<<
>>

§ 5. Специальные вопросы ответственности за соучастие

Кроме рассмотренных общих возникает целый ряд так называемых специальных вопросов ответственности за соучастие.

Соучастие в преступлениях со специальным субъектом.

Провокация преступления.

Эксцесс исполнителя.

Беспоследственное соучастие.

Неудавшееся подстрекательство или пособничество.

Добровольный отказ соучастников.

Соучастие в преступлениях со специальным субъектом. Согласно ч. 2 ст. 18 специальный субъект преступления имеет место там, где преступление может совершить лишь определенное лицо. Таким образом, специальный субъект - это субъект преступления, который кроме общих его признаков (возраста и вменяемости) наделен законом еще и дополнительными признаками, которые и определяют его ответственность по соответствующей статье УК (например, должностное лицо, военнослужащий и т. п.). Преступления со специальным субъектом характерны как раз тем, что их исполнителями могут быть лишь те лица, которые наделены признаками специального субъекта. Возникает вопрос, возможно ли соучастие в таких преступлениях лиц, которые не обладают признаками специального субъекта?

В статьях УК о соучастии нет прямого запрета на положительное решение этого вопроса. Нигде в УК не говорится, что соучастие в преступлениях со специальным субъектом невозможно. Мало того, этот вопрос положительно решен применительно к преступлениям против установленного порядка несения военной службы (воинским преступлениям). Так, в ч. 3 ст. 401 указывается, что соучастие в воинских преступлениях лиц, не являющихся военнослужащими (перечень которых дан в ч. 2 ст. 401), влечет ответственность по соответствующим статьям XIX главы Особенной части УК о воинских преступлениях.

В теории и практике аналогично решается этот вопрос и применительно к другим преступлениям со специальным субъектом: лица, не являющиеся специальными субъектами, могут выступать в качестве соучастников этих преступлений при условии, что исполнителем этих преступлений является именно специальный субъект.

Иными словами, в роли организатора, подстрекателя, пособника в преступлениях со специальным субъектом могут выступать лица, не наделенные признаками специального субъекта. В некоторых случаях объективная сторона преступлений со специальным субъектом описывается в законе (диспозиции) так, что она не исключает в качестве соисполнителей и лиц, не являющихся специальными субъектами. Исходя из этих положений, можно сформулировать несколько выводов:

а) исполнителем преступления со специальным субъектом может быть лишь лицо, обладающее признаками специального субъекта (например, исполнитель получения взятки - это только должностное лицо, признаки которого описаны в примечаниях к статьям 364 и 368);

б) соучастие лиц, не являющихся специальными субъектами, в преступлениях со специальным субъектом возможно;

в) лица, не обладающие признаками специального субъекта, могут выступать в качестве организаторов, подстрекателей или пособников того преступления, исполнителем которого является специальный субъект;

г) в этих случаях соучастники несут ответственность по той статье УК, которая предусматривает совершение преступления исполнителем - специальным субъектом. Например, частное лицо, организовавшее дачу-получение взятки, несет ответственность по ч. 3 ст. 27 и по соответствующей части ст. 368;

д) если же преступление со специальным субъектом характеризуется тем, что часть его объективной стороны может быть выполнена лицом, которое таким (специальным) субъектом не является, последнее подлежит ответственности как соисполнитель (например, женщина, при помощи физического насилия или угроз содействующая насильнику в совершении изнасилования, несет ответственность как соисполнитель преступления, предусмотренного ст. 152).

Провокация преступления. Провокацией преступления признается ситуация, когда лицо подстрекает (провоцирует) исполнителя или других соучастников на совершение преступления с целью его последующего изобличения.

Так, в судебной практике было дело, когда сторож подсобного хозяйства подговорил двух работниц совершить кражу с поля собранной накануне кукурузы.

Когда они подъехали к полю и стали грузить мешки с кукурузой, он поднял стрельбу и задержал их с помощью подоспевших на выстрелы других сторожей. Как было установлено, сторож хотел показать начальству свое усердие и вовсе не был намерен участвовать в краже кукурузы. Он действовал в целях последующего изобличения исполнителей.

Решая этот вопрос, вспомним, что мотивы у соучастников одного и того же преступления могут быть различными - каждый из них может руководствоваться разными побуждениями и это не исключает их соучастия в этом преступлении. Отсюда провокация преступления рассматривается как соучастие в том преступлении, которое спровоцировано, поскольку различие в мотивах у провокатора и других соучастников не имеет значения для привлечения их к ответственности. Поэтому в нашем примере сторож несет ответственность за соучастие (подстрекательство) в совершении кражи кукурузы. В ст. 370 установлена специальная ответственность за провокацию взятки.

Эксцесс исполнителя. Для того чтобы соучастник был привлечен к ответственности за преступление, совершенное исполнителем, он, как уже отмечалось, должен быть осведомлен о преступных намерениях исполнителя. Между соучастниками должно иметь место согласие на совершение конкретного преступления. Но практика сталкивается со случаями, когда отдельные соучастники выходят за пределы этого соглашения. Например, пособник и подстрекатель просили исполнителя избить потерпевшего, исполнитель же убил жертву. В этом случае и говорят об эксцессе (выходе за пределы задуманного) исполнителя.

Эксцесс исполнителя имеет место там, где исполнителем совершены такие преступные действия, которые не охватывались ни прямым, ни косвенным умыслом других соучастников. Им совершены действия, которые выходят за пределы состоявшегося между ними соглашения. Таким образом, эксцесс исполнителя имеет место там, где остальные соучастники не предвидели, не желали и не допускали совершения тех преступных действий, которые учинил исполнитель.

Различают два вида эксцесса: количественный и качественный.

Это различие имеет определенное практическое значение, поскольку влияет на квалификацию, в частности и на квалификацию действия исполнителя.

Количественный эксцесс имеет место там, где исполнитель, начав совершать то преступление, которое задумано соучастниками, совершает действия однородного характера, но более тяжкие. Здесь задуманное соучастниками преступление как бы «перерастает» в более тяжкое. Например, соучастники договорились совершить кражу, а исполнитель вынужден был применить насилие при изъятии имущества, т. к. неожиданно застал в квартире потерпевшего, и тем самым совершил уже не кражу, а грабеж или разбой.

В этих случаях исполнитель несет ответственность за то более тяжкое преступление, которое он совершил. В нашем случае исполнитель будет нести ответственность, скажем, за разбой (в результате примененного им насилия в целях завладения имуществом, кража «переросла» в разбой), т. е. по ст. 187, остальные соучастники будут отвечать за соучастие в краже, т. е. по ст. 185 со ссылкой на соответствующую часть ст. 27.

Качественный эксцесс имеется там, где исполнитель совершает неоднородное, совершенно иное, нежели было задумано соучастниками, преступление в дополнение к тому, которое было согласовано с соучастниками. При таком эксцессе исполнитель отвечает по правилам реальной совокупности преступлений: за задуманное и совершенное по соглашению с соучастниками преступление и за то, которое явилось результатом его эксцесса. Например, соучастники задумали совершить кражу, исполнитель, войдя в квартиру, неожиданно застал там хозяйку дома, и, применив физическое насилие, изнасиловал ее. В этом случае исполнитель совершил два преступления (кражу и изнасилование), соучастники же несут ответственность только за кражу.

Таким образом, соучастники, как при количественном, так и при качественном эксцессе исполнителя за эксцесс ответственности не несут (поскольку это преступление не охватывалось их умыслом). Они отвечают лишь в пределах состоявшегося между ними соглашения, т.

е. за то преступление, которое ими совместно было задумано. В ч. 5 ст. 29 указано, что соучастники не подлежат уголовной ответственности за деяние, совершенное исполнителем, если оно не охватывалось их умыслом.

Иногда понятие эксцесса исполнителя пытаются подменить более широким понятием - эксцесс соучастника, полагая, что «автором» эксцесса может быть не только исполнитель преступления, но и любой другой соучастник. При этом, однако, упускается из виду, что применительно к эксцессу (к тому преступлению, которое как раз и составляет содержание эксцесса) любой соучастник является исполнителем, поскольку именно он совершает действия, образующие объективную сторону преступления, являющегося результатом эксцесса. Поэтому правильно говорить не об эксцессе соучастника, а об эксцессе исполнителя.

Беспоследственное соучастие имеет место там, где исполнителю не удалось совершить оконченное преступление и он совершил лишь приготовление или покушение, на которых его преступная деятельность была пресечена (прервана). В таких ситуациях исполнитель несет ответственность за приготовление к преступлению или покушение на преступление. Остальные же соучастники отвечают за соучастие в приготовлении к преступлению или за соучастие в покушении на преступление, в зависимости от того, на какой из этих стадий была пресечена (прервана) преступная деятельность исполнителя. Представим себе, что исполнитель должен был поджечь строение и уничтожить его, однако был задержан на месте преступления. Его действия (покушение на поджог) квалифицируется по ч. 1 ст. 15 и ч. 2 ст. 194, а действия остальных соучастников - по соответствующей части ст. 27, ч. 1 ст. 15 и ч. 2 ст. 194. Или, например, исполнители, входящие в организованную группу для совершения вымогательства, были задержаны. Установлено, что некий гражданин, не входящий в группу, заранее обещал им предоставить автомашину с тем, чтобы после совершения преступления они скрылись из города. Действия исполнителей, создавших организованную группу, образуют собой приготовление к преступлению (создание условий для совершения вымогательства в нашем случае) и должны квалифицироваться по ч.

1 ст. 14 и ч. 4 ст. 192 (приготовление к вымогательству организованной группой). Пособник несет ответственность по ч. 5 ст. 27, ч. 1 ст. 14 и ч. 4 ст. 189 (пособничество в приготовлении к вымогательству организованной группой).

В ч. 4 ст. 29 в связи с этим установлено, что в случае совершения исполнителем неоконченного преступления, другие соучастники подлежат ответственности за соучастие в неоконченном преступлении (т. е. приготовлении или покушении на преступление).

Неудавшееся подстрекательство или пособничество имеется там, где возможный (предполагаемый) исполнитель отвергает предложение совершить преступление (участвовать в совершении преступления), которое может исходить от подстрекателя, пособника или даже организатора. Например, подстрекатель уговаривает исполнителя совершить убийство, обещая за это денежное вознаграждение. Однако исполнитель отвергает это предложение подстрекателя, не соглашается с ним хотя бы потому, что боится разоблачения и грядущего наказания.

В таких случаях отсутствует соглашение, которое является обязательным признаком соучастия, нет здесь согласия на совместное совершение преступления, оно не состоялось, т. к. предложение участвовать в преступлении не было принято (было отвергнуто) исполнителем. В силу этого здесь не может быть и речи о соучастии. Поэтому ответственность по правилам о соучастии здесь исключается, ст. 27 применена быть не может. Но как же решается в этих случаях вопрос об ответственности?

В таких ситуациях предполагаемый исполнитель уголовной ответственности не несет, а остальные соучастники отвечают за приготовление к преступлению, которое они думали совершить, - т. е. по ч. 1 ст. 14 и соответствующей статье Особенной части УК, поскольку их деятельность по подысканию соучастников есть не что иное, как приготовление к преступлению, прямо указанное в этой статье УК. В нашем примере подстрекатель будет нести ответственность за приготовление к убийству.

Добровольный отказ соучастников. В ст. 31 УК регулируется вопрос о добровольном отказе соучастников. Причем самого определения добровольного отказа соучастников закон не дает, отсылая к ст. 17, в которой определяется общее понятие добровольного отказа.

Это означает, что при добровольном отказе соучастников преступление не должно быть доведено до конца при сознании виновным фактической возможности завершения преступления, его окончания.

Однако при соучастии действует не одно, а несколько лиц, причем действия их опосредованы сознательным поведением исполнителя преступления. Поэтому здесь применяются следующие положения.

Добровольный отказ исполнителя рассматривается по правилам ст. 17 и не имеет каких-либо особенностей по сравнению с добровольным отказом индивидуально действующе го лица.

Остальные соучастники при добровольном отказе исполнителя несут ответственность за приготовление к преступлению или покушение на преступление, в зависимости от того, на какой из этих стадий добровольно отказался от доведения преступления до конца исполнитель (ч. 1 ст. 31). В практике имел место следующий случай. Трое соучастников договорились совершить поджог строения из мести к его владельцу. Подстрекатель уговорил исполнителя совершить этот поджог, а пособник приготовил и дал исполнителю бензин и другие предметы, необходимые для поджога. Исполнитель, явившись на место преступления, приспособил все необходимое для поджога, даже зажег пламя, и, сознавая полную возможность совершить задуманное, поджигать строение не стал, пламя загасил, т. к. испугался ответственности. В этой ситуации исполнитель ответственности не несет в силу ст. 17, но подстрекатель и пособник от ответственности не освобождаются. Они виновны в покушении на поджог, т. к. действия исполнителя были доведены до стадии покушения. Квалификация действий этих соучастников наступает по ч. 1 ст. 15 и ч. 2 ст. 194.

Сложнее обстоит вопрос с добровольным отказом соисполнителя. Часть 1 ст. 31 отсылает в этих случаях к ст. 17, что означает: добровольный отказ соисполнителя может заключаться в действии (бездействии), в результате которого предотвращается совершение преступления другими соисполнителями.

а) Прежде всего такой отказ возможен лишь на стадиях приготовления к преступлению и неоконченного покушения. Он может быть выражен в активных действиях - уговорил других исполнителей не совершать преступление, сообщил в милицию и в результате соучастники были задержаны, предупредил жертву и она смогла скрыться и т. п. Но он возможен и путем бездействия, когда соисполнитель, добровольно отказавшись от продолжения преступления, убежден, что в результате его бездействия другие исполнители не смогут довести преступление до конца. Например, соисполнитель, у которого были отмычки или орудия взлома, боясь ответственности, не является на место преступления, поэтому другие исполнители не могут совершить задуманной кражи. Или соисполнитель, явившись на место предполагаемой кражи, отказывается отключить сигнализацию, поэтому другие исполнители совершить преступление не могут. Если же исполнители совершат преступление каким-либо иным способом, то добровольно отказавшийся исполнитель ответственности не несет, т. к. отсутствует как причинная, так и виновная связь с совершенными другими исполнителями преступлениями. При добровольном отказе одного из соисполнителей, остальные соисполнители несут ответственность за приготовление или покушение на преступление в зависимости от стадии, на которой имел место добровольный отказ.

б) Возможен добровольный отказ соисполнителя и при оконченном покушении, когда он сам или с помощью других предотвращает последствия преступления. В практике имел место случай, когда два исполнителя, решив убить из мести потерпевшего, столкнули его с моста в речку и бежали с места происшествия. Один из них, услышав, что жертва взывает о помощи, вернулся и, вытащив тонувшего из воды, спас ему жизнь. Этот соисполнитель предотвратил смерть жертвы, активно вмешавшись в развитие причинной связи. Он ответственности за покушение на убийство не несет ввиду добровольного отказа. Другой же исполнитель будет отвечать за покушение на убийство.

Организатор, подстрекатель и пособник освобождаются от уголовной ответственности в связи с наличием добровольного отказа лишь тогда, когда они своими действиями (как правило, активными) предотвратят совершение преступления исполнителем (например, обезоружат его, предупредят потерпевшего, доставят исполнителя в органы власти и т. п.). Кроме того, добровольный отказ соучастников имеет место и тогда, когда они своевременно сообщат соответствующим органам государственной власти (милиции, СБУ, прокуратуре и др.) о готовящемся или совершаемом преступлении. Причем в этом случае добровольный отказ не исключается и тогда, когда органам власти почему-то не удалось предотвратить преступление.

Отказ пособника может выразиться и в пассивном поведении (бездействии). Например, он не предоставил орудие или средства преступления, не устранил препятствия к совершению преступления, в результате чего преступление исполнителем не было совершено (ч. 2 ст. 31).

В случае добровольного отказа кого-либо из соучастников исполнитель и другие соучастники несут ответственность за приготовление или покушение на преступление в зависимости от того, на какой стадии их деятельность была прекращена (ч. 3 ст. 31).

Если же соучастник пытался предотвратить то преступление, которое должен был совершить, но это ему не удалось (исполнитель все-таки довел преступление до конца), то такие действия соучастника рассматриваются как деятельное раскаяние и оцениваются как смягчающее обстоятельство при назначении судом наказания.

<< | >>
Источник: М. И. БАЖАНОВ. Избранные труды / М. И. Бажанов ; [сост.: В. И. Тютюгин, А. А. Байда, Е. В. Харитонова, Е. В. Шевченко ; отв. ред. В. Я. Таций]. - Харьков : Право,2012. - 1244 с. : ил.. 2012

Еще по теме § 5. Специальные вопросы ответственности за соучастие:

  1. 5.4. Ответственность соучастников
  2. § 1. Понятие соучастия в преступлении и его признаки
  3. § 3. Классификация соучастия в преступлении
  4. § 4. Основание и пределы ответственности соучастников преступления
  5. § 4. Ответственность соучастников
  6. УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НЕОСТОРОЖНОЕ СОПРИЧИНЕНИЕ
  7. § 4. Преступления против порядка несения специальных видов военной службы
  8. t. ОТКАЗ ОТ СОБЛЮДЕНИЯ МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫХ НАЧАЛ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ВОЕННЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ И ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЧЕЛОВЕЧНОСТИ. «КРИТИКА» И ДИСКРЕДИТАЦИЯ РЕШЕНИЙ МЕЖДУНАРОДНОГО ВОЕННОГО ТРИБУНАЛА В НЮРНБЕРГЕ
  9. 3. Имущественные преступления, совершаемые путем обмана и с использованием доверия: вопросы теории и законодательной практики
  10. 1. Объем понятия соучастия в преступлении
  11. 1. Криминологические и правовые критерии классификации форм соучастия. Сложное соучастие
  12. 2. Ответственность при неудавшемся соучастии в преступлении
  13. 4. Ответственность соучастников при экцессе исполнителя
  14. СПЕЦИАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ОТВЕТСТВЕННОСТИ СОУЧАСТНИКОВ
  15. Тема 10.Соучастие в преступлении
  16. § 1. Ответственность за прикосновенность к преступлению в истории советского уголовного законодательства
  17. Тема: СОУЧАСТИЕ В ПРЕСТУПЛЕНИИ