<<
>>

ОБЩИЕ ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ УМЫШЛЕННЫХ УБИЙСТВ

Умышленные убийства формулируются уголовно-правовыми нормами, связанными между собой как общая и специальная (ст. 102—105 УК).

Общей является норма, предусматривающая ответственность за родовую группу посягательств, но не действующая в части относительно самостоятельного вида деяний, ответственность за которые предусмотрена имеющей специальное назначение нормой.

И общая норма, и специальная действуют в отношении однородной группы преступлений, потому они генетически связаны. Выделение специальной нормы преследует цель установления особого способа регулирования ответственности за какой-либо вид посягательств. Эти обстоятельства исключают совместное действие норм и определяют приоритет нормы специальной перед общей. По этой причине «родовой состав . как бы сохраняется в резерве для случаев, которые специальными составами не охватываются»'.

Родовой состав умышленного убийства сформулирован в ст. 103 УК (общая норма), из которого выделено три видовых состава, закрепленных в ст. 102, 104, 105 УК (специальные нормы). В свою очередь, видовые составы не равнозначны, ибо один из них является квалифицированным (ст 102 УК), а два других — привилегированными (ст. 104, 105 УК)

Наличие видовых составов означает, что общая норма не действует в отношении деяний, запрещенных нормами специальными. В связи с этим первое правило квалификации умышленных убийств можно сформулировать так:              при конкуренции общей нормы

(ст. 103 УК) и норм специальных (ст. 102, 104, 105 УК) квалификация должна осуществляться по статьям, формулирующим специальные нормы. Статья 103 УК может применяться лишь к тем деяниям, которые не охватываются видовыми составами. В этом и заключается резервное положение родового состава преступления.

После этого наступает второй этап квалификации. Деяние не подпадает под признаки родового состава, но содержит одновременно признаки двух или даже трех видовых составов преступлений.

Возникает два вида конкуренции: 1) конкуренция квалифицированного и привилегированного составов; 2) конкуренция привилегированных составов преступлений.

Первый вид конкуренции возникает в случае, если, например, виновный в состоянии сильного душевного волнения совершил убийство двух лиц. Содеянное подпадает одновременно под ст. 104 и п. «з» ст. 102 УК. Или же особо опасный рецидивист причинил смерть при превышении пределов необходимой обороны. Конкуренция возникает между п. «л» ст. 102 и ст. 105 УК. Состояния необходимой обороны и сильного душевного волнения «существенно изменяют криминологическую и уголовно-правовую природу содеянного и потому являются определяющими при квалификации»2.

Конкуренция данного вида разрешается в пользу специальной нормы, формулирующей привилегированный состав убийства, т. е. применяется ст. 104 или 105 УК. Пленум Верховного Суда СССР в постановлении «О судебной практике по делам об умышленном убийстве» от 27 июня 1975 г. обоснованно предлагает квалифицировать не по ст. 102, а по ст. 104 или 105 УК убийство в состоянии аффекта или при превышении пределов защиты, если оно совершено при обстоятельствах, предусмотренных пп. «г», «ж», «з», «и», «л» ст. 102 УК-

Это правило объясняют иногда известным принципом: всякое сомнение толкуется в пользу обвиняемого. Против этого можно возразить. Действительно, в неопределенной ситуации, если есть неусі раненное или неустранимое сомнение, оно должно быть использовано в пользу обвиняемого. Но когда эти сомнения устранены (или их вообще не было), одновременное наличие и отягчающих, и смягчающих обстоятельств нельзя считать ситуацией неопределенности По нашему мнению, в этих случаях уместна следующая логика. Состав с квалифицирующими признаками характеризует преступление более полно и конкретно, чем простой; но состав, содержащий, кроме квалифицирующих признаков, и привилегированные, еще более богат юридически значимыми характеристиками, более полон и конкретен; привилегированные признаки такого состава не просто «нейтрализуют» (полностью или частично) квалифицирующие его признаки, но и являются целостными характеристиками всего состава, всего преступления— в отличие от квалифицирующих признаков, всегда имеющих частное значение, характеризующих лишь отдельную сторону состава.

К. примеру, превышение пределов необходимой обороны при убийстве (ст. 105 УК) куда более полно характеризует все преступление. всю обстановку и многие его непосредственные причины, чем, скажем, такой квалифицирующий признак умышленного убийства, как повторность (пункт «и» ст. 102 УК). То же самое

''Кудрявцев В Н Общая теория квалификации преступлений М, 1972, с 256—257 можно сказать и о внезапно возникшем сильном душевном волнении, вызванном противозаконными действиями потерпевшего (ст. 104 УК). Вполне логично поэтому указание п. «и» ст. 102 УК о том, что повторное совершение убийства, предусмотренного ст. 104 и 105 УК, не создает повторности в смысле данного пункта.

Отсюда можно сформулировать общее правило: при конкуренции ст. 102 со ст. 104 или 105 УК применяться должна ст. 104 или 105 УК (в зависимости от конкретных привилегированных обстоятельств). Например, если убийство совершено хотя и особо опасным рецидивистом, или с особой жестокостью, или в отношении двух и более лиц, но в условиях необходимой обороны и с превышением ее пределов, то применяться должна ст. 105, а не ст. 102 УК.

Конкуренция привилегированных составов преступлений имеется, если, например, лицо в состоянии физиологического аффекта совершает убийство при превышении пределов необходимой обороны. на применение претендуют ст. 104 и 105 УК, но их совместное действие, совокупность невозможны. Правильная квалификация деяния должна учитывать особенности, разграничивающие эти видовые составы. Превышая пределы необходимой обороны, лицо стремится защитить интересы Советского государства, свои права и интересы или другого лица. Мотивом же совершения убийства в состоянии сильного душевного волнения может выступать месть, «возмущение действиями потерпевшего, ревность н другие побуждения»3. На этом основании преступление, совершенное в результате превышения пределов необходимой обороны, законодатель признал менее опасным, чем убийство в состоянии аффекта.

Следовательно, при конкуренции специальных норм, формулирующих привилегированные составы убийства, приоритет отдается норме, предусматривающей более смягчающие обстоятельства (ст.

105 УК).

Здесь, разумеется, нельзя говорить, будто убийство, указанное в ст. 105 УК, поглощает преступление, предусмотренное ст. 104 УК. Менее опасное деяние не может поглотить более опасное. Однако если виновный при совершении преступления, указанного в ст. 105 УК, находился в состоянии аффекта, наказание должно определяться в соответствии с п. 5 ст. 38 УК.

Приведенное правило квалификации признается судебной практикой и нашло свое отражение в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 4 декабря 1969 г. «О практике применения судами законодательства о необходимой обороне».

При одновременном наличии нескольких квалифицирующих обстоятельств, предусмотренных различными пунктами ст. 102 УК, имеет место не конкуренция этих норм, а только совокупность указанных в них признаков (однако не совокупность убийств, поскольку речь в ст. 102 УК во всех охватываемых ею случаях идет только об одном убийстве, даже если оно повторное или убийство двух или более лиц). Поэтому в случае наличия, скажем, двух или трех признаков имеется не два или три убийства, а одно с двумя или тремя отягчающими обстоятельствами. Такие убийства необходимо квалифицировать не по формуле: п. «а» ст. 102, п. «г» ст. 102 и п. «и» ст. 102, а по формуле: ст. 102, пп. «а», «г», «и».

Этим конкуренция норм, предусматривающих наказание за посягательство на жизнь, не исчерпывается, поскольку за пределами третьей главы УК существует ряд особых преступлений, сопряженных с причинением смерти. К их числу относятся террористический акт (ч. І сі. 06 УК), посягательство на жизнь работника милиции и народною дружинника (ст. 1912УК), убийство начальника илн другою лица, исполняющего обязанности но военной службе ( п. «в» ст. 240 УК). Названные виды убийств совершаются по мотиву мести или с целью воспрепятствовать определенным лицам выполнять свои обязанности, а потому являются разновидностями убийства, совершенного в связи с выполнением потерпевшим служебного или общественного долга. Иными словами, норма, закрепленная в п.

«в» ст. 102 УК, выступает в виде общей для специальных норм. Правило квалификации известно — приоритет нормы специальной перед общей.

Особую сложность вызывает отграничение ст. 1912 от ст. 102 УК. Для применения ст. 1912 УК необходимо, чтобы потерпевшим был работник милиции или народный дружинник и посягательство (убийство, покушение на него) совершено в связи с их деятельностью по охране общественного порядка. Лицо же, убившее не дружинника, а иного гражданина, пресекавшего преступные действия виновного, подлежит наказанию не по ст. 1912, а по п. «в» ст. 102 УК[4]. Такая же квалификация должна быть и при посягательстве на жизнь работника милиции, связанном не с охраной общественного порядка, а с выполнением иных служебных обязанностей (производство обыска, экспертизы и т. д.)[5].

На квалификацию деяния по ст. 1912 УК не влияет опасность способа убийства, повторность деяния и другие обстоятельства6. Применению подлежит только норма специальная, без совокупности с общей.

Действия виновного, посягавшего на жизнь работника милиции с использованием автомашины, также квалифицируются по ст. 1912 УК- Такая оценка, например, была дана действиям Э. Виновный, управляя автомашиной, нарушил правила движения, но по требованию работников ГАИ не остановился. Работник милиции вспрыгнул на подножку автомашины и предложил остановиться.

Э.              развил высокую скорость движения, вел машину зигзагообразно, открывал дверцу кабины, сближался со встречным транспортом. После этого он направил машину между металлическими опорами, ударом об одну из них работник милиции был сбит и получил менее тяжкие телесные повреждения.

Виновный предпринял действия, направленные на лишение жизни потерпевшего в связи с деятельностью по охране общественного порядка. Смертельный исход не наступил по не зависящим от него причинам7. Здесь квалификация по совокупности с ч. 1 ст. 211 УК исключается, ибо нарушение правил движения выступало способом совершения умышленного преступления.

Мы рассмотрели квалификацию умышленных убийств при конкуренции общих и специальных норм. Вместе с тем при совершении этих преступлений возможна и конкуренция части и целого. Она возникает, например, когда умышленному убийству предшествуют телесные повреждения. Причинение вреда здоровью является эпизодом в посягательстве на жизнь, стадией совершения умышленного убийства, не требующей квалификации по совокупности. В отдельных же случаях такие телесные повреждения могут дать основания для применения п. «г» ст. 102 УК, если они выступали способом причинения особых мучений потерпевшему до убийства или в процессе лишения жизни. Оскорбление, телесные повреждения, нанесенные непосредственно перед убийством или в процессе его совершения, совокупности с умышленным убийством не образуют, поскольку по правилу конкуренции части и целого, применяется та норма, которая с наибольшей полнотой охватывает деяние8. Отсутствует совокупность преступлений и тогда, когда убийство совершается путем причинения тяжких телесных повреждений. Телесные повреждения выступают в качестве способа лишения жизни и охватываются статьей об умышленном убийстве.

Значительно сложнее дело обстоит с отграничением тяжких телесных повреждений, повлекших смерть потерпевшего, от умышленных убийств. Сходство этих деяний весьма близко, ибо они совпадают по последствию, умышленному характеру нанесения телесных повреждений, могут совершаться с использованием одинаковых орудий и т. д. Но не менее существенно и их отличие, поскольку умышленное убийство есть посягательство на жизнь, а ч. 2 ст. 108 УК обычно относят к числу наиболее опасных преступлений против здоровья. При умышленном убийстве по отношению к смерти потерпевшего возможна лишь умышленная форма вины, тогда как в ч. 2 ст. 108 УК такое же последствие требует неосторожности при умысле на причинение тяжких телесных повреждений.

Таким образом, отличие данных деяний проводится по субъективной стороне, по психическому отношению к гибели потерпевшего. Вроде бы все просто. Но тогда почему же столько ошибочных квалификаций встречается по делам этой категории? Их количество как раз и свидетельствует, что простота эта обманчива.

Изучение материалов следственной и судебной практики показывает, что ошибки в разграничении умышленного убийства и децния, предусмотренного ч. 2 ст. 108 УК, происходят чаще всего по двум причинам.

Во-первых, по ч. 2 ст. 108 УК квалифицируются действия лица с учетом его показаний, в которых он отрицает умысел на убийство. Данное доказательство играет важную роль, тем более когда погибший является родственником или близким лицом виновному. Но все же это не основное, не главное доказательство, оно должно оцениваться в совокупности с другими обстоятельствами, установленными по делу.

Вторая причина — это неправильный вывод о влиянии на форму вины срока, прошедшего с момента ранения до наступления смерти потерпевшего. Судя по уголовным делам, а также по данным опроса слушателей факультета повышения квалификации следственных работников при BCLLI МВД СССР, отдельные следователи полагают, что умышленное убийство имеется тогда, когда смерть наступила в момент посягательства или через непродолжительное время после него. Если же потерпевший скончался через несколько дней или недель, то налицо преступление, оговоренное в ч. 2 ст. 108 УК, ибо смерть причинена уже не умышленно, а неосторожно.

Советская теория уголовного права стояла и стоит на тех позициях, что время, отделяющее посягательство от его результата, не исключает ни причинной связи, ни виновности лица. Причинение одинакового ранения может повлечь смерть через час и через месяц, что может объясняться различием в состоянии здоровья потерпевших, квалификацией медицинских работников и др. И вполне понятно, что эти обстоятельства находятся за пределами сознания виновного, не входят в содержание его вины и не могут изменить ее формы

Такого же мнения по большинству уголовных дел придерживается и судебная практика. Так, И., с целью уклонения от уплаты алиментов, дал ребенку чай с каустической содой- Ивановский областной суд квалифицировал деяние как умышленное убийство, хотя мальчик умер через 347 дней[6]

В учебной и научной литературе, как правило, рекомендуется разграничение умышленного убийства и ч. 2 ст. 108 УК проводить лишь по субъективной стороне преступлений. Такое предложение не способствует правильному применению закона, поскольку не дает истинного отличия.

«... По каким признакам судить нам о реальных „помыслах и чувствах" реальных личностей? Понятно, что такой признак может быть лишь один: действия этих личностей»[7]. Субъективная сторона преступления как психическое отношение лица к преступлению при анализе элементов состава преступления искусственно отрывается от его объективной стороны. На самом же деле она отражена, закреплена в деянии, по особенностям которого мы и будем делать вывод о той или иной форме вины.

Таким образом, отличие умышленного убийства от тяжкого телесного повреждения, повлекшего смерть потерпевшего, должно проводиться по объективным признакам деяния, позволяющим судить об умысле или неосторожности. К таким признакам следует отнести наличие орудия, количество и локализацию ранений, способ причинения смерти, взаимоотношение между обвиняемым и потерпевшим, наличие и характер угроз, поведение обвиняемого во время деяния и после совершения преступления и др. Сочетание названных обстоятельств может быть разнообразным, а потому, как правило, различны будут и формы вины и квалификация содеянного.

В силу очевидности мы считаем излишним анализировать нанесение ножевого ранения в сердце или выстрел из оружия в голову и т. п. Совершая такие действия, виновный стремится к смерти и подлежит ответственности за убийство или покушение на него. Попытаемся рассмотреть критерии разграничения умышленного убийства и тяжкого телесного повреждения, повлекшего смерть, применительно к тем ситуациям, когда грань между этими преступлениями наиболее подвижна.

Вначале рассмотрим квалификацию деяний, совершаемых с применением тех или иных орудий. Вывод об умышленном убийстве или тяжком телесном повреждении должен основываться на учете, как правило, двух моментов. Во-первых, характера орудия — имеется ли реальная возможность причинить им смерть. Во-вторых, место, локализация и количество причиненных ранений. При этом совершенное деяние будет умышленным убийством, если смерть наступила в результате такого использования орудий (средств), которое вызвало нарушение функций или целостности жизненно важных органов потерпевшего. Для примера приведем ряд уголовных дел.

К- и Г. нанесли потерпевшему несколько ударов палкой и монтировкой по голове. Смерть наступила от кровоизлияния в мозг. С. ударил М. ножом в живот и грудь, потерпевший на третий день скончался. Квалификация с ч. 2 ст. 108 УК изменена на умышленное убийство. Ж. убил Р., ударив потерпевшего ножом в паховую и подвздошную области. За покушение на убийство двух лиц осужден П., пытавшийся убить ІД. ударом по голове металлической болванкой весом 7 кг. Затем убил К-, дважды ударив его тем же предметом в область головы11.

Отличаясь в деталях, приведенные деяния совпадают в главном — по форме вины, о которой мы судим по характеру орудия и локализации ранений. Применяя предметы, подобные названным, виновный сознает, что его действия общественно опасны. Нанося ими удары в жизненно важные участки тела (голова, грудь, живот), он предвидит реальную возможность наступления смерти и желает ее или сознательно допускает, т. е. совершает умышленное убийство. Совершены же деяния с прямым или косвенным умыслом, для

"См.: Бюллетень Верховного Суда СССР, 1978, № I, с. 24, 1979, № 2, с. 4; Бюллетень Верховного Суда РСФСР ?989. № 2, с 13' 1981, № 8 с 3 квалификации безразлично, но лишь в том случае, если убийство окончено. Вид умысла может быть учтен судом при назначении наказания.

Иное положение складывается, когда деяние не окончено, т. е. отсутствует смертельный исход. Общепризнано, что покушение возможно только при совершении деяния с прямым умыслом. При косвенном умысле виновный несет ответственность не за возможные последствия, а за фактически наступивший вред.

Для вывода о прямом умысле, кроме локализации ранений, следует учитывать особенности оружия (например, длина и ширина лезвия ножа), силу и количество нанесенных ударов. Так, Д. осужден по ч. 1 ст. 108 УК за нанесение С. двух ударов ножом в живот и грудь и причинение тяжких телесных повреждений. Такая квалификация свидетельствует, что суд усмотрел в деянии не стремление убить, а лишь сознательное допущение смерти, т. е. косвенный умысел. При этом не было учтено, что виновный нанес два ранения, причем в те части тела, где расположены жизненно важные органы. И потом, Д. использовал обоюдоострый самодельный финский нож, длина клинка которого 18,5 см, ширина 2,8 см. Совокупность этих обстоятельств, а также характер ранений, свидетельствуют о наличии прямого умысла. При новом рассмотрении дела Д. осужден за покушение на умышленное убийство12.

Для вывода о прямом умысле на убийство наряду с особенностями орудия и локализацией ранений немаловажное значение имеют интенсивность посягательства и причины, по которым деяние не доведено до конца, а также поведение виновного после преступления.

Например, К. в ссоре ударил табуретом жену по голове, причинив тяжкие телесные повреждения. То, что виновный использовал табурет и нанес удар в голову, послужило достаточным основанием для квалификации и осуждения по ст. 15. 103 УК. Однако, обвиняя в покушении на убийство, в желании смерти, мы обязаны поставить вопрос о причине, в силу которой смерть не наступила. По делу К. препятствий для завершения убийства не было. Более того, после случившегося он хотел вызвать „скорую помощь", но потерпевшая отказалась. И наконец, прямой умысел опровергается интенсивностью деяния. Сила удара не была значительной, поскольку врач, осмотревший потерпевшую на следующий день утром, не нашел оснований для ее помещения в больницу. И только спустя сутки потерпевшая была госпитализирована. Собранные доказательства подтверждают показания К-, что он не хотел убивать жену. Преступление он совершил с косвенным умыслом, так как, нанося удар табуретом по голове, предвидел возможность смерти или тяжких повреждений и допускал возможность их причинения. Квалификация изменена на ч. 1 ст. 108 УКІЗ-

Таким образом, в случае применения орудий, дающих возможность причинить смерть, об умысле на убийство свидетельствуют:

нанесение ранения в жизненно важные участки тела;

количество таких ранений, значительная сила удара;

угроза убийством.

При покушении на убийство учитываются дополнительно причины, по которым преступление не доведено до конца, поведение виновного после посягательства, особенности орудия (размер, вес и т, д.).

Причинение ранений не в жизненно важные части тела, хотя и с использованием опасных орудий (огнестрельное оружие, нож, стилет), при наступлении смерти образует преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 108 УК, но не умышленное убийство.

Судебная коллегия Верховного Суда РСФСР по делу Ю. указала, что нанесение ножевого удара в руку, в результате которого от повреждения артерии, вызвавшего острую потерю крови, на ступила смерть потерпевшего, свидетельствует об умысле на причинение тяжких телесных повреждений, а не на убийство[8] Президиум того же суда по другому уголовному делу изменил квалификацию со ст. 102 на ч 2 сі 108 УК, поскольку нанесение ножевого ранения в ногу не может служить доказательством об умысле на убийство[9]

Такая квалификация, на наш взгляд, вполне обоснована, и вот почему. Для умышленного убийства необходимо предвидеть возможность или неизбежность смертельного исхода Предвидение характеризуется отражением в сознании виновного как результата деяния, так и развития причинной связи Основывается же оно на объективных признаках деяния особенности орудия, место нанесения и количество ударов Причем сознание охватывает типичные последствия, например, возможность смерти от ножевого ранения в область живота, груди, шеи. Субъект понимает, что такое последствие реально возможно

Нетипичные для определенных действий последствия не осознаются виновным Таким последствием, например, является смерть потерпевшего от ранения ноги или руки, ибо ее наступление есть не правило, а исключение, зависящее от множества условий (размер орудия, характер ранения, место нанесения удара и т. д.). Виновный не предвидит смерть потерпевшего, хотя должен и имеет возможность предвидеть ее, т. е действует небрежно Этот вид вины основывается на том, что наступление смерти от ранения ноги или руки реально возможно, однако виновный не напрягает достаточных усилий для осознания этой возможности в его конкретном случае.

Тяжкие телесные повреждения виновный наносит умышленно, ибо предвидит реальную возможность ранения крупных кровеносных сосудов и желает этого или сознательно допускает. Повреждение крупных кровеносных сосудов отнесено к тяжким телесным повреждениям, опасным для жизни

Следовательно, виновный умышленно (умысел прямой или косвенный) причиняет тяжкие телесные повреждения и небрежно относится к порожденному им смертельному исходу.

Лри изучении уголовных дел мы не встретили случаев квалификации по ч. 2 ст. 108 УК, когда отношение к смерти характеризуется преступной самонадеянностью. Теоретически этот вид вины вполне возможен. Например, виновный, нанося глубокие обширные резаные раны в области бедра или плеча, предвидит неизбежность гяжкого телесного повреждения (повреждения крупных кровеносных сосудов) Одновременно он сознает, что такие ранения способны привести к смерти, однако исключает такой исход в своем случае, рассчитывая на реальные обстоятельства. К их числу можно отнести действия потерпевшего, если он способен их принять, к самосохранению или действия находящихся рядом лиц, которые могут оказать помощь. На деле же расчет оказывается легкомысленным, когда потерпевший потерял сознание и не смог остановить кровь, а присутствующие не обладали достаточными навыками по оказанию медицинской помощи

Таковы критерии разграничения умышленного убийства и тяжкого телесного повреждения, повлекшего смерть, при использовании виновным оружия или иных предметов.

Однако телесные повреждения и смерть могут причиняться и без использования орудий В такой ситуации, кроме взаимоотношений виновного с потерпевшим, наличия угроз, главное внимание должно быть обращено на следующие обстоятельства:

чем наносятся удары — кулаками, ногами, босыми или обутыми в тяжелую обувь,

место нанесения удара — в подбородок или в висок, в грудь или живот,

сила удара, она определяется, исходя из характера причиненных повреждений, а также с учетом физического превосходства виновного, наличия у него специальных навыков причинения смертельных ударов,

количество ударов и повреждений

Все названные условия должны оцениваться не самостоятельно, а в совокупности

Применение ч. 2 ст 108 УК возможно, если: а) удар наносится кулаком или ногой в область головы, шеи, живота, б) нанесен со значительной силой.

На основании этих критериев по ч. 2 ст. 108 УК были квалифицированы следующие преступления. К. с большой силой нанес

А.              сильный удар кулаком в область живота. Удар привел к смерти потерпевшего вследствие травматического шока и рефлекторной остановки сердца. Виновный ударил рукой по голове потерпевшую, причинив ей тяжкие телесные повреждения со смертельным исходом. Смерть наступила от кровоизлияния в мозг, вызванного сильным ударом в область глаз

|6См Сборник постановлений Президиума и определений С.улеЛшж—цуи— по уголовным делам Верховного Суда РСФСР,              285

Правильность такой квалификации не вызывает сомнений, ибо ст. 108 УК предусматривает совершение деяния как с прямым умыслом, так и с косвенным. В приведенных примерах умысел к телесным повреждениям косвенный. Большая сила удара в те части тела, где находятся жизненно важные органы, создает реальную возможность причинения тяжкого телесного повреждения, что виновный вполне предвидит. Способ деяния свидетельствует, что он не желает, но сознательно допускает такие последствия. В то же время он не предвидит наступления смерти, однако должен был и мог предвидеть.

Ответственность за умышленное убийство в случае нанесения удара (ударов) кулаками, по нашему мнению, возможна лишь для лиц, имеющих специальные навыки по причинению смертель- ных травм. Анализ практики показал, что множественные удары ногами в голову, живот, в грудь дают основания для применения норм об умышленном убийстве. Количество, сила ударов, их целенаправленность (нанесение в места наиболее уязвимые) свидетельствуют как о реальной возможности смерти, так и о предвидении этого обстоятельства виновным. По этим же критериям (количество ударов и Др.), а также по продолжительности избиения мы вправе также судить о наличии прямого или косвенного умысла на убийство.

Так, наличие умышленного убийства было признано в действиях Н., сбившего с ног ударом кулака в лицо Ш., и затем нанесшего дна чдард ногой по голове. Причиной смерти являются ушиб и соїрнсение головного мозга с кровоизлиянием под его оболочкой в результате тупой травмы головы17. Здесь виновный действовал с умыслом как на причинение тяжких телесных повреждений, так и на убийство. Содеянное охватывается умышленным убийством, гак как тяжкие повреждения есть лишь способ причинения смерти

Необходимо отметить, что в отрыве от других критериев (сила удара, физическое превосходство виновного над потерпевшим и др.) сама по себе множественность ударов и повреждений не может влиять на признание деяния умышленным или неосторожным. Тем более нет оснований для применения ст. 102—105 или ч. 2 ст. 108 УК, когда смерть явилась результатом тяжких телесных повреждений, полученных при падении на пол, асфальт и т. я. Содеянное образует неосторожное убийство (ст. 106 УК).

Таким образом, вывод о форме вины, с которой причиняются тяжкие телесные повреждения и смерть, должен строиться также с учетом особенностей развития причинной связи. Виновный предвидит развитие причинности и вид последствий, причиняемых, например, при ударе кулаком. Характер же вреда, который наступит при падении потерпевшего на пол от такого же удара, не охватывается сознанием виновного и не может констатироваться как учиненный умышленно. Хотя неосторожная вина в виде преступной небрежности, как правило, не исключается

"См.- Сборник постановлении Президиума и опре и-н-тий Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР, с. 269

<< | >>
Источник: Беляев В. Г., Свидлов Н. М.. Вопросы квалификации убийств: Учеб. пособие.— Волгоград: ВСШ МВД СССР,1984.—60 с.. 1984

Еще по теме ОБЩИЕ ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ УМЫШЛЕННЫХ УБИЙСТВ:

  1. 9.2. Квалифицированное убийство (cm. 105 ч. 2)
  2. Конкуренция общей и специальной норм.
  3. правила переквалификации при изменении уголовного закона.
  4. НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
  5. § 2. Преступления против общей безопасности
  6. 3.5. К вопросу о квалификации составов преступлений
  7. Убийство лица, заведомо для виновног
  8. ПОНЯТИЕ УМЫШЛЕННОГО УБИЙСТВА
  9. ОБЩИЕ ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ УМЫШЛЕННЫХ УБИЙСТВ
  10. 3. УБИЙСТВО ПРИ ОТЯГЧАЮЩИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ
  11. УБИЙСТВО БЕЗ ОТЯГЧАЮЩИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ
  12. УБИЙСТВО, СОВЕРШЕННОЕ В СОСТОЯНИИ СИІЬНОГО ДУШЕВНОГО ВОЛНЕНИЯ
  13. Статья 93. Умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах
  14. § 2. Уголовно-правовая характеристика основного состава убийства. Квалифицированные виды убийства. Особенности применения ст. 105 УК РФ
  15. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ст. 108 УК РФ).
  16. § 4. Квалификация причинения смерти по неосторожности и доведения до самоубийства Причинение смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ).
  17. Доведение до самоубийства (ст. 110 УК РФ).
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -