<<
>>

ОГРАНИЧЕНИЕ ПАССИВНОГО ИЗБИРАТЕЛЬНОГО ПРАВА ГРАЖДАН РОССИИ В НАЧАЛЕ XXI ВЕКА Е. А. Трофимо


Дальневосточный государственный аграрный университет, г. Благовещенск, Россия
Summary. The article deals with the restriction of passive right of election of Russian Citizens at the beginning of the XXI century.
The author pays attention to the fact that the restriction of the right to be elected to the state organs for Russian Citizens does not agree to the Constitution of Russian Federation and International Rights, does not follow the trends of democratization of political system of Russia.
Key words: constitution, passive right of election, restriction of rights and freedoms, Constitutional Court of Russian Federation, authoritarism, dictatorship.
В новое тысячелетие Россия вошла под флагом политических преобразований, до сегодняшнего времени не получивших однозначной оценки в научном политологическом сообществе. Выражая собственную позицию по данному вопросу, позволим себе согласиться с политологами, утверждающими, что правящая элита страны в угоду своим властным и экономическим интересам избрала неприемлемую для развития демократии технологию, существенно сузившую права и свободы граждан и поставившую Россию на путь демократического регресса.
Подтверждением выше представленной точки зрения является ограничение пассивного избирательного права граждан, затронувшее не только государственный, но и муниципальный уровни управления.
13 сентября 2004 года В. В. Путин озвучил предложения по замене прямых выборов руководителей регионов на их назначение по представлению Президента РФ и уже 11 декабря 2004 года подписал соответствующий федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ» [1], заменяющий прямые выборы глав регионов населением субъекта РФ на особый порядок «наделения полномочиями». Решение о наделении гражданина полномочиями высшего должностного лица субъекта РФ стало приниматься региональным парламентом по представлению Президента РФ. Таким образом, граждане лишились возможности не только избирать отвечающего их интересам главу исполнительной власти субъекта РФ, но и de-facto претендовать на указанную должность. Неслучайно, значительная часть политиков, юристов и правозащитников оценила новый порядок избрания глав регионов как антиконституционный, поставив вопрос о необходимости проверки процедуры «наделения полномочиями» на соответствие нормам Основного закона России. Так, в конце сентября 2005 года Государственная Дума Ярославской области решила направить в Конституционный Суд РФ запрос о проверке конституционности закона о назначении губернаторов (через неделю под давлением губернатора области и «партии власти» ярославский парламент свой запрос отозвал); осенью этого же года последовали запросы в Конституционный Суд РФ от имени жителя Тюменской области В. Ф. Гришкевича; а также группы граждан, связанных с партией «Союз Правых Сил», которым не разрешили провести в ряде регионов референдумы по вопросу сохранения выборности глав субъектов РФ.

21 декабря 2005 года Конституционный Суд РФ принял Постановление, в котором признал новый порядок «наделения полномочиями» главы субъекта Федерации не противоречащим Конституции. Очевидно, что Конституционный Суд РФ, указав на то, что «... из Конституции Российской Федерации не вытекает, что прямые выборы являются единственно правомерным способом получения гражданином Российской Федерации полномочий высшего должностного лица субъекта Российской Федерации (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации), новый порядок не может рассматриваться как ограничение конституционного права и тем самым - как нарушение статей 32 и 55 Конституции Российской Федерации» [2, с. 63], принял не юридическое, а политическое решение, встав на сторону «сильного».
На антиконституционный характер процедуры «наделения полномочиями» обратили внимание судьи Конституционного Суда РФ В. Г. Ярославцев и А. Л. Кононов, которые выразили свои позиции в особых мнениях. Так, В. Г. Ярославцев, рассматривая характерный для демократического государства признак - народовластие, отметил, что в основе нового порядка наделения полномочиями глав субъектов Российской Федерации лежит «отторжение народа от власти, сопровождающееся приходом к управлению «мегамашиной» любого, кому будет «даровано» право доступа к ней на многочисленных уровнях бюрократической администрации» [3, с. 7375]. А. Л. Кононов, констатировал, что «Главным и фатальным противоречием Постановления является упорное отрицание Конституционным Судом права каждого избирать и быть избранным главой исполнительной власти региона.
... Представляется, что это отрицание разительно не согласуется с нормами и принципами Конституции Российской Федерации, которая утверждает демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления (статья 1) и соответственно этим основам признаёт многонациональный народ единственным источником власти, осуществляющим эту власть как непосредственно, так и через органы государственной власти и местного самоуправления, а высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы (статья 3). Права граждан избирать и быть избранными в органы государственной власти, право участвовать в управлении делами государства непосредственно и через своих представителей, равный доступ к государственной службе (статья 32) как важнейшие политические права и свободы человека являются высшей ценностью (статья 2) и выражением демократии и народовластия. Они неотчуждаемы, являются непосредственно действующими, определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти (статьи 17 и 18).
... Из указанных выше норм Конституции, из международной практики применения общепризнанных принципов и норм о правах человека, из учения о толковании правовых норм следует, что их интерпретация правоприменителем во всяком случае не может приводить к уменьшению объёма признанных прав и свобод. К сожалению, Конституционный Суд поступил иначе» [4, с. 66-67].
22 апреля 2005 года Государственная Дума РФ приняла четвёртый по счёту Федеральный закон «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» [5], установивший пропорциональную систему выборов депутатов Государственной Думы России. Следует заметить, что процесс партиза- ции начался еще летом 2002 года с внесением поправок в ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», предусматривающих обязательное использование пропорциональной системы на выборах депутатов региональных парламентов.
Отказ от мажоритарной избирательной системы при формировании Государственной Думы и ограничение мажоритарной составляющей (вплоть до её ликвидации) на выборах в региональные законодательные (представительные) органы власти лишили права граждан на самовыдвижение. Как отмечают А. В. Иванченко и А. Е. Любарев, «... На последних выборах в Государственную Думу им смогли воспользоваться сотни граждан. И 67 из них были избраны депутатами. Ликвидация такого права — прямое нарушение части 2 статьи 55 Конституции РФ, которая запрещает издавать законы, отменяющие права граждан» [6, с. 210].
По сути, на пути реализации граждан своего права на самовыдвижение был возведен «партийный барьер» из представителей
«-»              «-»                            -п
партийной номенклатуры. В условиях монополизации партиями части политического коммуникативного пространства, кризиса массовых политических партий, возникшего в процессе унификации социума, партийные функционеры смогли превратить свою деятельность в бизнес. Практика показывает, что выдвижение кандидата от партий в современных условиях становится возможным лишь в трёх случаях: подконтрольности партии (регионального отделения) кандидату; прямой директиве главы региона, обладающего влиянием на экономический процесс в субъекте, а следовательно, и на политическую составляющую; покупке решения о выдвижении в партийном списке или мажоритарном округе. В последнем случае, средняя цена вопроса достаточно высока и составляет по некоторым оценкам - миллион долларов на выборах в Государственную Думу, 100-200 тысяч долларов США на выборах в региональные парламенты [7, с. 118; 8, с. 72; 9].
Таким образом, акцент на использование пропорциональной системы при формировании представительных органов власти не только стимулировал партийную коррупцию, но и фактически лишил возможности рядовых граждан быть избранными в органы государственной и даже муниципальной власти, то есть, говоря словами К. Поппера, подменил народную демократию, демократией партийной, иными словами, правлением партийных лидеров [10].
Поправки в закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», внесённые 25 июля 2006 года также ограничили пассивное избирательное право россиян. Как известно, российская Конституция в части 3 статьи 32 предусматривает лишь два случая, когда право избирать и быть избранным не может быть реализовано гражданами: если они были признаны судом недееспособными или содержатся в местах лишения свободы по приговору суда [11, с. 11]. Внесённые же поправки в Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» в пункте 3.1. статьи 4 установили: «Не имеют права быть избранными граждане Российской Федерации, имеющие гражданство иностранного государства либо вид на жительство или иной документ, подтверждающий право на постоянное проживание гражданина Российской Федерации на территории иностранного государства. Указанные граждане вправе быть избранными в органы местного самоуправления, если это предусмотрено международным договором Российской Федерации» [12], что вступает в противоречие части 2 и 3 стать 3, часть 2 статьи 6, статьи 18, часть 2 статьи 19, части 2 и 3 статьи 32, части 2 и 3 статьи 55 Конституции РФ. В том числе нарушается Европейская конвенция о гражданстве 1997 года, подписанная Российской Федерацией под условием ратификации. Пункт 1 статьи 17 Конвенции предусматривает, что «граждане государства-участника, имеющие другое гражданство, обладают на территории этого государства-участника, в котором они проживают, теми же правами и несут те же обязанности, что и другие граждане этого государства-участника» [13].
Следует согласиться с особым мнением судьи Конституционного Суда РФ А. Л. Кононова, что лишение пассивного избирательного права - в данном случае лишение граждан Российской Федерации, имеющих иное (двойное) гражданство, права избираться в представительные органы власти не только не соответствует духу конституционных принципов, основам конституционного строя, понятию демократического правового государства, но и прямо противоречит конституционному регулированию данного права [14, с. 24-29].
Фактическое разделение российских граждан на две категории: благонадежных - имеющих одно российское гражданство и, неблагонадежных - кроме российского, гражданство другого государства, подрывает единство народного суверенитета и является выражением идеологических предпочтений советской эпохи.
На муниципальном уровне ограничение пассивного избирательного права граждан России проявилось и в принятом Федеральном законе от 6 октября 2003 года № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», который в пункте 2 статьи 37 предоставил гражданам выбор модели организации управления на местном уровне, - выбор или назначение главы местной администрации: «Главой местной администрации является глава муниципального образования либо лицо, назначаемое на должность главы местной администрации по контракту, заключаемому по результатам конкурса на замещение указанной должности на срок полномочий, определяемый уставом муниципального образования» [15]. В условиях витализации культурных архетипов, возможность «выбора» проявилась в массовом переходе от процедуры всенародного избрания мэров городов на нанимаемых «менеджеров», сосредоточивших в своих руках хозяйственные и административные функции.
Следует согласиться с рядом политических исследователей, считающих, что переход к назначению «сити-менеджера» является не прихотью региональной или муниципальной власти, и уж тем более не народа, решившего повысить эффективность работы муниципалитетов, а стремлением подчинить независимое местное самоуправление вертикали власти. На данные размышления наводят не только заявления некоторых глав регионов, рассматривающих местное самоуправление как элемент государственной власти, но и результаты избрания на должность глав администраций в ряде городов России. Так, во Владимире, Екатеринбурге, Кургане, Туле, Челябинске «менеджерами» были избраны заместители главы города; в Рязани, Тюмени, Твери - члены региональных правительств; в Благовещенске — руководитель Аппарата губернатора. В редких случаях руководителями администраций городов становятся руководители предприятий ЖКХ и предприниматели, но при этом, как и первые, имеющие тесную связь с «партией власти» или находящиеся в непосредственной зависимости от главы региона. Следует считать, что закреплённый законом механизм избрания «менеджеров» является формальной процедурой и существует лишь по причине ратификации Россией Европейской хартии местного самоуправления в части 1 статьи 6 обязывающей власти, предоставлять местному самоуправлению возможность самим «определять свои внутренние административные структуры с тем, чтобы они отвечали местным потребностям и обеспечивали эффективное управление» [16].
Ограничение пассивного избирательного права граждан России не отвечает тенденции демократизации социально-политической сферы, вступают в противоречие с нормами российской Конституции и международного права. Стремление правящей российской элиты оградить народ от участия в управлении государством, неминуемо приведёт к её политической деградации и депрофессионализации, застою всех сфер жизни, что чревато падением конкурентоспособности страны в мировом политическом пространстве и снижением жизненного уровня её граждан.
Библиографический еписок
  1. Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ (в редакции Федерального закона от 11 декабря 2004 года «О внесении изменений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» / / Собрание законодательства РФ, 13 декабря 2004. - № 50, ст. 4950.
  2. Постановление Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2005 года № 13-П «По делу о проверки конституционности отдельных положений Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ» в связи с жалобами ряда граждан» // Вестник Конституционного Суда РФ, 2006. - № 1.
  3. Особое мнение судьи Конституционного Суда РФ В. Г. Ярославцева по делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» // Вестник Конституционного Суда РФ, 2006. - № 1.
  4. Особое мнение судьи Конституционного Суда РФ А. Л. Кононова по делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» // Вестник Конституционного Суда РФ, 2006. - № 1.
  5. Федеральный закон Российской Федерации от 18 мая 2005 года № 51-ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» // Российская газета, 24 мая 2005 года. - № 3777.
  6. Иванченко А. В., Любарев А. Е. Российские выборы от перестройки до суверенной демократии. - 2- е изд., испр. и доп. - М.: Аспект Пресс, 2007. - 232 с.
  7. Барсукова С. Ю. Механизм «политического инвестирования», или как и зачем российский бизнес участвует в выборах и оплачивает партийную жизнь //ПОЛИС: политические исследования. - 2006. - № 2.
  8. Трофимов Е. А. Региональный парламентаризм как развивающийся институт российской демократии: дисс... к. полит. н. - Владивосток, 2009. - 228 с.
  9. Меркушев Д. Партийное золото. Электронный ресурс: http://www.saltt.ru/node/7991
  10. Поппер К. Пропорциональная система противоречит демократии. Электронный ресурс:

http://www.democracy.ru/curious/democracy/Popper_democracy.html
  1. Конституция Российской Федерации с комментариями Конституционного Суда РФ. - 2-е изд. - М.: ИНФРА-М, 2001. - 158 с.
  2. Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ, 31 июля 2006. - № 31. - Ст. 3427.
  3. Европейская конвенция о гражданстве 1997 года. Электронный ресурс: http: / /www1.umn. edu/humanrts / euro / Rets16 6.html
  4. Особое мнение судьи Конституционного Суда РФ Кононова А. Л. по Определению Конституционного Суда Российской Федерации от 4 декабря 2007 года № 797-О-О. // Вестник Конституционного Суда РФ, 2008. - № 2.
  5. Федеральный закон Российской Федерации от 6 октября 2003 года № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ, 06 октября 2003. - № 40. - Ст. 3822.
  6. Европейская хартия местного самоуправления (Страсбург, 15 октября 1985 года) ETS № 122. Электронный ресурс: http://base.garant.ru/2540485/

<< | >>
Источник: Суменков Сергей Юрьевич и др.. Права и свободы человека: проблемы реализации, обеспечения и защиты: материалы международной научно-практической конференции 5-6 июня 2011 года. - Пенза - Прага: Научно-издательский центр «Социосфера»,2011. - 177 с.. 2011
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме ОГРАНИЧЕНИЕ ПАССИВНОГО ИЗБИРАТЕЛЬНОГО ПРАВА ГРАЖДАН РОССИИ В НАЧАЛЕ XXI ВЕКА Е. А. Трофимо:

  1. СОДЕРЖАНИЕ
  2. ОГРАНИЧЕНИЕ ПАССИВНОГО ИЗБИРАТЕЛЬНОГО ПРАВА ГРАЖДАН РОССИИ В НАЧАЛЕ XXI ВЕКА Е. А. Трофимо
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -