<<
>>

ВВЕДЕНИЕ


Краткий очерк развития классового общества в Месопотамии, Египте и восточном Средиземноморье был дан во введении к первому тому с тем, чтобы он послужил основой для изучения доисторического Эгейского мира.
После этого в «Вестнике древней истории» была предложена схема периодизации древней истории как часть наброска плана для составления новой всемирной истории[3]. Публикуя настоящий том, я воспроизведу часть этой схемы в сокращенном виде, уделяя внимание некоторым пунктам, которые, как мне кажется, нуждаются в дальнейшем рассмотрении.
Часть схемы периодизации, которая относится к нашей теме, может быть резюмирована следующим образом.
Тот раздел «Всемирной истории», который трактует о первобытном коммунизме[4], должен вскрыть основные черты его развития, общие всем народам. Следует четко выявить его базис — общественную собственность на средства производства — и в то же время необходимо разъяснить ограниченность, присущую этой системе и отличающую ее от социалистической собственности. Эта ограниченность — следствие низкого уровня развития производительных сил и малых размеров и изолированности первобытных общин. Медленное, но неуклонное развитие производительных сил должно быть проанализировано таким образом, чтобы объяснить переход от первобытной общины к раннему типу родовой общины.
В энеолитический век, когда орудия труда делались из меди, так же как и из камня, мы обнаруживаем большой прогресс, который имел место в долинах Нила, Евфрата, Тигра и Инда. Здесь мы впервые можем наблюдать разложение первобытного коммунизма, возникновение рабства, классовой борьбы и формирование государства.
В развитии рабовладельческого общества можно различить две стадии — раннюю и развитую (mature). На ранней стадии рабство носит патриархальный характер и направлено на удовлетворение скорее непосредственных нужд, чем нужд товарного производства. Торговля слабо развита. Широко распространено обращение в раб-

ство за долги ; сохраняется значительное число мелких производителей, состоящих главным образом из крестьян, еще не согнанных с земли. Собственность имеет восточный тип. Государство приняло характерную форму деспотии, и культурное развитие замедлено. На развитой стадии благодаря дальнейшему прогрессу производительных сил институт рабства направлен на производство товаров, и в основных областях производства свободный труд уже заменен рабским. Мелкие производители разорены, и с дальнейшим развитием торговли, денежных отношений и частной собственности количество рабов, находящихся в частной собственности, увеличивается и рабы начинают преобладать над другими видами собственности. Характерной формой государства был полис, вершиной развития которого являлась рабовладельческая демократия. Культурное развитие становится ускоренным и ведет к знанию в подлинном смысле этого слова.
Различая эти две стадии, мы не должны рассматривать их таким образом, как будто они резко отделены друг от друга. Напротив, развитое рабовладельческое общество сосуществовало с ранним, так же как раннее рабовладельческое общество существовало наряду с первобытным коммунизмом, по-прежнему преобладавшим во многих соседних районах. Мы не могли бы также найти перечисленные выше типичные черты повсюду в одинаковой степени развитыми.
В качестве характерного примера для ранней стадии приведем Египет и Месопотамию, а для развитого периода — Афины после Солона.
Обозревая всю историю рабовладельческого общества, мы можем различить шесть периодов.
В первом периоде (XXX—XVI века до н. э.) возникли рабовладельческие государства Египта, Месопотамии и Инда. В Китае в этот период, то есть до династии Инь,*или Шан, мы наблюдаем распад первобытного коммунизма, но не наблюдаем еще возникновения рабовладельческого государства. В последней части этого периода образование Среднего царства в Египте и аморейских царств в Месопотамии совпало с расцветом египетской и вавилонской культуры. Благодаря связям с этими центрами первобытные племена в северной Месопотамии, Сирии и Каппадокии были вовлечены в орбиту рабовладельческого общества, и в Палестине, Финикии и в бассейне Эгейского моря начинают развиваться формы классового общества. Тем временем употребление металлов перешло к первобытным народам евразийских степей. Там оно привело не к образованию рабовладельческого общества, а к быстрой консолидации этнических групп кочевых пастушеских племен. На ранней стадии этого периода индоевропейские кочевники появились в Передней Азии (хетты), а позднее проникли даже в Индию (арийцы).
В середине второго тысячелетия рабовладельческие государства Ближнего Востока вступили в период кризиса, порожденного, с одной стороны, ростом долгового рабства и усилившейся эксплуатацией деревенских общин, а с другой — вторжениями на их территорию окружающих племен (благодаря контакту с упомянутыми государствами у этих племен происходило разложение первобытнообщинных отношений), которые вынуждены были поступать таким образом в поисках добычи.
Второй период (XVI—VII века до н. э.) отмечен территориальной экспансией раннего рабовладельческого общества, осуществляемой отчасти благодаря возвышению военных государств, управлявших обширными территориями (Ассирия, Митанни, Хеттское царство), а отчасти благодаря образованию новых рабовладельческих государств в восточном Средиземноморье. Раннее рабовладельческое общество достигло своего зенита на Крите (позднеминойский период) и начало развиваться на греческом материке (Микены). Позднее дорийские и другие эллинские племена двинулись с северо-запада вследствие разложения их первобытно-общинных отношений, опустошили Грецию и Крит и положили конец микенской цивилизации. Это и есть начало собственно истории Греции, отмеченной разложением первобытного коммунизма, ростом рабства, усилением имущественного неравенства и возникновением полиса. На Дальнем Востоке династия Шан была свергнута племенами Чжоу в течение XII столетия и замещена династией Чжоу, при которой раннее рабовладельческое государство развилось в бассейне Желтой реки. После VIII века империя Чжоу, ослабленная возвышением рабовладельческой аристократии, распалась на целый ряд независимых государств («воюющих царств»).
В третий период (VII—IV века до н. э.) мы наблюдаем в Греции появление развитого рабовладельческого общества, которое основывалось на быстром прогрессе производительных сил, приведшем к росту торговли и изобретению чеканки монеты. Введение монетной .системы вначале имело своим результатом резкое увеличение количества обращенных в рабство за долги, но в наиболее развитых государствах обращение в рабство за долги скоро было отменено (законы Солона) и заменено обращением в рабство варваров. Это было совершенно необходимо для развития системы рабского труда; действительно, поскольку свободные подлежали обращению в рабство, существовала и опасность их объединения с рабами против эксплуататорского класса. Рабовладельческое общество установилось в ряде центров Италии, Северной Африки и Испании, но — за исключением греческих колоний — главным образом в своей ранней форме. В Месопотамии и Египте некоторые черты развитого рабовладельческого общества появились уже во времена персидского завоевания, но в целом при персидском правлении продолжала сохраняться ранняя стадия рабовладельческих отношений.
В Греции с дальнейшей эволюцией развитого рабовладельческого общества мелкие производители были разорены и началась концентрация земельных владений. Многие граждане лишились своей земли и, не имея возможности приобрести рабов, опустились до уровня люмпен-пролетариата. Таким образом, не будучи более гражда неким сообществом рабовладельцев-собственников земли, полис как
политическая форма перестал соответствовать своему социальному содержанию. Результат оказался следующий:              после              периода
разрушительной гражданской войны греческие города-государства были подчинены македонцами, которые именно в силу своей отсталости сохранили свободное и процветающее крестьянство.
Проект плана, далее, трактует три остающихся периода древней истории, которые лежатза пределами рассмотрения в настоящем томе.
Схема, предложенная в этом плане, в основном правильна, но се можно подвергнуть критике в некоторых пунктах, из которых самыми важными являются следующие.
Развитие товарного производства в ранних рабовладельческих государствах было более высоким, чем это допускается в наброске * плана. Во многих этих государствах фактический объем товаров, произведенных для вывоза, был значительным, особенно в Вавилонии, но эту торговлю прочно удерживал в своих руках господствующий класс, который контролировал систему орошения. Торговля эта была основана на излишках, сдаваемых в качестве податей крестьянами, и как крестьяне, так и торговцы, которые действовали в качестве посредников, оставались зависимыми от господствующего класса землевладельцев. Классовая структура этих государств являлась преградой для дальнейшего развития товарного производства и денежных отношений.
Далее, в плане не упомянуто относительно обработки железа. Именно употребление железа, повысив производительность труда мелких производителей — как крестьян, так и ремесленников, — дало им возможность стать независимыми. Товарное производство достигло того пункта развития, когда изобретение чеканной монеты стало и возможным и необходимым. И благодаря этому оно стало расширяться быстрее, чем когда-либо, охватывая все слои общества, разлагая все, что еще оставалось от старых общинных отношений. Одним из самых прибыльных новых товаров становятся люди, и потому на этой стадии патриархальное рабство, при котором раб представлял собой потребительную стоимость, вытесняется системой рабского труда, при которой раб был уже меновой стоимостью, и рабство начинает овладевать производством всерьез.
Наконец, неясно определены в плане те формы, которые принимает классовая борьба в переходный период от раннего к развитому рабовладельческому обществу; и в Афинах наступление периода развитого рабовладельческого общества должно быть отнесено не ко времени Солона, а более чем на полстолетия позже, ко времени Клисфена или, скорее всего, весь ход событий со времен Солона до Клисфена должен рассматриваться как единый процесс, в котором постепенные изменения в производственных отношениях достигли своей высшей точки в политической революции. Это становится ясным из высказывания Энгельса относительно возникновения Афинского государства, где дана более последовательная картина этого процесса, чем та, которая содержится в проекте плана. Основные пункты ее состоят в следующем.
Прежде всего ключом ко всему процессу является рост товарного производства.
«Появившаяся частная собственность на стада и роскошную утварь вела к обмену между отдельными лицами, к превращению продуктов в товары. И в этом — зародыш всего последующего пероворота. Лишь только производители перестали сами непосредственне потреблять свой товар, а начали отчуждать его путем обмена, они утратили свою власть над ним. Они уже не знали, что с ним станет. Возникла возможность использовать продукт против производителя, для его эксплуатации и угнетения. Поэтому ни одно общество не может сохранить надолго власть над своим собственным производством и контроль над социальными последствиями своего процесса производства, если оно не уничтожит обмена между отдельными лицами.
Как быстро после возникновения обмена между отдельными лицами и вместе с превращением продуктов в товары начинает проявляться власть продукта над его производителем — всем афинянам пришлось испытать на собственном опыте. Вместе с товарным производством появилась обработка земли отдельными лицами за собственный счет, а вскоре затем и земельная собственность отдельных лиц. Потом появились деньги, всеобщий товар, на который обменивались все другие товары»[5].
Энгельс продолжает далее описывать реформы Солона. Реформы были направлены на ослабление, но не на разрушение старого родового строя. Его окончательное уничтожение было осуществлено лишь в конце столетия через посредство дальнейшего развития товарного производства, дальнейшего роста рабства и возникновение независимого купеческого класса.
«Движимое имущество, богатство, состоявшее в деньгах, рабах и кораблях, все более возрастало, но теперь оно уже не служило только средством для приобретения земельной собственности, как это было в первое время общей ограниченности, — оно стало самоцелью. Это, с одной стороны, создало в лице нового класса — богатых промышленников и купцов — победоносную конкуренцию старой власти знати, а с другой стороны, отняло последнюю почву у остатков старого родового строя.. .
Между тем борьба партий продолжалась; знать пыталась вернуть себе прежние привилегии и на короткое время одержала верх, пока революция Клисфена (509 год до н. э.) не низвергла ее окончательно, а с ней вместе и последние остатки родового строя»[6].
И затем, после описания «революции Клисфена», Энгельс говорит:
«В какой степени сложившееся в главных своих чертах государство оказалось приспособленным к новому общественному положению афинян, свидетельствует быстрый расцвет богатства, торговли и промышленности. Классовый антагонизм, на котором покоились теперь общественные и политические учреждения, был уже не антагонизм между знатью и простым народом, а антагонизм между рабами и свободными, между неполноправными жителями и гражданами»1.
Таков процесс, который лежит в основе истории греческой философии. Анаксимандру свойственна та же точка зрения, что и Солону; Пифагор выражает точку зрения «нового класса — богатых промышленников и купцов» в течение короткого периода, когда классовый конфликт между знатью и простым народом был, по-видимому, разрешен; Гераклит придерживается точки зрения старой знати в том виде, в каком эта точка зрения была видоизменена новыми условиями, а в трудах их преемников, начиная с Парменида, можно проследить дальнейшее развитие классовой борьбы среди граждан, определяемой основным антагонизмом между свободными и рабами.
Л
1Ф. Энгельс, Происхождение семьи, частной собственно™ и государства, Госполитиздат, 1953, стр. 122.


племенной мир
Человек, слуга и истолкователь природы, столько совершает и понимает, сколько постиг в порядке природы делом или размышлением, и свыше этого он не знает и не может.
Бэкон.

<< | >>
Источник: Джордж Томсон. ИССЛЕДОВАНИЯ ПО ИСТОРИИ ДРЕВНЕГРЕЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА. Том II ПЕРВЫЕ ФИЛОСОФЫ ИЗДАТЕЛЬСТВО ИНОСТРАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ Москва, 1959. 1959

Еще по теме ВВЕДЕНИЕ:

  1. Статья 314. Незаконное введение в организм наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов
  2. ВВЕДЕНИЕ История нашего государства и права — одна из важнейших дисциплин в системе
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. Мысли об организации немецкой военной экономикиВведение
  5.   ПРЕДИСЛОВИЕ [к работе К. Маркса «К критике гегелевской философии права. Введение»] 1887  
  6. Под редакцией доктора юридических наук, профессора А.П. СЕРГЕЕВА Введение
  7. ВВЕДЕНИЕ
  8. Введение
  9. Введение
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. Введение
  12. Введение
  13. Введение
  14. ВВЕДЕНИЕ