<<
>>

Введение

Конец 1930-ых гг. был ознаменован глубоким кризисом ВерсальскоВашингтонской системы международных отношений, обусловившим начало Второй мировой войны. Основным дестабилизирующим фактором, повлиявшим на ее стремительное ослабление, являлись действия агрессивных держав - нацистской Германии, фашистской Италии и Японии, находившейся под властью милитаристских группировок.

Конечным результатом их внешнеполитических усилий провозглашалось создание “нового международного порядка”,

установление мировой (для Германии) и региональной (для Италии и Японии) гегемонии, подчинение и порабощение других стран и народов. В качестве идеологического обоснования экспансионистского курса выдвигались расовые, социал-дарвинистские, а также геополитические теории и концепции. Подобные установки и шаги к их практической реализации привносили в систему международных отношений качественно новый элемент: “устремления

государств агрессивного блока представляли собой угрозу не только для соперничавших с ними великих держав, но и для всей мировой цивилизации”1.

Другой сегмент в международной политике того времени был представлен формально не оформленной коалицией западных демократических государств, состоявшей из Великобритании, Франции и Соединенных Штатов Америки. Несмотря на логику построения и существования Версальско-Вашингтонской системы, во второй половине 1930-ых гг. руководящими кругами этих стран был избран курс, направленный на “умиротворение” агрессоров, который в значительной степени способствовал разрушению созданного ими же после Первой мировой войны международного порядка.

Соединенные Штаты Америки, являвшиеся крупнейшим государством в стане западных демократий, в критические предвоенные годы в области внешней политики придерживались принципа изоляционизма, связанного с необходимостью воздержания от вовлечения в международные споры и противоречия, не затрагивавшие их собственную безопасность и национальные интересы.

Начало Второй мировой войны, ставшее следствием действий нацистской Германии, нацеленной на тотальную ревизию сложившегося миропорядка, поколебало присущие Соединенным Штатам традиционалистские доктрины и обусловило активизацию усилий руководства страны по изменению устоявшихся внешнеполитических подходов, а также переосмыслению собственной роли на международной арене в свете происходивших деструктивных процессов.

Временной отрезок с осени 1938 г. по декабрь 1941 г. представлял собой весьма насыщенный, и, в то же время, достаточно противоречивый период в истории американо-германских отношений. Несомненно, что изучение данной проблемы представляет серьезный исследовательский интерес в силу целого ряда причин.

Во-первых, Соединенные Штаты, наряду с Францией и Великобританией, являлись одним из основных творцов Версальско-Вашингтонской системы международных отношений, сложившейся в течение нескольких лет после окончания Первой мировой войны. В силу этого обстоятельства перспективным выглядит рассмотрение и анализ отношения США к действиям нацистской Германии, направленным на полный демонтаж этой системы.

Во-вторых, особую специфику отношениям США и Германии придавала их географическая удаленность друг от друга. Данный факт обусловливал ситуацию, при которой Соединенные Штаты не являлись, да и не могли являться в означенный период времени объектом потенциальной гитлеровской агрессии. Внешнеполитические планы национал-социалистов ограничивались пределами Старого света.

Осознавая это, администрация Ф. Рузвельта не менее отчетливо понимала, что конфликт интересов с нацистской Германии уже имеет место и, в случае отсутствия контрмер, может привести к весьма негативным последствиям. Речь идет о начавшемся в середине 1930-ых гг. довольно стремительном процессе проникновения нацистской Германии в страны Латинской Америки, что, несомненно, встречало неблагоприятную реакцию США, считавших Западное полушарие территорией своего экономического и политико-идеологического преобладания.

Вашингтон с течением времени стал уделять пристальное внимание немецкой активности на южноамериканском континенте; фактически, перед Соединенными Штатами возникла задача по борьбе с нацистским утверждением в регионе, по сведению к минимуму влияния Германии на латиноамериканские республики. Действия, предпринятые в рамках так называемой “политики добрососедства” по отношению к государствам Южной Америки, оказались довольно эффективными и позволили косвенными методами понизить степень немецкой активности, что в полной мере отвечало соображениям национальной безопасности и государственным интересам США.

Что касается экспансионистских действий Германии в Европе как накануне Второй мировой войны, так и после ее начала, Соединенные Штаты внимательно следили за ними, однако, как правило, воздерживались от обязывающих заявлений и оценок происходящего. Подобное поведение американской стороны было обусловлено несколькими факторами.

Одним из важнейших являлся уже упомянутый принцип изоляционизма, свойственный внешней политике США с конца XVIII века. Он был задекларирован первым президентом страны Джорджем Вашингтоном в его “прощальном послании” 1796 г. и подразумевал необходимость минимизации политических связей с европейскими государствами.

Свое развитие данный принцип получил в 1823 г., когда президент Джеймс Монро обратился к Конгрессу с посланием, в котором выдвинул тезис о разделении мира на европейскую и американскую системы и провозгласил идею о невмешательстве США во внутренние дела европейских стран и, соответственно, о невмешательстве последних во внутренние дела государств Западного полушария.

Укоренившееся в сознании нескольких поколений американцев, это воззрение было поколеблено участием США в Первой мировой войне; большая

часть населения выступала против вмешательства в дела Европы, и, хотя в итоге война завершилась для США успешно, изоляционистские настроения вспыхнули в обществе с новой силой. Конгресс отказался ратифицировать устав Лиги Наций, сочтя крайне нежелательным участие страны в обязывающих союзах и организациях.

Кроме того, Соединенные Штаты были на законодательном уровне ограничены в области некоторых аспектов своей внешней политики: в период с августа 1935 г. по декабрь 1941 г. действовало законодательство о нейтралитете, принятое как временное, затем продленное и расширенное, а еще позднее ставшее постоянным. Нейтралитет предопределил в целом выжидательную позицию крупнейшей мировой державы в критические для цивилизации годы, что имело своим результатом далеко идущие отрицательные последствия2.

С другой стороны, существовали и иные подходы к внешней политике страны. Речь идет об интернационализме - принципе, согласно которому США надлежало играть куда более деятельную роль на мировой арене, не ограничиваясь пределами одного полушария, а отстаивая свои интересы по всему миру. Подобные взгляды были свойственны ряду общественных организаций, некоторым группам политического истеблишмента и представителей администрации, в том числе и президенту Соединенных Штатов Франклину Рузвельту.

Противоборство изоляционистов в лице значительной части Конгресса и интернационалистов, возглавляемых президентом, по вопросам о нейтралитете и возможном изменении общего характера внешней политики США являлось одной из отличительных черт внутренней общественно-политической обстановки этой страны в изучаемые годы.

Объектом данного исследования являются отношения Соединенных Штатов и нацистской Германии в период с октября 1938 г. по декабрь 1941 г.

В качестве предмета исследования выступают наиболее значимые аспекты политических, дипломатических и идеологических отношений США и Германии в означенный отрезок времени.

Цель диссертации состоит в составлении целостной картины американогерманских отношений, анализе и обосновании причин, влиявших на их трансформацию, а также выделении условий и тенденций, определявших суть этих отношений.

Данная цель потребовала решения следующих исследовательских задач:

- раскрытие сущности политики США и Германии по отношению друг к другу в контексте общей международной обстановки изучаемого периода;

- установление степени влияния наиболее значимых международных событий и процессов на характер американо-германских отношений;

- анализ реакции Соединенных Штатов на нацистскую агрессию в Европе и потенциальную возможность возникновения гитлеровской угрозы Западному полушарию;

- определение уровня значимости "фактора США” для правящих кругов рейха при формировании и претворении в жизнь агрессивного внешнеполитического курса;

- анализ восприятия германским руководством миротворческих предложений и инициатив, выдвигавшихся Соединенными Штатами;

- оценка внутриполитической конъюнктуры США в плане ее воздействия на стремление администрации Ф.

Рузвельта к переосмыслению роли Германии на международной арене и масштаба нацистской опасности.

Хронологические рамки исследования охватывают период с октября 1938 г. по декабрь 1941 г. Нижняя граница исследования связана с заключением Мюнхенского соглашения, ставшего этапным событием не только в международных, но и в американо-германских отношениях. Отныне Германия при осуществлении своих внешнеполитических действий могла уже не считаться с позицией западных демократий, в том числе и Соединенных Штатов. Что касается США, то среди руководства этой страны пусть не сразу, но в достаточно скором времени после Мюнхена стало распространяться мнение, что данное событие не устраняет напряженность международной обстановки, а усиливает ее. Верхняя хронологическая граница датируется 11 декабря 1941 г. - днем официального начала войны между Вашингтоном и Берлином.

Научная новизна данной диссертационной работы определяется совокупностью обозначенных исследовательских задач, направленных на выявление сущности отношений двух государств и проведение анализа факторов, влиявших на их трансформацию в течение упомянутого промежутка времени. Кроме того, в диссертации предпринята одна из первых в отечественной историографии попыток развернуто осветить принципиальный характер борьбы американских изоляционистов и интернационалистов по вопросу об отношениях с нацистской Германией, а также рассмотреть причины и предпосылки, подготовившие и обусловившие в достаточно трудных условиях конечную победу интернационалистов в этом противостоянии. Необходимо также отметить, что в научный оборот впервые вводится ряд архивных документов по изучаемой проблематике.

Актуальность темы исследования определяется тем, что государствам современного мира - как правило, наиболее мощным и развитым - регулярно приходится сталкиваться с различными вызовами, грозящими нарушить сложившуюся систему международных отношений и поставить под вопрос их лидерские позиции. В связи с этим опыт изучения американо-германских отношений в критические годы накануне Второй мировой войны и после ее начала представляется весьма показательным, поскольку в настоящее время ключевые международные проблемы также связаны с необходимостью поддержания безопасности и поиска наиболее действенных средств противостояния деструктивным силам, явлениям и процессам.

Следование принципам международного сотрудничества при этом выступает в качестве основного фактора, позволяющего с высокой степенью эффективности реагировать на возникающие угрозы глобального характера.

При написании диссертации был задействован широкий спектр принципов и методов научного исследования.

Проблемно-хронологический принцип позволил проследить

трансформацию американо-германских отношений с учетом фактической и временной последовательности происходивших событий и явлений.

Сравнительно-исторический метод был применен для сопоставления

внешнеполитических курсов, проводившихся Вашингтоном и Берлином в отношении друг друга, а также выявления их коренных различий. Системный метод использовался для рассмотрения внешнеполитических актов обоих государств в контексте общей международной обстановки накануне и после начала Второй мировой войны.

Вместе с тем, обращение к заявленной проблематике было связано с необходимостью применения особого инструментария, разработанного в рамках теории международных отношений.

В значительной степени данное исследование опирается на положения теории политического реализма. Основываясь на подходе к международной политике как к объективной реальности, эта парадигма уделяет принципиальное внимание так называемым “рациональным” факторам - военному и экономическому потенциалам, государственным интересам и т.д. Главными участниками международных отношений являются суверенные государства. При этом, как правило, речь идет не обо всех государствах, а о наиболее крупных, конфликтные или кооперативные отношения между которыми составляют существо международной политики . Наиболее полное изложение базовых элементов данной теории принадлежит американскому исследователю Г. Моргентау, выдвинувшему ряд основополагающих тезисов, среди которых выделяется положение о том, что международная политика по своей сути является борьбой за власть. Что касается проводимой государствами внешней

политики, то она носит сугубо рациональный характер и определяется задачей накопления мощи и борьбой за влияние на мировую политику[1].

При изучении американо-германских отношений в заявленный период, теория политического реализма позволила выявить объективные факторы, обусловившие постепенное, но неуклонное ухудшение и обострение отношений двух государств в течение всех лет, предшествовавших официальному началу военного противостояния Вашингтона и Берлина.

Теория конфликта, рассматривающая конфронтационное взаимодействие государств на международной арене [2] , была применена нами для анализа ценностно-целевого антагонизма Соединенных Штатов и нацистской Германии. В конце 1930-ых - начале 1940-ых гг. США придерживались изоляционистского курса, Германия же стремилась к воплощению агрессивной ревизионистской программы - разгрому Франции и Великобритании, сокрушению Советского Союза и созданию предпосылок для тотального доминирования “арийской нации”.

Действия рейха в Старом свете привели к тому, что американская позиция с течением времени подверглась существенным изменениям. Соединенные Штаты, сознавая все более увеличивавшуюся опасность нацистской Германии и распространения ее государственно-политических установок, были вынуждены начать осуществление попыток по отходу от следования традиционным доктринам с целью обеспечения собственной безопасности, сохранения общественных и идеологических ценностей[3] . Это явление достаточно ярко проявилось в выдвинутых администрацией Ф. Рузвельта интернационалистских инициативах, ориентированных на трансформацию американской внешней политики.

Помимо означенных теорий, в данном исследовании была использована концепция восприятия, разработанная американским исследователем Робертом Джервисом . Он отметил, что на внешнюю политику государства могут влиять не только объективные факторы, но и то, каким образом истеблишмент, правящая элита воспринимает и трактует ситуацию на мировой арене, экономический и военный потенциал своих противников и союзников, их цели и готовность совершать те или иные действия, степень угрозы национальной безопасности и государственным интересам.

Концепция Р. Джервиса применялась как методологическая основа при рассмотрении таких важных для понимания сюжетов, как оценка действий Соединенных Штатов немецкими дипломатами и отношение правящих кругов США к возможности вовлечения страны в зарубежные конфликты. Помимо этого, она была полезна при анализе вопросов, связанных с усилением политикоидеологического влияния Берлина в латиноамериканском регионе, что не могло не затрагивать интересов США. Степень реальной угрозы нацизма Западному полушарию в целом была невелика, но, тем не менее, в восприятии ряда политических деятелей, а также некоторых сегментов американского общества она являлась в известной степени завышенной. Это позволило Белому дому не только приступить к наращиванию военного потенциала США, но и начать использование сложившейся обстановки в попытках обеспечения перехода от традиционной политики невмешательства к более активному вовлечению страны в международные процессы.

Применение вышеперечисленных методологических подходов обеспечивает более полный и глубокий анализ конкретных исторических фактов и процессов, позволяет дать обоснованное объяснение исследуемым событиям. [4]

Обзор источников

Исследователь, приступающий к рассмотрению американо-германских отношений в 1938 - 1941 гг., имеет в своем распоряжении достаточный массив исторических источников.

При написании данной работы были задействованы как архивные, так и опубликованные материалы.

Особое значение для проведения настоящего исследования имели материалы президентской библиотеки Франклина Рузвельта, расположенной в американском городе Гайд-Парк . Фонды данного архива включают в себя источники различного происхождения: официальные документы, частную и деловую переписку, воспоминания, выдержки из периодических изданий и т. д.

Основное внимание в плане изучения позиции Соединенных Штатов в отношении нацистской Германии привлекают личный[5] [6] и официальный[7] фонды (файлы) президента, а также файл государственного секретаря[8] [9] [10] и персональные файлы высокопоставленных чиновников государственного департамента - заместителя государственного секретаря С. Уэллеса и советника

государственного секретаря А. Берли .

Личный и официальный файлы Ф. Рузвельта содержат в себе материалы, затрагивающие общую внешнеполитическую проблематику и включают в себя как конфиденциальную переписку главы Белого дома с рядом лиц, так и официальные документы и донесения, поступавшие в Вашингтон.

Не менее насыщенным в плане выявления отношения Соединенных Штатов к нацистской Германии является файл государственного секретаря, включающий в себя корреспонденцию между сотрудниками госдепартамента и американскими дипломатами в Третьем рейхе, а также некоторые материалы межведомственного обмена сведениями и мнениями.

Трудно переоценить предоставленную автору возможность изучения уникальных материалов президентской библиотеки Франклина Рузвельта, касающихся формирования внешнеполитического курса США, в общем, и его германского вектора, в частности.

Вторым архивом, материалы фондов которого были привлечены к написанию настоящей работы, является Архив внешней политики Российской Федерации[11]. Исследовательский интерес представляют документы и отчеты, составлявшиеся советскими дипломатическими представителями, находившимися в конце 1930-ых - начале 1940-ых гг. в Берлине и Вашингтоне. В них, среди прочего, можно найти упоминания об оценках, которые выражали немецкие и американские официальные лица относительно перспектив двусторонних отношений, обзоры периодической печати, касавшейся данной тематики, а также сведения, затрагивавшие текущий ход событий и сопровождавшиеся прогнозами его возможного развития.

Кроме того, были изучены некоторые документы, хранящиеся в Российском государственном военном архиве[12]. Речь идет о переписке, осуществлявшейся между различными организациями Третьего рейха и лицами немецкого происхождения, проживавшими в Соединенных Штатах, а также республиках Латинской Америки. В частности, основной интерес в данной области представляет корреспонденция “Фихтеанского общества”[13], дающая возможность для формирования отчетливого представления о сущности взаимодействия, осуществлявшегося между его членами и разделявшими идеологию национал- социализма немцами государств Нового света. Кроме того, ее рассмотрение позволяет выделить важные для понимания факторы и принципы, на основе которых строилось это взаимодействие.

Опубликованные источники, в свою очередь, различаются по своему характеру и происхождению, что позволяет распределить их на следующие группы:

- официальные материалы (дипломатические документы, протоколы слушаний и дебатов в Конгрессе США);

- дневники, мемуары;

- публицистические сочинения;

- материалы прессы.

Одним из основных источников официального характера, использованных в данной работе, является издание “Внешняя политика Соединенных Штатов” , выпущенное государственным департаментом США. Представляя собой многотомную серию сборников материалов по внешней политике страны, оно служит неотъемлемым элементом при изучении американских действий на мировой политической арене.

Среди размещенных в нем документов встречаются дипломатические телеграммы, отчеты и меморандумы. Рассмотрение представленных в данном сборнике материалов позволяет сформировать точку зрения о целях и задачах, преследовавшихся Соединенными Штатами в отношении Германии, а также проследить ход и логику принятия определенных решений.

Серьезный интерес представляют также документы Конгресса США . Данное официальное издание содержит протоколы заседаний обеих палат, стенограммы прений, законодательные акты, резолюции, доклады комитетов. Эти материалы достаточно широко отражают борьбу политических течений и группировок, дают информацию о различных подходах к проблемам нейтралитета и трансформации общего внешнеполитического курса Соединенных Штатов.

Касаясь официальных источников немецкого происхождения, необходимо отметить такой ресурс, как “Документы внешней политики Германии” [14] [15] [16] , представляющий собой сборники документальных публикаций. Они включают инструкции рейхсканцлера, министра иностранных дел и статс-секретаря по иностранным делам дипломатическим представителям за границей, донесения германских дипломатов ведомству иностранных дел, переписку различных отделов этого ведомства с другими министерствами.

Отмечается, что данное издание осуществлялось “на основе максимальной научной объективности”[17] [18] [19], но, тем не менее, редакторы и издатели сохраняли полную независимость в подборе документов и их допуске в печать. Соответственно, можно сделать правомерный вывод о том, что не все материалы немецкого внешнеполитического ведомства нашли свое отображение; однако, данный факт не уменьшает исследовательскую ценность “Документов внешней политики Германии”, которые служат важным источником для работ, посвященных внешнеполитическим проблемам этого государства.

Необходимо также упомянуть о протоколах совещаний рейхсканцлера А. Гитлера и главы немецкого военно-морского флота гросс-адмирала Э. Редера . Применительно к настоящей теме исследования особый интерес представляют материалы совещаний, касавшихся “необъявленной войны” Германии и Соединенных Штатов в Атлантическом океане осенью 1941 г., а также некоторые предыдущие отчеты Редера, включавшие в себя предложения о возможных вариантах действий кригсмарине в отношении американского флота.

Что касается источников дневникового происхождения, то они принадлежат как американским дипломатам, так и военным и политическим деятелям Третьего рейха.

Следует выделить записи главы европейского отдела госдепартамента Джея Моффата , занимавшего этот пост вплоть до июня 1940 г. Чиновник описывает процессы принятия решений, происходившие в американском

внешнеполитическом ведомстве, а также представляет позиции участников соответствующих дискуссий.

Приводя данные и сведения о дипломатической деятельности на европейском направлении, осуществлявшейся госдепартаментом США, выражая традиционные подходы и идеи американской дипломатии, Моффат использует довольно образный стиль, который, тем не менее, не скрывает его прагматичных воззрений на разворачивавшиеся в Европе события.

Также выделим материалы дневника посла Соединенных Штатов в Германии в 1937 - 1938 гг. Хью Вильсона, подобранные и опубликованные спустя 15 лет после окончания Второй мировой войны его сыном . В них дипломат уделяет внимание внутриполитической обстановке в Германии, рисует психологические портреты высших немецких руководителей; однако, применительно к нашей теме, основной исследовательский интерес вызывают его размышления и ремарки насчет событий осени 1938 г., когда в Третьем рейхе произошла печально известная “хрустальная ночь” - еврейский погром, ставший причиной заметного осложнения германо-американских отношений. Вильсон обнаруживает полное неприятие происходивших событий, которое, тем не менее, остается лишь на страницах дневника - в своих донесениях, направлявшихся в Вашингтон, посол был намного более сдержан в оценках.

Кроме того, к исследованию были привлечены дневники Адольфа Берли - помощника государственного секретаря США К. Хэлла. Берли являлся одним из наиболее влиятельных чиновников американского дипломатического ведомства и оказывал существенное воздействие на формирование внешнеполитического курса страны. Основным достоинством его записей предстает тот факт, что в них довольно подробно отражен процесс принятия решений в государственном департаменте, а также весьма обстоятельно раскрыты содержание и характер предшествовавших им дискуссий и консультаций.

Отметим также, что при написании работы был задействован так называемый “Секретный дневник” Гарольда Икеса - министра внутренних дел США, одной из самых заметных фигур рузвельтовской администрации. Основное [20] [21] [22] внимание в нем уделено внутриполитическим процессам, но, тем не менее, мы находим здесь информацию о внешнеполитических действиях американских властей, о формировании подходов к решению европейских проблем, а также встречаем оценки происходивших событий. Несмотря на то, что Г. Икес не оказывал непосредственного влияния на формирование американской внешнеполитической линии, он являлся активным участником совещаний высшего государственного руководства США, посвященных международной ситуации. Данные обстоятельства говорят в пользу использования его дневниковых записей в качестве источника.

В свою очередь, некоторые оценки действий Соединенных Штатов в отношении Германии и перспектив развития германо-американских отношений мы находим в дневнике министра народного просвещения и пропаганды Третьего рейха Й. Геббельса[23] [24] [25]. Данные комментарии немногочисленны, но оперативны, что позволяет составить представление о непосредственной реакции этого высокопоставленного чиновника на происходившие события.

Кроме того, упомянем про дневниковые записи начальника штаба Верховного командования сухопутных войск вермахта Ф. Гальдера . Соединенные Штаты, что вполне объяснимо, упоминаются в них лишь периодически; но, в то же время, оценки, данные Гальдером миссии С. Уэллеса и ряду других сюжетов, заслуживают внимания.

Что касается материалов мемуарного характера, то, безусловно, следует выделить воспоминания государственного секретаря Соединенных Штатов Америки в 1933 - 1944 гг. Корделла Хэлла, увидевшие свет в 1948 году . Хэлл отразил в них почти весь жизненный путь, уделив основное внимание государственной карьере и дипломатической деятельности. Проблема

трансформации внешнеполитического курса США и ориентации на противодействие нацистской агрессии занимает серьезное место на страницах его мемуаров, позволяя проследить подходы и мотивы, превалировавшие в Вашингтоне.

Здесь же следует отметить книгу “Время для решения”, автором которой является заместитель государственного секретаря С. Уэллес . Данное произведение повествует о ситуации в Соединенных Штатах и на мировой арене с точки зрения политика, принимавшего непосредственное участие в процессе выработки и принятия решений.

В качестве особой категории источников выделим публицистические сочинения немецких пропагандистов, бывших современниками исследуемых нами событий[26] [27]. В силу присущих ей жанровых свойств, публицистика является весьма субъективным источником. В то же время, она позволяет более полно обозреть направленность внешнеполитической мысли нацистской Германии в отношении Соединенных Штатов и расширить наше представление о целях, преследовавшихся Берлином в идеологическом противостоянии с Вашингтоном.

Выпущенные в Третьем рейхе публицистические издания, посвященные американской тематике, были выдержаны в достаточно схожей тональности и сосредоточивали внимание читателя на “порочности” внешней и внутренней политики, проводимой Ф. Рузвельтом и его администрацией. Национал- социалисты стремились свести приводимые ими выкладки к простому выводу о том, что глава Белого дома находился под мощным влиянием приближенной к нему группы людей, продвигавшей интересы финансистов Уолл-стрит. Публицисты утверждали в сознании немцев искаженный, но весьма выгодный в пропагандистском плане образ высшего руководства США. Не менее важными задачами нацистских авторов были формирование резко негативного представления о действиях Соединенных Штатов на международной арене и компрометация интернационалистских устремлений американской администрации.

Кроме того, к рассмотрению были привлечены материалы прессы. Речь идет о крупнейших газетах США - “Нью-Йорк Таймс” и “Вашингтон Пост” и Германии - “Фелькишер Беобахтер” . На своих страницах все эти издания

уделяли значительное внимание вопросам внешней политики своих государств и международной обстановке. В “Нью-Йорк Таймс” и “Вашингтон Пост”, как правило, появлялись аналитические статьи и обзоры на данную тематику; “Фелькишер Беобахтер”, бывшая официальным печатным органом НСДАП, выражала идеологию национал-социализма, оправдывая и обосновывая притязания и экспансионистские устремления рейха, постоянно акцентируя внимание на кабальных постановлениях Версаля и грядущем “великом восстановлении Германии”, а также критикуя постепенную интернационализацию настроя американской администрации.

Помимо означенных периодических изданий, были задействованы материалы ведущей американской газеты изоляционистской направленности “Чикаго Трибьюн”[28] [29] [30] [31] [32] и наиболее влиятельной деловой газеты США - “Уолл Стрит

Джорнал

Таким образом, мы имеем дело с достаточным количеством исторических источников, имеющих как официальный, так и неофициальный характер происхождения. Правомерно утверждать, что совокупность данных материалов и документов с известной степенью полноты отражает суть и специфику межгосударственных отношений Соединенных Штатов и Германии в 1938 - 1941 гг.

Обзор историографии

В ходе работы над диссертацией были использованы как общие работы по теории и истории международных отношений, так и исследования, непосредственно посвященные тематике американо-германских отношений в 1938-1941 гг.

Несмотря на то, что в общих трудах по теории и истории международных отношений (“Конфликты и кризисы в международных отношениях”[33] [34] [35] [36], “Основы общей теории международных отношений” , “Системная история

международных отношений” , работы В.Н. Горохова , А.Ю. Сидорова и Н.Е. Клейменовой[37], М.А. Хрусталева[38]) проблематика отношений США и Германии занимает не основное место, они позволяют корректно интегрировать рассматриваемые события в контекст конкретной исторической обстановки интересующего нас периода времени.

В то же время, представляется закономерным более подробно остановиться на характеристике работ, непосредственно посвященных американо-германским отношениям в 1938-1941 гг. Первые исследования, освещавшие их отдельные аспекты, стали появляться в начале 1950-ых гг., причем этот процесс параллельно начался как в Советском Союзе, так и в западных государствах.

Начавшаяся “холодная война” СССР и США обусловила в целом негативную направленность оценок, заявлявшихся советскими историками применительно к позиции Вашингтона в отношении нацистской Германии и ее действий на международной арене. Данный подход господствовал в отечественной историографии вплоть до рубежа 1980-1990-ых гг.

Одним из первых трудов советских историков по тематике отношений Соединенных Штатов и Германии в предвоенные годы стала работа

А.Я. Попова . Ее название говорит само за себя и полностью отражает характер ее содержания: США предстают в роли страны, непосредственно ответственной за подписание Мюнхенского соглашения. При этом действия руководителей государственного департамента и американских дипломатов рассматриваются как сугубо антисоветские. Кроме того, автор указывает на общность интересов монополистических кругов США и Германии, стремившихся к установлению империалистической гегемонии в глобальном масштабе, подчеркивая, что одной из их основных целей было намерение направить потенциальную нацистскую агрессию на СССР; американские послы в европейских державах

характеризуются как “ярые реакционеры, тесно связанные с монополистическими объединениями и непосредственные проводники антисоветской политики”[39] [40].

Первым отечественным исследователем, целиком сосредоточившим свое внимание на проблематике американо-германских отношений накануне Второй мировой войны, стал Ю.М. Мельников. Написанная им монография [41] представляет собой довольно обстоятельный анализ политических связей двух государств. Ее основным достоинством является взвешенный и последовательный подход к событиям дипломатической истории. Однако, тем не менее, мы вправе выделить и некоторые авторские упущения - в частности, практически не затронутыми остались фактор нейтралитета США и проблема

внутриполитического противоборства интернационалистов и изоляционистов в отношении действий нацистской Германии.

Необходимо упомянуть и про статью Ю.М. Мельникова, основное внимание в которой концентрировалось на значении американо-германских противоречий, их влиянии на начало Второй мировой войны и стремлении американских империалистов направить потенциальный вектор гитлеровской агрессии на Советский Союз[42].

Следует также отметить работу М. Батурина[43]. Авторское внимание в ней было сосредоточено на подготовке, проведении и последствиях Мюнхенской конференции, а также на оценке ее результатов высшими американскими государственными руководителями. Схожая проблематика несколько ранее была затронута в статье Ю.В. Арутюняна[44] [45].

Первым достаточно полным исследованием, включавшим в себя сюжеты, связанные с отношениями США и нацистской Германии не только накануне Второй мировой войны, но и в 1939 - 1941 гг., стала монография Ю.Л. Кузнеца , основной упор в которой также ставился на американской политике попустительства нацистской агрессии, но, в то же время, упоминались некоторые попытки переосмысления сущности гитлеризма, предпринятые в Вашингтоне.

Оценивая упомянутые выше работы, правомерно говорить о том, что в 1950-ые - начале 1960-ых гг. в советской исторической науке господствовал подход, заключавшийся в рассмотрении действий Соединенных Штатов в предвоенные годы как антисоветских, направленных на поддержку и поощрение потенциальной нацистской агрессии против СССР. Весьма важно подчеркнуть, что при этом анализ непосредственных отношений США с Германией, а также с другими крупными европейскими государствами зачастую оказывался отодвинутым на второстепенный план.

Изучение американо-германских отношений получило свое дальнейшее развитие в конце 1960-ых гг. в монографии Д.Г. Наджафова “Народ США - против войны и фашизма” [46] . Ее основным отличием от предыдущих исследований являлся акцент не на “антисоветской” внешней политике США, а на восприятии самими американцами международного курса своей страны. Автор приходит к выводу, что антинацистская позиция большинства граждан Соединенных Штатов послужила важной предпосылкой, подготовившей условия для участия их страны в вооруженной борьбе с Германией.

1970-ые годы стали временем появления ряда интересных отечественных исследований, в которых были рассмотрены ранее не поднимавшиеся аспекты американо-германских отношений. Содержательная монография В.С. Коваля[47] посвящена анализу вопросов внешней политики и стратегии Соединенных Штатов в период перехода от нейтралитета к участию в антигитлеровской коалиции, а также процессу становления американо-советского сотрудничества в деле противостояния нацизму.

B. А. Никитин посвятил свою объемную статью[48] подрывной деятельности, осуществлявшейся Третьим рейхом в Соединенных Штатах. Рассматривая пропагандистскую и иную активность, развитую на данном направлении как неформальными агентами, так и официальными представителями нацистской Германии, в частности, некоторыми консулами в крупных американских городах, исследователь приходит к выводу о том, что поражение подобных устремлений было обусловлено в целом антинацистской позицией американского народа[49] [50] [51].

C. З. Случ сосредоточил внимание на восприятии американского фактора лидерами вермахта в преддверии Второй мировой войны . Автор отмечает, что на оценку “фактора США” в высшем военном руководстве Германии наложили существенный отпечаток результаты борьбы по вопросам внешней политики в Конгрессе США весной-летом 1939 г., когда последний фактически отказался одобрить предложенные Рузвельтом законы о нейтралитете, подтвердив тем

самым верность изоляционистскому курсу .

В статье Н.Н. Яковлева на основе анализа сложной международной обстановки накануне и в начальный период Второй мировой войны подчеркивается, что именно политический реализм привел президента США Ф. Рузвельта к сотрудничеству с СССР перед лицом общего врага[52].

Начиная с 1990-ых гг. в силу ряда обстоятельств в отечественной исторической науке был запущен процесс отхода от установленных ранее идеологических норм и рамок при проведении исследований. В этот период в российской историографии также появилось несколько работ, посвященных отношениям США и Германии в конце 1930-ых - начале 1940-ых гг.

Б. А. Егоров посвятил свою статью[53] [54] изучению общественного мнения США в вопросе об отношениях с Германией и реакции на нацистскую агрессию в Европе. Автор определяет уровень информированности американского общества о происходивших событиях и процессах как довольно высокий, отмечает значительную поляризацию позиций граждан США насчет того, какой надлежит быть внешней политике их страны. Завершая статью, историк резюмирует: “Американцы знали, что в мире развиваются тревожные процессы, чувствовали нарастание угрозы войны, необходимость воспрепятствовать взрыву насилия. Вместе с тем, они не хотели признавать существование опасности военного конфликта, который мог затронуть интересы США” .

Кроме того, выделим статью В.Т. Юнгблюда[55], посвященную анализу и оценке позиций государственного секретаря США К. Хэлла, его заместителя С. Уэллеса, а также главы европейского отдела госдепартамента Дж. Моффата относительно нарастания международной напряженности в Старом свете. Все они рассматриваются автором как ярко выраженные реалисты, у каждого из которых, тем не менее, были индивидуальные воззрения на европейский вектор внешней политики США. Так, К. Хэлл выступает в роли сторонника жесткого отстаивания национальных интересов США, С. Уэллес воспринимается в качестве дипломата с высокой степенью гибкости подходов и воззрений, Дж. Моффат предстает как активный сторонник невовлечения в любые европейские противоречия, во взглядах которого, к тому же, превалировал именно прогерманский акцент.

К числу научных трудов, затрагивающих проблемы взаимоотношений США и Германии, следует, безусловно, отнести вышедшую в 1992 году монографию Г.Н. Севостьянова[56] , являющуюся наиболее полной работой отечественной историографии по данной тематике. Очевидными достоинствами исследования являются привлечение насыщенного и разнообразного числа источников, акцент на борьбе американских изоляционистов и интернационалистов по вопросам внешней политики страны, в том числе относительно нацистской Германии, а также внимание к позиции, занятой в связи с этой ситуацией ведущими конгрессменами.

Монография Н.И. Егоровой[57] представляет собой обстоятельный анализ действий государственного департамента Соединенных Штатов в означенный период времени, а также деятельности, проводимой в европейских странах представителями американского дипломатического корпуса. Помимо этого, в работе достаточно подробно рассмотрены действия американской администрации, направленные на трансформацию внешнеполитического курса страны.

Выделим, кроме того, статью И.В. Григораша [58] , посвященную противостоянию президента и Конгресса США по поводу изменения внешнеполитических концепций страны и возможности выстраивания обновленных подходов в отношении агрессивных держав.

Рассматривая отечественную историографию заявленной проблематики, представляется логичным также упомянуть про ряд исследований, в которых были изучены явления, свойственные для политического, идеологического и экономического противостояния нацистской Германии и Соединенных Штатов, развернувшегося в латиноамериканском регионе. Впервые отдельные вопросы данного сюжета были рассмотрены в монографиях С. А. Гонионского[59] и В.Н. Селиванова[60].

Более углубленный анализ факторов, обусловивших данный конфликт интересов, и изложение причин, повлиявших на понижение степени немецкого влияния на южноамериканском континенте к началу 1940-ых гг., приведены в работах И.И. Янчука[61] и Ю.М. Григорьяна[62]. Следует обратить внимание и на диссертацию Т.А. Афониной [63] , целиком посвященную нацистскому проникновению в Латинскую Америку и позиции Соединенных Штатов в отношении данной проблемы.

Переходя к обзору англоязычной историографии, следует выделить весьма важный момент: количество работ, непосредственно посвященных отношениям США и Германии в рассматриваемый нами период времени, относительно невелико. Тем не менее, эта проблема являлась одной из центральных во множестве других исследований, основными темами которых выступали дипломатия и внешняя политика Франклина Рузвельта, а также изоляционизм Соединенных Штатов во второй половине 1930-ых - начале 1940-ых гг.

Процесс формирования официального направления американской историографии начался в конце 1940-ых гг. Его представители стремились поддержать, оправдать и объяснить внешнюю политику Соединенных Штатов, проводимую в отношении нацистской Германии, указать на то, что действия Ф. Рузвельта, обусловленные резко менявшимися международными условиями, были верными и своевременными.

Первой из работ данного направления, подробно освещавших характер американо-германских отношений, является монография Б. Рауха[64]. Несмотря на то, что в распоряжении историка находился ограниченный спектр источников, исследование получилось взвешенным и обстоятельным. Рассматривая действия президента США, автор выстроил последовательную картину трансформации внешнеполитического курса государства. Проведение Мюнхенской конференции при этом означало собой рубежный пункт в воззрениях Рузвельта и его сторонников-интернационалистов, касавшихся гитлеровской Германии и ее действий на международной арене. Стремление противостоять блоку агрессивных держав становилось, согласно Рауху, одной из главных задач Рузвельта. Однако, несмотря на все старания, она не находила своего решения на протяжении более чем трех лет - вплоть до атаки на Перл-Харбор - в силу существующего в США законодательства и сплоченных действий конгрессменов-изоляционистов, противившихся вовлечению страны в “зарубежные противоречия”.

При написании своей монографии Г. Трефусс[65] задействовал в основном материалы Нюрнбергского трибунала, а также некоторые документы немецкого внешнеполитического ведомства. Основное внимание автор сосредоточивает на том, что нацистская Германия через свои дипломатические представительства в США пыталась подогревать в стране изоляционистские настроения и не допустить вовлечения Америки в войну. Кроме того, исследователь отмечает, что рейхсканцлер А. Гитлер, несмотря на непримиримую позицию, занятую в отношении Соединенных Штатов главой немецкого военно-морского флота Э. Редером, постоянно полемизировал с адмиралитетом и вплоть до декабря 1941 г. неизменно настаивал на необходимости избегать атак на американские корабли вплоть до окончательного решения континентальных задач рейха.

Весьма подробно отношения двух государств затронуты в трудах У. Лангера и C. Глисона[66]. По мнению авторов, кризис, предшествовавший Второй мировой войне и крайняя дестабилизация ситуации вследствие агрессивных действий Германии и ее союзников, представляли собой “вызов”, с которым были вынуждены столкнуться Соединенные Штаты. Традиционные внешнеполитические императивы вследствие этого должны были быть подвергнуты трансформации. Исследователи акцентировали внимание на том, что американскому руководству и обществу в подобных условиях удалось проявить твердость в деле противостояния Германии. При этом, однако, акты умиротворения со стороны США - такие, например, как обращение Ф. Рузвельта к А. Гитлеру в апреле 1939 г., рассматривались ими в качестве явлений, свидетельствовавших о стремлении избежать войны и сохранить в Европе “мир и законность”.

В исследовании Дж. Комптона[67] [68] важное место занимает анализ восприятия Соединенных Штатов, формировавшегося у высшего руководства нацистской Германии на основе сведений и отчетов, предоставлявшихся дипломатами, которые находились в Америке. Комптон полагает, что эти доклады сочетали в себе как реалистические оценки, касавшиеся неизменного курса Вашингтона на поддержку Великобритании, так и некоторые мнимые суждения насчет возможностей рейха существенно влиять на изоляционистские тенденции путем пропагандистской деятельности. Подводя итог своей работе, автор резюмирует, что у Гитлера, в силу его сосредоточенности на затягивавшейся борьбе с Советским Союзом, отсутствовала стратегия возможного противостояния Соединенными Штатами.

Профессор истории Калифорнийского университета Р. Даллек рассматривал внешнюю политику Соединенных Штатов с упором на личность Ф. Рузвельта. При этом особенностью авторской концепции являлось сопоставление внутри- и внешнеполитических условий, оказывавших на президента влияние в принятии тех или иных решений. Историк весьма справедливо указывал на поляризацию общественного мнения в вопросе о возможном изменении общей направленности американской внешней политики; Рузвельт выступал в роли политика, стремившегося к реализации своей “интернационалистской программы”. Однако, позиция влиятельных изоляционистов из Конгресса и сочувствующей им части населения все-таки возобладали над этой целью президента, что в целом определило сохранение господствовавших в США внешнеполитических подходов вплоть до декабря 1941 г. Конгресс характеризуется исследователем в качестве достаточно сплоченной силы, противившейся реализации любых внешнеполитических инициатив Ф. Рузвельта.

У. Кинселла в своей работе уделил внимание событиям дипломатической истории 1938 - 1939 гг. - подготовке и проведению Мюнхенской конференции, обращениям Ф. Рузвельта к А. Гитлеру с призывами к отказу от применения силы и т.д. Не предлагая новых подходов к данным проблемам и не выдвигая новых оценок действий американской дипломатии, автор склонен расценивать позицию Белого дома и государственного департамента как довольно рискованную - “решение вмешаться в нестабильные европейские дела произошло на фоне мощной общественной критики и развернутой в прессе кампании относительно пагубности подобного поведения”[69] [70].

Позиция американских изоляционистов и их реакция на интернационалистские инициативы Ф. Рузвельта максимально подробно рассмотрены в исследовании У. Коула[71]. Занимая прочное положение во многих комитетах Конгресса, изоляционисты, среди которых также было значительное количество соратников президента по демократической партии, оказывали существенное влияние на формирование общего внешнеполитического курса страны, в том числе и в отношении агрессивных держав. Противоборство Рузвельта с конгрессменами рассматривалось У. Коулом как своего рода “технический конфликт”, который, тем не менее, не нашел, да и не мог найти компромисса вплоть до трагедии Перл-Харбора. Это было обусловлено огромной разницей в подходах к сущности внешней политики США и противоположностью воззрений на то, решение каких проблем - внешних или внутренних - являлось приоритетным: “ограниченный сохранявшейся силой изоляционизма, президент Рузвельт не мог использовать и не использовал американскую мощь, дабы поддержать сопротивление притязаниям Гитлера в Центральной Европе, Великобритании, Франции, Чехословакии и России” .

Р. Херцстайн[72] [73] [74] [75] [76] полагает, что Ф. Рузвельт был выраженным противником и антиподом Гитлера, предвидевшим истинную степень нацистской угрозы и возглавлявшим весьма успешную борьбу против нацистской пропаганды в Соединенных Штатах. Обращая внимание на то, что пронацистская активность в довоенной Америке прямо поддерживалась германским правительством, исследователь заостряет внимание на фигуре президента США, стремившегося устранить эти проявления и подготовить страну к серьезному восприятию гитлеровской угрозы.

В то же время, проблематика американо-германских отношений рассматривалась и в ревизионистском направлении американской историографии, также возникшем в конце 1940-ых гг. и воспринимавшем внешнеполитическую активность президента США Ф. Рузвельта в качестве негативного феномена. Существенное внимание также уделяется роли внутриполитических факторов и условий, не позволивших Рузвельту в полной мере реализовать его стремления; кроме того, выдвигается мнение о переоцененной угрозе нацизма для Соединенных Штатов и всего Западного полушария. Среди исследований, осуществленных в рамках данного направления, следует выделить работы Ч. Бирда , Ф. Сэнборна и Ч. Тэнзилла . Эти историки в целом сходились во мнении, что вступление США во Вторую мировую войну было обусловлено тем, что Вашингтон “спровоцировал” японскую агрессию в Перл-Харборе, тем самым освободив себя от любых ограничений, касавшихся, в том числе, и начала военного противостояния с нацистской Германией, которое воспринималось как первичное и ключевое. Оформившись, данный подход получил наименование “ревизионистского”.

В 1960-1970-ых гг. положения, выдвинутые представителями критического направления, были развиты в работах “неоревизионистов”[77], указывавших на существенные изъяны и просчеты внешнеполитического курса рузвельтовской администрации. Появление “неоревизионистов” являлось своеобразным ответом “на настоятельную потребность американской внешней политики, приступившей к переоценке отживших представлений в условиях резко возросших для США трудностей на международной арене”[78].

Здесь же следует упомянуть монографию П. Хирдена[79] [80], указавшего на значимость роли экономических соображений, обусловивших вступление США в войну с нацистской Германией. Согласно точке зрения исследователя, Ф. Рузвельт, его советники и влиятельные лидеры американского бизнессообщества были обеспокоены тем, что Германия и державы “Оси”, в случае достижения своих внешнеполитических целей, создадут серьезную угрозу экономическому положению Соединенных Штатах на международной арене. Опасаясь воплощения этого сценария, следствием которого могло стать фактическое закрытие Европы для американского экспорта, руководство страны пришло к выводу о необходимости бороться с гитлеризмом, чтобы сохранить иностранные рынки открытыми для реализации выпускаемой в США продукции.

Необходимо также выделить ряд работ американской историографии, достаточно подробно затрагивавших частные сюжеты отношений США и нацистской Германии в исследуемый период. Представляется логичным разделить их на несколько категорий в зависимости от того аспекта, который обращал на себя основное внимание исследователей.

Вопросы, связанные с военно-морским противостоянием Вашингтона и Берлина во время “необъявленной войны” в Атлантике, нашли свое отражение в

трудах С. Морисона , Х. Хервига , Т. Бэйли и П. Райана , П. Аббациа .

Воззрения А. Гитлера на Соединенные Штаты были рассмотрены в статьях Й. Ремака и Дж. Вайнберга . В данных исследованиях авторы в целом сошлись во мнении, что рейхсканцлер, основываясь как на своих личных заключениях, так и на сведениях, предоставлявшихся ему сотрудниками внешнеполитического ведомства, в известной степени принижал роль и значение США в международных отношениях. Существенное внимание взглядам фюрера на заокеанскую державу также уделено в опубликованной в 2011 г. монографии К. Фишера[81] [82] [83] [84] [85] [86].

Проблемы, связанные с деятельностью организованных нацистских и прогерманских объединений на территории США, были изучены в работах С. Даймонда[87], А. Смита[88], Л. Белла[89].

Исследования С. Кейси [90] и Р. Стила [91] посвящены отношению американского общества к нацистской агрессии в Европе и восприятию возможной гитлеровской угрозы Соединенным Штатам. Помимо этого, в них затронуты вопросы взаимодействия государства и общества в свете данных проблем.

Монографии Э. Герранта[92], Э. Фрая[93], И. Геллмана[94] и М. Фридмана[95]

посвящены рассмотрению политики "доброго соседа”, активно проводившейся США в отношении южноамериканских республик и позволившей косвенными методами понизить уровень политического, идеологического и экономического влияния нацистской Германии на континенте.

Среди работ по американо-германским отношениям, выпущенным в относительно недавнее время, представляется необходимым выделить монографии Ю. Денеке[96] и Р. Розенбаума[97], в которых достаточно подробно анализируются факторы, связанные с восприятием действий Третьего рейха политической элитой и народом США.

В то же время, следует упомянуть о некоторых исследованиях, в которых выдвигаются достаточно смелые нетрадиционные суждения о некоторых аспектах отношений США и нацистской Германии. Речь идет о монографиях Дж. Даффи[98] и С. Росса[99] [100].

В своей работе Дж. Даффи осуществляет переоценку стратегических целей, преследовавшихся А. Гитлером в ходе Второй мировой войны, утверждая, что фюрер стремился к развязыванию войны с Америкой, поскольку его европейские амбиции были удовлетворены. Автор приводит сведения о немецких намерениях осуществить воздушные бомбардировки американских городов, а также совершить ряд морских нападений на американские корабли.

С. Росс, не возражающий против того, чтобы его называли "бунтарем” , подвергает жесткой критике деятельность Ф. Рузвельта, направленную, по его мнению, на избавление от нейтралитета и целенаправленное втягивание страны в войну. Обвиняя главу Белого дома в "натравливании” американских эсминцев на немецкие подводные лодки, сосредоточении в своих руках небывалой полноты власти, применении секретных методов в дипломатии, автор заключает, что Рузвельт постоянно вводил американских граждан в заблуждение, скрывая интервенционистские намерения администрации.

Оценивая немецкую историографию интересующей нас проблематики, правомерно вести речь о том, что в Германии (изначально в ФРГ) постепенно сложились два магистральных подхода к интерпретации отношений Соединенных Штатов и Третьего рейха.

Первый подход оформился в 1970-ых гг. и был связан с приданием детерминирующего значения в двусторонних отношениях экономическим факторам. Основной фигурой данного направления стал исследователь Г.-Ю. Шредер, выпустивший ряд работ по проблематике американо-германских отношений [101] . Согласно заявленной им позиции, германо-американские отношения определялись, прежде всего, экономическими движущими силами[102]. Администрация США, на его взгляд, рассматривала проникновение нацистской Германии в Латинскую Америку, а также экономическое доминирование рейха в Юго-Восточной Европе как угрозу свободному экономическому развитию. Кроме того, Шредер полагал, что одним из основных факторов германо-американского конфликта интересов стала борьба за рынки сбыта и источники сырья в разных регионах мира, которая, обостряясь, обусловливала все увеличивавшуюся напряженность отношений между двумя государствами.

Примерно в те же годы в рамках полемики с интерпретацией внешней политики с позиций экономического детерминизма в историографии ФРГ сложился второй подход, учитывавший не только экономические факторы, но также уделявший значительное внимание комплексу политических,

дипломатических и идеологических аспектов межгосударственных отношений. Важное место в данном подходе занимают исследования, осуществленные

Д. Юнкером[103], Б. Мартином[104] и другими историками[105].

В то же время, следует подчеркнуть, что дискуссионность подходов к рассмотрению американо-германских отношений была характерна

исключительно для западногерманской историографии. В историографии ГДР данная проблематика, за редким исключением, не нашла подробного изучения. По сути, представляется возможным выделить лишь исследования, предпринятые в 1960-ых гг. Г. Хассом [106] . В своей монографии исследователь, придерживавшийся маркистско-ленинских позиций, провел обстоятельное исследование отношений двух государств и рассмотрел процесс их трансформации. Что касается авторского мнения насчет события, обусловившего окончательный поворот Вашингтона к противоборству с нацизмом, то им является выступление А. Гитлера в Рейхстаге в конце апреля 1939 г., во время которого фюрер отверг все миротворческие предложения, полученные от Ф. Рузвельта в его послании несколькими неделями ранее[107].

В свою очередь, современная немецкая историография проблемы также выдвинула ряд достаточно подробных комплексных исследований. В частности, речь идет о монографии Г. Зиройса [108] [109] [110] , сосредоточивающей внимание на политических и дипломатических проблемах, свойственных американогерманским отношениям, а также работах Ф. Гассерта и К. Вильхельм , обстоятельно затрагивающих идеологические аспекты двусторонних отношений, в том числе пропагандистскую активность Третьего рейха в Америке.

Привлеченные к исследованию труды отечественных и зарубежных специалистов, несомненно, оказали существенную помощь в рассмотрении различных аспектов затрагиваемых в данной диссертации проблем. В то же время, мы вправе отметить, что представляется очевидной необходимость дальнейшего изучения отношений США и Германии в 1938-1941 гг. Применив все имеющиеся данные, автор постарался провести анализ сущности и динамики этих отношений, сопроводив его собственными оценками происходивших событий и процессов.

<< | >>
Источник: ПЕТРОСЯНЦ О.В.. США И НАЦИСТСКАЯ ГЕРМАНИЯ: ОТ МЮНХЕНА ДО ПЕРЛ-ХАРБОРА. 2014

Еще по теме Введение:

  1. Статья 314. Незаконное введение в организм наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов
  2. ВВЕДЕНИЕ История нашего государства и права — одна из важнейших дисциплин в системе
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. Мысли об организации немецкой военной экономикиВведение
  5.   ПРЕДИСЛОВИЕ [к работе К. Маркса «К критике гегелевской философии права. Введение»] 1887  
  6. Под редакцией доктора юридических наук, профессора А.П. СЕРГЕЕВА Введение
  7. ВВЕДЕНИЕ
  8. Введение
  9. Введение
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. Введение
  12. Введение
  13. Введение
  14. ВВЕДЕНИЕ
  15. Введение
  16. ВВЕДЕНИЕ
  17. ВВЕДЕНИЕ
  18. ВВЕДЕНИЕ
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -