельной квалификации.

Сторонники этого взгляда видят подтверждение своей позиции в новой редакции ст. 17 УК РФ, дающей определение совокупности преступления. Федеральным законом от 21 июня 2004 г. № 73-ФЗ первая часть данной статьи была дополнена словами: “за исключением случаев, когда совершение двух или более преступлений предусмотрено статьями Особенной части настоящего Кодекса в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание”. Такое дополнение помогает на практике решить некоторые коллизионные вопросы, связанные с квалификацией двух или более убийств, совершенных одним лицом (см. выше). Одиако далная формулировка не может служить основанием для вывода о том, что ст. 105 УК РФ охватывает все сопряженные с убийством преступления, не только те, о которых говорится в п. “з” ч. 2 ст. 105 (разбой, бандитизм, вымогательство), но и захват заложников, похищение человека (п. “в” ч. 2), а также изнасилование и другие преступления, в целях облегчения совершения или сокрытия которых умышленно причиняется смерть (п. “к” ч. 2).

О необходимости применения совокупности в этих случаях говорилось во многих постановлениях Пленумов Верховного Суда РФ, а ранее — Верховных Судов РСФСР и СССР. Из текста измененной ст. 17 УК РФ не вытекает отрицание совокупности во всех этих случаях. Нельзя рассматривать “убийство, сопряженное с разбоем”, как единое преступление. Разбой — самостоятельное преступление, относящееся к категории особо тяжких, со своим объектом и предметом, своими квалифицирующими признаками и своими последствиями. Убийство не может поглотить разбой, также как разбой не может поглотить убийство. Квалифицирующие признаки разбоя нельзя игнорировать. По этому поводу имеется прямое указание в п. 22 постановления № 29 Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. “О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое": “Если лицо во время разбойного нападения совершает убийство потерпевшего, содеянное им следует квалифицировать по п. “з” ч. 2 ст. 105 УК РФ, а также по п. “в” я. 3 ст.

162 УК РФ. При наличии в действиях виновного в разбойном нападении других отягчающих обстоятельств (например, разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия и т. п.) эти признаки объективной стороны разбоя должны быть указаны в описательной части приговора”[45].

Грамматическое толкование иовеллы в ст. 17 также показывает, что она не применима к данной ситуации. Квалифицирующие признаки убийства характеризуют тот или иной элемент состава именно убийства. Совершение какого-либо преступления не может быть квалифицирующим признаком другого преступления. Преступление может играть роль “обстоятельства, влекущего более строгое наказание” только путем применения нормы о совокупности. Убийство же при разбое всегда рассматривалось как разновидность убийства из корыстных побуждений, в чем и состоит его повышенная опасность.

Сказанное можно отнести и к случаям сопряженности убийства с иными преступлениями. Строго говоря, точнее было бы в этих случаях говорить не об убийстве, сопряженном с разбоем, а о разбое (и других преступлениях), сопряженном с убийством.

Следует согласиться с мнением Б. В. Волженкина, что “более правильным был бы вообще полный отказ от такого рода конструкций (преступление, сопряженное с совершением другого преступления)”[46]. Нет оснований для ревизии постановления Пленума от 27 января 1999 г. о применении совокупности. Уже после вступления в силу Закона РФ от 21 июня 2004 г. № 73-ФЗ Президиум Верховного Суда РФ рассматривал дела, по которым виновные были осуждены за убийство и разбой, ие подаергая сомнению квалификацию по совокупности п. “з” ч. 2 ст. 105 и ст. 162 УК РФ.

В начальный период действия Уголовного кодекса РСФСР 1926 г. разбой, “повлекший за собою смерть или тяжкое увечье потерпевшего” (ч. 3 ст. 167 УК РФ), рассматривался как более тяжкое преступление, чем убийство. Санкция этой нормы была выше, включая возможность применения расстрела, в то время как санкция ст.

136 предусматривала только лишение свободы на срок до десяти лет. Считалось, что при квалификации деяния по ч. 3 ст. 167 УК РСФСР 1926 г. суду незачем применять п. “а” ст. 136, так как первая поглощает вторую[47].

Широкое применение принципа поглощения при назначении наказания по совокупности вообще часто производилось на практике к поглощению составов менее опасных преступлений. Такой подход подвергался обоснованной критике, поскольку “прн квалификации нельзя отправляться от санкции, установленной за данное преступление[48].

Что касается разбоя, сопряженного с убийством потерпевшего, то, начинал с указов от 4 июля 1947 г., высшие судебные инстанции твердо стояли на позиции, что здесь имеет место совокупность двук преступлений[49].

Определенные трудности возникают при толковании понятия “убийство, сопряженное с разбоем”. В чем заключается “сопряженность”? Можно ли считать убийство сопряженным с разбоем, если смерть причиняется не собственнику имущества н не охраннику, а постороннему лицу? Очевидно, ответ должен быть положительным, поскольку убийство совершается в целях облегчения или сокрытия завладения имуществом и может рассматриваться как способ хищения.

Не менее сложной является проблема квалификации убийства с целью последующего завладения чужим имуществом при наличии разрыва между этими действиями во времени и пространстве. Например, А. и братья Б. договорились похитить имущество из квартиры семьи Р. Осуществляя задуманное, обманным путем вызвали из квартиры несовершеннолетнюю Р., отвезли в пустынное место, где А. убил ее. После содеянного похитили золотую цепочку и ключи от квартиры, закопали труп. На следующее утро, согласно договоренности, проникли в квартиру Р. и похитили оттуда деньги, вещи и другие ценности. Действия виновных были квалифицированы как убийство по совокупности с кражей (по п. “ж”, “з” и “к” ч. 2 ст. 105 УК РФ). В постановлении Президиума Верховного Суда РФ по этому делу сказано: “Групповое преступление предполагает не менее двух исполнителей. Соучастие в форме пособничества не образует группы, и этот квалифицирующий признак подлежит исключению из обвинения.

По смыслу закона квалификация убийства по п. “к” ч. 2 ст. 105 УК РФ, когда цель облегчить совершение другого преступления является основным мотивом лишения жизни потерпевшего, исключает возможность квалификации этого же убийства по какому-либо Другому пункту ст. 105 УК РФ, предусматривающему иную цель и мотив убийства.

Судом установлено, что убийство Р. совершено с целью облегчить кражу денег и ценностей из квартиры, где потерпевшая проживала с родителями.

На основании изложенного из приговора следует исключить осуждение Арчакова по п. “ж”, “з” ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство, совершенное Группой лиц из корыстных побуждений)”1.

На практике возникает вопрос; как отграничить убийство в целях облегчения или сокрытия кражи от убийства, сопряженного с разбоем? Решал эту проблему, надо в первую очередь исходить из понятия разбоя как насильственной формы хищения. Разбой определяется в ст. 162 УК РФ как “нападение с целью хищения чужого имущества, совершенное с применением наевлня, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия”.

Убийство, как наиболее опасная форма насилия, может служить способом хищения. Если преступник использует опасное для жизни или здоровья насилие для завладения чужим имуществом, то не имеет значения, тайно или открыто происходит само изъятие имущества.

В тех случаях, когда завладение имуществом обусловлено причинением смерти потерпевшему, можно вести речь только о разбое. Гораздо большую сложность представляют ситуации, когда, как в приведенном примере с убийством Р., причинение смерти и завладение имуществом разделены во времени и пространстве. Для признания убийства, сопряженного с разбоем, в материалах дела должны быть отражены обстоятельства, свидетельствующие о том, что преступник заведомо причинил смерть в пелях завладения имуществом.

Если виновный имел намерение совершить кражу или иное ненасильственное преступление, но, будучи застигнут или встретив сопротивление, применяет насилие, опасное для жизни или здоровья, ситуацию принято рассматривать как трансформацию (перерастание) начатого преступления в разбой. Совершенное при этом убийство соответственно должно рассматриваться как сопряженное с разбоем.

Есть еще одна проблема. Убийство, сопряженное с разбоем, одновременно выступает как убийство в целях облегчения или сокрытия друтого преступления. При этом неизбежна конкуренция двух норм: п. “з” и “к” ч. 2 ст. 105 УК РФ. В период действия УК РСФСР 1960 г. нередко убийство в разбойном нападении квалифицировалось одновременно по п. “а” и “е” ст. 102, т. е. как убийство, совершенное из корыстных побуждений и с целью скрыть другое преступление[50]. В практике Верховного Суда РФ установилось негативное отношение к объединению этих пунктов, причем предпочтение отдавалось п. “а” ст. 102 УК РСФСР 1960 г. (убийство из корыстных побуждений). Теперь приоритет отдается п. “к” ч. 2 ст. 105 УК РФ (см. ниже параграф 4.4.3).

Убийство, как наиболее опасная форма насилия, должно рассматриваться как сопряженное с разбоем не только в тех случаях, когда оно предшествовало завладению чужим имуществом, но и когда совершено в процессе изъятия имущества или непосредственно после изъятия, если убийство служило целям завладения имуществом.

Ш. было предъявлено обвинение в том, что после совершения совместно с другим лицом разбойного нападения он сначвла оставил потерпевшего, находившегося в бессознательном состоянии, а затем, опасаясь, что тот сообщит о преступлении в правоохранительные органы, вернулся к нему и с целью сокрытия разбойного нападения задушил[51]. В п. 22 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 деквбря 2002 г. № 29 “О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое” сказано: “Если лицо во время разбойного нападения совершает убийство потерпевшего, содеянное им следует квалифицировать по пункту “з” части второй статьи 105 УК РФ, а также по пункту “в” части третьей (теперь: четвертой. — Г. Б.) статьи 162 УК Рф”1.

Выделение убийства по найму обусловлено увеличением числа таких убийств и их профессионализацией. К тому же в психологии наемных убийц, по данным последних исследований, корыстные побуждения не всегда носят определяющий характер. Наемный убийца просто получает вознаграждение за свою профессиональную деятельность, хотя в данном случае она имеет резко антисоциальную, криминальную направленность. В п. 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. сказано: “Как убийство по найму надлежит квалифицировать убийство, обусловленное получением исполнителем преступления материального или иного вознаграждения. Лица, организовавшие убийство за вознаграждение, подстрекавшие к его совершению или оказавшие пособничество в совершении такого убийства, несут ответственность по соответствующей части ст. 33 н п. “з” ч. 2 ст. 105 УК РФ”.

В повседневном юридическом обиходе и средствах массовой информации убийство по найму часто называют “заказным”, хотя закон этого термина не употребляет, как и терминов “заказчик”, “посредник”. Как вид соучастника “заказчик” играет роль организатора убийства. Но организатором является и “посредник”, т. е. лицо, которое во исполнение полученного заказа подбирает исполнителей, разрабатывает план убийства и осуществляет другие действия. Здесь мы наблюдаем два уровня (или два этапа) организаторской деятельности.

Что касается убийства, сопряженного с бандитизмом, то его выделение имеет смысл лишь постольку, поскольку целью создания банды и совершаемых бандой нападений не всегда является завладение имуществом, а значит, такое убийство не может считаться совершенным из корыстных побуждений.

Убийство не может быть способом вымогательства по определению (ст. 163 УК РФ). Однако убийство может быть сопряжено с вымогательством, если смерть причиняется не собственнику имущества, а его близкому или другому лицу, чтобы тем самым принудить собственника к выполнению требований вымогателя. Возможно также убийство потерпевшего в случае трансформации вымога-

тельства в разбой. Но тогда следует говорить об убийстве, сопряженном с разбоем.

Учитывая, что разбой, вымогательство и бандитизм не охватываются понятием убийства, необходима квалификация этих преступлений по совокупности с убийством[52].

Если убийство, совершенное в процессе разбойного нападения, сопряжено также с уничтожением имущества путем поджога, то содеянное квалифицируется по совокупности преступлений, предусмотренных п. “з” ч. 2 ст. 105, ст. 162 и ч. 2 ст. 167 УК РФ[53].

Действия пособника в корыстном убийстве, включая убийство по найму, квалифицируются по ст. 33 и п. “з” ч. 2 ст. 105 УК РФ, даже если он сам не стремился извлечь материальную выгоду, но сознавал, что исполнитель действует из корыстных побуждений. Это относится также к подстрекателям н организаторам убийства по найму[54].

В делах об убийстве по найму, по мнению Верховного Суда РФ, достаточно указания на это обстоятельство без ссылки на корыстные побуждения. Характерным является определение по делу Букреева и др. Как установлено судом, после распятия спиртных напитков Букреев и Тетера подошли к комнате потерпевшего Пикулева. Букреев выбил закрытую дверь и, войдя в комнату, несколько раз ударил кулаком лежавшего Пикулева и прижал его голову к подушке. Тетера в это время нанес удары ножом, а Чирков держал потерпевшего за ноги. Тетера показал, что, узнав от Букреева о предложении Чиркова убнть Пикулева за 10 тыс. долл., он согласился на это.

Суд квалифицировал действия Букреева и Тетеры по п. “з” ч. 2 ст. 105 УК Рф как убийство из корыстных побуждений и по найму.

Рассматривая дело по кассационной жалобе осужденных, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ отметила, что убийство по найму применительно к обстоятельствам данного дела является по существу убийством из корыстных побуждений, в связи с чем квалификация содеянного Букреевым и Тетерой как убийства из корыстных побуждений излишняя и подлежит исключению из приговора[55].

* Определение №71-099-4 по Делу Чиркова, Букреева и Тетеры.

Если исходить из позиция Верховного Суда, согласно которой убийство по найму является самостоятельным квалифицированным видом убийства, то возможно стечение в одном убийстве двух квалифицирующих признаков, предусмотренных п. “з” ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Между супругами Селюниными сложились неприязненные отношения, в связи с чем муж высказал намерение расторгнуть брак и произвести раздел имущества. Не желая раздела, Селюкина предложила Крнвченко и Шмелеву за денежное вознаграждение убить ее мужа. Она же разработала план убийства, обсудила с Кривченко и Шмелевым детали совершения преступления, отвела их на чердак дома, где планировалось осуществить ухазанные действия, и передала им орудие убийства — нож.

Затем под надуманным предлогом Селюннна привела мужа к месту предполагаемого убийства. На площадке тринадцатого этажа Шмелев и Кривченко убили Селюниив, нанеся ему множество ударов обрезком трубы и ножом.

Президиум Верховного Суда РФ 26 февраля 2003 г. исключив нз приговора и кассационного определения квалифицирующий признак “убийство из корыстных побуждений”, в остальном (в часта квалификации преступления) судебные постановления оставил без изменения, указав следующее:

“Поскольку организация Селюниной убийства мужа была обусловлена получением исполнителями преступления материального вознаграждения, действия осужденной правильно квалифицированы по ч. 3 ст. 33 и п. “ж”, “з’’ ч. 2 ст. 105 УК РФ как организация убийства по найму, по предварительному сговору группой лиц.

В связи с этим квалифицирующий признак организации убийства — из корыстных побуждений — подлежит исключению”[56].

В данном деле у Селюннной имелись два вида корыстных побуждений: во-первых, стремление избежать материальных потерь (из-за предстоящего раздела квартиры и другого имущества); во-вторых, корыстные побуждения, которые традиционно вменяются каждому соучастнику убийства по найму. Такого “удвоения” квалифицирующего признака можно было бы избежать, если бы законодатель завершил его дифференциацию, выделив убийство по найму (“заказное убийство”) в самостоятельный пункт ч. 2 ст. 102 УК РФ[57].

<< | >>
Источник: Борзенков Г. Н.. Квалификация преступлений против жизни и здоровья: Учебно-практическое пособие. — М.: ИКД “Зерцало-М”,2006. — 144 с.. 2006

Еще по теме Квалифицирующие признаки, относящнесп к субъективной стороне убийства:

  1. Квалифицирующие признаки, относящнесп к субъективной стороне убийства
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -