МИМЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ КУЛЬТУРНОГО ОБУЧЕНИЯ

Последние работы по исследованию приматов показали, что хотя у приматов и есть элементарные формы миметического обучения, но человек способен миметически обучаться совершенно особенным обра­зом. Это открытие не удивляет культурологов.

Уже Аристотель усмат­ривал особый дар человека в способности к миметическому обучению и в способности радоваться миметическим процессам1. Опираясь на изучение социального поведения приматов и сравнивая с ним чело­веческое, представителям психологии развития и когнитивной психо­логии удалось в последние годы определить некоторые характеристи­ки человеческого обучения в раннем возрасте и выявить особенность миметического обучения у младенцев и у детей младшего возраста. Михаэль Томазелло описывает способности малышей следующим об­разом: «Они идентифицируют себя с другими лицами; другого как целенаправленного актера воспринимают как самого себя; вместе с другими принимают участие в деятельности, требующей совместно­го внимания; понимают многие из причинных связей, существующих между физическими предметами и событиями в мире; понимают ком­муникативные намерения, выражаемые другими лицами в жестах, в языковых символах и речевых конструкциях; учатся производить с по­мощью имитации через обмен ролями с другими те же самые жесты, символы и конструкции; создают предметные категории, опирающиеся на язык, и событийные схемы»2. Эти способности дают возможность малышу принимать участие в культурных процессах. Он может участ­вовать в инсценировании практик и в навыках социальной группы, в которой они живут, и тем самым усваивать культурные знания этой группы. Описанные способности указывают на центральное значение обучения по образцу для развития маленького ребенка3. Но эти про­цессы лучше поддаются пониманию как миметические. Способности

Глава 7. Миметические основы культурного обучения

133

идентифицироваться с другими лицами, понимать их как действую­щих целенаправленно и вместе с ними на что-то направлять свое вни­мание—связаны с миметическим желанием ребенка брать пример с взрослого или с желанием стать таким же, как взрослые. В этом же­лании стать похожим на старших заложено побуждение к тому, что­бы постигать причинные связи между предметами мира и понимать коммуникативные намерения других людей по жестам, символам и конструкциям, а также устанавливать, как и взрослые, предметные категории и событийные схемы. Уже в девять месяцев малыши приоб­ретают эти способности, основанные на миметических возможностях человека, другие же приматы не обладают этими способностями ни в какой период жизни4.

Миметические способности допускают участие маленьких детей в культурном производстве и культурных процессах своего сообщества. Они делают возможным то, что в психологии называется «эффектом вагонного домкрата», который состоит в том, что маленькие дети мо­гут инкорпорировать материальные и символические продукты своего культурного сообщества, тем самым сохраняя их и передавая следую­щим поколениям.

Миметические процессы направлены прежде всего на других лю­дей. В них младенцы и малыши приобретают отношение к людям, с которыми живут: к родителям, старшим братьям и сестрам, другим родственникам и знакомым5. Они стараются уподобиться последним, например тем, что отвечают улыбкой на улыбку. Кроме того, приме­няя уже приобретенные способности, они инициируют соответствую­щую реакцию взрослого. В этих ранних процессах обмена малыши изучают также чувства. Они учатся порождать их в себе в отноше­нии других людей и вызывать чувства у других людей. Во взаимо­обмене с внешним миром развивается их мозг, то есть определенные его возможности формируются, другие же, напротив, утрачиваются6. Культурные условия этой ранней жизни записываются в мозге и впи­сываются в тело. Тот, кто в раннем возрасте не обучился зрению, слуху или речи, никогда уже не научится этому позже7. Сначала миметиче­ские связи с миром младенца и малыша не позволяют провести субъ­ект-объектное разделение. Оно является результатом более позднего развития. Восприятие мира сначала магическое, при этом не толь­ко люди, но и вещи переживаются как живые. В этой способности познавать мир с помощью установления соответствий, значение ко­торой утрачивается в ходе развития рациональности, формируются основополагающие возможности преобразовывать в процессе мимези-

134

Проблемное поле Исторической антропологии

са внешний мир в образы и включать в них внутренний образный мир.

Вальтер Беньямин в своей биографии Детство в Берлине 1900-х показал, как ребенок в процессе уподобления инкорпорирует свое культурное окружение8. Здесь происходит уподобление простран­ству, различным уголкам, предметам и атмосфере родительского дома и вовлечение образов, полученных от этих вещей в виде «отпечатка», в мир представлений ребенка, в котором они становятся новыми об­разами и воспоминаниями, помогающими ребенку открывать для себя другие культурные миры. В этом процессе воплощения культурных продуктов и раскрытия через них мира происходит передача культу­ры. Миметическая способность, то есть способность переводить ма­териальный внешний мир в образы и таким образом передавать его во внутренний образный мир человека и предоставлять в его распо­ряжение, дает возможность каждому человеку активно формировать актуальные культурные условия.

Эти процессы относятся не только к обращению с материальными продуктами культуры, но и направлены на социальные связи и формы действия, на инсценирование и исполнение социального. В особенно­сти это формы практического знания, которым миметически обуча­ются в телесных, чувственных процессах и которые позволяют ком­петентно действовать в институциях и организациях. Важную сферу этого практического социального знания представляет собой ритуаль­ное знание, с помощью которого институции вписывают себя в тело человека и которое позволяет ориентироваться в социальных взаимо­связях. В миметических процессах обучаются образам, схемам, дви­жениям, которые делают индивида дееспособным. Поскольку мимети­ческие процессы направлены на исторически культурные продукты, сцены, устройства и исполнения, то они относятся к самым важным событиям, в которых культура передается подрастающему поколению. Без миметической способности не было бы возможности культурно­го обучения и возможности «двойного наследования», то есть пере­дачи культурного достояния, которая у человека происходит наряду с биологическим наследованием и позволяет изменение при дальнейшем развитии культуры9.

Письмо как совокупность нечувственных подобий вызывает миме­тические процессы, воскрешающие и оживляющие прочитанное10. То же самое верно и для любого культурного достояния, которое ожив­ляется только благодаря миметическому усилию11. Без него оно всего лишь потенциал, раскрывающийся только в процессах образования и

Глава 7. Миметические основы культурного обучения

135

самообразования. Такие процессы особенно важны при передаче куль­туры от одного поколения другому, когда для сохранения жизненно­сти и выразительности научных, художественных и технических форм должны происходить метаморфозы. Поскольку в ходе миметических процессов не просто возникают копии символически проинтерпрети­рованного мира, а человек как бы создает слепок этого мира и ин­корпорирует его, то эти миметические усилия, изменяя исходный мир, всегда имеют креативный аспект. Таким образом, между поколениями и разными культурами возникает динамизм, ведущий к постоянному порождению нового12.

Культурное обучение — в значительной мере миметическое обуче­ние, являющееся центральным для многих процессов образования и самообразования, направленное на других людей, социальные сообще­ства, культурное достояние и гарантирующее их жизненность. Миме­тическое обучение — это чувственное, опирающееся на тело обучение, с его помощью обучаются образам, схемам, движениям практическо­го действия; оно происходит в значительной степени неосознанно и именно поэтому надолго сохраняет свое воздействие, играющее важ­ную роль во всех сферах культурного развития13.

С миметическими процессами связаны также процессы заражения, ведущие к опыту распада субъективности, к хаосу и развязыванию насилия14. Эти процессы включают в себя борьбу с властью и гос­подством, насилием и угнетением, которые являются частью любой культуры и в которые так или иначе встроены миметические процес­сы. Circulus vitiosus (порочный круг) насилия — пример миметической структуры многих проявлений насилия15. Но миметические процессы связаны также с надеждой на формы духовной жизни, в которых ищут и находят «живой опыт» (Адорно)16. Уподобление миру дает возмож­ность отказаться от эгоцентризма, логоцентризма и этноцентризма и открыться опыту Другого17.

<< | >>
Источник: Вульф К.. Антропология. История, культура, философия. СПб.: Изд-во С.-Петербургского ун-та,2008. - 280 с.. 2008

Еще по теме МИМЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ КУЛЬТУРНОГО ОБУЧЕНИЯ:

  1. ОТ АБСТРАКТНО-ГЕНЕРАЛИЗУЮЩЕЙ К ФУНКЦИОНАЛЬНО-ГЕНЕТИЧЕСКОЙ КОНЦЕПЦИИ КУЛЬТУРЫ
  2. ОГЛАВЛЕНИЕ
  3. Введение
  4. Парадигмы антропологии и парадигмы тела
  5. Тело в центральном проблемном поле антропологии
  6. МИМЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ КУЛЬТУРНОГО ОБУЧЕНИЯ
  7. История и культура
  8. Социальное действие и практическое знание, приобретенное миметически
  9. Ритуал и перформативность
  10. Обобщающие положения
  11. ПРИМЕЧАНИЯ
  12. Введение