<<
>>

3. УБИЙСТВО ПРИ ОТЯГЧАЮЩИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ

Убийство из корыстных побуждений (п. «а»-ст. 102 УК).

Убийством из корыстных побуждений является не любое ЛИШЄ' ние жизни потерпевшего с целью получения материальных благ, а лишь такое, которое совершается с целью наживы, обогащения.

Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 27 июня 1975 г. «О судебной практике по делам об умышленном убийстве» указал на отдельные виды корыстного убийства. К ним, в частности, относится убийство с целью получения материальной выгоды (денег, имущества, имущественных прав, прав на жилплощадь и т. п.).

Для убийства с целью получения имущественных прав характерны два обстоятельства: 1) до преступления виновный пользуется чужим имуществом (например, в порядке найма, проката); 2) лишает жизни потерпевшего, стремясь стать собственником этого имущества.

К этому виду корыстного убийства можно отнести также убийство наследодателя с целью получения имущественных прав на вещи, предметы, уже находящиеся у виновного.

Под убийством с целью получения денег или имущества имеются в виду случаи, когда они похищаются. Однако корыстным будет и такое убийство, когда материальные ценности или деньги виновный получает в виде вознаграждения за убийство. Например, обоснованно привлечен к уголовной ответственности по п. «а» ст. 102 УК виновный Ш., который за вознаграждение в сумме 500 руб. совершил убийство Т. Жена потерпевшего признана организатором преступления, так как она привлекла к убийству Ш., передала ему деньги и топор, а после убийства вместе с исполнителем укрыла труп. Ее действия квалифицированы по ст. 17 и п. «а» ст. 102 УК. .

Корыстным убийством будет и такое деяние, которое совершено " с намерением избавиться от материальных затрат (уплаты долга, платежа алиментов и др.). Однако следует иметь в виду, что нет оснований расценивать корыстным убийство, когда неуплата долга является лишь поводом, само же преступление совершается не по корыстному мотиву, а из мести или из хулиганских побуждений.

Это имеет место, когда долг исчисляется незначительной суммой.

Кроме названных, Пленум Верховного Суда СССР не исключает и другие корыстные побуждения.

Вместе с тем не является корыстным убийство, совершенное при охране малоценного имущества (ягод, фруктов в садах) или с целью возвращения имущества, принадлежащего виновному. Как известно, для корысти характерно обогащение, которое в приведенных случаях отсутствует, ибо виновный удерживает или возвращает принадлежащие ему ценности.

Трудно согласиться и с предложением, когда к корыстным относится убийство с целью занятия более высоко оплачиваемой

должности[10]. Находясь на такой должности, виновный будет получать не просто большую сумму денег, а более высокую заработную плату, в соответствии с количеством и качеством своего труда. Корысть же есть не что иное, как незаконное обогащение, получение денег без предоставления соответствующего эквивалента. По этой причине мотивом такого убийства выступает не корысть, а карьеризм, который хотя и относится к низменным побуждениям, но не предусматривается п. «а» ст. 102 УК-

Корыстные побуждения характеризуют субъективную сторону убийства. Следовательно, преступление считается оконченным с момента наступления смерти потерпевшего, независимо от того, достиг виновный цели обогащения или нет. Но для квалификации по п. «а» ст. 102 УК важно, чтобы лишение жизни осуществлялось именно из корыстных побуждений, а не по другим мотивам. Корыстный мотив должен быть побудительной причиной убийства до его окончания. Возникновение корысти после лишения жизни потерпевшего не дает оснований для применения п. «а» названной статьи[11].

Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 27 июня 1975 г. указывает, что умышленное убийство при разбойном нападении образует совокупность преступлений, поскольку разбой не охватывается п. «а» ст. 102 УК и аналогичными статьями УК других союзных республик. В свою очередь и убийство не предусматривается ст. 91 и 146 УК[12]- В связи с тем, что п.

«а» ст. 102 УК в ряде случаев применяется самостоятельно, без совокупности с разбоем, возникла необходимость разграничения этих составов преступлений. Однако в юридической литературе для этого были выдвинуты самые различные критерии: способ совершения убийства, момент перехода имущества, сам факт изъятия имущества и др.=

Вполне очевидно, что не может быть разбоя, если действия виновного не направлены на изъятие имущества. Поэтому только по п. «а» ст. 102 УК надлежит квалифицировать убийство с целью избавления от материальных затрат (уплаты алиментов, долга) или от возвращения потерпевшему правомерно полученного от него имущества, а равно убийство с целью получения имущественных прав или права на жилплощадь и т. п. По этой же статье несут ответственность и лица, совершившие убийство с целью получения наследства, так как фактическое получение наследства не может образовать хищения. Приобретение имущества в порядке наследования лишено характерного для хищения признака незаконности, ибо у виновного имеется действительное (при наличии завещания) или предполагаемое (при наследовании по закону) право на ценности. В принципе, убийство наследодателя или других наследников есть особый вид самоуправства, который предусмотрен п. «а» ст. 102 УК.

Указание Пленума Верховного Суда СССР о том, что разбой не охватывается п. «а» ст. 102 УК, не означает, что эта статья не предусматривает любое нападение, сопряженное с убийством. Она не охватывает только то, которое является хищением в виде разбойного нападения. Для применения совокупности необходимо, чтобы, кроме убийства, было совершено еще и хищение в виде разбоя. Отсутствие в деянии какого-либо признака, характеризующего хищение (имущество, изъятие, незаконность, безвозмездность), свидетельствует об отсутствии и разбойного нападения.

В постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР от 22 марта 1966 г. «О судебной практике по делам о грабеже и разбое» при совокупности с корыстным убийством разбой предложено квалифицировать по п.

«в» ч. 2 ст. 91 и ст. 149 УК. Согласно п. 10 этого же постановления насилие при разбое может быть как средством завладения имуществом, так и средством его удержания. Следовательно, совокупность ст. 102 и ст. 91, 146 УК требуется, если убийство совершено перед завладением ценностями или в процессе хищения. Аналогичной должна быть квалификация и в случае, когда убийство совершено для удержания изъятого имущества. Так, по конкретному делу Президиум Верховного Суда РСФСР указал: «Убийство активно защищавшегося потерпевшего после завладения его имуществом обоснованно квалифицировано по п. «а» ст. 102 и ч. 2 ст. 146 УК РСФСР»[13].

С субъективной стороны преступление, предусмотренное п. «а» ст. 102 УК, характеризуется умышленной виной. Лишение жизни потерпевшего весьма часто выступает в качестве средства к достижению корыстной цели — получению имущества, имущественных прав или избавлению от материальных затрат. Следовательно, убийство совершается с прямым умыслом. Однако ст. 102 УК не исключает и косвенного умысла, что находит подтверждение в судебной практике и достойное обоснование в научных работах7. В ряде случаев виновный применяет такое насилие к потерпевшему, как, например, запирание в холодном помещении, в подвале, где имеется утечка газа, которое не свидетельствует о стремлении к смерти. Однако, предвидя возможность такого последствия, он не принимает мер к недопущению вреда, сознательно допуская смертельный исход.

Убийство из хулиганских побуждений (п. «б» ст. 102 УК).

Судебное толкование этого состава изложено в п. 7 упомянутого постановления от 27 июня 1975 г., основываясь на котором, можно дать следующее определение. Убийство из хулиганских побуждений — это незаконное лишение жизни другого человека, совершенное на почве явного неуважения к обществу, пренебрежения к правилам общежития и нормам социалистической морали. Оно совершается без повода или по малозначительному поводу, что ярко свидетельствует о крайне неадекватной реакции виновного.

Таким образом, для квалификации по п.

«б» ст. 102 УК необходимо наличие именно хулиганских побуждений. Неустановление мотива убийства не может служить основанием для признания его совершенным из хулиганских побуждений[14].

Как часто утверждаеіси в судебных решениях и юридической литературе[15], хулиганские побуждения могут быть порождены стремлением продемонстрировать свое превосходство, силу Причем убийство совершается из явного неуважения к обществу, а не по личным побуждениям. Гак, по п. «б» ст. 102 и ч. 3 ст. 206 УК осужден С., который учинил ссору, а затем в присутствии граждан избил жену. Гражданин К. пытался пресечь действия виновного, но тот с ножом в руке и с криками: «Всех порежу!»— выбежал в коридор. Здесь он оказал сопротивление Л. и ударил прохожую ножом в бок, но лезвие согнулось. Взяв на кухне другой нож, С. нанес им смертельный удар К-[16]

В постановлении по делам об умышленном убийстве Пленум Верховного Суда СССР специально подчеркнул, что не может квалифицироваться по п. «б» ст. 102 УК убийство, совершенное из ревности, мести и других побуждений, возникших на почве личных отношений, независимо от места совершения. Месть, ревность, неприязненные отношения и другие побуждения, вытекающие из личных отношений, исключают наличие хулиганских побуждений. Совершенное же убийство при отсутствии других отягчающих обстоятельств предусматривается ст 103 УК

Значительное количество ошибок в судебно-следственной практике выпадает на долю убийств, совершенных в ссоре. Бесспорно, что убийство из хулиганских побуждений будет в том случае, если виновный спровоцировал ссору, а затем использовал ее как повод для причинения смерти. Однако не любое убийство в ссоре совершается из хулиганских побуждений. Весьма часто встречаются и личные мотивы. Так, обвиняемый М. и потерпевший А. были хорошо знакомы. Ссора между ними произошла из-за того, что М. сначала не хотел разговаривать с потерпевшим, а затем обвинил его в распространении «нехороших слухов». В ходе ссоры и возникшей затем драки М. дважды ударил А.

лопатой по голове, причинив телесные повреждения. Судебная коллегия Верховного Суда СССР указала на необоснованность вывода суда о наличии хулиганских побуждений, поскольку виновный использовал малозначительный повод для убийства. На самом деле М. совершил преступление на почве ссоры, перешедшей в драку, т. е. на почве личных взаимоотношений[17].

К числу таких же мотивов относится и ревность. Однако следователи исключают порой такой мотив и применяют п. «б» ст. 102 УК на том основании, что брачные отношения не начались или уже прекращены. Это совершенно неверно. Ревность возникает, как правило, на почве интимных (и даже не интимных) отношений мужчины и женщины, которые не всегда совпадают с юридическими семейными отношениями. И тот факт, что семейные отношения прекращены или подлежат прекращению отнюдь не исключает наличия ревности. К такому выводу пришла Судебная коллегия Верховного Суда СССР по делу Г., осужденного за убийство, совершенное из корыстных и хулиганских побуждений. Как было установлено следствием, жена виновного неоднократно изменяла ему, из-за чего возникали ссоры. На основании заявления Г. о разводе суд дал супругам срок для примирения до 26 декабря 1975 г., а 28 мая 1975 г вынес решение о взыскании с Г алиментов на содержание дочери. С мая 1975 г. супруги стали проживать раздельно. 21 августа 1975 г. Г. просил жену не направлять исполнительный лист по месту его учебы, так как он обещает высылать алименты добровольно. Жена расценила это предложение как желание уклониться от уплаты алиментов. Через четыре дня Г. ночью дважды приходил к жене. Сначала он поссорился с ней, а затем убил выстрелом из ружья Виновный тут же пытался покончить с собой, но заряд прошел мимо

Пшшіка гамоубииива и ion факт, что 1" , даже совершив убшісіво, не освобождался oi материальных заіраї на содержание ребенка, бе < сомнения, отвергают наличие корыстною мотива Хули ганские мотивы также исключаются. О супружеской неверности Г. достоверно знал от других граждан, а также от жены, признавшейся ему накануне убийства в интимных отношениях с Ж. Одновременно она отказалась продолжать семейную жизнь. Эти обстоятельства не могут опровергнуть мотива ревности, хотя супруги и проживали раздельно. Квалификация убийства как совершенного из хулиганских побуждений судом первой инстанции обосновывалась тем, что два выстрела произведены в ночное время в общественном месте — в общежитии. Судебная коллегия Верховного Суда СССР, изменяя квалификацию на статью об убийстве без отягчающих обстоятельств, указала, что приведенный довод не подтверждает хулиганских побуждений, ибо действия Г. не содержали признаков явного неуважения к обществу12. Кроме того, уместно еще раз привести разъяснение Пленума Верховного Суда СССР от 27 июня 1975 г.: умышленное убийство из ревности (а равно и других личных побуждений) не является убийством из хулиганских побуждений, независимо от места его совершения.

Очевидно, в ошибочной квалификации сыграл роль и тот факт, что Г. находился в состоянии опьянения. Думается, здесь срабатывает стереотипность мышления: убийства из хулиганских побуждений совершаются, как правило, в нетрезвом состоянии, виновный был пьян, следовательно, можно применить п. «б» ст. 102 УК. Налицо логическая ошибка. И не случайно в определении по делу А. Судебная коллегия Верховного Суда СССР указала, что нетрезвое состояние виновного само по себе не может служить основанием для квалификации убийства как совершенного из хулиганских побуждений .

Аналогичный вывод сделан и в отношении убийства, совершенного в драке, зачинщиком которой был сам потерпевший[18]. Оно может быть совершено из мести, личных неприязненных отношений, а в отдельных случаях и с целью защиты. Хулиганские же побуждения здесь исключаются.

Необходимо также указать, что если убийство выразилось лишь в причинении смерти из хулиганских побуждений, то идеальная совокупность со ст. 206 УК невозможна. По мнению Пленума Верховного Суда СССР, совокупность хулиганства и квалифицированного убийства возможна лишь реальная. По нашему мнению, применять следует только п. «б» ст. 102 УК и в том случае, если перед лишением жизни виновный из хулиганских побуждений оскорблял потерпевшего, причинил ему телесные повреждения. Налицо не совокупность преступлений, а одна «преступная лавина», поскольку предшествующие деяния являются эпизодами, ступенями осуществления одного более опасного преступления. Причем оскорбления, побои, телесные повреждения могут быть использованы как повод для убийства из хулиганских побуждений, точнее, не сами эти действия, а реакция на них потерпевшего

Убийство из хулиганских побуждений может быть совершено с прямым и косвенным умыслом. По нашим данным, имеется, как правило, косвенный умысел, если смерть причинена ударом камня, кирпича, нанесением ножевого ранения в область живота или в результате неприцельного выстрела из ружья.

Убийство, совершенное в связи с выполнением потерпевшим своего служебного или общественного долга (п. «в» ст. 102 УК).

В анализируемом пункте специально указывается, что убийство совершается в связи с выполнением потерпевшим служебного или общественного долга. Это означает, что потерпевшим может быть лишь лицо, исполняющее названные функции, но не его родственники или близкие[19],, как это иногда считают отдельные практические работники.

Во-вторых, законодательное выражение «в связи» свидетельствует, что убийство непосредственно связано со служебной и общественной деятельностью потерпевшего. Причем эта деятельность должна быть правомерной, соответствующей нормам коммунистической морали. Убийство в связи с выполнением обязанностей может быть совершено как в момент исполнения потерпевшим своего служебного или общественного долга, так и после. Разрыв во времени, прошед- ший с момента выполнения потерпевшим своего долга до его убийства, на квалификацию не влияет 6. Достаточно того, чтобы убийство было совершено в связи с названной деятельностью.

Под выполнением служебного долга понимается осуществление служебных обязанностей лицами, работающими в государственном или общественном учреждении, организации. Занимаемая потерпевшим должность не имеет значения для квалификации. Потерпевшими от посягательств в связи с выполнением общественного долга могут быть также любые граждане.

Надо заметить, что общественно полезная деятельность потерпевшего может затрагивать как интересы самого преступника, так и близких ему лиц. Эта деятельность может касаться неправомерного (как преступного, так и не преступного) поведения.

Служебная или общественная деятельность потерпевшего может осуществляться в интересах общества в целом или отдельных граждан. В постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 27 июня 1975 г. подчеркнуто, что по п. «в» ст. 102 УК следует квалифицировать убийство, совершенное с целью воспрепятствовать правомерной деятельности потерпевшего, а также по мотивам мести за такую деятельность. Из этого следует, что поводом к убийству служат действия потерпевшего, заключающиеся в выполнении служебного или общественного долга.

От других видов убийств анализируемое посягательство отличается строго определенными мотивами: а) стремлением пресечь осуществление потерпевшим своего долга; б) местью за его общественно полезную деятельность. Первый мотив характерен для убийств, которые совершаются во время исполнения гражданином своих служебных или общественных обязанностей.

При мером может служить дело С., осужденного по п. «в» ст. 102 УК. Виновный, работая инженером кинотеатра, систематически употреблял спиртные напитки, появлялся на работе в нетрезвом состоянии, совершал прогулы. Старший бухгалтер киносети, выполняя свой служебный и общественный долг, сообщала об этом директору киносети и не начисляла заработную плату за дни прогулов. За нарушения трудовой дисциплины С. подвергался взысканиям. В связи с этими действиями, ,с целью их пресечения С. убил бухгалтера выстрелом из ружья17.

Мотив месій за правомерную общественно полезную деятельность характерен для убийства, совершаемого после выполнения обязанностей потерпевшим. Например, убийство за сообщение о готовящемся или совершенном преступлении, за критическое выступление на собрании или в печати и т. п.

Убийство осужденного или представителя администрации в связи с выполнением ими общественного или служебного долга, совершенное при обстоятельствах, указанных в ст. 771 УК. образует совокупность данного преступления и предусмотренного п. «в» ст. 102 УК[20].

Убийство, совершенное с особой жестокостью (п. «Г» ст. 102 УК РСФСР).

В принципе, любое убийство есть крайнее проявление жестокости, отрицательных черт обвиняемого, не ценящего жизнь другого человека во имя каких-либо сиюминутных прихотей или мизерных, по сравнению с высшим благом человека, потребностей.

Однако убийство с особой жестокостью — это чрезмерное убийство, выполняемое такими способами, приемами, которые совершенно не требуются, излишни для лишения жизни человека. Действительно, если убийство—это лишение жизни другого человека, то смысл п. «г» ст. 102 УК заключается в том, что потерпевший лишается жизни с особой жестокостью. Это как раз и означает, что особая жестокость в первую очередь есть способ убийства. В этом значении особая жестокость должна быть и может проявляться, осуществляться лишь до момента окончания преступления. При этом она должна осознаваться и потерпевшим, и обвиняемым.

Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 27 июня 1975 г. отмечает, что при убийстве с особой жестокостью потерпевшему причиняются исключительные страдания путем нанесения большого количества телесных повреждений или использования мучиїедьни действующего яда Следив а і ельно, для применения н. «г» ст. 102 УК необходимо: 1) нанесение большого количества телесных повреждений; 2) причинение особых страданий потерпев тему; 3) осознание виновным, что, наноси такое количество телесных повреждений, он причиняет особые страдания потерпевшему, предвидит наступление его смерти и стремится лишить его жизни путем причинения исключительных мучений. Иными словами, не только последствие, но и способ лишения жизни должны охватываться умыслом преступника.

Однако один фам нанесения множества ранений еще не свидетельствует об особой жестокости, поскольку их количество может обусловливаться не только стремлением причинить особые страдания, но и иными обстоятельствами. Так, преступление Н. было переквалифицировано с п. «г» ст. 102 на ст. 103 УК, хотя он и нанес потерпевшему десять ножевых ранений, из которых только три проникающих повлекли смерть. Другие повреждения были поверхностными, часть их получена потерпевшим при самообороне. Здесь количество ранений свидетельствует не о желании причинить особые страдания, а лишь о стремлении убиіь потерпевшего, при возникших трудностях достичь этого в связи с его сопротивлением[21].

В других случаях множественность телесных повреждений свидетельствует о стремлении быстрее причинить смерть, а не продлить страдания потерпевшего. Вполне обоснованно Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР не усмотрела особой жестокости в убийстве, совершенном А., который ножом нанес

два удара в спину, а потом три удара в грудь и шею[22]. Все удары наносились в жизненно важные органы, что говорит о желании как можно скорее убить потерпевшего, но не доставить ему особые мучения.

Значительное число телесных повреждений в ряде случаев вызывается тем, что обвиняемый ошибся в выборе оружия или способа деяния. А. нанес потерпевшему шесть ножевых ранений и убил его. Совершенное он объяснил тем, что, желая убить потерпевшего, он нанес ему удар ножом в бок. Однако тот стал убегать. Полагая, что смерть от одного удара не наступит, он догнал его, нанес еще несколько ударов ножом в грудь и в правую руку. Эти обстоятельства были доказаны, и убийство квалифицировано как совершенное без отягчающих обстоятельств[23].

Еще одно обстоятельство было выдвинуто Судебной коллегией Верховного Суда СССР по делу М., который нанес Д семь ранений. Потерпевший в нетрезвом состоянии затеял ссору и драку с М., а затем револьвером ударил его несколько раз по голове. М. взял дома нож и ударил им Д. в область печени и сердца. Смертельно раненному потерпевшему он нанес еще несколько ударов ножом. Исключая из обвинения особую жестокость, коллегия указала, что М. совершил действия на почве мести в состоянии возбуждения, вызванного неправомерным поведением потерпевшего. Преступление квалифицировано как убийство без отягчающих обстоятельств[24].

Кроме способа убийства, особая жестокость Пленумом Верховного Суда СССР определяется с учетом и других обстоятельств. К ним отнесены:

убийство в присутствии близких потерпевшему лиц, когда виновный сознавал, что причиняет им особые страдания;

глумление над трупом, кроме случаев его уничтожения или расчленения с целью сокрытия преступления;

случаи, когда перед лишением жизни или в процессе убийства к потерпевшему умышленно применялись пытки или истязания.

Последнее обстоятельство было учтено при рассмотрении дела Л., осужденного по ч. 1 ст. 144 и ст. 103 УК. После распития спиртных напитков между Л. и Г. возникла ссора, перешедшая в драку. Затем Л. перочинным ножом нанес Г. шесть ран в лицо и пять в переднюю часть шеи. Спустя некоторое время, увидев, что Г. еще жив, Л. кухонным ножом перерезал ему шею. После убийства Л. похитил 38 руб., принадлежавших потерпевшему.

Отменяя вынесенный приговор, Судебная коллегия Верховного Суда РСФСР указала, что особая жестокость проявляется не только в способе деяния, но и в других обстоятельствах. В частности, потерпевшему нанесено 11 ножевых ранений в то время, когда он был еще жив и испытывал мучения. И только затем Л. ножом перерезал ему шею. Обстоятельства дела дают основания для вывода, что Л. перед лишением жизни истязал потерпевшего, причиняя ему мучения. При повторном рассмотрении дела Л. осужден по п. «г» ст. 102 и ч. 1 ст. 144 УК .

Глумление над трупом может выражаться в различных действиях, однако особая жестокость будет лишь в том случае, когда они совершаются сразу же после убийства, являясь его продолжением, а не спустя некоторое время[25]. Обезображение трупа с целью, чтобы потерпевший не был опознан, а преступление осталось нераскрытым, по нашему мнению, не подпадает под особую жестокость, ибо виновный стремится избежать уголовной ответственности.

Таким образом, особая жестокость, являясь уголовно-правовым (а не медицинским) понятием, должна определяться следователем с учетом объективных обстоятельств и психического отношения к ним обвиняемого. Объективное вменение лишь на основе множества ранений, обезображения трупа и т. д. недопустимо.

Убийство, совершенное способом, опасным для жизни многих людей (п. «д» ст. 102 УК).

Данный вид убийства встречается, как правило, при использовании огнестрельного оружия, взрывчатых или горючих веществ.

Из буквального толкования закона вытекает, что в процессе лишения жизни потерпевшего должна создаваться опасность для многих людей (двух и более, кроме жертвы). Между тем судебная практика идет по другому пути. В частности, в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 27 июня 1975 г. п. «д» ст. 102 УК раскрывается следующим образом: «Осуществляя умысел на убийство определенного лица, виновный сознавал, что он применяет такой способ причинения смерти, который опасен для жизни не только одного человека».

Квалификация по п. «д» ст. 102 УК возможна при наличии ряда условий: 1) убийство совершается таким способом, когда создается опасность не для здоровья или имущества, а только для жизни другого лица; если же способ угрожает не жизни, а другим правоохраняемым интересам, п. «д» ст. 102 УК неї оснований применять; 2) способ убийства создает опасность гибели другого человека, кроме потерпевшего; 3) опасность для жизни другого лица должна быть действительной, а не предполагаемой.

Так, Н. вызвал на веранду своего брата и дважды выстрелил в него из ружья. Следователем, а затем и судом деяние расценено как убийство способом, опасным для жизни многих лиц. Квалификация обосновывалась тем, что в доме находилась жена потерпевшего и могла выйти на веранду. Из дела же видно, что виновный вызвал брата из комнаты на веранду, произвел выстрелы с близкого расстояния (один метр) в тот момент, когда потерпевший зажег свет. С учетом того, что в момент убийства реальной опасности для жизни другого лица не было, Судебная коллегия Верховного Суда СССР расценила содеянное как простое убийство[26].

Опасность для жизни других лиц должна быть реальной, что определяется: а) поражающими свойствами орудия (автомат, ружье, заряженное дробью, и т. д.); б) расстоянием от виновного до потерпевшего; в) наличием других граждан и их местонахождением по отношению к потерпевшему; г) особенностями производства выстрела (прицельный, не прицельный) или совершения других действий, направленных на убийство; д) другими обстоятельствами, характеризующими обстановку совершения преступления.

Каждый из перечисленных факторов должен анализироваться не отдельно, а в совокупности с другими. Невыполнение этой рекомендации порой приводит к неправильной оценке убийства как совершенного способом, опасным для жизни многих людей. Такой состав был усмотрен в действиях Н., который из мести убил Г. Увидев Г., стоящего рядом с пятью знакомыми, Н. пытался выстрелить в него из пистолета, но произошла осечка, а потерпевший и его знакомые разбежались в разные стороны. Преследуя Г., виновный несколько раз выстрелил и дважды ранил его, а затем, уже упавшему, нанес четыре ранения, три из которых—проникающие в грудную полость. Особо опасный способ убийства был определен, очевидно, с учетом того, что покушение на убийство проводилось в тот момент, когда рядом с Г. стояло пять человек. Завершалось же убийство выстрелами в бегущего по улице Г.

Однако следователь и суд не учли того, что Н., встретив Г., потребовал, чтобы тот не двигался, а затем, прицелившись, пытался выстрелить. В момент ранения Г. бежал по пустынной улице. Таким образом, в обоих случаях действия виновного не представляли опасности для других лиц. Вмененный Н. общеопасный способ убийства исключен из приговора[27].

Совершая преступление, виновный сознает, что используемый им способ убийства представляет опасность для других лиц, предвидит возможность лишения жизни не только определенного лица, но и других людей. Подчеркнем, что только такое содержание интеллектуального момента умысла дает основания для применения п. «д» ст. 102 УК- Поэтому обоснованно была применена ст. 103 вместо п. «д» ст. 102 УК по делу Б., который, преследуя Е., произвел в него на улице прицельный выстрел из пистолета с расстояния 10—15 м. В момент убийства около Е. никого не было[28]. Обстановка свидетельствует, что Б. не считал свои действия общеопасными и не предвидел лишение жизни других граждан, кроме потерпевшего.

Волевой момент умысла анализируемого убийства имеет характерные особенности. В отношении основного потерпевшего умысел может быть и прямым, и косвенным, что касается возможной гибели других лиц, умысел возможен только косвенный. В противоположном случае общеопасность способа не имеет квалифицирующего значения, а содеянное охватывается п. «з» ст. 102 УК как убийство двух или более лиц. Дополнительное применение п. «д» ст. 102 УК возможно лишь тогда, когда, кроме потерпевших, имелись и другие лица, гибели которых виновный не желал, но сознательно допускал.

Квалификация данного преступления не может быть одинаковой для всех случаев. Поскольку же из-за многообразия явлений общее правило выработать невозможно, мы рассмотрим лишь наиболее типичные виды убийств при применении способа, опасного для жизни многих людей.

Потерпевший погиб, другие граждане вреда не получили — применяется п. «д» ст. 102 УК (еще раз оговоримся, что по отношению к гибели других лиц умысел косвенный).

Потерпевший погиб, другие лица получили телесные повреждения — п. «д» ст. 102 и соответствующие статьи УК об ответственности за причиненные телесные повреждения (см. п. 10 постановления от 27 июня 1975 г.).

Рядом с потерпевшим находился один человек, погибли оба — п. «з» ст. 102 УК.

Из числа находящихся с потерпевшим граждан погиб один из них и потерпевший — пп. «з» и «д» ст. 102 УК.

Жертв нет — ст. 15 и п. «д» ст. 102 УК, если виновный стремился к смерти потерпевшего, т. е. действовал с прямым умыслом. Если же умысел косвенный, то при отсутствии вреда здоровью нужно квалифицировать в зависимости от обстоятельств по ст. 206 УК или как мелкое хулиганство, проступок. В случае причинения тяжких телесных повреждений применяется ст. 108 УК, иных повреждений — ст. 206 УК или квалифицируется как преступление против личности, если нет грубого нарушения общественного порядка и явного Неуважения к обществу.

Для п. «д» ст. 102 УК мотивы деяния не имеют квалифицирующего значения. Однако, если убийство совершается из корыстных или хулиганских побуждений или с целью сокрытия преступления, соответствующие пункты ст. 102 УК должны быть указаны наряду с п. «д».

Убийство с целью скрыть другое преступление илн облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием (п. «е» ст. 102 УК).

Квалификация данного убийства обычно не вызывает затруднений, и потому мы остановимся лишь на вопросах, которые различно толкуются в литературе и судебно-следственной практике

Совершая убийство с целью сокрытия другого преступления, виновный стремится избежать наказания. Если же потерпевший лишается жизни за сообщение о преступлении органам, призван- 30 ным вести борьбу с преступностью, то содеянное квалифицируется не по п. «е», а по п «в» ст. 102 УК. В этом случае у виновного нет возможности избежать уголовной ответственности, потому убийство есть лишь акт мести за общественно полезную деятельность

Ой

потерпев шего .

Убийство с целью облегчить совершение преступления может быть, например, при лишении жизни водителя автомобиля с целью его угона.

По смыслу постановления от 27 июня 1975 г. (п. 11) убийство, сопряженное с изнасилованием, возможно в трех формах.

Убийство в процессе изнасилования, которое совершается с целью преодоления сопротивления или из мести, озлобленности за противодействие. Умысел может быть прямым и косвенным. Деяние квалифицируется по п. «е» ст. 102 и ч. 4 ст. 117 УК как изнасилование, повлекшее особо тяжкое последствие.

Убийство совершено после изнасилования с целью его сокрытия. Умысел прямой. Ответственность — по п. «е» ст. 102 и ст. 117 УК в той ее части, которая с наибольшей полнотой охватывает совершенное, без учета убийства.

После изнасилования виновный убивает потерпевшую по мотиву мести за оказанное при изнасиловании сопротивление. Умысел прямой или косвенный. Квалификация по соответствующей части ст. 117 и п. «е» ст. 102 УК- •

В первом случае ч. 4 ст. 117 применяется по той причине, что изнасилование слагается из полового сношения и насилия, однако в процессе преступления виновный применяет такое насилие, которое влечет особо тяжкие последствия—смерть потерпевшей.

Во втором и третьем варианінх ч 4 ст 117 УК в связи с убийством потерпевшей не применяется, поскольку изнасилование совершено, окончено. Последовавшее за ним убийство образует реальную совокупность преступлений. Изнасилование же в зависимости от его особенностей может быть квалифицировано по чч. I, 2, 3 и 4 ст. 117 УК.

Убийство женщины, заведомо для виновного находившейся в состоянии беременности (п. «ж» ст. 102 УК).

Анализируемое убийство характеризуется основными отличительными признаками. Во-первых, потерпевшая находится в состоянии беременности. Во-вторых, это состояние для виновного заведомо известно, не вызывает никаких сомнений.

Сведения будут достоверными, если они известны от потерпевшей или работников органов здравоохранения. Достоверность, несомненность этих сведений исключается, если они носят предположительный характер, высказаны в альтернативной форме. Так, в определении по делу Б. специально подчеркнуто: «Лицо, достоверно не знавшее о беременности потерпевшей, не может нести ответственность за ее убийство по п. «ж» ст. 102 УК РСФСР»29.

Этот вид убийства может быть совершен как в связи с беременностью потерпевшей, так и по иным основаниям: из корысти, по хулиганским мотивам и т. д. Однако всегда требуется, чтобы виновный имел несомненные сведения о наличии беременности. Квалификация убийства по п. «ж» ст. 102 УК не зависит от срока беременности. Вместе с тем убийство роженицы в процессе родов в зависимости от обстоятельств может образовать покушение или оконченное убийство двух или более лиц (п. «з» ст. 102 УК, но не п. «ж» ст. 102 УК). В данном случае существует уже не плод, а человек, защита которого осуществляется иными предписаниями закона.

Убийство двух или более лиц (п. «з» ст. 102 УК)-

Для квалификации оконченного деяния по п. «з» ст. 102 УК требуется, чтобы виновный убил не менее двух человек. И все же множественность последствий не означает, что имеется и множественность преступлений. Этот вывод вытекает из закона, поскольку наряду с п. «з» имеется и п. «и» ст. 102 УК, рассчитанный на повторность убийств. Следовательно, убийство двух или более лиц — это одно, единичное преступление, отягощенное гибелью нескольких граждан. С учетом этого в постановлении от 27 июня 1975 г. подчеркивается, что анализируемое преступление имеется, если действия виновного охватывались единством умысла и совершены, как правило, одновременно.

О единстве умысла может идти речь в том случае, когда до совершения преступления у виновного имелось намерение убить двух или более лиц, которое выясняется из его показаний или обстановки совершения деяния. Для примера обратимся к двум уголовным делам. Судебная коллегия Верховного Суда РСФСР в определении по делу А. признала, что он покушался на убийство с особой жестокостью четырех лиц. С целью убийства своей бывшей жены, ее сестры и двух своих малолетних дочерей, когда все спали, А. открыл четыре крана газовой плиты, снял с них ручки, а также ручку с контрольного крана, и спрятал их. Чтобы из квартиры никто не мог выйти, входную дверь он закрыл. Потерпевшие приняли меры к прекращению утечки газа, и преступление не было завершено. Способ деяния (применение газа) и обстановка его совершения (в квартире спало четверо потерпевших) послужили основанием для вывода о единстве умысла на убийство многих лиц и квалификации по ст. 15 и пп. «з», «г» ст. 102 УК30-

По делу Н. вывод о единстве умысла сделан на основании его заявления и одновременности совершения деяний. Подозревая свою жену в интимной связи с А., Н. стал следить за ними. Для этого он сказал жене, что уезжает в другой район, но сам переночевал на чердаке своего дома. В 5 ч утра он вошел в дом, держа в руке заранее приготовленный топор, и в присутствии брата жены стал выяснять ее отношения с А. Она призналась в измене. Тогда Н. заявил, что убьет ее и А. Через некоторое время, увидев около своей калитки А., Н. двумя ударами топора в голову убил его, затем вошел во двор и тем же топором причинил жене тяжкие телесные повреждения. Совершенное квалифицировано как простое убийство и покушение на убийство двух лиц31.

К убийству двух и более лиц следует отнести и такие убийства, когда до совершения первого деяния виновный не имел намерения лишать жизни другого человека. Умысел же на убийство второго лица возникает (и реализуется) в процессе лишения жизни первого потерпевшего или сразу же за этим. Здесь мы имеем специфическую трансформацию намерения, перерастание умысла с убийства одного лица на нескольких.

Ярким свидетельством такого явления может служить дело П. Во время распития спиртного между П. и Щ. в присутствии К. возникла ссора, во время которой они оскорбляли друг друга. Щ. ударил П. кулаком. Тогда последний с целью убийства семикилограммовой металлической болванкой ударил Щ. по голове. Удар пришелся вскользь, и потерпевший, потеряв сознание, упал на на пол. Со скамейки пытался подняться К., но П. убил его, ударив дважды болванкой по голове. Судебная коллегия предложила квалифицировать убийство К. по п. «б» ст. 102, а покушение на убийство Ш.— по ст. 15 и п. «з» ст. 102 УК как совершенное в ссоре32.

Не будем анализировать и оспаривать все детали квалификации, поскольку нас интересует лишь одно — вывод о единстве умысла на убийство двух лиц. Коль скоро участниками конфликта были П. и Щ., то вполне очевидно, что сначала у П. возникло намерение убить только Щ. Такое же намерение в отношение К- появилось сразу же после совершения первого преступления. Отсутствие разрыва во времени между совершенными деяниями свидетельствуют о перерастании умысла с убийства одного потерпевшего на убийство двух лиц. Поэтому требование одновременности деяний ДЛЯ П. «3» ст. 102 УК, выдвинутое в постановлении от 27 июня 1975 г., на наш взгляд, относится, как правило, к деяниям, аналогичным преступлению П. В том случае, когда виновный действует с заранее обдуманным умыслом на убийство нескольких лиц, между отдельными актами лишения жизни определенные разрывы во времени возможны и вполне допустимы.

Преступление, предусмотренное п. «з» ст. 102 УК, считается оконченным, если наступила смерть не менее двух лиц. Убийство одного человека и покушение на жизнь другого Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 27 июня 1975 г. предложил квалифицировать по совокупности преступлений; оконченное убийство в зависимости сгг обстоятельств преступления — по ст. 102 или 103 УК, а второе деяние — по ст.' 15 и п. «з» ст. 102 УК33.

зсСм.: Бюллетень Верховного Суда СССР, 1981, № 4, с. 10.

320м.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1981, № 8, с. 3.

№0 возражениях по поводу совокупности ст. 102 и 103 УК см.: С в и д л о в Н. М. Специальные нормы в уголовном праве. Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1979, с. 144.

Требует ли п. «з» ст. 102 УК единого мотива деяния? Положительный ответ на этот вопрос дал С. В. Бородин, указывая, что о единстве преступного намерения на убийство двух лиц свидетельствует умысел и один и тот же мотив[29]. Изучение уголовных дел показало, что судебно-следственная практика не столь категорична. Как это видно из приведенного дела о преступлении П., мотивы могут быть и различны — месть в отношение Щ. и хулиганские побуждения при убийстве К.

Убийство, совершенное лицом, ранее совершившим умышленное убийство (п. «и» ст. 102 УК).

Данный вид квалифицированного убийства исключается, если второму деянию предшествовало убийство, предусмотренное ст. 104 или 105 УК- Предполагается, что первое посягательство подпадает под признаки ст. 102, 103, 66, 67, 68, 77, 1912 УК- Включение отдельными авторами в этот перечень и ст. 77* УК[30] не обоснованно, поскольку данный состав не охватывает умышленное убийство в качестве разновидности насилия при терроризировании осужденных или представителей администрации.

По сути дела, п. «и» ст. 102 УК предусматривает две формы множественности — повторность и специальный рецидив преступлений (обший рецидив не влияет на квалификацию убийства, особо опасный рецидив сформулирован в и. «л» ст. 102 УК). Повторностью, как известно, являются случаи совершения лицом до осуждения нескольких тождественных или однородных преступлений. Следовательно, повторность характеризует как личность виновного, так и повышенную опасность множественности посягательств. Это позволяет не согласиться с С. В. Бородиным, который считает, что квалифицирующие обстоятельства п. «и» ст. 102 УК характеризуют не убийство, а особенности субъекта, факт совершения им такого же преступления в прошлом .

Нет сомнения, что квалификация специального рецидива по названной статье обусловлена особой опасностью субъекта преступления. Однако повышенная ответственность при повторности убийств законодателем связана как с особенностями личности, так и с увеличением вреда в результате убийства нескольких лиц.

Квалификация специального рецидива по п. «и» сі. 102 УК не вызывает затруднений, ибо второму убийству должно предшествовать осуждение за лишение жизни по названным общим или специальным нормам. При этом следует учитывать, чтобы за первое убийство не была снята или погашена судимость. Ошибки, допускаемые следователями, обычно сводятся к неправильному исчислению срока погашения судимости[31].

Применение п. «и» ст. 102 УК по признаку повторности преступлений требует наличия ряда условий.

Во-первых, виновным совершени минимум два преступления, из которых оба могут быть окончены, одно — оконченное посягательство, а второе — покушение (приготовление) на убийство или соучастие в таком же деянии.

Во-вторых, оба преступления совершены в отношение разных потерпевших. Приготовление к убийству, покушение на него, а затем оконченное убийство одного и того же лица образуют не повторность, а единичное деяние как стадии одного преступления. Они объединены единым умыслом, ибо еще при приготовлении виновный имел намерение лишить жизни потерпевшего, и направлены к единой цели. Причем между стадиями вполне возможен разрыв во времени Иными словами, убийство может последовать как сразу за покушением, так и спустя некоторое время. Подтверждение высказанным положениям мы находим в деле С., осужденного по ч. 1 ст. 218 ст. 15 и 103, пп. «е», «и» ст. 102 УК. Виновный около 23 ч покушался на убийство Г., выстрелив в него из самодельного пистолета, но не попал. В 23 ч в другом месте он снова выстрели/ в Г. и убил его. Областной суд ошибочно сделал вывод, чтс оконченное деяние является повторным убийством, совершенным с целью сокрытия покушения на жизнь Г.

Судебная коллегия Верховного Суда РСФСР изменила квалификацию, оставив ст. 103 УК и исключив ст. 15, поскольку обстоятельства деяния свидетельствую! о едином умысле виновного на убийство потерпевшего, об отсутствии значительного разрыва во времени между первым и вторым выстрелами38,

В-третьих, применение п. «и» ст. 102 УК требует, чтобы убийство нескольких потерпевших было осуществлено через значительные промежутки времени и не являлось реализацией единого умысла на лишение жизни многих лиц. Убийство нескольких лиц одновременно (а равно такое же деяние при наличии единого умысла) образует не повторность преступлений, а одно деяние, предусмотренное п. «з» ст. 102.

Убийства, образующие повторность, могут быть совершены с одним и тем же или различными видами умысла, мотива, цели.

При повторности убийств, т. е. когда виновный не был осужден за первое деяние, оно подлежит самостоятельной оценке, а второе преступление — дополнительно по п. «и» ст. 102 УК (п. 13 постановления от 27 июня 1975 г.).

И наконец, необходимо отметить, что при совершении двух убийств повторность будет лишь в том случае, когда ни по одному из преступлений нет препятствий для уголовного преследования, например, истечение сроков давности привлечения к уголовной ответственности (ст. 48 УК РСФСР).

Убийство, совершенное на почве кровной мести (п.              «к»

ст. 102 УК).

Как известно, кровная месть заключается в «обязанности» родственников погибшего или самого потерпевшего убить обидчика или убийцу Это означает, что кровная месть есть разновидность мести, порожденной личными отношениями. Повышенная же опасность исследуемого деяния объясняется реальной возможностью совершения многих убийств, когда обе стороны становятся «кровниками».

Особый интерес представляет вопрос о действии данной нормы в пространстве и в отношении круга лиц, могущих быть потерпевшими и субъектами данного преступления.

Кровная месть, являясь пережитком местных национальных обычаев, свойственна не всем нациям и народностям, а только отдельным из них. Причем их число по мере совершенствования, развития социалистических общественных отношений постепенно сокращается. Поэтому субъектом преступления могут быть лишь лица, принадлежащие к тем национальностям, у которых кровная месть сохранилась на момент совершения убийства. Такие сведения можно получить от местных органов власти и управления.

Национальная принадлежность потерпевшего и место совершения деяния для применения п. «к» ст. 102 УК не имеет значения

Убийство, совершенное особо опасным рецидивистом (п. «л» ст. 102 УК).

Для квалификации по п. «л» ст 102 УК безразлично, какие преступления послужили основанием для признания лица особо опасным рецидивистом: ранее совершенные убийства или иные деяния.

В постановлении от 27 июня 1975 г (п. 14) особо подчеркнуто, что ответственность по п. «л» ст. 102 УК несут только те лица, которые до совершения умышленного убийства были признаны особо опасными рецидивистами. Это условие непосредственно закреплено в уголовном законе (ст. 24! УК)

Одновременно ст. 24' УК указывает, что признание лица особо опасным рецидивистом отменяется при снятии с него судимости Наличие такого решения уже не позволяет квалифицировать умышленное убийство по п. «л» ст. 102 УК.

Умышленное убийство, совершенное при отягчающих обстоятельствах, предусмотренных в двух или более пунктах ст. 102 УК, должно квалифицироваться по всем этим пунктам (п. 15 постановления от 27 июня 1975 г.). Исключением из этого правила будут те случаи, когда квалифицирующие обстоятельства являются конкурирующими. Конкуренция имеется между корыстным мотивом и хулиганскими побуждениями, хулиганскими побуждениями и мотивами убийства, предусмотренного п. «в» ст. 102 УК и т. д. При гаком положении следователю необходимо определить, какой мотив 5ыл главным, ведущим, и в зависимости от этого осуществлять квалификацию. Одновременно нужно иметь в виду, что суд возвратит дело на дополнительное расследование, если следователь вменил не тот пункт ст. 102 УК, а исправление квалификации судом влечет изменение формулировки обвинения. Замена судом неправильно примененного пункта возможна лишь, когда это не влечет изменения формулировки обвинения и не нарушает права виновного на защиту (п. 16 постановления от 27 июня 1975 г.).

зь

<< | >>
Источник: Беляев В. Г., Свидлов Н. М.. Вопросы квалификации убийств: Учеб. пособие.— Волгоград: ВСШ МВД СССР,1984.—60 с.. 1984

Еще по теме 3. УБИЙСТВО ПРИ ОТЯГЧАЮЩИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ:

  1. Статья 115. Умышленное убийство
  2. §2. Содержание криминалистической характеристики детоубийств. Обстоятельства, подлежащие доказыванию
  3. 9.2. Квалифицированное убийство (cm. 105 ч. 2)
  4. § 2. Сущность смягчающих и отягчающих обстоятельств наказания
  5. § 2. Убийство без отягчающих обстоятельств
  6. § 3. Убийство при отягчающих обстоятельствах
  7. Убийство, совершенное в состоянии аффекта
  8. ПОНЯТИЕ УМЫШЛЕННОГО УБИЙСТВА
  9. 3. УБИЙСТВО ПРИ ОТЯГЧАЮЩИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ
  10. УБИЙСТВО БЕЗ ОТЯГЧАЮЩИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -