Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

ПОРТРЕТЫ СТАРОЙ РОССИИ

Многие из этих марок изображают природу страны, ее богатства. На марках Валдайского уезда можно увидеть зеленую гору— символ знаменитой Валдайской возвышенности. Круглые пятикопеечные марки Васильского уездного земства украшены каркасом корабельной кормы «в знак того, что в окрестностях сего города лучшие корабельные леса заготовляются».

На марках Бах- мутского земства — соль, месторождения которой послужили поводом к основанию города Бахмута. Весьегонская уездная почта изобразила свой герб — рака, «которыми воды, окружающие сей город, весьма изобилуют». На марке Аткарского уезда Саратовской губернии можно видеть осетровых рыб (ими славится Волга) и птиц-рыболовов, «каковых в окрестностях сего города пребезмерно много».

Другая группа марок — своеобразные рассказы о труде. Око-


ванный железом руль — свидетельство искусства кормщиков Боровичского уезда. На марках Богородского уезда Московской губернии — «инструмент, коим навивается шелк в знак многих шелковых фабрик, находящихся в сем уезде». Земство Тульского уезда, как и положено городу русских оружейников, украсило пятикопеечную марку своим гербом — перекрестием шпаг, ружейного ствола и молотками, выковавшими это оружие. На марках Соликамского уезда — соляной колодец с опущенным в него ведром. О кочевниках- скотоводах, землепашцах и моряках рассказывает марка Бердянского земства. На ее рисунке — ногайская кибитка, плуг и якорь.

Т ретья категория сюжетов посвящена истории.

Как известно, дореволюционные марки нашей страны украшал государственный герб. Только один раз, в 1913 году, почта отошла от этого строгого правила, выпустив серию портретов русских царей, посвященную трехсотлетию дома Романовых. Иное дело — земская по^та...

Еще в 1909 году в честь двухсотлетия битвы под Полтавой местное земство выпустило марки с портретом Петра I и памятни- - ками, воздвигнутыми по поводу его победы под Полтавой. Спустя три года земство маленького городка Красного Смоленской губернии отметило столетие Отечественной войны 1812 года марками в честь М. А. Милорадовича и Д. Н. Неверовского, участников схваток под Красным. На трехкопеечной марке Новомосковского земства можно увидеть изломанную саблю, означавшую уничтожение запорожцев, «бывших сего города основателями».

Любопытны марки и Пермского уезда: медведь, над ним евангелие и серебряный крест. Так выглядел пермский герб, означавший «дикость нравов обитавших жителей» и «просвещение через принятие христианского закона». За символической картиной скрываются драматические, а порой даже и трагические события ожесточенной борьбы православной церкви с «инородцами» и староверами.

Разнообразие рисунков земских марок очень велико. Иногда дело доходило до курьезов. Именно так воспринимается история рисунка последней земской марки Лужского уезда, описанная одним из старейших русских филателистов П. Лядовым.

«Член уездной земской управы Василенко,— вспоминает Лядов,— обратился ко мне, как к филателисту, с просьбой спроектировать какой-нибудь новый рисунок для предполагавшегося в то время управой заказа почтовых марок ввиду израсходования таковых прежнего выпуска.

Я избрал входивший тогда в моду после выпуска САСШ в 1893 году юбилейных марок в память Хр. Колумба продолговатый формат, а рисунок в русском стиле позаимствовал с лицевой стороны бывших в то время в обращении трехрублевых кредитных билетов».

Лихость, с которой П. Лядов «спроектировал» новую земскую марку, выглядит анекдотической. Увы, такого рода анекдоты вовсе не исключение. Образцами для марок служили не только рисунки на трехрублевках.

Некоторые из этих рисунков заимствованы с марок других стран. Не нужно обладать наблюдательностью Шерлока Холмса, чтобы обнаружить сходство грязовецких марок с марками Баварии, Швейцарии, Австро-Венгрии и других государств. Впрочем, справедливости ради, надо заметить, что грязовецкие марочники (как, впрочем, марочники и других уездов) не обошли вниманием и свою, русскую государственную почту, позаимствовав у нее мантию, украшенную короной.

Марки разных земств различались не только формой, размерами и рисунками. В Задонском и Котельническом уездах земские марки имели контрольные талоны. Отправляя письмо, эти талоны отрывали, превращая в своего рода почтовую квитанцию. В Крапивенском и Лубенском уездах марки нумеровались. В Дубенском марками оплачивалась годовая подписка на газеты и журналы. Одним словом, история земских марок исключительно богата разнообразными фактами, и многие ее страницы еще не прочитаны до конца. Стереть эти белые пятна — долг наших коллекционеров.


КОЛЛЕКЦИОНЕРЫ РУССКИХ МАРОК

В одном из первых вариантов бессмертного романа «Двенадцать стульев» Илья Ильф и Евгений Петров наделили героя этой книги Ипполита Матвеевича Воробьянинова любовью к коллекционированию:

«Он начал собирать земские марки, ухлопал на это большие деньги, скоро оказался владельцем лучшей коллекции в России и завел оживленную переписку с англичанином Энфильдом, обладавшим самым полным собранием русских земских марок. Превосходство англичанина в области коллекционирования марок подобного рода сильно волновало Ипполита Матвеевича. Положение предводителя и большие связи помогли ему в деле одоления соперника из Глазго. Ипполит Матвеевич подбил председателя земской управы на выпуск новых марок Старогородского местного земства, чего уже не было лет десять. Председатель, смешливый старик, введенный Ипполитом Матвеевичем в суть дела, долго хохотал и согласился на предложение Воробьянинова. Новые марки были выпущены в двух экземплярах и включены в каталог за 1912 год. Клише Воробьянинов собственноручно разбил молотком. Через три месяца Ипполит Матвеевич получил от Энфильда учтивое письмо, в котором англичанин просил продать ему одну из тех редчайших марок по цене, какую будет угодно назначить мистеру Воробьянинову.

От радости на глазах у мистера Воробьянинова выступили слезы. Он немедленно сел писать ответное письмо мистеру Эн- фильду. В письме он написал латинскими буквами только два слова: «Ha-кося, выкуси».

1 Іосле этого деловая связь с мистером Энфильдом навсегда прекратилась и удовлетворенная страсть Ипполита Матвеевича к маркам значительно ослабела».

Веселая история, описанная Ильфом и Петровым, могла бы показаться просто забавным анекдотом, если бы не существовала такая редкость, как однокопеечная марка Алатырской земской управы. Таких марок во всем мире сохранилось только три, в то время как легендарных марок острова Маврикия, о которых существует целая литература, насчитывается около двадцати пяти.

В самых медвежьих уголках России возникали земские почты, выпускались свои марки. Неко-

торые из этих марок чрезвычайно редки, так как большинство земств, не желая потворствовать филателистам, не отвечали на их запросы. И не удивительно, что одну из наиболее полных коллекций земских почтовых марок удалось собрать известному русскому воздухоплавателю генералу А. М. Кованько. Ветер заносил воздушные шары, на которых летал Кованько, в самые отдаленные уезды. Приземляясь, Кованько не упускал случая пополнить свою коллекцию земских марок.

Надо заметить, что редкость русских земских марок немедленно оценили крупные иностранные филателистические фирмы. Предприимчивый бельгийский маркоторговец Моэнс выпустил даже каталог русских земских почтовых марок. Многие марки в этом каталоге не имели цены. Вместо нее стояла буква «Р», означавшая редкость марки.

Да, о земских марках мы знаем мало. Бедна о них и филателистическая литература. Основной труд, который в начале нынешнего столетия издавали отдельными выпусками филателисты К. К. Шмидт и А. К. Фаберже, не доведен до конца. Авторы опубликовали свои изыскания лишь до буквы «Л» (по алфавиту русских земств). Часть рукописи, перешагнувшая за предел этой буквы, погибла в годы революции. Ее сжег писатель Федор Сологуб, отапливая в годы революции свою квартиру.

Сегодня самое полное описание русских земских марок содержит, пожалуй, каталог, выпущенный под редакцией Ф. Г. Чу- чина в 1925 году. Но и он уже превратился в библиографическую редкость. Земские марки удивительно разнообразны, как разнообразны правила и порядки каждой из земских почт. Псковское земство, кроме марок, выпускало, например, еще и открытки. Богородское земство знало бандероли. В Фатежском и Торо- пецком уездах находились в обращении штемпелеванные конверты...


Затерянный и малоизвестный мир русских земских марок уже много лет ждет своих открывателей и исследователей.

В разных коллекциях земские марки представлены по-разному. Но, пожалуй, ни одна из них не может тягаться с необычным собирателем, в альбомах которого 38 607 земских марок, — это богатство принадлежит государственной коллекции Советского Союза, хранящейся в Центральном музее связи имени А. С. Попова. Замечательная коллекция насчитывает около трех миллионов марок.

История государственной коллекции началась еще в середине прошлого века, когда чиновники почтового департамента впервые положили в папки канцелярских дел пробные оттиски будущих почтовых марок России. Вряд ли думали они в те минуты, что закладывают основы грандиозного собрания.

Коллекция родилась из архива. Этот архив неизменно пополнялся. Разные страны, вступившие в почтовые конвенции с Россией, присылали почтовому департаменту образцы своих знаков почтовой оплаты. Разумеется, присылались эти марки не для коллекционирования, а по соображениям сугубо деловым — для ознакомления русских почтовых чиновников. Коллекционировать марки стали позднее, после того как в 1884 году их передали в Почтово-телеграфный музей. Государственная коллекция насчитывала тогда около десяти тысяч мдрок.

Нельзя сказать, что музей оказался энергичным коллекционером. Нет, до 1924—1925 годов люди, собиравшие государственную коллекцию, вполне довольствовались образцами почтовых знаков. Эта пассивность дорого обошлась государству. В коллекции отсутствует ряд редких марок XIX и начала XX столетий. Чтобы исправить упущение, решено было заняться обменом. Коллекцию разделили на основной и обменный фонды, и государство стало меняться марками с другими странами.

Государственное собрание — это коллекция коллекций. На многих выставках марки Советского Союза отмечены памятными медалями, кубками, почетными дипломами. В Центральном музее связи собраны награды, завоеванные на выставках. Здесь же хранится около двух тысяч рисунков, по которым изготовлены наши марки. В пятидесяти шести альбомах — Генеральная коллекция почтовых марок всех стран мира от «А» до «Я», в сорока трех альбомах — марки СССР. Двадцать семь альбомов заняли марки земской почты. В шести альбомах — выпуски разного рода революционных комитетов, местных правительств, оккупационных властей, временно захвативших в годы гражданской войны некоторые наши города. За период с 1917 по

1921 год было выпущено без малого семь с половиной тысяч таких марок. Шестьдесят пять городов и местностей представлено здесь своими марками.

Таковы главные богатства самой большой коллекции страны

ПОЛИТИКА И ДИПЛОМАТЫ

Было время, когда стрела, врученная послу другой державы означала войну. Потом правительства разных народов стали регулировать свои взаимоотношения дипломатическими письмами Такой способ дожил и до наших дней, но известно немало случаев, когда обязанности дипломатических нот выполняли почтовые марки.

Один из первых дипломатических демаршей при помощи почтовой марки сделала своей соседке Британской Гвиане американская республика Венесуэла. Заявление выглядело весьма недвусмысленно — на венесуэльской марке была изображена карта республики, к которой была прибавлена изрядная территория, оттяпанная у Британской Гвианы.

Известна и более обширная дипломатическая переписка с помощью почтовых марок. Ее вели другие американские государства— Боливия, Перу, Парагвай...

В конце прошлого столетия, потерпев поражение в войне с Чили, Перу и Боливия потеряли богатые селитрой области Тара- паку, Такну и Арику. Тарапака была потеряна навсегда, Такна и Арика отданы на десять лет. По истечении этого десятилетия их судьба должна была решаться всенародным голосованием — плебисцитом. Одновременно Боливия потеряла свои приобретенные районы.

Однако победители не спешили отдать завоеванное. И тогда в 1925 году Боливия выпустила марки с надписью «Выхода к морю!», а марки Перу кричали: «За плебисцит в Такне и Арике!» Начались переговоры. Они длились долго, и в результате их у Чили осталась южная часть спорной территории с городом Арика, а северная с городом Такна отошла к Перу. Что же касается Боливии, то никакого выхода к морю ей вернуть не удалось.

Впрочем, Боливии не повезло не только здесь. Едва оправившись от споров с Чили, Боливия вступила в схватку с Парагваем. На этот раз «яблоком раздора» стало Г ран Чако — обширная область, разделенная между Аргентиной, Боливией и Парагваем. Первым в атаку пошел Парагвай. На парагвайской марке 1927 года был отхвачен весьма жирный кусок Гран Чако. Боливия не осталась в долгу и тоже ответила маркой, сместив границу в свою сторону. Страсти разгорелись. На новой парагвайской марке,


кроме надписи «Северное Чако Парагвая», появилось весьма внушительное заявление: «Северное Чако было, есть и будет парагвайским».

На этом обмен почтово-дипломатическими посланиями закончился. Заговорили ружья и пушки. Три года, с 1932 по 1935, шла война, в которой погибло около ста тысяч человек. У забавного анекдота о воинственных марках оказалась отнюдь не анекдотическая подкладка. И боливийцы и парагвайцы умирали за интересы двух могущественных нефтяных компаний — американской «Стандард Ойл» и английской «Роял Датч Шелл». Американцам принадлежали концессии на нефтяные поля в Боливии. Англичане были заинтересованы в том, чтобы Парагвай не дал их конкурентам вывезти нефть на мировой рынок. А так как другого пути не было, началась война...

'Неподалеку от берегов Южной Америки в Атлантическом океане можно увидеть несколько небольших пятнышек. Два покрупнее, а остальные столь мелкие, что на карте мира их, пожалуй, и не обнаружишь, хотя общая площадь всех этих клочков суши составляет 11 960 квадратных километров. На этих островах гуляют холодные ветры. Среди торфяных болот растут карликовые березы и ивы. Немногочисленные жители (их тут чуть более двух тысяч) разводят овец, ловят рыбу и промышляют морского зверя.

Фолклендские острова, как называются эти клочки суши, были открыты Дж. Дейвисом в 1592 году. В 1764 году их заселили французы, а спустя год Франция продала права на эти острова Испании. Испанцы владели Фолклендскими островами до начала XIX века, когда сюда пришли первые аргентинские поселенцы. Владычество Аргентины было недолгим. В 1833 году Фолклендские острова были захвачены англичанами.

Более ста лет продолжается английское господство, но Аргентина не признала прав Великобритании. И когда в 1933 году почта Фолклендских островов выпустила юбилейную марку, аргентинцы подвергли эту марку решительному бойкоту.

Письма с этой маркой, приходившие в Аргентину, почтовые чиновники рассматривали как неоплаченные и требовали с получателей доплаты как за доставку письма без марки. Мера достаточно решительная, но аргентинцам показалось этого мало. Тремя годами позднее они выпустили марку Южной Америки, изобразив границы всех южноамериканских государств. Но при этом «вкрались досадные опечатки»: аргентинские картографы присоединили к своей стране не только Фолклендские острова, но и часть Чили. Марка вызвала недовольство. Англия и Чили послали ноты протеста. На следующий год Аргентина выпустила марку в несколько измененном виде: отказавшись от посягательств на чилийскую землю, она снова подтвердила свои права на Фолклендские острова.

МАРКИ НЕСУЩЕСТВУЮЩИХ ГОСУДАРСТВ

История мировой почты знает много подобных сражений. Однако политические свидетельства марок не исчерпываются такого рода схватками. Они рассказывают о самых различных фактах, в том числе и о государствах, котЪрые никогда не существовали.

Попробуйте спросить географов, где находится республика Стеллаланд? Мы вовсе не убеждены, что вы услышите правильный ответ, ибо такой республики нет ни на одной карте мира. Иное дело — коллекционеры. Некоторым из них известны марки этого государства, о котором швейцарская «Бриефмаркенцейтунг» рассказала следующую историю...

В 1884 году, на границе Трансвааля, в Южной Африке поссорились два вождя -— Монтсойя и Манкорен. Между их племенами завязалась война. Монтсойя потерпел в этой схватке поражение. Оскорбленный вождь обратился к бурам, обещав оплатить военную помощь землей.

Пользуясь огнестрельным оружием, которого не имели кафры, сотня буров быстро выполнила свои обязательства по этому договору. Настал час расплаты, но под влиянием своего советника, англичанина Беттеля, Монтсойя отказался сдержать слово. Между бывшими союзниками завязалась битва. Буры снова оказались победителями. Они взяли в плен и застрелили Беттеля — советника вождя кафров.

На захваченной земле победители решили учредить республику. Ее назвали Стеллаланд — Страна Звезды. Один из буров, студент, став министром этой республики, заказал в Европе почтовые марки с им самим придуманным гербом. На четырех клетках герба красовались звезда, давшая имя республике, весы — символ справедливости, орел — символ силы и рыба, изобразившая побежденных кафров.

Марки были нарисованы, напечатаны, но получить и использовать их по назначению заказчики не успели. Дело в том, что известие о смерти Беттеля дошло до Лондона. Англичане снарядили карательную экспедицию. Услыхав о ее приближении, основатели Стеллаланда сняли свои палатки, запрягли быков и ретировались без лишнего шума. Англичане включили территорию в свою колонию Бечуаналанд, а марки, невостребованные бѵ- рами, купила по дешевке какая-то филателистическая фирма.

И все же, несмотря на свою необычность, история марок республики Стеллаланд отнюдь не исключительна. Нечто подобное повторилось недавно с марками Республики Моллукских островов. И хотя эти острова в отличие от Стеллаланда можно без труда отыскать на карте, они ие представляют собой самостоятельного государства, а входят в состав Индонезии. Моллукские острова богаты нефтью, каменным углем, оловом, золотом. В 1950 году группа заговорщиков пыталась отторгнуть их от Индонезии.

Путчисты провалились. Народ и войска Индонезии разгромили контрреволюционеров. Мятежники не успели получить заказанные ими марки, которые попали в руки коллекционеров как марки еще одного несуществующего государства

МАРКА БОЛЬШОГО БИЗНЕСА

Трудно поверить, что марка послужила одной из причин создания нового государства. Но это действительно так. Возникновение республики Панама тесно связано с трехцентовой маркой другой страны — Никарагуа. Мало того, эта же марка принесла группе бизнесменов изрядный куш — около сорока миллионов долларов.

Причиной событий, наделавших много шума на рубеже XIX и XX веков, оказался Панамский канал. Работы над этим сооружением начались во второй половине XIX века. В 1879 году, спустя десять лет после окончания постройки Суэцкого канала, его строитель Фердинанд Аессепс возглавил организованную во Франции «Всеобщую компанию Панамского межокеанского канала». Выкачав у акционеров полтора миллиарда франков, компания использовала на строительство только четвертую часть суммы. Остальное было разворовано. Свыше ста тысяч человек разорились. Слово «Панама» стало синонимом слова «афера».

На какое-то время идея канала между океанами законсервирована. Уж больно непопулярной стала она, когда мир узнал об афере французов. И все же в последние годы XIX столетия эта идея вновь становится злободневной. Причина тому — война, объявленная Соединенными Штатами Кубе.

Семьдесят один день шел к берегам Кубы из Тихого океана в Атлантический военный корабль «Оригон». Семьдесят одни день обсуждался в Соединенных Штатах Америки вопрос о постройке канала, способного сократить этот долгий путь.

Сравнивались два проекта. Трасса, намеченная Аессепсом, проходила по территории Колумбии, в самой узкой части перешейка. Трасса американских инженеров намечалась севернее по землям республики Никарагуа, через озера Никарагуа и Мангуа. Этот вариант завершал разорение французского акционерного общества, окончательно обесценивая его имущество.

В 1900 году, когда американские конгрессмены должны были избрать один из вариантов, и высказала свое веское слово ничем не примечательная трехцентовая марка республики Никарагуа. Ее ловко пустил в ход бывший инженер французской компании по постройке канала.

Рисуя эту марку (она увидела свет за два года до заседания конгресса), художник погрешил против истины. Для вящего эффекта он украсил давно погасший вулкан на берегу одного-из озер пышным султаном дыма. Дымовая шапка решила участь будущего канала.

Действующий вулкан? Это же чрезвычайно опасно для будущего канала. Конгрессмены не захотели рисковать. Предпочтение получила трасса, пересекавшая Колумбию. Обанкротившейся французской компании удалось продать свое имущество американцам за сорок миллионов долларов. Кто-то крупно погрел руки на этой сделке.

Но позвольте, канал идет через Панаму, а здесь говорится о Колумбии! Да, территория, по которой проходит канал, раньше принадлежала Колумбии. Она и осталась бы колумбийской, получи американцы право на постройку канала за сходную цену. Но колумбийцы оказались несговорчивыми, и Соединенные Штаты оттягали землю иным путем...

Злые языки утверждают, что 3 ноября 1903 года консул Соединенных Штатов в Панаме, одной из провинций Колумбийской федерации, получил из Вашингтона телеграмму: «Сообщите о восстании на Панамском перешейке». Любопытен и ответ консула: «Пока никакого восстания нет, но, если оно желательно, сообщение может быть только к вечеру».

И действительно, к вечеру Панама вышла из Колумбийской федерации и была объявлена самостоятельным государством. Телеграмма в Вашингтон гласила: «Независимость достигнута. Новое панамское правительство к переговорам готово».

Через три дня после «революции» Соединенные Штаты признали новую республику, а затем «за-

конно», за десять миллионов долларов, приобрели у нее землю, именуемую сегодня зоной канала.

С той поры эта восьмимильная «защитная» зона рассекает на две части республику. Подчиненная американским властям, она имеет собственные порядки. Здесь недействительны даже панамские марки, а на письма наклеиваются марки с надписью: «Почта зоны канала».

Однако вскоре выяснилось, что Панамский канал не удовлетворяет военных Глубокое озеро Никарагуа, шириной в 72 километра, открывало куда большие возможности переброски военно-морского флота. Некогда отвергнутый вариант трассы оживает. В 1930 году в Никарагуа прибывают изыскатели, но сильное землетрясение обрывает их труд.

И все же мысль о реконструкции канала не теряет своей остроты и злободневности. Совсем недавно журнал «Бизнес уик» писал о новом варианте — через безлюдные Дарьенские джунгли Панамы. Построенный при помощи атомных взрывов, этот канал на уровне океана без шлюзов обошелся бы около миллиарда долларов

Более полувека существует Панамский канал. Его хозяева получают ежегодно около ста Миллионов долларов прибыли. Из них только два миллиона долларов приходится на долю Панамы. Мало того. Зона канала •— это как бы государство в государстве. Панамцы сумели добиться лишь поднятия на сооружениях канала их государственного флага рядом с американским. Нарушение этого соглашения американцами привело в начале 1964 года к жесточайшему кровопролитию. Между Панамой и Соединенными Штатами были временно расторгнуты дипломатические отношения. Любопытно, что среди претензий маленькой республики было и требование о хождении в зоне канала панамских государственных марок.

ОБ ОРЛЕ, СЕРПЕ И МОЛОТЕ

В 1918 году рухнуло одно из самых больших государств Европы — Австро-Венгерская империя. Большинство республик, рожденных из ее осколков, стало буржуазными государствами. Но в одном из них — Венгрии — 21 марта 1919 года была установлена Советская власть.

Всего четыре месяца продержалась Советская власть в Венгрии. Одним из памятников ей стала серия марок революционного правительства. Впервые на почтовых марках появились портреты основоположников научного коммунизма — Карла Маркса и Фридриха Энгельса, а также национальных героев Венгрии —


знаменитого поэта Шандора Петефи, руководителя крестьянского восстания 1514 года Дьёрдь Дожа и основателя тайного «Общества свободы и равенства», выдающегося революционера XVIII века Игнаца Мартиновича.

Любопытна история этой серии, которой законно гордится Венгрия. Инициатором выпуска был Андраш Варади, член совета венгерских маркоторговцев. По его предложению 24 апреля 1918 года «Красная газета» объявила конкурс на рисунки новых марок. Их тема — народ и революция.

Первую премию получил Ференц Бакрош, создатель серии с портретами Маркса, Энгельса, Петефи, Дожа и Мартиновича. 1 отчас же после решения жюри марки были запущены в производство. Печатники торопились, так как выпуск новой серии был приурочен к первой сессии Совета республики.

Их встретили с большим интересом. У окошечек почты, где шла продажа, стояли очереди. Марки раскупались быстро. Главному почтамту пришлось зарезервировать некоторое количество для других городов, а союзу венгерских филателистов — для коллекционеров других стран.

В 1920 году, после падения революционного правительства, автор этих марок — Ференц Бакрош — был отдан под суд, а затем долгие годы подвергался гонениям. Только после 1945 года он смог найти достойное применение своему таланту.

Иначе сложилась судьба другой части Австро-Венгерской империи — Республики Австрии. Здесь победу одержали социал- демократы. Соглашательские тенденции этой партии общеизвестны. Отсюда и герб республики, принятый в 1918 году по проекту доктора Карла Реииера, — орел, сжимающий в одной лапе серп, В другой — молот.


Как это и положено государственному гербу, орел с серпом и молотом -В когтистых лапах попал на почтовые марки. Но... тут его ожидали совершенно непредвиденные приключения.

Первую беду принесло гитлеровское нашествие. Герб был тотчас же запрещен и находился под запретом до 1945 года. В 1945 году его уже можно увидеть на одной из первых почтовых марок, выпущенных после разгрома гитлеризма.

Спустя десять лет австрийская почта отмечает десятилетие государственного договора двухшиллииговой маркой, точной копией той, что вышла в 1945 году. Но... жирный шрифт надписи «ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ДОГОВОР», надпечатанной на марке, аккуратно наложен на серп и молот. Разглядеть их практически невозможно.

Подобная участь постигает и марку, отметившую вступление Австрии в Организацию Объединенных Наций. На марке нари- сован камень. Руки вкладывают его в здание Организации Объединенных Наций. Естественно, что на этом символическом камне художник изобразил государственный герб. И снова нельзя разглядеть ни серпа, ни молота — их прикрывают пальцы рук.

Чем дальше в лес, тем больше дров. Орел государственной табачной монополии, некогда уверенно державший в лапах и серп и молот, с некоторого времени потерял их. Как и при фашистах, он изображается без серпа и молота. В 1959 году почтовое ведомство переселяет орла на почтовую марку. На марке в два шиллинга сорок грошей орел растопырил уже ничего не сжимающие когти, а надпись, окружающая геральдическую птицу, подтверждает ее табачное происхождение.

Таковы некоторые приключения австрийского гору дарственного орла на марках его родины.

МАРКИ С НЕОБЫЧНЫМИ СУДЬБАМИ

Эта занятная марка ценится довольно высоко. Конечно, не так высоко, как «одноцентовая Гвиана» или марки острова Мав- рикий, но 3 тысячи долларов — тоже цена немалая. И возраст у нее почтенный — она родилась более ста лет назад, в 1860 году, когда нынешняя восточная провинция Канады Нью-Брансуик (Новый Брауншвейг) была еще английской колонией. Вместе с четырьмя другими нашу марку напечатали в Нью-Йорке по заказу Чарлза ОКоннели, директора почты Нью-Брансуика. В апреле 1860 года серия марок в 1, 2, 3, 12 и 17 центов доставлена в город Фредриктон, где размещалась почта Нью-Брансуика.

Но каково же было удивление чиновников, когда, вскрыв коробки с марками, они обнаружили, что на пятицентовой марке вместо королевы Виктории изображен... Чарлз О’Коннели.

Разразился скандал. Марку не допустили в обращение, а Кон- нели за злоупотребление властью перестал быть директором почты. Мало того, — тщеславному почтмейстеру пришлось понести серьезные расходы: он выкупил весь пятисоттысячиый тираж марки с собственным портретом.

По поводу дальнейшей судьбы необычной покупки экс-директора почты существует несколько версий. Американские источники утверждают, что О Коннели перевез марки в свое имение Вудсток и сжег большую часть тиража. Если верить англичанам, почтмейстер распорядился маркой иначе: ее вручали беднякам на проходивших в его доме благотворительных обедах.

Третья версия (она принадлежит канадцам) сообщает, что дочь незадачливого почтмейстера получила в наследство часть этих марок, которые раздарила друзьям.

Трудно сказать, которая из версий ближе к истине. Одно лишь бесспорно: марки с портретом почтмейстера Чарлза О Коннели высоко котируются на филателистических аукционах.

Почтмейстер из Фредриктона не нашел всемирной славы, к которой так стремился. Несколько большую известность приобрел банкир Харман. В 1927 году он купил у правительства Великобритании небольшой островок Лэнди, расположенный в Бристольском заливе, и объявил себя королем острова.

Не буду пересказывать историю этого владыки микрогосударства. Она описана в книге Руд. Бершадского «О чем рассказывают марки». На-

помню лишь, что, кроме чрканки новых денег (в отличие от английских пенсов они назывались паффинами), организации полиции и постройки ночного ресторана, Харман позаботился и о выпуске почтовых марок. Впрочем, в отличие от Чарлза О Кои- нели Харманом двигало не тщеславие, а расчет. Он отлично понимал, что экзотические марки найдут спрос среди коллекционеров. На марках острова Лэнди можно увидеть и паффина — птицу, гнездящуюся на его скалах, давшую имя звонкой монете «короля» Хармана.

Надо полагать, что дела в королевстве Лэиди шли неплохо, так как после второй мировой войны оно послужило примером для подражания. Другой англичанин — отставной майор Питер Вуд — купил за 15 тысяч фунтов стерлингов маленький островок Херм площадью в 1,3 квадратного километра, расположенный неподалеку от Лэнди. «Король» острова Херм управляет «государством» с населением в... сорок человек. Однако, несмотря на малочисленность «державы», в ней активно действуют рестораны, отели и даже автоматическая телефонная станция. Разумеется, на острове Херм выпускаются и марки для филателистов. Подобно Харману, Питер Вуд воспользовался правом выпуска марок для местных нужд, которыми издавна обладают эти маленькие острова.

Надо заметить, что этим правом английские острова пользовались не только чтобы зарабатывать деньги на интересе филателистов...

В годы второй мировой войны острова были оккупированы гитлеровцами, сурово относившимися к островитянам. Жестоко карали фашисты тех, кто слушал британское радио. И вот на островках Гернси и Джерси вышли марки, прозвучавшие своеобразным (хотя не ахти каким сильным) протестом против оккупации.

на нем изображались три льва. Оккупанты разрешили выпустить марки, не заметив, что геральдические львы Гернси и Джерси — точная копия льва Великобритании.

Три геральдических английских льва украшали марку острова Гернси, выпущенную в гвды екку- нацнн егс гитлеровцами.

История их такова. В феврале 1941 года на острове Гернси иссяк запас марок. Чтобы пополнить его, были выпущены новые марки. Условия оккупации не позволяли изобразить на них английского короля, как это принято по традициям британской почты. И художник схитрил. Вместо портрета короля он поместил герб острова —

Подобные марки были выпущены и на острове Джерси. На первый взгляд от марок Гернси их отличало только название, но наблюдательные филателисты разглядели маленькие буквы «ААББ» на марках в полпенни и буквы «АААА» на марках в одно пенни. Этими буквами художник подчеркнул свое отношение к оккупантам. Многие островитяне знали, что первая надпись, выражавшая отношение к Гитлеру, и Муссолини, означала «Страшный Адольф, кровавый Бенито», вторая была еще категоричнее: «В ад негодяя Адольфа».

Спустя два года на том же острове вышла новая серия марок с едва заметными буквами «Г» и «Р». Эти буквы означали «Георг Рекс», то есть король Георг, который тогда правил Англией.

Но не только марки маленьких британских островов были направлены против фашизма. В годы войны англичане напечатали специальные антигитлеровские марки. Они не отличались чрезмерной броскостью. Напротив, на первый взгляд выглядели обычными марками гитлеровской Германии. Но надо полагать, что эти фальшивки ошеломляли немцев. Трудно было не поразиться, разглядывая марку с портретом самого фюрера, когда обнаруживаешь вдруг на ней оскаленный череп. Стараясь раздразнить мнительного и подозрительного Гитлера, англичане подготовили специальный выпуск марок, изображавших Генриха Гиммлера как главу государства.

Волнующие страницы были вписаны в филателию на польской земле. Знаменитыми стали польские марки в 25 грошей, получившие название марок борющегося орла. Эти марки, ныне

чрезвычайно редкие, изготовлялись подпольщиками для пересылки писем по специальной законспирированной почтовой связи.

Но война есть война, и однажды случилось так, что часть этих марок попала в руки гитлеровцев. Естественно, что фашисты попытались использовать их в своих целях. И тогда борцы Сопротивления стали каждый месяц менять цвет марок. Цвет служил своеобразным подтверждением подлинности посланных писем.

Проводя политику зверского уничтожения народов, гитлеровцы организовали на территории Польши еврейские гетто — своего рода лагеря смерти. Одно из наиболее известных гетто располагалось в Варшаве. Его узники восстали, храбро сражаясь против вооруженных до зубов эсэсовцев.

На площади возрожденной Варшавы, где проходили эти бои, героям восстания установлен памятник. Его можно увидеть и на польской марке, хорошо известной филателистам. Гораздо меньшая известность у других марок, изготавливавшихся в годы гитлеровского владычества в Варшавском гетто. Вырученные за них деньги пошли на покупку оружия для знаменитого восстания.

История связи в еврейских гетто (а только на территории Польши их было 55) во многом покрыта тайной. И не удивительно, ведь из трехсот тысяч человек, томившихся в одном Лодзинском гетто, уцелели лишь 887. И все же усилия польских историков Т. Грыжовского и А. Пивоварчика пролили некоторый свет на эти мрачные сообщения.

Гитлеровские власти установили «почтовое обращение евреев», по которому все письма, выходившие из гетто, должны были иметь специальный штемпель, объясняющий, кто их отправитель. Мало того, были запрещены закрытые письма и разрешались только открытки. Они продавались в гетто по продовольственным карточкам. Польские историки восстановили и биографии некоторых марок, выпускавшихся в гетто.

Серия таких марок готовилась в Лодзи в начале Т944 года. Как предполагает Т. Грыжовский, эта подготовка шла не только с ведома, но и при поощрении гестапо, увидевшего возможность наживы на таких необычных филателистических редкостях.

Иначе трудно объяснить, что, дождавшись завершения работы, Бибов, гестаповский комиссар в Лодзинском гетто, прислал старшине гетто письмо:

«Поскольку не вижу необходимости франкирования писем в гетто, настоящим запрещаю Вам дальнейшее изготовление марок и обязываю Вас немедленно доставить все уже изготовленные марки в мое ведомство».

Польские историки указывают, что гестаповцы не упускали случая погреть руки на филателистических редкостях, связанных с их грязной профессией. Известен случай, когда какой-то служащий гестапо через несколько месяцев после ликвидации Львовского гетто, погасил действовавшим там штемпелем марки с портретом Гитлера, чтобы продать потом их филателистам.

Прошли годы. Окончилась мировая война, но факты возвращают нас к маленьким островам подле британских берегов. Через полтора десятилетия после окончания войны свершилось событие, поразившее мир: на корабле «Восток» осуществил полет советский космонавт Юрий Гагарин.

Это событие вызвало волну космических марок. Почты разных народов свидетельствовали уважение Юрию Гагарину и его последователям. Тут-то почтовая администрация маленького острова Санда вспомнила о своем праве выпускать «локальные марки» для местных почтовых нужд. В отличие от Хармана и Питера Вуда островитяне Санда издали специальный выпуск в честь Героя Советского Союза Юрия Гагарина. Почта острова воспользовалась «гагаринскими» марками Польши и Румынии. Так и напечатано на этих марках, вышедших ко второй годовщине проникновения человека в космос: «Выпущено с согласия и в сотрудничестве с почтовыми министерствами Польши и Румынии».

Ну и, наконец, последняя история, связанная с марками английских островов, перенесет нас в Тихий океан, на остров Пит- керн. Большая Советская Энциклопедия посвящает ему ровно семь строк следующего содержания:

«Питкерн — остров в Тихом океане (25°4' южной широты и 130°6" западной долготы). Принадлежит Великобритании. Площадь 5 кв. км. Население около 200 человек. Остров вулкаиич. происхождения, гористый (высота до 350 м). Вечнозеленые леса и кустарники. Плантации кокосовых пальм, цитрусовых; разведение сладкого картофеля, ямса и др. Рыболовство».

Как будто бы в короткой справке нет ничего заслуживающего внимания. Однако знакомство с марками Питкериа (их выпускают с 1940 года) небезынтересно...

Большинство марок тихоокеанского островка изображают человека в матросском костюме. Лишь на одной из них — морской офицер в пышном парике и окрыленный парусами корабль. Все трое — и матрос, и офицер, и судно — имеют самое непосред-

ственное отношение к двухсотлетней истории острова Пит- керн.

Парусное судно — фрегдт британского королевского флота «Баунти»; человек в парике — его командир, капитан Бляй, известный зверским отношением к матросам; матрос Флетчер Христиан — глава восстания иа королевском фрегате.

Высадив зверя-капитана у берегов какого-то маленького островка, «Баунти» с восставшим экипажем на борту пошел дальше, пока наконец не пристал к скалистым берегам острова Пит- керн. Сняв с корабля все необходимое, матросы потопили судно.

Более полувека искали мятежников английские власти. Но когда оии добрались до острова Питкери, им пришлось иметь дело уже с детьми восставших. Одиако вольный дух отцов был, вероятно, достаточно силен, так как власть Великобритании была признана крайне неохотно.

МНОГОЛЕТНЕЕ СРАЖЕНИЕ С ВОРАМИ И МОШЕННИКАМИ -

Всмотритесь внимательнее в американскую марку, изображенную на следующей странице. Она очень красива: бешеным галопом мчат лошади почтовую карету. На крыше кареты лежит почтальон, отстреливающийся от грабителей.

Картинка на марке рассказывает о временах давно минувших. Уже много лет письма летают на самолетах, мчатся на автомобилях и в железнодорожных вагонах. Однако и при современных средствах перевозки почта не раз подвергалась нападениям. Штемпеля 1929 года штатов Канзас и Небраска, примыкающих к «дикому Западу», свидетельствуют о задержке почты в связи с ограб-

лением. Разумеется, марки с таким редким штемпелем — большая ценность для коллекционеров.

Но нападения производятся не только на почту. Бандиты охотятся и за филателистическими редкостями. Они знают им цену не хуже коллекционеров.

В 1934 году на одном из филателистических аукционов в Лондоне должны были продаваться марки острова Маврикия. За день до продажи эти марки были переданы на экспертизу филателисту Хэтгенсону. Вечером, одетый в маску, к нему явился грабитель. С пистолетом в руках он потребовал драгоценные марки. Только предусмотрительность Хэтгенсона, позаботившегося о том, чтобы изготовить фальшивые дубликаты, спасла марки от похищения.

Крупная кража марок произошла в 1964 году в Лондоне. На этот раз грабителям повезло больше — украденные драгоценности исчисляются в 250 тысяч фунтов стерлингов. Как утверждает газета, это самое крупное ограбление в истории-филателии.

Но грабежи почты и филателистов выглядят детской игрой по сравнению с тем размахом, который за сто с лишним лет существования марок приобрели мошенничества. Как только редкие марки стали ценностью, тотчас же засучили рукава фальшивых дел мастера...

Про людей, алчущих легкой наживы, говорят, что они любят ловить рыбку в мутной воде. История марочных мошенничеств — тому убедительное подтверждение. В трудные годы гражданской войны многочисленные белогвардейские генералы и оккупанты, пытавшиеся сокрушить молодое Советское государство, выпустили много разных марок. Эти марки, выпускавшиеся небольшим тиражом, естественно, интересовали филателистов. Большая часть их изготавливалась кустарно, особенно надпечатки, делавшиеся резиновым и деревянным штемпелями. Это очень облегчало работу мошенников. Число фальшивых марок времен гражданской войны баснословно велико.

И вот что любопытно. Кроме мелких жуликов, в это неблаговидное дело включились даже некоторые марочные фирмы. Любовью тружеников всего мира к Советскому государству не замедлил воспользоваться венецианец Марко Фонтано, ловкий мошенник, известный своими махинациями в филателии еще с 1912 года. Прослышав о голоде в России и марках в пользу голодающих, Фонтано в начале двадцатых годов состряпал на скорую руку серию из семи марок и продавал ее как якобы выпущенную Одесским округом.

Несмотря на жаркие протесты советских филателистов, Марко Фонтано продолжал спекулировать на интересе человечества к Советской стране. Следующая серия фальшивок посвящена деятелям русской революции. На одной из этих марок — искаженный до неузнаваемости портрет Владимира Ильича Ленина.

Как известно, Ленин не разрешил советским связистам выпустить марку в его честь. Более того, он распорядился уничтожить не только все оттиски этой марки, но и клише. А Фонтано выпускает марки с портретом Ленина.

Разумеется, Фонтано был первый и — увы! — далеко не последний фальшивомарочник. Уже много лет пытается почта разоблачить подлоги мошенников. Одним из средств этой борьбы оказалось изобретение средневековых бумажников — водяной знак. Этот знак весьма успешно зарекомендовал себя в борьбе с разного рода фальшивками...

В конце 1887 года водяной знак заставил подать в отставку правительство Франции, а затем вынудил оставить свой пост и президента Республики Греви. Группа чиновников, в том числе и зять президента Вильсон, обвинялись в торговле орденами. Защищаясь, они представили суду документы, казалось бы, неопровержимо свидетельствовавшие об их невиновности. Но подвела маленькая деталь — на одном из них стояла дата: 1884 год. Приглашенный для экспертизы фабрикант Бланше, едва взглянув на бумагу, уверенно сказал:

— Она сделана на моей фабрике, но не в 1884, а в 1885 году!

Прозрачные, словно написанные водой, значки помогли не только эксперту, изобличившему торговцев орденами. Не меньше шума наделало заявление историков, разоблачивших другую фальсификацию и доказавших, что убийство царя Ивана VI произошло по приказу Екатерины II.

Водяные знаки (их называют еще филигранями) стали делать

в XIII веке итальянские бумажные мастера, вышивая узоры на проволочных сетках, зачерпывающих бумажную массу. Выступающие части узора делали слой бумаги более тонким. Отсюда и прозрачность рисунка. Он выглядит словно нарисованный водой и потому называется водяным знаком.

Первоначально водяные знаки служили фирменными марками бумажным фабрикантам, а так как бумага расходилась по всему миру, то со временем они стали важным средством установления истины, к которому не раз обращались историки. В филателии водяные знаки стали средством борьбы с мошенниками.

Рассказывая о марочных мошенничествах, трудно обойти молчанием историю так называемых марок Н. Ф. Зеебека, ловкого дельца, подвизавшегося в Нью-Йорке во второй половине XIX столетия. Будучи вице-директором одной типографской фирмы, Зеебек решил поднять ее дела марочными спекуляциями. Хитрый делец делает очень ловкий ход. В 1890 году он вступает в договор с тремя республиками центральной Америки — Гондурасом, Никарагуа и Сальвадором (позднее к ним присоединился и Эквадор). По этому договору Зеебек бесплатно печатал почтовые марки. Единственно чего он требовал от республиканских правительств— чтобы каждая марка через год после начала ее употребления изымалась из обращения, а непроданные экземпляры возвращались Зеебеку. Довкий коммерсант нажил на этой комбинации немалые деньги.

В заключение несколько слов о мошеннике особом. Речь идет о бывшем короле Египта Фаруке. Национальная революция выбросила его на свалку истории. Убегая, король захватил свои наибольшие ценности, в том числе коллекции монет и марок.

Оказавшись не у дел, Фарук начал торговать своими сокровищами. Если бы он ограничился только этим, было бы еще полбеды. Но Фарук стал на скользкий путь торговли фальшивками. Один из его покупателей — швейцарский коллекционер — обнаружил подделку. Римский суд присудил его бывшее величество к штрафу в 1675 долларов. Скандал разыгрался изряднейший...

КАК РОЖДАЮТСЯ МАРКИ

Рисунки первых марок не блистали оригинальностью — портреты королей и королев да государственные гербы. Так продолжалось до 1871 года, когда в Перу открылась новая глава истории почтовой марки. В тот год была построена железная дорога от столицы Перу — города Лима — до города Галлао. По поводу этого события перуанцы выпустили специальную марку, первую из сотен тысяч марок, отражающих различные события истории.

Одно из таких событий открыло творческий путь известного советского художиика-марочника. В 1922 году Народный комиссариат почт и телеграфов объявил конкурс на лучшую марку к пятой годовщине Великой Октябрьской социалистической революции. Первую премию получил только что демобилизовавшийся красноармеец И. Дубасов. Рисунок был прост и монументален — рабочий высекал на камне даты славного юбилея: 1917—1922. А за отсутствием красной краски молодой художник воспользовался раствором марганцовокислого калия из домашней аптечки.

Начиная свой творческий путь, Дубасов был молод. Однако история советских марок знает художников и помоложе. В 1959 году Министерство связи СССР, Главная филателистическая контора и редакция «Пионерской правды» объявили конкурс «Мы рисуем марки». В результате этого конкурса советская филателия обогатилась новой серией. Авторы ее получили на конкурсе первые премии.


Я с удовольствием называю имена юных художников. Москвич Дима Бархин — автор рисунка «В зоопарке»; Светлана Казакова из поселка Шугозеро Ленинградской области нарисовала марку «За мир»; Лида Носова из села Поречье Московской области — марку «Я кормлю телят»; Нина Соколова из Москвы — «Зимние игры».

Но, кроме этих марок, есть марка, выпущенная по просьбе детей. Группа ленинградских школьников обратилась к министру связи, и министр их просьбу удовлетворил.

История этой марки начинается с того дня, когда неизвестный русский солдат, сражавшийся в итальянском партизанском отряде, погиб, прикрывая отход товарищей.

Итальянцы звали русского друга Федором Поэтаном. За беспримерную храбрость они посмертно наградили его Государствен- ной Золотой медалью и партизанским орденом Гарибальдийская звезда.

Прошло мног.о лет. Писателю С. С. Смирнову удалось установить, что легендарный Федор Поэтан, которому в Италии установлен памятник,— это русский сержант Федор Полетаев. Советское правительство удо-

стоило его звания Героя Советского Союза. Именем Федора Полетаева назван пионерский отряд школы-интерната № 51 в Ленинграде. По просьбе пионеров этого отряда и выпущена марка в честь героя.

Подобные истории до революции были бы просто невозможны. Большинство царских марок представляло собой разноцветные квитанции, украшенные (как это и положено квитанциям) двуглавым орлом. Исключение из этого унылого правила составляла выпущенная в 1913 году серия марок с портретами русских царей от Алексея Михайловича до Николая II, посвященная трехсотлетию династии Романовых.

Цари, гербы да несколько благотворительных марок в пользу воинов, пострадавших на фронтах, — таков скудный мирок рисунков, дозволенных к изображению на марках царской России. Малейшая попытка раздвинуть границы немедленно пресекалась. Примером тому — марка, дошедшая до нас в одном-единственном экземпляре.

История этой марки, спасенной коллекционерами, началась в том же 1913 году, когда были выпущены марки романовской серии. Казанский художник и фотограф Фельцер тоже решил отметить памятную дату: сорокалетие своего земляка — великого русского артиста Федора Ивановича Шаляпина. На проекте памятной марки-наклейки (она предназначалась для наклеивания на конверты рядом с официальной почтовой маркой) был изо

бражен фотопортрет артиста работы Фель- цера. Нетрудно догадаться, что просьба фотографа не вызвала восторга у власть имущих. Царский министр по делам печати ответил резолюцией краткой, но предельно ясной: «Портрет мужика — сына сапожника клеить рядом с изображением царской особы — немыслимо».

Сохраненный Н. Евреиновым, а затем и другим известным коллекционером из Тамбова — Николаем Алексеевичем Никифоровым,— оригинал марки с портретом Шаляпина дошел и до нас.

Великая Октябрьская социалистическая революция освободила страну от династии Романовых и власти буржуазии. Свет увидела новая марка. 25 октября 1918 года она

отметила первую годовщину Советской власти. Нарисованная на ней рука с мечом разрубала цепи рабства. Спустя год с небольшим в обращение поступила другая марка. На ней был изображен рабочий, попирающий низвергнутого дракона. Одновременно вышли марки с серпом и молотом и эмблемами труда.

Рабочий, крестьянин и солдат победили царское самодержавие. Отсюда и название первых органов новой власти — Советы рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. Отсюда и портреты победителей работы Ивана Дмитриевича Шадра, миллионными тиражами напечатанные на советских почтовых марках.

Иван Дмитриевич Иванов, чья жизнь в искусстве прошла под псевдонимом Шадр,— в полном смысле слова выходец из народа. Отец его был плотником; сам скульптор с одиннадцати лет работал на фабрике купцов Панфиловых. Группа интеллигентов — артист М. Е. Дарский, великий реформатор русского театра К. С. Станиславский, художники И. Е. Репин, Рерих — помогла Шадру найти свое место в искусстве. Он стал скульптором.



Портреты рабочего, крестьянина и красноармейца, выполненные Шадром, обошли весь мир. Историю одного из них я хочу рассказать.

Вскоре после того как эти портреты появились на марках и деньгах, марки, изображавшие крестьянина, получили прозвище марок деда Перфила. Именно в этой деревне нашел Иван Дмитриевич Шадр свою натуру. После долгих уговоров старый крестьянин Перфилий Петрович Калганов (дед Перфил) согласился позировать скульптору.

Но не только рисунками любопытны марки тех неповторимых лет. Положение страны в ту пору — тяжелое, денежный курс — неустойчив. В январе 1922 года отправление письма стоило 250 рублей, в феврале и марте — 7500 рублей, а в апреле 50000 рублей в денежных знаках 1921 года. Цены росли столь стремительно, что почтовые работники не успевали не только выпускать новые марки, но и надпечатывать новые цены на старых. Тарифы менялись так быстро, чтэ, например, марки с эмблемами рабочего и крестьянского труда продавались только в Москве, Ленинграде и Харькове. В другие города их просто не успели доставить.

И тогда кто-то додумался до марки, на которой не было обозначено цены.

В июне 1922 года Научно-технический совет Народного комиссариата почт и телеграфов


подробно обсудил достоинства и недостатки безвалютных марок. При крайней неустойчивости стремительно обесценивавшихся денег они были бы удобны. Но, как не преминули заметить их противники, могли возникнуть «злоупотребления при продаже марок неграмотному населению».

И все же спустя несколько месяцев, в октябре — ноябре 1922 года, четыре марки, на которых не было цены, вошли в обращение, убедительно подтвердив свои достоинства. Не успев поступить в продажу, они были переоценены. 25 марта марка с изображением аэроплана ценилась в 13 рублей (три рубля отчислялись в пользу голодающих), а марка с пароходом — в 7 рублей (два рубля в пользу голодающих). С первого же ноября,

то есть через пять дней, они все были оценены по 25 рублей: 20 — почтовый сбор и 5 — голодающим.

В заключение несколько слов по поводу марок без обозначения цены. Они встречаются и до наших дней. В 1959 году такого рода марку с изображением значка инвалида войны выпустила Демократическая Республика Вьетнам.

В апреле 1945 года, решив увековечить свое освобождение от гитлеровской оккупации, чехословацкие патриоты из небольшого городка Скалицы решили выпустить специальную марку. Они попросили советское командование выделить мужественного бойца, который мог бы достойно представлять на марке Советский Союз, Советскую Армию. Местный фотограф снял советского автоматчика сержанта Алексея Юраша и чехословацкого партизана Николая Никилина, а художник Ф. Каминичек скомпоно-

Кура денег меияяоя в ту пару так часто, что почта не уоповопа выпускать новые марки. И тогда была выпущено оория марок, на которыі не было обоэяачоннп цены.

вал по фотографии марку. Оба солдата нарисованы под сенью чехословацкого знамени. Напечатанная небольшим тиражом, эта марка скоро стала филателистической редкостью.

Дед Перфил, сержант Алексей Юраш, партизан Николай Никилин шагнули на марки прямо из жизни. Но бывает и иначе, когда герои приходят из сказок и легенд. Именно таким путем пришел в филателию средневековый снайпер Вильгельм Телль. Как известно, его стрелы с равной меткостью сбили яблоко с головы сына и пронзили сердце жестокого наместника Гесслера.

Так же как Пушкин подарил Гоголю тему «Ревизора», так и Гете отдал Вильгельма Телля Шиллеру. 18 февраля 1804 года Шиллер записал в своем дневнике: «Закончен Телль». Так началась жизнь героя на подмостках многих театров мира.

Историки предполагают, что легендарный Вильгельм Телль — художественно воплощенный образ руководителя восстания Штауффахера. Телль — любимый герой швейцарского народа, и не удивительно, что он широко представлен на швейцарских марках. На одних — портрет Телля, сделанный по памятнику, который воздвигнут в его честь в Альдорфе; на других — с арбалетом в руках изображен его сын Вальтер; на третьих — место действия драмы.

Другую историю борьбы за независимость рассказывает одна из марок Африки. 30 июня 1960 года почта бывшей бельгийской колонии Конго выпуском специальной марки объявила о рождении нового самостоятельного государства. На карте государства Конго красовалось гордое слово «независимость».

Увы, не прошло и полутора месяцев, как часть этих марок попала в недобрые руки политической марионетки Чомбе. На марках появилась новая надпись: «11 июля. Государство Катан" га». Поддерживаемый бельгийцами, Чомбе объявил провинцию Конго Катангу самостоятельным государством. Когда через не"


которое время единство молодой республики было восстановлено, в городе Альбертвиле, кратковременной столице Чомбе, обнаружили запас этих марок. Чтобы вернуть их на службу государству, восстановившему единство, резиновым штампом надпечатали еще одно слово: «КОНГО».

Такова трижды рожденная марка, история которой отражает одну из больших трагедий современной Африки.

Изменение политической географии Африки отразилось и на марках Занзибара. Вероятно, марки этого острова с портретом султана, перечеркнутым жирным штемпелем, станут скоро филателистической редкостью.

ПОЧТОВАЯ ОККУПАЦИЯ ТУРЦИИ

История о том, как турки проморгали свою почту, начинается Г в XV веке. Турция отобрала у крестоносцев земли, захваченные ими в Малой Азии. Но Коран запрещал мусульманам заключать договоры с неверными, и, устанавливая тот или иной порядок, султан издавал особые государственные акты — капитуляции Одна из них дала право иностранцам, проживающим в Турции, иметь собственную связь.

По мере того как Оттоманская империя теряла могущество, росло влияние иностранных государств. Денег у Турции было мало. Она обратилась к иностранным ростовщикам. Вскоре выяснилось, что платить долги нечем. Турции пришлось объявить государственное банкротство. Некогда могущественное государство постепенно превратилось в полуколонию.

Разумеется, это не прошло бесследно и для почты. Пользуясь правами, данными султанскими капитуляциями, европейские державы полностью прибрали связь в Турции к рукам. Целый ряд

государств имел в Турции почтовые линии, выпускал для них специальные почтовые марки.

В этой своеобразной почтовой оккупации принимала участие и царская Россия. Русская почта возникла в Турции в 1748 году. Ее обслуживало Российское общество пароходства и торговли.

Первое время русская почта в Турции удовлетворялась обычными почтовыми марками. Выпуск специальных марок начался лишь с 1863 года, но сколько разных городов фигурируют на надпечатках: Константинополь, Бейрут, Дарданеллы, Иерусалим, Метилена, Афон, Смирна... Сомневаться не приходится — позиции Российского общества пароходства и торговли (как, впрочем, и других иностранных компаний) очень сильны. Попытки турок отстоять почтовую независимость безуспешны.

Эту почтовую войну турки проиграли еще и потому, что их почта была не подготовлена к состязанию с почтой иностранной.

«При отправлении писем в этом государстве,— читаем мы в одном из журналов того времени,— требуется некоторая предусмотрительность со стороны отправителя. Приклеив марку, надо обязательно требовать от чиновника, чтобы он тотчас же проштемпелевал ее. Тогда только можно быть уверенным, что письмо дойдет по назначению. Иначе заплаченный пиастр перейдет в карман чиновника-экспедитора, а письмо отправляется им в корзину к многочисленным компаньонам, назначенным вместо отправки к сожжению».

С такой почтой трудно бороться против европейцев, и турки, жаждавшие почтовой самостоятельности, занялись реорганизацией своей связи. Но и это не помогло. В почтовом хозяйстве Турции властвовали иностранцы.

Терпение турок лопнуло. В 1908 году, когда итальянцы возна-


мерились снова открыть некоторые из ранее закрытых ими почтовых контор, турецкое правительство возразило. Итальянцы пропустили возражения мимо ушей. Турки окружили спорные почтовые конторы войсками. И тогда итальянские военные корабли подошли к турецким берегам. По сигналу боевой тревоги были сняты чехлы с пушек. Черные жерла орудийных стволов уставились на Турцию. Но выстрелов не последовало. Турки дрогнули и отступили.

Четырехвековая почтовая оккупация Турции закончилась лишь после первой мировой войны. О ней напоминают ставшие уже довольно редкими почтовые марки государств-оккупантов. Некоторые из них вы видели на предыдущей странице.

^ СЛУЖЕБНЫЙ ДОЛГ И ОБЩЕСТВЕННАЯ РАБОТА

Обязанности почтовой марки весьма скромны: засвидетельствовать, что стоимость пересылки письма оплачена. Но в отличие от обычных квитанций, помимо служебного долга, почтовая марка выполняет еще и общественную работу. Она — отличный агитатор и пропагандист, унаследовавший это искусство от монет.

Еще за добрых полтора десятка веков до появления первых марок владыкой Рима стал Цезарь Октавиан. С его воцарением закончилась полоса гражданских войн, и Октавиан поспешил оповестить своих подданных: счастливое время мира наступило! На монетах, отчеканенных по приказу Цезаря, были изображены колосья и козерог, несущий рог изобилия — символы мира и плодородия.

Но за мир монеты Октавиана ратовали недолго. Очень скоро Октавиан нарек себя божественным Августом и выпустил новые монеты, изображение которых призывало римлян к мировому господству.

Подобных случаев известно немало, и понятно, что марки подхватили эстафету, развив и усовершенствовав искусство агитации и пропаганды.

Давно минули времена, когда марки украшались лишь государственными гербами да портретами царствующих особ. Сегодня знаки почтовой оплаты рассказывают о своих странах, об их природе, флоре, фауне, городах, выдающихся сооружениях, произведениях искусства, замечательных людях.

Пропаганда произведений искусства, борьба за охрану природы, защита животных общеизвестны. Гораздо реже приходится читать другие истории, о которых и пойдет наш рассказ...

Первую из них я прочел в журнале «Вокруг света» за 1929 год. Ее героиня — марка почты Венденского уезда бывшей Лифлянд- ской губернии, одной из областей Прибалтики, входившей в Российскую империю. Выпущенная в 1862 году, она предназначалась для оплаты корреспонденции в пределах уезда.

От других земских марок (а их выпускали во всех уголках России) эта марка отличалась тем, что напечатанный на ней текст был не русским, а немецким. Второй вариант украсил герб Вен- денского уезда. И то и другое не понравилось в Петербурге. Герб приказали закрасить. Закрасили. Но марка приобрела еще более вызывающий вид: она вышла с ярко-красным пятном посредине. Новый приказ — убрать пятно. На следующем выпуске марки — снова герб города Вендена. Опять Петербург недоволен. И тогда художник изобразил руины крепости. Этот вариант оказался последним. В 1903 году крамольная марка была запрещена.

Другая история произошла полвека спустя и не имела ничего общего с предыдущей. Несколько лет назад почта Объединенной Арабской Республики выпустила марки, внешне совсем не похожие друг на друга. На одной был изображен шедевр древней архитектуры — храм фараона Рамзеса II, вырубленный 3200 лет назад руками рабов в скалах АбуСимбела. На второй — выдающееся сооружение наших дней — высотная Асуанская плотина, воздвигнутая советскими инженерами. Надпись на первой призывала к спасению памятников древнего зодчества, текст на специальном купоне ко второй марке сообщал о выгодах, которые несет Объединенной Арабской Республике сооружение плотины.

Звеном, соединяющим непохожие марки, была река Нил.

Асуанская плотина сулит Египту экономическую революцию. После наполнения водохранилища пустыня потеснится и вернет людям более миллиона гектаров полезной для сельского хозяйства земли. Плотина наводнит Египет и электроэнергией. Могучая электростанция будет ежегодно вырабатывать 10—12 миллиардов киловатт-часов — примерно в десять раз больше, чем производилось в Египте до начала строительства.

Однако, резко повышая жизненный уровень страны, искусственное море в царстве песков грозит гибелью историческим ценностям, в том числе и храму в Абу'Симбеле. Вместе с другими средствами пропаганды почта пробила сигнал тревоги. Сокровища мировой культуры надо спасать, спасать во что бы то ни стало! Но цена их спасения оказалась выше возможностей правительств Объединенной Арабской Республики и Республики Судан (будущий водоем раскинется на границе этих государств).

Призывы обоих правительств спасти шедевры мирового искусства нашли горячие отклики в разных странах. Вместе с археологами в спасение памятников включились инженеры и физики.

Англичане предложили защитить храм девяностометровой ограждающей плотиной. Польский профессор Ромуальд Цебертович вместе с египетским инженером Аиваром Кхафаги рекомендовали накрыть храм тонкой железобетонной чашей. Если бы этот проект был реализован, величайшее сооружение древних архитекторов оказалось бы под водой. Посетители спускались бы в подводный музей со специального помоста — мола — прямо на лифте.

Эксперты остановились на проекте итальянских специалистов Лодильиани, Колонжетти и Моранди, предложивших поднять громаду весом в 300 тысяч тонн на высоту 62 метра. Семьдесят месяцев, без малого шесть лет, продлится эта неслыханная работа. Восемьдесят одно государство приняло на себя расходы по подъему, составляющие сумму 25 миллиардов франков.

Новое искусственное море даст жизнь сотням тысяч людей. Вероятно, выйдут в свет и новые марки, на которых волны заплещутся у подножия вознесенных вверх храмов. И, если в вашу коллекцию попадутся такие марки, не забывайте про те, которые в 1959 году призывали человечество спасти величайшие сокровища мирового искусства.

А вот марка, единственная в своем роде. На ней уместился протокол парламентских дебатов. Герой этой марки — остров Кипр, •расположенный близ Греции в Средиземном море.

Природные богатства и важное стратегическое положение сделали Кипр лакомым куском сильных мира сего. Премьер-министр Великобритании Дизраэли назвал этот остров ключом к Восточной Азии. Вся история Кипра — непрерывная борьба за свободу и независимость.

Нелегкой была многолетняя острая борьба киприотов со своими угнетателями. Наконец в 1954 году в палате общин английского парламента разгорелись жаркие дебаты: можно ли предоставить независимость Кипру?

«Около десяти тысяч киприотов выступают против Англии, и они тверды в этом пункте,— говорил один из парламентариев.— Даже под давлением нашего большого государства они остаются глубоко убежденными в нашей неправоте. Они чувствуют себя греками — да они и есть греки».

Полный протокол этих дебатов в английском парламенте появился не только в газетах. Греческая почта выпустила марку с его текстом. Чернильная клякса на марке символизировала отношение Греции к затянувшейся процедуре освобождения Кипра.

Марка появилась 22 сентября 1954 года. Но только через пять лет, в феврале 1959 года, заявления премьер-министра Великобритании премьера Греции и председатея Совета министров

Турции возвестили миру о предоставлении независимости острову Кипру. Свидетельством предшествовавшей этому борьбы осталась марка с рекордным в истории почты текстом. На ней уместилось 746 слов.

Но пропагандистская миссия почтовых марок не всегДа направлена на пользу доброго дела. Так, например, в 1959 году американские расисты умудрились использовать для своей бесчеловечной пропаганды марку с портретом одного из наиболее прогрессивных людей Америки — Линкольна.

В южных штатах развернулась кампания, призывающая наклеивать вверх ногами марки с портретом президента, так много сделавшего для раскрепощения негров. Специальный штемпель пояснял, что марки следует наклеивать так до тех пор, пока «штаты не получат свои права». Такой недостойной выходкой ответили расисты южных штатов на попытку федерального правительства ввести совместное обучение негритянских и белых детей в американских школах.

Ну и, наконец, несколько слов о необычном пропагандисте — марке, заставившей филателистов всего мира обратить внимание на небольшую африканскую страну Сьерра-Леоне. Эта страна на северо-западе Африканского материка была открыта в XV веке. Говорят, что увидевший ее португалец Педру да Синтра будто бы принял за рычание львов раскаты грома и наделил новую землю звучным именем: Сьерра-Леоне — Львиные горы.

Давно в Сьерра-Леоне нет никаких львов. В 1961 году последний лев — британский — удалился. Колония стала самостоятельным государством.

13 М Арлазоров

Марка, прославившая Сьерра-Леоне, вышла в начале 1964 года, и, по свидетельству министра коммуникации Кандре Буре, эти марки продавались «как горячие пирожки». Сам министр подал пример и первым приобрел ее. Эта удивительная марка обладает необычной формой: прямоугольник, квадрат, треугольник были отвергнуты. Художник придал марке вместо общепринятых геометрических правильных фигур контуры страны. Она выглядит на марке как на географической карте.

Таковы не похожие друг на друга рассказы о почтовых марках. И если вам попадет в руки новая марка, помните: у каждой из них своя судьба, своя, не похожая на другие, биография...

<< | >>
Источник: Арлазоров М.. Вам письмо! Из истории мировой почты. 0000

Еще по теме ПОРТРЕТЫ СТАРОЙ РОССИИ:

  1. ЧЕЛОВЕК В ПОЛИКОНФЕССИОНАЛЬНОМ ПРОСТРАНСТВЕ РОССИИ: ПРАВО НА СВОБОДУ СОВЕСТИ
  2. ЛЕКСИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА СОЗДАНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО ПОРТРЕТА(на примере российских и украинских президентских выборов 2004 года)
  3. Глава 2. Книга «Россия и Европа» – новое слово в историософии
  4. Глава 3. Европа и славянский мир
  5. lt; 1 9 5 2 г о д gt; 150. О ВОЗРОЖДЕНИИ РОССИИ
  6. ЮРИИ ИВАНОВИЧ ЖИЛЬЦОВ: ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ
  7. в СТРАНЕ СЕРЬЕЗНЫХ ЧУДАКОВ
  8. ПОРТРЕТЫ СТАРОЙ РОССИИ
  9. СОДЕРЖАНИЕ
  10. ГЛАВА XIV. РОССИЯ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ
  11. Народный феодальный менталитет
  12. Традиционализм и консерватизм
  13. Яркость и острота жизни
  14. Глава 3. Польский вопрос и полонистика в 1860-е – 1870-е гг.
  15. Список литературы
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -