<<
>>

  § 35. Сознание и бессознательное  

Термин «бессознательное» используется для обозначения слоя психики, не представленного сознанию. Пожалуй, первым из философов, обративших особое внимание на явление бессознательного, был Г. Лейбниц. В своей «Монадо- лргии» он трактовал бессознательное как низший уровень деятельности души, наполненный «темными» восприятиями, которые по своей малости или незначительности не даны сознанию.
Философ переиначивает толкование декартовских «врожденных идей», понимая их как своеобразные предметы нашей психики. В определенном смысле мы врождены сами себе, «в нас имеется бытиеу единство, суб- станция, длительность, изменение, деятельность, восприятие, удовольствие и тысячи других предметов наших интеллектуальных идей».83 В бессознательное эти предметы проникают естественным путем. Основа впечатлений, составляющих данный слой психики, коренится в вещах, а их связи и отношения выражают логику природы.
Бессознательное— это процесс, в котором накапливаются впечатления, возникают новые связи, происходит их усложнение. Бессознательное содержит в себе разнокачественные предметы-объекты и их связи. «Никто никогда не видел совершенно однородной и однообразной плоскости».
В процессе развития наряду с естественными появляются общественные (нравственные) связи и отношения, усложняющие структуру данного слоя. Возникновение в психике предметов-объектов интеллектуальных идей одновременно является процессом формирования соответствующих способов их освоения. Способности, таким образом, выступают формой бытия бессознательного, и по их структуре можно судить о структуре всего поля психики, не представленной сознанию.
Содержание и организация внутреннего мира человека проявляются через отношения. Они, по Лейбницу, есть выход за пределы вещи и осуществление связи с другой вещью. Эта связь имеет основание, на котором складывается и обретает свое содержание. «Кроме отношений, основывающихся на времени, месте и причинности... существует бесконечное множество других».84 Отношений так же много, как и предметов. Будучи формой проявленности, отдельные отношения могут оказаться яснее, чем предметы, и улавливаться сознанием. Но отношения складываются и «между несколькими вещами, как, например, отношения генеалогического древа, выражающие место и связь всех соответствующих терминов и членов. Даже фигура, как, например, фигура многоугольника, заключает в себе отношение всех сторон».85 Каждое частное проявление несет на себе отпечаток целостности и содержит намек на основание или принцип связей предмета. Применительно к человеку это означает, что основание связей его внутреннего мира, определяемое «природной логикой», может не осознаваться и составляет т.н. потенциальное знание. Но может и быть раскрытым логикой сознания.
Идеи бессознательного в учении Лейбница входят в контекст его идеалистической философии, поэтому термины «объективность», «естественность» выражают не свойства материального мира, а психическую деятельность его «живых» атомов — монад, организованных по принципу предустановленной гармонии божественного происхождения.
Близкие Лейбницу взгляды на бессознательное развивал И. Кант. В нашем сознании, пишет он, «освещены только немногие пункты, — это обстоятельство может возбуж- дать у нас удивление перед нашим собственным существом: ведь если бы некая высшая сила сказала: «Да будет свет!», то без малейшего содействия с нашей стороны перед нашими глазами открылось бы как бы полмира (если, например, мы возьмем писателя со всем тем, что он имеет в своей памяти)».86 Философ констатирует наличие слоя психики, не представленного сознанию, рассматривает его структуру через совокупность способностей человека.
Под способностью он понимает устойчивые, специфические образования человеческой психики, которые делают возможными восприятия различного рода внешних и внутренних воздействий. Это формы без содержания: способность быть восприимчивым, способность воссоздавать образы, способность упорядочивать, регулировать получаемые ощущения.
Структура бессознательного в учении Канта противопоставлена самосознанию действующего субъекта. Она включает в себя элементы как прирожденных, так и опытных способов восприятия, которые еще не синтезированы. Это может быть совокупность еще не реализованных способностей индивида (например, маленького ребенка). В теории познания бессознательное связывается с интуицией, называемой им трансцендентальным «схватыванием». Интуиция обусловлена априорным синтезирующим единством чувственности.
Новые идеи в решение вопроса о бессознательной сфере психики внес немецкий философ-идеалист И. Гербарт. Новизна их выражена в динамической характеристике бессознательного. По Гербарту, психика противоречива, несовместимые идеи вступают в конфликты, слабые вытесняются из сознания, но продолжают воздействовать на него благодаря своим динамическим свойствам.
В XIX и XX столетиях бессознательным занимались больше представители естествознания — психологи, врачи- психиатры. Однако следует заметить, что наиболее известные из них постоянно обращались к философским методологическим идеям, как в целях общей ориентации, так и Для" толкования частнонаучных фактов и явлений. Так, 3. Фрейд, основоположник психоанализа, «питался» идея- ми не только иррационалистов (Н. Гартмана, А. Шопенгауэра), но и рационалистов (Платон, Аристотеля).
Прежде всего Фрейду принадлежит заслуга последовательного толкования бессознательного как особого, автономного слоя психики. Он выступал против физиологизации данной сферы и против отождествления ее с сознанием. ¦Для большинства философски образованных людей, — пишет он, — идея психического, которое одновременно не было бы сознательным, до такой степени непонятна, что представляется им абсурдной и несовместимой с простой логикой».87 Вместе с тем, подчеркивая, что бессознательное есть явление психики, Фрейд утверждает наличие определенной формы (представление, идея, символ), эквивалентной знанию, которая при рационализации может осознаваться как форма знания. Собственно бессознательным в динамическом смысле выступают такие содержания психики, осознание которых требует значительных усилий или вообще невозможно.
Структура психики включает три инстанции: бессознательное, предсознание и сознание. Бессознательное охватывает все прирожденное (оно иррационально и аморально) и подчиняется принципу удовольствия. Сознание ориентировано на внешний мир и подчиняется принципу реальности. Предсознание выполняет функцию специфического посредника, который осуществляет контроль динамики сознательного и бессознательного. Это «Я», содержащее механизм цензуры влечений и их символики. Действие данного механизма направлено на обеспечение адаптации и самоидентификации организма. По Фрейду, собственно бессознательное — биологического происхождения. Социальная компонента относится им ко второй инстанции — предсоз- нанию. Насильственный по форме, социально-нормативный по содержанию механизм призван регулировать отношения, с одной стороны, биологического и социального, с другой — индивидуального и социального. Фрейдовские индивиды, таким образом, выступают как антисоциальные существа, которым для социализации необходимо насилие со стороны общества.
Впоследствии структура психики 3. Фрейдом была пересмотрена: уточнен посредник (вместо предсознания введена личность, с ее целостными характеристиками, и введено общество с его законами и правилами). Личностное «Я» испытывает давление как со стороны бессознательных инстинктов, так и стороны социальности. Фрейд исходит из представления «о связной организации душевных процессов в одной личности». Это душевная инстанция, «которая контролирует все частные процессы». Она как бы «улаживает» противоречия, вызванные взаимодействием с реальностью, с бессознательным, с другими людьми.
За единство психики отвечает регулятивный механизм личностного «Я». В русле идеи о двух тенденциях, которым подчинена психика индивида (стремление к смерти и стремление к жизни), регулятивный механизм стимулирует повторяемость, влечение к покою и смерти, если ориентирует психику только на внутреннее, и, напротив, ориентируя психику на внешний мир и на социальность, создает условия развития и жизненности.
Глубинный слой иррационален. Вместе с тем он содержит то, что может быть осмыслено как представление. Эту компоненту влечения можно обозначить как информационно-символическую. Она находится в «связанном» состоянии (с волевыми, энергетическими характеристиками), и требуются большие усилия при ее рационализации. «Представление» Фрейд понимает наподобие «потенциального знания»; однако, в отличие от Лейбница и Гартмана, рассматривает его с позиции естественнонаучного материализма.
Другим крупным представителем научно-практической школы, занимающейся проблематикой бессознательного, является К. Юнг. Обсуждая с Фрейдом «схему структуры психики», он положительно воспринял идею «о первичности и управляющей роли бессознательного» в сложной психической иерархии. Юнг признает значимость открытой Фрейдом концепции «вытеснения» — особого защитного механизма психики, при помощи которого человек спасается от внутренних напряжений. Он пишет: «Подавляются тенденции, которые представляют антисоциальные элементы в психической структуре человека, — то, что я называю ¦статическим преступником» в каждом из нас. Иначе говоря, эти элементы подавляются сознательно, мы ими распоряжаемся по своей воле. Что же касается тех тенденций, которые просто вытесняются, то они, как правило, просто сомнительны по своему характеру. Они не являются заведомо антисоциальными, скорее, они неудобны, нарушают социальные условия».88
Подчеркивая ценность открытых Фрейдом феноменов психики, К. Юнг не всегда разделял с ним как научную, так и философскую интерпретацию. Вопрос о бессознательном он помещает в плоскость диалектической взаимосвязи ис- торико-культурного и индивидуально-психического процессов. Главное внимание Юнг уделяет бессознательному по самой своей природе. Это то, что никогда не было осознанным. Привлекая к своим интерпретациям большой культурологический материал из области мифологии, древнего искусства, фактов и наблюдений индийской, тибетской, китайской, африканской научной и оккультной мысли, Юнг пришел к выводу о наличии более глубокого слоя психики — коллективного бессознательного. «Я назвал эту сферу соответственно коллективным бессознательным, отграничив ее тем самым от личного бессознательного, под которым я имею в виду совокупность тех психических процессов и содержаний, которые сами по себе могут достичь сознания, по большей части уже и достигли его, но из-за своей несовместимости с ним подверглись вытеснению, после чего упорно удерживаются ниже порога сознания...
В противоположность личному бессознательному, образующему более или менее ловерхностный слой сразу же под порогом сознания, коллективное бессознательное при нормальных условиях не поддается осознанию, и потому никакая аналитическая техника не поможет его «вспомнить», ведь оно не было вытеснено и не было забыто» .89
Коллективное бессознательное Юнг рассматривает как некую совокупность предшествующего филогенетического опыта, запечатленную в душе человека. Оно универсально, внелично, сверхлично. «Как наше человеческое тело представляет собой целый музей органов, каждый со своей эволюционной историей, так — можем мы ожидать — и пси- хика организована подобным образом. Она не может быть порождением без истории, как и тело, в котором она существует».90 Юнг подчеркивает одинаковость коллективного бессознательного для всех, его индифферентность относительно конкретного индивида. Коллективное бессознательное, пишет он, «это природа, и она может быть нам полезна как родственное человеческое существо. Оно всегда стремится к своим коллективным целям и иногда — к целям нашей индивидуальной судьбы. Ваша судьба — результат сотрудничества м/ежду сознанием и бессознательным» .9l Здесь подчеркивается объективный и исторический характер источника бессознательного. Коллективный субъект, чей опыт накапливается и концентрируется в коллективном бессознательном, — это другая система, нежели индивид. Их «цели» могут не совпадать. Юнг развивает идею принудительной силы социально организованного опыта по отношению к человеку.
Коллективное бессознательное выступает моментом развития социальности. А социальность представляет собой особую реальность, особый самостоятельный процесс, вне- положенный индивиду. Признавая особую преемственность в эволюции социальности, особые исторические тенденции организации и бытия, Юнг полагает, что они осуществляются в человеческой психике двояким путем — сознательно и бессознательно. В процессе интрообщения индивид выступает со-участником, субъектом преобразования социальных норм. В процессе интеробщения он контролирует, структурирует свой внутренний мир. Сознание не просто воздействует на личную судьбу, оно обусловливает целостность психики, регулируя соотношение внешнего и внутреннего, рационального и эмоционально-чувственного освоения действительности. Оно обеспечивает «сотрудничество» с бессознательным. «Наше сознательное впечатление быстро усваивает элемент бессознательного смысла... сознательное и бессознательное смешиваются и результируют являющийся нам смысл».92
Механизм трансляции исторического опыта на уровне бессознательного реализуется благодаря структурированности психики так называемыми архетипами. Архетипы есть определенные «психические структуры». Это формы без собственного содержания, которые организуют и связывают психический материал. Архетип — это специфический психический механизм, представляющий собой обобщение регулярно повторяющихся, массовидных ситуаций и фигур практики древнего и древнейшего человека. «Существенно иметь в виду, что архетипы — это не просто имена или даже философские понятия, это моменты скрытой жизни — образы, целостно связанные с живым индивидуалом эмоциональными связями».93 Архетипический «образ» не является в буквальном смысле образом типа представления. Это нечто, что, выходя вовне, может принимать форму представления. Это тенденция содержательного формообразования психики, специфическая готовность, субъективная возможность, потенция индивидуального психического развития в социальных условиях.
Психоаналитическая школа внесла существенный вклад в разработку бессознательного. На основе конкретно-науч- ных данных ее представители пришли к выводу о том, что этот таинственный слой психики является самостоятельной сферой, не сводимой к физиологии и не отождествляемой с сознанием. Термин «бессознательное» применим только к человеческой психике, ибо противопоставлен сознанию и самосознанию, чего не наблюдается у животных. Применительно к животным он теряет смысл.
В структуре психики человека бессознательное занимает срединное положение и испытывает давление как со стороны внутренних биологических и психических факторов, так и со стороны внешнего мира, включая сознание. В свою очередь, оно само, онтологически существуя в эмоциональ- но-чувственной сфере и будучи энергетически насыщенным, активно воздействует на сознание и деятельность человека.
Осмысливая природу бессознательного в аспекте эволюции, можно предположить, что его возникновение восходит к тому периоду, когда в социогенезе действовали «на равных» биологические и социальные закономерности. Это период антропогенеза между архантропами и неоантропами. Данный исторически длительный отрезок времени, наполненный различными формами активности человека и его сообщества, обусловливает возникновение некоего системного образования психики, уже отличающегося от психики животных, но не являющегося сознанием. Фрейд акцентирует внимание на индивидуальном бессознательном, а Юнг — на коллективном бессознательном.
Оба они развивают идею насильственного внедрения социальных норм в психику индивида. Следствием этого является противоречивость и напряженность внутреннего мира человека, вынужденность приспособленческого поведения, выработка индивидом защитных психических механизмов «вытеснения» из сознания запретных влечений. Сложность процедуры вытеснения обусловлена определенным упорством бессознательного, связанным с его укорененностью в биологической природе человека. Вектор этого упорства направлен против сознания и самосознания.
Бессознательное содержит громадный объем информации. Информацию, свойственную бессознательному, часто называют, вслед за Лейбницем и Гартманом, «потенциальным знанием», чем-то вроде представления. Оно незримыми узами связано с представлением, форму которого принимает при осознании. Но, функционируя в бессознательном, это «потенциальное знание» имеет совершенно другую форму. Процесс осознания информации из сферы бессознательного зависит от многих факторов: что осознается — частное действие (отношение) или предмет (человек) как целое, предмет природы или предмет — объект социальной жизни; как осознается — рационально или чувственно, при помощи интуиции; какого рода само бессознательное — первичное (не бывшее в сознании) или вторичное (побывавшее в сознании, например поведенческие автоматизмы).
По-латыни «бессознательное» звучит как «иррациональное», то есть находящееся за пределами рассудка, разума. Но философы и психологи указывают, что иррациональность принимает различные формы. Согласно Платону, она существует в форме рассеянной чувственности. А по Канту, принципиально запредельными являются универсальные логические синтезы. Только рассудок рационален, а то, что содержит «начало и след разумности», — иррационально. А Лейбниц считает, что бессознательное характеризу- ется непосредственным единством объективных законов и человеческой чувственности, единством, проявляющимся в процессе отражения человеком действительности. Одним из признаков того, что рациональность выступает в функции бессознательного, является неадекватность отражательного процесса. Здесь рациональность не обеспечивает целесообразности.
Многие вопросы, касающиеся сферы бессознательного, в философии и психологии XX и текущего веков получили научное освещение, но возникают другие, не менее сложные и ждущие своего решения. Современный взгляд на бессознательное имеет солидное методологическое основание, включающее его проблематику в контекст диалектических теорий сознания, отражения, познания. В подходе к определениям его специфики и модификаций используются наиболее значимые философские и естественнонаучные идеи и результаты конкретных исследований. В современной психологии выделяются четыре класса проявлений бессознательного:
  1. Надсознательное, включающее освоенные индивидом социальные нормы, действующие в его психике автоматически.
  2. Неосознаваемые побудители деятельности — мотивы, смысловые установки.
  3. Неосознаваемые операционные установки и стереотипы автоматизировацного поведения.
  4. Область информации, не воспринимаемой чувствами.

Психологи дают следующее определение перечисленным классам явлений: «Бессознательное представляет собой форму психического отражения, в которой образ действительности и отношение субъекта к этой действительности представлены как одно нерасчлененное целое: в отличие от сознания, в бессознательном отражаемая реальность сливается с переживанием субъекта. Вследствие этого в бессознательном отсутствует произвольный контроль осуществляемых субъектом действий и рефлексивная оценка их результатов. Невычлененность образа действительности из отношений к ней субъекта проявляется в таких особенностях бессознательного, как нечувствительность к противоре- чиям и вневременной характер бессознательного — прошлое, настоящее и будущее сосуществуют и не находятся в отношении линейной необратимой последовательности».04 Как видим, в данной форме отражения отсутствует главный признак сознания — образ объективной действительности, который и определяет качественно иную психическую формацию. Способность к формированию такого образа становится универсальной, охватывает не только мир, но и совокупность возникших и развивающихся отношений. (Вспомним, животное ни к кому не относится и вообще не относится, ибо его отношение совпадает с его жизнедеятельностью.) Далее, сознание выступает и как самосознание, рефлексия — бессознательное не имеет подобного свойства. Оно нечувствительно к противоречиям и не может оценивать свои «команды» действовать определенным образом.
<< | >>
Источник: Звездкина Э. Ф. и др.. Теория философии/Э. Ф. Звездкина й др. — М.: Филол. о-во «СЛОВО»; Изд-во Эксмо,2004. — 448 с.. 2004

Еще по теме   § 35. Сознание и бессознательное  :

  1. Сознание и бессознательное.
  2. 40. ПСИХОАНАЛИЗ З. ФРЕЙДА И НЕОФРЕЙДИЗМ, СОЗНАНИЕ И БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ
  3. Бессознательное
  4. Тема 5 СОЗНАНИЕ ЧЕЛОВЕКА Сознание как высшая форма психики. Структура сознания. Сознание и бессознательное.
  5. 5.3. Сознание и бессознательное  
  6.   § 31. Эволюция представлений о сознании 
  7.   § 35. Сознание и бессознательное  
  8. О ПРИРОДЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ[††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††]
  9. V. Сознание и бессознательное
  10. Е.А. Шумова ПРОБЛЕМА БЕССОЗНАТЕЛЬНОГО И ПСИХОАНАЛИЗ ЗИГМУНДА ФРЕЙДА
  11. НОРМАТИВНОСТЬ МИФОЛОГИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ
  12. ЛЕКЦИЯ 6.  ПРАВОВОЕ СОЗНАНИЕ
  13. К ЯЗЫКОВЕДЧЕСКОЙ ПРОБЛЕМАТИКЕ СОЗНАНИЯ И БЕССОЗНАТЕЛЬНОСТИ
  14. IV. Природа сознания, репрессия и де репрессия
  15. Глава VI ЧЕЛОВЕК И ЕГО СОЗНАНИЕ
  16. 8. Сознание и бессознательное