<<
>>

Конструктивная аксиология.

С точки зрения классической аксиологии, ценности образуют «совершенно самостоятельное царство, лежащее по ту сторону субъекта и объекта» (122. С.33). С этим положением трудно согласиться.
Мир ценностей действительно возвышается над миром эмпирического бытия, но существует он лишь в сфере наших

оценок, долженствований и стремлений. В ценностях как бы осела, откристаллизовалась множественность актов познания и оценки того, что обладает значимостью. Это означает также, что ценности историчны и что они эволюционируют с прогрессом познания.

Конструктивная аксиология, также как и классическая теория ценностей, признает ключевую роль идеальных ценностей. Н.С. Розов пишет: «идеальные ценности имеют абсолютную регулирующую значимость по отношению к другим ценностным модусам (вещным, психическим, социокультурным) и соответствующим актам сознания и поведения (подобно, скажем, арифметическим и алгебраическим правилам по отношению к бухгалтерскому учету). Но эта значимость каждый раз имеет локальный характер, ограниченный рамками предпосылок, причем в роли предпосылок могут выступать самые разные факторы: способ взаимодействия с природой, сложившаяся социальная структура, экономические отношения, культурная традиция и прочие» (125. С.91). Но в отличие от классической аксиологии, утверждающей вечные и неизменные ценности (Г. Риккерт, В. Виндельбанд и др.), конструктивная аксиология признает необходимость перманентного обновления ценностей.

С Розов выделяет следующие принципы конструктивной аксиологии.

Принцип двойственности. Построить новые ценности значит обнаружить уже имеющиеся возможности и тенденции в рамках соответствующего «горизонта развертывания».

Принцип щадящей коррекции. В соответствии с ним не следует противопоставлять новые и традиционные ценности, напротив, следует «прививать» новые, актуально значимые идеи к оберегаемому архетипу культурной традиции.

Принцип множественности опор.

Этот принцип отрицает существование единственного источника ценностей. Силу ценностям придает органическая связь взаимных опор, пронизывающая основные сферы человеческого существования.

Принцип органичности ценностных систем регулирует правила взаимного соотнесения ценностей при принятии решений. Эта балансировка и взаимное ограничение

сил является необходимым условием развития социальных систем. Сформулированные принципы характеризуют общую стратегию аксиологического подхода к анализу современной цивилизационной трансформации (125. С.92-99).

Конструктивная аксиология задает пространство ценностей через ряд диалектических противоположностей (объективного - субъективного, идеального - эмпирического, рационального - иррационального и т.д.) и задача состоит в рациональном выборе объективной позиции, ориентируясь на эти «полюса измерения» - позиции, отвечающей современному пониманию проблем цивилизации. Так например, перед лицом крайней угрозы экологической катастрофы решающим выбором для судьбы всей человеческой цивилизации и каждого человека в отдельности является преодоление аксиологического субъективизма. Сущность аксиологического субъективизма хорошо выразил Г.С. Батищев. Он писал: «Человек превозносит себя и почитает самого себя достойным быть в центре и на вершине всей Вселенной, быть верхним пределом совершенства, быть хозяином - распорядителем любого бытия, присваивает себе право на односторонность в решении любой проблемы в отношениях между собою и миром внечеловеловеческого бытия, на то, чтобы накладывать свое мерило на что бы то ни было и чтобы господствовать, покорять мир вокруг себя (прометеизм). Тем самым человек отрекается от своего универсального, сверхстратегического призвания, или назначения во Вселенной» (6. С. 19). Откуда возникает эта иллюзия ценностного субъективизма? По мнению Г.С. Батищева, «эта иллюзия вызвана тем, что объективная беспредельная диалектика Вселенной по разному выступает и манифестирует себя как объективная на разных своих уровнях.

На объективно-вещном уровне законы реальности принудительны: их несоблюдение наказуется поражением, разрушением, крушением. На уровне субъективного бытия, и тем более в сфере высших ценностей не может быть никакой принудительности к объективности, аналогичной объективности объектов-вещей, не может быть никакого навязывания ориентации на безусловную ценность. Такое призвание человека, его созидательное назначение во Вселенной, отнюдь не предстает как нечто фатально

навязываемое, предопределенное, диктуемое извне» (6. С.20). Это универсальное призвание может быть и вовсе отвергнуто, как показывает практика потребительского общества. При этом, человек идет на небольшую стратегическую хитрость, и заключается она в том, что он отказывается быть объективным в своих высших целях и ценностях. Он уступает в одном, чтобы выиграть в другом, - он платит цену объективности в сфере ценностно не значимого для себя ради того, чтобы купить себе право на ценностный субъективизм. Но этот аксиологический антропоцентризм оборачивается сегодня экологическим кризисом.

В противовес ценностному субъективизму, спасительно важно утверждение принципа объективности в сфере ценностей. Но проблема состоит в том, что на уровне ценностного сознания, объективность достижима только в тенденции и только в креативном поле диалога, в условиях полифоничности взаимодействия различных сфер культуры. В определенном смысле само ценностное сознание может быть определено как «широкое и гибкое пространство диалога различных мировоззрений, культур, традиций» (125. С.81). Это - означает сочувственное, синергийное отношение к другому как к субъекту со-творчества, слияние с другим, не становясь другим, без растворения в целостности бытия. «Это - возрастание требовательности к самому себе: чем больше я беру на себя ответственности, тем больше на мне ее лежит. Догматическая наивность Я размывается перед лицом другого, требующего больше, чем Я смог бы непосредственно... Так реализуется важнейшая тема всей современной мысли - превосхождение субъект-объектной структуры» (90.

С. 192,189). Эта диалектика междусубъектности фундаментальна и образует объективную основу ценностного отношения к миру вне нас. Стратегия диалога рассматривается нами как альтернатива активистски- деятельному подходу, тесно связанному с антиэкологической позицией. Драматический опыт современной цивилизации, которая испытывает на себе все последствия безответственного активизма, заставляет четко осознать неоднозначность бытийной сущности преобразующей деятельности человека. Переделка природы ведет к экологическому экоциду; переделка

общества имеет следствием возникновение тоталитарных режимов; переделка человека может привести к «постчеловеческому» миру» (В.А. Кутырев) (63).

Пора распроститься с технократическими иллюзиями относительно «переделки мира», будь то природа, социум или внутренний мир людей, - с иллюзиями глубоко укоренными в западной культуре. В то же время нельзя не считаться с тем фактом, что только в деятельности проявляют себя сущностные силы человека, что только благодаря «деянию» человек сохраняет и обеспечивает свое право на жизнь. «Для современного сознания принципиальный вопрос и состоит в том, - отмечает B.C. Швырев, - как сочетать признание примата этого деятельного начала в самом широком смысле, «деяния», в терминологии Г.С. Батищева, с преодолением его «превращенной» формы, связанной с односторонним агрессивно-насильственным активизмом по отношению к миру. Очевидно, что «деяние» как конструктивная жизнь в культуре требует прежде всего ответственности человека перед реальностью, - как бы мировоззренчески она не интерпретировалась, - в объемлющую целостность которой человек всегда будет включен как ее элемент. И именно эта ответственность, а не агрессивность и жадность антропоцентристского самоутверждения призвана выступать основным стимулом напряженности усилий жизни в культуре» (166. С.113). В настоящее время деятельностный подход необходимо применять в сопряжении со стратегией диалога, которая поощряет ответственное конструктивно-ценностное отношение к миру. Преимущество конструктивно- аксиологического подхода заключается в том, что, выдвигает на первый план идеал коэволюции (совместной эволюции) природы и человечества, что предполагает самоценность природы, и «что может быть истолковано как отношение равноправных партнеров, если угодно, собеседников в незапрограммированном диалоге» (67. С.62). В современных условиях стратегия диалога становится воистину ключевой стратегией цивилизационного развития.

<< | >>
Источник: Мантатова Л.В.. Стратегия развития: Ценности новой цивилизации. - Улан-Удэ: издательство ВСГТУ,2004. - 242 с.. 2004

Еще по теме Конструктивная аксиология.:

  1. 1.2. Аксиологические основы современной стратегии цивилизационного развития
  2. Конструктивная аксиология.
  3.   1. АВГУСТИН И ГРЕЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ  
  4.   4.4. Природа ценностей и их роль в социально-гуманитарном познании  
  5. Взаимоотношение философии и науки: основные концепции
  6. Метатеоретический уровень научного знания
  7. Науки о природе и науки о культуре
  8. Развитие аксиологии в XX веке
  9. г)              ценностный метод в познании
  10. ОСНОВНЫЕ СТРАТЕГИИ СОВРЕМЕННОЙ ФИЛОСОФИИ КУЛЬТУРЫ
  11. Фрейдизм и неофрейдизм
  12. Функции философии
  13. Предмет философии права против презумпции истины закона The subject of philosophy of law opposite the presumption of the truth of the law