<<
>>

  1.1 Выбор расторжения договора кредитором

  В отношении отказа от принятия, отмены состоявшегося принятия и требования о возврате товара, основанных на выборе расторжения договора понёсшей ущерб стороной в случае нарушения договора продавцом, необходимо остановиться на статье 47 (1) Конвенции, согласно когорой покупать вправе установить дополнительный срок, в течение которого от продавца требуется исполнить его обязательства.
Это положение дополняет право требовать исполнения договора согласно статье 46 Конвенции, но оно имеет особое значение для права прекратить договор согласно статье 49 Конвенции. В практическом отношении это положение важно только для положения сга-тьи 49 Конвенции, поскольку в пункте (1)(Ь) данной статьи предусмотрено, что, если дополнительный срок, установленный покупателем в соответствии со статьёй 47 Конвенции, истёк, покупатель может заявить о расторжении договора. Таким образом, установление дополнительного срока открывает возможность для расторжения договора.[50] Следует отметить, что этот* механизм работает для покупателя только в случае непоставки товара'(ст. 49 (1)(Ь) Конвенции).
347              Oberlandisgcricld Hamburg, Германия, 4 июля 1997 г., Unilex.

Покупатель имеет право, но не обязан (как определено Верховным судом земли Гамбург, применявшим Венскую конвенцию)*47, установить дополнительный срок для исполнения. В случае непоставки товара покупатель вправе согласно статье 49 (l)(b) Конвенции воспользоваться этим механизмом, так как с его помощью можно установить, является ли просрочка поставки оправданием для прекращения договора. Есть дела (дело № 7 (Amtsgericht Oldenburg in Holstein^ Германия, 24 апреля 1990 г.); дело
№ 82 (Oberlandesgerichi Diisseldorf, Германия, 10 февраля 1994 г.); дело № 120 {Oberlandesgerichi Koln, Германия, 22 февраля 1994 г.) (ППТЮ)), в которых суд решил, что, если покупатели не предоставили дополнительный срок, они не имеют права на расторжение договора.
Суды также приходили к заключению {Landgericht Ellwangen, Германия, 21 ав-густа 1995 г., Unilex; дело № 362 ППТЮ {Obcrlandesgericht Naumbwg, Германия, 27 апреля 1999 г.)), что требование в отношении разумной продолжительности такою срока подлежит удовлетворению, если покупатель сначала устанавливал неразумно короткий срок, но затем не отправлял извещения о расторжении договора, пока не истечет разумный срок.
Согласно статье 48 (1) Конвенции продавец имеет право устранить недостаток даже после установленной для поставки даты, если он может это сделать без «неразумной задержки». Основной вопрос, который возникает в процессе разрешения спора, состоит в том, позволяет ли статья 48 (1) Конвенции продавцу устранить недостаток после расторжения договора покупателем?
Согласно пункту 1 статьи 48 Конвенции продавцу позволено устранить любой недостаток в исполнении им любого договорного обязательства. Статья 48 (1) Конвенции предоставляет продавцу право на исправление (усфанение недостатка в исполнении) только «при условии соблюдения статьи 49». Поэтому расторжение договора исключает право продавца на исправление. В Сборнике ЮНСИТРАЛ отмечается,[51] что именно покупатель может решать, расторгать или не расторгать договор.
Если право на расторжение доказано, покупатель может осуществить его, не будучи ограниченным правом продавца на исправление. Этот подход демонстрируют дела: gt;amp; 90 {Pretura circondariale de Parma, Италия, 24 ноября 1989 г.); № 2 (Oberlandesgerichi Frankfurt а.М., Германия, 17 сентября 1991 г.); № 165 (Oberlandesgerichi Oldenburg, Германия, 1 февраля 1995 г.); № 235 (Bundesgerichtshof, Германия, 25 июня 1997 г.); № 304 (Арбитражный суд МТП, решение № 7531, 1994 г.) (ППТЮ). Такое решение подтверждается также статьей 48 (2) Конвенции, согласно которой продавец должен получить от покупателя согласие на исправление (дело № 304 ППТЮ (Арбитражный суд МТП, решение № 7531, 1994 v.)). Поэтому покупатель, который имеет право на расторжение договора, не должен сначала ждать исправления, а может сразу объявить орасторжении договора[52] (при выполнении требований и соблюдении условий статьи 48 (2) - (4) Конвенции в отношении извещения).
Имеются арбитражно-судебные решения, в которых определён иной подход, согласно которому покупатель должен, прежде всего, позволить продавцу устранить любой недостаток в исполнении (даже существенный недостаток)[53], а также решения (например, по делу № 339 ППТЮ (Landgericfu Regensbitrg, Германия, 24 сентября 1998 г.)), в которых нарушение не признаётся существенным, если покупатель не дал продавцу возможности устранить недостаток в исполнении. В разъяснение данной ситуации Арбитражным судом MTII было определено, что нарушение редко бывает существенным, если недостаток в исполнении можно легко устранить.'[54] Но эту норму не следует понимать буквально, будто в каждом случае следует дать продавцу «возможность исправить неисполнение».[55]
Как правильно отмечено,[56] право на исправление предоставляется только при определённых обстоятельствах, а именно: когда неисполнение может быть устранено без неразумной задержки, без неразумного неудобства для покупателя и без неопределённости в отношении компенсации продавцом любых расходов, которые понёс покупатель. В связи с этим было вынесено Арбитражным судом МТП решение № 7754, что эти условия соблюдены, если недостаток в товаре (дефектные моторы) может быть легко устранён в надлежащий срок и при минимальных затратах.[57]
ш См. Официальные отчеты, Документы Конференции н краткие отчеты пленарных заседании и главных комитетов. 1981 г. С. 48, п.6 («в некоторых случаях»).

Если устранение дефекта откладывается или причиняет покупателю необоснованное неудобство, несущественное в иных отношениях нарушение остаётся существенным. Однако существенный характер нарушения не может быть оспорен толькопотому, что покупатель, как отмечено ранее, прежде всего не обратился к продавцу с просьбой устранить любой недостаток в исполнении.
В статье 49 (1)(Ь) Конвенции определен срок для заявления о расторжении договора в случае непоставки товара. Покупатель не обязан заявлять о расторжении договора в течение определённого срока; он может сделать это в любой момент, если существует основание для расторжения.[58]
Этот принцип подлежит ограничениям согласно статье 49 (2) Конвенции, если товар был поставлен. В таком случае покупатель должен заявить о расторжении договора в течение разумного срока. Что касается момента, с которого отсчитывается начало течения разумного срока, в статье 49 (2) Конвенции проводится разграничение между просрочкой поставки и другими видами нарушений договора. В случае просрочки поставки этот срок начинается с момента, когда покупатель узнал о поставке (ст. 49 (2)(а) Конвенции). При других нарушениях разумный срок для заявления о расторжении договора начинается с момента, когда покупатель узнал или должен был узнать о нарушении или после истечения срока, установленного в соответствии со статьёй 47 (1) или статьей 48 (2) Конвенции.[59]* Так, в делах № 124 (Bundesgerichtshof. Германия, 15 февраля 1995 г.) и Л» 83 (Oberlandesgerichi Munchen. Германия. 2 марта 1994 г.) (ППТЮ) сроки, составляющие пять месяцев (и четыре месяца соответственно) после того, как покупатель узнал о нарушении, не были признаны разумными для заявления о расторжении договора на основании статьи 49 (2)(Ь) Конвенции, так же как и срок, составляющий восемь недель после того, как покупатель узнал о нарушении договора (дело № 282 ППТЮ (Oberlandesgericht Koblenz* Германия, 31 января 1997 г.)). Напротив, в деле № 165 ППТЮ (Oberlandesgerichi Oldenburg, Германия, 1 февраля 1995 г.) пять недель были признаны разумным сроком для заявления о расторжении договора на основании этой же статьи. Заявление о расторжении договора после нескольких продлений срока было признано своевременным (дело № 225 ГНИЮ (Соиг dappet, Versailles, Франция, 29 января 1998 г.); дело № 133/1994 (решение МКЛС от 19.12.95)[60]), как и заявление, сделанное в течение 48 часов (дело Nlt;i 246 ППТЮ (Audi-encia Provincial de Barcelona, Испания, 3 ноября 1997 г.) (просрочка в отгрузке в договоре о поставке партиями)). Заявление, сделанное через три недели после извещения о несоответствии товара, было расценено как своевременное (дело № 348 ППТЮ (Ober-landesgericht Hamburg, Германия, 26 ноября 1999 г.)).[61]
Предоставляя продавцу право на установление дополнительного срока, статья 63 Конвенции в действительности дает ему то же право, которое предоставляется покупателю согласно статье 47 Конвенции: оба эти положения понимаются одинаково и сформулированы в Конвенции в аналогичных выражениях. Основная цель статьи 63, как и статьи 47 Конвенции, заключается в том, чтобы разъяснить ситуацию, которая возникает, когда покупатель не исполняет своего обязательства по уплате цены или принятию товара в надлежащий срок: если дополнительный срок истекает безрезультатно, продавец имеет право заявить о расторжении договора, даже если покупатель не несёт ответственности за существенное нарушение договора (ст. 64 (1)(Ь) Конвенции).[62]
На практике продавцы, как правило,[63] предоставляют дополнительный срок, что даёт арбитражам (судам) возможность применять статью 63 Конвенции, как, например, в деле № 22/1995 (решение МКЛС от 01.12.95):^' дополнительное соглашение между контрагентами, которым был установлен конечный срок реализации договора с обязательством покупателя открыть аккредитив (а также ряд других условий), было квалифицировано в качестве предоставляющего покупателю дополнительный срок для исполнения его обязанностей по договору.
В другом деле {Supreme Court of Queensland, Австралия, 17 ноября 2000 г.)'62 суд не придал каких-либо особых последствий дополнительному сроку, установленному покупателем, поскольку он пришёл к выводу, что произошло существенное на-
363
рушение договора.
361 См. Розснбсрг М.Г. Практика Международного коммерческого арбитражного суда. Научно-практический комментарий. - М.: МЦФЭР, 1997. С. 167-174.
W2 См. В Интерпег: bUtgt;.7/\vwvv.au«;ilit.edu.aH/oti/ca«;elt;/qlfl/OSC/2^0/421.htn^.
ш Ср.: предоставление дополнительного срока для открытия аккредитива, требуемого согласно дистрибьюторскому соглашению - лсло gt;fe 187 ППТЮ (Федеральный окружной суд. Южный округ Нью-Йорка, США, 23 июля 1997 г.).

Для сторон, которые полностью или частично исполнили свои договорные обязатсльства, согласно статье 81 (2) Конвенции есть право требовать от другой стороны возврата всего того, что было первой стороной «поставлено или уплачено по договору». Продавец, который обязан возвратить цену покупателю, должен также в соответствии со статьей 84 (1) Конвенции уплатить проценты с полученных средств до их возврата,364 хотя Арбитражный суд МТП (решение № 9978, март 1999 г., Unilex) указал на то, что помимо таких процентов, продавец не обязан возмещать ущерб, причинённый покупателю, в том случае, когда он отказался компенсировать цену.365
В решении Oberster Gerichtshof (Австрия) от 25 июня 1999 г. (Unilex) суд посчитал, что реституционное обязательство, отнесённое на покупателя в соответствии со статьей 81 Конвенции, не предполагает перевод продавца в положение, в котором он мог оказаться, если бы договор был выполнен в полном объеме или не был заключён, а вмесго этого налагает требование возврата фактически поставленного товара, даже если этот товар будет поврежден на обратном пут.
Согласно статье 84 (2) Конвенции покупатель, который обязан возвратить товар продавцу, должен также передать продавцу весь доход, который покупатель получил от товара, прежде чем осуществить такой возврат.
Следует отметить, что в соответствии со статьёй 82 Конвенции невозможность для покупателя возвратить поставленный товар «в том же по существу состоянии, в котором он его получил», если речь не идёт об особых исключениях, лишает покупателя права заявить о расторжении договора (или потребовать у покупателя замены поставленного товара).
;" В соответствии со статьей 81 (2) ВК в деле № 135/2002 (решение МКЛС от 16.06.03) при расторжении договора сторона, исполнившая договор полностью или частично, может потребовать от другой стороны возврата того, что было первой стороной уплачено по договору. МКЛС также присудил в пользу истца на основании статьи 84 (I) ВК взыскание с ответчика процентов за пользование чужими денежными средствами. См. Розен6срг М.Г. Практика Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ за 2003 г. - М: «Статут*. 2004. С. 126.
,r,J Ср.: решение Landgericht Landshut, Германия. 5 апреля 1995 г.. Unilex, в котором суд очевидно, возложил ответственность на нарушившее договор продавца за невозврат средств покупателю, который должным образом расторг договор (хотя не ясно, какое средство правовой зашиты, если таковое было представлено, использовалось для возражения против данного нарушения).
ш Дело № 293 11ПТЮ (арбитраж - Schiedsgerichl der Hamburger freundscha/tlichen Arbitrage, Германия, 29 декабря 1998 г.) («претензия исша-покупатсля на основании первого положения статьи 81 (2) о возмещении предоплаты вначале требует расторжения договора (первое предложение статьи 81 (I) (Конвенции - Е.К.))»)\ дело N* 214 ППТЮ (Handelsgericht des Kantons Zurich, Швейцария, 5 февраля 1997 г.); Landgericht Dusscldorf, Германия, И октября 1995 г., Unilex (отказ покупателю в возврате средств, поскольку он не оформил должным образом расторжение договора); дело № 345 ППТЮ (Londgericht Heilbronn, Германия, 15 сентября 1997 г.); решение МКЛС, РФ, 15 апреля 1994 г.; Landgericht Krefeld, Германия, 24 ноября 1992 г. (Unilex).

Почт повсеместно было признано,366 что расторжение договора является предварительным условием для требования возврата «всего того, что было ... поставлено или уплачено по договору» на основании статьи 81 (2) Конвенции; исключением изчего является арбитражное решение Сотрготех (Мексика) от 4 мая 1993 г. (Unilex). где делается ссылка на статью 81 (2) Конвенции в обоснование иска продавца за неуплату цены за поставленный товар, причём договор не был расторгнут. В решении Landgericht Dusseldorf(Германия) от 11 октября 1995 г. (Unilex) было определено, что обязательство продавца по возврату покупной цены действует на основании С1атьи 81 (2) Конвенции только после расторжения договора купли-продажи покупателем, ко-
367
торое меняет договорные отношения па реституционные.
Право расторгающего договор продавца на возврат поставленного товара согласно статье 81 (2) Конвенции может вступить в коллизию с правами третьих сторон (например, с правами других кредиторов покупателя) на этот товар. Вопросы о таких коллизиях встают особенно остро в тех случаях, когда покупатель становится несостоятельным, и возврат самого товара покупателем становится более привлекательным, чем его денежное выражение (в частности, право на получение цены или возмещение ущерба).
(Федеральный) Апелляционный суд Северного округа штата Иллинойс (США) в решении по делу Usinor Industeel v. Leeco Steel Products, Inc. от 28 марта 2002 г. счёл,[64] что права расторгающего договор продавца на возврат согласно статье 81 (2) Конвенции ограничиваются правами одного из кредиторов покупателя, который получил и реализовал на основании национального права обеспечительный интерес в поставленном товаре. Суд постановил, что вопрос первоочерёдности прав на товар между продавцом и третьей стороной-кредитором находится согласно статье 4 Конвенции вне сферы применения Конвенции и соответственно регулируется применимым национальным правом, согласно которому в данном случае превалируют интересы третьей стороны-кредитора. Таков был результат этого решения, несмотря на то, что договор купли-продажи содержал положение, оставляющее за продавцом право на товар до тех пор, пока покупатель его полностью не оплатит (что покупатель не сделал). Поскольку действие этого договорного положения в отношении третьей стороны, не являющейся участницей договора купли-продажи, также регулировалось национальным правом, а не Конвенцией, на основании применимого права удовлетворение иска третьей стороны на товар имело приоритет над удовлетворением прав продавца.
Напротив, Федеральный суд Австралии в деле № 308 ППТЮ от 28 апреля 1995г. посчитал, что расторгающий договор продавец может получить обратно товар от покупателя, который после поставки товара прошбл через процедуру банкротства. В этом случае продавец мог ссылаться на положение о сохранении права на владение товаром, которое действовало в рамках применимого национального права и которое не было затронуто теперь уже завершившейся процедурой банкротства покупателя, и при этом не было третьей стороны, которая могла бы оспаривать с продавцом право первой очереди на владение товаром на основании применимого национального права. Таким образом, эти два случая не кажутся противоречивыми. В действительности, в последнем примере содержится ссылка на предыдущее дело для подкрепления прове-денного в нём анализа.
Согласно статьям 71 и 72 Конвенции понёсшая ущерб сторона может приостановить исполнение своих обязательств (ст. 71 Конвенции) или расторгнуть договор (ст. 72 Конвенции) до того, как наступит- срок исполнения, если соблюдены условия этих статей, право на обращение к которым следует отличать друг от друга[65].
В отличие от расторжения договора, которое прекращает обязательства сторон согласно статье 81 Конвенции, приостановление договорных обязательств осуществляется на основе признания сохранения договора, но побуждает обе стороны сделать взаимные повторные заверения о том, что они исполнят свои обязательства.571 Предварительные условия для осуществления права на приостановление и права на расторжение договора отличаются друг от друга, как и обязательства в отношении сообщений между двумя сторонами.[66]
371 Косвенном подтверждением служит дело № 554 ППТЮ (Суд провинции Кантабрин, второе отделение, Испания, 5 февраля 2004 г.), иэ обстоятельств которого односторонние действия (продавца) по приостановке исполнения своих договорных обязательств в связи с проблемами качества товара и риском неплатежа (покупателя) не

Сторона имеет право приостановить исполнение своих обязательств согласно статье 71(1) Конвенции, если становится очевидно («видно» - по тексту Конвенции), что другая сторона не исполнит значительную часть своих обязательств и если неисполнение явится результатом любой из причин, которые указаны в подпунктах (а) и (Ь) данной статьи. Неисполнение, как указано Landgericht Berlin (Германия) 15 сентября 1994 г. (Unilex), не обязательно должно составлять существенное нарушение договора. Однако в деле Shuttle Packaging Systems v. Tsonakis (Федеральный) суд Западного округа Мичигана (США) решением от 17 декабря 2001 г.[67] определил, что понёсшая ущерб сторона должна доказать наличие существенного нарушения, чтобы иметь право на приостановление; продавец имел право приостановить исполнение условия о недопущении конкуренции, поскольку неисполнение покупателем обязательства по уплате явилось существенным нарушением.[68] В решении от 12.11.2004 по делу .\Ь 174/2003 МКАС посчитал ссылку продавца на соответствие его действий статье 71 Конвенции, поскольку для приостановления исполнения не требуется, чтобы вторая сторона допустила существенное нарушение договора - правомерной.[69]
Выдвигая условием предоставление достаточных гарантий для продолжения осуществления исполнения, по статье 71 (3) Конвенции требуется, чтобы приостанавливающая исполнение сторона дала немедленное извещение о приостановлении другой стороне.[70] Это положение не указывает, что является извещением. Достаточным извещением были признаны следующие заявления (и действия): отказ покупателя в деле № 338 ППТЮ (Oberlandesgerichi На mm, Германия) от 23 нюня 1998 г. оплатить расходы за хранение мебели на складе, если ранее он согласился участвовать в таких расходах; письмо (Landgericht Berlin, Германия, 15 сентября 1994 г., Unilex), в котором покупатель отказывается принять несоответствующие части товара и предлагает вернуть их. В следующих же случаях извещение не было признано достаточным: неуплата покупателем цены (Landgericht StendaL Германия, 12 октября 2000 г.)[71]; письмо в отношении дефектов по другим договорам (дело BV ВА. J.P. v. S. Ltd., Hof van Beroep Gent, Бельгия, 28 апреля 2000 г.)[72]. При обстоятельствах дела № 8611 (Арбитражный суд МТП) от 23 января 1997 г. (Unilex) необходимость в извещении отсутствовала.
Как отмечено ранее, право понесшей ущерб стороны расторгнуть договор согласно статье 72 Конвенции следует отличать от права приостановить исполнение своих обязательств согласно статье 71 Конвенции. Обе статьи касаются прогноза - будет ли нарушен договор. Но предварительные условия для более радикальной меры и форме расторжения договора отличаются по отношению к приостановлению исполнения, как по степени серьёзности предвидимого нарушения, так и по степени его веро-
370
ятности.
Требования в отношении извещения также неодинаковы. В статье 72 Конвенции требуется «разумное» предварительное извещение только в том случае, если позволяет время; и сторона освобождается от обязанности известить другую сторону, если другая сторона заявила о том, что она не будет исполнять свои обязательства, в то время как в статье 71 Конвенции требуется дать немедленное извещение о приостановлении без каких-либо исключении.380
Анализ практики применения положении Венской конвенции арбитражными и судебными органами применительно к выбору кредитором сохранения договора и в случае расторжения договора можно охарактеризовать некоторой противоречивостью такой практики относительно применения средств правовой защиты покупателем и продавцом.
Если говорить о выборе сохранения договора, то в вопросах подачи извещения (относительно срока подачи извещения; конкретизации несоответствия товара: установления стандартов конкретности) и исполнения предусмотренных Конвенцией обязанностей понёсшей убытки стороной (различная квалификация возмещения продавцу расходов, связанных с обеспечением сохранности товара) - были отмечены различные подходы для определения средств правовой зашиты. В ряде решений сходные ситуации толковались арбитражами и судами совершенно по-разному, лрошворсча друг другу и тем самым единообразному применению положений Венской конвенции.
В отношении расторжения договора были обозначены подобные результаты,


уп При такте обстоятельствах дела (решение МКЛС от 07.06.99 по делу Л« 238/1998) «... действия продавца, направленные на ненадлежашее исполнение контракта, могли реально повлечь такой вред для покупателя, чю он в значительной степени лишался тою, на что был вправе рассчитывать на основании контракта (сг. 25 Концепции)». - C.v. Ротенберг М.Г. Практика Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ за 1999-2000 гг. - М.: «Статут», 2002. С. J08. «... Даже если лрезюмнровать возможность применения ... Конвенции (Венской), по мнению арбитража, статья 71 Конвенции не могла служить основанием для приостановления ответчиком поставки, так как ответчику не могло стать «видно, что другая сторона не исполнит значительном масти своих обязательств», в то время как контракт не возлагал на истца каких-либо обязанностей по сохранению кредитной линии, в которую ко!гтракт уже был включен.» (решение МКЛС от 03.02.2000 по делу № 427/1997). -Там же. С. 211-212.
Арбитражный суд МТП. решение X? 8574, сентябрь 1996 г., Unilex (отмечаются различия в отношении извещения).

как например, в вопросах установления дополнительного срока; устранения недосгат-ков после расторжения покупателем договора; признания существенным нарушения договора; определения срока для заявлении о расторжении договора и начала его течения; разграничения приостановки исполнения от расторжения договора (вопрос касался существенности нарушения договора); а также в отношении реституции и применительно к ней вступления прав третьих лиц в процесс (случаи несостоятельности).
В основном такая противоречивость присуща положениям Венской конвенции, которые либо не полностью урегулированы в ней, либо к ним субсидиарно применяется национальное право. Вместе с этим именно таким анализом «противоречий и коллизий» можно объяснить расхождения в судебных решениях, возникающих в результате своеобразия юридико-тсхнических приемов и методов, использованных для толкования норм Конвенции национальными судами; и тем самым выработать единую универсачьную методику толкования унифицированных документов.
<< | >>
Источник: КОРЖОВ Евгений Николаевич. СРЕДСТВА ПРАВОВОЙ ЗАЩИТЫ ПО КОНВЕНЦИИ ООН О ДОГОВОРАХ МЕЖДУНАРОДНОЙ КУПЛИ - ПРОДАЖИ ТОВАРОВ 1980 ГОДА.  Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва -2008. 2008

Еще по теме   1.1 Выбор расторжения договора кредитором:

  1. 10.6. Прекращение договора страхования. Основания и порядок
  2. Нарушение договора как основание применения санкций
  3. Неустойка и отступное
  4. 2. Понятие способов защиты прав (интересов) кредиторов акционерных обществ
  5. 1. Защита прав кредиторов при реорганизации акционерного общества
  6. Уменьшение уставного капитала дает кредиторам возможность пересмотреть свои отношения с должником.
  7.   1.3. Правовое регулирование защиты при нарушении договора купли- продажи в Российской Федерации
  8.   2.1.1. Классификация средств правовой защиты по Венской конвенции. 
  9. § 1. Реализация средств правовой защиты в случае сохранения договора 1.1.              Выбор между сохранением и расторжением договора 
  10.   § 3. Реализация средств правовой защиты в случае расторжения договора 3.1. Особенности реализации средств защиты в случае расторжения договора 3.1.1. Основания для обращения к расторжению договора. 
  11.   5.7.2. Соотношение критериев «существенности» и «значительности» на-рушения договора. 
  12.   Транзакционные издержки (или административные затраты).  
  13. § 1. Практика применения положений Венской конвенции в случае сохранении договора и в случае его расторжения 
  14.   1.1 Выбор расторжения договора кредитором
  15. § 1. Способы защиты гражданских прав
  16. 5. СТРУКТУРА ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
  17. I. Германское гражданское уложение; Вводный закон к Германскому гражданскому уложению от 18.08.1896 г. (извлечения)
  18. ТЕСТОВЫЕ ЗАДАНИЯ
  19. § 2. Правовой статус и система прав сторон договора займа
  20. § 1. Меры защиты, применяемые сторонами договора займа