<<
>>

ПОВЕРХНОСТИ ВЫРАВНИВАНИЯ И ТЕРРАСЫ КРЫМА

Для горного Крыма чрезвычайно характерна ступенчатость рельефа, наличие разновозрастных поверхностей выравнивания и террас.

Наиболее высокими и наиболее древними денудационными поверх­ностями являются нижнее и верхнее плато Яйлы.

По представлениям М. В. Муратова и Н. И. Николаева, плоская поверхность нижнего плато, срезающая напластования верхнеюрских известняков и конгло­мератов, имеет абразионное происхождение и сопоставляется с послед­ней по времени крупной морской трансгрессией средне- и верхнемиоце­нового возраста. По мнению Г. А. Лычагина, возможен более- древний, барремский, возраст этой абразионной поверхности. Извили­стый в плане уступ, разделяющий верхнее и нижнее плато, представ­ляет собой древнюю береговую линию.

Рельеф верхнего плато является, вероятно, более древним, чем: нижняя абразионная поверхность Яйлы, т. е. досреднемиоценовым.

Абсолютные отметки вершин верхнего плато составляют в среднем от 1250 до 1400 м. Высота нижнего плато повышается с севера на юг примерно от 900 до 1000—1100 м над уровнем моря. К востоку от Караби-яйлы миоценовая абразионная поверхность не сохранилась, за исключением единственного останца — возвышенности Агармыш.

Условно первоначальное положение абразионной поверхности можно восстановить, считая, что горные вершины восточного Крыма, имеющие обычно сходные отметки, отражают этот уровень. Особенно- хорошо подтверждается это предположение на участках, прилегающих к Караби-яйле, где уровенная поверхность вершин в точности соответ­ствует по высоте нижнему абразионному плато. Высота сарматского- уровня в восточном направлении постепенно снижается до абсолют­ных отметок 600—700 м в районе Щебетовки—Карадага. Такое же снижение абразионной поверхности устанавливается и в западном1 Крыму по направлению от Ай-Петринской яйлы к г. Севастополю.

Более низкие ступени рельефа связаны с эрозионными циклами развития речных долин горного Крыма.

Как известно, вопрос о проис­хождении и количестве террас в горном Крыму являлся предметом1 длительной дискуссии (Андрусов, 1912; Добрынин, 1922; Крубер, 1925; Соколов, 1927; Пчелинцев, 1922; Личков, 1932, 1954; Зенкевич, 1938; и многие другие). В частично обобщающих этот разнородный материал- работах Б. А. Федоровича (1929), М. В. Муратова и Н. И. Николаева (1938, 1939,. 1941), посвященных террасам Крыма, убедительно пока­зано распространение в Крыму нескольких категорий террас, отличаю­щихся по своему происхождению. Наиболее широко распространены речные (аллювиальные) террасы, отложения которых отличаются хоро­шей сортировкой и окатанностью обломков. В верховьях долин эти тер­расы имеют сильно наклонный поперечный профиль, сменяясь на скло­нах делювиальными или смешанными делювиально-пролювиальными шлейфами, очень часто весьма расчлененными и сохранившимися в виде изолированных останцов, перекрытых щебнистыми суглинками.

30*

Следующая категория террас представлена совершенно плоскими, заметно наклоненными в сторону речных долин и берега моря (от 0,5 до '3°) поверхностями, срезающими складчатые структуры коренных пород и перекрытыми маломощным покровом щебнистых суглинков делювиально- и аллювиально-пролювиального происхождения. Впервые в Крыму образования этого типа были детально изучены и описаны Н. И. Андрусовым (1912) в районе г. Судака. Н. И. Андрусов называл их «континентальными террасами» и указывал на следующий их Отли­чительный признак: местный состав покрывающих отложений мощ­ностью от 1 до 8 м, представленных плохо окатанным щебнем с про­слоями суглинков и гравия и включениями отдельных крупных валу­нов. Ближе всего к описываемой категории террас «плащеобразные» поверхности, выделяемые Б. А. Федоровичем (1929).

Континентальные террасы образуют четко выраженные ярусы, хорошо сопоставляющиеся с аллювиальными террасами речных долин, и широко распространены на южном берегу восточного Крыма в при­токах главных рек, в придолинных понижениях, в продольных долинах, разделяющих Главную, Предгорную и Внешнюю гряды Крымских гор.

По нашим наблюдениям, они приурочены к плоским ложбинам стока, ширина которых обычно несоизмеримо больше длины. Как правильно отмечал Н. И. Андрусов, формирование их связано с деятельностью временных потоков, силой которых в присклоновые участки долин в эпохи сильных ливней выносился обломочный материал, подготавли­ваемый интенсивным механическим выветриванием.

Наконец, последнюю важную категорию аккумулятивных образо­ваний в Крыму составляют поверхности предгорной наклонной рав­нины, распространенные преимущественно в пределах северного склона Внешней гряды. В настоящее время они образуют плоские понижаю­щиеся на север водоразделы, разделенные сравнительно глубоко вре­занными долинами. Возраст этих поверхностей в основном нижнечет­вертичный и верхнеплиоценовый. Они перекрыты галечниками с хорошо окатанной галькой и гравием аллювиального или аллювиально-пролю­виального происхождения. Вверх по течению основных речных долин эти поверхности переходят в террасы древних ложбин стока или реч­ных долин, врезанных в окружающие высоты.

Все перечисленные категории террас прекрасно сопоставляются друг с другом, особенно при детальном прослеживании их в процессе геоморфологической съемки. В настоящее время в Крыму выделяются шесть главных уровней или ярусов надпойменных террас. Возраст шестой, самой древней террасы, — верхнеплиоценовый; остальные пять террас — четвертичные.

Для террас Крымского полуострова характерно повышение их относительной высоты вверх по течению рек. Наибольшей высоты они достигают в области Главной гряды Крымских гор. Так, в пределах Предгорной и Внешней гряды Крымских гор шестая надпойменная терраса имеет высоту над дном долин 160—-200 м, булганакская пятая 100 ж, манджильская четвертая 40—50 м, судакская третья 18—20 м, вторая 6—9 м, садовая первая 3—3,5 м. В области Главной гряды высота террас соответственно увеличивается: пятой — до 200—230 м, четвертой — до 80—90 м, третьей — до 35—40 м\ второй — до 15—18 м, первой — до 6—8 м. Почти повсеместно террасы четвертичного возра­ста прослеживаются вдоль речных долин от их верховьев до устьев, за исключением некоторых участков Южного берега и Индольской впадины, где древние аллювиальные отложения погружаются ниже уровня современного русла и прослеживаются буровыми скважинами в виде чередующихся горизонтов галечников, песков .И суглинков,

общее количество которых в общем соответствует числу погребенных террас.

1

Совершенно независимо от направления течения рек и от приуро­ченности участков их нижнего течения к тому или иному элементу новейшей тектонической структуры в области Главной гряды, в речных долинах северного и южного склона наблюдается полное сходство строения террас, их количества, высоты и характера аллювиальных отложений. Это указывает на то, что верховья речных долин развива­лись по существу независимо от их нижнего течения, что вообще харак­терно для рек горного типа, обладающих значительным уклоном русла.

Интересной особенностью Крымских надпойменных террас является расщепление их в области Главной гряды и предгорий, где существо­вал наиболее сложный режим новейших тектонических движений. Так, например, пятая надпойменная терраса расщепляется на две эро­зионные террасы, отличающиеся по высоте на 20—30 м. Ввиду интен­сивного эрозионного расчленения обычно бывает трудно проследить на значительной площади оба этих уровня, хотя на отдельных участках речных долин они наблюдаются совместно (долина Альмы у с. Почто­вое, междуречье Индола и Западного Булганака у г. Белогорска, в районе г. Судака). Поэтому на геологических и геоморфологических картах оба эти уровня обычно объединяются, тем более что вниз по течению рек они сливаются воедино.

Аналогичное раздвоение происходит и с четвертой надпойменной террасой (разница высот 10—20 м). Возможно, что расщепляется также шестая терраса. На это указывает некоторое колебание относи­тельных высот этого уровня при прослеживании его вверх по тече­нию рек.

Особенно отчетливо это расщепление проявляется в западной части горного Крыма, где амплитуды четвертичных поднятий земной коры были более значительными. Однако придавать этим расщепле­ниям значение самостоятельных этапов геологического развития, по- видимому, не следует, хотя бы уже по той причине, что разница отно­сительных высот расщепленной пары сливающихся вниз по течению террас неизмеримо меньше, чем те же различия в высотах двух смеж­ных уровней.

Еще в 1929 г. Б. А. Федорович отмечал одну интересную законо­мерность в строении крымских террас, которая заключается в том, что относительная высота над руслом любой из речных террас выше пре­дыдущей, более молодой по возрасту, примерно в два раза. Эти цифры указывают на постепенное уменьшение интенсивности вертикальных тектонических поднятий на протяжении четвертичного периода.

Кратко перечислим главные особенности выделенных террас, частично охарактеризованные в разделе, посвященном стратиграфии неогеновых и четвертичных отложений. Так, например, для шестого уровня верхнеплиоценовой кизилджарской террасы характерно несо­ответствие плана современной и древней гидрографической сети, вер­ховья которой на северной окраине плато Яйлы выполнены красноцвет­ными глинами делювиального происхождения. Останцы шестой тер­расы в горном Крыму перекрыты чрезвычайно грубообломочными отложениями с отдельными валунами до 1,5 м в поперечнике (гора Сельбухра). Встреченная в них галька магматических пород отличается сильной выветрелостью. Желтовато-бурые галечники этого уровня покрывают в юго-западном Крыму северные склоны Внешней гряды (плато Кизил-Джар), образуя самую высокую террасу.

Восточнее Симферополя шестая кизилджарская терраса почти не сохранилась. На правом берегу р. Мокрый Индол в районе с. Золотое

Поле верхнеплиоценовые континентальные отложения, залегающие на фаунистически охарактеризованном морском куяльнике, образуют цоколь пятой надпойменной террасы.

На Южном берегу Крыма с формированием верхнеплиоценового уровня связано, по нашему мнению, накопление красноцветных массандровских оползневых и пролювиальных брекчий, описанных JVL В. Муратовым, который считает их более древними и относит к среднему плиоцену. Изучая состав и условия залегания массан­дровских отложений, не приходится сомневаться в том, что образование их необходимо связывать с этапом наиболее интенсивных тектонических поднятий и формирования древнего эрозионного рельефа горного Крыма. Таким этапом в Крыму был средний — верхний плиоцен и на­чало четвертичного периода.

Нижнечетвертичная (пятая) булганакская терраса встречается в горном Крыму чаще всего в виде изолированных «столовых» остан- цов, перекрытых маломощными галечниками серого цвета. В западном Крыму эта терраса врезана по отношению к возвышенностям Внешней гряды. Между Симферополем и Белогорском она обычно совпадает с ее поверхностью. В восточном Крыму, где Внешняя гряда отсут­ствует, нижнечетвертичная терраса прислоняется к северным склонам Предгорной гряды. Таким образом, в равнинном Крыму нижнечетвер­тичные отложения не приурочены к каким-либо долинам, а перекры­вают поверхность наклонной равнины сплошным чехлом, в настоящее время расчлененным.

В районе Феодосии останцами пятого уровня являются плоские вершины горы Эгет, а в пределах Керченского полуострова ему соот­ветствует денудационно-аккумулятивная поверхность выравнивания, перекрытая галечниками и суглинками, фациально замещающимися на мысе Чауда морскими чаудинскими отложениями.

На южном берегу Крыма булганакская терраса сохранилась в виде изолированных останцов. В районе Алушты и Ялты с этим уровнем связано развитие древних обвально-осыпных и оползневых отложений, часто представленных известняковыми брекчиями.

Четвертая, манджильская, терраса среднечетвертичного возраста по характеру отложений и геологическому строению напоминает выше­описанный уровень.

Весьма своеобразна третья, судакская, терраса. С формированием этого уровня связано накопление судакских желтовато-бурых делю­виальных суглинков, выполняющих древние овраги или залегающих на склонах долин и связанных фациальными переходами с аллювием третьей террасы.

На Южном берегу Крыма с этим уровнем связано развитие про­лювиальных конусов выноса, грубообломочный материал которых сце­ментирован желтовато-бурыми суглинками. Возраст этой террасы, как указано в разделе, посвященном стратиграфии четвертичных отложе­ний, считается несколько более молодым, чем карангатская трансгрес­сия Черноморского бассейна.

Вторая надпойменная верхнечетвертичная терраса, обычно слабо выраженная в рельефе, перекрыта галечниками, состоящими из угло­ватых и полуокатанных обломков коренных пород.

Первая, садовая, терраса образует плоские днища речных долин. Она большей частью является аккумулятивной и лишь в области Главной гряды становится цокольной. На Южном берегу Крыма на­блюдаются переходы аллювия этой террасы в морские отложения древнечерноморской трансгрессии.

Устья многих речных долин Крыма переуглублены до 30—40 м ниже уровня моря. Аллювий первой надпойменной террасы перекры­вает на этих участках морские песчано-глинистые отложения ново- эвксинского возраста.

Помимо перечисленных террас в речных долинах горного Крыма наблюдается высокая и низкая пойма (высотой соответственно 2,5 и 1,5 м). За пределами Крымских гор хорошо выражена лишь одна пойменная терраса.

Прослеживание и картирование террас в Крыму подтвердило стратиграфическую схему четвертичных отложений, впервые предло­женную М. В. Муратовым в 1951 г., впоследствии дополненную и уточ­ненную. По этой схеме эпохи аккумуляции аллювия сопоставляются с трансгрессиями, а эпохи размыва и формирования уступов террас с регрессиями Черноморского бассейна.

Изучение крымских террас показывает обусловленность их возник­новения целым рядом взаимосвязанных явлений — тектоническими движениями земной коры, колебаниями уровня моря и климатическими изменениями.

<< | >>
Источник: А. В. Сидоренко. Геология СССР. Том VIII. Крым. Часть I. Геологическое описание. Изд-во «Недра».1969. 576 стр.. 1969

Еще по теме ПОВЕРХНОСТИ ВЫРАВНИВАНИЯ И ТЕРРАСЫ КРЫМА:

  1. ПОВЕРХНОСТИ ВЫРАВНИВАНИЯ И ТЕРРАСЫ КРЫМА