<<
>>

Восточный вопрос

С 20-х гг. XIX в. большое влияние на всю систему межгосу- дарственных отношений начинает оказывать Восточный воп- рос. Крепнувшая национальная борьба балканских и дунайс- ких народов подтачивала слабеющую Османскую империю, на владения которой продолжали претендовать как Россия, так и Австрия.

Составной частью Восточного вопроса являлся режим Черноморских проливов, имевших важное экономическое, по- литическое и военно-стратегическое значение. Продвижения России на Юг и усиления ее позиций в Средиземноморье опа- сались и Англия, и Франция. Восточный вопрос превращался в самый сложный и болезненный в Европе. Именно на Балка- нах и Ближнем Востоке закручивался основной узел противо- речий между ведущими европейскими государствами — Вели- кобританией и Россией.

В 1812 г. британская дипломатия способствовала заключе- нию между Россией и Турцией Бухарестского мирного дого- вора, который передавал России юго-восточную часть Молда- вии — Бессарабию (русско-турецкая граница устанавливалась по реке Прут до соединения ее с Дунаем, затем по Киликийско- му руслу Дуная до Черного моря), подтверждал для Молдавии и Валахии автономию в составе Османской империи, а Сербии ее предоставлял. Но на этом сотрудничество Англии и России в Юго-Восточной Европе на базе борьбы с гегемонистскими планами Наполеона I кончилось и перешло в соперничество.

(д'нт-джеймский кабинет пришел к выводу, что султан слиш- ком слаб для того, чтобы угрожать английским интересам, но вполне пригоден в качестве привратника у проливов Босфор и Дарданеллы, который будет держать запертым русский воен- ный флот в Черном море.

Новый британский курс воплотился в доктрине статус кво — незыблемости владений Османов. По мнению английской бур- жуазии это предоставляло ей возможность экономически при- брать к рукам территории султанской империи. В Австрии так же росло убеждение в необходимости сохранения территори- пльной и политической целостности Турции как условия су- ществования самой габсбургской монархии. Между двумя им- 11ериями существовало глубокое сходство — обе они подавляли и угнетали многочисленные народы, входившие в их состав. I 'оссия же воспринималась австрийскими политиками как не- кий центр притяжения славянских народов. В этом качестве она таила угрозу для европейских владений и султана и Габ- сбургов. На протяжении всего XIX в. в Вене стремились под- держивать союзнические отношения с Англией в Восточном вопросе, применяя надежный прием канцлера К. Меттерниха: чтобы нанести удар противнику, надо блокироваться с его ос- новным соперником, но самому оставаться в тени.

Для России, при том, что восточные дела затрагивали ее на- циональные интересы, покровительство христианского насе- ления Балканского полуострова было традиционным и одной из наиболее важной задачей восточной политики. В силу ряда русско-турецких соглашений и обещаний, данных христиан- ским подданным султана, Россия оказалась связанной систе- мой обязательств, от соблюдения которых зависели ее влияние и вес в Османской империи. Православное население послед- ней к середине XIX в. достигало 12-14 млн человек, и данный фактор, сочетая в себе элементы как конфессионального, так и политического характера, превратился в главное оружие воз- действия петербургского кабинета на Порту.

Царизм небес- корыстно поддерживал на Балканах национально-освободи- тельные движения, стремясь не выпускать их из-под своего контроля. Но с помощью России балканское общество выходи- ло на новые рубежи национального и социального развития.

Первое после окончания наполеоновских войн обострение Восточного вопроса было связано с национально-освободитель- ной революцией в Греции, начавшейся в апреле 1821 г. Серьез-

ные успехи повстанцев сделали возможным созыв Националь- ного собрания, которое в январе 1822 г. приняло декларацию о независимости и конституционный акт: страна объявлялась республикой во главе с президентом, провозглашалась защита личности и собственности, декларировались гражданские сво- боды. Султан Махмуд II не собирался примириться с потерей Греции. На восставшее население обрушились варварские реп- рессии. Кровавая резня была учинена весной 1822 г. на о. Хиос. 23 тыс. мирных жителей были убиты, 47 тыс. проданы в рабс- тво. Цветущий остров превратился в пустыню. Летом того же года на полуостров Пелопоннес (Морею) вторглась османская армия. Она была разбита повстанцами, а смелые атаки гречес- ких кораблей вынудили турецкий флот покинуть Эгейское мо- ре и укрыться в Дарданеллах.

Временное уменьшение внешней опасности способствова- ло обострению социальных и политических противоречий в повстанческом лагере, сильно ослабившим движение. Махму- ду удалось обещанием уступки о. Крит и территорий в Сирии вовлечь в войну правителя Египта Мухаммеда Али. В февра- ле 1825 г. две дивизии под командованием его сына Ибрагима высадились на Пелопоннесе. Опустошив значительную часть полуострова, египтяне подошли к Месолонгиону — важному опорному пункту повстанцев в материковой Западной Греции, который тщетно штурмовала турецкая армия. Несмотря на ог- ромный перевес сил, турецко-египетские войска только в апре- ле 1826 г. смогли ворваться в город. В июне 1827 г. пали Афи- ны. Все греческие области к северу от Коринфского перешейка были оккупированы турецко-египетскими войсками.

Борьба греческого народа за свободу получила широкий международный резонанс. Общественное движение солидар- ности с восставшими греками охватило многие страны Европы и США. В Лондоне, Париже, Женеве действовали филэллин- ские комитеты, занимавшиеся сбором средств для сражав- шейся Греции; тысячи добровольцев устремились на помощь грекам. Но монархи Европы встретили с неприкрытой враж- дебностью революцию в Греции. Связанные с ней проблемы обсуждались на последнем, Веронском, конгрессе Священно- го союза (октябрь—декабрь 1822 г.). Христианские принципы Союза пришли в противоречие с политическими, и конгресс занял сторону «законного правительства турецкого султана» против восставших христиан-греков. Прибывшая в Верону за помощью делегация греческого правительства даже не была иринята. Ведущие европейские державы не преминули исполь- зовать восточный кризис для реализации собственных планов мм Ближнем Востоке и Балканах. Между Россией, Англией и Австрией разгорелась борьба за лидерство при урегулировании греко-турецкого конфликта.

Сформулировав принципы Священного союза, российский и мператор Александр I сам связал себе руки на Балканах; воз- пращаться к активной «екатерининской политике» было за- труднительно по идеологическим соображениям. Считая необ- ходимым дальнейшее единение Союза и учитывая, что Россия еще не смогла залечить раны, нанесенные ее экономике во вре- мя наполеоновского нашествия, Александр занял сдержанную позицию в греко-турецком конфликте. Однако из опасений ут- ратить на Балканах политическое влияние, царское прави- тельство не могло остаться равнодушным к развертывавшимся событиям в Греции, а так же в Молдавии и Валахии. В февра- ле-марте 1821 г. там начались восстания против феодального и национального гнета. Султанское правительство ввело вой- ска в Дунайские княжества, препятствуя их автономному уп- равлению.

Путем дипломатического нажима на османские власти Пе- тербург пытался не допустить их расправу с христианским насе- лением Дунайских княжеств. Порта расценила весьма умерен- мые требования русской дипломатии как признак ее слабости, стала грубо нарушать условия договоров с Россией о свободе торгового судоходства в Проливах. Ультимативная нота царя с требованиями о выводе турецких войск из Дунайских кня- жеств и восстановления свободы навигации в Проливах бы- ла проигнорирована. В июле 1821 г. Россия разорвала дипло- матические отношения с Турцией, но петербургский кабинет подтвердил западноевропейским державам свой курс на мир- ное урегулирование русско-турецких разногласий и греко-ту- рецкого конфликта.

Стремление Александра играть главную роль при оказании коллективного давления держав на Порту, заставив ее пойти на уступки грекам, успеха не принесло. Усиливавшаяся борь- ба политических группировок в руководстве греческого дви- жения, вторжение египтян на Пелопоннес заставляли царское правительство действовать более активно. В январе 1824 г. оно разослало в Лондон, Вену и Берлин «Мемуар об умиротворе-

нии Греции». Это был первый конкретный, хотя и весьма не- последовательный, проект нового политического устройства греческих земель. В документе предлагалось разделение кон- тинентальной Греции на три княжества с широкой автономи- ей при сохранении Портой верховной власти, а также закреп- ления прав и привилегий, которыми уже пользовались острова Архипелага.

Западноевропейские кабинеты нашли «Мемуар» слишком опасным: они усматривали в нем предпосылки для преобла- дающего влияния России в Греции. Над русской дипломатией нависла угроза провала внешнеполитического курса, который она вела с начала восточного кризиса. В Англии, как впрочем и в других западных государствах, с тревогой ожидали военно- го выступления России против Турции. Это грозило не только усилением русских позиций на Балканах, но и разрушением статус кво султанской империи. Кроме того, освободительная борьба греков разворачивалась в непосредственной близости от важнейших торгово-экономических путей Средиземноморья и в опасном соседстве с Ионическими островами (англичане вла- дели ими с 1815 г.), где еще совсем недавно происходило анти- английское восстание.

Сент-джеймский кабинет, забыв о своей оппозиции к кон- тинентальным державам по вопросу о подавлении революций на Апеннинах и Пиренеях, практически встал на сторону Свя- щенного союза и объявил восставших греков «бунтовщиками». Главной его задачей стало вырвать из рук России инициативу в урегулировании конфликта на Балканах. Д. Каннинг, возгла- вивший в сентябре 1822 г. Форин офис, повел решительное на- ступление на дипломатию партнеров по Священному союзу и начал интенсивные поиски путей укрепления позиций Вели- кобритании в Средиземноморье, в странах Леванта (Сирия и Ливан), на Пелопоннесе. Отношения между Англией и Россией становились все более напряженными из-за стремления и той и другой играть ведущую роль в решении греческих дел. В марте 1823 г. Каннинг объявил греков воюющей стороной. Фактичес- ки это был первый шаг к признанию независимости Греции. В 1824-1825 гг. повстанцы получили английские займы.

Наиболее последовательной сторонницей полного восста- новления османского владычества в Греции являлась Австрия. На Веронском конгрессе австрийский канцлер предложил вме- шаться в греко-турецкий конфликт на стороне султана; по со- п. ту Меттерниха Махмуд II обратился за военной помощью к египетскому паше. Нуждавшийся в мощном союзнике в борьбе I европейскими революциями и за гегемонию в Германском со- йки», венский двор сохранял лояльное отношение к Петербургу, но на деле направлял усилия на ограничение его свободы дейс- твий на Балканах.

Вступивший в конце 1825 г. на российский престол Нико- лай I сохранил общие принципы внешней политики своего Прата, но изменил тактику выхода из восточного кризиса. Рус- ская дипломатия в конце царствования Александра I уже фак- ш чески подготовила переход России к независимой и жест- кой линии в Восточном вопросе. Немалую роль сыграло все более возраставшее недовольство результатами политики мно- гих известных военачальников, государственных деятелей, дипломатов, считавших себя приверженцами «русской пар- тии», которые еще в 1821 г. видели долг страны в оказании гре- кам военной помощи. Николай I был вынужден также учиты- вать экономические интересы значительной части помещиков и купцов, связанных с черноморской торговлей. Отказавшись, как ранее Александр, от территориального экспансионизма на Балканах, Николай все более склонялся к необходимости военным путем разрубить узел восточных противоречий (гре- ческий вопрос, защита прав и привилегий народов Молдавии, Налахии и Сербии) и решить проблемы собственно русско-ту- рецких разногласий. Он пошел на заключение соглашений с Лнглией и Францией по греческому вопросу, лишив их тем са- мым возможности действовать независимо от России при пере- говорах с Турцией. Каннинг готов был на основе компромиссов пойти на соглашение с Россией, но лишь затем, чтобы повести ее за собой.

Франция, занятая внутренними проблемами, не играла в начале восточного кризиса первостепенной роли. Но имея собс- твенные интересы в Греции и на Ближнем Востоке, она сде- лала поворот в сторону поддержки плана действий русского и английского правительств. 4 апреля 1826 г. в Петербурге был подписан англо-русский протокол, ставший первым междуна- родным соглашением по греческому вопросу. Царское прави- тельство признало английское посредничество в греко-турец- ком конфликте, а в случае отказа султана от посредничества, Россия могла единолично выступить против Турции. Что каса- лось Греции, то ей предлагалось обеспечение автономии. 6 ию-

ля 1827 г. в Лондоне представители Англии, России и Франции заключили конвенцию. Принцип автономии Греции (в форме конституционной монархии) сохранялся, новым стало положе- ние о возможности применения к Порте «крайних мер» в слу- чае непринятия ею посредничества трех держав. После того как Махмуд II отклонил ультиматум держав, в Наваринскую бухту полуострова Пелопоннес направилась эскадра союзни- ков. Она должна была помешать провозу из Египта и Малой Азии военных подкреплений к греческим берегам. 20 октября произошло столкновение союзной эскадры с турецко-египетс- ким флотом, и последний был потоплен. Но Англия и Франция не собирались объявлять войну Турции. Они известили Мах- муда о прекращении участия в военных акциях против турок, настаивали на признании посредничества. Порта продолжала упорствовать. Австрия, развившая большую активность, вы- ступила против планируемого ввода русских войск в Дунай- ские княжества и готовила военную демонстрацию у границ княжеств и Сербии. Венский двор поощрял султана к новым выпадам против России. В декабре 1827 г. Махмуд официаль- но заявил о расторжении ранее заключенных с Россией дого- воров, и призвал всех мусульман к священной войне против «неверных» — газавату. В марте 1828 г. царское правительс- тво объявило войну Порте.

В Дунайские княжества вступили русский войска, но они оказались слабо подготовленными к войне. Осенью 1828 г. на Пелопоннесе, основную часть которого к этому времени заня- ли повстанческие силы греков, высадился французский кор- пус, способствуя тем самым уходу египетских войск. Летом 1829 г. русская армия в результате большого напряжения сил добилась перелома на Дунайском театре. Перейдя через Бал- канские горы, 20 августа русские вошли в Адрианополь. Ка- зачьи разъезды стали видны с городских стен Стамбула, где возникла паника. В Адрианополь прибыли турецкие делегаты для переговоров о мире. В течении осени 1828 — зимы 1829 гг. между союзниками шло интенсивное обсуждение, касающее- ся территориального и политического оформления греческо- го государства. Западные державы выдвигали требования су- щественного ограничения его территории. Россия неизменно стремилась расширить эти границы, что ей не всегда удава- лось. Постановка царским правительством в проекте мирного договора с Портой вопроса о Греции вызывала сопротивление не только турецкой стороны, но также лондонского и венско- го кабинетов, стремившихся к участию в мирных перегово- ри х. Включение этого вопроса в проект договора означало бы, что именно Россия становится вершительницей судьбы Гре- ции. Британская дипломатия активно добивалась заключения 11ортой соглашения с греками, причем до ее мирного договора с русскими. Но добиться этого ей не удалось.

14 сентября 1829 г. Россия и Турция подписали Адриано- мольский мир. Греция получала автономное управление в со- ответствии с Лондонской конвенцией 1827 г. Автономия Ду- пайских княжеств была значительно расширена. Автономия (Сербии утверждалась. (Еще три года после подписания Адриа- мопольского договора русские дипломаты и военные корректи- ровали турецкую политику в отношении Сербии. В результате н 1830 и 1833 гг. по двум фирманам Сербия получила приви- легии автономной области Османской империи, расширила границы, а Милош Обренович был провозглашен наследствен- ным сербским правителем-князем). Россия получила, кроме территорий на восточном побережье Черного моря и Кавказе, дельту Дуная, а вместе с ней контроль над устьем великой ре- ки и подтверждение права прохода своих судов через Босфор и Дарданеллы. Затянувшийся восточный кризис 1821-1829 гг. завершился. Адрианопольский мир явился этапом в восста- новлении государственности Греции, Дунайских княжеств, Сербии, и в этом состояло его судьбоносное значение в летопи- сях народов этих стран. Порта потерпела крупное поражение, ее власть в Юго-Восточной Европе была серьезно подорвана. Россия и Англия заметно усилили свои позиции в Восточном вопросе.

Адрианопольский договор создал необходимые военно-по- литические предпосылки для юридического закрепления гре- ческой независимости. Еще в марте 1827 г. Национальное собрание выбрало правителем (президентом) Греции И. Капо- дистрию, бывшего стат-секретаря по иностранным делам Рос- сии, грека по национальности и горячего патриота своей роди- ны. Прибыв в январе 1828 г. в Грецию, Каподистрия основное внимание уделил вопросам централизации управления, повы- шению боеспособности вооруженных сил и созданию собствен- ной финансовой системы. Греки не желали мириться с сохра- нением даже формальной вассальной зависимости от Турции. Русское правительство после Адрианопольского мира наста-


ивало в Лондоне и Париже на предоставление Греции полной самостоятельности.

3 февраля 1830 г. Лондонская конференция трех держав — Великобритании, России и Франции — провозгласила неза- висимость Греции, которая стала первой балканской страной ее завоевавшей. Турция была вынуждена с этим согласиться. Длительного времени потребовало у держав-покровительниц решение вопроса о правящей династии в Греции. Престол был предложен немецкому принцу Леопольду Саксен-Кобург-Го- ту. Но Леопольд не горел желанием ехать в Грецию, греческо- му престолу он предпочел корону Бельгии (1831). Между тем, в Греции шла острая борьба группировок, которые искали под- держку извне: у России, Англии или Франции. Жесткая пози- ция президента Каподистрии в отношении политических оп- понентов внутри страны в конечном счете привела к падению его популярности среди различных слоев населения; наиболее влиятельные фигуры греческой политики оказались в той или иной степени враждебно настроенными к Каподистрии. В ок- тябре 1831 г. он был убит, став жертвой политических распрей. Возобновившаяся весной 1832 г. конференция в Лондоне ут- вердила нового кандидата на греческий престол — второго сы- на короля Баварии Отто Виттельсбаха. 27 июля состоялась его коронация. Конференция окончательно определила и границы Греции. В ее состав вошли: Пелопоннес, южная часть конти- нентальной Греции между заливами Арта и Волос и Кикладс- кие острова. Греческий вопрос в международно-политическом плане был решен, хотя под османским игом продолжала ос- таваться большая часть греческих земель — Эпир, Фессалия, Крит, острова Эгейского моря.

Не успел разрешиться греческий вопрос, как европейской дипломатии вновь пришлось заниматься Османской импери- ей в связи с конфликтом между Портой и ее могущественным вассалом египетским пашой Мухаммедом Али, ориентировав- шимся на Францию. Вспыхнувший в 1831 г. турецко-египет- ский конфликт как внутренняя проблема империи приобрел международное значение. Франция традиционно имела силь- ное влияние в Египте, используя его как рынок сбыта и источ- ник сырья. С помощью Мухаммеда Али она стремилась уста- новить безраздельное господство над Левантом (французская буржуазия была главным экспортером шелка-сырца из Си- рии и Ливана). Мухаммед Али рассчитывал, как максимум, свергнуть своего сюзерена-султана и занять его трон, как ми- нимум — добиться независимости и значительных террито- риальных приращений за счет малоазиатских провинций. 'Га к и не получив Сирию в качестве вознаграждения за помощь Махмуду II в борьбе с греческими повстанцами, он начал го- товиться к ее захвату. Египетская армия, организованная по европейскому образцу французскими офицерами и руководи- мая талантливым военноначальником Ибрагимом, быстро шла к цели. Вступив в конце 1831 г. в пределы Сирии, египтяне, спустя год овладели Киликией и вошли в Анатолию. 21 дека- бря 1832 г. в битве под Коньей турецкая армия была разгром- иена. Дорога на Стамбул египтянам была открыта.

Порта обратилась за военной помощью к европейским де- ржавам, видя в них единственное спасение. Французское пра- вительство Луи Филиппа, оказывавшее египетскому паше поч- ти неприкрытую поддержку, предложило свое посредничество. I 'лава Форин офис Г. Пальмерстон, стремясь разрешить конф- ликт чужими руками, предложил Вене оказать военную по- мощь Турции, но Меттерних не хотел ссориться с Россией. Ни- колай I действовал быстро и энергично. 20 февраля 1833 г. русская эскадра вошла в Босфор, бросив якорь напротив дип- ломатического квартала Стамбула, чем привела в замешатель- ство представителей других держав. В начале апреля воен- но-транспортные суда высадили русские десантные части на азиатском берегу Босфора в местности Ункяр-Искелеси, кото- рые преградили путь египтянам на турецкую столицу. Англии и Франции, чрезвычайно болезненно воспринявшим этот акт, пришлось добиваться скорейшего перемирия между Египтом и Турцией, которое было заключено в мае 1833 г. в местечке Кю- тахья. Мухаммед Али получил под свое управление Сирию и Киликию и отзывал войска из Анатолии. Кютахийское согла- шение, завершившее первый турецко-египетский конфликт, не удовлетворило ни ту, ни другую сторону.

В это же время в Турцию для объединения русского дипло- матического и военного руководства прибыл любимец Николая I А. Ф. Орлов. В 1829 г. он удачно провел мирные переговоры с турками. Твердость характера при внешней доброжелатель- ности позволили ему добиться уважения турецких сановников и благосклонности султана. Теперь Орлов с большим искусст- вом повел переговоры о русско-турецком союзном договоре. Идея оборонительного союза исходила от султанского прави-

являвшую, что «солидарность пяти великих держав являет- ся обеспеченной и что поэтому Порте следует воздержаться от принятия без их содействия каких бы то ни было окончатель- ных решений и выжидать результатов того интереса, кото- рый эти державы проявят к Порте». После того как стало яс- но, что Россия не собирается вооруженной силой вмешиваться в события на Востоке, каждая из европейских держав вновь стала заботиться о собственных интересах. Крайне обостри- лись противоречия между Англией и Францией из-за Египта. В Тюильри добивались для нее самостоятельности и рассчиты- вали сделать Сирию наследственным владением Мухаммеда Али. Пальмерстон защищал суверенные права султана и тре- бовал покончить с владычеством Мухаммеда Али в Леванте. «Сердечное согласие» распадалось на глазах. Используя это, Нессельроде предложил Форин офис следующую программу действий: Россия оказывает поддержку Англии в Леванте; обе державы добиваются изоляции Франции в Восточном вопросе и вырабатывают соглашение о Проливах. Пальмерстон, край- не нуждавшийся в тот момент в содействии России, к тому же при ее добровольном отказе от Ункяр-Искелесийского догово- ра, охотно пошел на переговоры. Последние послужили осно- вой для открытия весной 1840 г. в английской столице конфе- ренции по делам Востока.

15 июля представители Великобритании, России, Австрии, Пруссии и Турции подписали Лондонскую конвенцию. Терри- ториальные вопросы между Турцией и Египтом решались сле- дующим образом: султан предоставлял египетскому паше на- следственное управление Египтом и пожизненное Сирией; если Мухаммед Али откажется признать волю держав, Англия и Австрия помогут Турции действиями своих эскадр в Средизем- ном море; Россия от оказания военной помощи устранялась, но была уполномочена в случае опасности защищать Стамбул. Принцип коллективной помощи Порте открыл новую эпоху в истории дипломатических отношений европейских держав с Османской империей — последняя фактически утратила само- стоятельность в проведении внешней политики и из субъекта международных отношений стала постепенно превращаться в их объект, ее уделом становились лавирование и игра на про- тиворечиях между участниками европейского ареопага. Дру- гим пунктом конвенции, имевшим общеевропейское значение, было решение о закрытии Проливов для всех иностранных (не- турецких) военных кораблей. Эта статья положила начало ho- ik >му режиму Проливов. До 1840 г. проход военных судов через Босфор и Дарданеллы регулировался двухсторонними согла- шениями между Турцией и Россией (1799, 1805, 1833) — тогда единственно прибрежными державами. Теперь нечерноморс- кие государства, в первую очередь Англия, получили возмож- ность вмешиваться в правовой режим Проливов. Лондонская конвенция нарушала суверенные права Турции: она лишала се права открывать или закрывать Босфор и Дарданеллы, яв- лявшиеся частью турецкой государственной территории, по г поему усмотрению. Достигнутое соглашение ставило под воп- рос безопасность юго-западных пределов России, а ее военный флот оказался запертым в Черном море.

Французское правительство отказалось подписать Лондон- скую конвенцию. Мухаммед Али отклонил требование держав нозвратить султану захваченные у него владения. В Лондо- не и Вене начали готовиться к экспедиции в Сирию. Николай I тоже намеревался отправить свой флот в Средиземное мо- ре или высадить десантный корпус на Босфоре, но австрийс- кий канцлер Меттерних заклинал царя в интересах «достиг- нутого единства» отказаться от этого плана, а Пальмерстон ему решительно воспротивился. В сентябре 1840 г. Англия и Австрия вместе с Турцией начали военные действия против Египта. Правительство Луи Филиппа, делавшее грозные за- явления в адрес англичан и обещавшие оружием защищать Мухаммеда Али, оставило его без всякой поддержки. Сирийс- кое побережье блокировала англо-австрийская эскадра, а ан- гло-турецкий десант осадил Бейрут и захватил многие при- брежные населенные пункты. Местная феодальная верхушка немедленно перешла на сторону англичан; горцы Ливана вели партизанскую войну в тылу египетских войск. Ибрагим спеш- но эвакуировал остатки армии в Египет. В феврале 1841 г. по- бедители продиктовали Мухаммеду Али свои условия: он по- лучал Египет в наследственное владение, но его власть сильно ограничивалась. Англия не только закрепилась в Египте, но и потеснила в Сирии и Ливане Францию. Решив судьбу Егип- та, Пальмерстон передал в Париж, что союз с царским прави- тельством не исключает совместной с Францией борьбы против России на Востоке, что следует добиться общеевропейского со- глашения о Проливах с целью не допустить в будущем самосто- ятельного вмешательства России в Восточный вопрос. 13 июля

1841 г. была заключена вторая Лондонская конвенция в форме договора между пятью европейскими державами и Турцией. Она была целиком посвящена проблеме Проливов (они остава- лись закрытыми для военных кораблей всех держав) и явилась выражением нового режима Босфора и Дарданелл, поставив их под международный контроль.

Второй турецко-египетский конфликт 1839-1841 гг. завер- шился сплошным триумфом Форин офис и лично Пальмерс- тона. Позиции Англии на Ближнем Востоке усилились, Рос- сии — ослабли. В Петербурге недооценили русско-английские противоречия в Восточном вопросе и преувеличивали англо- французские. Расчет на то, что отказ от Ункяр-Искелесийского договора укрепит отношения с Англией и приведет к изоляции Франции, оказался ошибочным. В этой связи необходимо от- метить, что в Зимнем дворце согласились на изменение режима Проливов, поскольку не видели возможности проводить само- стоятельную политику в отношении Турции. Царское прави- тельство учитывало не только утрату политического преоб- ладания в Стамбуле, но и узость торговых интересов России в балкано-ближневосточном регионе, в то время как британская буржуазия после заключения в 1838 г. англо-турецкого торго- вого соглашения получила широкие возможности для проник- новения в этот регион и экономического подчинения Османс- кой империи.

В ходе ближневосточного кризиса 30-х гг. (первый и второй турецко-египетские кризисы) оформились два узла экономи- ческих, политических и идеологических противоречий, до- минировавших на Ближнем Востоке и Балканах: между за- падноевропейскими державами и Россией, с одной стороны, и Великобританией и Францией, двумя крупнейшими капита- листическими державами, — с другой. Важнейшим событием в истории международных отношений XIX в. стала Крымская война 1853-1856 гг. — первое общеевропейское вооруженное столкновение на Востоке. Крымская война выросла из раз- ногласий Франции и России относительно прав католическо- го и православного духовенства в Палестине. Представители обеих главных христианских церквей осуществляли покрови- тельство Святым местам в Иерусалиме и Вифлееме. Влияние восточной, греческой церкви основывалось на том, что в тече- ние нескольких веков Палестина входила в состав Византийс- кой империи. Влияние западной, римской, церкви опиралось ни латинские завоевания в этих краях в эпоху крестовых по- ходов. Права и привилегии обеих соперничавших между со- Ooil конфессий время от времени закреплялись султанскими фирманами. К XIX в. исторически сложилось так, что в пре- имущественном положении оказалась более многочисленная православная община, которая охраняла и поддерживала ос- новные христианские святыни. Однако к середине столетия католики предприняли попытку добиться изменений в свою пользу. Спор вокруг Святых мест продолжался с переменным успехом в течение 1850-1852 гг., то затухая, то разгораясь с поной силой. Он не имел форму прямого русско-французского противостояния, а велся путем давления на султанскую Тур- цию каждой из противоборствующих сторон, использовавших псе средства политико-дипломатического арсенала. События I церковной жизни на Востоке завязывались в тугой политичес- |. ий узел.

Президент Франции Луи Наполеон первоначально исполь- ловал конфликт на Востоке для укрепления своих позиций среди влиятельного в стране католического клира. Но в даль- нейшем война стала необходима ему для усиления авторитета императорской власти. С ее помощью он надеялся покончить с ненавистной венской системой договоров 1815 г., главным ох- ранителем которой оставалась царская Россия. Вместе с тем в 11ариже стремились вытеснить Россию с Ближнего Востока, отстранить ее от контроля над Проливами. На это же были на- I фавлены и усилия Лондона. Англия и Франция не могли сми- риться с тем, что российское правительство после подавления революций 1848-1849 гг. получило возможность оказывать ре- I иаюгцее воздействие на европейские дела. Ради этих общих це- лей английские и французские правящие круги готовы были на время забыть о своих противоречиях. Политика царского правительства в Восточном вопросе наталкивалась и на скры- тое недоброжелательство Австрии. У нее были свои экспанси- онистские устремления в Юго-Восточную Европу, в частности в отношении Дунайских княжеств, над которыми Петербург еще со времен Кючук-Кайнарджийского мира (1774) стремил- ся установить свой протекторат.

Для России защита привилегий православной общины Па- лестины составляла часть общей задачи покровительства всему православному населению Турции. Положение дел на Востоке и обстановка в Европе, по мнению Николая I, благоприятство-

вала тому, чтобы предпринять действенные шаги для усиле- ния русского влияния на Балканах и Ближнем Востоке, для изменения к большей выгоде для России режима Проливов, установленного Лондонскими конвенциями 1840-1841 гг., и всей системы соглашений относительно Османской империи. На протяжении большей части своего царствования Николай был вынужден проводить политику статус кво Турции, одна- ко его не оставляла мысль о возможности распада под влия- нием внутренних факторов султанских владений и необходи- мости позаботиться о судьбе наследства «больного человека». Об этом, например, царь беседовал с австрийским канцлером Меттернихом в Мюнхенгреце (1833), с британскими политика- ми во время своего визита в Лондон (1844), с английским пос- лом в Петербурге Г. Сеймуром в январе-феврале 1853 г. В на- чале 50-х гг. Николаю стало казаться, что близится момент, когда сможет осуществиться его идея-фикс — раздел владе- ний султана.

28 февраля 1853 г. в Стамбул на военном пароходе прибыло чрезвычайное посольство А.С. Меншикова, которое мыслилось в Зимнем дворце как предприятие, имевшее целью решитель- но склонить чашу весов в затянувшемся споре по восточным делам на сторону России. Главное, чего должен был добиться Меншиков, — подписание русско-турецкой конвенции с обя- зательством Порты соблюдать неприкосновенность православ- ной церкви, т. е. международного договора, дававшего Петер- бургу правовую основу для покровительства православных, а следовательно, и вмешательства во внутренние дела Осман- ской империи. Вслед за Меньшиковым в турецкую столицу приехал британский посол Ч. Стрэтфорд (Каннинг). Мастер по- литической интриги, к тому же прекрасно разбиравшийся во всех особенностях обстановки в Стамбуле, где он прожил мно- го лет, Стрэтфорд являлся старым врагом русского влияния в Турции. Взяв курс на провоцирование конфликта между рос- сийским императором и султаном, Стрэтфорд в отношениях с Меншиковым демонстрировал доброжелательность и вызвал- ся играть роль посредника в споре о Святых местах между рус- скими, французами и турками.

Если русско-французские разногласия были вскоре урегули- рованы, то русско-турецкие — обострились. Британский посол сделался, по существу, закулисным руководителем внешней политики Турции, недаром турки в дипломатической перепис- к« именовали его «вторым султаном». Обещая Порте, что она не останется без поддержки в решающий момент, Стрэтфорд тол- кил ее на вооруженное столкновение с Россией. Султан Абдул- Меджид согласился на все условия в вопросе о Святых местах, но не желал заключать русско-турецкую конвенцию, как по- сягательство на свой суверенитет. Когда посланец царя пошел мп уступку туркам, то Стрэтфорд разрушил забрезжившую на- дежду на мирное урегулирование. 21 мая Меншиков со всем составом российского посольства покинул турецкую столицу. М иссия окончилась неудачно, за ней последовало военное ре- шение Восточного вопроса.

4 июля 1853 г. русские войска вступили на территорию Мол- давии, а спустя месяц — Валахии. Николай I полагал, что этот но раз испытанный в прошлом метод принесет результат — поз- нолит добиться удовлетворения русских требований. Но этого не мроизошло. В Стамбуле окончательно победили воинственные круги, увидевшие в создавшейся ситуации возможность при помощи западных держав взять реванш за предыдущие вой- ны с Россией. 16 октября Абдул-Меджид объявил о состоянии пойны с Россией. По его просьбе через Дарданеллы в Мрамор- ное море вошли английская и французская средиземноморские юкадры, придавшие уверенность туркам, которые 23 октября переправились через Дунай и заняли городок Калафат. Через несколько дней турецкий отряд захватил пост Св. Николая на Кавказском побережье, вырезав его защитников. 1 ноября Ни- колай I подписал манифест о войне с Турцией.

Начиная войну, царь продолжал надеяться, что западные державы не вмешаются в русско-турецкий конфликт. В оценке тогдашней международной обстановки он допустил серьезные ошибки. Николай считал Францию еще слишком слабой после бурных событий 1848-1851 гг., к тому же без Англии на серь- езные действия Луи Наполеон не решится. Союз же Франции и Англии, по мнению царя, был невозможен. Не мог же ны- нешний Наполеон забыть о том, что англичане являлись смер- тельными врагами его великого дяди! Что касалось самих ан- гличан, то с ними Николай полагал возможным договориться. В беседе с британским послом Сеймуром он предложил Англии Египет и Крит в обмен на протекторат России над Дунайскими княжествами, Сербией, Болгарией и, если обстоятельства при- нудят ее захватить Стамбул, стать «временной охранительни- цей» Босфора. Отрицательный ответ Форин офис не показался

царю тревожным симптомом. Его сбивало с толку всегда дру- жественное к нему отношение королевы Виктории и показное русофильство премьер-министра Д. Эбердина. Николай до кон- ца своих дней не знал и не понимал английской конституци- онной теории и практики. Эбердин действительно проявлял известную склонность к сотрудничеству с Россией, в которой привык видеть противовес Франции на европейском континен- те. Однако роль этого человека при выработке правительствен- ного курса была не так велика, как хотелось думать царю.

В сформированном в 1852 г. в Лондоне коалиционном каби- нете соперничали две фракции. Одну из них возглавлял пре- мьер-министр Эбердин, другую — министр внутренних дел Пальмерстон, продолжавший и на своем новом посту оказы- вать значительное влияние на решение вопросов внешней по- литики. К тому же соперничество различных течений в пра- вящих кругах Великобритании вокруг восточной политики не носило принципиального характера — это была скорее борьба по вопросам тактики. Действуя разными методами, и Эбердин, и Пальмерстон, в конечном счете, стремились к одному — не допустить усиления позиций России в районе Проливов, ближ- невосточном регионе в целом. Эбердин предпочитал не дово- дить дело до открытой конфронтации. Пальмерстон был сто- ронником жесткой линии в отношениях с Россией. Он писал о необходимости низвести Россию до положения второразряд- ной державы, выдвигая при этом совершенно фантастический план отнять у нее часть Кавказа, Крым, Бессарабию, Польшу, Прибалтику, Финляндию.

Австрию и Пруссию Николай I считал своими верными и надежными союзниками. Австрия, по его мнению, должна бы- ла вечно помнить услугу, оказанную ей Россией в 1849 г. (по- давление революции в Венгрии). Николай был убежден, что со стороны габсбургской монархии ни малейшего противодейс- твия оказано не будет. Пруссия не имела прямых интересов на Востоке, Восточный кризис мог затрагивать ее лишь в смысле уточнения ориентации Гогенцоллернов либо на Россию, либо на западные державы. В Берлине колебались. Сам Фридрих Вильгельм IV боялся как Николая, так и Наполеона и англи- чан, не зная на что решиться. О. Бисмарк, бывший в те годы представителем Пруссии в германском Союзном сейме, гово- рил, что «королевская политика напоминает пуделя, который потерял своего хозяина и в растерянности подбегает то к од- ному прохожему, то к другому». Не следует думать, что, взяв стратегический курс на военный разгром России, правительс- тин западных стран совершенно отказались от поиска других путей урегулирования кризиса. Опасаясь военной силы Рос- сии, Франции и Англии было очень нелегко переступить чер- ту, отделявшую европейский мир от войны. Переговоры о воз- можном примирении сторон шли накануне Крымской войны и продолжались на всем ее протяжении.

Кампания 1853 г. была непродолжительной. Сражения на иском берегу Дуная не принесли явной победы ни русским, ни ч уркам. Однако главное военное событие произошло не на cy- nic, а на море. 30 ноября в Синопской бухте русская эскадра под командованием П.С. Нахимова уничтожила лучшую эс- кадру Османской империи, следовавшую к кавказскому по- бережью с десантом и воинскими грузами. Синопская победа русского флота превратилась в фактор, ускоривший вступле- ние Франции и Англии в войну, ибо стало очевидным, что дли- тельного единоборства с Россией Турция не выдержит. 4 янва- ря 1854 г. англо-французская эскадра вошла в Черное море. 11етербург был поставлен в известность, что соединенный флот двух держав будет защищать турецкие суда и турецкие порты от нападения русской эскадры.

27 февраля Париж и Лондон предъявили царскому пра- иительству ультиматум с требованием очистить Дунайские княжества. Россия разорвала дипломатические отношения с < Францией и Англией. При этом Николай I пытался насколько иозможно отдалить, а то и вовсе не допустить англо-французс- кого вмешательства в русско-турецкую войну, полагая, что сде- лать это можно путем расширения дипломатического и воен- ного наступления. Франц Иосиф отклонил предложения царя об объявлении Австрией нейтралитета в случае войны России с западными державами, а также разделить с ней на равных правах протекторат над Сербией, Болгарией, Молдавией и Ва- лахией. Тогда в марте 1854 г. русские войска перешли Дунай и осадили турецкую крепость Силистрию на правом берегу ре- ки. Царь рассчитывал нанести поражение султану раньше, чем западные державы сумеют оказать ему реальную помощь. Но принудить турок просить мира не удалось.

12 марта Англия, Франция и Турция заключили союзный договор. Западные державы признали необходимым сохранить суверенитет и территориальную целостность Турции и обяза-

лись направить свой флот и сухопутные войска для освобожде- ния Дунайских княжеств от русской армии. 27 марта королева Виктория объявила войну России, днем позже это сделал им- ператор Наполеон III. 10 апреля была подписана англо-фран- цузская конвенция, дополнившая союзный договор. Началась «большая война».

В марте 1853 г. английская, а затем французская эскадры вошли в Балтийское море. Союзный флот подошел почти к са- мому Петербургу, но причинить практического вреда надеж- но защищенному городу не мог. Русский флот, будучи слабее англо-французского, укрылся в Финском заливе под защитой фортов Кронштадта и Свеаборга. Союзники предпочли ограни- читься установлением блокады русских балтийских берегов, нападением на незащищенные пункты побережья, захватом торговых и рыболовецких судов. Единственно серьезной опера- цией на Балтике в кампании 1854 г. стало взятие французски- ми войсками укрепления Бомарзунд на Аландских островах. Нападению подверглись и окраины Российской империи: Со- ловецкий монастырь на Белом море и Кола на Мурманском по- бережье, а также Петропавловск-Камчатский на Дальнем Вос- токе. Эти диверсии не принесли союзникам славы.

Летом 1854 г. произошел вывод русских войск из Дунайс- ких княжеств. Причиной тому послужили неудачная осада Силистрии, концентрация англо-французских сил в районе болгарского города Варна, а главным образом, неприязнен- ная позиция Австрии, которая, заключив 20 апреля оборо- нительный и наступательный союз с Пруссией, угрожающе сосредотачивала в тылу и на флангах русской армии все но- вые и новые воинские части. Согласно особому договору вен- ского кабинета с Портой от 14 июля территории Молдавии и Валахии занимали австрийские войска. Основные военные действия развернулись теперь на Крымском полуострове, не- посредственно на территории России. Стало очевидным, что союзники действуют не во имя защиты Турции, но стремятся подорвать мощь России.

В сентябре 1854 г. в районе Евпатории высадилась 70-ты- сячная англо-франко-турецкая армия под командованием фран- цузского маршала А. Сент-Арно и английского генерала Ф. Ра- глана. Она сразу же двинулась к главной военно-морской базе в Крыму — Севастополю. Главнокомандующий русскими воо- руженными силами в Крыму А.С. Меншиков (возглавлявший чрезвычайное посольство в Стамбул в 1853 г.) попытался за- держать неприятеля у реки Альма (20 сентября), но сделать итого не сумел. Превосходство союзников в численности и во- оружении вынудило русских отступить. Вместо того чтобы за- щищать Севастополь, Меншиков неожиданно отвел армию к Ипхчисараю. Фактически Севастополь, почти лишенный сухо- мутных укреплений, мог быть взят с ходу, но на руку русским пришлись сомнения Сент-Арно в успешном штурме. Союзная мрмия обошла город, избрав своей основной базой располо- женную южнее Севастополя Балаклаву. Этой оплошностью носпользовались вице-адмиралы В.А. Корнилов и П.С. Нахи- мов, которые организовали строительство укреплений вокруг города. Под угрозой оказался находившийся на Севастополь- ском рейде черноморский флот России. Состоявший по боль- шей части из парусных кораблей, он количественно вчетверо уступал армаде противника, в которой преобладали винто- иые паровые суда. Чтобы воспрепятствовать проникновению и Большую бухту вражеских судов, пришлось затопить у ее ихода часть кораблей, а их пушки и экипажи были перебро- шены на сушу.

17 октября 1854 г. союзники предприняли первую бомбар- дировку Севастополя. Началась его героическая оборона, про- должавшаяся 11 месяцев. Меншиков попытался деблокиро- вать город, нанеся неожиданный удар по Балаклаве. Никакого стратегического выигрыша атака русских в Долине смерти не принесла, но в ходе боя из-за опрометчивого приказа Раглана погибла целая бригада легкой кавалерии англичан (25 октяб- ря). Наметившийся было успех русских в кровопролитном сра- жении в районе Инкермановских высот не был развит (5 нояб- ря). К находившимся на грани разгрома английским частям подоспели на помощь французы. Русские отступили, понеся значительные потери. Война стала принимать затяжной ха- рактер.

Британская и французская дипломатия приложила энер- гичные усилия по изоляции России и расширению антирос- сийской коалиции за счет германских, итальянских, сканди- навских стран, Испании. 2 декабря 1854 г. Австрия заключила союзный договор с Англией и Францией. Это решение венского двора объяснялось, главным образом, желанием продлить на неопределенный срок оккупацию Молдавии и Валахии с пер- спективой их аннексии. Франц Иосиф взял обязательство за-

щищать Дунайские княжества от возвращения туда русской армии. На тот случай, если между Австрией и Россией начнут- ся военные действия, три договаривающиеся стороны обещали друг другу оборонительный и наступательный союз.

Внешнеполитическое положение России резко ухудшилось. В январе следующего года в войну вступило Сардинское коро- левство, где рассчитывали заручиться поддержкой француз- ского императора в деле объединения Италии. 16-тысячный итальянский корпус отправился в Крым. Большего добиться англо-французской дипломатии не удалось. Несмотря на все ее попытки втянуть в войну с Россией Швецию, где оживились, казалось, забытые реваншистские настроения, Стокгольм под- писал с западными державами лишь оборонительный договор на самом исходе войны. Одной из причин осторожного поведе- ния шведского двора была ничтожность успехов англичан и французов на Балтике, хотя туда в 1855 г. была направлена но- вая, более мощная эскадра союзников.

Кампания в Крыму 1855 г. стала последней. Вслед за неудач- ной атакой русскими турецкого лагеря в Евпатории (17 февраля) последовало увольнение Меншикова с поста главнокомандую- щего. Меншиков — полководец оказался под стать Меншико- ву — дипломату. Новый главнокомандующий М.Д. Горчаков также не отличался активностью. К кульминационному мо- менту севастопольской эпопеи 175-тысячной армии союзников противостояли 45 тыс. русских солдат и офицеров в осажден- ном городе и 65 тыс. в различных пунктах Крыма. Бой у Черной речки (16 августа) — последней попытке русского командова- ния облегчить положение осажденных севастопольцев контру- даром во фланг противника — сложился крайне неудачно для русских. 8 сентября большая часть Севастополя была занята со- юзными войсками, но, найдя там одни развалины, они верну- лись на свои позиции. Крайнее истощение сил обеих воюющих лагерей на полуострове привели к прекращению военных дейс- твий. Крупные успехи русских на Кавказе к концу 1855 г. ока- зать влияние на результаты войны уже не могли. Солдаты ус- тупили место дипломатам.

Взятие Севастополя удовлетворило тщеславие Наполеона III, а его личный недруг Николай I, поборник венских догово- ров, умер в марте 1855 г. В Тюильри могли считать основные цели войны достигнутыми. Оружие Франции покрыло себя славой, был взят реванш за поражение в 1812-1815 гг., укрепи- лось положение императора внутри страны и империи в Евро- пе. Мощь России на Юге была сильно подорвана: она потеряла главную черноморскую крепость, лишилась флота. Дальней- шее ослабление России не отвечало интересам Наполеона, это было бы на руку лишь Англии, правящие круги которой во главе с Пальмерстоном (в феврале 1855 г. он стал премьер-ми- мистром) настаивали на продолжении военных действий. Од- нако воевать без Франции и ее сухопутной армии Англия не могла. 25 февраля 1856 г. в Париже открылся завершивший Крымскую войну конгресс. В нем принимали участие воевав- шие Россия, Великобритания, Франция, Турция и Сардиния, о также Австрия и Пруссия. Конгресс проходил под председа- тельством двоюродного брата французского императора Ф. Ва- левского и продлился чуть больше месяца. Русскую делега- цию возглавлял опытный и умелый дипломат А.Ф. Орлов. Он уже подписывал Адрианопольский и Ункяр-Искелесийский договоры. Теперь Орлов должен был выполнить не менее от- ветственное, чем предыдущие, хотя и не сулившее славы по- ручение — заключить мир с победителями России. На засе- даниях конгресса ему пришлось вести борьбу с английским и европейским министрами иностранных дел Д. Кларендоном и К. Буолем. Валевский чаще поддерживал русскую делега- цию. Это объяснялось сложной игрой, которую вел тогда На- полеон, стремившийся похоронить венскую систему и занять главенствующее положение в Европе. В его ближайшие пла- ны входило укрепление отношений с Англией и Австрией, а в перспективе — постепенное сближение с Россией, поскольку итальянская политика французского императора неминуемо должна была привести к обострению отношений с Австрией. Орлов имел доверительные беседы с Наполеоном и довольно часто находил с ним общий язык, благодаря чему удалось от- клонить ряд неприятных для России английских и австрий- ских требований и, насколько возможно, смягчить условия мирного договора, который был подписан 30 марта.

Парижский мир отменял русское покровительство право- славному населению Османской империи и заменял его кол- лективной гарантией всех великих держав; от России отхо- дили к княжеству Молдавия дельта Дуная и прилегавшая к ней Южная Бессарабия; вводилась демилитаризация Аланд- ских островов в Балтийском море (демилитаризованный ста- тус Аландов сохраняется до наших дней). Центральное место

в договоре занимали статьи о нейтрализации Черного моря. Они запрещали России и Турции иметь там военный флот и военно-морские арсеналы. Договор подтверждал Лондонскую конвенцию 1841 г. о запрете прохода иностранных военных кораблей через Босфор и Дарданеллы. Новый режим Черно- морского бассейна имел антироссийскую направленность. При- нцип нейтрализации Черного моря означал более грубое нару- шение суверенных прав России, чем даже принцип аннексии и контрибуции: ее черноморская граница оставалась незащи- щенной и открытой для военного нападения противника, при этом нейтрализация не содержала международно-правовой гарантии отказа от ведения военных действий. Нейтрализа- ция была дальнейшим выражением политики широкого вме- шательства Англии, Франции и Австрии в дела Черноморско- го бассейна. Россия подорвала влияние не только на Ближнем Востоке и Балканах, но и международный престиж как вели- кой державы.

Поражение России явилось следствием общей технико-эко- номической отсталости самодержавно-крепостнической стра- ны в сравнении с главными капиталистическими державами Западной Европы и результатом перевеса военных сил союз- ной коалиции. Турция находилась в лагере держав-победи- тельниц, которые гарантировали ее независимость и целост- ность равно как и права султана над своими христианскими подданными. Это способствовало дальнейшим внутренним преобразованиям империи. В то же время принцип нейтра- лизации Черного моря затрагивал ее суверенные права, хотя, контролируя Проливы и располагая военно-морскими базами в Средиземноморье, Турция оказалась в более выгодном по- ложении, чем Россия. Полученные Портой в годы Крымской войны займы от английских и французских банкирских до- мов наряду с передачей на откуп иностранцам некоторых та- можен и реализацией концессий на пути сообщения привели к тому, что процесс закабаления ее экономики и финансов за- падноевропейскими капиталами пошел невиданно быстрыми темпами.

15 апреля через две недели после заключения Парижско- го мира, Франция, Великобритания и Австрия подписали со- глашение, призванное гарантировать целостность Османской империи и сдерживать политику России в Восточном вопросе. Созданная так называемая Крымская система оказалась не- долговечной. Она «испустила дух» в 1870 г., когда российское правительство заявило об отказе соблюдать ограничительные с татьи Парижского договора.

В развернувшемся после Крымской войны соперничестве между Францией и Англией за лидерство на Ближнем Востоке и к Турции чаша весов постепенно склонялась в пользу англи- чан. В результате Сирийской экспедиции Наполеона III (1860- 1861) Франция утратила значительную часть влияния на Вос- токе, проиграв борьбу с Англией за монопольное положение в Леванте. Поражение Франции в войне с Пруссией (1870-1871) еще больше ослабило ее позиции в Османской империи. Ве- ликобритания же, приобретя контрольный пакет акций Су- эцкого канала (1875), захватив о. Кипр (1878) и Египет (1882), закрепила свое преобладающее влияние в ближневосточном регионе.

Создатели Крымской системы не смогли предотвратить на- ционально-освободительный подъем на Балканах, начавший- ся на рубеже 50 — 60-х гг. На антиосманскую борьбу подня- лись боснийцы, герцеговинцы, болгары, сербы, черногорцы, греки, румыны. Наибольшего успеха добились последние.

В октябре 1856 г. Россия выступила инициатором вывода австрийских и турецких войск из Дунайских княжеств. Ее инициативу поддержала Франция, чье влияние в Молдавии и Валахии стало доминирующим еще в 40-х гг. Наполеон III в своей восточной политике уделял им особое внимание, считая их опорными пунктами Франции на Балканах. Под давлени- ем русской и французской дипломатии австрийские и турец- кие войска в 1857 г. оставили территорию княжеств. Согласно статье Парижского договора государствам, его подписавшим, предлагалось создать комиссию для выработки статуса Молда- вии и Валахии. Население последних выступало за образова- ние единого государства. Обсуждение этого вопроса состоялось на Парижской конференции. Делегаты Турции, Англии, Авс- трии высказались против объединения, представители России и Франции поддержали национальные устремления румын. В результате в августе 1858 г. было принято компромиссное ре- шение о раздельном существовании Молдавии и Валахии при введении единого для княжеств учреждения — Центральной комиссии по выработке общих законов, единого верховного и кассационного суда. Они получили новое название — «Соеди- ненные княжества Молдавии и Валахии».

Половинчатое решение вопроса о Дунайских княжествах не удовлетворило население. Произошла неожиданная развязка. В начале 1859 г. раздельным голосованием делегатов в Яссах и Бухаресте господарем Молдовы и Валахии был избран Алек- сандр Куза, выходец их местного боярства. Так, путем личной унии, произошло фактическое объединение двух княжеств. При этом буква конвенции 1858 г. не была нарушена. Среди стран-гарантов Парижского мира начался переполох: румыны их перехитрили. Австрийцы и турки заговорили о вводе войск в княжества. Однако видя неодолимость движения за объеди- нение, державы шли на уступки. Парижская конференция пос- ле продолжительной дискуссии в сентябре 1859 г. признала двойное избрание Кузы. Через два года, после долгих проволо- чек державы санкционировали слияние Молдавии и Валахии, но лишь на время правления Кузы. Их политическое объедине- ние в единое государство — Румынское княжество — было за- креплено 24 января 1862 г. образованием первого общенацио- нального правительства и Национального собрания.

В феврале 1866 г. в результате сложившегося в княжестве заговора, Куза был низложен. Вопросы об устройстве Молда- вии и Валахии и избрании нового правителя опять стали пред- метом обсуждения Парижской конференции стран-гарантов. Наиболее активную роль заняла Франция. В качестве канди- дата на румынский престол ею был назван Карл Гогенцоллерн- Зигмаринген — отпрыск младшей ветви прусского королевс- кого дома, находившийся по материнской линии в родстве с Бонапартами. Порта выступила резко против избрания кня- зя-иностранца, считая это нарушением суверенитета султана. Турецкому делегату предписывалось покинуть конференцию, если будет принято подобное решение. Национальное собрание в Бухаресте без санкции держав и Турции вновь высказалось за единое государство и избрало Гогенцоллерна румынским князем. В мае того же года участники Парижской конферен- ции приняли протест Порты против передачи управления в Бухаресте Карлу Гогенцоллерну. Но во избежание новых ос- ложнений державы, по существу, поддержали решение Наци- онального собрания. Они советовали Порте не вводить войска в Румынию и признать ее нового князя. Султан был вынуж- ден согласиться с этим. Решения Национального собрания и их признание европейскими державами и Турцией явились важ- ной вехой в борьбе румынского народа за независимость.

<< | >>
Источник: A.M. Родригес и др. Новая история стран Европы и Америки XVI-XIX века. В 3 ч. Ч. 2 : учеб. для студентов вузов / [A.M. Родригес и др.];под ред. A.M. Родригеса, М.В. Пономарева. - М.: Гуманитар, изд. центр ВЛАДОС,2010. — 621 с.. 2010

Еще по теме Восточный вопрос:

  1. ПЛАНЫ ПОКОРЕНИЯ И ИСТРЕБЛЕНИЯНАРОДОВ СССРИ ДРУГИХ СТРАН ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ
  2. Глава 3. Крестьянский вопрос в деятельности учреждений военной диктатуры
  3. § 10. Отдельные вопросы международного права по официальнымматериалам
  4. К истории вопроса СОЦИАЛЬНО-КЛАССОВЫЕ КОРНИ «ПЛЮРАЛИЗАЦИИ МАРКСИЗМА»
  5. § 6. Две системы русского средневекового права в XIV-XV вв. и различия в закреплении принципов собственности и статуса субъектов правоотношений (к вопросу об уровне правового развития)
  6. Глава 7. ПРАВОВЫЕ ПОЗИЦИИ ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ КОМИССИЙ ПО ВОПРОСАМ ИНФОРМИРОВАНИЯ ИЗБИРАТЕЛЕЙ И ПРЕДВЫБОРНОЙ АГИТАЦИИ
  7. Евроатлантические противоречия по энергетическому вопросу в условиях «второго издания» холодной войны (1980-1982 гг.)
  8. 2.2. Восточная политика и становление русско-французского союза1891-1893 гг.
  9. Перемены на международной арене в начале 1900-х гг. и египетский вопрос
  10. 3.1. Междуведомственная борьба по вопросу о главных военных целях России.
  11. Глава 2. Польский вопрос и польские студии 1830-х–1850-х годов
  12. Глава 3. Польский вопрос и полонистика в 1860-е – 1870-е гг.
  13. Глава 5. Национальный вопрос и национальные проблемы в трудах и дискуссиях российской диаспоры
  14. § 4 Судьба украинцев в Восточной Галиции, Угорской Руси, Северной Буковины и Бессарабии
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -