<<
>>

НА МИРОВОЙ РЫНОК — МИНУЯ НАЦИОНАЛЬНЫЙ?

По аналогии со старым американским изречением «Что хорошо для «Дженерал моторс», то хорошо для Америки» один известный политический деятель раннего этапа рыночной реформы выдвинул лозунг: «Что хорошо для Борового, то хорошо для России».
Независимо от оценки личности и роли г-на Борового, подобные лозунги трудно признать справедливыми. Они фиксируют важнейшую основу национального экономического интереса — интересы национального предпринимательства. Но обеспечение интересов предпринимательства — лишь одно из слагаемых национальных интересов. Стране не может быть хорошо, если предпринимательству плохо. Но стране не обязательно хорошо, если хорошо предпринимательству, даже такому, которое не просит субсидий.

Реализация индивидуальных интересов способствует реализации общих интересов лишь тогда, когда носители этих интересов объединены в единую систему, ни один из элементов которой не может функционировать без участия других. Между тем целостность этой системы, называемой национальной экономикой, в сегодняшней России фактически оказалась под вопросом. Экономическая самостоятельность предприятий повлекла за собой разрыв ряда хозяйственных связей, созданных административным путем. Производители начали поиск более выгодных связей, в первую очередь на внешнем рынке. С другой стороны, резкое сокращение потребления ряда полуфабрикатов в связи с конверсией (в условиях характерного для нашей экономики преобладания промежуточного продукта над конечным) сделало невозможной их реализацию на внутреннем рынке. Таким образом, цепочки производственных связей оказались фактически разорванными. Независимо от причин, по которым предприятия первоначально вышли на внешний рынок, они стремились переориентироваться на него пре-

имущественно, а нередко и полностью, чему способствовал разрыв между внутренними и мировыми ценами, а также неустойчивость российской валюты.

Товар, который можно реализовать на внешнем рынке за СКВ, реализуется независимо от потребности в нем на внутреннем рынке. В результате останавливаются производства, растет безработица (открытая, а в значительно большей степени — скрытая), продолжается сокращение платежеспособного спроса.

В относительно благоприятные условия попадают предприятия и лица, связанные с внешним рынком. Однако предъявляемый ими спрос ориентирован в основном на импортную продукцию. В течение 1994 г. расходы домашних хозяйств на конечное потребление возросли на 2% (около 80% от уровня 1991 г.). Однако производство потребительских товаров не только не увеличилось, но даже снизилось на 26% при общем сокращении промышленного производства на 21%. Прирост потребительского спроса был, следовательно, целиком удовлетворен за счет импортных товаров.

Согласно оценке Министерства экономики России, сделанной в 1994 г., спад производства за годы кризиса на 35% обусловлен свертыванием военного производства, на 30% — сокращением товарооборота со странами СНГ, на 20% — снижением платежеспособного спроса населения, на 15% — уменьшением государственных инвестиций11. Таким образом, в значительной степени этот спад был неизбежным следствием реформы и предпосылкой структурной перестройки. Однако

существенную роль сыграл также разрыв хозяйственных связей в рамках прежнего

12

Союза (фактор, лежащий на стыке политики и экономики) . Спад был значительно углублен также тем, что не удалось обеспечить «мягкий» переход к реформе, который бы предусматривал постепенное сокращение государственных инвестиций и не столь резкое снижение платежеспособного спроса населения.

Итак, в относительно выгодном положении находятся производства, которые могут поставлять продукцию на экспорт и удовлетворять свои потребности за счет импорта. В относительно невыгодном — те, которые работают на внутренний рынок и пользуются российской продукцией.

Какие же российские товары в первую очередь находят сбыт за рубежом? Во-первых, это сырье, прежде всего энергетическое.

На него приходится около 45% стоимости российского экспорта. Именно сырьевые отрасли являются наиболее привлекательными для иностранных инвесторов. Во-вторых, это метал-лургическая продукция. Рост вывоза металлов из России, однако, в значительной степени стал результатом падения их внутреннего потребления. Российские экс-портеры не столько заняли стабильное место на мировом рынке, сколько внезапным рывком потеснили конкурентов. Поэтому металлургия (в особенности черная) не столько включилась в систему международных воспроизводственных связей, сколько использует сложившуюся конъюнктуру, то есть, по определению Э. Кочетова, выходит на мировой рынок в рамках нижнего яруса товарного об-

13

ращения . Изменение конъюнктуры, а также антидемпинговые санкции, которые вводятся многими странами против импорта российского алюминия и ферросплавов, могут изменить ситуацию. Так что вопрос о долгосрочных перспективах этой статьи российского экспорта остается отрытым.

В-третьих, это интеллектуальная продукция. Высокий уровень российской науки и технологических разработок общепризнан. Существует, однако, гигантский разрыв между ним и реальным технологическим уровнем российского производства и экспорта. Сам по себе факт, что не все технологические разработки

воплощаются в жизнь, не основание для тревоги. Во всем мире КПД таких разработок не слишком высок. Как отмечает В. Фирсов, полезное применение в мировом масштабе находит не более 3-5% запатентованных технических нов-шеств14. Однако дефицит инвестиционных ресурсов, общие неблагоприятные внутриэкономические условия препятствуют естественному процессу отбора, реализации технических идей и проверки их рынком. Интеллектуальный капитал не воплощается в готовую высокотехнологичную продукцию, которая могла бы быть экспортным товаром. В результате, объектами вывоза становятся либо технологии, на которые существует достаточно высокий спрос15, либо сами специалисты («утечка умов»). Распространено также создание совместных предприятий, в которые российская сторона вносит интеллектуальный вклад, а западная — финансовый.

Такие предприятия либо вывозят свою продукцию на внешние рынки, либо, напротив, служат каналами продвижения зарубежных фирм на российские рынки.

Итак, спросом на внешних рынках пользуется в первую очередь продукция энергетиков, металлургов и исследовательских центров. При современной ситуации в стране зарубежные поставщики могут обеспечить эти отрасли всем необходимым на неизмеримо более высоком уровне, чем российские. Поэтому, если экспортная выручка им позволяет, они немедленно переходят на снабжение зарубежным оборудованием (в противном случае — пытаются получить его в качестве вклада в уставные фонды совместных предприятий). В результате складываются экономические анклавы, «завязанные» на внешний мир.

Относительно высокий уровень производства и доходов в этих анклавах практически не влияет на положение основной массы российских предприятий. Более того — в ряде случаев их деятельность ведет в перспективе к истощению природных и интеллектуальных ресурсов страны. Принципиально различный уровень цен и доходов внутри национального хозяйства и в мировой экономике, в ритме которой живут анклавы, порождает более резкую социальную дифференциацию, чем в развитых странах.

Доходы наиболее обеспеченных 10% населения превышали доходы наименее обеспеченных 10% в 1993 г. в 11,2 раза, а в 1994 г. — в 15,1 раза. При этом 65,5% населения имеют доходы ниже среднего уровня (на их долю пришлось лишь 30,4% денежных доходов). По существу внутри России складываются две общины — одна, относительно процветающая (в анклавах) и другая, деградирующая (на остальной территории).

Важный тезис либеральной доктрины состоит в том, что решающим средством устранения дезинтеграции российской экономики является финансовая стабилизация. На едином финансовом пространстве заработают нормальные рыночные механизмы, бегство от рубля прекратится, и развитие экономики будет происходить по естественным законам конкуренции. Однако финансовая стабилизация не создаст на внешних рынках спрос на ту продукцию, которая и теперь не пользуется спросом.

Она не может изменить характера уже сложившихся в инфляционный период международных кооперационных структур, работающих по схеме «оборудование в Россию — природные ресурсы или интеллектуальная продукция из России». Поэтому и после финансовой стабилизации в российской экономике сохранятся анклавы, связанные с зарубежными структурами гораздо теснее, чем с национальными. На деловую активность в стране и уровень жизни подавляющего большинства населения эти анклавы не будут оказывать практи-

чески никаких воздействий. Причем речь идет не об экономических структурах, вновь возникающих на специально отведенных для них небольших территориях согласно концепции свободных экономических зон, играющих в ряде стран роль важного вспомогательного средства экономического роста, а об уже действующих крупных, нередко общенационального значения хозяйственных единицах. Причем среди субъектов экономики отсутствует согласие даже относитель-но самой финансовой стабилизации. У экспортеров ряда отраслей (в первую очередь металлургии) перспектива такой стабилизации, как показали события 1995 г., вызывает серьезную озабоченность. Возможность обвального падения экспорта делает для них нежелательным быстрое укрепление рубля. Так что упор исключительно на финансовую политику не решает проблему национального экономического консенсуса.

<< | >>
Источник: Т.А. Шаклеина. Внешняя политика и безопасность современной России. 1991-2002. Хрестоматия в четырех томах Редактор-составитель Т.А. Шаклеина . Том II. Исследования. М.: Московский государственный институт международных отношений (У) МИД России, Российская ассоциация международных исследований, АНО «ИНО-Центр (Информация. Наука. Образование.)»,2002. 446 с.. 2002

Еще по теме НА МИРОВОЙ РЫНОК — МИНУЯ НАЦИОНАЛЬНЫЙ?:

  1. Мировой рынок и международная торговля. Проблемы включения экономики России в мировой рынок. Россия и ВТО.
  2. Мировая цена. Виды цен
  3. 2.1. Глобализация мировой экономики
  4. 2.4. Несовершенство системы мирового капитализма
  5. 5.2 ФОРМЫ МЕЖДУНАРОДНЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ. МЕЖДУНАРОДНАЯ ТОРГОВЛЯ И МИРОВОЙ РЫНОК
  6. НА МИРОВОЙ РЫНОК — МИНУЯ НАЦИОНАЛЬНЫЙ?
  7. 100. Мировая черная металлургия
  8. 140. Мировой рынок услуг
  9. 143. Мировой финансовый рынок
  10. ВИДЫ И МЕХАНИЗМ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ І./. ФИНАСОВОГО РЫНКА
  11. ЦЕНА МИРОВОГО РЫНКА
  12. РЫНОК РЕКЛАМЫ КАК ЧАСТЬ МИРОВОЙ ХОЗЯЙСТВЕННОЙ СИСТЕМЫ
  13. ЗЕМСТВА BO ВРЕМЯ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ: МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЕ КОНФЛИКТЫ И ПАДЕНИЕ ЦАРИЗМА
  14. Классификация контрагентов на мировом рынке
  15. Литература, посвященная советскому нефтяному сектору и проблеме советской/российской нефти на мировом рынке.
  16. Мировой рынок нефти на рубеже 1960-1970-х гг.
  17. 16. Африканская работорговля и ее роль в складывании мирового рынка.
  18. Международная торговля и мировой рынок
  19. Мировой рынок труда и воспроизводство рабочей силы
  20. 54. Структурные преобразования в экономике можно определить как существенное изменение количественных соотношений между различными секторами, отраслями, регионами, типами предприятий, технологическими укладами и другими характеристиками экономической системы, которое вызывает рост или снижение экономической эффективности и конкурентоспособности на национальном и мировом рынках.