Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

ОБЛИК ЯДЕРНЫХ СИЛ РОССИИ В НАЧАЛЕ XXI ВЕКА

Все перечисленные выше обстоятельства, безусловно, учитываются при подготовке и принятии решений в области строительства стратегических ядерных сил (СЯС) и ядерной стратегии Российской Федерации. Важнейшие решения были приняты на заседании Совета Безопасности 3 июля 1998 г.
Во многом их основу составили выводы и рекомендации специально созданной российским президентом Комиссии, которую возглавлял вице-президент РАН академик Н.П. Лаверов. Фактически выработаны решения, в основном определившие облик наступательных и оборонительных ядерных сил России до 2010 г. и далее.
Принятые Советом Безопасности решения предусматривают сохранение трехкомпонентного состава стратегических ядерных сил (наземные, морские и авиационные силы). Были определены объемы финансирования, приняты решения по экономическому, промышленному, кучному обеспечению и развитию стратегических ядерных сил. Решения принимались, исходя из имевшихся тогда оценок экономики страны на обозримый период. К сожалению, после кризиса 16-17 августа 1998 г. все предстает в более мрачном свете. Планы развития СЯС и в целом сил и средств ядерного сдерживания требуют снова серьезнейшей и трезвой переоценки, а не просто перерасчетов, изменений в сроках модернизации тех или иных компонентов сил сдерживания.
Оценивая статусную роль ядерного оружия для нашей страны, необходимо иметь в виду и экономику ядерного сдерживания. Россия сохраняет соизмеримый с США ядерный арсенал, другие элементы системы ядерного сдерживания, имея, по ряду авторитетных оценок, валовой внутренний продукт в 10-12 раз меньше, чем у Соединенных Штатов. В несколько раз больше, чем у России, валовой внутренний продукт у каждой из трех других ядерных держав — членов Совета Безопасности ООН: Великобритании, Франции, КНР. При этом их ядерные арсеналы существенно меньше, чем российский. К тому же у России
значительно больше, чем у Франции или Великобритании, потребности в силах общего назначения — сухопутных, военно-воздушных (включая ПРО), в военно- морских силах. При ограниченности наших ресурсов очевидно, что без мощного рывка в экономике Россия уже в ближайшие годы не сможет обеспечивать и свой ядерный статус. Но даже при самом благоприятном развитии российской экономики количественного равенства с США нам не выдержать. Да в этом и нет острой необходимости.
Это является одним из важнейших подтверждений в пользу того, что для России выгодно ратифицировать Договор СНВ-2 с тем, чтобы как можно скорее перейти к договору СНВ-3 со значительно более низкими потолками по количеству ядерных боезарядов, чем в рамках СНВ-2. Ратификация последнего будет к тому же способствовать сохранению Договора по ПРО 1972 г. Она также оказала бы позитивное воздействие и на укрепление международного режима нераспространения.
Еще один аргумент в пользу Договора привел на заседании Президиума РАН академик A.M. Прохоров. Он обратил внимание на то, что ратификация Договора СНВ-2 позволит сконцентрировать наши ресурсы на создании новых вооружений, а в случае отказа от ратификации нам придется тратить значительные средства на поддержку старых образцов, что приведет к отставанию от США.
Уровень реального финансирования научно-технических разработок по заказам Министерства обороны фактически не удовлетворяет реальным потребностям обеспечения устойчивости и требованиям равнопрочности ударных и обеспечивающих систем.
Если говорить об экономической проблематике вопроса, то фактически речь должна идти об изменении всей экономической политики государства, как не отвечающей потребностям обеспечения национальной безопасности страны.
Ядерное оружие — это не только мощное орудие политики, средство обеспечения статуса государства, но и колоссальное бремя. Это постоянные заботы о его безопасности — против актов терроризма, случайного и несанкционированного применения. Все более масштабной и дорогостоящей становится проблема утилизации ядерного оружия и средств его доставки (а также жидких радиоактивных отходов атомных подводных лодок). С учетом всего этого ядерное оружие — не такое уж дешевое средство обеспечения безопасности, как об
этом все еще продолжают говорить некоторые его ярые сторонники.
* * *
Завершая анализ комплекса проблем, связанных с ядерным сдерживанием и его ролью в обеспечении безопасности России, автор хотел бы выделить следующие основные выводы:
• Человечество входит в XXI в. на фоне «совершенно иного стратегического ландшафта», чем он виделся многим экспертам еще год назад. Появление двух новых ядерных держав, а также стран, которые создают ракетное оружие большой дальности, позволяет утверждать, что в международных отношениях складывается качественно новая ситуация, и либеральный мировой порядок, на который многие рассчитывали после окончания холодной войны, не состоялся. Это еще раз говорит о необходимости поддержания и развития российского «ядерного щита».
Ядерное оружие для нашей страны играет особую политическую роль. Оно сегодня и на обозримую перспективу — едва ли не единственный видимый фактор, обеспечивающий для нашего государства статус великой державы. Необходимо сохранить в максимальной мере независимость российских ядерных сил как одного из важнейших элементов обеспечения суверенитета России. Альтернативы ядерному сдерживанию в международной системе нет. Нет ее и в обеспечении сердцевины военной безопасности России.
В международных отношениях будущего роль военного фактора будет весьма значительной, особенно с учетом появления новых ядерных государств в лице Индии и Пакистана, непрекращающейся модернизации сил общего назначения во многих ведущих странах мира, хотя темпы военных приготовлений и значительно понизились после завершения холодной войны;
Очевидно, что ядерное сдерживание — это не панацея в обеспечении на-циональной безопасности, за счет него не может парироваться, нейтрализовы- ваться весь спектр военно-политических угроз для России. Чрезмерное упование на ядерное сдерживание в политике национальной безопасности России вредно и даже опасно. Нельзя ядерной мощью (можно лишь частично) компенсировать слабость в экономических и политических сферах.
Мировой и отечественный опыт говорит о том, что ядерное оружие оказывается малоэффективным политическим средством для сдерживания и разрешения локальных войн и вооруженных конфликтов и особенно конфликтов низкой интенсивности. А именно такого рода конфликты рассматриваются большинством экспертов как наиболее вероятные в перечне потенциальных угроз военной безопасности России.
Ядерная мощь и ядерное сдерживание должны занимать строго выверенное место в системе обеспечения национальной безопасности страны.
Российские СЯС представляют собой не только часть системы обороны страны, но и существенный элемент глобальной стабильности. Россия призвана своим геополитическим положением, своей историей и своим историческим предназначением играть видную роль в мировом военно-политическом балансе XXI в. Без России любая конфигурация может быть неустойчивой до такой степени, что в случае возникновения одновременно нескольких военно- политических кризисов ситуация окажется неуправляемой.
Запад должен осознать важность — как для интересов национальной безопасности России, так и для международного сообщества в целом наличия в России должной оборонной мощи, в том числе динамично развивающейся оборонной промышленности, обеспечивающей материальное наполнение стабильности.
Конечно, рассчитывая на понимание со стороны Запада, необходимо отдавать отчет в том, что за нас никто проблемы российской промышленности решать не будет. Необходимо радикально улучшать положение дел с финансированием НИОКР, закупок вооружения и военной техники, требуются специальные меры поддержки авиакосмической промышленности и атомной промышленности России. Авиакосмическая промышленность нуждается в немедленной реорганизации и реструктуризации, но осуществляемой таким образом, чтобы в ходе нее не рухнули основные несущие элементы. Специального внимания требуют кадры атомной и авиакосмической промышленности, которые стремитель-но стареют, — как управленческий, так и инженерно-технический персонал, а также квалифицированные рабочие;
• Одним из важнейших элементов политики России во взаимодействии с другими ведущими державами, в первую очередь со странами «восьмерки», с Индией, Китаем и рядом других стран должна быть политика нераспространения ядерного оружия (равно, как и других видов ОМП) и ракетных технологий и, соответственно, укрепления отечественной системы экспортного контроля. Эта политика должна осуществляться, безусловно, на равноправной основе.
Примечания:
Подробнее см.: Кокошин А.А. Армия и политика: Советская военно- политическая и военно-стратегическая мысль 1918-1991 годы. — М., 1995.
См. Quinlan M. Thinking about Nuclear Weapons. RUSI Whitehall Paper Series, 1997. — Р. 63.
Российская Федерация не применит свое ядерное оружие против любого государства — участника Договора о нераспространении ядерного оружия от 1 июля 1968 г., не обладающего ядерным оружием, кроме как в случаях:
а) вооруженного нападения такого государства, связанного союзным соглашением с государством, обладающим ядерным оружием, на Российскую Федерацию, ее территорию, Вооруженные Силы и другие войска или ее союзников;
б) совместных действий такого государства с государством, обладающим ядерным оружием, в осуществлении или поддержке вторжения или вооруженного нападения на Российскую Федерацию, ее территорию, Вооруженные Силы и другие войска или на ее союзников. (Основные положения военной доктрины Российской Федерации. Утверждены Указом Президента Российской Федерации от 2 ноября 1993 г. — № 1833. Цит. по: «Известия», 18.XI. 1993. — С. 1).
Не вдаваясь в полемику вокруг идей Хантингтона, обсуждая тему ядерного сдерживания, следует отметить, что и американская и советская (российская) и французская школы ядерной мысли строились на одном интеллектуальном фундаменте - европейском рационализме. В китайском стратегическом мышлении чувствуется влияние конфуцианской традиции. Можно предположить, что и индийские, и пакистанские концепции будут носить синтетический характер, род сплава европейских уроков Оксфорда и Кембриджа (где получает образование элита двух стран) и национальных осо-бенностей мышления.
Системы боевого управления - это сочетание процедур (соответствующих команд), техники, программных продуктов и определенных форм штатных решений. Эти четыре компонента являются неотъемлемой частью стратегических ядерных сил и о них не следует забывать.
См. «Проблемы мира и безопасности». Информационный бюллетень ИСК РАН, 1998. — № 12. — С. 1-2.
<< | >>
Источник: Т.А. Шаклеина. Внешняя политика и безопасность современной России. 1991-2002. Хрестоматия в четырех томах Редактор-составитель Т.А. Шаклеина . Том II. Исследования. М.: Московский государственный институт международных отношений (У) МИД России, Российская ассоциация международных исследований, АНО «ИНО-Центр (Информация. Наука. Образование.)»,2002. 446 с.. 2002

Еще по теме ОБЛИК ЯДЕРНЫХ СИЛ РОССИИ В НАЧАЛЕ XXI ВЕКА:

  1. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА РОССИИ НА РУБЕЖЕ XXI ВЕКА: ПРОБЛЕМЫ ФОРМИРОВАНИЯ, ЭВОЛЮЦИИ И ПРЕЕМСТВЕННОСТИ
  2. ПОЛИТИКА РОССИИ НА ПОРОГЕ ТРЕТЬЕГО ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ
  3. ОБЛИК ЯДЕРНЫХ СИЛ РОССИИ В НАЧАЛЕ XXI ВЕКА
  4. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА РОССИИ: ПОИСК СТРАТЕГИИ
  5. Ответственность позиции и целостность теории.
  6. §2.2. Тенденция к экономичности выражения смысла
  7. 4.1 Современное евразийство: роль евразийской инициативы Президента Республики Казахстан Н.А. Назарбаева в современной истории Казахстана и стран СНГ
  8. Современное евразийское измерение межгосударственных отношений Республики Казахстан и Российской Федерации
  9. Информация — основа вселенной
  10. ВВЕДЕНИЕ