Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<

ПИСЬМ


Письмо к Риччардо Бекки от 9 марта 1498 года
Д
абы получить полное представление, как Вы желали, о здешних событиях, связанных с братом, узнайте, что кроме двух проповедей, копия которых у вас уже есть, он произнес в масленичное воскресенье еще одну и после пространных излияний призвал всех своих сторонников собраться в день карнавала в мона- ^ стыре Сан Марко — он заявил, что будет молить об очевидном знамении, если ранее явленные ему предсказания исходили не от Бога.
Доминиканец сделал это, как говорят некоторые, чтобы крепче сплотить свою партию для защиты, ибо он опасался противодействия вновь сформированной Синьории, состав которой не был еще обнародован. Когда же в понедельник состав Синьории, о котором Вы, вероятно, хорошо осведомлены, был объявлен, он увидел, что две с лишним трети враждебны ему, а так как цапа в своем бреве под угрозой интердикта требовал его выдачи и доминиканец боялся, как бы Синьория ему не подчинилась, то . он решил, возможно, по совету друзей, прекратить проповеди у Святой Репараты и перебраться в Сан Марко. Поэтому в понедельник утром, со вступлением в должность новой Синьории, еще в Церкви Святой Репараты он объявил, что во избежание беспорядков и ущерба для Божьего дела отправляется назад, так что пУскай мужчины приходят слушать его в Сан Марко, а женщины пУсть собираются у фра Доменико, в Сан Лоренцо. Итак, когда брат оказался дома, он стал проповедовать на удивление сме- и продолжает в том же духе, ибо, страшась за свою судьбу и
© Перевод. М.А. Юсим, 2004.
ожидая от новой Синьории враждебных действий, а равно рас. считав, что его падение будет гибельным для многих сограждан он стал их запугивать, и на первый взгляд очень убедительно всячески восхваляя своих последователей и черня противников Тут он употребил все средства, чтобы ослабить враждебную партию и выставить преимущества своей; об этом я, как очевидец, расскажу несколько подробнее.
Первую проповедь в Сан Марко брат произнес на следующие слова Исхода: «Но чем более изнуряли их, тем более народ умножался и увеличивался»у и прежде чем он приступил к изъяснению этих слов, он указал причину своего возвращения, говоря; «Благоразумие есть правильное постижение возможного». Далее он сказал, что все люди устремлены к той или иной цели: для христиан эта цель — Христос, для прочих людей прошлого и настоящего цель вытекает из их религии. Мы, будучи христианами, соразмеряем наши поступки с нашей целью — Христом, и, чтобы не уронить его высокого достоинства, должны благоразумно учитывать меняющиеся обстоятельства, так что когда... требуется положить жизнь за Христа, жертвовать ею, а когда следует укрываться, так и поступать, подражая тому, что мы читаем о Христе и о святом Павле. Так мы, добавил он, должны действовать и так мы действовали: когда необходимо было вступить в противоборство с безумием, мы так и сделали, например, в день Вознесения, ибо того требовали обстоятельства и честь Господня, теперь же, когда ради Господа нужно склониться перед гневом, мы уступили. После этого краткого вступления он выстроил две шеренги - в одной воинствующие под водительством Божьим, здесь он и его сторонники, в другой находятся приспешники дьявола, то есть его враги.
И, приступив к более пространному изложению, он стад объяснять вышеприведенные слова Книги Исхода, говоря, что вследствие гонений умножение добрых людей происходит ДВОЯКИМ способом: духовным и количественным; духовным, поскольку в несчастье человек обращается к Богу и укрепляется, пр11 ближаясь к движущему его, как теплая вода при поднесении огня становится еще горячее, ибо в нем заключается движущая ей.* ее тепла. Возрастают они также и числом, потому что сушестВ^
рт три рода людей: праведные — это те, «кто следует за мной»; испорченные и закоренелые, то есть противники, и еще один тип дюдей, расточающих свою жизнь в удовольствиях: эти не упор-
ствуют в дурных поступках, но не заботятся и о добрых делах, лбо не отличают одно от другого. Но поскольку деяния праведников и дурных отличаются друг от друга, «ибо противоположности при сопоставлении выступают резче», люди третьего типа распознают испорченность дурных и простодушие добрых, а так как по природе нам свойственно избегать зла и стремиться к добру, они примыкают к последним и сторонятся первых, почему в ресчастье и умножается число праведных, число же дурных уменьшается, и «это тем более» и т. д. Я передаю все это вкратце, потому что эпистолярный стиль не терпит пространных речей. Затем, пустившись, по своему обыкновению, во всякие рассуж-
дения, он заявил, желая уязвить своих противников и перебросить мостик к следующей проповеди, что вследствие наших рас-
прей воздвигнется тиран, который разрушит наши дома и разорит весь город, но это не противоречит сказанному им, а именно
-что Флоренцию ждет процветание и господство над всей Италией, ибо тиран продержится недолго и будет изгнан; и на том он закончил свою проповедь.
На следующее утро, продолжая толкование Книги Исхода и дойдя до того места, где говорится, как Моисей умертвил египтянина, он объявил, что египтянин представляет дурных людей, Моисей же — проповедника, который умерщвляет таковых, разоблачая их пороки, и тут он сказал: «О египтянин, я поражу тебя
- насмерть», и вскрыл всю вашу подноготную, о попы, обращаясь с вами, как с падалью, на которую и псы не польстятся. Потом он прибавил (к этому он и вел), что хочет нанести египтянину другую тяжкую рану, и сообщил, что Бог открыл ему, будто во Флоренции некто намеревается установить тираническую власть и с э*ой целью строит козни и заговоры и хочет'изгнать брата, отлу- Чить брата, преследовать брата, а это и есть не что иное, как стременне к тирании; и что нужно соблюдать законы. И он столько Оговорил, что на следующий день подверглось публичному общению одно лицо, которое столь же близко к тирании, как Вы к
»
небесам. Но затем, когда Синьория заступилась за доминиканца перед папой и когда он убедился, что врагов во Флоренции больще нечего бояться, тут он завел другую музыку, и если раньше пытался только сплотить свою партию, внушая ненависть к противникам и запугивая всех словом «тиран», то теперь, не упоминая больше ни о тиране, ни о преступных происках, призывает сохранить единство и настраивает всех против верховного понтифика, на которого обратил ныне свои злые укусы, отзываясь о нем как о самом последнем негодяе. Так он, по моему мнению, сообразуется с обстоятельствами момента и приукрашивает свое вранье.
Засим оставляю на Ваше сужденье толки, которые ходят в народе, людские ожидания и страхи, ибо Вы человек благоразумный и можете судить о них лучше меня, потому что отлично осведомлены о наших настроениях, о состоянии дел и о намерениях папы, находясь там поблизости. Прошу Вас только обходном: коль скоро Вы не сочли за труд прочесть мое письмо, пусть Вам не покажется обременительным и ответить, каково Ваше мнение о нынешних обстоятельствах и настроениях с точки зрения здешних дел. Будьте здоровы.
Флоренция, 9 марта 1498 Ваш Никколо ди м(ессер) Бернардо Макьявелли
Письмо к Джованни Баттисте Содерини от сентября 1506 года («Фантазии, адресованные Содерини») (Перуджа) Ваше письмо явилось передо мной в чужом обличье, но с первых же слов мне стало все ясно. Охотно верю паломничеству в Пьомбино, зная Вас, не сомневаюсь, однако, в ваших с Филиппо затруднениях, ведь одного из вас смущает недостаток сдета, а ДРУ" гого — избыток. Январь меня не беспокоит, лишь бы февраль не подвел. Я огорчен подозрениями Филиппо и в недоумении ЖДУ> чеМ это кончится. (А). Ваше письмо было кратким, но для меня - я чй тал его и перечитывал — оказалось длинным. Оно доставило мне удовольствие, потому что дало случай сделать то, к чему я ник^ не мог приступить и чего вы мне делать не советуете; только следнее, на мой взгляд, лишено всякого повода. Ваши слова уДй вцли бы меня, если бы судьба не дала мне понятия о многообразий и изменчивости вещей, так что я вынужден почти ничему не удйВЛЯТЬСЯ или признать, что ни чтение, ни опыт ничего мне не $0®едали о поступках и образе действий людей.
, Я знаю Вас и знаю, какой ветер дует в Ваши паруса, и если бы даже можно было осуждать Вас за это (а осуждать нельзя), то я бы яе стал, памятуя о том, в какие порты он Вас прибивает, на какие ступени возводит и какие может внушить надежды. Итак, разделяя воззрение большинства (в отличие от Вашего, где все — благоразумие), я вижу, что в делах важнее исход, которым они завершаются, а не средства, кои для этого используются. (Всякий руководствуется своею прихотью.) Ведь одного и того же добиваются разными способами, и различные действия ведут к одной цели; если я еще мог в этом сомневаться, то поступки нынешнего папы и их последствия убедили меня окончательно. (Б). Ганнибал и Сципион, оба выдающиеся военачальники, одержали бесчисленные победы: один из них, будучи в Италии, поддерживал единство в войсках жестокостью, коварством и неблагочестием, при этом он настолько привлек к себе народы, что они восстали против римлян. Другой добился от народа того же самого постоянством, милосердием и благочестием. (В). Но поскольку на рймлян не принято ссылаться, скажем, что Лоренцо Медичи разоружил народ, чтобы удержать Флоренцию; мессер Джован- Нй/Вентивольо ради сохранения Болоньи вооружил его; Вител- А в Кастелло и нынешний герцог Урбинский разрушили крепости в своих владениях, чтобы удержать их, а граф Франческо в Мшане и многие другие строили крепости для безопасности. (Г). Император Тит в тот день, когда не был кому-нибудь благодетелей, считал свою власть под угрозой, другой увидел бы угрозу в Щ день, когда сделал бы кому-либо приятное. (Д). Многие, семь Р^з отмерив и взвесив, успевают в своих замыслах. Нынешний ^ла, который действует всегда наобум, безоружный, случайно Сбивается того, что навряд ли удалось бы ему, действуй он по %ану и с военной силой. Как показывают деяния всех вышеопи- и бесконечного числа прочих, кого можно привести в при-
, Р в прошлом и настоящем, они приобретали, усмиряли и теря-
V ли царства по воле случая, и при неудаче иногда подвергался осуждению тот самый образ действий, который превозносили в дни успеха. (Е). Иной раз также, когда наступает конец длительному процветанию, причину ищут не в себе, а обвиняют небеса и расположение светил. Но отчего различные поступки иной раз одинаково полезны или одинаково вредны, я не знаю, хотя и хотел бы знать; однако, чтобы познакомиться с Вашим мнением, я позволю себе смелость высказать свое.
Полагаю, что как природа дала людям разные лица, так они получают от нее и разные ум и воображение, которыми руководствуется каждый. И поскольку, с другой стороны, изменчивы время и обстоятельства — тому, кто идет навстречу времени, все замыслы удаются как по-писаному и он процветает; напротив, несчастлив тот, кто отклоняется от времени и обстоятельств. Вследствие этого часто случается так, что двое, действуя по-разному, приходят к одинаковому результату, потому что каждый из них сталкивается с благоприятными для себя обстоятельствами, из которых складывается столько положений, сколько существует провинций и государств. Но так как времена и вещи и в целом, и в частностях подвержены изменениям, а люди не меняют ни своего воображения, ни образа действий, им то сопутствует удача, то их преследует невезение. И поистине, кто был бы настолько умен, чтобы постичь все времена и положения и приспособиться к ним, тому всегда везло бы или он избегал хотя бы неудач; тогда сбылась бы поговорка, что мудрый командует звездами и роком. Но поскольку таких мудрецов не видно, в силу людской близорукости и неумения подчинить себе соб-ственную природу, судьба непостоянна и распоряжается людьми, она держит их под игом. Для доказательства справедливости этого мнения я ограничусь вышеприведенными примерами, которыми я обосновал его, и пусть ОНИ ДОПОЛНЯЮТ Друг ДРУ" га. Новому правителю стоит основать свою репутацию на жестокости, коварстве и безверии в той провинции, где человек ность, доверие и благочестие давно в избытке. Точно так же т^ где некоторое время правили жестокость, коварство и безвер1*®' пригодны человечность, доверие И религия, ибо как горечь ВОЗ пущает вкус, а сладости приедаются, таклюдям наскучивает добро, а зло причиняет страдания. Вот в чемпричины, наряду с прочими, почему Италия простерлась перед Ганнибалом, а Испания — перед Сципионом; время и обстоятельства оказались благоприятными для образа действий каждого из них. Но в это ясе самое время человек, подобный Сципиону, не достиг бы такого успеха в Италии, а подобный Ганнибалу в Испании, как каждый из них в своей провинции.
А. Кто не умеет фехтовать, собьет с толку опытного фехтовальщика.
Б. Наконец, никому не давать советы и не пользоваться чужими советами, кроме общего совета каждому — следовать велениям души и действовать смело.
' В. Людям наскучивает добро, а зло причиняет страдания; го- речі противна вкусу, а сладость приедается.
Г. Искушать судьбу, она дружит с молодыми, и применяться к требованиям времени. Но нельзя и обладать крепостями, и не иметь их; нельзя быть сразу и жестоким, и милосердным.
' Д. Когда судьба изнемогает, человек, семья, город переживают крах; удача в судьбе каждого основана на его образе действий и бсегда обречена на истощение, в этом случае нужно вернуть ее Другим способом.
Е. Сравнение с конем и удилами относительно крепостей.
Лисьмо к Луиджи Гвиччардини 8 декабря 1509 года
Досточтимому мужу и любезному брату Луиджи Гвиччарди- Ни в Мантую. Прах побери, Луиджи, подумать только, как по-разному во- ^ю судьбы завершаются у людей одинаковые предприятия. Вы переспали с той женщиной, и стоило появиться у Вас желанию как Вы хотите повторить, а я после многодневного пребывания здесь за отсутствием супружеских утех стал неразборчивым и тут набрел на старуху, которая стирала мне белье. Она живет в полу~ подвале, куда свет проникает только через входную дверь. Од- нажды, когда я проходил мимо, она меня узнала и, обрадовавшись пригласила заглянуть, посулив немалое удовольствие — якобы у нее была красивая рубашка на продажу. Я, как дурачок, ей пове-рил и, войдя, увидел в полумраке женщину с полотенцем на голове, закрывавшим лицо. Изображая застенчивость, она жалась в углу. Старая пройдоха подвела меня ближе, взяв за руку, и сказала. «Вот рубашка, которую я вам предлагаю, сперва испробуйте, а потом заплатите за нее». Как человек скорее робкий, я перепугался, но потом, оставшись наедине с этой женщиной и в темноте (потому что старуха сразу вышла и закрыла дверь), я овладел ею; и хотя оказалось, что у нее дряблые ляжки, влажное отверстие и зловонное дыхание, вследствие моего отчаянного желания все сошло. После этого, пожелав увидеть названный товар, я взял из очага горящую головню и зажег висевший наверху светильник. Едва он загорелся, факел чуть не выпал у меня из рук. О ужас! Уродство этой женщины было столь велико, что я чудом не испустил дух на месте. Сперва в глаза бросились лохмы волос, не черных и не седых, но с проседью, и хотя на макушке у нее была лысина, где свободно прогуливались одинокие вши, немногочисленные и редкие пряди достигали бровей, а в середине узкого и морщинистого лба была выжжена отметина, как будто ее заклеймили у рыночного столба. Вместо бровей были кустики волос, облепленных гнидами, из глаз один был выше, а другой ниже и меньше первого, они слезились и источали гной, веки были голыми, нос курносый; одна из сопливых ноздрей обрезана; РоТ был большой, как у Лоренцо Медичи, но кривой на одну сторону* и оттуда стекала слизь — из-за отсутствия зубов она не могла сдер" жать слюну. Верхнюю губу покрывали довольно длинные, но реД' кие волосы, вытянутый подбородок торчал немного кверху, нем росла бородка, доходившая до основания шеи. Потрясенный' я растерянно взирал на это чудовище; заметив мое состояний женщина хотела спросить: «Что с вами, сударь?», но, будучИ К°С лоязычной, не смогла произнести, и как только она открыла рот, оттуда пахнуло таким зловонием, что мой желудок не в силах был сдержать отвращение, вызванное оскорблением двух нежнейших чувств, которому подверглись их врата — глаза и нос, и меня тут
над ней стошнило.
И, отплатив той монетой, которую она заслужила, я вышел. Клянусь небом, я не верю, чтобы в нынешний приезд меня еще раз посетило желание здесь, в Ломбардии. Однако как Вы благодарите Господа в надежде вновь испытать такое удовольствие, так и я благодарю его, потому что меня теперь не пугает никакое разочарование. , Полагаю, что от этой поездки у меня останется немного денег, и по возвращении во Флоренцию я хотел бы пристроить их в какое-нибудь дельце. Хорошо бы устроить птичник, мне нужно для этого найти помощника. Я слышал, что Пьеро ди Мартино может тут пригодиться, узнайте, подойдет ли ему это, и сообщите мне; если он не возьмется, я подыщу кого-нибудь другого.
Здешние новости вам перескажет Джованни. Кланяйтесь от меня Якопо и не забудьте о Марко.
Верона, 8 декабря 1509.
Письмо к Франческо Ветториот 9 апреля 1513 года
Светлейший посол!
И я сказал, заметив этот цвет:
«Как, я пойду, когда вождем и другом
Владеет страх, и мне опоры нет?»
Ваше письмо напугало меня сильнее пытки, и все Ваши пред-положения, что я расстроился, огорчают меня не из-за собствен- н°й персоны, ведь я приготовился относиться к неудачам с бес- сТРастием, но из-за Вас. Умоляю Вас последовать примеру дру: Гйх, которые пробивают себе путь хитростью и нахальством, а °^ІЮДЬ не талантом и благоразумием; что касается новости относительно Тотто, она неприятна мне постольку, поскольку неприятна Вам. Впрочем, я об этом не думаю, и если невозможно его представить, отставьте; и предупреждаю раз навсегда, не прц. нимайте близко к сердцу, о чем бы я ни просил, потому что неудачи не причиняют мне волнения.
Если Вам надоело рассуждать о политике, потому что происходящее часто развеивает все рассуждения и предположения, то Вы правы, ведь то же самое случается и со мной. Но, обращаясь к Вам, я вынужден морочить Вам голову воздушными замками, ибо волею судеб ничего не смыслю ни в производстве шерсти, ни в доходах, ни в убытках, и поэтому должен либо молчать, либо рассуждать о государстве. Если бы я мог выбраться с территории [республики], я бы тоже приехал спросить, дома ли папа; но среди стольких милостей моя по собственной беспечности пошла прахом. Подожду до сентября.
Я слышал, кардинал Содерини сильно'обхаживает понтифика. Мне бы хотелось знать Ваше мнение, удобно ли написать ему письмо с просьбой, чтобы он ходатайствовал за меня перед Его Святейшеством, или лучше, если Вы окажете мне эту услугу, переговорив с кардиналом; а может быть, не следует предприни-мать ни того, ни другого — я рассчитываю на Ваш ответ.
Вы позабавили меня, напомнив о коне; за него нужно будет платить, когда мне придет в голову, и никак не раньше.
Наш архиепископ, наверное, уже скончался, да хранит Господь души его и его ближних. Будьте здоровы.
Флоренция, 9 апреля 1513.
Никколо Макьявелли, в прошлом секретарь.
Письмо к Франческо Веттори от 29 апреля І5ІЗ года
Йезус Мария!
Светлейший и высоко чтимый мною посол. В самые счастлг •вые годы для меня не было большей радости, чем вникать в размышления, ибо я всегда находил в них нечто поучительно®» представьте себе, насколько теперь, когда я лишился всех пр° чих благ, мне дорого Ваше письмо, которому недостает толь
gaiuero голоса и живого присутствия; и, читая его - а я прочел еГо несколько раз, — я забывал о своих бедствиях и, казалось, переносился к тем заботам, коим посвятил столько времени и впустую истраченных трудов. И хотя я закаялся отныне думать и рассуждать о государственных делах, чему свидетельством служат мой отъезд в деревню и уклонение от всяких бесед, тем не менее, чтобы ответить на Ваши вопросы, я вынужден нарушить свой обет, потому что долг той старинной дружбы, что связывает нас с Вами, для меня выше любых обязательств но отношению к другим людям, особенно памятуя о той чести, которую Вы мне оказываете в конце своего письма и которой я, по правде сказать, слегка возгордился, ведь немалый почет — похвала достохваль- ного мужа. Боюсь, что Вы не найдете в моих высказываниях прежней остроты, чему извинение я вижу в том, что мысленно распростился с подобными делами и, кроме того, не знаком с подробностями сегодняшней политики. Вы понимаете, насколько можно судить вслепую о таких событиях; все, что я скажу, будет основываться на вашем рассуждении или на моих предположениях, и если они окажутся ошибочными, прошу меня простить по вышеуказанной причине. Вам угодно знать мое мнение о мотивах, побудивших Испанию заключить перемирие с Францией, хотя, по-Вашему, оно не вдечет за собой выгод, с какой стороны ни взглянешь; таким образом, раз поступки короля Вам представляются мудрыми и в то же время он, на наш взгляд, совершил ошибку, Вам остается предположить здесь некий великий замысел, пока непонятный ни Вам, НИ кому-либо другому. Поистине, Ваше рассуждение в высшей Зелени тонкое и разумное, так что добавить к нему, по-моему, нечего. И все-таки, чтобы угодить Вам и не ударить в грязь ли- ^Рм, я считаю нужным кое-что сказать. На мой взгляд, наибольшие, подозрения связаны у Вас с предположением о благоразумии Испанца. По этому поводу замечу, что он всегда казался мне с&орее хитрым и удачливым, чем мудрым и осмотрительным. Не сТДну разбирать все его дела, но его выступление против Франки и Италии, не дожидаясь поддержки Англии и даже без уверенности в этой поддержке, весьма безрассудный для государя поступок, причем мне всегда казалось, несмотря на благополуч. ный исход, что ради этого предприятия он без всякой нужды поставил на карту все свои владения. Я говорю «без нужды», потому что еще за год до этого он мог видеть, как после стольких оскорблений, нанесенных Франции папой, после нападок на ее дру. зей, после подстрекательства Генуи к восстанию, наконец, после вызова, брошенного Франции королем, когда он отрядил свои силы на помощь церкви для нападения на ее союзников, победившая Франция, изгнав и лишив папу воинства и получив возможность выдворить его из Рима, а Испанию из Неаполя, не стала этого делать, а склонилась к соглашению; так что Испания могла не бояться Франции, и нет смысла искать причину их союза в том, что Фердинанд хотел обеспечить за собой Неаполитанское королевство, ведь ясно было, что Франция слишком обессилена и нерешительна, чтобы угрожать ему. Если бы Испанец сказал: Франция тогда остановилась, потому что опасалась того- то и того-то, но в другой раз этих опасений может и не быть, то я ответил бы, что ее опасения всегда одни и те же, ибо папа никогда не захочет, чтобы Неаполь вернулся к ней, и всегда Франция должна опасаться, как бы папа и прочие державы не объедини-лись против ее честолюбивых притязаний. А если кто-то скажет: Испания боялась, что если она не объединится с папой против Франции, папа в отместку объединится с Францией против нее, как человек неистовый и вспыльчивый, — вот почему она была вынуждена пойти на это, тогда я возражу, что Франция всегда охотнее пошла бы на союз с Испанией, чем с папой, если бы в то время вообще могла идти речь о таком союзе, как потому, что победа тогда была бы обеспечена, и притом бескровная, так и вследствие обид, нанесенных Франции именно папой, а не Испанией, — чтобы отомстить за них и угодить Соборной церкви, она легко оставила бы папу; итак, я думаю, что в тот момент Испания могла быть посредницей при заключении нерушимого мира или выгодного для себя договора. Однако король пренебрег всеми этими возможностями и вступил в войну, в ходе которой он р**с ковал потерять все свои владения в результате одного генераль ного сражения, что и случилось после битвы под Равенной, коґДа ой приказал Гонсальво отправиться в Неаполь, узнав о пораженії, как будто королевство уже отложилось от него, а трон Кас- тйЛии заколебался. Ему и в голову не могло прийти, что швейцарцы посчитаются за него и помогут снова обрести утраченное влияние, как оно вышло на деле; итак, если Вы примете во внимание все его поступки и решения в этих обстоятельствах, то увидите, что испанский король наделен скорее хитростью и благосклонностью судьбы, нежели знанием или благоразумием, а когда я вижу, что человек допустил ошибку, то предполагаю, что он может их сделать тысячу; я никогда не поверю, что-бы за его теперешним поступком крылось нечто большее, чем видится, потому что я сужу не по званию и в таких делах полагаюсь не на авторитеты, а на разум. Таким образом, я заключаю, что Испания допустила ошибку в своих расчетах и, возможно, усугубила ее при исполнении.
> Но оставим это и, сделав короля из мудрого осмотрительным, будем исходить из этого. Итак, опираясь на эту предпосылку, я саджу, что для установления истины мне нужно знать, было ли объявлено перемирие до известия о смерти понтифика и избра- мя нового или после, потому что это, пожалуй, не одно и то же; но так как я этого не знаю, то буду предполагать, что до этого. И вот, если я спрошу у Вас, что, по Вашему мнению, надлежало предпринять Испании в таком положении, то Вы мне ответите то же, (Нчем написали в своем письме: то есть, буде представится возможность, помириться с Францией, возвратив ей, для упрочения мира и устранения повода к войне, [Миланское герцогство]. На это я отвечу, что справедливости ради следует заметить, что король выступил против Франции в надежде нанести ей поражене с помощью папы, Англии и императора, которые на самом не оказали ему ожидаемой поддержки; а ведь от папы он ®*идал больших денег; от императора какой-нибудь храброй Сходки против французского короля; а от Англичанина, молодо, богатого и, разумеется, жаждущего славы, могучего подкрепляя, раз уж он собрал войско, так что Франция, стесненная и в ^алии, и у себя дома, была бы вынуждена принять его условия; ^ из всех этих затей ничего не вышло, ибо сначала он получал у папы деньги, ХОТЯ И С трудом, В последнее же время ТОТ не ТОЛЬКО отказал ему, но и строил козни, беспрестанно пытаясь его погу. бить; император отделался лишь поездкой монсеньора Гуркско- го, негодованием и проклятиями; английский король прислал людей, неизмеримо худших, чем его собственные, так что не завоюй Испанец Наварру еще до выступления Француза, оба его отряда были бы посрамлены, впрочем, они и так вели себя постыдно, потому что один из них все время укрывался в зарослях Фуентераббья, а другой отступил в Памплону и с трудом оборонял ее. Таким образом, имея стольких друзей, Испанец оказался в трудном положении и, не надеясь на лучшее, мог ежечасно ожидать худшего, ибо все они вели тайные переговоры с Францией, а так как последняя, в свою очередь, успешно несла бремя расходов, пришла к соглашению с венецианцами и могла положиться на швейцарцев, то испанский король почел за лучшбе предупредить враждебные действия французского доступным ему способом, вместо того чтобы подвергаться опасности и идти на непомерные для себя затраты, а я знаю, что в Испании, судя по письмам оттуда, нет ни денег, ни возможности их собрать, королевское же войско состоит из одних новобранцев, которые к тому же проявляют непослушание; итак, я полагаю, что король намеревался покончить с войной в Испании и избежать расходов, потому что если бы на этот раз он уступил Памплону, то потерял бы Кастилию наверняка, а ему, разумеется, незачем так рисковать. Что касается обстановки в Италии, то с весьма твердым основанием он мог полагаться разве что на своих людей, но ни на папу, ни на швейцарцев, ни на императора не мог уповать сверх должного, лишь ожидая, что нужда научит папу и других итальянцев поступать правильно; и я думаю, что его соглашение с Францией не стало бы прочнее, отдай он ей герцогство, как, по-Вашему, е^У следовало поступить — потому что он его не на дороге нашел, Да и пользы в том не видно; ведь я думаю, Франция на это не пошла бы, к тому времени она уже договорилась с венецианцами и, не доверяя Испанцу с его армией, решила бы, что тот хочет не столько прийти к соглашению с ней, сколько расстроить ее Д0^ вор с другими. Что до Испании, для нее такой поступок был совершенно бесполезным, ибо могущество Франции в Италии усиливалось независимо от того, каким образом она заполучила біьі герцогство. И если для его приобретения было достаточно испанского оружия, то для защиты потребовалось бы свое войс- и немалое, а оно насторожило бы Испанию и итальянцев не меньше, чем если бы прибыло захватить Милан силой; ведь клятвы и обещания в наши дни ничего не стоят. Так что с этой сторо- л ны Испания не была бы в безопасности, с другой же стороны, она шла на верную потерю, потому что мир с Францией мог быть заключен либо с согласия союзников, либо без него; но заручиться а таким согласием казалось невозможно ввиду невозможности помирить между собой папу, Францию, венецианцев и императора, следовательно, мир с одобрения союзников был несбыточной мечтой. Итак, оставалось заключить его вопреки их противодействию, но это было к явной невыгоде монарха, ибо он таким образом увеличивал чужое могущество и сближался с королем, кото- . рый при первом же удобном случае с полным основанием вспомнил бы скорее о старых обидах, чем о новых благодеяниях; одновременно он восстанавливал против себя всех правителей в Италии и вне ее, потому что сначала рассорил всех с Францией, а потом бросил бы их и тем нанес великое оскорбление. И потому, заключив этот мир (как, по-Вашему, ему следовало поступить), он обеспечивал величие Франции и ненависть союзников к себе, эерность же Франции не обеспечивал, а на ней должны были бы покоиться теперь все его расчеты, раз уж он возвеличил ее и уни-зил других; но мудрые государи никогда, разве что под давлением необходимости, не отдают себя на произвол других. Итак, я заключаю, что самым надежным для себя он посчитал заключить перемирие, ибо с его помощью он указывает соратникам на их Ошибку, не вызывая их упреков, и дает время расстроить это перемирие, предлагая его на их одобрение; при этом он устраняет Угрозу войны из своих владений, но приводит снова в расстрой- СТво и замешательство дела в Италии, где он находит новый гю- В°Д для беспорядков и камень преткновения; как уже сказано ^НШе, он надеется, что необходимость вразумит каждого и что **аі*е, императору и швейцарцам не по вкусу придется владычество венецианцев и Франции в Италии, поэтому, считает он, если они и не сумеют помешать Франции занять Ломбардию, то по крайней мере помогут ему не пустить французов дальше; а папа и вовсе будет вынужден всецело довериться ему, ведь можно Полагать, что с венецианцами и их сторонниками папе не удастся прийти к соглашению относительно Романьи. Таким образом, при перемирии победа Франции представляется сомнительной, нет нужды полагаться на ее обещания, и не надо опасаться измены союзников; потому что император и Англия либо присоединяются к перемирию, либо нет: в первом случае они сочтут его выгодным и безопасным для всех; в противном случае они станут гото-виться к войне и собирать большее войско, чем в прошлом году, чтобы во всеоружии выступить против Франции; в обоих случаях это соответствует замыслам Испании. Поэтому я полагаю, что цель короля заключалась именно в этом и что этим перемирием он думает либо заставить императора и Англию вести войну всерьез, либо, опираясь на них, покончить с ней к своей выгоде и не прибегая к оружию. Любое другое решение, то есть продолжение войны или заключение мира вопреки их желанию, таило в себе опасность для него; почему он и выбрал средний путь, который может привести и к войне, и к миру. Если Вы внимательно следили за поступками этого короля, то перемирие не покажется Вам столь уж удивительным. Он достиг теперешнего величия, хотя сперва удача сопутствовала ему мало и редко, и все время ему приходилось покорять новые провинции и неверных подданных. А один из способов удержать вновь приобретенную власть, а также остановить колеблющихся или заронить в них опасения и нерешительность состоит в том, чтобы внушать большие ожидания и подогревать в людях любопытство к исходу новых предприятий и затей. Испанский король отлично знает и использует это средство, как можно судить по войне в Гренаде, набегам на Африку, вторжению в королевств о и прочим его поступкам, в которых он не видит самоцели, потому что его цель не в том, чтобы одержать ту или иную победу vlJi** сделать то или иное приобретение, а в том, чтобы еще выше поД няться в глазах своих народов и благодаря многообразию ї*а4ї1 ланий держать их в постоянном ожидании; поэтому он принимался за множество дел и завершает их по подсказке судьбы и по велению необходимости; до сей поры удача и сила духа не изменяли ему. Мое мнение подтверждается разделом королевства Деаполитанского между ним и Францией, который должен был неминуемо привести к войне против нее с весьма сомнительным для короля исходом; он же не мог знать, что разобьет французов «в Апулии, Калабрии и при Гарильяно. Но он довольствовался для затравки тем, что об этом заговорили, и понадеялся как-нибудь управиться с помощью везения или обмана — так оно и случилось. Подобным образом он всегда поступал и будет поступать, в чем можно будет убедиться в результате всех этих интриг.
Все мое рассуждение строилось на предположении, что папа Юлий был еще жив, но если бы король узнал о смерти папы и об избрании нового, он поступил бы точно так же, ибо если Юлию он не мог доверять вследствие его непостоянного, отчаянного, необузданного и прижимистого нрава, то теперешнему папе он не может доверять в силу ума последнего. И если у Испанца есть толика благоразумия, он не станет рассчитывать на некоторые благодеяния, оказанные тому еще в бытность его в низшем ранге, или на былые связи, потому что тогда будущий папа подчинялся, а теперь командует; тогда играл за других, теперь за себя; раньше в Чужих интересах сеял смуту, теперь выступает миротворцем.
Письмо к Франческо Веттори от 26 августа 1513 года
Господин посол.
Ваше письмо от 20 числа устрашило меня, ибо его построение, многообразие доводов и прочие качества так действуют на в°ображение, что я поначалу впал в замешательство и растерянность; и если бы при вторичном прочтении слегка не оправился, т°> верно, был бы неспособен отвечать или написал бы о чем- ^Ибудь другом. Но, привыкая к нему, я уподобился Лисе, котрая впервые увидела Льва и чуть не умерла от страха; на дру-
раз она остановилась поблизости, а на третий завела с ним разговор — так и я, в общении с Вашим письмом набравшись храб- рости, отвечаю Вам.
Касательно положения дел в мире я прихожу к выводу, ЧТо нами управляют несколько государей, имеющих следующие врожденные и благоприобретенные качества: папа у нас умный и поэтому он тяжел на подъем и осторожен; император непостоянен и изменчив; французский король спесив и робок; испанский король — скупец и скряга; английский король богат, жестокосерд и устремлен к славе; швейцарцы свирепы, победоносны и дерзки; мы здесь, в Италии, бедны, тщеславны и малодушны; что д0 прочих королей, я их не знаю. Таким образом, соразмеряя эти качества с делами, кои сейчас замышляются, нужно согласиться с братом, который повторял: «Мир, мир, а мира не будет», и я вижу, что любой мир трудно будет заключить — что Ваш, что мой. Если Вам угодно считать, что мой труднее, я согласён, но хочу, чтобы Вы терпеливо выслушали мое мнение о тех пунктах, где я подозреваю у Вас ошибки, и о тех, где мне кажется, что вы наверняка ошибаетесь. Подозреваю я следующее: что Вы слишком рано посчитали французского короля ничтожеством, а английского короля великим монархом. Мне кажется несуразным, чтобы у Француза не набралось больше десяти тысяч пехоты, потому что в своей стране, даже без помощи немцев, он может набрать немало таких, которые если и уступят немцам, то не англичанам. Я вынужден так заключить, видя, что английский король со всем его неистовством, со всем его войском, со всей жаждой расколо-шматить, как говорят сиенцы, Француза, не взял еще Теруана, замка вроде Эмполи, берущегося с первого приступа, пока люди еще не остыли. Этого для меня достаточно, чтобы не бояться особенно Англии и не слишком принижать Францию. Я думаю, что медлительность французского короля намеренная и объясняется не робостью, а надеждой, что Англичанин не сумеет закрепиться на его территории и с приближением зимы будет вынужДей вернуться на свой остров или, оставшись во Франции, подверг нуться риску, ибо тамошние места болотистые и лишены растй тельности, так что его войско уже сейчас, наверное, терпит боль шие неудобства; поэтому я и считал, что папе и Испании не с° ставит труда повлиять на Англию. Мое мнение, кроме того, подтверждается и нежеланием Франции отказаться от Собора, ведь если бы французский король был в стесненных обстоятельствах, он дорожил бы всякой поддержкой и старался бы НЙ с кем не ссориться.
Что Англичанин платит швейцарцам, я готов поверить, но удивительно, если он делает это через императора, ведь, по- моему, тот предпочел бы дать денег своим, а не швейцарцам. У меня в голове не укладывается, как это император проявляет такую неосмотрительность, а вся остальная Германия такую беспечность, что позволяют так возвыситься швейцарцам. Но если на деле так оно и есть, то я уже не берусь дальше рассуждать, потому что это противно всякому человеческому разумению. Не пойму тоже, каким образом могло случиться, что у швейцарцев была возможность занять Миланский замок, но они этого якобы не захотели, ибо, на мой взгляд, получив его, они достигают своей цели, и им следовало так и поступить вместо того, чтобы идти завоевывать Бургундию для императора. Отсюда я заключаю, что вы совершенно ошибочно полагаете, будто швейцарцы внушают опасения в большей или меньшей степени. Я-то думаю, что их следует опасаться чрезвычайно; Каза — свидетель, как и многие мои друзья, с которыми я обычно беседую о политике, что я никогда не переоценивал венецианцев, даже во времена их высшего могущества, ибо для меня великое чудо состояло не в том, что они завоевали и удерживали обширные владения, а в том, что они не лишились их. Притом их крушение было еще слишком почетным, ибо французский Король поступил так, как на его месте поступил бы какой-нибудь терцог Валентино или другой удачливый кондотьер, возвысившийся в Италии и собравший пятнадцатитысячное войско. Я Исходил из того, что у венецианцев не было собственных солдат й полководцев. И по той же причине, по которой я не боялся их, я И боюсь теперь швейцарцев. Не знаю, что там пишет Аристотель ® Расколе республик, но я хорошо знаю, что может быть, бывает и бьіло по логике вещей, помню, я читал, что лукумоны владели &сей Италией вплоть до Альп, пока не были изгнаны из Ломбардии галлами. Если не возвысились этолийцы и ахейцы, то это произошло не по их вине, а в силу временных обстоятельств ибо над ними постоянно висела сперва угроза со стороны царя Македонии, своим могуществом преграждавшего им дорогу, а затем со стороны римлян; так что им помешала выступить на сцену сторонняя сила, а не недостаток храбрости. Ба! им не нужны подданные, потому что они не видят в том пользы; сейчас они так говорят, потому что пока ее не видят; но, как я уже говорил Вам по другому поводу, события развиваются постепенно, и часто необходимость побуждает людей к тому, чего они делать не собирались, а в обычае народов — не спешить. На сегодняшний день их данниками в Италии уже являются герцог Миланский и папа; и эти поступления они занесли в приход, так что не захотят их лишиться, а когда наступит время и один из источников иссякнет, они сочтут это за бунт и вмешаются, одержав же верх, пожелают обеспечить себя на бу-дущее и для того наложат на покоренных еще кое-какие стеснения, так понемногу дело и пойдет. Не стоит полагаться также и на то оружие, которое, как Вы говорите, в один прекрасный день окажется полезным для Италии, — это невозможно. Во-первых, у итальянцев слишком много вождей и они разъединены, и не видно, кто мог бы их возглавить и объединить; во-вторых, это невозможно из-за швейцарцев. Вам следует понять, что наилучшее войско — это войско вооруженного народа, и противостоять ему может только подобное же. Припомните воинства, по-крывшие себя славой: вы найдете римлян, лакедемонян, афинян, это- лийцев, ахейцев, орды заальпийцев и увидите, что великие подвиги совершали те, кто вооружил свои народы, как Нин ассирийцев, Кир персов, Александр македонцев. Единственный пример, когда великие дела творили разношерстные армии, — это при* мер Ганнибала и Пирра. Причина тому - необычайная Д0"* лесть вождей, обладавшая такой силой воздействия, что ойа так же воодушевляла и дисциплинировала эти смешанные вой ска, как бывает с народными ополчениями. Если Вы рассмо1^ рите поражения Франции и ее победы, то увидите, что она бра ла верх в сражениях с итальянцами и испанцами, чьи войск 'додобны ее собственным. Но теперь, когда она имеет дело с вооруженными народами, каковы швейцарцы и англичане, она проиграла и, боюсь, будет проигрывать и впредь. Для людей донимающих поражение французского короля было заранее предрешено, раз он не захотел иметь собственных солдат и разоружил свой народ, а это противоречит всем поступкам и обычаям, бывшим в заводе у благоразумных и великих, по общему мнению, людей. Впрочем, этот недостаток не был присущ прошлым правлениям, а только начиная с короля Людовика и поныне. Так что не надейтесь на итальянское оружие, будь оно "однородным, как у [швейцарцев], или будь оно сборным и равноценным их войску. Что до расколов или разногласий, о которых Вы упоминаете, не думайте, что из них выйдет что-нибудь путное, пока у швейцарцев соблюдаются законы, а законы, надо полагать, некоторое время будут соблюдаться. Там не М0жет быть вождей, имеющих сторонников, им неоткуда взяться, а вожди без сторонников легко укрощаются и немногого 'стоят. Если там кого-то казнили, это, видимо, какие-то пособники французов, пожелавшие выступить в их пользу в учреждениях власти или иным способом и обнаруженные; расправа с йими для государства не представляет большей опасности, чем когда здесь повесят изрядное число повинных в разбое. Я Йе думаю, чтобы швейцарцы основали империю, как у римлян, йо они, пожалуй, могут стать вершителями судеб Италии в силу Своего соседства и царящих в ней смут и раздоров; и так как меня это пугает, я желал бы им помешать, но если сил Фран- ,ДЙи на это недостанет, другого средства я не вижу и посему Йачну теперь же оплакивать вместе с Вами нашу погибель и рабство, которые наступят, может быть, не сегодня и не завтра, во всяком случае, в наши дни; этим Италия будет обязана Юлию и тем, кто ничего не предпринимает, если еще мож- §Р Что-то предпринять, для ее спасения. ^ • . 26 августа 1513.
Никколо Макьявелли, во Флоренции.
Письмо к Франческо Веттори от 10 декабря 1513 года
Светлейшему флорентийскому послу у верховного ПОНТИСЬ^, ка и своему благодетелю, Франческо Веттори, в Рим.
Светлейший посол. «Божья благодать ко времени приходит>> Говорю так, потому что мне казалось, что я если не потерял совсем, то утратил Вашу благосклонность, ведь Вы мне не писали довольно давно, и я недоумевал относительно причины этого. Все что приходило мне в голову, не заслуживало внимания, я мог разве что предположить, не воздерживаетесь ли Вы от переписки со мной, получив известие, что я плохо распоряжаюсь Вашими письмами; но я помню, что за вычетом Филиппо и Паголо никому их не показывал. Наконец, ко мне пришло от Вас письмо за 23 число прошлого месяца, из которого я, к своему удовлетворению, вижу, сколь спокойно и размеренно Вы исполняете обязанности своей службы, и я призываю Вас продолжать в том же духе, ибо кто забывает о своей выгоде ради выгоды другого, тот и свое потеря-ет, и от других благодарности не дождется. А поскольку судьба любит распоряжаться по-всякому, нужно положиться на нее, не тревожиться и не искушать ее, в ожидании того времени, когда она и людям даст возможность действовать; тогда-то и Вам придется потрудиться и во все вникать, а мне распроститься с деревней и сказать: вот он я. Поэтому, желая оказать Вам равную услугу, я могу только описать в этом письме собственный образ жизни, и если Вы пожелаете обменять его на Ваш, охотно соглашусь.
Я сижу в деревне и со времени последних происшествий не провел во Флоренции полным счетом и двадцати дней. До сих пор занимался собственноручной ловлей дроздов. Поднявшись до света, я намазывал ловушки клеем, затем обходил их, нагрУ" женный связкой клеток, как Гета, когда он возвращался из пор1а с книгами Амфитриона, и собирал от двух до шести дроздов. ТаК я провел весь сентябрь, а затем, к своему неудовольствию, шился этого развлечения, хотя оно чересчур ничтожно и непрй вычно; и теперь расскажу, как я $иву. Встаю я с солнцем и иДУ лес, который распорядился вырубить; здесь в течение двух час°в осматриваю, что сделано накануне, и беседую с дровосеками, у которых всегда в запасе какая-нибудь размолвка между собой или с соседями. Я мог бы рассказать массу любопытных вещей, которое случились у меня из-за этих дров с Фрозино да Панцано и с другими. Фрозино, например, не говоря мне ни слова, забрал несколько поленниц, а расплачиваясь, хотел удержать с меня девять лир, которые он, по его словам, четыре года назад выиграл в крикку в доме Антонио Гвиччардини. Меня это порядком взбе- сйло, и я собирался обвинить возчика, приехавшего за дровами, я воровстве; однако вмешался Джованни Макьявелли и помирил нас. Когда разразилась известная буря, Баттиста Гвиччардини, Филиппо Джинори, Томмазо дель Бене и еще кое-кто из горожан пожелали взять по одной поленнице. Я пообещал всем и ОїДну отправил Томмазо, но до Флоренции дошла лишь половина, потому что ее составлением занимались он сам, жена, прислуга и дети, так что' все это напоминало Габурру, когда он по четвергам вместе с подручными расправляется с быком. Тогда, размыслив, на ком можно заработать, я сказал остальным, что дров больше нет; причем все огорчились, особенно Баттиста, который йричислил это к прочим последствиям поражения при Прато. 7, Выйдя из леса, я отправляюсь к источнику, а оттуда на птице- ловный ток. Со мной книга, Данте, Петрарка или кто-нибудь из второстепенных поэтов, Тибулл, Овидий и им подобные: читая об их любовных страстях и увлечениях, я вспоминаю о своем и какое-то время наслаждаюсь этой мыслью. Затем я перебираюсь в придорожную харчевню и разговариваю с проезжающими - спрашиваю, какие новости у них дома, слушаю всякую всячину и беру на заметку всевозможные людские вкусы и причуды. Меж- Я^тем наступает час обеда, и, окруженный своей командой, вку- Чзю ту пищу, которой меня одаривают бедное имение и скудное х9зяйство. Пообедав, я возвращаюсь в харчевню, где застаю обыч- в сборе хозяина, мясника, мельника и двух кирпичников. С я убиваю целый день, играя в триктрак и в крикку; при мы без конца спорим и бранимся и порой из-за гроша подымаем такой шум, что нас слышно в Сан Кашано. Так, не гнуша- *Сь этими тварями, я задаю себе встряску и даю волю своей проклятой судьбе — пусть сильнее втаптывает меня в грязь, По смотрим, не станет ли ей наконец стыдно.
С наступлением вечера я возвращаюсь домой и вхожу в свой кабинет; у дверей я сбрасываю будничную одежду, запыленную и грязную, и облачаюсь в платье, достойное царей и вельмож; так должным образом подготовившись, я вступаю в старинный круг мужей древности и, дружелюбно ими встреченный, вкушаю Ту пищу, для которой единственно я рожден; здесь я без стеснения беседую с ними и расспрашиваю о причинах их поступков, они же с присущим им человеколюбием отвечают. На четыре часа я забываю о скуке, не думаю о своих горестях, меня не удручает бедность и не страшит смерть: я целиком переношусь к ним. Й так как Данте говорит, что «исчезает вскоре то, что, услышав, мы не затвердим», я записал все, что вынес поучительного из их бесед, и составил книжицу «О государствах», где по^мере сил углубляюсь в размышления над этим предметом, обсуждая, что такое единоличная власть, какого рода она бывает, каким образом приобретается и сохраняется, по какой причине утрачивается. И если Вам когда-либо нравились мои фантазии, Вы и эту примете не без удовольствия, а государю, особенно новому, она может пригодиться, и я адресую ее Его Светлости Джулиано. Филиппо Казавеккья видел эту книжку; он может подробнее описать, что она собой представляет и какие мысли я провожу в ней, хотя я еще не кончил ее пополнять и отделывать.
Вы, светлейший посол, желали бы, чтобы я простился со здешней жизнью и приехал к Вам наслаждаться радостями Вашей. Я обя-зательно так и поступлю, но сейчас меня отвлекают некоторые дела, они займут у меня полтора месяца. Что внушает мне опасения, так это присутствие там Содерини, которых мне, приехав туда, пришлось бы навестить и говорить с ними. Не уверен, что по возвращении, направляясь домой, я не угодил бы в Барджелло, потому что хотя теперешнее правление покоится на прочном и безопасном основа нии.все-таки оно новое и в силу этого страдает мнительностью, те*1 более что здесь хватает умников, которые готовы засадить тебя 3 тюрьму, лишь бы уподобиться Паголо Бертини, а остальное - не забота. Пожалуйста, войдите в hoe положение, а я, через указан время, непременно навещу Вас. Я обсуждал с Филиппо, стоит ли подносить мою книжку или jje стоит, и если подносить, то самому или послать ее через Вас. К тому, чтобы не подносить, меня склоняет опасение, что Джулиа- н0 ее даже и не прочитает, а этот Ардингелли присвоит себе честь ^оих последних трудов. К подношению же меня побуждает жестокая необходимость, ибо я разоряюсь и пройдет совсем немного времени, как я погрязну в жалкой нищете, не говоря о моем желании, чтобы эти синьоры Медичи вспомнили о моем существо- * вании и поручили хоть камень в гору катить, потому что, если они и тут не обратят на меня внимания, мне придется пенять только на себя; а по прочтении этой вещи будет видно, что я не проспал и не проиграл в бирюльки те пятнадцать лет, которые были цосвящены изучению государственного искусства, и всякий захочет использовать богатый опыт человека, готового им поделиться. Что касается моей верности, в ней не следует сомневаться, потому что, ранее всегда соблюдая верность, я не могу теперь вдруг научиться ее нарушать; и кто был верным и честным, как я, Сорок три года, не изменит свою природу за один миг; свидетельство моей верности и честности — моя бедность.
Итак, мне хотелось бы познакомиться с Вашим мнением обо всем этом, и с тем себя препоручаю Вашему вниманию, ч Будьте счастливы.
10 декабря 1513 г.
Никколо Макьявелли, во Флоренции.
Письмо к Франческо Веттори от 3 августа 1514 года
" Вы, куманек, очень порадовали меня известиями о Вашей Влюбленности в Риме и безмерно утешили мою душу, заполнив ^ описанием своих восторгов и обид, которые всегда ходят друг ** Другом. А меня судьба забросила в такое место, где я поистине Могу отплатить Вам тем же, потому что здесь, в деревне, я встретил существо столь милое, столь утонченное и привлекательное врожденным благоро/дством, так и своими качествами, что не **аХожу достаточных слов ни для ее восхваления, ни для выраже- любви. Как и Вы, я мог бы рассказать о зарождении этого
чувства, о том, в какие сети оно меня захватило, где сплело их чем украсило; и Вы увидели бы, что это были сети, сплетенные Венерой на лоне цветов из золота, сети столь нежные и тонкие что хотя черствое сердце могло бы разорвать их, я не решился, и пока блаженствовал в этих сладких тенетах, их слабые нити окрепли и стянулись прочными узами. Не подумайте, что Амур воспользовался своими обычными средствами, чтобы завлечь меня в ловушку; зная, что они тут непригодны, он прибегнул к невиданным уловкам, от которых я не сумел, да и не захотел уберечься. Довольно сказать, что на пороге пятидесяти лет меня не смущает солнечный зной, не останавливает трудная дорога и не страшит ночной мрак. Любая задача мне кажется по плечу, к любому желанию, даже чуждому и противоположному тому, что подобало бы мне, я приноравливаюсь. И хотя я вижу мучительность своего состояния, меня переполняет нежность как от созерцания этого редкостного и приятного создания, так и потому еще, что я отложил в сторону воспоминание обо всех своих печалях; и ни за что на свете не желал бы стать свободным, если бы и мог. Итак, я оставил помыслы о серьезных и великих делах, мне больше не доставляет удовольствия читать о событиях древности или рассуждать о современных, весь мой ум занят галантными похождениями, за что я благодарю Венеру и подвластный ей Кипр. Поэтому, если Вам случится писать о нежных чувствах, пишите смело, о прочих же предметах говорите с теми, кто больше ценит и лучше в них разбирается, ибо последние принесли мне одни огорчения, а первые лишь удовольствие и благо. Будьте здоровы.
Из Флоренции, 3 августа 1514 г.
Ваш Никколо Макьявелли.
Письмо к Франческо Веттори от 20 декабря 1514 года
Светлейший посол.
Вы задели меня за живое, так что если я утомлю Вас своей писаниной, скажите: провались я, что написал ему. Боюсь, чТ° ответ, даваемый мною на Ваши вопросы, покажется Вам слйі^ ком сжатым в той части, которая относится к нейтралитету,а та1С
^е там, где я обсуждаю, чем может быть опасен победитель в случае, если потерпит поражение та сторона, к которой мы примкнем; л б о в обоих случаях следует рассмотреть много вопросов. Посещу я снова взялся за перо, возвращаясь к этому же предмету. Что касается нейтралитета, одобряемого, по-моему, многими, то для меня ОН неприемлем, потому что я не припомню ни одного случая, которому я сам был свидетелем или о котором читал, чтобы нейтралитет был полезен, напротив, его последствия всегда губи- * тельны, ибо они ведут к верному поражению; и хотя причины этого Вам понятны еще лучше, чем мне, все же я Вам их напомню.
Вы знаете, что главная задача всякого государя состоит в том, %тобы избегать ненависти и презрения; fugere in effectu contemptum et odium; если он за этим следит, его дела будут в .порядке. Это условие нужно соблюдать как в отношении союзников, так и в отношении подданных; если же государь не избежал хотя бы презрения, его песенка спета. На мой взгляд, среднее положение между двумя противниками — это не что иное, как способ заслужить ненависть и презрение, ибо из этих двоих одному всегда покажется, что ты обязан разделить его судьбу, бла-годаря ли оказанным им благодеяниям или старинной дружбе, и если ты не последуешь за ним, он затаит ненависть против тебя. Другой же, увидев твою робость и нерешительность, станет тебя презирать, и ты прослывешь сразу никчемным другом и безвредным врагом, так что, кто бы из них ни победил, он не задумываясь с тобой расправится. Эту мысль в двух словах выразил Тит Ливий, вложив ее в уста Тита Фламиния, который сказал ахей- Чам, когда Антиох убеждал их сохранять нейтралитет: «В вашем положении ничто не может быть хуже; утратив достоинство и снисхождение, вы станете наградой победителю». К тому же в ходе войны у обоих противников неизбежно накапливается мно-жество поводов возненавидеть тебя, ибо в большинстве случаев Третий располагается в таком месте, что разными способами мо- *feT помочь тому или другому, и вскоре после того, как война развязана, оказывается, что то решение, которое ты не захотел принять в открытую, когда оно сулило тебе благодарность одной из ^торон, теперь ты вынужден вынашивать втайне, уже не надеясь
приобрести чью-то милость; и даже если ты его так и не примешь оба будут убеждены, что ты встал на чужую сторону. Если судьба проявит благосклонность к нейтральному государю и во время войны не возникнет справедливых причин для ненависти к нему то они обязательно появятся после ее окончания, ибо все обиженные и опасающиеся его прибегнут к покровительству побе-дителя со своими жалобами и притязаниями. На возражение, что папа, вследствие уважения к его персоне и к церковной власти, находится в другом положении и для него всегда отыщется спасительный приют, я бы ответил, что этот довод заслуживает внимания и отчасти на него можно полагаться, но все же не следует уповать на это, а и напротив, по зрелом размышлении, не стоит даже и принимать его в расчет, чтобы тщетная надежда не склонила к дурному решению; ибо все случавшееся прежде, на мой взгляд, может произойти и теперь, а я знаю, что папйм приходи-лось в свое время спасаться бегством, укрываться от преследования, прозябать на чужбине и подвергаться смертельным опасностям, как обычным светским властителям, и это было тогда, когда Церковь пользовалась гораздо большим духовным влиянием, чем сегодня. Итак, если Его Святейшество подумает о том, где находятся его владения, кто с кем воюет и у кого появится возможность воззвать к милости победителя, то я полагаю, что он не остановится на нейтралитете, а предпочтет примкнуть к той или иной стороне; таким образом, я не могу ничего добавить относительно нейтралитета и его продления по сравнению с прошлым разом, потому что выше все сказано. Наверное, по письму, которое я написал Вам, кажется, что я скло-няюсь на сторону Франции и что эта привязанность может далеко меня завести, а мне не хотелось бы, чтобы это было так, потому что я стараюсь всегда сохранять ясность суждения, особенно о таких вещах, и не увлекаться пустыми мечтаниями, как делают многие; если я и неравнодушен к Франции, мне кажется, тут нет ошибки, так что перечислю Вам еще раз свои мотивы, и это будет чем-то вроде поД' ведения итогов написанного. Когда соперничают два властелина чтобы узнать, кто победит, мало измерить силы одного и дрУгоГ°' нужно еще видеть, сколько способов одержать победу у каждого из лих. Я не нахожу у здешней стороны другого выхода, как только немедленно дать генеральное сражение, для Франции же годны и все остальные пути, как я подробно описал Вам. Вот первая причина, почему положение Франции кажется более основательным. Далее, если мне предстоит объявить себя союзником одного из противников и я вижу, что одному я принесу бесспорную победу, а для второго она и при моем участии останется сомнительной, по-моему, выбирать надо всегда бесспорное, отбросив любые обязательства, выгоды, опасения и все прочее, что мне мешает. Полагаю, что если цапа присоединится к Франции, двух мнений быть не может, если к другим — исход очень сомнителен по указанным мною в прошлый раз причинам. Кроме того, все умные люди, когда могут не ставить ца карту все свое достояние, так и поступают, а рассчитывая на худший результат, из двух зол выбирают меньшее; и поскольку повороты судьбы трудно предвидеть, они полагаются на удачу того, кому в худшем случае придется менее тяжело. Его Святейшество занижает «два поля», одно в Италии, другое во Франции. Присоединясь к/Франции, он рискует проиграть одно из них, с ее противниками рискует двумя. Если он поссорится с Францией и та победит, ему Придется разделить участь ее врагов и отправиться умирать от голова в Швейцарию, предаваться отчаянию в Германии или быть разоренным и проданным в Испании. Если же папа пристанет к Франки и потерпит поражение, то во Франции остается, как у себя дома, сохраняет целое царство, покорное себе, то есть власть папы, и дружбу государя, который тысячу раз может вернуть себе былое положе- ййё путем переговоров или войны.
Будьте здоровы, и тысячекратно Вам кланяюсь.
20 декабря 1514 г.
Никколо Макьявелли, во Флоренции
Яисьмо к Франческо Гвиччардини от 17 мая 1521 года
Сиятельному Господину Франческо Гвиччардини, доктору достойнейшему и мною высоко чтимому губернатору Мо- ^ны и Реджо.
Светлейший и глубокоуважаемый муж! Я был в нужнике, прибыл Ваш гонец, и как раз раздумывал о странностях
этого мира, стараясь представить, какого проповедника я выбрал бы для Флоренции, чтобы он был мне по вкусу, потому ЧТО В ЭТО]^ я хочу быть столь же упрямым, как и в других своих мнениях. Д поскольку я никогда не упускал возможности быть полезны^ нашей республике если не делом, ТО СЛОВОМ, И если не СЛОВОМ, то хоть намеком, я не собираюсь упустить ее и на этот раз. Правда, я знаю, что, как и во многих других вещах, вступаю в противоречие с мнением своих сограждан: они желают проповедника, который научил бы их, как попасть в рай, а я хочу найти такого, чтобы он показал им дорогу к дьяволу; им желательно также заполучить мужа благоразумного, настоящего праведника, а мне — такого, чтобы он был большим сумасбродом, чем Понцо, большим ловкачом, чем брат Джироламо, большим лицемером, чем фра Аль- берто, ибо мне кажется чудесной выдумкой, достойной нашего славного времени, соединить в одном монахе все то, что мы наблюдали у нескольких; ведь, по-моему, это и будет правильный путь в рай: изучить дорогу в ад, дабы избегать ее. Помимо этого, видя, каким доверием пользуется негодяй, действующий под личиной благочестия, легко себе представить, чего достигнет дос-тойный, если на деле, а не из притворства двинется по стопам св. Франциска. Итак, находя удачной свою затею, я решил взять Ровайо, и если он похож на других братьев и сестер, то все будет в порядке. Буду признателен, если в следующем письме Вы мне выскажете свое мнение.
Я пребываю здесь в праздности, потому что не могу выпол-нить поручение, пока не выбраны генерал и дефиниторы, и обдумываю тем временем, как бы заронить среди них семена смуты, чтобы они начали пинать друг друга своими деревянными туф" лями, здесь или еще где; если я не свихнусь, думаю, что преуспею в этом и что совет и помощь Вашего Превосходительства были бы очень кстати. Поэтому было бы не худо, если бы Вы приехали сюда как будто развеяться или хотя бы в письме подсказали кой-нибудь ловкий ход, если же с этой целью Вы будете еже дневно присылать ко мне нарочного, как сегодня, то убьете сра3У двух зайцев: во-первых, вы меня в чем-нибудь просветите, а ^ вторых, поднимете меня в глазах домашних, учащая
важные Яе'
домления. Скажу Вам, что появление этого стрелка с письмом, с поклоном до земли и со словами, что он послан спешно, произве- до здесь столько шуму и почтительной суеты, что все пошло вверх дном, и многие стали расспрашивать меня о новостях; я же, чтобы еще повысить свой авторитет, сообщил им, что императора ожидают в Тренто, что швейцарцы опять собираются на сейм и что французский король хотел приехать на свидание с нашим королем, но советники ему отсоветовали; так что все они стояли с непокрытыми головами и разинув рты; и теперь, пока я пишу, меня окружают несколько человек, которые дивятся тому, как долго я это делаю, и смотрят на меня, как на одержимого; а я, чтобы сильнее поразить их, иной раз застываю с пером в руке и надуваюсь, и тогда они еще больше раскрывают рты, но если бы они знали, что я Вам пишу, то удивились бы еще сильнее. Вашей Милости известна поговорка здешних братьев, что если кто утвердился в благодати, у дьявола нет больше власти искушать его. Поэтому я не боюсь заразиться лицемерием от этих монахов, ведь Я, кажется, утвердился вполне.
;' Что касается вранья обитателей Карпи, то я сравнюсь со всеми ими, ведь я давно превзошел эту науку настолько, что не нуждаюсь даже в таком подручном, как Франческо Мартелли; потому что с некоторых пор никогда не говорю того, что думаю, и никогда не думаю того, что говорю, если же мне случается сказать Правду, я скрываю ее под таким ворохом лжи, что ее и не сыщешь.
С губернатором я не говорил, потому что, раз уж я нашел себе пристанище, мне казалось это излишним. Правда, сегодня утром В церкви я имел случай полюбоваться им, когда он рассматривал Живопись. Сложение его мне показалось удачным и наводящим мысль о соразмерности части и целого, а также о том, что он Ищется тем, что есть, и что его уродство не бред; и если бы под Рукой у меня было Ваше письмо, я бы воспользовался случаем дочерпнуть из этого источника. Впрочем, ничего не потеряно, и аавтра я жду от Вас совета насчет моих дел с одним из этих солдат, только пусть скачет быстро и приезжает сюда весь взмокший, ^Тобы сразить всю команду; этим Вы окажете мне честь, и одноименно Ваши стрелки разомнутся, а для коней к лету это очень полезно. Написал бы Вам еще, но не хочу напрягать воображение, чтобы во всей свежести сохранить его на завтра. Поручаіо себя Вашей Милости, да пребудет всегда в желанном здравии.
В Карпи, 17 мая 1521 г Ваш покорнейш. Никколо Макьявелли посланник к братьям-миноритам
Письмо к сыну от 2 апреля 1527 года
Моему дорогому сыночку Гвидо от Никколо Макьявелли.
Гвидо, дражайший мой сыночек, я получил твое письмо, которое меня очень порадовало, особенно известием, что ты вы-здоровел, ведь для меня ничего нет важнее этого; и если Господь продлит твои и мои дни, я надеюсь вырастить из тебя порядочного человека, коль скоро и ты приложишь необходимое старание; потому что кроме больших связей, которыми я располагаю, я завязал еще дружбу с кардиналом Чибо, и столь тесную, что сам удивляюсь; она пойдет тебе на пользу, но ты должен учиться. И раз ты не будешь теперь отнекиваться под предлогом болезни, потрудись выучиться словесности и музыке, ты ведь видишь, сколько почета доставляют мне мои слабые дарования. Итак, сынок, если ты захочешь меня утешить, а для себя добиться благосостояния и чести, будь прилежным и учись, потому что если ты сам себе поможешь, тебе станут помогать все.
Маленького мула, который взбесился, нужно лечить не так, как всех помешанных, а наоборот: тех всегда связывают, а я хочу, чтобы ты его развязал. Отдай его Ванджело и скажи, пусть отведет его в Монтепульяно, разнуздает и отпустит на все четыре стороны искать подножный корм и лечиться от бешенства. Место там раздольное, а животное маленькое, вреда оно никому не причинит; так без лишних хлопот будет видно, чем оно займется, а если выздоровеет, ты успеешь его вернуть. С другими лошадь^ поступите, как велел Л()довико, за которого я благодарю Госпо-да, что он выздоровел и продал лошадей; я знаю, что он правиль но поступил, вернув деньги, но меня беспокоит и огорчает, ЧТО оИ не написал. Кланяйся монне Мариетте и скажи ей, что я собирался вы- . ехать со дня на день, и теперь собираюсь; и никогда я так не хотел очутиться во Флоренции, как сейчас; но иначе поступить не могу. Скажешь только насчет слухов, которые ходят, чтобы она не тре-вожилась, потому что я буду у вас раньше, какая бы беда ни случилась. Поцелуй Баччину, Пьеро и Тотто, если он там; как бы я хотел знать, прошло ли у него с глазами. Не горюйте и тратьте с меньше, чем могли бы; напомни Бернардо, чтобы он вел себя как следует, за последние две недели я написал ему два письма, а ответа не получил. Христос да хранит вас всех.
* 2 апреля 1527 г.
Никколо Макьявелли, в Имоле.
Письмо к Франческо Веттори от 16 апреля 1527 года
Сиятельному и мною чтимому Франческо Веттори. Во Фло-ренцию.
Светлейший и проч. монсеньор Дела Мотта был сегодня в имперском лагере по поводу заключения договора, который здесь составлен, и если он понравится Бурбону, тот должен остановить войско, но если двинет его, это верный знак, что он против; так что завтрашний день рассудит наши дела. Поэтому здесь решено, если он двинется завтра, настроиться на войну и оставить малейшие помышления о мире; а если не двинется, думать о мире и распроститься с мыслью о войне. Вот из чего вам следует теперь Исходить, и если решится в пользу войны, отбросить все надежды на мир, с тем чтобы союзники поспешили выступить без ОГЛЯДКИ, потому что пришло время не раздумывать, а действовать Очертя голову, ведь отчаяние часто подсказывает средства, которые не под силу обнаружить свободному выбору. Эти люди идут с*ода без артиллерии, перед ними труднопроходимая местность,
что если мы соединим слабые остатки нашей энергии с гото-выми уже силами Лиги, то им придется со стыдом убраться от- Сї0Да или хотя бы умерить свои притязания. Я люблю мессера Франческо Гвиччардини, люблю мою родину больше, чем собственную душу, и с высоты того опыта, который мне дали шестьдесят лет, говорю вам, что навряд ли можно оказаться в более трудных обстоятельствах, чем теперь, когда мир насущно необходим, но от войны нельзя отказаться, и к тому же мы имеем дело с государем, который толком не способен добиться НИ ВОЙНЫ, НИ мира. Нижайший Вам поклон.
16 апреля 1527 г.
Никколо Макьявелли, в Форли. ПРИМЕЧАНИЯ СОЧИНЕНИЯ ИСТОРИЧЕСКИЕ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ
О том, как надлежит поступать 4 с восставшими жителями Вальдикьяны
(«Del modo di trattare і popoli della Vadichiana ribellati»)
; Меморандум Макьявелли написан летом 1503 г. (начало июня — середина августа) и является откликом на события в Ареццо, где 4 июня 1502 г. вспыхнуло восстание против флорентийской власти, подавленное с помощью французских войск в августе того же года. Восстание , было инспирировано Чезаре Борджа, который к этому времени овладел Романьей и стремился подорвать позиции Флоренции в Тоскане, не решаясь пока на открытую конфронтацию и на прямое вмешательство в дела соседней области (на волнения в Ареццо он воздействовал ,'дерез своего кондотьера Вителлоццо Вителли). ,'j Это небольшое сочинение Макьявелли резко выделяется в ог- «.ромном массиве его официальной служебной переписки, и не только тем, что он дает в нем волю своей страсти к «излишне смелым умозаключениям», которые были не по душе высокопоставленным флорентийским чиновникам (друг и сослуживец Макьявелли Бьяд- #?0 Буонакорси специально просил его ими не увлекаться). Многие йз «умозаключений» настоящего трактата стали спустя десять лет бессмертными афоризмами «Государя»: среди них и высказывание необходимости во всяком деле идти до концами о том, что своих врагов нужно или привлекать к себе благодеяниями, или истреблять под корень, и о великом искусстве действовать в точно пой- /й&нный момент капризного времени. Но самое примечательное в ^Ом меморандуме — методика. Здесь она впервые в творчестве С^кьявелли принимает форму, которая кристаллизуется затем в его трактатах. Римской истории отводится роль хранительницы абсолютного исторического опыта, которым надлежит поверять опыт текущей истории. Призыв учиться у истории был вполне банальным в начале XVI века, но старшие гуманисты, предшественники Макьявелли в деле ренессансной историографии, извлекали из этого учения смысл, по преимуществу нравственный, тогда как Макьявелли понимает школу истории как школу максимально эффективного политического действия: для любой реальной или гипотетической ситуации найдется римский прецедент, позволяющий безошибочно ее оценить и найти в ней единственно верную линию поведения. Конечно, в этом убеждении Макьявелли отразилась ре- нессансная вера в неизменность человеческой природы и ренессанс- ное преклонение перед античностью, но никакого догматизма, никакого слепого подчинения авторитету здесь нет: Макьявелли не подчиняет настоящее прошлому, а извлекает из настоящего тот смысл, который из прошлого уже извлечен политическим гением римского народа и интеллектуальным гением римских историков. Дедукция и индукция, иначе говоря, здесь чуть ли не впервые выступают как две стороны единого метода исторического познания.
Настоящий русский перевод впервые опубликован в книге: Макиавелли Н. Сочинения. — М.-Л.: Academia, 1934, т. I.
С. 21. Луций Фурий Камилл - консул 338-го и 325 гг. до н.э., покоритель Лациума (Лация).
Ливий — Тит Ливий — римский историк (см. примеч. к с. 139).
...«Отцы сенаторы...» — Тит Ливий «История Рима», VIII, 13, 14-18.
Пед — древний город в Лациуме к востоку от Рима; Астура - река, остров и город в Лациуме; Анциум (Антий, ныне Порто д'Ан- цо) — город вольсков, древнеиталийского племени, обитавшего на юго-востоке Лациума на границе с Кампаньей.
С. 22. Ланувийцы — жители Ланувия, древнелатинского города на Альбанской горе, к юго-востоку от Рима\арицины - жители Ари- ции, города в Лациуме на Аппиевой дороге к юго-востоку от Рима; номентаны — жители Номента (ныне Ментана), города в Лациуме к северо-востоку от Рима; педаны - жители Педа; тускуланцы - жители Тускула, города в Лациуме (ныне Фраскати); велитерны - жители Велитров (ныне Веллетри), города вольсков.
С. 23. Ареццо - город в Тоскане; Вальдикъяна - долина р. Кьяна.
Кортона, Кастилъоне (Фьорентино), Борго (Сан Сеполькро)' Фойано (делла Кьяна) - небольшие города в области Ареццо.
С. 24. ...венецианцы подошли к Биббиене... — В 1498 г. венецианцы, которые поддерживали Пизу, осажденную флорентийским войском, вторглись в Тоскану и захватили Биббиену, городок в области Ареццо, надеясь, что флорентийцы снимут часть своих войск из- под Пизы.
Герцог Миланский — Лудовико Сфорца (1451-1508), по прозвищу Моро (от шелковицы или тутового дерева, изображенного на его гербе), захватил власть в Милане после смерти своего старшего бра- їа, Галеаццо Мария, в 1476 г. и устранения своего племянника, Джан Галеаццо, в 1480 г.; призвал в Италию французского короля Карла VIII (см. примеч. к с. 64); позже стал врагом Франции, был лишен престола в 1498 г. Людовиком XII (см. примеч. к с. 26), на короткое время его вернул, но был взят французами в плен в 1500 г. В 1498 г. выступил на стороне флорентийцев.
Граф Рануччо (да Марчано) — флорентийский военачальник в 1498 г., остановивший продвижение венецианцев.
Паоло Вителли — флорентийский военачальник, сменивший на этом посту Рануччо да Марчано и казненный по обвинению в измене в 1499 г.
Чезаре Борджа (1476-1507) - с 1498 г. герцог Валентинуа (в итальянской транскрипции - Валентино), герцог Романьи с 1501 г. ^ЫН папы Александра VI (см. ниже), он стал епископом в шестнадцать лет, кардиналом в восемнадцать, затем снял с себя религиозный сан, был назначен гонфалоньером церкви в 1499 г., захватил Романью, но смерть отца положила конец его честолюбивым замыслам, а избрание в 1503 г. папой Юлия II (см. примеч. к с. 32) лишило его всех завоеваний. Конец жизни провел в Наварре. Макьявелли наблюдал Борджа во время посольств к нему в июне и октябре 1.502 г. и затем в Риме, после выборов Юлия II.
Кардинал Содерини - Франческо Содерини (1453-1524), брат Пьеро Содерини, пожизненного гонфалоньера Флоренции, епископ Вольтерры, кардинал с 1503 г. Он был главой посольства к Чезаре ¦Рорджа в июне 1502 г.
, Папа - Родриго Борджа (1431-1503) - с 1492 г. папа Алек- , Омдр VI, скандально прославлен святокупством, любовными порождениями, отравлением своих политических противников. Вначале противник, затем сторонник французского присутствия в Италии, всеми средствами способствовал деятельности своего сына, Чезаре Борджа, по «собиранию» итальянских земель вокруг Рима. По слухам, умер, отравившись ядом, приготовленным для его гостей.
Описание того, как избавился герцог Валентино от Вителлоццо Вителли, Оливеротто да Фермо, синьора Паоло и герцога Гранина Орсини
(«Descrizione del modo tenuto dal duca Valentino nello ammazzare Vitellozzo Vitelli, Oliverotto da Fermo, il Signor Pagolo e il duca di Gravina Orsini»)
Настоящее сочинение создано раньше, чем предыдущее, в январе 1503 г., но события, в нем описанные, относятся к более позднему времени: коалиция мелких итальянских тиранов, направ-ленная против Чезаре Борджа, сложилась в конце сентября 1502 г., т.е. спустя месяц после подавления восстания в Вальдикьяне. Макьявелли был направлен флорентийским правительством к Борджа в октябре 1502 г. и получил инструкции вести себя крайне осторожно и никаких обязательств на себя не брать. Из донесений Макьявелли составилась «Легация к герцогу Валентино», сравнение которой с настоящим «Описанием» показывает, как постепенно формировался в сознании и под пером автора образ безукоризненного государственного мужа. Путь от «Легации» к «Описанию» — это не только путь от хроники к истории, от эм-пирического наблюдения к синтезу, но и путь от истории к литературе. Вполне понятно, что в «Описании» вырос уровень обобщения, проступила на поверхность логика событий, скрытая поначалу их стремительным течением, стало явным бывшее до поры тайным, но было бы ошибочным считать, что Макьявелли увлечен здесь только возможностями исторического анализа. Это не главная его цель, иной раз исторический факт ему просто мешает, и он от него отмахивается, главное для него - выверенность сюжета, продуманность идеи и убедительность образа. «Описание» — это первый подступ к «Государю», где литературные за-дачи уже полностью возобладают над историческими (в строгом смысле) и образ Чезаре Борджа еще дальше отодвинется от своего реального прототипа. Здесь этот разрыв пока еще невелик и атмосфера еще царит мажорная: Борджа на подъеме, в поединке госуДа' ря с судьбой в очередной раз (один из последних) верх взял государь, драма еще не окрасилась в цвета трагедии.
Настоящий перевод впервые опубликован в кн.: Макиавелли Н. Сочинения. — М.-Л.: Academia, 1934, т. I.
С. 26.Людовик — Людовик XII (1462-1515) - король Франции с 1498 г., продолжил итальянскую политику Карла VIII (см. примеч. к с. 64), опирался в Италии на Флоренцию и на семейство Борджа.
...из-за мятежа в Ареццо... — См. «О том, как надлежит поступать с восставшими жителями Вальдикьяны».
Имола — город в Романье (Болонская область), захвачен Борджа в 1500 г.
Джованни Бентивольо (1443—1508) — правитель Болоньи, отлученный и изгнанный в 1506 г. папой Юлием II (см. примеч. к с. 34).
Вителли — знатный итальянский род; Орсини — римский княжеский род, борьба которого с родом Колонна на протяжении многих веков определяла политическую историю Рима. Ожесточенно преследовался Александром VI (см. примеч. к с. 24), возвратил свои позиции с Юлием II.
Маджоне - вилла Бальони (см. ниже) на берегу Тразименского озера.
Кардинал - Джованни Баттиста Орсини (ум. 1503), кардинал с 1483 г., отравлен Александром VI\Паоло — Паоло Орсини (ум. 1503), кондотьер на службе Пьеро Медичи, Венеции и Чезаре Борджа; герцог Гравина Орсини - Франческо Орсини (ум. 1503); Вителлоццо Вителли (ум. 1502) — правитель Читта ди Кастелло, кондотьер на флорентийской службе в 1498-1499 гг., затем на службе у Чезаре Борджа; Оливеротто да Фермо — Оливеротто Эуфредуччи (1475— 1502), кондотьер на службе у Чезаре Борджа, овладел городом Фермо, убив своего дядю («Государь», VIII); Джампаоло Бальони (ум. 1520) - кондотьер, правитель Перуджи с 1500 г., изгонялся из нее Чезаре Борджа и Юлием II, обезглавлен по приказу Льва X; мессер Антонио да Венафро (1459-1530) - профессор Сиенского университета, советник Пандольфо Петруччи; Пандольфо Петруччи (ок. 1450-1512) - правитель Сиены, изгнан оттуда Чезаре Борджа и возвращен французами в 1503 г.
...на собранииречь шла... — Съезд в Маджоне состоялся 9 октября 1502 г.
...у жителей Урбино, появилась надежда на перемены. — Урбино йыл завоеван Борджа в июне 1502 г.
С. 27. Старый герцог — Гвидобальдо да Монтефельтро — герц0г Урбино в 1482—1508 гг., дважды уступал Урбино Чезаре Борджа в 1502—1503 гг., окончательно вернул власть после его падения.
...флорентийцы, ненавидевшие по разным причинам Вителли и Орсини... — Паоло Вителли (см. примеч. к с. 24) был казнен флорентийцами, а его брат, Вителлоццо, вместе с Орсини подготовил мятеж в Ареццо. Кроме того, Вителли и Орсини были тесно связаны с Медичи.
Фоссомброне — городок в Урбинском герцогстве.
...отряды герцога, которые и былиразбиты Вителли и Орсини. - Немногочисленные отряды Чезаре Борджа были разбиты у Фоссомброне 17 октября 1502 г.
С. 28.... заключил с ними мир... — Чезаре Борджа, обманув Вителли и Орсини, заключил мир 28 октября 1502 г.
...даже породнился с Джованни... — Было условлено, что племянник Джованни Бентивольо, Костанцо, возьмет в жены Анджелу Борджа, племянницу Александра VI.
Чезена — город в Романье (область Форли).
С. 29. Монсеньор ди Кандалес — Жан де Фуа ди Кандалес - сын графа де Кандаль; он и Борджа были женаты на сестрах.
Дон Микеле (да Корелиа) — доверенное лицо Чезаре Борджа, которому он поручал самые «деликатные» миссии.
Монсеньор д'Эуна — Франческо де Лори (ум. 1506) — секретарь и генеральный казначей Александра VI.
С. 31. ...велел их удавить. — Вителлоццо и Оливеротто были убиты в ночь с 31 декабря 1502 г. на 1 января 1503 г.
Кардинал Орсини, архиепископ Флорентийский — Ринальдо Орсини.
Мессер Джакомо ди Санта Кроче (ум. 1503) - один из помощников Александра VI в расправе над Орсини, казнен по его при-казу.
...восемнадцатого января 1502 года. — Начало флорентийского года считалось не с Рождества, а с Благовещенья (25 марта).
Легация к Римскому двору
(«Legazione a Roma»)
18 августа 1503 г. папа Александр VI скоропостижно умер. Положение его сына Чезаре Борджа сразу обнаружило всю свою шаткость, тем более что он и сам заболел. На конклаве, открывшемся 16 сентября 1503 г., папой избирается под именем Пия III Фрай ческо Тодескини Пикколомини, но 18 октября умирает и он. Воспользовавшись этим междуцарствием, поднимают голову старые враги Борджа — Орсини и Колонна. Герцогу едва удается спастись. Венеция одно за другим прибирает к рукам его владения в Романье — римини и Фаэнцу, готовится захватить Форли. В Южной Италии у Гарильяно стоят готовые к битве французские и испанские войска. В этот момент открывается новый конклав, и 23 октября Макьявелли выезжает в Рим в распоряжение кардинала Содерини с обычной для него миссией — информировать о происходящем флорентийское правительство.
В посланиях Макьявелли, составивших его «Легацию к Римскому двору» и бросающих свет на политическую катастрофу Чезаре Борджа, образ герцога весьма далек от того идеального государя, которым он предстанет через десять лет в самом знаменитом сочинении флорентийского секретаря. В его изображении чувствуется даже некоторый оттенок иронии. Но именно наблюдения, сделанные Макьявелли во время его римского посольства, дали ему тот исторический и человеческий материал, осмысляя который он будет строить если не самую проблемную, то самую драматическую главу «Государя» — седьмую. Сейчас же ему просто не до обобщений: послания написаны наспех, времени хватает лишь на то, чтобы отделить важную информацию от пустых слухов, достоверные сведения - от ложных. И разобраться в їлавном - в том, что насущно значимо для Флоренции: собирается ли новоизбранный папа выполнять обещания, данные Чезаре Борджа (благодаря которым он заручился его поддержкой), на кого, на Францию или Испанию, будет опираться Юлий 13; с его ли ведом: и благословения Венеция отхватывает от Романьи кусок за куском? И конечно, представить папе в выгодном свете политику флорентийской Синьории. Многое Макьявелли удалось: не в последнюю очередь уси-лиями флорентийских представителей при курии был заложен тот антивенсцианский курс Юлия II, который через несколько лет приведет к созданию Камбрейской лиги и поставит Венецию W грань катастрофы.
Настоящий перевод, в котором «Легация» представлена наиболее яркими отрывками, впервые опубликован в кн.: Макиавелли Н. Сочинения. - М.-Л.: Academia, 1934, т. I.
і/ С. 32. ...отправлено через делъ Бене... — Никколо дель Бене - флорентийский купец.
Сан ІІьетро ин Винкула — Джулиано делла Ровере (1443—1513) ^ сделал стремительную церковную карьеру при своем дяде Сиксте IV (см. примеч. к с. 34), который возвел его в сан кардинала-епископа Остии; с Александром VI (см. примеч. к с. 24) был во враждебных отношениях и во время его правления находился во Франции; 1 ноября 1503 г. избран папой римским под именем Юлия II после двадцатишестидневного понтификата Пия III.
Кардинал д'Амбуаз, архиепископ Руанский — Жорж д'Амбуаз (1460-1510) — министр Людовика XII (см. примеч. к с. 26), возведен в кардиналы в сентябре 1498 г. Чезаре Борджа не делал на него ставку на конклаве, так как испанские кардиналы (их было больше десяти) ни за что не стали бы голосовать за француза.
Асканио - Асканио Мария Сфорца (1455-1505) - сын герцога Франческо Сфорца (см. примеч. к с. 59), кардинал, представлял в курии интересы Лудовико Моро (см. примеч. к с. 24).
Герцог — Чезаре Борджа, герцог Валентинуа (см. примеч. к с. 24).
...восемь часов вечера... — По современному счету времени около 2 часов ночи.
Конклавист — прислужник кардинала, заседающего в конклаве; конклависты, как и кардиналы, не имеют права выходить из помещения конклава до окончания выборов и обязуются молчать о том, что происходит на конклаве.
Санта Прасседе — Антонио Паллавичини (ум. 1507) - кардинал Санта Прасседе (кардиналы-священники и кардиналы-диаконы носят имена по римским церквам и капеллам, при которых числятся).
С. 33. Савона - город в Лигурии, место рождения Юлия II.
...решитьсянатакойрасходбезприказаянемогу. — Хотя Макьявелли узнал об итогах выборов одним из первых, его сообщение получили во Флоренции только через четыре дня. В Венеции об избрании Юлия II стало известно через сутки.
С. 34. Сан Джорджо - Раффаэлло Риарио (ок. 1460-1521) - племянник папы Сикста IV, кардинал Сан Джорджо ин Велабро с 1477 г.
Читерна — замок близ Перуджи, который достался Флоренции после смерти Александра VI.
Сикст - Франческо делла Ровере (1414-1484) - генерал фРаН* цисканцев, папа под именем Сикста IV с 1471 г., известен своим непотизмом.
С. 35. Джампаоло — Джампаоло Бальони (см. примеч. к с. 26). После смерти Александра VI вновь овладел Перуджей и отдал свой отряд в распоряжение Людовика XII.
Моттино — генуэзец, капитан папского галерного флота.
С. 36. ...десять лет своего изгнания. — Джулиано делла Ровере (см. примеч. к с. 32) находился во Франции с 1494 г.
...подтверждается брак... за префеттино. — Сведения Макьявелли не совсем точны. Брак между Фабио Орсини (сыном Паоло Орсини, убитого по приказу Чезаре Борджа) и Джироламой Борджа, единокровной сестрой Чезаре, был заключен еще в 1497 г. Лучше информированный венецианский посланник говорил о планах женитьбы Джованни Борджа (которого Чезаре признал своим сы- ііом, но которого многие считали сыном Александра VI) на племяннице папы. Ни этот брак, ни брак Луизы Борджа и Франческо Мария делла Ровере, сына римского префекта (префеттино), не состоялись.
С. 37. Диониджо ди Нальдо — капитан Бризигеллы, замка в Романье. Изменил Манфреди, когда они владели Фаэнцой, и перешел на сторону Борджа; в описываемое время, опасаясь их возвращения, поддерживал венецианцев.
Герцог Урбинский - Гвидобальдо да Монтефельтро, герцог Урбино в 1482-1508 гг.
Сан Северино — Федерико Сан Северино (1450—1516) — кардинал с 1492 г.
; С. 39. Синьор Оттавиано — Оттавиано Фрегозо (1470—1524) — држ Генуи в 1513-1522 гг.
С. 45. Кардинал Феррары — Ипполито (1479—1520) — сын герцога Феррарского Эрколе I д'Эсте (1431-1505), кардинал с 1493 г.
...в Порто Венере или в Специю... — Города в Лигурии, на востоке Генуэзского з&лива.
; S,J ...от герцога Феррарского... - См. выше.
С. 46. ...городами этими завладеют венецианцы. — Флорентий- ЧЖое правительство, с одной стороны, панически боялось усиления Венеции (в послании Макьявелли от 15 ноября было прямо сказало», что Венеция стремится овладеть всей Италией), а с другой, пи- Тало стойкую ненависть к Чезаре Борджа (когда выдача пропуска ^Борджа вотировалась в Совете Восьмидесяти, то против было дано
голосов при 20 за). ;! С. 47. Кардинал Эрина - Франческо де Лори (см. примеч. к с. 29).
Государь
(«II Principe»)
Самое знаменитое произведение Макьявелли, которому была суждена беспримерная и почти всегда скандальная слава, с кото-рым связано само понятие «макьявеллизма» и которое породило в сознании потомков два несовместимых образа — коварного, бес-принципного, жестокого политика и пламенного пророка национальной свободы, — это произведение создано в самом начале восьмилетней ссылки Макьявелли, в июле — декабре 1513 г. Сейчас почти единодушно признается, что Макьявелли начал писать «Государя», прервав работу над «Рассуждениями о первой декаде Тита Ливия», и даже указывается, в каком именно месте «Государь» вклинился в «Рассуждения». Это место - главы с XVI по XVIII первой книги, т.е. те главы, где Макьявелли рассуждает о «развращенных» народах и государствах. Такая тема не могла не связываться в сознании Макьявелли с наиболее очевидным примером политической «развращенности», которую он познал на собственном опыте и наблюдал своими глазами, — с современной Италией. Для человека с таким темпераментом, с такой одержимостью политикой, как Макьявелли, не было ничего естественнее душевного движения, заставившего его забросить на время высокую теорию ради теории прикладной, ради попытки создать из безнадежно прогнившего материала, каковым он сам его признал в «Рассуждениях», силу, спо-собную воскресить политические организмы Италии и вернуть им здоровье. Эту силу, называемую им «доблестью», он конструирует в полном согласии с положением, выдвинутым в XVII главе первой книги «Рассуждений»: «Там, где человеческая материя... затронута разложением, не помогут никакие хорошие законы, разве что какой-нибудь единоличный правитель, прибегнув к чрезвычайному насилию, заставит их соблюдать и сделает упомянутую материю пригодной». Выход к проблематике «Государя» здесь очевиден, так же как очевидно единство политических убеждений Макьявелли: нет никаких оснований говорить о разноречивости двух трактатов, если уже в республиканских «Рассуждениях» итальянским городам- государствам отказано в народовластии как в реальной перспективе и единственной политической формой, способной затормозить процесс деградации, признано самодержавие. И при этом Макьявелли продолжает считать тиранию временной мерой, горьким, необходимым лекарством, надобность в котором отпадет, как только будет остановлено развитие болезни.
Это не значит, что разницы между трактатами нет вообще. Напротив, она весьма существенна. Концепция государственной жизни, как она представлена в «Рассуждениях», в «Государе» теряет полноту, органичность и многоплановость: из сферы политической жизнедеятельности полностью исключается народ; он утрачивает приданную ему «Рассуждениями» роль активного политического агента и выступает лишь в качестве материи, пассивно принимающей любую форму. Вся политическая энергия, равномерно распределенная автором «Рассуждений» по слоям и сословиям общества, здесь персонализируется и сосредоточивается в лице единовластного государя. Овладев государством, он гнет его напором своей воли и лепит из него свое подобие — в конечном счете государство совпадает с государем-демиургом, творцом, зодчим. Нелепо, конечно, предполагать, что автор «Государя» внезапно отрекся от сказанного им в первых семнадцати главах «Рассуждений». Этот резкий крен объясняется изменением установок и целей Макьявелли. В «Рассуждениях» современная политическая ситуация Италии, рассматривалась им как безнадежно завершенная, в «Государе» он переступает через этот диагноз и пытается воздействовать на реальность так, как будто какие-то средства могут еще оказаться целебными. «Государь» — это не столько политическая теория, сколько политический акт. Это воззвание, если не сказать заклинание, попытка гальванизировать итальянский политический труп. И вполне по-нятно, что, перейдя границу, отделяющую теорию от практики, ;,Макьявелли вынужден был ограничиться тем, что практика ему предоставляла: практика политического авантюризма, практика „ мелких и крупных итальянских тиранов. И Макьявелли строит из Этого материала, хотя не раз обличал его негодность; из яда, отразившего Италию, он пытается извлечь лекарство, способное вернуть >;эе к жизни.
, f, В каком-то отношении «Государь» - утопия, ибо Макьявелли приходится заглушать в себе сомнения в осуществимости своей Программы, со всей определенностью высказанные в «Рассуждени-ях». Но вместе с тем Макьявелли не поддался иллюзии, не закрыл |!#лаза на действительность, ибо при всей той беспримерной энергии, с которой он выстраивает идеальный образ государя, он ни на ринуту не забывает о его идеальности и не пытается выдать мечту реальность. До конца подавить сомнения ему не удалось, и они тайно следуют за развитием его идей, образуя наиболее глубокий и менее всего заметный пласт трагического в «Государе». Наиболее же очевидный его пласт представлен картиной политической деятельности, которая происходит на грани предельного риска, где каждый поступок должен быть единственным и где любой неверный шаг оказывается шагом в пропасть. Смыкаются две эти линии возрастающего трагического напряжения во второй части XXV главы, когда не выговоренные До тех пор сомнения выходят на поверхность и одновременно выясняется, что фортуна, эта беспощадная сорев- нительница князей, обитает не в надмирных высотах, а в глубине человеческой природы, в той ее темной, неподвластной контролю и расчету неизменности, которая препятствует человеку, сколь угодно мудрому и доблестному, во всех случаях сообразовывать свой образ действий с состоянием времени. Эта концепция судьбы вполне рационалистична, ибо отрицает наличие какой-либо непознаваемой силы и предполагает картину мира, во всех его деталях соизмеримого с человеком, но в то же время она трансцендентность, снятую на уровне космоса, воспроизводит на уровне личности, утверждая власть одной части души (неизменной психологической структуры) над другой (волей и разумом).
Понятие доблести, которое Макьявелли так виртуозно конструировал, оказывается скомпрометированным, и в этом нет ничего неожиданного, к этому вела вся логика трактата, балансировавшего на тонкой грани между беспощадным реализмом и безоглядной иде-ализацией. Напряжение должно было как-то разрешиться, и оно выливается в удар такой силы, от которого Макьявелли не может оправиться и вынужден, заканчивая главу, воззвать к инстинктам, к неукротимому натиску молодости, к случайному сочетанию природных особенностей — и это после того, как он на протяжении всего трактата искал для своей доблести абсолютные основания, способные лишить случай всякой власти над человеком. Но закончить свою политическую акцию такой сомнительной нотой Макьявелли никак не может, и поэтому финальный апофеоз по необходимости переворачивает исходную установку трактата, приписывая времени те исключительные качества, груза которых не выдержала доблесть.
Подкосила ее именно все нараставшая сублимация, а вовсе не то право на зло, которое Макьявелли дал своему государю. Тут ДлЯ него нет ни проблемы, ни трагедии. Вернее сказать, трагедия стоит у истоков зла: это трагедия риска, изначально присущего любо^У
деянию, — его можно уменьшить, лишь отказавшись от представления о добре и зле как об абсолютных категориях и приняв их относительность, признав их укорененность в конкретной жизненной ситуации. Политика не отделяется у Макьявелли от морали, она полностью ее поглощает, не остается такой области, которая была бы независима от политики и, с другой стороны, по отношению к которой политика могла бы утверждать свою автономность. Политика всеобъемлюща и превращает в свое орудие любую мыслимую ценность. Такая постановка вопроса позволяет говорить о Макьявелли как о первом политическом мыслителе нового времени, но эта вполне справедливая характеристика не должна заслонять иного аспекта его главного произведения - художественной природы «Государя», для которой диалектика политики и морали имеет не первостепенное значение. Художественность «Государя» создается не только его стилем (а стиль в «Государе» есть, хотя совершенно отсутствует риторическая украшенность), но и пронизывающим его трагическим сюжетом, в котором можно выделить и экспозицию, и завязку, и кульминацию, и катастрофу, и просветленный хоровой финал. В XVI веке в Италии имелись незаурядные трагедии, но «Государь» — единственная, достигающая почти шекспировской силы.
«Государь» неоднократно переводился на русский язык: Ф. Зат- лером и Н. Курочкиным в XIX веке (с немецкого и французского в 1869 г.), С. Роговиным (1910), М. Фельдштейном (1934), К.А. Та- нанушко (1999), М.А. Юсимом (2002). Настоящий перевод впервые издан в кн.: Макиавелли Н. Избранные сочинения. - М.: Художественная литература, 1982.
С. 58. Никколо Макьявелли — его светлости Лоренцо деи Медичи. — Посвящение трактата относится ко времени между сентябрем 1515-го и сентябрем 1516 г. Лоренцо Медичи (1492-1519) - сын Пьеро Медичи, племянник Льва X, номинальный правитель Флоренции с 1513 г., герцог Урбино с 1516 г.
С. 59. Франческо Сфорца (1401-1466) - знаменитый кондотьер. Амброзианская республика, образовавшаяся в Милане после смерти последнего Висконти (Филиппо Мария, в 1447 г.), назначи- ла его главнокомандующим в войне с Венецией, но он, заключив с венецианцами союз, повернул оружие против Милана и захватил в : Щи власть в 1450 г.
...Неаполитанское королевство для короля Испании. — Испанский % король, Фердинанд II Католик (см. примеч. к с. 102-103), 11 ноября 1500 г. в Гренаде заключил с Людовиком XII (см. примеч. к с. 26) договор о разделе Неаполя, с помощью французов в 1501 г. отобрал королевство у правившего им своего кузена Федерико I Арагонского (см. примеч. к с. 66), а затем изгнал из него и французов в 1502— 1504 гг.
...ибо подробно говорю о них в другом месте. - См. «Рассуждения о первой декаде Тита Ливия», кн. I.
С. 60. У нас в Италии примером тому может служить герцог Феррарский... - Речь идет об Эрколе I д'Эсте (см. примеч. к с. 45) и Альфонсе I д'Эсте (1505-1534). Эрколе в войне с Венецией в 1482- 1484 гг. понес территориальный ущерб, а Альфонс, приняв участие в войнах Священной Лиги на стороне Франции в 1510—1512 гг., чуть было не лишился герцогства.
Папа Юлий — см. примеч. к с. 32.
...исстари правил в Ферраре. — Род д'Эсте владел Феррарой с 1209 г.
С. 61. ...в первыйраз Франция сдала Милан... и не изгнали ее войска из пределов Италии... — Первый раз Людовик XII послал войска в Италию в феврале 1499 г. (его род по женской линии восходил к правителю Милана Джан Галеаццо Висконти), захватил Милан в сентябре, но вскоре против французов вспыхнуло восстание, и Лу- довико Моро (см. примеч. к с. 24) смог на короткое время вернуть себе власть. Второй раз Франция потеряла Милан, потерпев поражение под Равенной в апреле 1512 г., где ее противником были войска Священной лиги.
Так, мы знаему обстояло дело в Бретани, Бургундшу Нормандии и Гаскони... — Нормандия была присоединена к Франции Филиппом II Августом в 1204 г., Гасконь - Карлом VII в 1453 г., Бургундия — Людовиком XI в 1477 г., Бретань — при Карле VIII (см. примеч. к с. 64) в 1491 г. как приданое его жены.
С. 62. ...именно так поступил с Грецией турецкий султан... если бы не перенес туда свою столицу. — Османы переправились в Евро-пу в 1357 г. и постепенно захватили весь Балканский полуостров, который Макьявелли называет Грецией.
С. 63. ...римлян в Грецию призвали этолийцы... — Поводом к I Македонской войне (215—205 гг. до н.э.) была помощь, оказанная Фй" липпом V (см. примеч. к с. 128), царем Македонии, Карфагену. ® этой войне римляне опирались на Этолийский союз (политическое объединение государств Средней Греции, основано в 370 г. до н.э.)'
тогда как Ахейский союз (основан в 280 г. до н.э.) поддерживал Филиппа.
С. 63—64. Римляне привлекли на свою сторону ахейцев и этолий- цев... — Римляне получали поддержку от Этолийского союза во время II Македонской войны (200-197 гг. до н.э.) против Филиппа V, но, победив в ней, никак этолийцев не вознаградили. Затем Этолий- ский союз выступил на стороне Антиоха III Великого (242—187 до н.э.), царя государства Селевкидов с 223 г. до н.э., и способствовал его вступлению в Грецию в 192 г. до н.э. После поражения Антиоха в 189 г. до н.э. Филипп V и Ахейский союз, поддерживавшие рим-лян в этой войне, также никаких выгод не обрели. Этолийский союз был распущен в 167. г. до н.э.
С. 64. Я буду говорить не о Карле... - Карл VIII (1470-1498) - король Франции с 1483 г., вел войны в Италии в 1494—1495 гг.
С. 65. Король Людовик вошел в Италию благодаря венециан-цам... — Венеция рассчитывала расширить свои материковые владения, по соглашению в Блуа в апреле 1499 г. ей должна была отойти Кремона.
...Генуя покорилась.., — Генуя перешла под прямое начало Франции, в нее был назначен французский губернатор; ...флорентийцы предложили союз... - Флоренция обязалась оказывать поддержку Людовику XII в Ломбардии и Неаполе с тем, что он поможет ей овладеть Пизой.
Маркиз Мантуанский — Франческо Гонзага (1466—1519) — победитель Карла VIII при Форново; дом Бентивольо — Джованни /Бентивольо (см. примеч. к с. 26); графиня Форли - Катерина Сфорца Риарио (1463-1509), правившая Имолой и Форли после смерти мужа, Джироламо Риарио, в 1488 г.; властители Фаэнцы. - Астор- * ре Манфреди (1488-1502), ставший правителем города в тринадцатилетнем возрасте после гибели отца, удавлен в Риме по приказу % Чезаре Борджа; Пезаро - Джованни Сфорца (1466-1510), прави- , тель Пезаро, первый муж Лукреции Борджа; Римини - Пандольфо ; Малатеста (1475-1534), последний представитель этой династии; f Камерино — Джулио Чезаре да Варано, удавлен вместе с сыновьями после взятия города Чезаре Борджа в июне 1502 г.; Пьомбино - / Якопо IV д'Аппиано (ум. 1510).
...отдали под власть короля две трети Италии. - Венецианские vПриобретения были на самом деле весьма внушительны (Крема, ї'Кремона, Бергамо, Брешиа), тогда как Людовику XII досталась остальная часть Миланского герцогства.
...такчто ему пришлось самому явиться в Италию... — Людовик XII приехал в Италию в июле 1502 г., но причиной его приезда были не угрозы Тоскане со стороны Чезаре Борджа, а необходимость готовиться к войне с Испанией.
...домогаясь Неаполитанского королевства... — По соглашению в Гренаде (см. примеч. к с. 59) Людовику XII должен был достаться титул неаполитанского короля вместе с северной частью королевства, а Фердинанду II Католику — титул герцога Апулии и Калабрии вместе с этими областями.
С. 66. ...который мог стать его данником... — Федерико I Арагонский (1452—1504) - король Неаполя в 1496-1501 гг.; лишенный престола, получил от Людовика XII титул графа Менского.
...не посягнул на венецианские владения. — Людовик XII вступил в Камбрейскую лигу 10 декабря 1508 г. и, разбив венецианцев при Аньяделло 14 мая 1509 г., завладел Брешией, Бергамо, Кремоной.
...расторжение королевского брака... — Людовик XII развелся с Иоанной Французской, сестрой Карла VIII, и женился на его вдове, Анне Бретонской. Папское разрешение на развод было доставлено королю лично Чезаре Борджа 12 октября 1498 г.
С. 66—67. ...кардинальскую шапку архиепископу Руанскому... - См. примеч. к с. 32.
С. 67. ...то я отвечу на это в той главе... — «Рассуждения», кн. I, гл. XVIII.
Я говорил об этом в Нанте с кардиналом Руанским... — Имеется в виду первое посольство Макьявелли во Францию в ноябре 1500 г.
Александр Великий... в несколько летпокорил Азию... — Александр Македонский (356-323 до н.э.) покорил Азию в 334-327 гг. до н.э.
...кроме теху что навлекали на себя собственным честолюбием. - В результате войн семерых преемников Александра Македонского (диадохов) его империя распалась на одиннадцать царств.
С. 68. Санджаки - административные единицы турецкой империи.
С. 69. ...к государству Дария... - Дарий III Кодоман - царь Персии в 336-330 гг. до н.э., последний представитель династии Ахе- менидов.
В Испанииу Франции, Греции... вспыхивали восстания... - Имеются в виду восстания кельтиберов в 195-179 гг. до н.э., кельтибе- ров и лузитанов в 155-154 гг. и 149-133 гг. до н.э., восстание Вер' цингеторикса в Галлии в 53-52 гг. до н.э., а также антиримская позиция Этолийского союза во время войны с Антиохом Великим (сМ* яримеч. к с. 63—64) и Ахейского союза во время трех Македонских /войн, завершившихся аннуляцией греческих свобод в 146 г. до н.э.
С. 70. Пирр (318-272 до н.э.) - царь Эпира с 295 г. до н.э., вел войны в Италии в 280-275 гг. до н.э. и Сицилии в 277-276 гг. до н.э., ценой огромных потерь одержал в них ряд тяжелых побед («пиррова победа»), но в итоге утратил все им завоеванное.
Спартанцы удерживали Афины и Фивы, создав там олигархию... — После победы в Пелопоннесской войне в 431—404 гг. до н.э. Спарта установила в Афинах правительство тридцати тиранов д 404—403 гг. до н.э.; в Фивах проспартанское правительство существовало в 382—379 гг. до н.э. и было свергнуто Пелопидом и Эпа- ^инондом.
Римляне, чтобы удержать Капую, Карфаген и Нуманцию, разрушили их... - Капуя в действительности не была разрушена, за то, что она поддерживала Ганнибала, римляне лишили ее всех муниципальных привилегий, конфисковали общественную и частную собственность, казнили отцов города в 211 г. до н.э.; Карфаген был разрушен после III Пунической войны в 146 г. до н.э.; Ну- ,тнция, город в древней Кельтиберии (Северная Испания), разрушена в 133 г. до н.э.
;f ...чтобы не потерять всю Грецию, вынуждены былиразрушить в щймногие города. — Разрушены были Фивы в 167 г. до н.э., Коринф . в 146 г. до н.э., многие города были разграблены. ,„ С. 71. ...как сделала Пиза... — Пиза была куплена Флоренцией у Висконти в 1405 г., взбунтовалась в 1494 г. и вновь была подчинена й 1509 г.
і, С. 72. Моисей (XIII в. до н.э.) - полулегендарный израильский ^конодатель; Кир - Кир II Великий (ок. 600—529 до н.э.) - царь в Древней Персии в 558-530 гг. до н.э.; Тезей (XII в. до н.э.) - мифический герой и царь Афин.
Ромул (VIII в. до н.э.) - легендарный основатель Рима. ' ...мидяне — расслаблены и изнежены от долгого мира. — В Ми- Діии мир длился сорок лет, до 560 г. до н.э.
tf С. 73. Джироламо Савонарола (1452-1498) - доминиканский ^онах, религиозный оратор, один из вождей и организаторов Флорентийской республики после изгнания Медичи в 1494 г., вызвал ?8рими обличениями и призывами к церковной реформе ненависть Римской курии, был отлучен от церкви в 1497 г. и сожжен 23 мая ^498 г.
С. 74. Гиерон Сиракузский Младший (ок. 306-215 до н.э.) - си- ракузский стратег, затем тиран с 265 г. до н.э., союзник карфагенян в I Пунической войне. Сведения о нем Макьявелли берет у греческого историка Полибия (ок. 200 - ок. 120 до н.э.; «Всеобщая история», VII, 8).
...«для царствования ему недоставало лишь царства». — Цитата из «Всемирной истории» (XXIII, 4) Юстина, латинского историка, жившего во II в.
...в Греции... куда Дарий назначал правителей... г- Персидская империя была разделена на двадцать сатрапий, в число которых входили греческие города в Малой Азии (Иония) и близ Дарданелл.
...добивались провозглашения себя императорами... — «Рассуждения», кн. I, гл. XIX.
С. 75. ...воспротивились бы как герцог Миланский, так и венецианцы... - Лудовико Моро поддерживал свою племянницу Катерину, графиню Форли, и своего родственника Джованни Сфорца (см. примеч. к с. 65), а Венеция сама стремилась к захват/ Романьи. С. 76. Орсиниу Колонна. — См. примеч. к с. 26. ...захватил Романью... взяв Фаэнцу, двинул их на Болонью... - Чезаре Борджа овладел Романьей в ноябре 1499-го - апреле 1501 г.; 25 апреля 1501 г. покорил Фаэнцу; 30 апреля 1501 г. Чезаре Борджа захватил Болонский замок, но вынужден был замириться с Джованни Бентивольо, так как Людовик XII отнесся неодобрительно к этому предприятию.
...после взятия Урбино... - Герцогство Урбинское покорилось Чезаре Борджа в июне 1502 г.
С. 76—77. Орсини... собрались на совет в Маджоне... — Об этом заговоре см. «Описание того, как избавился герцог Валентино от Вителлоццо Вителли, Оливеротто да Фермо, синьора Паоло и герцога Гравина Орсини».
С. 77. Рамиро де Орко (де Лорква, ум. 1502) - мажордом Чезаре Борджа, затем наместник Романьи, был обвинен в связи с заговорщиками Маджоне и в спекуляции продовольствием.
С. 78. ...герцог стал высматривать новых союзников... — В 1503 г. в разгар франко-испанской войны за Неаполь Александр VI вступил в переговоры с Испанией, которые были прерваны его смертью. ...успел захватить Перуджу и Пьомбино и взять под свое покро-вительство Пизу. — Пьомбино Чезаре Борджа завладел 3 сентября 1501 г., Перуджей — б января 1503 г. и вел переговоры о том, что ему была отдана синьория в Пизе. Флоренция оказывалась в клещах.
С. 79....Романья дожидалась его больше месяца... — Александр VI (см. примеч. к с. 24) умер 18 августа 1503 г., а Юлий II добился от Чезаре Борджа приказа губернаторам городов Романьи о сдаче в декабре.
В дни избрания Юлия II... — Джулиано делла Ровере, в прошлом враг Борджа, чтобы заручиться голосами испанских кардиналов, обещал Чезаре сохранение поста гонфалоньера церкви и подтверждение прав на Романью. (О событиях, связанных с избранием Юлия II, СМ- «Легацию к Римскому двору».)
...он говорил мне... — Макьявелли был в Риме с 23 октября по 18 декабря 1503 г.
С. 80. Сан Пьетро ин Винкула - будущий Юлий II; Колонна - Джованни Колонна (ум. 1508) - кардинал с 1480 г., апостолический пронотарий; Сан Джорджо — Раффаэлло Риарио — см. примеч. к с. 34; Асканио - Асканио Сфорца - см. примеч. к с. 32.
С. 81. Агафокл (ок. 361-289 до н.э.) - тиран Сиракуз с 317 г. до н.э. (Юстин, XXII).
' . Гамилькар Карфагенский (ум. 309 до н.э.) — карфагенский военачальник, воевал в Сицилии в 319—313 гг. до н.э.
С. 82. Оливеротто из Фермо (Оливеротто да Фермо) — см. примеч. к с. 26.
Паоло Вителли - см. примеч. к с. 24.
Вителлоццо — см. примеч. к с. 26.
С. 83. ...а Оливеротто провозгласил властителем города. — Захват Фермо произошел 26 декабря 1501 г.
'С. 86. Набид (Набис) - царь Спарты (ок. 205-192 до н.э.), противник Ахейского союза, выступал вначале на стороне Филиппа ; Македонского и римлян, затем переметнулся на сторону Антиоха III. Дсажденный в Спарте римлянами, был вынужден принять их условия мира в 195 г. до н.э. (Тит Ливий, XXXIV, 22-40).
...как обманулись Гракхи в Риме... - Тиберий Семпроний Гракх ,062-133 до н.э.) - народный трибун в 133 г. до н.э., инициатор ^Демократической земельной реформы, убит патрициями; Гай Сем- ароний Гракх (154-121 до н.э.) - народный трибун в 123 г. до н.э., продолжил дело брата и так же, как он, погиб в бою с оптиматами. щакже см. «Рассуждения», кн. I, гл. XXXVII.)
Джорджо Скали - один из вождей пополанов во время восстания чомпи во Флоренции в 1378 г.; обезглавлен в 1382 г.
С. 88. Города Германии... — В самой Германии Макьявелли не был, во время своего посольства к Максимилиану I Габсбургу (см, примеч. к с. 293) в январе — июне 1508 г. он посетил Швейцарию и Тироль.
С. 89. ...удалось изгнать его из Италии и разгромить венецианцев... - В 1508 г. Юлий II вошел в антивенецианскую Камбрейскую лигу и добился от Венеции возврата захваченных городов Романьи; изгнал французского короля, возглавив 5 октября 1511 г. Священную лигу.
С. 90. ...как это было при защите Феррары... — Речь идет о «соляной» войне 1482 г., в которой на стороне Феррары выступили Неаполь, Флоренция, Милан, Мантуя, Урбино и затем Сикст IV, вначале союзник венецианцев. Война завершилась в 1484 г. Бань- ольским миром, по которому Венеции отошли область Полезина и город Ровиго.
Сикст — см. примеч. к с. 34.
...задумал присоединить Болонью... — Юлий II встуїґил в Болонью 11 ноября 1506 г.
С. 9Его святейшество папа Лев... — Джованни Медичи (1475— 1521) - сын Лоренцо Великолепного (1449-1492), папа с 1513 г. под именем Льва X.
С. 92. ...удалось захватить Италию с помощью куска мела. — Квартирьеры мелом отмечали дома, отведенные под постой. По сообщению французского историка Филиппа де Коммина (ок. 1446 - ок. 1511), выражение это принадлежит Александру VI.
А кто говорил, что мы терпим за грехи наши, сказал правду... - Слова Савонаролы (см. примеч. к с. 73) в проповеди, произнесенной 1 ноября 1494 г., когда Карл VIII приближался к Флоренции.
С. 92—93....Карфаген,каковойчутьнебылимизахвачен... - После окончания I Пунической войны (264-241 гг. до н.э.) карфагенские войска были отправлены на родину из Сицилии и, не получив жалованья, восстали. К ним присоединились ливийские племена, и восстание было подавлено лишь после долгой и ожесточенной воины (241-237 гг.* до н.э.).
С. 93. ...фиванцы пригласили Филиппа Македонского возглавить их войско... - Филипп II (382-336 до н.э.) - царь Македонии с 356 г. до н.э., возглавлял фессалийцев и фиванцев во время III Свяшен- ной войны ок. 354 г. до н.э., но затем выступил против Фив и покорил их в 346 г. до н.э.
...по смерти герцога Филиппа... — Филиппо Мария Висконти, герцог Миланский (1412—1447) - последний представитель династии Висконти. Амброзианская республика, образовавшаяся в Милане после смерти герцога, продержалась два с половиной года, с 13 августа 1447 г. до 27 февраля 1450 г., после чего власть перешла к франческо Сфорца (см. примеч. к с. 59).
...разбив венецианцев при Караваджо... — Битва произошла 15 сентября 1448 г.
Сфорца, его отецу состоя на службе у Джованни... оставил ее безоружной, такчто.:. она бросилась искать заступничества у короля Арагонского. — Муцио Аттендоло Сфорца (1369—1424) - кондотьер на службе у неаполитанского короля Владислава и его сестры и наследницы Джованны (Иоанны) II (1414-1435), в 1420 г. перешел к папе Мартину V (1368—1431). В 1421 г. Иоанна усыновила и объявила наследником Альфонса V Арагонского (ок. 1396-1458).
Джованни Аукута — сэр Джон Хоквуд — англичанин, кондотьер, воевавший в Италии в 1361-1393 гг. вначале на службе у Вис-конти, затем с 1377 г. - у Флоренции.
Браччо (да Монтоне) - Андреа Фортебраччо (1368—1424) - кондотьер, служивший папе и Альфонсу Арагонскому.
С. 94. Карманьола - Франческо Буссоне, граф Карманьола (ок. 1380—1432) - кондотьер, служивший у Висконти, затем ставший венецианским военачальником; разбил миланские войска при Мак- лодио 11 октября 1427 г., завоевав для Венеции Брешию и Бергамо, в 1431—1432 гг. безуспешно пытался овладеть Лоди и Кремоной; обвинен в измене и казнен.
Бартоломео да Бергамо — Бартоломео Коллеони (1400-1475) — кондотьер, служивший у венецианцев в 1431, 1437-1441, 1448 гг. и у Висконти в 1442 г., проиграл битву при Караваджо.
Роберто да Сан Северино (1418—1487) - кондотьер на службе у Франческо Сфорца и Лудовико Моро, венецианский военачальник й «соляной» войне (см. примеч. к с. 90).
Граф диПитильяно — Никколо Орсини (ум. 1510) - венецианский военачальник в войнах против Камбрейской лиги.
Как оно и случилось при Вайла... — При Вайла (или Аньяделло, ^есто в Северной Италии близ Лоди) 14 мая 1509 г. венецианские войска потерпели поражение от войск Камбрейской лиги.
Альбериго да Конио - Альбериго да Барбиано, граф Конио (граф Кунио, ум. 1409) - кондотьер на службе у папы Урбана VI (1378— 1389), Неаполя, Джан Галеаццо Висконти.
...предали поруганию швейцарцы. — Швейцарцы выиграли сражения у итальянских наемных войск при Новаре в 1500 г. и Равенне в 1512 г.
С. 95 ....в военных действиях против Феррары он у видел, чего стоят его наемники... — Юлий II способствовал учреждению Священной лиги (см. примеч. к с. 89) после того, как Альфонс д'Эсте вернул себе Феррару и вынудил папу в 1510 г. оставить Болонью.
С. 96. ...при Равенне... —11 апреля 1512 г. французы разбили соединенные силы папы и испанцев, но гибель их полководца, Гасто- на де Фуа, и неожиданное подкрепление* полученное противником, вынудили их оставить Романью и Ломбардию.
Флорентийцы... двинули против Пизы десять тысяч французов... - В июне 1500 г. Людовик XII дал флорентийцам восемь тысяч швейцарских и гасконских солдат.
Император Константинополя... призвал в Грецию десять тысяч турок... — Иоанн VI Кантакузен (ок. 1293—1383), император Византии в 1347—1355 гг., борясь за престол с Иоанном V Палеологом (1332-1391), обратился в 1353 г. за помощью к османскому султану Орхану.
С. 97....рассказ из Ветхого Завета... — См. Первая книга Царств, 17:38-40.
Карл VII... приказал образовать постоянную конницу и пехоту. - Карл VII (1403—1461), король Франции с 1422 г., при котором закончилась Столетняя война, учредил в 1445 г. так называемые ор- донансовые роты, кавалерийские корпуса, вместе с пехотой «вольных стрелков» составившие ядро постоянной армии. Его сын, Людовик XI (1423-1483), король с 1461 г., отменил набор вольных стрелков, заменив их швейцарскими пехотинцами.
...воевать против швейцарцев французы не могут... - Имеется в виду поражение французов при Новаре в июне 1513 г.
С. 98. ...«Нет ничего более шаткого...» - Тацит (ок. 58 - ок. 117) «Анналы» (XIII, 19), перевод А.С. Бобовича.
С. 99. ...дети его... из герцогов стали частными лицами. — Речь идет о Лудовико Моро, но можно считать, что Макьявелли предсказал судьбу другого сына Франческо Сфорца, Массимилиано, который вернул себе герцогство с помощью Священной лиги в 1512 г., но вновь утратил его после победы 13 сентября 1515 г. французского короля Франциска I (1494-1547) при Мариньяно.
Филопемен (ок. 252-183 до н.э.) — восьмикратный стратег Ахейского союза (Тит Ливий, XXXV, 28; Плутарх «Филопемен», IV).
С. 100. ...Александр Великий подражал Ахиллу, Цезарь — Алек-сандру, Сципион — Киру. — Плутарх «Александр», VIII; Курций Руф «История Александра», IV, 6, 29; Светоний «Жизнь двенадцати цезарей. Божественный Юлий», 7; Цицерон «К брату Квинту», I, 8—23.
...жизнеописание Кира, составленное Ксенофонтом... — Имеется в виду «Киропедия»; Ксенофонт (ок. 430 - после 355 до н.э.) - греческий историк и писатель, ученик Сократа, автор «Анабасиса», «Греческой истории», «Домостроя» и др. сочинений.
С. 102.Нынешнийкороль Франции... — Имеется в виду Людовик XII.
С. 102—103. Нынешний король Испании... — Имеется в виду Фердинанд II Католик (1452-1516) - король Арагона с 1479 г., Сицилии с 1468 г., Кастилии в 1479—1504 гг., Неаполитанского королевства с 1504 г. Фактически был первым королем объединенной Испании, основы которой положил его брак с Изабеллой Кастильской. Ревностно защищал католицизм, за что ему с королевой Изабеллой папой Александром VI в 1494 г. был пожалован титул «Католических королей».
С. 104. ...флорентийский народ... позволил разрушить Пистойю. — Флорентийцы не препятствовали партийной борьбе в 1501-1502 гг., которая вылилась в ряд беспорядков и убийств.
«Молодо царство у нас...» — Вергилий «Энеида», I, 563-564, перевод С.А. Ошерова.
С. 105. Что можно объяснить только его нечеловеческой жестокостью... - Тит Ливий, XXI, 4, 9.
С. 106. Его войска взбунтовались в Испании... — Описываются события 206 г. до н.э. (Тит Ливий, XXVIII, 24).
Фабий Максим — Квинт Фабий Максим (ок. 275-203 до н.э.), прозванный Кунктатором («медлителем»), - пятикратный консул, диктатор 221-го и 217 гг. до н.э., обязанный прозвищем своей тактике в борьбе с Ганнибалом.
...Сципион не вступился за локров... — Локры Эпизеферийские («западные»), город на юге Калабрии (в Бруттии), был разграблен пропретором Сципиона Квинтом Племинием.
Недаром кто-то в Сенате... сказал... - Тит Ливий, XXIX, 21,11.
С. 108. Один из нынешних государей... - Имеется в виду Ферди-нанд II Католик (см. примеч. к с. 102-103). Ср. его характеристику в письме Макьявелли к Веттори от 29 апреля 1513 г.
С. 111. Мессер Аннибале Бентивольо... явились к нему во Флорен - Цию и вверили ему власть... — Аннибале Бентивольо был убит 24 июня 1445 г. Баттистой Каннески, и ему наследовал Санти Бентивольо (1426—1462), сын Эрколе, двоюродного брата Аннибале. «Нынешним» мессером Аннибале Макьявелли называет Аннибале Ц Бентивольо (1469—1540), правившего Болоньей в 1510-1512 гг. и утратившего власть после битвы при Равенне.
...парламент с его полномочиями. — Французские Генеральные штаты были впервые созваны в 1302 г. Филиппом IV Красивым (1268-1314).
С. 112. ...что содержится в жизнеописании императоров... — Речь идет об «Истории откончины божественного Марка» римского историка Геродиана (ок. 170 — ок. 240), известной Макьявелли в латинском переводе Анджело Полициано.
Марк-философ — Марк Аврелий (121 — 180) - римский император с 161 г., философ-стоик; Коммод - Луций Элий Аврелий Ком- мод (161 — 192) — император с 180 г., задушен по приказу его любовницы, Марции; Пертинакс — Публий Эльвий Пертинакс (126- 193) — император в январе - марте 193 г., пытался поднять авторитет Сената, убит преторианцами через восемьдесят семь дней после вступления на престол; Юлиан — Марк Юлиан Север Дидий - император в 193 г., отказался выдать преторианцам обещанный денежный подарок и убит ими спустя шестьдесят шесть дней после вступления на престол; Север — Луций Септимий Север Аврелий Антонин (146—211) - император со 193 г., провозглашен императором иллирийскими легионами после смерти Пертинакса, боролся за власть с Дидием, Песценнием Нигером (см. ниже), Альбином, провел несколько победоносных войн с Парфией, умер, воюя в Британии; Антонин Каракалла — Марк Аврелий Антонин Каракалла (188—217) — император с 211 г., вначале вместе с братом Гетой, ко-торого он убил через год; воевал в Галлии, на Дунае, в Египте, в Сирии, где и убит Макрином; Макрин — Марк Опеллий Макрин (164-218) — император с 217 г., провозглашенный восточными легионами после убийства Каракаллы; убит своими солдатами после заключения позорного мира с Парфией; Гелиогабал — Секст Барий Авиций Гелиогабал (204-222) - император с 218 г., провозглашен императором в Сирии, реальная власть принадлежала его матери и бабушке, пытался избавиться от своего двоюродного брата и преемника, Александра Севера, после чего убит вместе с матерью преторианцами; Александр - Марк Аврелий Север Александр (208- 235) - император с 222 г., от его имени правила его бабушка вместе с двумя его советниками, Ульпианом и Павлом; убит своими солдз- тами на Рейне во время войны с германцами;Максимин — Гай Юлий Вер Максимин Фракийский (172-238) — император с 235 г., в юности пастух, затем кавалерийский офицер; убит своими солдатами.
С. 114. Славония (Иллирия) — римская провинция на Балканах.
Песценний Нигер — Гай Песценний Нигер — сирийский легат, убит в 195 г.
Альбин — Децим Клавдий Альбин, римский военачальник, провозглашен императором после смерти Пертинакса, покончил жизнь самоубийством после поражения от Септимия Севера в 197 г.
С. 117. ...государство султана египетского... — Имеется в виду государство мамлюков, основанное в 1250 г. и присоединенное к Турции в 1517 г.
С. 119. ...когдаИталия находилась в относительномравновесии... - Макьявелли говорит о сорока годах от Лодийского мира в 1454 г. до вступления в Италию Карла VIII в 1494 г.
...а затем и все они, осмелев, отпали от венецианцев. — Речь идет о городах Италии - Брешиа, Верона, Виченца, Падуя и др.
Пандольфо Петруччи — см. примеч. к с. 26.
С. 120. Никколо Вителли... в ЧиттадиКастелло — Никколо Вителли (ум. 1497) - отец Паоло и Вителлоццо, кондотьер, правитель Читта ди Кастелло, изгнанный оттуда Сикстом IV в 1474 г. и возвращенный флорентийцами в 1482 г.
...Бентивольо, вернувшись в Болонью... - Речь идет о событиях 1511 г. (см. примеч. к с. 111).
С. 121. Граф Джироламо - Джироламо Риарио - правитель Имолы и Форли, племянник Сикста IV, пал от руки заговорщиков 14 апреля 1488 г.
...но впоследствиии ейне помогли крепости... — Восстание в Форли вспыхнуло 15 декабря 1499 г., Чезаре Борджа вошел в город 19 декабря и 21 декабря взял замок.
...война за Гренаду... — Завоевание Гренады продолжалось двенадцать лет, с 1480 по 1492 гг.; ее взятие завершило Реконкисту {VIII—XV вв.).
С. 122. ...изгнал марранов... - Марраны - мавры и евреи, принявшие христианство, были изгнаны из Испании в 1501-1502 гг.
...он захватил земли в Африке... вступил в войну с Францией. — Фердинанд Арагонский в 1509 г. оккупировал североафриканское Побережье от Орана до Триполи; в 1512 г. захватил Наварру.
Мессер Бернабо да Милано — Бернабо Висконти (ум. 1385) - йосле смерти архиепископа Джованни Висконти в 1354 г. правил
Миланом вместе с братьями, Маттео II и Галеаццо II, с 1378 г. стал единовластным правителем; отравлен племянником, Джан Галеаццо.
С. 123. ...«Что до решения...» - Тит Ливий, XXXV, 49, 13.
С. 124. ...если нет возможности уклониться от союза, как обсто-яло дело у флорентийцев... — Флорентийцы не решились открыто стать на сторону Людовика XII и в то же время не поддерживали Священную лигу. Эта неопределенная позиция привела в итоге к падению республики.
С. 125. Антонио да Венафро — см. примеч. к с. 26.
...умы бывают трех родов... — Тит Ливий, XXII, 29, 8.
С. 126. Отец Лука — Лука Ринальди, епископ Триеста (1500— 1502) - доверенное лицо и посол императора Максимилиана I (см. примеч. к с. 293).
С. 128. Филипп Македонский - Филипп V (221-179 до н.э.), царь Македонии — воевал с римлянами в 215—205 гг. до н.э. (I Македонская война) и в 200-197 гг. до н.э. (II Македонская война) и в результате утратил все свои внемакедонские владения.
ТитКвинкций Фламинин (ум. 175 до н.э.) — победитель Филиппа V при Киноскефалах в 197 г. до н.э.
С. 131. ...воссоединить под своей властью Неаполитанское королевство... — Фердинанд II Католик стремился получить портовые города Апулии, которые с 1495 г. были в руках Венеции.
С. 133. ...и Церкви, глава коей принадлежит к вашему дому... - Имеется в виду Лев X Медичи (см. примеч. к с. 91).
«Ибо та война справедлива, которая необходима...» — Тит Ливий, IX, 1, 10.
...морерасступилось... манна небесная выпала на землю... — Знамения, сопровождавшие исход израильтян из Египта.
С. 134. Таро — битва при Форново на реке Таро между войсками Карла VIII и антифранцузской коалиции в 1495 г.; Алессандрия - город в Ломбардии, взятый французами в 1499 г.; Капуя - взята и разграблена французами в 1501 г.; Генуя - сдалась французам в 1507 г.; Ваша — см. примеч. к с. 94; Болонья — сдалась французам в 1511 г.» Местри (Местре) - местечко близ Венеции, сожженное испанца- ми перед битвой при Ла Мотта 7 октября 1513 г.
С. 135. Доблесть ополчится на неистовство... — Цитата из кан цоны Франческо Петрарки (1304-1374) «Моя Италия». рассуждения о первой декаде Тита Ливия
(«Discorsi sopra la prima deca di Tito Livio»)
Согласно наиболее авторитетной в современной науке точке зрения, «Рассуждения о первой декаде Тита Ливия» были написаны в 1513-1517 гг., причем в период написания XVII—XVIII глав первой книги работа была прервана на несколько месяцев (июль — декабрь 1513 г.), отданных созданию «Государя». «Рассуждения» состоят из трех книг, в первой из которых анализируется внутреннее устройство Римской республики, во второй — ее внешняя по-литика и в третьей — роль, принадлежащая в римской истории ее героям. Эта композиция трактата довольно точно соответствует динамике идей Макьявелли, его целям и установкам, меняющимся с течением времени, истории его надежд и разочарований. Первая книга, и в особенности ее начальные восемнадцать глав, — это вершина политической мысли Макьявелли, синтез его наиболее конструктивных идей о природе и функциях государства. Во второй книге пафос научного конструирования резко идет на убыль, уступая место анализу (вернее сказать, обличению) причин, приведших Италию к современному Макьявелли состоянию политического маразма. Система идей, выработанная в первой книге, здесь практически ничем не обогащается, но и никакую конкретную полити^ ческую перспективу, никакую картину возможного в будущем возрождения инвектива, обращенная к итальянским правителям, здесь (в отличие от «Государя») даже не намечает — атмосфера, господствующая во второй книге, проникнута абсолютной безнадежностью, которую только усугубляет сравнение с идеалом римской государственной мудрости, используемое исключительно в полемических целях. В третьей книге напряжение политической мысли и политической страсти ослабевает, в ней нет того организующего начала, которое сообщало целостность первым двум частям трактата: Макьявелли лишь добавляет отдельные штрихи к уже завершенному произведению и ведет к концу третью книгу без особого вдохновения.
Народ в «Рассуждениях», по сравнению с «Государем», из пас- явного материала превращается в активного и полноправного учасника политической жизни, в гаранта жизнеспособности и стабильности государственного организма. В соответствии с этим перестраивается и концепция государства, которое более не отождествляется с волей и разумом правителя, а понимается как материализация коллективной воли. Однако было бы неверным противопоставлять «Государя» «Рассуждениям» как теорию тирании — теории народовластия. Приверженность Макьявелли республиканскому строю объясняется вовсе не идеологическими соображениями и не стрем-лением отстоять попранные абсолютизмом гражданские права и свободы. Его позиция сугубо прагматична или, если угодно, научна. Политическая свобода созидает такой государственный организм, в котором имеются пути и средства самовыражения для всех существующих социальных сил, политическое рабство сводит го-сударство к самовыражению его главы. Первый вариант значительно более устойчив, действен и жизнеспособен, нежели второй. Макьявелли ратует не за республику (или, наоборот, за монархию) как изначально, принципиально и постоянно наилучшую форму правления, а за наиболее эффективный государственный строй, прекрасно сознавая, что рецептов на все времена не существует и что в разных исторических условиях таким строем может оказаться как республиканский, так и монархический. Например, при той политической обстановке, которая сложилась в современной ему Италии, гарантировать хоть какую-то нормальную жизнедеятельность государства может только самодержавие.
В Риме условия были иные, там народа не коснулось развращение, он был искренне и глубоко религиозен. Хорошо известно, с какой ненавистью Макьявелли относился к католицизму и к католической церкви, этой, с его точки зрения, язве на теле Италии, но его отношение к религии этим не исчерпывается. Древнеримскую религию, в частности, он считает одним из главных факторов, способствовавших преуспеванию республики. При этом вопрос ее истинности или ложности его совершенно не занимает, религия для него - форма регламентации и освящения системы общественных ценностей и связей. Религия укоренена в сфере частного права и составляет необходимую моральную основу для государственного строительства и для функционирования государственных учреждений. Религия - это та область, где смыкаются личное и социальное, нравственность и политика, «добрый» порядок и «добрый» закон. Впрочем, полностью устранить антиномию этих понятий Макьявелли не уда' ется: закон, иначе говоря - государственное право, все равно остается продуктом индивидуальной акции и дается обществу извне, как бы это общество ни было добронравно, религиозно и свободно. Движения вверх, от здоровой социальности к здоровой государственности, Макьявелли себе не представляет: политическая активность народа ограничивается сохранением и защитой институтов общественной свободы, введенных по воле единоличного законодателя. Полностью преодолеть концепцию «Государя», концепцию формообразующей активности, являющейся неотчуждаемым достоянием правителя, Макьявелли не смог, но это не его личный предел, не внутренний изъян его теоретических построений, — это предел исторический, поставленный перед ним эпохой окончательного краха итальянского муниципального республиканства.
«Рассуждения о первой декаде Тита Ливия» полностью переводились на русский язык в XIX веке (под ред. Н. Курочкина, 1869). Настоящий перевод впервые опубликован в кн.: Макиавелли Н. Рассуждения о первой декаде Тита Ливия. Государь. — М.: РОС- СПЭН, 2002.
С. 136. Дзаноби Буондельмонти (1491 — 1527) и Козимо Ручеллаи (1495-1519) — флорентийцы, друзья Макьявелли, оба республиканцы, участники собраний в Садах Ручеллаи (Козимо - племянник их основателя Бернардо Ручеллаи), противники режима Медичи (Дзаноби был замешан в заговоре 1522 г.).
С. 137. Гиерон Сиракузский - см. примеч. к с. 74.
Персей Македонянин — царь Македонии (179—168 до н.э.) — вел против римлян III Македонскую войну, потерпел поражение при ГІидне, умер в плену.
С. 139. ...тех книг Тита Ливия, которые не были отняты у нас суровым временем... - Тит Ливий (59 до н.э. - 17 н.э.) — римский историк, автор «Истории Рима от основания города», из 142 двух книг которой до нас (и до Макьявелли) дошло 35 - с первой по десятую и с двадцать первой по сорок пятую, освещающие события соответственно с основания Рима до 293 г. и с 219-го по 167 г. до н.э.
С. 140. ...Афины... были основаны по настоянию Тезея... - Плутарх «Тезей», 24.
...вторая явилась пристанищем... - По традиции основание Венеции возводится к середине VI в., ко временам нашествия на Италию лангобардов.
С. 141. ...Александр основал Александрию. - Александр Македонский (см. примеч. к с. 67) основал Александрию в 332-331 гг. до н.э. в Египте.
Подобным образом была основана Флоренция... — Флоренция берет начало от колонии римских воинов-ветеранов, основанной в 59 г. до н.э. при Юлии Цезаре.
...занимаютгорода...как...Моисей... — Моисей по повелению Бога поделил землю Ханаанскую между коленами израилевыми (Четвер- тая книга Моисеева, Числа, 34).
...обживают новые, как было с Энеем. — Эней, мифический предок римлян, основал Лавиний.
С. 142. ...разгромлено турецким султаном Селимом... — Селим I Грозный (1467—1520) — османский султан с 1512 г., присоединил к своим владениям Египет и Сирию в 1517 г.
Динократ — Дейнократ (ум. ок. 250 до н.э.) — архитектор Александра Македонского, строитель храма Артемиды Эфесской. Макьявелли опирается в своем рассказе на римского архитектора Витру- вия (I в. до н.э.), автора трактата «Десять книг об архитектуре».
С. 143. Нума — согласно легенде, второй царь Рима, которому приписывалось установление основных законов и введение религиозных обрядов.
Ликург — легендарный царь и законодатель Спарты. С. 144. ...они соблюдались более восьмисот лет... — Плутарх («Ликург», 29) говорит о пятистах годах.
...благодаря событиям в Ареццо... — После восстания в Ареццо (см. меморандум «О том, как надлежит поступать с восставшими жителями Вальдикьяны») во Флоренции была введена должность пожизненного гонфалоньера; после взятия Прато испанцами в 1512 г. к власти во Флоренции вернулись Медичи.
...авторы, писавшие о республиках... — В данном случае и вообще в этой главе Макьявелли следует за «Всеобщей историей» Поли- бия (VI, 3—4), который, в свою очередь, опирается на Платона и Аристотеля. Учение о трех формах государственного устройства восходит к софистам.
С. 147. Солон (ок. 640-560 до н.э.) - афинский государственный деятель и поэт, будучи наделен в 594 г. чрезвычайными полномочиями, реформировал государственное устройство, разделив всех граждан на четыре группы по имущественному цензу и противопоставив аристократическому ареопагу Совет Четырехсот. Писистрат (ок. 600-528 до н.э.) - установил в Афинах тиранию в 561 г., но сохранил конституцию Солона; в 527 г. передал власть своим сыновьям Гиппию и Гиппарху. Гиппий, изгнанный в 510 г.. был последним из афинских тиранов; реформы, проведен-ные Клисфеном после его изгнания, укрепили положение афинской демоса. Поражение в Пелопоннесской войне в 404 г. привело к Ус тановлению в Афинах олигархического режима, который, однак0» вскоре пал, демократия была восстановлена и продержалась до второй половины следующего века, когда Афины вошли в сферу влияния Македонии.
С. 149. ...после изгнания из Рима Тарквиниев... — К аристократическому роду Тарквиниев из одноименного этрусского города принадлежали римские цари Тарквиний Древний и Тарквиний Гордый; изгнание Тарквиния Гордого в 507 г. до н.э. положило конец царской власти в Риме.
...был учрежден трибунат... — Трибунат был установлен в Риме в 490 г. до н.э. Народный трибун — должностное лицо, охранявшее права плебса; он мог наложить вето на постановления магистратов и Сената, имел право созывать народное собрание.
С. 150. ...все плебеи уходят из Рима... — Впервые в 494 г. до н.э., переговоры с ними закончились учреждением должности народных трибунов. В дальнейшем плебеи повторяли подобные демонстрации; всего римская традиция насчитывает их пять (см. также примеч. к с. 229).
С. 150. ...как говорит Туллий... — Цицерон «О дружбе», XXV, 95, вольный пересказ.
С. 151. ...народные трибуны не удовольствовались... они перешли к цензорам, претору и всем остальным должностям городского управления... — В 367 г. до н.э. был принят закон Луция Секстия, по которому один из двух консулов должен избираться из плебеев. В 356 г. до н.э. плебей был впервые избран диктатором (Гай Марций Рутул), в 351 г. - цензором (он же), в 337 г. - претором (Квинт Публий Филон).
Марий — Гай Марий (157-86 до н.э.) - римский полководец, вождь популяров, семь раз избиравшийся консулом, победитель царя Нумидии (совр. вост. часть Алжира) Югурты, тевтонов и ким- вров, вел гражданскую войну с оптиматами во главе с Суллой (138— 78 до н.э.).
В первом случае во всем следуетподражать Риму... — Макьявелли повторяет суждение историка Полибия (VI, 50).
С. \52-\5Ъ....МаркМенений...МаркФульвий...- У Макьявелли неточности в именах: Тит Ливий (IX, 26) говорит о Гае Мении и Марке Фолии. Описываются события 314 г. до н.э., времен II Самнитской войны (327-304 гг. до н.э.).
С. 154. Спартой управляли царь и небольшой сенат. — Во главе Спарты стояли два царя, власть которых была ограничена пятью ежегодно выбираемыми эфорами и народным собранием, избиравшим герусию (ее Макьявелли называет сенатом), куда входили 28 старейшин и оба царя.
...правителей стали называть дворянами, а остальных — попо- ланами. — В 1142 г. из старинного народного собрания Венеции выделился особый орган, Совет мудрецов, впоследствии преобра-зованный в Большой совет и присвоивший себе прерогативы высшей власти (выборы дожа и других магистратов, законодательная деятельность). В 1297 г. состоялось так называемое «закрытие» Большого совета: членство в нем было объявлено наследственным, что окончательно закрепило оформление в Венеции наследственного нобилитета и структуры аристократической республики.
С. 156. Так произошло и в Спарте... — По итогам Пелопоннесской войны (431—404 гг. до н.э.) Спарта завладела гегемонией в Греции; мятеж в Фивах во главе с Пелопидом (ок. 410-364 до н.э.) произошел в 379 г.; гегемония Спарты была окончательно сломлена после поражения при Левктрах в 371 г.
...потеряла все в одном сражении. — Имеется в виду битва при Вайла (см. примеч. к с. 94).
С. 158. ...случай с Кориоланом... - Гней Марций Кориолан - победитель вольсков, изгнанный из Рима после истории, пересказанной Макьявелли (Тит Ливий, II, 34-35); с войском вольсков оса-дил Рим, и только уговоры матери и жены заставили его отступить.
С. 159. Франческо Валори (ум. 1498) — гонфалоньер справедливости в 1497 г., сторонник Савонаролы (см. примеч. к с. 73), убит клевретами Медичи.
Пьеро Содерини (1452-1522) - избранный в 1502 г. пожизненным гонфалоньером, возглавлял правительство Флоренции до реставрации Медичи в 1512 г.
Восемь судей - высшая судебная комиссия во Флоренции. С. 160. ...обратиться еще к одному, изображенному Титом JIueu- ем... - Тит Ливий, V, 33. Макьявелли здесь, как и повсюду, не только модернизирует географические и этнические названия (Кьюзи вместо Клузия, Ломбардия вместо Цизальпинской Галлии, тосканцы вместо этрусков, французы вместо галлов), но и несколько искажает сам рассказ.
...перед доблестью Фурия Камилла... - Марк Фурий Камилл - пятикратный диктатор, прославился как полководец в сражениях с эквами и вольсками; в 391 г. до н.э. был обвинен в растрате или хищении государственных денег и удалился в изгнание; разбил в 390 г. Д° н.э. галлов, захвативших Рим, и удостоился титула «второго основателя Рима».
...подобные почести и слава возмущали Манлия Капитолина... — Марк Манлий Капитолийский — защитник Капитолия (отсюда прозвище) во время захвата Рима галлами, консул 392 г. до н.э., в 384 г. осужден патрициями и казнен (Тит Ливий, VI, 14-16; «Рассуждения», кн. III, гл. VIII).
С. 161. ...назначить диктатора... — Диктатором в 385 г. до н.э. был Авл Корнелий Косс.
С. 163. Вся эта история... привела к крушению республики. — Флорентийское войско во главе с Джованни Гвиччардини осаждало Лукку в 1430—1433 гг. и было разбито отрядом Никколо Пиччи- нино, направленным к Лукке миланским герцогом. На следующий год к власти во Флоренции пришел Козимо Медичи (см. примеч. к с. 208, а также Макьявелли «История Флоренции», кн. IV, гл. XXIV— XXV).
...погубил своего брата... дал согласие на смерть Тита Тация Сабина... — Согласно римской легенде, Ромул убил своего брата Рема; вел войну с царем сабинян Титом Тацием, после заключения мира разделил с ним власть. Об убийстве Тита Тация жителями Лави- ния Тит Ливий говорит, что Ромул «перенес случившееся легче, нежели подобало» (I, 14).
С. 165. Агид (Агис) IV — правил в 244—241 гг. до н.э.; пытался осуществить раздачу земельных владений знати безземельным спартанцам и вернуть Спарту к порядкам, установленным Ликургом.
...убившими его спартанскими эфорами... - Эфоры - пять высших должностных лиц, выбиравшихся сроком на один год. Заговор против Агиса возглавил его соправитель Леонид II, поддержанный эфорами.
Клеомен - Клеомен III (ум. 219, до н.э.) - царь Спарты в 235- 222 гг. до н.э., продолжил реформы Агиса IV, реорганизовал армию, перестроил систему воспитания по образцу Ликурга, ликвидировал должность эфоров и герусию, в 222 г. при Селласии был разбит войсками Македонии и Ахейского союза.
С. 166. ...скорее Сципионом, нежели Цезарем... — Сципион (см. примеч. к с. 611) выступает как образец республиканских добродетелей, Цезарь - как ниспровергнувший республиканский строй.
...скорее Агесилаем... нежели... Дионисием... — Агесилай II — царь Спарты в 399-361 гг. до н.э., идеальный правитель в изображении Дсенофонта и Плутарха; Тимолеон (ум. 337 до н.э.) — командующий коринфским отрядом, свергнувшим тиранию Дионисия Младшего, почитался греками как освободитель Сицилии; Дион (409—354 до н.э.) — ученик Платона, пытался воплотить его теорию государства на Сицилии, боролся за власть с Дионисием Младшим; Набид - см. примеч. к с. 86; Фаларид - тиран Агригента (570-555 до н.э.), чья жестокость вошла в пословицу; Дионисий — Дионисий Старший, тиран Сиракуз (405-367 до н.э.), или его наследник Дионисий Младший (367—344 до н.э.), прославившийся своей жестокостью.
С. 167. ...правители которой носили его имя... — Когномен Гая Юлия Цезаря превратился в официальный титул римских императоров («цезарь», «кесарь»).
...к их высказываниям о Катилине. — Луций Сергий Каталина (108—62 до н.э.) — организовал заговор для овладения единоличной властью; после разоблачения заговора Цицероном бежал из Рима, пал в бою с правительственными войсками. Резкие высказывания о Катилине принадлежат Цицерону и Саллюстию.
...сколько хвалы расточают Бруту... — Марк Юний Брут (85- 42 до н.э.) — один из организаторов убийства Цезаря, потерпел поражение в войне с Октавианом и Антонием, покончил жизнь самоубийством. Плутарх изобразил его как образец республиканских добродетелей.
...императоры, жившие по закону... — Тит Флавий Веспасиан - император в 79-81 гг., Марк Кокцей Нерва - 96-98 гг., Марк Уль- пий Траян - 98-117 гг., Публий Элий Адриан - 117-138 гг., Антонин Пий - 138—161 гг., Марк Аврелий - 161-180 гг. Титу высокую характеристику дают Светоний и Тацит, Нерве — Плиний Младший и Тацит, Траяну - Плиний Младший, Марку Аврелию - Геродиан, им всем — авторы жизнеописаний цезарей, Евтропий и Аврелий Виктор.
...Калигулу... и других преступных императоров... — Гай Юлий Цезарь Калигула — император в 37-41 гг., Нерон - 54-68 гг., Авл Вителлий — 69 г. «Преступность» этих императоров изобличали Светоний и Тацит. К числу «преступных императоров» римскими историками первых двух веков н.э. причислялись еще Тиберий и Домициан.
...из двадцати шести императоров... только десять умерли своей смертью... — В действительности императоров было 28, но Макьявелли не учитывает соправителя Марка Аврелия Луция Вера равившегося по ошибке) и соправителя Каракаллы Гету (убитого)- Убиты были Калигула, Клавдий, Гальба, Вителлий, Домициан,
мод, Пертинакс, Дидий Юлиан, Песценний Нигер, Альбин, Каракалла, Макрин, Гелиогабал, Александр Север, Максимин (т.е., не считая Максимина, 14, но к ним Макьявелли, очевидно, причисляет покончивших с собой Нерона и Отона); умерли своей смертью Август, Тиберий, Веспасиан, Тит, Нерва, Траян, Адриан, Антонин, Марк Аврелий, Септимий Север. (См. также примеч. к с. 112.)
Гальба — император в 68—69 гг. Тацит дает ему в целом положительную характеристику («История», I, 49), хотя и оговаривается, что «он скорее был лишен пороков, чем обладал достоинствами».
Север — Септимий Север (см. примеч. к с. 112). Современники говорили о нем, что ему надо было бы вообще не родиться на свет — так он был жесток, или, если уж родился, то не умирать — так он был полезен для государства.
С. 170. ...множествограждан собралосьнасходку... — Тит Ливий говорит не о «множестве граждан», а о нескольких знатных юношах (XXII, 53).
...действительно отказался от обвинения. — Этот случай произошел в 362 г. до н.э. (Тит Ливий, VII, 4-5). Будучи впоследствии консулом во время одной из Латинских войн, Тит Манлий Торкват осудил на смерть своего сына за неповиновение приказу — имя его сделалось символом древнеримских традиций дисциплины.
...измыслил свою дружбу с нимфой... — Эгерия, нимфа источника, по легенде, возлюбленная и советчица Нумы Помпилия.
С. 171. Нечасто доблесть... — Данте Алигьери «Божественная комедия» («Чистилище», VII, 121-123).
С. 172. ...брат Джироламо Савонарола... - См. примеч. к с. 73.
...гадателей и гаруспиков... - Авгуры (зд. «гадатели») гадали по поведению птиц, гаруспики - по внутренностям животных.
С. 173. ...знаменитые оракулы... - Имеются в виду святилище Аполлона на острове Делос со знаменитым оракулом, оракул египетского бога Аммона в Ливийской пустыне. Это божество почиталось также в Спарте и греческих Фивах, отождествлялось с рим-ским Юпитером.
...случай с римскими солдатами... - Этрусский город Вейи был взят Камиллом в 396 г. до н.э. после десятилетней войны (Тит Ливий, V, 22).
С. 174. ...изгнала из Италии лангобардов... - Германское племя Лангобардов вторглось в Италию в 568-572 гг. Лангобардское королевство занимало почти весь север Италии (кроме Лигурии, Венеции и земель, подвластных Равеннскому экзархату) и часть юга. В 751 г., когда лангобардский король Айстульф занял Равенну и двинулся на Рим, папа римский Стефан II обратился за помощью к королю франков Пипину Короткому. Окончательно королевство лангобардов разгромил в 773—774 гг. сын Пипина Карл Великий (король франков в 768—814 гг., император с 800 г.).
...обескровила венецианцев... потом прогнала французов... — Речь идет о Камбрейской и Священной лигах (см. примеч. к с. 89).
С. 175. ...учредил должность трибунов с консульской властью... — Имеется в виду должность военных трибунов, учрежденная в 399 г. до н.э. (Тит Ливий, V, 13-14).
...в этот год необыкновенно разлились воды озера Альбано... - Тит Ливий, V, 15-16.
С. 176. Трибун Терентилл задумал внести новый закон... — Гай Терентилий Гарса, народный трибун в 462 г. до н.э., предложил пересмотреть закон о консульской власти (Тит Ливий, III, 9).
...очембудетрассказано в своем месте ниже... — «Рассуждения», кн. I, гл. XXXIX.
Сивиллины книги - книги предсказаний. По преданию, первые три книги были проданы куманской Сивиллой Тарквинию Древнему, в дальнейшем к этим книгам были прибавлены прорицания ти- буртинской Сивиллы и др. Сивиллины книги хранились особой жреческой коллегией в храме Юпитера Капитолийского, ими пользовались до V в.
...некий Аппий Эрдоний, собрав... 4000 человек... захватил Капитолий... — Тит Ливий (III, 15) говорит о двух с половиной тысячах восставших. Их предводитель зовется у него Аппием Гердонием, консул, возглавивший штурм Капитолия, — Публием Валерием.
...назначили ТитаКвинкция... - Луций Квинкций Цинциннат - консул в 460 г. до н.э., диктатор в 458 и 439 гг. до н.э.
...«Однако захватившего нынешний век...» - Тит Ливий, III, 20, 5. С. 177.Консульскиекомиции. - Имеется в виду либо куриатскии комиций (народное собрание во главе с консулом), либо сменивший его центуриатский комиций (собрание, выбиравшее консулов и голосовавшее вносимые консулами законопроекты).
...цыплятники устраивали свои гадания... - Такой способ гадания применялся главным образом на войне: полководцы бра~ ли в поход клетку со священными курами и особого служителя пуллария.
...в его решающей битве с самнитами... — Битва произошла в 293 г. до н.э. во время III Самнитской войны (Тит Ливий, X, 49).
С. 178. Противоположным образом поступил Аппий Пульхр... - Публий Клавдий Пульхр проиграл сражение в 249 г. до н.э. (Цицерон «О природе богов», II, III, 7).
С. 178—179. «Иуже не могли они удержаться...» — Тит Ливий, X, 13, 14-15.
С. 179. Самниты решились напоследтою попытку... — Эта клятва, как и птицегадание, предваряет сражение при Аквилонии в 293 г. до н.э. (Тит Ливий, X, 38).
«Ведь не гребнями поражают врага...» - Тит Ливий, X, 39, 12.
С. 181. ...умертвить сыновей Брута... — Луций Юний Брут — легендарный основатель Римской республики, приговорил к смерти своих сыновей, замешанных в заговоре с целью восстановить в Риме царскую власть (ср.: «Рассуждения», кн. III, гл. III).
С. 182. Клеарх — тиран Гераклеи Понтской в 364-352 гг. до н,э.
С. 184. ...даже если был истреблен весь императорский род... — Нерон был последним римским императором, связанным родством с Юлием Цезарем.
...достаточно было взять с народа клятву... — Брут «заставил граждан присягнуть, что они никого не потерпят в Риме царем» (Тит Ливий, II, 1, 9).
...даже суровому Бруту со всеми восточными легионами... — Легионы, которые размещались в Македонии и Сирии, находились в управлении республиканцев.
...после смерти Филиппо Висконти... — См. примеч. к с. 93.
С. 185. Так было в Фивах... — В годы правления Пелопида (см. примеч. к с. 156) и Эпаминонда (ок. 418-362 до н.э.), особенно после битвы при Левктрах в 371 г. до н.э., Фивы играли в Греции доминирующую роль, их влияние пошло на убыль после битвы при Ман- тинее в 362 г. до н.э., в которой Эпаминонд погиб, и было окончательно сломлено в 339 г. македонцами. В своих оценках Макьявелли близко следует за Полибием («Всеобщая история», VI, 43).
С. 186. ...закон о прелюбодеяниях... — В республиканском Риме существовало право наказания в частном порядке (вплоть до убийства прелюбодеев), законы Августа предусматривали изгнание и Денежный штраф.
...закон против роскоши... — Например, Оппиев закон (принят в 215 г. до н.э.). Он ограничивал число женских золотых украшений, запрещал носить разноцветную одежду, ездить по городу в повозках и т.п.
...против властолюбия... — Например, Петелиев закон (принят в 358 г. до н.э.) против подкупа избирателей.
С. 188. ...яуже говорил, как в таком случае поступил Клеомен... — «Рассуждения», кн. I, гл. IX.
Тулл — Тулл Гостилий — третий из легендарных царей Рима, начал римскую экспансию, разрушил Альба Лонгу, победил сабинян.
С. 189. Соломон — третий царь Израильско-Иудейского государства, сын Давида, изображенный в Библии как величайший мудрец.
Ровоам — сын и преемник Соломона, при котором Израильское царство разделилось; Ровоаму сохранили верность только два колена из двенадцати.
Баязет - Баязид II (1447—1512) — османский султан в 1481 — 1512 гг., сын Мухаммада II Завоевателя, отец Селима ЬГрозного (1467-1520), который сверг отца в 1512 г. и завоевал Египет и Сирию.
Давид — царь Израильско-Иудейского государства, в Библии (книга Царств) изображен как воитель.
С. 190. Анк — Анк Марций — четвертый легендарный царь Рима, внук Нумы. Ему приписывают культовые нововведения и строительные работы. Победил и переселил в Рим латинов. Его характеристика у Макьявелли восходит к Титу Ливию (I, 32, 4): «Анк, однако, был схож нравом не только с Нумою, но и с Ромулом».
...сколько им управляли цари. — По Титу Ливию (I, 60, 3), цари управляли Римом 244 года.
...Филипп Македонскийи Александр Великий. - Филипп II завоевал Фракию и Фессалию, установил контроль над Центральной Грецией (см. примеч. к с. 93); владения Александра, его сына и наследника, простирались от Дуная, Египта и Кавказа до Инда.
С. 191. ...английский король напал на Францию... — Генрих VIII (1491-1547) в 1513 г. нанес французам поражение при Гингате.
С. 192. Пишущий об этом... - Плутарх «Пелопид», 17.
...«Тулл на битву сограждан//Двинет праздных своих». - «Энеида», VI, 813-814.
Римский царь Тулл и царь Альбы Меттий... - Тит Ливий, I, 24-26.
...попытался обмануть римского царя... — Гостилий Меттий от-ступил во время битвы. По приказу Тулла его разорвали колесницами (Тит Ливий, I, 27-28).
С. 194. ...Ганнибалперегиелчерез горы...римляне ожидали его...на равнине Ареццо... — Во время II Пунической войны Ганнибал перешел Альпы и нанес римлянам поражение при Тицине и Требии в 218 г. до н.э.; в следующем году, перейдя Апеннины, он разбил римлян у Тразименского озера («на равнине Ареццо»).
Гораций — Гораций Коклес — легендарный герой Рима, во время штурма города этрусским царем Порсенной в одиночку отстоял мост через Тибр. Награжден участком земли, который можно опахать плугом за день (Тит Ливий, II, 10, 12).
С. 195. Муций Сцевола. — В ходе войны с Порсенной пытался его убить, схваченный и отданный на пытку, положил руку в огонь. Награжден полем (Тит Ливий, II, 13, 5).
...история Манлия Капитолина. — В награду за спасение каждый из воинов принес Манлию по полфунта полбы и по кварте вина (Тит Ливий, V, 47, 8). См. также «Рассуждения», кн. I, гл. VIII.
С. 196. Ликторы — должностные лица при высших магистратах в Риме; перешли от царей к консулам вместе с другими внешними знаками власти (курульное кресло и окаймленная пурпуром тога).
Жрец-царь - не обладал властью и не мог быть должностным лицом, в его обязанности входило принесение жертв в определенные дни.
С. 197. ...«Алчущихисполнил благ...» — Евангелие от Луки, 1:53.
Пишущий о нем... - Юстин, VIII, 5, 7.
...род Бентивольо. — Первый представитель этого рода правил Болоньей с 1401 г.
Джампаоло Бальони — см. примеч. к с. 26.
С. 198. Вдумчивые наблюдатели... - Сам Макьявелли был среди тех, кто сопровождал папу в этом походе; в Перуджу папа вступил 13 сентября 1506 г.
С. 199. Марий — см. примеч. к с. 151.
Сулла - Луций Корнелий Сулла (138-78 до н.э.) - победив в гражданской войне со сторонниками Мария, проявил по отношению к ним крайнюю жестокость. Объявив себя диктатором (впервые в истории без ограничения срока), провел реформы, направленные против традиционных демократических установлений (в частности, ограничил права народных трибунов).
Писистрат - см. примеч. к с. 147.
Остракизм — голосование посредством подсчета голосов на черепках, появилось в Афинах в конце VI в. до н.э.
Коллатин — Луций Тарквиний Коллатин — муж Лукреции, обесчещенной Секстом Тарквинием, один из вождей восстания против царской власти, один из двух первых римских консулов, изгнан из Рима, ибо «имя носил неугодное гражданам» (Тит Ливий, II, 2, 3).
Публий Валерий Попликола — консул после изгнанного Колла- тина; вызвал недовольство римлян тем, что начал строить дом на вершине Велиева холма (у Макьявелли «на Целиевом холме»).
С. 200. «...Всегда легче воздать за зло, чем за добро...» — Тацит «История», IV, 3.
...Когда войско провозгласило Веспасиана... — Первыми это сделали легионы, стоявшие в Египте в июле 69 г., затем к ним присоединились все остальные восточные легионы, в том числе стоявшие в Сирии (где наместником был Муциан) и в Паннонии (где находился Антоний Прим). Войска Вителлия были разбиты в октябре того же года под Кремоной, Рим был взят штурмом в декабре. Макьявелли в изложении этих событий опирается на Тацита («История», II—IV), который, однако, ничего не сообщает о смерти Антония Прима. Последнее, что о нем сказано: «постепенно уважать его перестали и даже начали презирать, хотя, казалось, он по-прежнему окружен дружеским расположением» (IV, 80).
С. 201. Гонсальво Ферранте — Гонсальво Фернандес де Кордова (1453-1515) - испанский полководец, в 1503 г. изгнавший фран-цузов из Неаполя; был отстранен от командования королем Фердинандом II Католиком в 1507 г. и фактически подвергся опале.
...только один пример неуважения к заслугам, связанный со Сципионом... — Речь идет об обвинении Сципиона в расхищении денег (см. примеч. к с. 612).
...Кориолана и Камилла... — См. примеч. к с. 158,160.
С. 202.Катон - Марк Порций Катон Старший (234-149 до н.э.) - римский писатель и государственный деятель, стремился к реставрации древней строгости нравов, выступал против Сципиона, начиная со времен II Пунической войны и даже после его смерти, добился осуждения его брата Луция.
С. 205. Можно привести случай, когда оплошность не была невольной. - Это поражение военные трибуны Марк Сергий Фидена и Луций Вергиний Эсквилин потерпели в 402 г. до н.э. (Тит Ливии, V, 8). В качестве наказания каждого приговорили к уплате «десяти тысяч тяжелых ассов» (V, 12, 1).
...самый яркий пример связан с Варроном... — Гай Теренций Вар" рон - консул в 216 г. до н.э., потерпев поражение от Ганнибала пр**
Каннах, спасся бегством. О том, как он был встречен в Риме, см. Тит Ливий, XXII, 61, 14.
Когда Папирий Курсор хотел казнить Фабия... — В 325 г. до н.э. Луций Папирий Курсор, двукратный диктатор, пятикратный консул, отлучился для птицегаданий в Рим, запретив вступать в бой с противником без его приказа. Нарушивший его запрет Квинт Фабий Максим (впоследствии пятикратный консул и диктатор) разбил самнитов, но вынужден был бежать в Рим и отдался на суд сначала Сенату, а затем народному собранию, был помилован Папири- ем по просьбе римского народа. Его отец Марк Фабий Амбуст (трехкратный консул, диктатор), обращаясь к народному собранию, говорил, что раньше даже тех, кто губил войско, карали только лишением имущества (Тит Ливий, VIII, 33, 17—18).
С. 206. ...достаточно было уже кормить своих детей... — Тит Ливий, II, 9, 6.
...законы... об обращении к плебсу... — Т.е. закон, разрешающий об-ращаться к народу с жалобами на магистратов (Тит Ливий, II, 8, 2).
С. 207. ...соседи собрали против римлян сорок народов... римляне решили избрать диктатора... — По Титу Ливию (II, 18, 3), собрались тридцать городов. Диктатора в чрезвычайных обстоятельствах назначал консул по постановлению Сената на срок не больше шести месяцев.
С. 208. Козимо де Медичи (1389—1464) — глава крупного банка, изгнан в 1433 г. своими злейшими врагами Альбицци, вернулся из изгнания в следующем году и в течение тридцати лет оставался фактическим правителем Флоренции, не обладая никакими официальными титулами; известен своим меценатством. Аргументы против изгнания или убийства Козимо Медичи Макьявелли вкладывает в уста Никколо да Уццано (ум. 1432) в своей «Истории Флоренции» (кн. IV, гл. XXVII).
...свидетельствуетЦицерон... — «Письма к близким», XVI, И.
С. 211. ...не созывая более представительного собрания. — Совет Десяти, нечто вроде верховного суда, в ведение которого входила безопасность и забота о нравах, созданный в 1310 г., мог действовать без санкции Большого совета и Сената.
«Пусть консул следит...» — Формула постановления Сената, Которым консул наделялся чрезвычайными полномочиями.
С. 212.. ..избрание десяти граждан. ..для составления законов... — Речь идет о десяти патрициях, избранных в 451 г. до н.э. для составления свода законов (так называемые Законы двенадцати таблиц) и наделенных консульской властью. Их полномочия, сначала одногодичные, были продлены на второй год; свергнуты в результате народного восстания.
С. 212—213. ...под влиянием честолюбивого Аппия. — Имеется в виду Аппий Клавдий; его любострастие стало причиной народного восстания.
С. 213. ...как будет показано в рассуждении о названных децемвирах. — «Рассуждения», кн. I, гл. XL.
Римляне назначили консулами Марка Фабияи Г. Манлия... — Консулы 480 г. до н.э.
...погибКвинт Фабий... — Тит Ливий, II, 46, 4.
С. 215. ...переворачивало город вверх дном. — Макьявелли близко следует суждению Тита Ливия (II, 41, 3).
В аграрном законе... — Закон Гая Лициния и Луция Секстия об ограничении земельных владений 500 югерами (1 югер = 2519 кв. м.) был предложен в 375 г. до н.э. и принят спустя десять лет. Законы о наделении плебеев землей также встречали ожесточенное сопротивление землевладельцев (Тит Ливий, III, 1).
С. 216. ...плебс предпочитал скорее ожидать наделов в Риме... - Тит Ливии, III, 1, 7.
Анциум — см. примеч. к с. 22.
...до Гракхов аграрный закон пребывал как бы в состоянии спячки... — Закон, проведенный Тиберием Гракхом (см. примеч. к с. 86), восстанавливал часть закона Лициния — Секстия об ограничении личной доли в общественном земельном фонде; кроме того, предполагалось изъятие излишков земли у крупных землевладельцев и распределение их среди безземельных. Предложения Гая Гракха в части земельного законодательства касались основания колоний.
Помпей — Гней Помпей Великий (106—48 до н.э.) - победитель Митридата Евпатора, член первого триумвирата, в гражданской войне с Цезарем, в которой потерпел поражение, представлял партию оптиматов.
С. 217. Однажды в Риме разразилось моровое поветрие... - Тит Ливий, III, 6.
С. 218. ...герцог Валентино захватил Фаэнцу... - См. примеч. к с. 76.
С. 219. ...еще два схожих примера... - Договор, согласно которому Франция обещала Флоренции вернуть Пизу, отделившуюся в 1494 г., был подписан 19 октября 1499 г. Пизу удалось вернуть только в 1509 г. О восстании в Ареццо см. «О том, как надлежит поступать с восставшими жителями Вальдикьяны».
С. 220. После девяносто четвертого года... — Речь идет об окончании итальянской кампании Карла VIII (см. примеч. к с. 64).
С. 221. Первым, кто попытался издать подобный закон... — Описываются события 462 г. до н.э.; законопроект народного трибуна Гая Терентилия Гарса не прошел (Тит Ливий, III, 9). Должность трибунов с консульской властью, отличавшихся от консулов только численностью коллегии и отсутствием права на триумф, была учреждена в 445 г. и существовала до 367 г. Консулат, однако, не был отменен: в зависимости от военной ситуации в этот период избирались как консулы (22 раза), так и трибуны с консульской властью (51 раз).
С. 222. ...остановиться на событиях, связанных с учреждением децемвирата... — См. «Рассуждения», гл. XXXV и примеч. к ней.
...решено послать Спурия Постумия... — Спурий Постумий Альб, Авл Манлий и Публий Сульпиций Камерин были посланы в Афины в 454 г. до н.э. (Тит Ливий, III, 31, 8).
...до этого его считали жестоким гонителем плебеев. — Ср.: «У власти стоял любимец народа Аппий, который так переменил свой нрав, что из жестокого и беспощадного гонителя плебеев сумел стать угодником толпы, ищущим ее благосклонности» (Тит Ливий, III, 33, 7).
С. 223. ...не больше двенадцати ликторов... - Двенадцать ликторов полагалось консулам (Макьявелли продолжает близко следовать тексту Тита Ливия - III, 33, 8).
...«Недаром этот гордец ведет себя так скромно». — Тит Ливий, III, 35, 6.
«Он же обратил препятствие себе напользу». - Тит Ливий, III, 35, 9.
...«Аппий сбросил маску и показал свое истинное лицо». — Тит Ливий, III, 36, 1.
С. 224. ...«ожидая проблесков свободы оттуда...» — Тит Ливий, III, 37, 1.
...«потому, что они из отвращения к настоящему...» — Тит Ли-вий, III, 37, 3.
«Эти дары развращали молодежь...» — Тит Ливий, III, 37, 8.
„.особенно Валерий и Гораций... - Луций Валерий Потит и Марк Гораций Барбат (Тит Ливий, III, 39, 2-3).
С. 226. Набид - см. примеч. к с. 86.
Король Фердинанд - Фердинанд II Католик - см. примеч. к с. 102-103.
С. 227. ...на примере Квинта Фабия... — Квинт Фабий Вибулан - трехкратный консул. Макьявелли воспроизводит оценку, данную ему Титом Ливием (III, 41, 8—9).
С. 229....отправились на Священную гору. — Очередной «уход» плебеев, в этот раз на гору на берегу Аниена в трех милях от Рима (см. примеч. к с. 150).
Тит Ливий говорит... — III, 50,16.
...«Осуждая жестокость, вы впадаете в еще большую»... — Тит Ливий, III, 53, 7, неточно.
С. 230. ...Виргиний призвал Аппия к защите от обвинений... — Луций Вергиний тем временем был избран народным трибуном.
...приговорила к смерти за государственное преступление... — Они обвинялись в попытке государственного переворота в интересах Медичи.
С. 231. ...тут вмешался трибун Марк Дуиллий... — Тит Ливий, III, 59, 1-2.
С. 232.ТитЛивий...изъясняетпричиныэтихбеспорядков... — III, 65, 7-11.
...«все дурные примеры появились из хороших начинаний». — Сал- люстий «О заговоре Катилины», LI, 27.
С. 233. ...«Исход выборов показал...» — Тит Ливий, IV, 6, 11.
С. 234. ...«Где теперь сыщешь даже в одном человеке...» - Тит Ливий, IV, 6, 12.
...еще один любопытный пример у показанный в Капуе... — По Титу Ливию (XXIII, 2-4), Пакувий Калавий стремился не к примирению плебеев со знатью, а к тому, чтобы подчинить Сенат себе и простому народу. Капуя вскоре после этой истории отложилась от Рима и предалась Ганнибалу.
С. 235. ...когда городские правители были изгнаны из Флоренции... - Изгнание Медичи произошло 9 ноября.
С. 237. ...приутверждении должности цензоров... — По Титу Ливию (IV, 8), должность цензора утверждена в 443 г. до н.э. Цензоры избирались из числа бывших консулов, эта должность считалась вершиной политической карьеры в республиканском Риме. Первоначально в их обязанности входила лишь перепись населения и классификация граждан по разрядам; затем к этому добавился надзор за нравами и управление государственным имуществом и государ" ственным бюджетом.
...удалили Мамерка из Сената... — Эмилия Мамерка перевели в низшую категорию римских граждан. По Титу Ливию (IV, 24), закон Мамерка был принят в 434 г. до н.э.
С. 238. ...эти обязанности поручались чужеземцу... которого называли капитаном... — В итальянских коммунах, в том числе во Флоренции, в XII в. консульский строй был постепенно сменен властью подеста (глава судебной и военной власти, избиравшийся сроком на полгода или год из числа иногородних грандов). Капитан народа — первоначально магистрат, представлявший интересы цехов и командовавший народным ополчением; постепенно взял на себя функции подеста, оставив последнему лишь некоторые административные и судебные обязанности.
С. 238—239. ...Десятью гражданами... — Совет Десяти (см. примеч. к с. 211).
С. 239. Совет Сорока — высший уголовный и гражданский суд Венеции, образованный в 1179 г., формировался из членов Большого совета.
Совет приглашенных — возник в 1297 г., ведал внешней политикой и экономикой, в XIV в. переименован в Сенат.
КогдаконсуламивРимебыли... — Тит Квинкций Цинциннат и Гней Юлий Мент были консулами в 431 г. до н.э. (Тит Ливий, IV, 26).
С. 240. ...выдавать общественное жалованье воинам... — До 406 г. до н.э. воины несли службу за собственный счет (Тит Ливий, IV, 59, И).
С. 242. ...в положение Туллия... - После убийства Цезаря Цицерон (Туллий) выступил против Марка Антония (знаменитые четырнадцать филиппик) и поддержал Октавиана (будущего императора Августа). Против Антония были направлены войска консулов, Гая Вибия Пансы и Авла Гирция; в битве при Мутине в апреле 43 г. до н.э. оба погибли. Антоний и Октавиан пришли к соглашению (второй триумвират), Цицерон был осужден на смерть (Аппиан «Гражданские войны», III, 50 - IV, 19).
С. 243. ...половина его жителей переселилась в Вейи. — Тит Ливий, V, 24-25 (о Вейях см. примеч. к с. 173).
С. 244. Данте говорит по этому поводу в своем рассуждении « О монархии»... - Данте говорит в «Пире» (I, XI): «они (простолюдины, лишенные «различающего зрения») часто поют за здравие собственной смерти и за упокой собственной жизни».
...сговор государей против Венеции... — Имеется в виду Камбрей- ская лига.
Фабий Максим — см. примеч. к с. 106.
...начальнику конницы Фабия... — Речь идет о Марке Минуции. По словам Ганнибала, которые приводит Тит Ливий (XXII, 29, 6), он в этот день победил Минуция, но был побежден Фабием.
Варрон — см. примеч. к с. 205.
С. 245. Марк Центенний Пенула - Тит Ливий, XXV, 19.
Никий (до 469—413 до н.э.) — афинский стратег, выступал за прекращение Пелопоннесской войны, несмотря на нежелание, был избран командующим морской экспедицией на Сицилию, потерпел поражение, осаждая Сиракузы, казнен. Пелопоннесская война продолжалась еще десять лет и закончилась поражением Афин.
Когда Сципион сделался консулом... - Это произошло в 205 г. до н.э. (Тит Ливий, XXVIII, 40-44).
...можно привести в пример и наш город... — Эрколе Бентивольо (1459-1508), кондотьер на службе Флоренции, и Антонио Джако- мини, комиссар Флоренции в войне против Пизы, разбили 17 авгу-ста 1505 г. у Сан Винченцо отряд синьоров средней Италии во главе с известным кондотьером на службе Венеции Бартоломео д'Аль- виано (1455-1515).
С. 246. ...«Нолишь увидят...» — Вергилий «Энеида», I, 151 — 152, перевод С.А. Ошерова.
...Монашествующихи Озлобленных... — Речь идет о партиях сторонников (иначе называвшихся «плаксами») и противников Савонаролы.
С. 247. Паолоантонио Содерини (1448-1453)... кардинал Франческо (см. примеч. к с. 24) — братья Пьеро Содерини.
...решение Сената относительно обета, данного Камиллом... - Сенат освободил плебеев от десятины, достав деньги из казны, а недостающую сумму выручили матроны, пожертвовав свои укра-шения (Тит Ливий, V, 23, 25).
С. 251. Лоренцо Медичи Старший (1449-1492) - неофициальный правитель Флоренции, внук Козимо, поэт и меценат, прозванный Великолепным. Старшим он назван здесь, чтобы отличить его от внука, которому Макьявелли посвятил «Государя».
С. 252.ПалаццоВеккьо — резиденция флорентийской Синьории.
...перед нашествием французов на Рим... - Тит Ливий, V, 32, 6.
...какутверждаютнекиефилософы... — Цицерон «О дивинации», I, XXX, 64.
...«Ожесточенная толпа сразу превратилась...» — Тит Ливий, VI, 4,5.
С. 253. ...после смерти Виргинии ушел из Рима... — «РассуясД6" ния», кн. I, гл. XLIV.
...«Вскорости, когда опасности уже не было...» — Тит Ливий, VI, 20, 15.
С. 254. ...Гиеронима, племянника Гиерона... — Гиерон II, царь Сиракуз (270-215 до н.э.) - союзник римлян в I и II Пунических войнах. Его преемник Гиероним в 215—214 гг. до н.э. перешел на сторону карфагенян и был убит заговорщиками.
...«Такова природа толпы...» - Тит Ливий, XXIV, 25, 8.
С. 255. ...Александр о Клите... — Клит — друг и приближенный Александра Македонского, был убит им на пиру в 328 г. до н.э. Плутарх сообщает о мгновенном раскаянии Александра («Александр», 51-52).
...Ирод о Мариамне. - Ирод Великий, царь Иудеи в 40-4 гг. до н.э., приказал убить свою жену Мариамну в 29 г. до н.э., заподозрив ее в покушении на свою жизнь. О раскаянии Ирода пишет Иосиф Флавий («Иудейские древности», XV, 7, 7; «Иудейская война», I, 22, 5).
С. 258. Деметрий (336—283 до н.э.) — царь Македонии в 294— 287 гг. до н.э., прозванный Полиоркетом («осаждающий город»), завоевал Афины в 307 г. до н.э. После поражения при Ипсе в 301 г. Афины отказались его принять (Плутарх «Деметрий», 30).
С. 258—259. Помпей... убит по приказу последнего. — После поражения при Фарсале. Птолемея, бежавшего в Рим от своих восставших подданных, восстановил на египетском престоле не Помпей, а Антоний в 57 г. до н.э.; к тому же этот Птолемей и убийца Помпея - отец и сын.
С. 259. ...князья Неаполитанского королевства... — Неаполитанские бароны, взявшие сторону французов во время итальянского похода Карла VIII.
Сагунт — город в Испании. В нарушение договора между Карфагеном и Римом вступил с последним в союзнические отношения; взят Ганнибалом в 218 г. до н.э. после восьмимесячной осады - это стало началом II Пунической войны.
...подобное предложение сделал афинянам Фемистокл. — Фемис- токл (524-459 до н.э.) - организатор морского могущества Афин, победитель персов при Саламине, обвинен в государственной измене и бежал в Персию. У Плутарха («Фемистокл», 20) речь идет о кораблях союзников - Афины в таком случае получали полную гегемонию на море.
Аристид (ум. ок. 468 до н.э.) - политический противник Феми- стокла, в качестве стратега участвовал в битвах при Марафоне и
Платеях, вошел в историю как образец справедливости и неподкупности.
С. 260. ...можно сослаться на Валерия Корвина... — Марк Валерий Корвин (Корв) — шестикратный консул, неоднократный диктатор и интеррекс, был впервые избран консулом в 348 г. до н.э. в возрасте двадцати трех лет (Тит Ливий, VII, 26, 12).
...«наградой не знатности, а доблести». - Тит Ливий, VII, 32,14.
С. 266. Многие, и в том числе Плутарх... - Плутарх «О Фортуне римлян» (Moralia, XLIV).
...построили Фортуне больше храмов... — Введение культа Фортуны, богини счастья, случая и удачи, связывается с царем Сервием Туллием. Легионы, корпорации, ремесленные коллегии, фамилии и отдельные лица посвящали ей храмы и алтари.
С. 267. ...еслирассмотреть по порядку войны, которые они вели... — Эквы, жившие к востоку от Рима, были в целом покорены еще до войны с галлами; с вольсками, населявшими юг Лациума, римляне сразу после сожжения Рима галлами вели упорную многолетнюю войну в 389—377 гг. до н.э., еще до окончания которой отдельные латинские города то и дело отделялись от Латинского союза и их приходилось покорять. С самнитами, населявшими центральную и южную часть Апеннин, римляне впервые столкнулись в середине IV в. до н.э. и вели с ними три кровопролитные войны в 343—341, 327-304, 298—290 гг. до н.э. Сразу после окончания I Самнитской войны вспыхнула война с латинами в 340—338 гг. до н.э. Война с этрусками (которых Макьявелли здесь и повсеместно называет тосканцами) велась в 312-308 гг. до н.э., когда II Самнитская война еще не закончилась. Пирр, царь Эпира (см. примеч. к с. 70), вел войны в Южной Италии в 280—275 гг. до н.э., самниты взяли его сторону. I Пуническая война длилась с 264-го по 241 г. до н.э. Цизальпин-ские (обитавшие на территории современной Ломбардии) галлы, или кельты (у Макьявелли французы), на протяжении III века до н.э. регулярно вступали в конфликты с Римом; соединившись с трансальпинскими, перешли в 225 г. до н.э. через Апеннины и были разбиты при Теламоне, близ города Популонии. В 222 г. до н.э. со взятием Медиолана сопротивление италийских кельтов было с ломлено. Войны с лигурами, населявшими западную часть Северной Италии, велись начиная с 238 г. до н.э., но окончательно Лигурия была покорена только при Августе. II Пуническая война велась с 218-го по 201 г. до н.э.; с Македонией было три войны - 211-205, 200-197, 171-168 гг. до н.э.; Антиох III Великий (242-187 до н.э.)> царь государства Селевкидов с 223 г. до н.э., был разбит при Фер-мопилах в 191 г. до н.э. и Магнезии в 190 г. до н.э.
С. 269. ...в нашем трактате о владениях государей... — «Государь», III. ...благодарякапуанцамонивошлив Самниум...иэдуям — во Францию. — Капуя добровольно отдалась под власть Рима в 343 г. до н.э., после чего началась I Самнитская война. Камерин, город в Юго-Восточной Умбрии, согласился принять римское войско, преследующее этрусков, в 310 г. до н.э. (Тит Ливий, IX, 36). Мамертинцы, жители сицилийского города Мессаны, осажденного сиракузцами, обратились за помощью к римлянам в 264 г. — с конфликта между Римом и Карфагеном из-за Мессаны началась I Пуническая война. Сагунт — см. примеч. к с. 259. Столкновение Массиниссы (ок. 240— 149 до н.э.), царя массилиев, с Карфагеном дало римлянам повод для начала III Пунической войны. Наэтолийцев (Этолийский союз) римляне опирались, чтобы нейтрализовать Македонию, союзницу Карфагена во II Пунической войне. Эвмен II, царь Пергама в 197— 159 гг. до н.э., — союзник римлян во время войны с Антиохом III Великим, принимал участие в битве при Магнезии. Жители Масси- лии (совр. Марсель), притесняемые заальпийскими лигурами, призвали римлян на помощь в 154 г. Эдуи, кельтское племя, жившее в Средней Галлии, помогали римлянам во время завоевания Южной Галлии в 122-121 гг. до н.э.
...одна страна, изобилующая вольными городами... — Имеется в виду Германия.
С. 270. Порсенна — этрусский царь Клузия, осадил Рим после изгнания из него царей.
...пока ими станет управлять царь... — Тит Ливий, V, 1, 6. С. 271. ...трактатКсенофонта «De Tyrannide».— Имеется в виду трактат Ксенофонта (см. примеч. к с. 100) «Гиерон». Гиероним — см. примеч. к с. 254.
...один случай... во время Пелопоннесской войны... — Эта история, случившаяся в 427 г. до н.э., рассказана Фукидидом («История», IV, 46-48). Коркира (совр. Корфу) - остров в Ионическом море.
С. 273. ...удивительная вещь, о которой свидетельствует также ТитЛивий... - Тит Ливий (X, 31) говорит о сорока шести годах Сам-нитских войн, считая с 343 г. до н.э., с начала I Самнитской войны.
...вплоть до консульства Папирия Курсора... - Папирий Курсор стал консулом в 293 г. до н.э.
С. 274. Тит Ливий... в разделе о войне с Ганнибалом... — XXIII, 41-42.
С. 275. «Рим между тем с разрушением Альбы растет». — Тит Ливий, I, 30, 1.
...пришестомцаре... — Имеется в виду Сервий Туллий, учредивший ценз (о численности римских граждан). См. Тит Ливий, I, 44, 2.
...чужеземцыне общались со спартанцами... — Плутарх «Ликург», 27.
С. 276. ...кожаные деньги... — У Плутарха речь идет о железных деньгах.
...как только против нее восстали Фивы... — См. примеч. к с. 156.
...они собирали союз... — Сохранились сведения о трех этрусских союзах, каждый из двенадцати городов - в собственно Этрурии, в Кампании и в долине По.
...поступали в Греции ахейцы и этолийцы. — Имеются в виду Ахейский и Этолийский союзы.
С. 277. ...они основали колонию... и назвали ееАдрией... — Тит Ливий, V, 33, 7.
...под предводительством своего вождя Белловеза. — Тит Ливий, V, 34.
С. 278. ...объединилисьу чтобы отомстить ему за обиды... — Союзническая война (90-88 гг. до н.э.), в которой против Рима выступило большинство италийских племен (кроме этрусков и умбров) и по итогам которой ими было завоевано право римского гражданства.
С. 280. ...тот стал укорять его в жадности и коварстве... — Речь идет о переговорах, завершивших II Македонскую войну (Тит Ливий, XXXII, 34, 5).
Швабский союз — союз между городами и государями Германии, организованный императором Максимилианом I в 1488 г.; действовал до 1533 г.
С. 281. Григорий - Григорий I Великий (ок. 540-604) - папа римский с 590 г. К языческой культуре относился неодобрительно, но обвинения в планомерном уничтожении ее материальных следов необоснованны.
С. 282. Диодор Сицилийский (ок. 90-21 до н.э.) — автор «Исторической библиотеки» в 40 книгах (сохранились кн. 1-5 и 11-20), включавшей историю Египта, Ассирии, Индии и Мидии.
С. 284. ...после осады Вей... - Осада Вей завершилась в 396 г. до н.э.
С. 285. ...что по-нашему составляет... — Макьявелли не дописал фразу «...немногим больше гектара». Тит Ливий (V, 30, 8) говорит о семи югерах.
С. 286. ...Саллюстий в конце своей «Югуртинской войны»,.. — Речь идет о кимврах, германском племени, которых Саллюстий называет галлами, а Макьявелли вслед за ним французами («Югуртинская война», 114).
...как было сказано выше... — «Рассуждения», кн. II, гл. IV. ...было перебито более 200 тысяч французов. — Речь идет о битве при Теламоне (см. примеч. к с. 267). Число павших галлов сильно преувеличено.
Третья война... — Германское (а не кельтское) племя кимвров и присоединившиеся к ним тевтоны двинулись на юг ок. 120 г. до н.э., нанесли римлянам два тяжелых поражения в ИЗ и 105 гг. до н.э., были разбиты Гаем Марием (тевтоны в 102 г. до н.э. при Аквах Сек- стиевых, кимвры в 101 г. до н.э. при Верцеллах).
...готами, вандалами и проч... — Восточногерманское племя вандалов, пройдя Галлию и Испанию, захватило Северную Африку и в 455 г. разграбило Рим; готы основали варварские королевства в Испании и Италии.
С. 287 .Моисей назвал Иудеей... — В Пятикнижии страна, в которую Моисей ведет евреев, именуется землей Ханаанской. Иудея — название более позднее.
...пример маврузиев... — Маврузиями римляне называли жителей Мавритании. Прокопий Кесарийский (ок. 500 - после 565) - византийский историк, описавший войны, которые вел полководец императора Юстиниана Велизарий (505-565) против вандалов, персов и остготов.
...«Мы, маврузии, беглецы от Иисуса-разбойника, сына Навина». — Прокопий Кесарийский «Война с вандалами», II, 10, 22. Иисус - библейский Иисус Навин, вождь Израиля, преемник Моисея.
С. 288. ...как поступали Эней... и прочие. — Эней основал Лави- ний, заключив союз с царем Латином и вступив в брак с его дочерью; Дидона основала Карфаген, купив землю у царя Ярбы; Масси- лию основали фокейцы, следуя прорицанию оракула.
Скифия - область обитания кочевых племен у Черного моря, на Дону, Днепре и Дунае.
...самниты... нападая на сидицинов, а затем на кампанцев... — Сидицины - оскское племя, обитавшее в Кампании (Тит Ливий, VII, 29-31).
С. 289. ...жителей Мессины в Сицилии... - См. примеч. к с. 269. ...флорентийцы с королем Робертом Неаполитанским... — В июне 1313 г. Флоренция, которой угрожали войска Генриха VII, обратилась за помощью к Роберту Анжуйскому (1278—1343), королю Неаполя с 1309 г., и он назначил своего викария в Тоскану.
Каструччо — см. сочинение Макьявелли «Жизнь Каструччо Кастракани из Лукки».
С. 290. Такое суждение выносит Квинт Курций по поводу войны между Антипатром... — Квинт Курций Руф (I или II в.), автор «Истории Александра Великого», упоминает о восстании против македонцев спартанского царя Агиса, рассказывает о его битве с Антипатром (ум 319 до н.э.), наместником, а затем преемником Александра в Македонии, но ничего не говорит в связи с этим о деньгах (и кроме того, битва при Мегалополе, в которой погиб Агис, состоялась в 331 г., а Александр умер в 323 г. до н.э.).
С. 291. ...герцогКарл... - Карл Смелый, герцог Бургундии в 1467— 1477 гг. — потерпел ряд поражений от войск Швейцарской лиги в 1476 г.; погиб при осаде Нанси.
...папа и флорентийцы не затруднились бы... разгромить Франческо Марию... - Франческо Мария делла Ровере (1490-1538), герцог Урбинский в 1504-1516 гг. — в феврале 1517 г. вновь овладел герцогством и удерживал его против войск Льва X до сентября.
Лидийский царь Крез показал афиняну Солону... — О беседе Солона с Крезом, последним царем Лидии в 560—547 гг. до н.э., сообщают многие античные писатели (например, Геродот и Плутарх); вариант Макьявелли наиболее близок к приведенному Лукианом («Харон», 12).
...масса французов нахлынула в Грецию... — Имеются в виду га- латы. Птолемей Керавн, царь Македонии в 281-279 гг. до н.э., по-гиб в битве с ними (Юстин, XXV, 1-2).
...венецианцы потеряли все свои владения... — Это произошло после битвы при Аньяделло в 1509 г.
С. 292. ...например, с Гасдрубалом... — Брат Ганнибала, привел из Испании ему на помощь дополнительные войска, погиб в битве у Метавра в 207 г. до н.э., где ему противостояли консулы Марк Ливий Салинатор и Гай Клавдий Нерон (Тит Ливий, XXVII, 48). Марка - область в Средней Италии (Макьявелли, как всегда, модернизирует географические и этнические названия).
...Перикл советовал афинянам... - Перикл (ок. 495-429 до н.э.)» пятнадцатикратный стратег Афин. О бедности пелопоннесцев он говорит у Фукидида («История» 141, 3-5).
...для войны необходимы три вещи... — Тит Ливий, IX, 17, 3.
...сидицины попросили выступить на их стороне... — «Рассуждения», кн. II, гл. IX.
С. 293. ...«Помощь сидицинам со стороны кампанцев...» — Тит Ливий, VII, 29, 5
...на них напали папа и неаполитанский король... — Это произошло после заговора Пацци и расправы с заговорщиками (папа — Сикст IV, неаполитанский король — Фердинанд I, король Франции - Людовик XI).
Максимилиан — Максимилиан I Габсбург (1459—1519) — император Священной Римской империи с 1493 г. В целом политик скорее удачливый, укрепивший престиж и сферу влияния императорской власти; характеристика, данная ему Макьявелли, объясняется его действиями в Италии, не слишком успешными (потеря Милана) и отчасти непоследовательными.
Подобным образом поступили тарентинцы... — Описываются события 321 г. до н.э., вскоре после унизительного поражения римлян от самнитов в Кавдинском ущелье (Тит Ливий, IX, 14, 1-2).
С. 294....совет, который дал Крез Киру... — Геродот «История», I, 207. Томирис, царица массагетов (народность, обитавшая на берегах Каспийского моря), победила Кира Великого (см. примеч. к с. 72) в 530 г. до н.э.
...Ганнибал доказывал... только в Италии... — Тит Ливий, XXXIV, 60, 3-4.
Ссылаются еще на Агафокла... — Агафокл — см. примеч. к с. 81. В 310 г. до н.э. Агафокл перенес войну с Карфагеном в Африку. На пример Агафокла ссылается у Тита Ливия (XXVIII, 43, 21) Сципион, защищая свой план высадки в Африке.
С. 295. ...двинулись походом на Сицилию... — См. примеч. к с. 245. ...об Антееу царе Ливии... — Геракл победил Антея на пути к саду Гесперид (одиннадцатый подвиг).
Неаполитанский король Фердинанд - Фердинанд I, король Неаполя в 1458-1494 ТТ. Альфонс - Альфонс II, сын и наследник Фердинанда, потерпев поражение от Карла VIII, отрекся от престола в 1495 г. в пользу своего сына Фердинанда II.
С. 296. ...под покровительство короля Роберта Неаполитанского. — После поражения от Кастракани под Альтопашо в 1325 г. флорентийцы в очередной раз обратились за помощью к королю Неаполя и приняли в качестве синьора его сына, герцога Калабрийского.
С. 296—297. ...флорентийцы отважились потревожить герцога Миланского... - В 1391-1402 гг. Флоренция вела тяжелую войну с герцогом Милана Джан Галеаццо Висконти (см. ниже).
С. 297. ...для защиты своих очагов от французов... — См. примеч. к с. 267. По периохам (кратким изложениям) к Титу Ливию (кн. XX не сохранилась), римское войско насчитывало 30 тысяч человек.
Кимвры разбили в Германии римское войско... — Римляне потерпели поражение в 105 г. до н.э. при Аравсионе (Южная Галлия).
С. 298. Ксенофонт в биографии Кира... - Имеется в виду «Киро- педия», II, IV.
Киассар — царь Мидии в 625—585 гг. до н.э.
ДжованГалеаццо — Джован (Джан) Галеаццо Висконти (1351 — 1402), отравив в 1385 г. Бернабо Висконти, завладел Миланом.
С. 298—299. Латины не замечали надетого на них ярма... — Тит Ливий, VIII, 2-5. Луций Анний Сетин потребовал, чтобы один консул выбирался из латинов.
...«Если даже теперъу при видимостираноправного союза...» и т.д. — Тит Ливий, VIII, 4, 2.
С. 300. ...«Отказавримлянам в войске...» — Тит Ливий, VIII, 4, 7-10.
С. 301. ...«Главное, думаю, не в том, что говорить...» — Тит Ливий, VIII, 4, 1-2.
С. 302. ...пока Аполлонид... не выступил с...речью... — Тит Ливий, XXXIV, 28.
... «За этот короткий путь нам придется дорого заплатить римлянам». - Тит Ливий, VIII, И, 4.
...во время похода... Людовика XII... - Речь идет о походе 1199 г.
Лудовико — см. примеч. к с. 24.
С. 303. ...в одной из глав выше... — «Рассуждения», кн. I, гл. XXXVIII.
...один из консулов покончил с собой, а второй пожертвовал своим сыном. — Битва произошла в 340 г. до н.э. у подножия Везувия; консул Публий Деций Мус пожертвовал собой во исполнение пророчества (чей полководец падет, тот народ одержит победу); консул Тит Манлий Торкват приговорил своего сына, вступившего в бой в нарушение приказа, к смерти («Манлиева расправа» — см. также примеч. к с. 419). (Тит Ливий, VIII, 6-10).
С. 304. ...римское войско делилось на три главные части... — Макьявелли довольно близко к тексту пересказывает Тита Ливия (VIII, 8). Более подробно свои излюбленные тактические идеи он излагает в диалоге «О военном искусстве» (кн. III).
С. 305. ...«Дело дошло до триариев»... — Тит Ливий, VIII, 8, И-
В сражении при Равенне... — См. примеч. к с. 96.
...господин де Фуа... - Гастон де Фуа (1489-1512) - герцог Не- мурский.
С. 306. При Санто Реголо... — Битва состоялась 21 мая 1498 г.
С. 308. ...при взятии Брешии... — В апреле 1512 г. Брешиа восстала против французов и перешла венецианцам в феврале.
С. 311. После графа Лудовико... — Лудовико Пико делла Миран- дола (1472—1509), сражался на стороне Эрколе д'Эсте.
Герцог Немурский - Луи д'Арманьяк (1473-1503) - вице-ко- роль Неаполя, пал в битве с испанцами.
С. 312. ...турецкий султан победил персидского шаха и египетского султана... — Имеются в виду завоевания Селима (см. примеч. к с. 142) соответственно в 1514-м и 1516—1517 гг.
,..яо их битве с латинами у Регилланского озера... — У Региллан- ского (Регилльского) озера в 499 г. до н.э. римляне разбили латинов, поддерживавших изгнанных Тарквиниев (Тит Ливий, II, 20).
С. 313. ...«Лучше бы они выдали их мне связанными!» — Тит Ли-вий, XXII, 49, 3.
С. 314. Их войско стояло лагерем под Сорой... — Речь идет о войне римлян с самнитами в 314 г. до н.э. У Тита Ливия не Сора, а Са- тикула (IX, 22).
С. 315. Красс и Марк Антоний проделали многодневные походы по территории парфян... — Красс был убит в сражении с парфянами в Северо-Восточной Месопотамии в 53 г. до н.э.; Марк Антоний совершил безуспешный поход против парфян в 36 г. до н.э.
...швейцарцы вступили под Миланом в борьбу с французским королем Франциском — Битва состоялась в 1515 г. при Мариньяно.
Марк Регул Аттилий — консул 267 и 256 гг. до н.э. Во время своего второго консульства нанес поражение флоту карфагенян в Южной Сицилии и высадился в Африке, где потерпел поражение и был взят в плен. По римской легенде, после пяти лет плена был отправлен в Рим для переговоров о мире, но в речи перед Сенатом посоветовал мир не заключать; исполняя данное слово, вернулся в Карфаген и был казнен.
С. 316. Во времена Филиппо Висконти... — Филиппо Мария Висконти (1392-1447) - последний миланский герцог (с 1412 г.) из этой династии. Битва при Арбедо произошла 5 июля 1422 г.
Карманьола — см. примеч. к с. 94.
С. 317. Лукулл, располагая немногими пехотинцами... — Луций Лициний Лукулл (ок. 117-56 до н.э.) - римский полководец; буду-чи проконсулом Киликии и Азии в 74—70 гг. до н.э., нанес пораже- ниє царю Понта Митридату VI, в 69 г. до н.э. разгромил армянского царя Тиграна Великого (ок. 95 — ок. 55 до н.э.). По Плутарху («Лукулл», 26—27), Лукулл выставил десять тысяч пехотинцев против ста пятидесяти тысяч у Тиграна.
С. 318. Фрибур - находился под Габсбургами с 1277-го по 1452 г.
С. 319. ...войны... между швейцарцами и герцогом Австрийским... — Формирование швейцарской конфедерации (кон. XIII — кон. XIV в.) происходило на фоне и в процессе постоянных войн с Габсбургами, которые признали независимость конфедерации только в 1389 г. Были войны и позже, в том числе с императором Максимиланом I, т.е. во времена самого Макьявелли.
С. 320. ...«Капуя уже тогда была городом...» - Тит Ливий, VII, 38, 5.
ЮвенаЛу Децим Юний (ок. 60 — после 127) — римский поэт, автор сатир.
...«распространились роскошь и обжорство...» — Ювенал, VI, 291-292.
С. 321. ...в другом своем сочинении... - «Государь», XII.
...римляне дважды разбили войско самнитов... — Описываются события 343 г. до н.э. (Тит Ливий, VII, 32-38).
...гдеречь пойдет о заговорах. - «Рассуждения», кн. III, гл. VI.
С. 322. ...на жителей Реджо... — Об этом случае с жителями Ре- гии рассказывает Полибий (I, 7).
С. 323. ...первый претору когда-либо назначенный римлянами... — По Титу Ливию (IX, 20), назначение префектов в Капую относится к 318 г. до н.э.
...«уже не только римское оружие...» - Тит Ливий, IX, 20, 10.
С. 324. ...французы неоднократно занимали Геную... — Это про-исходило в 1401 г. при Карле VI и в 1507 г. при Людовике XII. В ' 1513 г. дожем был избран Оттавиано Фрегозо, в 1515 г. он уступил город французам, получив от них должность губернатора.
...добровольно перешлаПистойя. — В 1401 г. Пистойя окончательно перешла под власть Флоренции.
С. 325. ...какэто будет показано подробнее в своемместе. — «Рассуждения», кн. III, гл. XVI.
...как претор Нумиций подействовал на латинов... — Луций Ну- мизий Цирцеин (Тит Ливий, VIII, И, 5-9).
...когда французский король Франциск I выступил в поход на Ми - лан... — Излагается расстановка сил в преддверии битвы при Мари- ньяно (см. примеч. к с. 315). Франциск I (1494-1547) - король
Франции с 1515 г., военные успехи которого в начале царствования сменились неудачами (потеря Милана в 1523 г., поражение от имперских войск под Павией в 1525 г.).
С. 327. «ВЛациуме все складывалось так...» — Тит Ливий, VIII, 13,2. С. 327—328. Латины были разгромлены... сперва Манлием Торк- ватом, а затем Камиллом... — Тит Манлий Торкват — см. примеч. к с. 303; Камилл — см. примеч. к с. 21.
С. 328. ...«Бессмертные боги облекли вас такой властью...» — Тит Ливий, VIII, 13, 14-18; ср. примеч. к с. 21.
С. 329.... приговором, который они вынесли привернатам. — Привернаты восстали против Рима в 330 г. до н.э. Приверн — город вольсков в Лациуме.
С. 330. ...«Какого, по его мнению, наказания заслуживают при-вернаты?» — Здесь и далее цит. по: Тит Ливий, VIII, 21.
С. 331. ...прислушаться к мнению того старика... покрыв позором... — Старик — отец самнитского полководца, Геренний Понтий; позор заключался в том, что в 321 г. до н.э. сдавшихся римлян прогнали под ярмом (Тит Ливий, IX, 2—6). Подробнее см. «Рассуждения», кн. III, гл. XL-XLII.
...Пизу...следуетдержатьспомощыокрепостей. — «Государь», XX. С. 332....«уразоренныхостаетсяоружие»... — Ювенал, VIII, 124. ...«инегодованиенаходиторужие»... — Вергилий «Энеида», 1,150. С. 333. ...выстроил крепость в Милане... — Имеется в виду крепость Порта Джовиа или замок Сфорца, восстановленный в 1450 г. С. 334. Урбинский герцог Гвидобальдо — см. примеч. к с. 27. ...сын Федериго... - Федериго III да Монтефельтро (1422-1482) - герцог Урбинский с 1474 г., кондотьер, победитель венецианцев у Молинелло в 1467 г.
...папа Юлий построил там крепость... — Крепость Порта Галье- ра была заложена в феврале 1507 г.
Никколо да Кастелло — Никколо Вителли (см. примеч. к с. 120). ...построил самую мощную из всех доныне известных крепостей... — Крепость Капо ди Фаро была построена в 1507 г. в течение нескольких месяцев, снесена в 1514 г. Оттавиано Фрегозо — см. примеч. к с. 39. В 1515 г. генуэзские изгнанники, поддержанные миланцами и швейцарцами, пытались безуспешно свергнуть Оттавиано Фрегозо.
С. 335. ...укажет на Таранто в античные времена или на Бре- шию... - Фабий Максим взял Таранто (Тарент) в 209 г. до н.э. (Тит Ливий, XXVII, 15). Брешиа - «Рассуждения», кн. II, гл. XVII.
С. 336. ...когда один афинянин спросил некоего спартанца... — Такой вопрос и ответ неоднократно встречается у Плутарха (например, «Изречения спартанцев», 55).
С. 337. ...по поступку Франческо Марии... осаждая Урбино... — Описываются события 1517 г. (см. примеч. к с. 291).
...Сенат послал против них... - События 480 г. до н.э. (Тит Ливий, II, 45).
С. 338. ...как я говорил в другом месте... — «Государь», XX.
...Филиппо Висконти неоднократно вступал с Флоренцией в вой-ну... — Имеются в виду войны 1424, 1430, 1436, 1440, 1446 гг. (см. также примеч. к с. 316).
С. 339. ...полководец персов Габад простоял... под Амидой... — Га- бад (Кавад), шах Ирана в 488-531 гг.; Амида - город в Верхней Месопотамии (Прокопий Кесарийский «Война с персами», I, VII, 16-19).
С. 340. ...о чем будет рассказано в своем месте... — «Рассуждения», кн. III, гл. VI.
...в городе вспыхнули волнения... — События 342 г. до н.э. (Тит Ливий, VII, 41,3).
...командиром отряда, составленного из рабов... — Тиберий Гракх добился освобождения рабов, призванных к оружию после поражения при Каннах (Тит Ливий, XXIV, 14).
...«Едкие остроты...» - Неточная цитата из Тацита, «Анналы», XV, 68.
С. 341. ...Ганнон... советовал воспользоваться этой победой... - Тит Ливий, XXIII, 12-13.
...Тирская республика... — Квинт Курций Руф «История Александра Македонского», IV, 2-4 (по Курцию, Александр осаждал Тир семь месяцев).
С. 342. Когда Ганнибал... покинул Италию... — Это произошло в 203-202 гг. до н.э. (Тит Ливий, XXX).
С. 343. ...трех Фабиев... — Речь идет о трех сыновьях Марка Фабия Амбуста (Тит Ливий, V, 35-36).
С. 344. ...«в нарушение права народов»... — Тит Ливий, V, 36, 6.
Одним из его придворных был Павсаний... — Юстин, IX, 6.
С. 345. ...Камилл, который один мог противостоять этому несчастью, был сослан... — Марк Фурий Камилл - см. примеч. к с. 160. «Однако над Римом тяготел рок: ...даже Марка Фурия, единственного смертного, который мог отвратить беду, удалили из гор°Да>> (Тит Ливий, V, 32, 7).
С. 346. ...«Вотдокакойстепениослепляетлюдейсудьба...» — Тит Ливий, V, 37, 1.
С. 347 ....у же начали отвешивать требуемое количество... — Галлы запросили тысячу фунтов золота (Тит Ливий, V, 48, 8). С этим эпизодом связана знаменитая фраза: «горе побежденным», сказанная галлом, положившим на весы в добавление к гирям свой меч.
С. 348....чтобы жизнь римлянне была выкуплена за деньги. — Тит Ливий, V, 49, 1.
...платит дань швейцарцам и королю Англии. — Французский король платил швейцарцам согласно Фрибурскому трактату 1516 г., Англии - по договору 1514 г.
С. 350. ...англичане в 1513 году напали на него... — «Рассуждения», кн. I, гл. XXI.
...вопрос, заданный карфагенянином Ганноном... — «Рассуждения», кн. II, гл. XXVII.
С. 351. ...его зять и дядя Александр Эпирский... — Александр I Молосс, царь Эпира, муж сестры Филиппа Македонского; погиб в Лукании в 326 г. до н.э. (Тит Ливий, VIII, 24).
...а также на афинянина Фемистокла... — Фемистокл (см. примеч. к с. 259) бежал не к Дарию, к тому времени умершему, а к Артаксерксу. По Плутарху, отравился, поскольку не хогел помогать царю воевать против эллинов.
С. 352. ...Новый Карфаген в Испании... - Город был захвачен римлянами в 210 г. до н.э.
С. 353.... Сципион... напал в Африке на Утикуине смог взять ее — после сорокадневной осады (Тит Ливий, XXIX, 35, 12).
...примерявляет Палеполи... — Палеполь и Неаполь были сначала сдвоенным городом. Римляне взяли Палеполь, державший сторону самнитов, в 326 г. до н.э. (Тит Ливий, VIII, 25—26).
С. 354....капитолийскиегуси... — Своим гоготом гуси выдали галлов, намеревавшихся ночью захватить Капитолий.
Арат Сикионский (271-213 до н.э.) - стратег Ахейского союза, победитель спартанцев при Селласии. Макьявелли, видимо, опирается на характеристику, данную Арату Плутархом («величайший искусник вести тайные переговоры и скрытно склонять на свою сторону тиранов и города» - «Арат», 10).
С. 355. Когда консул Фабий одержал победу над тосканцами... — Это произошло в 310 г. до н.э. (Тит Ливий, IX, 35-36).
С. 357. «...что ежедневно вбирает в себя нечто...» — Этот меди-цинский афоризм взят из средневекового латинского перевода Ави-ценны.
С. 358. ...но и сделали их трибунами. — «Рассуждения», кн. II, гл. XXVIII.
С. 359. ...смерть сыновей Брута... и обвинение Сципионов. — О сыновьях Брута см. «Рассуждения», кн. I, гл. XVI; децемвиры были не казнены, а изгнаны (см. кн. I, гл. XXXV, XL); всадник Спурий Мелий, раздавая хлеб, привлекал к себе плебеев и был убит по по-дозрению в стремлении к царской власти (Тит Ливий, IV, 13-15); о Манлии см. кн. I, гл. VIII; о сыне Манлия Торквата — кн. I, гл. XI; о Папирии Курсоре - кн. I, гл. XXXI; об обвинении Сципионов - кн. I, гл. XXIX.
...люди,управлявшие Флоренцией с 1434 по 1494 год... - Имеются в виду Медичи — от Козимо Старшего до Пьеро.
...деятельность Горация Коклеса... Регула Аттилия... - О Горации Коклесе и Сцеволе см. «Рассуждения», кн. I, гл. XXIV; консул 278 г. до н.э. Гай Фабриций Лусцин выдал царю Пирру изменника, который обещал отравить царя; о Деции см. кн. II, гл. XVI, его сын повторил подвиг отца; о Регуле см. кн. II, гл. XVIII.
С. 360. ...появились двое Катонов, промежуток от Марка до них и от одного из них до другого... — Марк Регул казнен ок. 250 г. до н.э.; Катон Старший выбран цензором в 184 г., умер в 149 г. до н.э.; Катон Младший покончил самоубийством в 46 г. до н.э.
Св. Франциск (ок. 1181-1226) и св. Доминик (1170-1221) - основатели нищенствующих орденов.
С. 361—362. ...поведение Юния Брута, притворившегося скудоумным. — Тит Ливий, I, 56, 7—8; ...по его истолкованию Аполлонова оракула... — I, 56, 10—12; ...заставил присутствующих поклясться... - 1,59, 1-2.
С. 363. ...стремление сыновей Брута вернуть другое правитель-ство... — Сторонники Медичи стремились вернуть власть Медичи.
С. 364. Тарквиний Приск ошибался... — Тарквиний Древний был избран на царство в обход сыновей Анка Марция, которые устроили покушение на него; Заблуждение Сервия Туллия... — Сервий Туллий выдал своих дочерей за сыновей Тарквиния Древнего, но и его постигла та же судьба.
С. 365—366. ...принуждая его к механическому труду... — Простолюдины особенно тяготились «устройством мест для зрителей в цирке и рытьем подземного Большого канала» (Тит Ливий, I, 56, 2).
С. 366. Тимолеон Коринфский, Арат Сикионский — см. примеч. соответственно к с. 166 и 354.
С. 367. ...людям следугп почитать прошедшее... — Тацит («История», IV, 8) вкладывает эти слова в уста известного доносчика и обвинителя.
...достаточно говорилось выше. — «Рассуждения», кн. II, гл. XXXII.
С. 367—368. ...обсудив этот вопрос в другом месте. — «Государь», XIX-XXI.
С. 368. Оно вооружило Павсания... — «Рассуждения», кн. II, гл. XXVIII.
Пандольфо - Пандольфо Петруччи - см. примеч. к с. 26. О заговоре против него рассказано подробнее ниже, в той же главе.
...Пацци против Медичи... — В 1478 г. был убит брат Лоренцо Великолепного Джулиано, сам Лоренцо с трудом спасся, заговорщиков казнили, папа Сикст IV вступил с Флоренцией в войну. Подробнее об этом заговоре см. ниже в данной главе и в «Истории Флоренции» Макьявелли (кн. VIII).
...против Фаларида, Дионисия и других... - См. примеч. к с. 166.
С. 369. ...«КзятюЦецерынемного нисходитцарей...» — Ювенал, X, 112-113.
С. 370. ...заговор Перенния против Коммода... Сеяна против Ти- берия. — О заговоре префекта претория Перенниса см. Геродиан «История», 1,9\Плавциан (Плавтиан) - префект претория при Сеп- тимии Севере, его дочь император выдал за своего сына, будущего Каракаллу (см. Геродиан, III, 10—12, и ниже в данной главе); Луций Элий Сеян казнен в 31 г.
...Якопо ди Аппиано против мессера Пьера Гамбакорти... — Якопо Аппиани (ок. 1322-1398) предательски убил в 1392 г. Пьеро Гамбакорти, синьора Пизы с 1362 г., и захватил власть в городе.
...некий Коппола... - Франческо Коппола, граф ди Сарно (1420— 1487), возглавивший так называемый «заговор баронов» в 1485— 1486 гг. против короля Неаполя Фердинанда I.
С. 372. ...во время заговора ТІизона против Нерона... — Это произошло в 65 г. (Тацит «Анналы», XV, 49—59).
...раб, который потом на них донес. — Тит Ливий, II, 4, 5.
...так поступил Димм... - Квинт Курций Руф («История Александра», VI, 7) датирует эту историю бактрийским походом.
С. 373. ...в связи с заговором против Гиеронима... — См. Тит Ливий, XXIV, 4-7, а также примеч. к с. 254.
С. 374. Нелемат, не в силах выносить тиранию Аристотима, ела - стителя Эпира... - Макьявелли путает Нелемата с Эллаником, а
Эпир с Элидой, тираном которой был Аристотим в 272 г. до н.э. (Юстин, XXVI, 1).
Некий волхв... и...Воргпан... - История взята у Геродота (III, 70- 78). Маг (т.е. член мидийской жреческой касты) Смердис захватил власть после смерти Камбиса III, выдав себя за его брата. Вортан - у Геродота Отан.
...длярасправы с Набидом... — Тит Ливий, XXXV, 34—36; а также примеч. к с. 86.
С. 376. Среди первых друзей и приближенных императора Коммода... — Марция, префект претория Лет и спальник императора Элект пытались отговорить Коммода, желавшего предстать перед римлянами в одеянии гладиатора (Геродиан, I, 16—17).
С. 377. Император Антонин Каракалла... — Геродиан, IV, 12—14.
С. 378. Кардинал Сан Джорджо - Раффаэлло Риарио - см. примеч. к с. 34.
Когда Марий был захвачен... они послали раба... - По Плутарху («Марий», 38), убить Мария вызвался не раб, а солдат из варваров.
С. 379. Против царя Фракии Ситалка... - Ситалк, царь Фракии, не имеет к этому сюжету никакого отношения. Предположительно Макьявелли спутал его с тираном Коринфа Кипселом, о попытке убийства которого в младенчестве похожую историю рассказывает Геродот (V, 92).
Против герцога Феррарского Альфонса сговорились два его брата... — Фердинандо, родной брат Альфонса I д'Эсте, и Джулио, побочный. Заговор был раскрыт в 1506 г., менее заметные его участники казнены, Фердинандо и Джулио приговорены к пожизненному заключению.
...«сам он также собрался с духом...» - Тит Ливий, XXXV, 35,18.
С. 380, Сестра Коммода Люцилла... — Геродиан, I, 8.
...Антонио да Вольтерра... сказал: «Аху изменник!» — Антонио Маффеи, апостолический секретарь, убит сразу после провала заговора Пацци (см. примеч. к с. 368). Макьявелли в «Истории Флоренции» о его словах ничего не сообщает.
...в разных странах. — У Геродиана (III, 12,1) — в разных зданиях.
...против тиранов Афин Диокла и Гиппия. — Юстин (II, 9), на которого Макьявелли опирается, спутал Диокла с Гиппархом, убитым в 514 г. до н.э. Гиппий, его старший брат, изгнан в 510 г. до н.э.
Жители Гераклеи Хион и Леонид — устроили заговор в 352 г. Д° н.э. (Юстин, XVI, 5).
Клеарх— «Рассуждения», кн. I, гл. XVI.
С. 380—381. ...заговор, предпринятый Пелопидом... закончился успешно... — Помощника заговорщиков звали Хароном, число правителей Фив (полемархов) — три (Плутарх «Пелопид», 7—12, а также примеч. к с. 70).
С. 381. ...когда Брут и его сообщники хотели убить Цезаря... — Плутарх «Брут», 16.
С. 382. ...убил герцога Миланского... — Галеаццо Марию Сфорца убили в 1476 г.
...убили своего правителя графа Джироламо... — Джироламо Ри- арио — см. примеч. к с. 121; ...мадонна Катерина... — дочь герцога Миланского (см. примеч. к с. 65).
С. 383. Всякий читал о заговоре Катилины... — Саллюстий «О заговоре Катилины», 31; 45—46, а также примеч. к с. 167.
С. 38 А.Ганнон, стремясь у становить тиранию... — Описываются события, происходившие ок. 350 г. до н.э. (Юстин, XXI, 4).
...когда афинянин Писистрат победил мегарцев... — Война про-тив Мегары была в 565 г. до н.э., тирания Писистрата установилась в 561 г. до н.э. (Плутарх «Солон», 30).
Некоторые из первейших граждан Фив... — «Государь», V, а также примеч. к с. 70.
С. 385. ...как случилось во время покушения на Коммода... — Геродиан, I, 17,8-11.
...оставили два легиона для охраны Капуи... — Макьявелли ссы -лался на этот рассказ Тита Ливия (VII, 38-41) в кн. II, гл. XXVI «Рассуждений».
Рутилий — Гай Марций Рутил, консул 342 г. до н.э.
С. 386. ...так было с герцогом Афинским и Гульемо де Пацци. — Готье VI де Бриенн, герцог Афинский (1305—1356), выбран правителем Флоренции в 1342 г., в следующем году свергнут. Гульельмо де Пацци был флорентийским комиссаром в Вальдикьяне в 1501 г.
Второй принадлежит Диону Сиракузскому... - Плутарх «Дион», 54-57, а также примеч. к с. 166.
С. 388. Выше мы у же обсуждали вопрос о том, что дурной гражданин... - «Рассуждения» кн. I, гл. XXXIV; кн. III, гл. VI.
...примерами Спурия Кассия и Манлия Капитолина. — Спурий Кассий - консул 486 г. до н.э. (Тит Ливий, II, 41). Манлий Капитолийский - «Рассуждения», кн. I, гл. VIII и примеч. к с. 160 (Тит Ливий, VI, 11-20).
С. 389. ...«такой конец обрел муж...» - Тит Ливий, VI, 20, 14.
С. 391. ...Фабий этому сильно противился... — Фабий Максим — см. примеч. к с. 106 (Тит Ливий, XXVIII, 40-42).
С. 392. Уже упоминавшийся несколько раз Пьеро Содерини... — Ср. «Рассуждения», кн. I, гл. LII; кн. III, гл. III.
Папа Юлий II... — Ср. «Рассуждения», кн. I, гл. XXVII.
«Диктатор Гней Сульпиций затягивал войну против галлов...» — Тит Ливий, VII, 12, 11, с изменениями.
С. 394. ...атакованный римлянами у Филипп решил не давать сражения... — Филипп V — см. примеч. к с. 128 (Тит Ливий, XXXII, 9-12).
С. 395. ...онрешил попытать счастья в битве... — Имеется в виду битва при Киноскефалах в 197 г. до н.э.
Гней Сульпиций - Гай Сульпиций Петик, пятикратный консул, интеррекс в 356 и 351 гг. до н.э., диктатор в 358 г. до н.э. во время войны с галлами.
С. 396. ...близ швейцарского города Мората... — Имеется в виду Муртен близ Фрибура. Карл Смелый (см. примеч. к с. 291) потерпел здесь поражение в 1476 г.
...судьба французского войска, осадившего Повару... — «Рассуждения», кн. II, гл. XVII.
...если бы Аппий Клавдий не указал способ... — Аппий Клавдий Красс, внук децемвира (Тит Ливий, IV, 48).
С. 397. В 1483 году вся Италия поднялась против венецианцев... — Речь идет о так называемой соляной войне.
...часть Феррары. - Полесина.
...Франция противостояла всему миру... - Лига 1495 г. против Карла VIII распалась с выходом из нее Испании в 1497 г.
...по участи венецианцев в восьмом году. — Речь идет о Камбрейской лиге. Юлий II, захватив венецианские владения в Романье, в начале 1510 г. подписал с Венецией мирный договор.
С. 400. ...совсем недавно Флоренция... — Имеются в виду мир с Испанией и возвращение Медичи в 1512 г.
...то же самое приключилось с Крассом... — Плутарх «Красс», 27—31.
Отчаявшись, послы вернулись в Самниум, и тут Клавдий Пон- тий... - События 321 г. до н.э. Не Клавдий, а Гай Понтий.
...«Война справедлива...» - Тит Ливий, X, 1, 10. Ту же цитату Макьявелли приводит в «Государе» (XXVI).
Войско, возглавляемое Гаем Манилием... - Об этом сражении 380 г. до н.э. Макьявелли упоминал в «Рассуждениях», кн. I, гл. XXXVL По Титу Ливию (II, 47, 6-8), не Гай Манилий, а Гней Манлий.
С. 401. Войска вольсков и эквов однажды вторглись в римские пре - делы. — Это происходило в 431 г. до н.э.
...«Идите со мной...» — Тит Ливий, IV, 28, 5.
Камилл... чтобы никто не трогалразоружившихся врагов... — Тит Ливий, V, 21, 13-14.
Когда Кориолана изгнали из Рима... — См. примеч. к с. 158.
С. 402. В этом месте Тит Ливий замечает... — Тит Ливий, II, 39, 2.
...когдаобакомандирапогибли... — Публий Корнелий Сципион и Гней Корнелий Сципион Кальв погибли ок. 211 г. до н.э.
Когда Цезарь отправлялся в Испанию... — Светоний «Божественный Юлий», 34.
Когда Лукулла... он был вовсе не искушен в военном деле... — Плутарх («Лукулл», 7) пишет прямо противоположное: Лукулл за короткое время из негодного войска сделал превосходное.
С. 403. Римляне из-за недостатка в людях вооружили множество рабов... - «Рассуждения», кн. II, гл. XXVI.
Квинкций стал громко кричать... — Тит Квинкций Капитолин Барбат, шестикратный консул; битва, о которой здесь говорится, происходила в 468 г. до н.э. (Тит Ливий, II, 64, 6).
С. 404. Несколько лет назад Перуджа разделилась... — Описанная Макьявелли попытка переворота относится к 1495 г.
С. 405. ...можно сослаться на... Гая Сульпиция, который вооружил всех обозников... — Гай Сульпиций — см. примеч. к с. 397 (Тит Ливий, VII, 14, 7-8).
Это удалось царю Индии в битве с Семирамидой... — Диодор Сицилийский «Историческая библиотека», II, 16; Семирамида (IX- VIII вв. до н.э.) - царица Ассирии.
Диктатор Мамерк сражался с фиденатами... — Эмилий Мамерк выиграл битву с фиденатами в 426 г. до н.э.
С. 406. ...«Уничтожьте Фиденыихже огнем...» — Тит Ливий, IV, 33, 5.
...«Трое трибунов с консульской властью...» — Тит Ливий, IV, 31, 2.
...он послал войско под Пизу... — Макьявелли был свидетелем этой осады и ссылается на ее опыт неоднократно.
ДжованбаттистаРидольфи - избран гонфалоньером после падения Содерини и возвращения Медичи.
С. 407. ...римляне послали против эквов Квинкция... — Имеется в виду Квинкций, о котором говорилось в предыдущей главе, и его четвертое консульство в 446 г. до н.э.
...«Наилучший способ ведения великих дел — это поручить всю полноту власти одному лицу». — Тит Ливий, III, 70,1, но Макьявелли меняет смысл на противоположный.
С. 407-408. ...у греческого историка Фукидида... - «История», VI, 8-14.
С. 408. Никий — Макьявелли приводил в пример Никия в «Рассуждениях», кн. I, гл. LIII.
Алкивиад (ок. 450—404 до н.э.) — афинский стратег во время Пелопоннесской войны, дважды обвинялся в государственной из-мене.
С. 409. ...Павлу Эмилию было несколько раз отказано в консуль- ской должности... — Луций Эмилий Павел (228—160 до н.э.), в 168 г. до н.э. одержал победу над македонским царем Персеем при Пидне. Как следует из Тита Ливия (XXXIX, 32), он неудачно претендовал на консульство в 185 г. до н.э., но впервые был избран консулом в 182 г. до н.э., задолго до III Македонской войны.
Антонио Джакомини - см. Цримеч. к с. 245.
С. 410. Клавдий Нерон - Гай Клавдий Нерон. В Испании он был обманут в 211 г. до н.э. (Тит Ливий, XXVI, 17, ср. также Фронтин «Военные хитрости», I, 5, 19). Тасдрубал. - О битве у Метавра, где погиб Гасдрубал, см. примеч. к с. 292. Клавдий Нерон действительно совершил в 207 г. до н.э. дерзкий переход, оставив Ганнибала, но слова, которые цитирует Макьявелли, принадлежат другому консулу этого года, Марку Ливию Салинатору (Тит Ливий, XXVII, 40, 9), обиженному на римский народ за обвинение в растрате денег из военной добычи.
С. 411. Фиванец Эпаминонд говорил... — У Эпаминонда таких изречений не найдено.
...как случилось с Брутом и Кассием... — Имеется в виду битва при Филиппах (Плутарх «Брут», 42-43).
...при Санта Чечилия... - При Мариньяно в 1515 г.
Такая же путаница произошла в лагерях римлян и эквов. — На самом деле битва была между римлянами и вольсками в 423 г. до н.э. (Тит Ливий, IV, 39).
С. 413. ...при наступлении войны снарядили две армии... — События 471 г. до н.э. (Тит Ливий, II, 58-60).
...говорит: «При управлении многими людьми страх наказания действеннее, чем послушание». — Единственное место у Тацита, близкое лексически, по смыслу противоположно: «Угодливость по отношению к принцепсу... оказались сильнее установленных законами наказаний и устрашений» («Анналы», III, 55).
С. 414. Манлий Торкват — двукратный диктатор, трехкратный консул («Рассуждения», кн. II, гл. XVI и кн. III, гл. XXII). ...в другом нашем сочинении. - «Государь», XVII. С. 415. Когда Камилл со своим войском находился близ города фа- лисков... - События 394 г. до н.э. (Тит Ливий, V, 27). ...великодушие Фабриция... — См. примеч. к с. 359. ...его молодую и прекрасную жену. — Как рассказывает Тит Ливий (XXVI, 50), благодарный юноша привел в помощь Сципиону полуторатысячный отряд конницы.
...особенно много потрудился Ксенофонт... — «Киропедия», passim.
С. 417. ...он был вынужден отчасти прибегнуть к той жестокости... — Сципион казнил зачинщиков и главарей мятежа (Тит Ливий, XXVIII, 24-29).
С. 418. ...был вынужден покончить с собой. — Изгнанный по настоянию Рима из Карфагена Ганнибал отправился сначала в Сирию к Антиоху III Великому, а после его поражения — к вифинско- му царю Прусию. Отравился, когда римляне стали требовать его выдачи.
Манлий Торкват — см. выше; Валерий Корвин — см. примеч. к с. 260. С. 419. «Манлиеварасправа» - Тит Ливий, VIII, 7, 22. ...как он вел себя в поединке с французом... — Этой победе над галлом, с которого Манлий сорвал ожерелье, он обязан своим прозвищем (Торкват — «ожерельный»). О защите отца см. «Рассуждения» кн. I, гл. XI.
...«Без твоего приказа никогда не вышел бы я биться...» — Тит Ливий, VII, 10, 2.
С. 420. Один разумный человек говорил... — «Царь должен владеть вооруженной силой, и она должна быть настолько значительной, чтобы царь, опираясь на нее, оказывался сильнее каждого отдельного человека и даже нескольких человек, но слабее массы граждан» (Аристотель «Политика», 1386b).
С. 421. ...«Не было полководца ближе воинству...» — Тит Ливий. VII, 33, 1-2.
С. 422. ...Ливий утверждаепг}что победу одержала быта сторона, чьим консулом был Манлий. — Тит Ливий, VIII, 10, 8.
...правлениеПубликолы. — Макьявелли ошибается, называя вместо Корва Публиколу (оба Валерии).
С. 423. ...то ли заточив в тюрьму, то ли расправившись с ним. — Предположительно речь идет о венецианском флотоводце Витторе Пизани, заключенном в тюрьму после поражения от генуэзцев в 1379 г., но затем при новой угрозе со стороны Генуи возвращенном к командованию.
...«солдатам его доблесть была ненавистна, но они восторгались ею». - Тит Ливий, V, 26, 8.
С. 424. Тит Ливий называет несколько причин этой ненависти... — Тит Ливий, V, 23.
С. 425....оннастоялнаизбранииновыхконсулов. — Луций Квинкций Цинциннат отказался от продления полномочий в 459 г. до н.э. (Тит Ливий, III, 21).
Первым, чьи полномочия были продлены... — Впервые продлили срок консульства Квинту Публилию Филону в 327 г. до н.э. (Тит Ливий, VIII, 23, 11 — 12).
С. 426. В другом месте мы уже говорили... — «Рассуждения», кн. I, гл. XXXVII.
Когда консул Минуций был со своим войском осажден эквами... — Это произошло в 458 г. до н.э.
...«Обэтом полезно послушать тем...» — Тит Ливий, III, 26, 7.
С. 427. ...во времена Марка Регула... чтобы ему разрешили воз-вратиться для приведения в порядок своего имения... — См. «Памятные события и изречения» (IV, 4, 6) римского историка Валерия Максима (I в. до н.э. - I в. н.э.). О Регуле см. примеч. к с. 315.
...Павел... подарил своему зятю серебряную чашу... — Валерий Максим, IV, 4, 9; о Павле Эмилии см. примеч. к с. 409.
С. 428. В городе Ардее возниклараспря... - События 443 г. до н.э. (Тит Ливий, IV, 9-10).
...обида, нанесенная Виргинии... — «Рассуждения», кн. I, гл. XL.
...Аристотель называет злодеяния... — «Политика», 1311а-Ь, 1314b.
С. 429. Пятнадцать лет назад, как и сегодня, в этом городе было две партии... — В 1301 — 1302 гг.; Макьявелли, следовательно, писал эту главу в конце 1516-го - начале 1517 г.
С. 430. Пистойю следует удерживать с помощью партий... — «Государь», XX.
С. 431. Об этом свидетельствует Бьондо... - Historiarum ab inclinatione romani imperii, Basuleae, 1559, p. 337. Флавио Бьондо (1392—1463) - римский гуманист, автор нескольких сочинений по истории Рима и Италии.
В 1502 году у когда были утрачены Ареццо... — См. «О том, как надлежит поступать...».
Мардзокко — флорентийский геральдический лев.
Спурий Мелий — см. примеч. к с. 359.
С. 433. ...римские послы, которые везли в дар Аполлону... - Римские послы направлялись в Дельфы.
...попали к липарийским пиратам... — Липары — острова в Тирренском море.
С. 434. ...«Тимасифей... сумел внушить благоговение черни...» — Тит Ливий, V, 28, 4.
...«Что государь творит...» — Макьявелли цитирует «Представление о святых Иоанне и Павле», единственное произведение Лоренцо Медичи в жанре «священного представления»,
Камилл, который в это время был трибуном с консульской властью... — Это было в 386 г. до н.э.
...«Онинедумали,чтоумаляютсвоиправа...» — Тит Ливий, VI, 6,7.
С. 434—435. ...он назначил Квинта Сервилия... Люция Квинкция... велел Горацию... Корнелию... — Речь идет о товарищах Камилла по должности — Квинт Сервилий Фидена, Луций Квинкций Цинциннат, Луций Гораций Пульвилла, Сервий Корнелий Малугинский.
С. 435. ...трираза был диктатором... — До 386 г., о котором идет речь, Камилл был диктатором три раза, всего же — пять.
С. 436. Моисей... был вынужден перебить бесчисленное множество людей... — Людей, отступивших от Завета и сотворивших кумира, «и пало в тот день из народа около трех тысяч человек» (Исход, 32:28).
С. 437. ...«Диктаторская власть никогда не придавала мне духа...» — Тит Ливий, VI, 7, 5.
С. 438. ...они были разгромлены в третий раз... — На самом деле в четвертый; до Канн были Тицин, Требия и Тразименское озеро.
...как мы уже говорили выше... — «Рассуждения», кн. II, гл. XXX.
...когда Антиох отправил к Сципиону посольство... — Имеется в виду кампания 190 г. до н.э., в которой Публий Сципион Африканский был легатом при своем брате Луции Корнелии Сципионе.
...«Будучи побежденными, римляне не теряют присутствия духа...» — Тит Ливий, предположительно XXXVII, 45, 12, но цитата неточная.
Противоположным образом вели себя венецианцы... — Излагаются события, связанные с многократно упоминаемой Макьявелли битвой при Аньяделло в 1509 г. Папе Венеция уступила все свои владения в Романье, Испании — порты в Апулии, Брешиа и Берга- мо перешли на сторону противника. Под спасшимся провведито- ром Макьявелли имеет в виду одного из командующих венецианскими войсками Никколо Орсини графа Питильяно.
С. 440. Камилл, какмыуже говорили... — См. предыдущую главу.
...«Пусть каждый сделает, чему он научен и к чему он привык». — Тит Ливий, VI, 7, 6.
С. 441. Против римского народа взбунтовались две его колонии... — События 383 г. до н.э. (Тит Ливий, VI, 21).
После первой войны карфагенян с римлянами... — См. примеч. к с. 92-93. В изложении событий и их оценке Макьявелли следует за Полибием (I, 65—88). Гасдрубал к этой истории отношения не имеет (у Полибия — Гескон). Вожаками ГІолибий называет беглого римского раба Спендия и ливийца Мато (Матоса).
С. 442. Клавдий Пульхр - «Рассуждения», кн. I, гл. XIV.
Аппий Клавдий — внук децемвира.
С. 442—443. ...«Они теперь насмехаются над священнодействиями...» — Тит Ливий, VI, 41, 8.
С. 443. ...гдеримляне потерпели поражение от французов. — Речь идет о сражении с галлами в 390 г. до н.э.
Диктатор — Тит Квинкций Цинциннат.
...«Смотри, полагаясь на счастье, они стали у Аллии!..» — Тит Ливий, 29, 1-2, сокращенно.
...на примере сражения двух консулов Манлиев... — Не консулов, а трибунов с консульской властью в 379 г. до н.э.
...«Только доблесть воинов...» — Тит Ливий, VI, 30, 6, искаженно.
...прием, использованный Фабием... - Квинт Фабий Максим Рул- лиан в 310 г. до н.э. (Тит Ливий, IX, 37, 6).
С. 444. ...какМанлий... защитил своего отца... — «Рассуждения», кн. I, гл. XI.
С. 446. ...защита отца... и клятва... - Тит Ливий, XXI, 46, 7; о клятве см. «Рассуждения», кн. I, гл. XI.
...он вернул отцу его дочь, а мужу — супругу... — «Рассуждения», кн. III, гл. XX.
С. 447. ...речь Фабия Максима... - Тит Ливий, XXIV, 8.
...турецкий султан Селим... выступил в Персию... — в 1514 г.
С. 448. Первый плебей, избранный консулом... - Луций Секстин в 366 г. до н.э. (Тит Ливий, VI, 42, 9). Первый консул из плебеев, который вел войну, - Луций Генуций в 362 г. (Тит Ливий, VII, 6, 8).
С. 449. ...случиться, как с друзьями македонского царя Персея... — Этого эпизода нет ни у Тита Ливия, ни у Плутарха.
...в начале битвы французы сильнее мужей... — Тит Ливий, X, 28, 4. С. 451....при наказании начальника конницы... — «Рассуждения», кн. I, гл. XXXI.
...«Исчезает почтение к людям и почитание богов...» — Тит Ливий, VIII, 34, 8-10.
... «Этот поединок имел важное значение для исхода всей войны...» — Тит Ливий, VII, И, 1, сокращенно.
С. 452. ...отправлен римлянами с войском против самнитов... — События 343 г. до н.э.
...«чтобы их не страшили неведомая война и неиспытанный враг». — Тит Ливий, VII, 32, 5.
С. 453. Филипп Македонский... покинул... многие из своих владений... - Тит Ливий, XXXII, 13, 6-9.
...предложив им защищаться, как только смогут. — Тит Ливий, XXIII, 5.
...поступить подобно Марию... - Плутарх «Марий», 16. С. 454. ...«Пусть каждый видит...» - Тит Ливий, VII, 32, 10-13. С. 455. ...римлянин Гракх... — См. примеч. к с. 340. С. 456. ...Ксенофонт сообщает... - «Киропедия», II, IV, 25-29. ...на примере Публия Деция, военного трибуна в войске консула Корнелия... — Авл Корнелий Косс, избранный консулом вместе с Валерием Корвом, на которого Макьявелли постоянно ссылается в предыдущих главах.
...«Видишь, Авл Корнелий, ту вершину над врагами?..» — Тит Ливий, VII, 34, 4.
С. 457. ...«Публий Деций, военный трибун...» — Тит Ливий, VII, 34, 3.
...«Ступайте за мною...» — Тит Ливий, VII, 34, 14—15. С. 458. ...на Перуджинском озере... — На Тразименском. ...поджег рога обозного скота. — Хитрость с быками позволила Ганнибалу ускользнуть из ловушки (в промежутке между Трази- менской битвой и Каннами — Тит Ливий, XXII, 16—17).
...в Кавдинском овраге... — «Рассуждения», кн. II, гл. XXIII. ...«который друзей не создаст, а врагов не уничтожит». — Тит Ливий, IX, 3, 12.
С. 458—459. ...римскийлегат... сказал... — Тит Ливий, IX, 4, 8—16. С. 459. ...предложил не соблюдать заключенный в Кавдиимир консул Спурий Постумий... — Тит Ливий, IX, 8—12.
С. 460... .обсуждено нами в трактате De Principe... — «Государь», гл. XVIII.
С. 461. ...Флоренция помышляла призвать в Италию императора... — Речь идет о походе в Италию для коронации Рупрехта Пфальцского, потерпевшего поражение в 1401 г. при Брешии от Джан Галеаццо Висконти и вернувшегося в Германию.
Также они поступили в старину с тосканцами... — События 299 г. до н.э. (Тит Ливий, X, 14, 6—10).
С. 462. Когда на самнитов двинулось римское войско... — Это произошло в 295 г. до н.э.
...«Они возобновили войну...» — Тит Ливий, X, 16, 5
С. А62—А63.Такойприемвнашевремяуспешноиспользовали... ~ На действия папы Юлия II в отношении Бентивольо Макьявелли ссылается неоднократно (например, «Рассуждения», кн. I, гл. XXVII); о мятеже в Брешии см. «Рассуждения», кн. II, гл. XVII;маркиз Манту анский - Франческо Гонзага; сын маркиза - Федерико Гонзага; ...два пути: одину очень длинный и неудобный... — путь через герцогство Миланское.
С. 463. Римские консулы Деций и Фабий... - Квинт Фабий Максим Руллиан и Публий Деций Мус сражались с самнитами и галлами в 295 г. до н.э. (Тит Ливий, X, 28-29).
С. 465....когдаодинизАппиевсделалсяцензором... — Аппий Клав-дий Цек стал цензором в 312 г. до н.э.; отказался слагать цензорство в 310 г. до н.э. (Тит Ливий, IX, 33-34).
Консул Марций сражался со своим войском против самнитов... — Гай Марций Рутул сражался с самнитами в 310 г. до н.э. (Тит Ливий, IX, 39).
Фабий - вышеупомянутый Квинт Фабий Максим Руллиан.
С. 466. Легат Фульвий остался командовать римским войском... - События 302 г. до н.э. (Тит Ливий, X, 4). Консул - диктатор Марк Валерий Максим (но он успел вернуться к войску).
...его ворота открыты и никем не охраняются. — Тит Ливий, V, 39, 1-3.
С. 467. ...римские женщиныустроили заговор... — Это произошло в 331 г. до н.э. Тит Ливий (VIII, 18) не дает никаких объяснений этому заговору.
Заговор Вакханалий — тайный оргиастический культ, раскрытый и разгромленный в 186 г. до н.э. (Тит Ливий, XXXIX, 8-19).
Они были высланы в Сицилию... — Тит Ливий, XXV, 6.
С. 468. ...Квинт Фабий, который был тогда цензором... - Тит Ливий, IX, 46, 14-15.
Жизнь Каструччо Кастракани из Лукки
(«La vita di Castruccio Castracani»)
«Жизнью Каструччо Кастракани» завершается вынужденный досуг Макьявелли, его «болдинская осень», растянувшаяся на восемь лет: «Жизнь» написана в июле — августе 1520 г., а в ноябре Макьявелли возвращается на государственную службу в скромной должности историографа. Молено подумать, что жизнеописание знаменитого кондотьера предвосхищает новый этап творчества Макьявелли, прошедший под знаком его последнего шедевра — «Истории Флоренции» (1525). Однако это не так — летом 1520 г. Макьявелли меньше всего был историком. Биография герцога Лукки совершенно фантастична, в ней, конечно, есть и реальные факты, но не меньше, если не больше, вымысла: сражений, которые не происходили, людей, которых не существовало. История присутствует в этом сочинении Макьявелли на тех же правах и в той пропорции, в которых она присутствует в историческом романе. По своему пафосу, по своему идейному строю «Жизнь Каструччо Кастракани» принадлежит творческой эпохе «Государя» — новелла рассказывает о том же идеальном правителе, о котором рассказывал трактат, только зовут его на этот раз не Чезаре Борджа, а Каструччо Кастракани. Герцог Лукки, так же как гонфалоньер церкви, соединяет в себе силу льва с хитростью лисицы; ведет политическую игру, не заботясь о спасении души; умеет быть великим во зле; никогда не упускает из виду главной цели, выбирая самый прямой к ней путь, хотя бы и обильнее всего политый кровью; яростным напором воли подчиняет себе государство, превращая его в послушный и пассивный материал, которым распоряжается с артистическим своеволием. И с неуклонной верностью собирает под свою руку разрозненные земли Италии. Так же как у герцога Валентино, у Каструччо один достойный противник - судьба, которую он бьет и гонит, не давая передышки, покоряя ее своей молодой силой, а она, отступая, огрызается, наносит удары исподтишка и, поймав Каструччо в момент рассеянного наслаждения триумфом, берет его врасплох. Так же как у Чезаре Борджа, судьба отняла у Каструччо главное - время, чтобы окончательно ее подчинить, и победила его единственным оружием, против которого у него не было защиты, — смертью. Единоборство человека с судьбой является истинным сюжетом этого произведения Макьявелли, стилизо- ванного под античное жизнеописание, но на деле ближе всего напоминающего античную трагедию рока.
Настоящий русский перевод впервые опубликован в книге: Макиавелли Н. Сочинения. — M.-JI.: Academia, 1934, т. I.
С. 469. ...дорогие Дзаноби и Луиджи... - Дзаноби Буондельмоти, друг Макьявелли, меценат, ему же посвящены «Рассуждения о первой декаде Тита Ливия»; Луиджи Аламанни (1495-1566) - флорентийский лирический и эпический поэт, комедиограф.
С. 470. Они его окрестили и назвали именем своего отца — Каст - руччо. - Весь рассказ о рождении Каструччо вымышлен Макьявелли и стилизован под жизнеописание Агафокла Диодора Сицилийского и «Киропедию» Ксенофонта. В действительности Каструччо родился в 1281 г. в семье Джерио (Руджеро) Кастракане из богатого рода Антельминелли, его матерью была ГІучча дельи Стреги. В 1300 г. он надолго покинул Лукку, так как его семейство было изгнано черными гвельфами и переселилось в Анкону, где его отец вскоре умер.
С. 471. ...дворянин из рода Гуиниджи, по имени мессер Франческо... — Франческо Гуиниджи, как и его сын Паголо, помещены не в свое время. В 1308 г. все члены рода Гуиниджи, богатых купцов и банкиров, были изгнаны из Лукки. Заметную роль в политической жизни города они начинают играть только в конце XIV — первой половине XV в., когда Франческо Гуиниджи в 1384 г. посмертно провозглашается отцом отечества, а Паголо Гуиниджи (ум. 1432) становится правителем Лукки (1400-1430 гг.).
С. 472. На помощь им Висконти Миланским был послан Франческо Гуиниджи. — Когда Каструччо было восемнадцать лет, т.е. ок. 1300 г., в Милане правил Маттео I Висконти (1255-1322). В начале XIV в. Каструччо действительно служил Висконти (кроме того, у правителя Вероны Кангранде делла Скала). В 1310 г. присягнул императору Священной Римской империи Генриху VII.
Вернулся в Лукку Каструччо... — Каструччо вернулся 25 апреля 1314 г., однако не из военной экспедиции, а из изгнания.
С. 473. ...Джорджо дельи Опици... — Род Опици (Обицци) возглавлял в Лукке партию черных гвельфов. Семья Кастракани была изгнана в 1300 г. из Лукки как раз вследствие убийства одного из Обицци.
...у викария короля Роберта Неаполитанского... - См. примеч. к с. 289.
Угуччоне делла Фаджола (ок. 1250-1319) - предводитель тосканских гибеллинов, государь Пизы в 1313-1316 гг., после свержения получил от Кангранде делла Скала должность подесты в Ви- ченце в 1317 г.
С. 474. Губернатор был изгнан. — Имеется в виду Джерардо да Сан Лупидио, викарий Роберта Анжуйского. Переворот в Лукке произошел 14 июня 1314 г.
С. 475. Поражение было полное, и потери гвельфов огромны. — Битва при Монтекатини 29 августа 1315 г., в которой на стороне Флоренции приняли участие войска Болоньи, Сиены, Губбио, Пистойи, Перуджи, а на стороне Угуччоне — тосканские гибеллины и подкрепление от Висконти, происходила совершенно иначе, чем это описано Макьявелли. Не флорентийцы захватили Монтекатини, а Угуччоне его осадил, завладев Луккой; в день битвы он не был болен и лично командовал войсками; Каструччо был в сражении на вторых ролях; убито было около двух тысяч гвельфов и взято в плен полторы тысячи.
С. 476. ...повод для наказания Каструччо. — Причиной ареста Каструччо в действительности было недовольство Угуччоне его самоволием: он расправился с несколькими людьми, не имея на то приказа Угуччоне.
...сына своего Нери, которого он назначил перед тем синьором Лукки... — Нери был назначен синьором вместо старшего сына Франческо, павшего при Монтекатини.
...пизанцы восстали с оружием в руках... — Это произошло 10 апреля 1316 г.
Граф Гаддо деллаГерардеска. — После восстания подестой Пизы стал Франческо Пико делла Мирандола, а Гаддо был избран военачальником. Власть в городе ему досталась только в 1320 г.
...к синьорам делла Скала. Там он и умер в бедности. — Угуччоне отправился к Кангранде делла Скала (1291-1329), правителю Вероны с 1312 г., покровителю Данте. Умер Угуччоне не в бедности.
С. 477. ...был избран начальником вооруженных сил города сро- комнаодингод. - В июне 1316 г. Каструччо избрали сроком нашесть месяцев, спустя этот срок - еще на год, а по истечении его - на десять лет.
...в короткое время завладел всей Луниджаной... — Замки в Гар- фаньяне и Луниджане были захвачены Каструччо в 1320—1321 гг.
Народ в торжественном собрании провозгласил его государем. — Каструччо провозгласили государем 26 апреля 1320 г.
Король римский Фридрих Баварский... — Фридрих, герцог Австрийский (1286—1333) — в 1314 г. избран римским королем врагами Людовика Баварского (1287—1347), императора Священной Рим-ской империи в 1328—1346 гг., разбит и пленен последним в 1322 г., затем исполнял роль его местоблюстителя во время пребывания Людовика в Италии.
...сделал своим викарием в Тоскане. — На самом деле Каструччо сделал викарием не Фридрих Австрийский (Красивый), а Людовик Баварский в мае 1328 г.
...король сделал Каструччо синьором Пизы... — Это произошло 29 апреля 1328 г.
С. 479. ...заключены в тюрьму и преданы смерти. — Заговор произошел в 1321 г., и Стефано ди Поджо стоял во главе его. Макьявелли вновь вдохновляется в своем рассказе Диодором Сицилийским и строит образ Каструччо по Агафоклу и Чезаре Борджа.
С. 480. Вслед за тем город был занят без дальнейшего сопротивления. — Все подробности рассказа о взятии Пистойи вымышлены Макьявелли. На самом деле Каструччо был впущен в Пистойю 5 мая 1325 г. Филиппо Тедичи, за что тот получил дочь Кастракани в жены и несколько тысяч золотых.
...отсутствие папы, находившегося в Авиньоне. — Речь идет о так называемом авиньонском пленении пап в 1309—1377 гг. В описываемое время папой римским был Иоанн XXII (1316-1334).
С. 481. «Он будет тем, чем захочет Бог». — И эти девизы, и избрание Каструччо сенатором Рима - истинная правда, но весь сюжет римского эпизода вымышлен Макьявелли. Каструччо сопровождал Людовика IV Баварского во время его итальянского похода, в октябре 1327 г. осаждал вместе с ним Пизу, после взятия которой получил титул герцога Лукки 17 ноября 1327 г., присутствовал на коронации Людовика 17 января 1328 г. в Риме, после чего был пожалован титулом римского сенатора и графа Священного Латеранского дворца.
...вернули городу свободу. — Это произошло 27 января 1328 г. ...он усиленными маршами прибыл в Лукку. — Получив известие о взятии Пистойи флорентийцами, Каструччо отправился из Рима в Тоскану, в феврале овладел Пизой (в апреле Людовик утвердил его власть), осадил Пистойю и взял ее 3 августа.
С. 484. ...каждый старался спастись как только мог лучше. — Сражение при Серравалле, как и описанное ниже сражение при Фучеккио, - плод фантазии Макьявелли, который слил в этих двух вымышленных битвах некоторые реальные факты, относящиеся к битве при Альтопашо в сентябре 1325 г. Описание сражений имеет целью пропаганду излюбленных тактических идей Макьявелли.
...сражались вместе с флорентийцами. — При Альтопашо на стороне Флоренции действительно сражались неаполитанские подкрепления (шестьсот французов и двести немцев), а среди взятых в плен были Брунеллески и делла Тоза.
...бега лошадей у женщин легкого поведения и мужчин. — Исторический факт (4 октября 1325 г.).
Но заговор был обнаружен... — Попытка заговора во Флоренции имела место в апреле 1325 г.
...отправил во Флоренцию сына своего Карла... — После поражения при Альтопашо правителем Флоренции был избран в декабре 1325 г. сын Роберта Анжуйского, Карл Калабрийский.
С. 485. ...имногим знатным гражданам приказал отрубить головы. — Заговор Ланфранки относится к октябрю 1325 г., составлен он был в интересах Каструччо.
Выступив с этим войском в начале мая 1328 года... — Выступление флорентийцев следует отнести к июню 1325 г., так как дальнейший рассказ не очень точно воспроизводит события от первого взятия Пистойи в мае 1325 г. до битвы при Альтопашо.
С. 488. У флорентийцев было убито 20 231 человек, у Каструччо — 1570. — Вымышленная битва при Фучеккио — это все та же битва при Альтопашо с принадлежащей Макьявелли тактической картиной сражения и сильно завышенными цифровыми показателями.
С. 489. «...я не хотел жениться...» — Каструччо был женат на Пине Стреги и имел девять детей — эта цифра принадлежит Никколо Тегрими, сочинение которого («Жизнь Каструччо Антельми- нелли Кастракани герцога Луккского», 1496) служило для Макьявелли основным источником.
С. 490. И умер, оставив всем, кто слышал о нем, счастливую память о себе... — Каструччо умер от лихорадки 3 сентября 1328 г. ...вплоть до Наголо, его правнука. — См. примеч. к с. 471. С. 491. Сохранилось много острот... - Подавляющее большинство нижеследующих изречений заимствовано из Диогена Лаэрт- ского («Жизнь Аристиипа, Биона, Аристотеля, Диогена»).
С. 494. ...за исключением Буонтуро. - Буонтуро Дати - лукк- ский пополан, прославленный своим взяточничеством. Ср.: «Там лишь Бонтуро не живет на взятки» (Данте «Ад», XXI, 41).
С. 495. ...онумер в том же возрасте, что и они. - Каструччо было сорок семь лет (а не сорок четыре), когда он умер, Филиппу Македонскому - сорок шесть, Сципиону - пятьдесят два.
СОЧИНЕНИЯ ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ
Мандрагора
(«Mandragola»)
Пьеса «Мандрагора» создана в период вынужденного политического бездействия Макьявелли: реставрация Медичи в 1512 г. лишила его места секретаря второй флорентийской канцелярии, и только в сентябре 1520 г. он получает новую должность - государственного историографа. Эти восемь лет, поневоле отданные досугу, стали самыми плодотворными в жизни Макьявелли: именно в это время написаны «Государь», «Рассуждения о первой декаде Тита Ливия», «Бельфагор», «Золотой осел». В то же восьмилетие родилась «Мандрагора», но это единственный бесспорный факт в неразрешенном до сих пор вопросе датировки комедии. Из всех существующих датировок наиболее вероятно начало 1518 г., однако пря-мыми историческими подтверждениями и эта дата не располагает.
Не менее запутанна и йстория первых постановок. Точно известно, что «Мандрагору» играли, и с огромным успехом, в 1522 г. в Венеции. В 1520 г. готовилось ее представление в Риме, при дворе Льва X, но описаний спектакля до нас не дошло. Нет никаких известий и о флорентийской постановке, хотя можно предполагать, что комедией украсили празднества по случаю бракосочетания Лоренцо ди Пьеро Медичи в 1518 г.
«Мандрагора» располагается у истоков ренессансного театра и ренессансной комедии. Всего несколькими годами опередил Макьявелли Лудовико Ариосто, вписавший в марте 1508 г. представлением своей «Комедии о сундуке» первую страницу в историю жанра. Но как ни молода была комедия к моменту создания «Мандрагоры», ей уже удалось достичь заметных художественных результатов, и уже определились основные проблемы, которые предстояло решать комедиографам XVI в.: освоение и модернизация сюжетного и стилевого наследия античной комедийной классики, драматизация национальной комической традиции, которая до той поры существовала в повествовательной — новеллистической по преимуществу - форме.
Макьявелли блестяще решает обе эти задачи. Он отказывается от традиционных сюжетных моделей и выбирает совершенно оригинальную фабулу, но в то же время вводит в свой художественный язык чуть ли не весь жанровый диапазон римской классики: он не только ассимилирует стилистику Теренция, в чем уже однажды себя испытал (Макьявелли принадлежит перевод «Девушки с Андроса»), но и постоянно играет реминисценциями римской элегии, эпоса (Лукреций), истории (фра Тимотео, укрощая Лукрецию, «цитирует» Тита Ливия), жизнеописания (в сюжете комедии воспроизводится эпизод из Светония). Вся эта система реминисценций упрятана очень глубоко, а не выступает на поверхность, как у Ариосто, и оттого сам принцип подражания классике, жизненно важный для литературы Возрождения, приобретает в «Мандрагоре» невиданную органичность.
Не менее органично воспринят «Мандрагорой» и дух комических новелл Боккаччо: Макьявелли не только воспроизводит сюжетные мотивы «Декамерона» (например, день III, новелла 6), не только создает виртуозную вариацию на тему «розыгрыша» - излюбленную тему ренессансной новеллистики, не только воскрешает в своем мессере Ниче постаревшего и утратившего обаяние наивности Каландрино, но - и это главное - отводит разуму ту же, что и у Боккаччо, роль организатора и демиурга, властно овладевающего событиями и превращающего тяжелую инерцию действия в свободную игру интриги.
Однако Макьявелли не ограничивается переводом комического мира Боккаччо На язык драматургии - он постоянно его опровергает, предлагая зрителю подойти к комедии с ключом «Декаме-рона» и тут же захлопывая перед ним дверь. Каллимако появляется в первой сцене во всем традиционном декоруме героя любовной новеллы, образцового любовника, которому обеспечены сочувствие и солидарность публики тем большие, чем ближе герой к своему предначертанному жанровыми канонами триумфу. Но каждый новый шаг все сильнее дискредитирует этот привычный образ: Лигурио отнимает у Каллимако роль организатора и вообще выбрасывает его из действия, в кульминационный момент интриги отправляя его гулять по Флоренции; тот же Лигурио заставляет его явиться к возлюбленной в шутовской маске; и наконец, Лукреция, вместо того чтобы покорно склониться перед победителем, окончательно отбирает у него инициативу и берет его судьбу в свои руки.
Макьявелли не просто переставляет акценты в традиционной сюжетной схеме - он развенчивает положительный персонаж, сам его принцип и вносит тревожное напряжение в мирный контакт зрителя со сценой. «Мандрагора» опрокидывает всякий автоматизм восприятия, обескураживая зрителя целой системой идеологических и эстетических провокаций. Он уже лишен привычной возможности идентифицировать себя с первым любовником; он уже не знает, как ему расценить Лигурио, совершенно утратившего нормативные приметы образа «парасита», гипертрофированный культ чрева в частности; он не без тайного негодования замечает, что традиционная партия шута отдана не лишенному респектабельности горожанину, который возымел дерзость сохранить вполне различимое социальное лицо. И брат Тимотео тоже заставляет задуматься, он тоже не вмещается в привычные границы антиклерикальной сатиры. Так и остается непонятным, где в нем кончается сознательный цинизм и где начинается наивность, воспитанная религиозным формализмом. Мало этого, само его положение в структуре комедии двусмысленно: с одной стороны, он является необходимым орудием интриги и всецело действием поглощен, с другой, он критикует действие и свое место в нем с позиции постороннего, измеряет и регулирует его ритм, делится своими наблюдениями со зрителями, иной раз чуть ли не покидает сцену и не смешивается с публикой в зале, так что зритель в конце концов начинает подозревать, что эта смесь врожденной нравственной атрофии и благоприобретенной склонности к святотатству мыслится автором как его, зрителя, точка зрения. И окончательно его сбивает с толку Лукреция, которой он заранее отвел в пьесе роль пассивной жертвы и которая вдруг выказывает ошеломляющую способность к оценке ситуации и к ее использованию, круто пересматривая свои взгляды, захватывая инициативу и выдвигаясь на место центрального персонажа комедии. Исходная ситуация по достижении финала переворачивается: Лукреция не следует покорно за колесницей триумфатора, а сама ведет его на поводке.
Тот факт, что в «Мандрагоре» последовательно оспаривается и опрокидывается целая система устойчивых идеологических и эстетических нормативов, позволяет говорить о ее связи с «карнавальной» традицией в литературе, выявленной М.М. Бахтиным. Недаром перу Макьйвелли принадлежат «Карнавальные песни» и «Золотой осел», и не случайно в последних сценах комедии так настойчиво звучит мотив смерти и воскресения («...сегодня ты все равно что снова родилась на свет... а вчера и слова вымолвить не могла»). В этом плане «Мандрагора» предстает драмой вечно обновляющейся молодости (ср.: «...вы привили новый росток к старому дереву»), что связывает ее с мифотворчеством «Государя»: фортуна, как замечает Макьявелли в этом сочинении, покоряется молодым.
«Мандрагора» неоднократно и не без основания рассматривалась в контексте политических и историко-философских идей Макьявелли. Однако она не столько иллюстрирует в бытовом плане рецепты «Государя», сколько опирается на общие для всего творчества Макьявелли антропологические принципы, в частности на принцип динамического равновесия внутренней и внешней природы, души и судьбы. Способность перестраивать свое поведение сообразно с логикой объективных обстоятельств оказывается доступна в комедии одной Лукреции, все действие «Мандрагоры» с этой точки зрения организуется как испытание «мудрости» героини (центральное понятие макьявеллиевского учения о человеке), ее готовности к метаморфозе. Все остальные персонажи навеки срослись со своими социальными и бытовыми масками.
«Мандрагора» несколько раз переводилась на русский язык: А.Н. Островским (изд. 1923), А.В. Амфитеатровым (1914), Н. Ракинтом (1924), А.Г. Габричевским (1934). Настоящий перевод впервые опубликован в кн.: Макиавелли Н. Избранные сочинения. — М.: Худо-жественная литература, 1982.
С. 499. Мандрагора — растение из семейства пасленовых, корень которого имеет форму человеческого тела. Мандрагора широко использовалась в магической и медицинской практике, ей приписывались целебные и смертоносные свойства, о ее способности стимулировать плодородие писал еще Авиценна.
С. 501. Канцона - написана вместе с четырьмя стихотворными интермедиями для намечавшегося представления комедии в Фаэн- це на карнавале 1526 г. Представление не состоялось, так как его инициатор, Франческо Гвиччардини, в то время губернатор Романьи, был отозван в Рим.
С. 506. ...королю Карлу угодно было... — Карл VIII — см. примеч. к с. 64.
...нескончаемым итальянским войнам... — См. более подробно примеч. к с. 556.
С. 510. Сан-ФилиппОу Порретта, Вилла — курортные места недалеко от Флоренции, знаменитые минеральными источниками.
Веррукола — гора к востоку от Флоренции.
С. 522. Сервиты (слуги Марии) — католический орден, основанный во Флоренции в 1240 г. и канонизированный папой Бенедиктом XI в 1304 г.
С. 524. ...турок нагрянет в этом году в Италию? — Страх перед турецким нашествием стал повсеместным после падения Константинополя в 1453 г. В 1518 г. папа римский распорядился ввести специальные службы для отвращения турецкой опасности. Некоторые исследователи видят здесь намек на это событие и основание для датировки комедии.
С. 527. Как сказала жаба бороне. - Намек на сюжет басни; в которой жаба, поплатившись за свое любопытство ободранной спиной, заявила бороне: «Уходи и не возвращайся».
С. 528. ...подобно некоему героюрыцарскихроманов... — Уджьери Данезе (Датчанин), персонаж рыцарских романов, которому в одном из его приключений приходится залепить уши смолой.
С. 531. В Библии сказано... — Бытие, 9:30—38.
...молитву ангелу Рафаилу... — Весьма вольный намек на Благовещенье (Евангелие от Луки, 1:28-38). Используются также мотивы книги Товита, где с помощью ангела Рафаила невеста главного героя освобождается от власти демона, погубившего семерых ее мужей (ср. с ядом мандрагоры).
Клиция
(«Clizia»)
Пьеса «Клиция», одно из последних произведений Макьявелли, написана в начале 1525 года и поставлена в доме Якопо Фалько- нетти, по прозвищу Форначайо, на празднестве по случаю окончания срока его изгнания из Флоренции 13 января 1525 года. Поста-новку оформлял Бастиано да Сан Галло, о чем упоминает в своих «Жизнеописаниях» Вазари.
Сюжет своей комедии Макьявелли взял у Плавта: начиная с четвертого явления третьего акта, «Клиция» довольно близко следует за плавтовской «Касиной». Однако буквальные переводы в «Клиции» — редкость; сохраняя общий порядок перипетий, Макьявелли существенно корректирует плавтовскую образную систему, не увлекается безудержной языковой игрой и остается равнодушным к прославлению чрева. И, что главное, он резко меняет интонацию, сообщая комедии отчетливый меланхолический колорит.
Смех «Клиции» лишен беззаботности, потому что это смех над собой: имя героя легко прочитывается как анаграмма имени автора — Ник-кол-о Мак-ъявелли, а любовные безумства почтенного старца пародируют страстное увлечение Макьявелли певицей Барбарой Раффакани Салютати, захватившее его на закате жизни. Но дело не только в бытовом автобиографическом подтексте — в комедии чувствуется усталость человека, убедившегося в иллюзорности большинства своих надежд, в непосильности поднятого груза, в прочности ненавистного порядка. Агрессия, полемический задор, риск «Мандрагоры» в «Клиции» исчезают: она реставрирует тот респек-табельный этический универсум, над которым первая комедия безжалостно издевалась. В какой-то степени «Клиция» — отречение от «Мандрагоры», но отречение не безусловное, не лишенное оговорок и оставляющее простор для маневра. Хотя конформистский порядок, олицетворенный Софронией и ее подручными, Клеандро и Эустакьо, в конце концов торжествует и возвращает в свое лоно блудного сына, Никомако, он все же остается эстетически скомпрометированным: его победа омрачается трагическими нотками, зазвучавшими в финале комедии.
Если «партия», возглавляемая Софронией, безлика, компактна, составлена из традиционных комедийных типов, не углубленных какой-либо оригинальной характерологией, то образ Никомако никак не исчерпывается традиционной маской похотливого старика. Из монолога его супруги (II, 4) мы узнаем, что он сам недавно был сторонником порядка, более того - был его образцом, и если теперь он так круто с ним порвал, то причины нужно искать не столько в нем самом, сколько в ущербности прежнего образа жизни. Конечно, в уклонении от него Никомако есть и глубокий архетипический подтекст (постоянно обыгрываемые попытки омоложения), но главное здесь — сквозная макьявеллиевская тема активного контакта с судьбой, невозможного без постоянной смены внутренних регистров, без готовности к переходу из области возвышенного и серьезного в область низкого и комического. Обрести свободу Никомако не удается, он не рассчитал ни сил сопротивления, ни собственной слабости и подвергается закономерному осмеянию. Однако и в последних сценах комедии в монолитность смеха вкрадываются трагические нотки, и зритель уходит, недоумевая, над чем он смеялся: над трагедией состарившейся Лукреции или над фарсом о мессере Ниче, решившем испробовать себя в роли Каллимако. Образ Никомако раздваивается между двумя этими полюсами мира характеров «Мандрагоры».
Настоящий перевод впервые опубликован в кн.: Макиавелли Н. Избранные сочинения. — М.: Художественная литература, 1982.
С. 555. Монсеньор де Фуа — Жан де Фуа (ум. ок. 1500), граф Нарбонны, во время итальянского похода Карла VIII (см. примеч. к с. 64) командовал отрядом в 50 копьеносцев.
С. 556. ...захватил королевство Неаполя... — Карла VIII призвали в Неаполь беженцы, которые покинули город, спасаясь от репрессий, введенных Фердинандом I после так называемого «заговора баронов» (см. примеч. к с. 370). Карл воспользовался* этим предлогом, надеясь вернуть наследство анжуйской династии, и завоевал Неаполитанское королевство с легкостью, вошедшей в пословицу.
...папау императору веницейцы и герцог Миланский соединились против него. — Антифранцузский союз был заключен в Вероне 31 марта 1495 г. Войско коалиции во главе с Франческо Гонзага, маркизом Мантуи, вынудило Карла VIII оставить Неаполь. 6 июля 1495 г. под Форново произошло сражение (здесь битва на Таро), в котором ни одна из сторон не получила решительного перевеса, но тем не менее ночью Карл начал отход в Пьемонт, откуда вернулся во Францию. Он скончался от удара 7 апреля 1498 г. в разгар приготовлений к новому походу в Италию.
...через Пизу и Понтремоли спуститься в Ломбардию. — Из Пизы Карл пошел на Сарцану, Апеннины преодолел по Чизанскому перевалу и оказался в 30 км от Форново-ди-Таро, где его поджидало неприятельское войско.
С. 577. ...пресвятая Аполлония... — Аполлония — провербиальное имя сводницы.
С. 579. О Фортунау будучи женщиной, уж ты-то должна была охранить молодых! — Ср.: «Государь», XXV.
С. 581. Сатирион — экстракт одного из видов орхидеи, возбуждающий чувственность.
Сказка. Черт, который женился
(«Favola»)
«Сказка», как она озаглавлена в рукописи, или «Бельфагор», как ее нередко называют, создана в тот период активного творческого досуга, которым стали для Макьявелли годы, проведенные в имении близ Сан Кашано. Она написана до 1520 г. — более точными датировками наука не располагает. Сюжет «Сказки» немолод (тематическая оригинальность ренессансной новелле вообще не свойственна): зародившись в Индии, он через арабский Восток проникает в Европу, где фиксируется в средневековых латинских текстах и до Макьявелли доходит во французском переводе.
«Сказка» осталась единственным новеллистическим опытом Макьявелли, хотя к этому жанру он явно был,неравнодушен и работать в нем умел: свидетельством тому — многие страницы жизнеописания Каструччо Кастракани и «Истории Флоренции», блестящие комические зарисовки в письмах. Макьявелли был, видимо, рассказчиком виртуозным: крупнейший итальянский новеллист XVI в. Маттео Банделло возводит одну из своих новелл к рассказу, которым Макьявелли привел в восхищение Джованни Медичи дел- ле Банде Нере, знаменитого кондотьера. В своей единственной новелле Макьявелли с присущим ему остроумием разрабатывает ми- зогинический («женоненавистнический») мотив, который безустанно на самые разные лады варьировался средневековой и ренессансной литературой. Однако не в очередной, пусть и предельно изящной вариации на традиционную тему соль и смысл «Бельфа- гора»: сатира на женский нрав, совладать с которым не под силу и черту, организует повествование лишь в его поверхностном слое. Комизм ситуации здесь, как и в «Мандрагоре», маскирует невеселое мироощущение автора, и за его смехом прячется язвительный и горький сарказм. Макьявелли отводит своему архидьяволу ту роль, которую Вольтер в свое время даст Простодушному: роль пробного камня для царящего в мире зла. Бельфагор не столько проверяет «клевету на женский род», сколько вызывает на себя концентрированный удар человеческой хитрости и коварства, притягивая его, как магнитом, своей наивностью и привычкой к джентльменским правилам игры. Черту не внове оказываться в дураках - в сказках он, собственно, другого положения и не знает, - но здесь он не столько обманут, сколько затравлен: женой, родственниками, кредиторами, всем жизненным укладом, к которому он не может приспособиться и которому ему нечего противопоставить. Для черта адом оказывается земля, а ад кажется раем. Плутон вместе со всей своей державой безнадежно отстал от жизни, проглядев, что зло давно покинуло его царство и переселилось на землю.
«Сказка» Макьявелли образовала некоторую сюжетную тра-дицию, ее использовали венецианский новеллист Джованфран- ческо Страпарола (ок. 1480 — ок. 1558, «Приятные ночи»), немецкий поэт Ганс Сакс (1494 — 1576, шванк «О том, как черт женился на старухе»), Жан де Лафонтен (1621-1695), английский драматург Джон Уилсон («Бельфагор, женитьба дьявола», 1690). Автор первого перевода на русский язык (1824) предположительно идентифицируется с М.П. Погодиным. Настоящий перевод впервые опубликован в кн.: Макиавелли Н. Сочинения. — М.-Л.: Academia, 1934, т. I.
С. 598. Бельфагор - в греческом переводе Библии (Септагвин- та) так зовется бог моавитов и мадианитов (в русском синодальном переводе — Ваал-Фегор). Иероним (347-420) считал Бельфагора иудейским эквивалентом римского бога плодородия и сладострастия Приапа, а Исидор Севильский (560—636) в своих «Этимологи- ях» интерпретировал это имя как образ нечестия.
С. 602. Перетола — местечко в 6 км от Флоренции.
С. 604. ...с дочерью короля Карла... - Карл (1226-1285) Анжуйский, брат короля Франции Людовика IX Святого, граф Прованса с 1246 г., неаполитанский король с 1265 г.
...одна из дочерей Людовика VII... — Описка Макьявелли или сознательный анахронизм. С Карлом, королем Неаполя, может быть связан только Людовик IX, французский король в 1226-1270 гг. Людовик VII правил Францией в 1137-1180 гг.
Стихотворения
(«Rime»)
Поэзии принадлежит в творчестве Макьявелли отнюдь не главная роль, большим поэтом он не был: и со складом его характера, и со складом его ума поэтическому вдохновению ужиться было трудно. Впрочем, какой-то стороной своей весьма неоднозначной личности он тягу к поэзии ощущал: после первых юношеских попыток он постоянно к ней возвращался и в зрелые годы, и в старости, и загруженный сверх сил государственными делами, и угнетенный тяжким обвинением, и увлеченный становлением своих истинных шедевров. Здесь не обошлось и без самообмана: Макьявелли явно переоценивал свои возможности стихотворца и жестоко обиделся, когда Лудовико Ариосто пропустил его имя, перечисляя известнейших современных поэтов в «Неистовом Орландо». Потомки согласились с Ариосто и притязания Макьявелли на место в первом ряду поэтической когорты отвели за полной их несостоятельностью.
Если вычеркнуть стихотворения Макьявелли из итальянской литературы, то большого урона это ей не причинит, но образ великого флорентийца в нашем сознании серьезно исказится и утратит какие-то немаловажные черты. Прежде всего станет однобоким наше представление о генезисе историко-философских идей Макьявелли. Как рождался и оттачивался концептуальный аппарат «Государя» и «Рассуждений», нам известно из официальных донесений, легаций, деловых писем, но это чисто интеллектуальный процесс, лаборатория мысли, постепенно набирающей силу. Каковы были человеческие предпосылки этого могучего становления идей, отсюда узнать невозможно. Рассказывает о них дидактическая поэзия Макьявелли, несмотря на свою сухость и отвлеченность. В этом жанре Макьявелли дебютировал в 1504 г., написав первое «Десятилетие» (второе написано ок. 1514 г.) - стихотворный компендиум итальянской истории за десять лет и первый опыт синтетического осмысления современной истории, подготавливающий виртуозную историческую аналитику «Государя» и «Рассуждений». В несколько ином плане написаны четыре капитоло (капитоло — небольшая поэма в терцинах, которая в течение XIII — XVI вв. постепенно меняла свою первоначальную дидактико-политическую тематику на сатирическую и бурлескную): «О неблагодарности» (1507—1512), «О судьбе» (кон. 1512 - нач. 1513), «О тщеславии» (ок. 1516), «О случае» (после 1516). Первые два предшествуют «Государю», и Макьявелли как будто нащупывает в них структуру глав своего будущего трактата и его метод, сочетающий дедукцию и индукцию: общие положения тут же иллюстрируются конкретным историческим материалом, черпая в нем энергию для своего дальнейшего развер-тывания, а сам этот материал, попав в поле тяготения отвлеченной мысли, приобретает обобщенно-символический характер. Конечно, этот новаторский стиль Макьявелли здесь пока едва намечен и лишь с помощью ретроспекции угадывается за вполне традиционными приемами поэтической морализации — точно так же и его идейное новаторство едва различимо в ставших почти ритуальными жалобах на коварство фортуны и неблагодарность сильных мира сего. Однако то, что для менее смелого мыслителя так и осталось бы формальным литературным шаблоном, для Макьявелли становится жизненно важной проблемой: доставшаяся ему по наследству тема судьбы разрешается в поиски реальных сил, которые способны судьбе противостоять, — так рождается сюжет «Государя». Капитоло доносят до нас память о критическом моменте этого процесса - о начале перерождения традиции, воспринятой с небывало острым личным интересом.
Помимо дидактической поэзии Макьявелли уделял внимание поэзии бурлескной и любовной. Наименее удачна последняя, беспощадно оголяющая все дефекты скромного дарования, однако и здесь у Макьявелли есть свои успехи: он сумел кое-что сказать о своей душе в страстном косноязычии страмботто (стихотворение в одну строфу, обычно октаву, во Франции носившее сатирический характер и приобретшее любовный после перемещения в XIV в. на итальянскую почву). Для Макьявелли с его склонностью к иронии, рискованным двусмысленностям, язвительному и желчному острословию более благодарным материалом был бурлеск, блестящие образцы которого он создал и в своих письмах. Среди поэтических опытов в этом жанре выделяются шесть карнавальных песен, демонстрирующих не только мастерское владение диалектикой текста и подтекста, но и живую заинтересованность Макьявелли праздничной хроникой Флоренции.
Кроме специально оговоренных, переводы всех остальных сти-хотворений впервые опубликованы в кн.: Макиавелли Н. Избранные сочинения. - М.: Художественная литература, 1982.
О неблагодарности
Первый из четырех капитоло Макьявелли написан после 1507 г. и до реставрации Медичи во Флоренции в сентябре 1512 г.
С. 608. Джованни ди Симоне деи Фольки (ум. 1518) - друг Ма-кьявелли, обвиненный, как и он, в заговоре против Медичи, умер в заключении.
Геликон — гора в Беотии, приют муз и Аполлона.
С. 610. Тот, кто настигнут первою стрелой... — О двух первых типах неблагодарности Макьявелли прочитал у Сенеки («О благодеяниях», III, I), о третьем - у Валерия Максима (V, III, 3).
С. 611. Италияпокой и сон забыла... — Здесь и далее Макьявелли перечисляет основные события жизни Публия Корнелия Сципиона Африканского Старшего, черпая материал у Тита Ливия. Сципион родился ок. 235.г. до н.э. в период между I (264—241 до н.э.) и II (218—201 до н.э.) Пуническими войнами; во время битвы с Ганнибалом на Тицине в 218 г. спас своего отца; после поражения римлян при Каннах в 216 г. был одним из тех, кто остановил начавшуюся панику и покончил с призывами к эвакуации Рима; был послан в Испанию в 210—209 гг., где положение римлян стало катастрофическим и где погибли в сражениях с карфагенянами в 211 г. его отец и дядя, и уже к 206 г. полностью очистил ее от карфагенских войск; в Африке он победил нумидийского царя Сифакса в 203 г. и битвой при Заме в 202 г. победоносно закончил II Пуническую войну; в Азии он воевал вместе с братом, Луцием Корнелием Сципионом, и разбил при Магнезии в 190 г. Антиоха III Великого; после этой победы заключил с Антиохом мир, по которому Риму отходила вся Малая Азия, но был обвинен народными трибунами в расхищении денег, добытых во время войны с Антиохом, и вынужден удалиться из Рима на свою виллу в Литерно, где и умер в 183 г., завещав не хоронить свое тело в Риме.
С. 613. Фокион (397-317 до н.э.) - афинский полководец, стратег и оратор, победитель ряда сражений в войне с Македонией; был обвинен в предательстве и приговорен выпить яд.
Милътиад (ок. 550 — ок. 489 до н.э.) — афинский полководец, победитель персов при Марафоне в 490 г., обвинен в злоупотреблении общественным доверием, умер после вынесения обвинительного приговора.
Аристид (ок. 540 - ок. 467 до н.э.) - афинский полководец и государственный деятель, один из организаторов Делосского союза, участвовал в битвах при Марафоне и Платеях в 479 г., был подвергнут остракизму и умер в бедности.
С. 614. Ахмет-пагиа-Телук (ум. 1482) - турецкий военачальник, возглавлял войска Баязида II (1447-1512) во время его войн с братом и был по его приказу убит вскоре после восшествия Баязида на престол Османского султаната.
Гонсальво — см. примеч. к с. 201.
<< |
Источник: Никколо МАКЬЯВЕЛЛИ. ИСТОРИЧЕСКИЕ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ СОЧИНЕНИЯ. 2004

Еще по теме ПИСЬМ:

  1. § 1. Необходимость изучения письма
  2. ФИЛОСОФИЧЕСКИЕ ПИСЬМА
  3. Очерк. 1. «Киевское письмо» как источник по социальной и правовой истории Древней Руси
  4. Новые тенденции в практике русскогоделового письма
  5. Особенности русской и зарубежной школделового письма
  6. О славянской письменности
  7. К ИСТОРИИ НОРМИРОВАНИЯ РУССКОГО ПИСЬМЕННОГО ЯЗЫКА В КОНЦЕ XVIII ВЕКА* (СЛОВАРЬ АКАДЕМИИ РОССИЙСКОЙ, 1788-1794)
  8. 2.1. ОБЩЕСТВЕННОЕ ЗНАЧЕНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ ПИСЬМА
  9. 2.3. ОБЩЕСТВЕННЫЕ ИНСТИТУТЫ ПИСЬМЕННОЙ СЛОВЕСНОСТИ
  10. 4.1. ОБЩИЕ ИСКУССТВА ПИСЬМЕННОСТИ. КАЛЛИГРАФИЯ И ГРАММАТИКА
  11. 4.2. ЧАСТНЫЕ ИСКУССТВА РЕЧИ. ДИПЛОМАТИКА, ПИСЬМОВНИКИ, ПРАВИЛА ДЛЯ СОСТАВЛЕНИЯ СОЧИНЕНИЙ (ПОЭТИКА И РИТОРИКА)
  12. ПИСЬМ