<<
>>

1. Как в судебной практике понимаются и толкуются принципы равенства участников гражданских правоотношений, недопустимости вмешательства в частные дела, беспрепятственного осуществления гражданских прав, свободы перемещения товаров, услуг и финансовых средств на территории РФ?

Перечисленные принципы являются базовыми принципами гражданского права, своего рода квинтэссенцией идей, которые лежат в основе частного права. Как и всякие правовые принципы, они обладают высшей степенью абстрактности, что в значительной мере упрощает их непосредственное применение при разрешении конкретных споров.

Известно, что российские суды (за исключением, пожалуй, КС РФ) весьма осторожно прибегают к рассуждениям теоретического порядка. Использование же этого приема является неизбежным при применении в юридическом споре какого-либо правового принципа.

Тем не менее имеется достаточно большое количество дел, в которых суды апеллируют к основополагающим началам гражданского права. К анализу этой практики мы и переходим:

а) принцип равенства участников гражданских правоотношений. Содержание данного принципа может быть описано следующим образом: равенство участников гражданских правоотношений подразумевает их юридическое равенство по отношению друг к другу или, иначе, отсутствие меж ними юридических отношений власти-подчинения (см. постановление ФАС ЗСО от 01.10.1998 NФ04/1421-373/А70-98).

Указанный принцип был применен судом в следующем деле. Арендатор (коммерческая организация) обратился в суд с иском о признании недействительными условий договора аренды, заключенного с органом местного самоуправления, в соответствии с которыми арендодатель имеет право в одностороннем порядке увеличивать ставки арендной платы за пользование муниципальным имуществом. При этом истец апеллировал к принципу равенства участников гражданских правоотношений и указывал, что возможность органа местного самоуправления изменять в одностороннем порядке условия договора аренды нарушает указанный принцип. Суд, рассматривавший иск, установил, что в соответствии с оспариваемым договором аренды размер арендной платы может быть пересмотрен арендодателем в одностороннем порядке в связи с изменением уровня базовых ставок или методики ее расчета, устанавливаемых постановлением главы местного самоуправления города, изменения договора принимаются арендатором в безусловном порядке.

Об изменении арендной платы арендатор извещается арендодателем письменно не позднее чем за пять дней до окончания текущего месяца. Суд счел, что это условие договора соответствует п.1 ст.450 ГК, в соответствии с которым стороны договора могут предусмотреть порядок изменения договора, и, кроме того, не противоречит ст.1 ГК, закрепляющей принцип равенства участников гражданских правоотношений, так как арендатор, подписывая договор аренды, согласился со всеми его условиями. Суд также отказался признавать это условие договора кабальным. Суды апелляционной и кассационной инстанций позицию суда первой инстанции поддержали и отказали в удовлетворении соответственно апелляционной и кассационной жалоб истца (см. постановление ФАС ВСО от 14.03.2002 NА33-13890/01-С3а-Ф02-536/02-С1).

В другом деле суд рассматривал преддоговорный спор коммерческой организации (арендатора) и органа местного самоуправления (арендодателя). По мнению арендатора, арендодатель неправомерно включил в условия договора аренды муниципального имущества условие о безакцептном списании задолженности по арендной плате с расчетного счета арендатора. Суд первой инстанции, поддержанный и окружным судом, требование истца удовлетворил, указав, что включение в договор аренды указанного условия противоречит принципу равенства участников гражданских правоотношений (см. постановление ФАС ДО от 16.01.2003 NФ03-А73/02-1/2904).

Отличие этого дела от предыдущего (весьма схожего по фабуле) состоит в следующем: в первом деле истец доказывал, что положение уже заключенного договора нарушает принцип равенства. Суд вполне правомерно указал на то, что оспариваемое условие договора, хотя и невыгодно для одной из сторон, но тем не менее соответствует закону. Поэтому и нарушить принцип равенства участников гражданских правоотношений это условие договора не может. Во втором же деле истец заявлял о нарушении договорным условием принципа равенства до заключения договора, в рамках преддоговорного судебного спора. Поэтому суд вполне справедливо указал, что договорное условие ставит стороны договора в неравное положение[4].

Существует также вполне устоявшаяся практика ФАС ЗСО, которая состоит в следующем: окружной суд, рассматривая преддоговорные споры, как правило, отказывает заинтересованной стороне во включении в договор условия о штрафном характере неустойки, подлежащей уплате неисправным должником. Например, по одному из дел окружной суд пришел к выводу о невозможности включения в договор условия о штрафной неустойке в связи с противоречием подобной неустойки принципу разумности осуществления гражданских прав и принципу равенства участников гражданских правоотношений (см. постановления ФАС ЗСО от 26.09.2005 NФ04-5870/2005(14661-А03-22), от 21.08.2006 NФ04-5322/2006(25602-А27-24)).

По всей видимости, продолжением подобной позиции является дело, в котором ФАС ЗСО рассматривал преддоговорный спор между потребителем и поставщиком электроэнергии. Предметом спора стало включение поставщиком электроэнергии в проект договора поставки условия о 10-кратном увеличении стоимости электроэнергии, потребленной сверх лимита, установленного договором. Суд кассационной инстанции отказал во включении в договор указанного условия и отметил, что «спорное условие договора противоречит принципу равенства участников гражданских правоотношений и паритетности интересов сторон, а также допустимых пределов осуществления гражданских прав» (см. постановление ФАС ЗСО от 10.08.2005 NФ04-4854/2005(13451-А46-22))[5].

Схожий вывод был сделан и в другом деле. Окружной суд признал, что установление в договоре ответственности покупателя энергии за превышение предусмотренных договором величин электропотребления и мощности, за невыполнение месячных величин потребления и за несообщение энергоснабжающей организации об изменениях своего юридического адреса, банковских реквизитов, наименования, ведомственной принадлежности или формы собственности в виде уплаты различного рода неустоек противоречит принципу разумности осуществления гражданских прав и принципу равенства участников гражданских правоотношений, «поскольку по своей сути предложенные условия договора фактически устанавливают штрафную неустойку» (см.

постановление ФАС ЗСО от 01.08.2005 NФ04-4811/2005(13410-А03-5)).

В целом подобный подход представляется разумным. Известно, что отношения, складывающиеся между поставщиком электроэнергии и абонентом на этапе заключения договора энергоснабжения, не основаны на фактическом равенстве сторон. Поставщик электроэнергии, как правило, является монополистом в этой сфере и поэтому он имеет фактическую возможность принуждать абонента подписать договор в том виде, в каком он представляется выгодным самому поставщику энергии. Механизм же судебного преддоговорного спора предоставляет абоненту возможность «выровнять» договорные условия до приемлемого содержания.

Единственное отступление от занятой ФАС ЗСО позиции мы обнаружили в следующем деле. Преддоговорный спор между сторонами договора поставки теплоэнергии развернулся вокруг включения в договор условия о праве потребителя проводить ежеквартальную корректировку количества потребленной теплоэнергии. Суд в иске отказал, мотивировав это следующим образом: «Поскольку ответчик не согласен на включение спорного пункта в указанный договор, суд не вправе наложить какие-либо обязательства, не являющиеся обязательными для сторон в силу закона, без согласия стороны» (см. постановление ФАС ЗСО от 14.12.2005 NФ04-8941/2005(17802-А81-38)). Очевидно, что подобный вывод вообще перечеркивает саму целесообразность установления в законе процедуры судебного преддоговорного спора.

Весьма странное понимание принципа равенства участников продемонстрировал ФАС ЗСО и в следующем деле. Предметом судебного спора стало требование агента о взыскании с принципала денежной суммы, уплата которой была предусмотрена агентским договором. Суд первой инстанции, поддержанный апелляционным судом, иск удовлетворил. Окружной суд, рассматривавший дело в кассационном порядке, установил, что удовлетворение иска приведет к тому, что вознаграждение агента составит более чем 80% от стоимости имущества, приобретенного агентом во исполнение поручений принципала.

Суд счел, что это «в корне противоречит общим началам и смыслу гражданского законодательства, устанавливающего равенство участников гражданских правоотношений» (см. постановление ФАС ЗСО от 24.08.2006 NФ04-5282/2006(25616-А03-8)).

Любопытное применение принципа равенства может быть обнаружено в следующем деле. Предметом судебного рассмотрения стал спор о действительности приложения к договору аренды муниципального имущества, в соответствии с которым арендодателю (органу муниципального управления) предоставлено право принимать все дозволенные законодательством аренды меры воздействия на недобросовестных арендаторов, включая принудительное выселение при помощи органов внутренних дел. Это положение договора было истолковано судом как возможность арендодателя выселить арендатора, используя властные полномочия органа местного самоуправления, не прибегая к судебному разрешению спора. По мнению окружного суда, данное положение означает, что один из участников гражданского оборота, пользуясь своим статусом органа власти, при исполнении договора оставляет за собой право использовать свои властные полномочия, что противоречит ст.1 ГК, устанавливающей принцип равенства участников гражданских правоотношений (см. постановление ФАС ПО от 22.03.2006 NА06-2626У/3-23К/05).

Встречаются дела, в которых суды признают незаконными нормативные акты, регулирующие гражданские правоотношения, в случае, если положения этих актов нарушают принцип равенства участников гражданских правоотношений. Например, в одном из дел окружной суд признал нормы положения о порядке распространения наружной рекламы незаконными по следующей причине. Указанным положением выдача разрешения на распространение наружной рекламы, а также допуск рекламораспространителей к участию в торгах по заключению договоров аренды рекламного места была поставлена в зависимость от исполнения рекламораспространителем обязанностей по внесению арендной платы, а также от наличия допущенных нарушений порядка распространения наружной рекламы.

Суд указал, что в этой части положение противоречит п.1 ст.1 ГК, предусматривающему равенство прав участников гражданских правоотношений, поскольку «по существу, оспариваемые нормы ставят участников данного сегмента товарного рынка в неравное положение по отношению друг к другу» (см. постановление ФАС УО от 24.03.2004 NФ09-736А/2004-ГК);

б) недопустимость вмешательства кого-либо в частные дела. Весьма обширное рассуждение о том, как следует понимать данный принцип гражданского права, содержится в одном из постановлений ФАС МО по иску о понуждении к уменьшению уставного капитала юридического лица, предъявленному одним из акционеров к акционерному обществу.

Суд указал, что подобные исковые требования не могут быть признаны основанными на законе. Гражданское законодательство основывается в том числе на принципе недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела. В содержании данного принципа ключевым является понятие частного дела как деятельности гражданина или юридического лица, основанной на частном интересе в сфере применения частного права. Частное дело защищено законом от произвольного вмешательства в него со стороны любого лица и государства. Заявленные истцом требования о применении последствий недействительности сделки в виде изменения размера уставного капитала акционерного общества, равно как и исключение истца из числа акционеров путем принятия соответствующего судебного решения, не могут быть признаны законными, поскольку, по сути, они означают вмешательство в сферу частного предпринимательства (см. постановление ФАС МО от 15.04.2003 NКГ-А40/2028-03).

Интересно и другое дело ФАС МО, в котором также нашел применение указанный принцип. Суд рассматривал требование акционера к акционерному обществу об обязании объявить и выплатить дивиденды из чистой прибыли, образовавшейся у общества по итогам отчетного года. Окружной суд счел это требование незаконным, указав следующее. Акционер вправе принимать участие в распределении прибыли общества путем голосования на общем собрании акционеров по вопросу об объявлении дивидендов, что предусмотрено также п.1 ст.67 ГК, как устанавливающим общие понятия о правах и обязанностях участников хозяйственного товарищества или общества. Данному праву корреспондирует обязанность акционерного общества по проведению общего собрания акционеров и распределению прибыли общества посредством начисления дивидендов. Однако принятие решения о начислении дивидендов и их выплате акционерам пропорционально размещенным акциям является согласно п.1 ст.42 Закона об АО правом, но не обязанностью общества. Иное толкование данной статьи является произвольным вмешательством в частные дела участников гражданских правоотношений, что недопустимо в силу п.1 ст.1 ГК, устанавливающей основные начала гражданского законодательства (см. постановление ФАС МО от 25.07.2005 NКГ-А40/5293-05).

В другом деле принцип недопустимости вмешательства в частные дела был применен судом как основание для признания незаконным ненормативного органа местного самоуправления. Истец (жилищный кооператив) обратился в суд с иском о признании незаконным постановления главы района, в котором на кооператив была возложена обязанность произвести бесплатное подключение инженерных коммуникаций очередникам района, не получившим компенсацию на удешевление индивидуального строительства от органа местного самоуправления. Кроме того, руководству кооператива было предписано возвратить денежные средства очередникам района, ранее выплатившим взносы на строительство сетей и не получившим компенсацию от администрации района. Суд первой инстанции признал указанный ненормативный акт незаконным, исходя из следующего. Инженерные коммуникации, о подключении к которым очередников района шла речь в оспариваемом постановлении, были построены за счет кооператива. Суд посчитал, что администрация была не вправе распоряжаться имуществом, собственником которого не является. Суд также указал, что взаимоотношения администрации района с кооперативом по вопросам осуществления работ по подключению очередников района должны строиться на основании договоров, а не распоряжения о проведении работ и их бесплатном характере.

Окружной суд, в свою очередь, добавил, что, издав подобное постановление, орган местного самоуправления вмешался в частные дела кооператива, а такое вмешательство прямо запрещено п.1 ст.1 ГК (см. постановление ФАС МО от 23.07.2003 NКА-А41/4704-03).

Схожий вывод был сделан другим окружным судом в следующем деле. Предметом судебной оценки стало постановление органа местного самоуправления, которым индивидуальный предприниматель обязывался использовать принадлежащие последнему на праве собственности помещения под магазин. Постановление было мотивировано указанием на нецелесообразность размещения в одном здании трех парикмахерских. Суд счел, что подобный ненормативный акт противоречит основным принципам гражданского законодательства, в частности принципу недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, закрепленному в ст.1 ГК (см. постановление ФАС СКО от 25.09.2006 NФ08-4153/2006).

Рассматриваемый принцип зачастую применяется судами для обоснования решений об устранении нарушений права пользования недвижимым имуществом. Например, по одному из дел окружной суд указал, что перекрытие арендодателем дверного проема, ведущего в помещение арендатора, является нарушением принципа недопустимости произвольного вмешательства в частные дела (см. постановление ФАС ВВО от 30.09.2004 NА29-5954/2003-2э). В другом деле тот же суд указал, что принудительное выселение арендатора, просрочившего внесение арендных платежей, во внесудебном порядке является вмешательством в частные дела и потому недопустимо (см. постановление ФАС ВВО от 20.04.2004 NА28-6590/2003-261/9);

в) беспрепятственное осуществление гражданских прав. Этот принцип также зачастую применяется судами в делах о признании незаконными ненормативных актов органа местного самоуправления. Например, по одному из дел суд признал, что нормативный акт органа местного самоуправления, которым устанавливается возможность органа местного самоуправления осуществлять демонтаж средств наружной рекламы и информации произвольно, без каких-либо законных оснований и без оценки оснований для демонтажа в судебном порядке нарушает принцип беспрепятственного осуществления гражданских прав (ФАС УО от 18.10.2005 NФ09-3408/05-С5).

В еще одном деле тезис о беспрепятственном осуществлении гражданских прав был применен следующим образом. Суд рассматривал иск о признании незаконными действий государственного органа, предоставившего земельный участок в аренду. Заявитель ссылался на то, что земельный участок, предоставленный ответчиком третьему лицу по оспариваемому договору аренды, прилегает к сооружению, принадлежащему ему, истцу, на праве собственности. Суд удовлетворил иск, указав, что спорный договор предоставляет третьему лицу преимущества в пользовании земельным участком, создает угрозу нарушения прав и законных интересов истца и, следовательно, противоречит гражданскому законодательству, согласно которому гражданско-правовые отношения основываются на необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав (см. постановление ФАС МО от 27.03.2003 NКГ-А40/1492-03).

Именно принципом беспрепятственного осуществления гражданских прав обосновывается судами тезис о возможности реализации функций совета директоров хозяйственного общества общим собранием его акционеров. Например, по одному из дел окружной суд указал, что «исходя из принципа беспрепятственного осуществления акционером гражданских прав, следует признать, что общее собрание акционеров, являющееся высшим органом управления общества, правомочно принимать решения по любому вопросу, в том числе и относящемуся к компетенции совета директоров (наблюдательного совета)» (ФАС СЗО от 14.11.2005 NА42-2267/04-7).

Кроме того, суды зачастую обращаются к принципу беспрепятственного осуществления прав в случае рассмотрения споров по негаторным искам, указывая, что нарушение права собственности, не связанное с лишением владения, противоречит этому принципу (ФАС СКО от 07.09.2005 NФ08-3840/2005, от 15.02.2006 NФ08-282/2006).

Определенный интерес представляет дело, в котором окружной суд признал, что действие принципа беспрепятственного осуществления гражданских прав не является абсолютным, а может быть ограничено федеральным законом. Так, рассматривая жалобу по делу о применении обеспечительных мер в отношении имущества лица, находящегося в состоянии временного управления, суд указал, что доводы заявителя жалобы о противоречии определения, которым были введены обеспечительные меры, правовой природе гражданских правоотношений, в основе которой лежит в том числе принцип беспрепятственного осуществления гражданских прав, несостоятельны. Оспариваемый судебный акт принят в рамках дела о банкротстве, в связи с чем приоритет принадлежит положениям Закона о банкротстве, в том числе его норме, регулирующей вопрос принятия мер по обеспечению заявленных требований кредиторов (см. постановление ФАС ДО от 22.11.2005 NФ03-А80/05-1/3115).

Весьма странное толкование принципа беспрепятственного осуществления гражданских прав продемонстрировал ФАС ВСО в деле о взыскании денежных средств, составляющих возмещение затрат транспортного предприятия, связанного с оказанием услуг по перевозке граждан, относящихся к категории льготников. Окружной суд отменил судебные акты, которыми был удовлетворен иск транспортного предприятия, и указал, что нижестоящие суды не применили постановление Госкомстата России от 28.06.2002 N149 «Об утверждении инструкции по заполнению форм федерального государственного статистического наблюдения за деятельностью трамвайного и троллейбусного транспорта»[6], в связи с чем был нарушен принцип необходимости беспрепятственного осуществления участниками гражданского оборота принадлежащих им гражданских прав (!?!), установленный ст.1 ГК (см. постановление ФАС ВСО от 20.03.2006 NА10-5328/05-Ф02-1095/06-С2).

Широкое распространение (не вполне, на наш взгляд, оправданное) обращение к принципу беспрепятственного осуществления гражданских прав получило в делах, связанных с принудительным исполнением решений третейских судов. Например, известно дело, в котором окружной суд указал, что третейский суд, ошибочно признавший у стороны договора право на отказ от исполнения обязательств, тем самым нарушил принцип беспрепятственного осуществления гражданских прав. Далее окружной суд констатировал, что решение третейского суда нарушает основополагающие принципы гражданского права и потому не подлежит принудительному исполнению (постановление ФАС СЗО от 22.11.2002 NА56-29317/02).

Аналогичный вывод был сделан и в другом деле. Окружной суд признал, что третейский суд, рассмотревший спор о правах на недвижимое имущество и вынесший решение о принадлежности вещного права на недвижимость участнику третейского разбирательства, нарушил принцип беспрепятственного осуществления прав (см. постановления ФАС СКО от 11.10.2005 NФ08-4688/2005, от 15.12.2005 Ф08-5413/2005; ФАС УО от 24.11.2003 NФ09-3407/03ГК);

г) свобода перемещения товаров, услуг и финансовых средств. Очень любопытный спор, в котором обсуждалось действие этого принципа, был рассмотрен СК ГД ВС РФ. Предметом судебного разбирательства был вопрос о действительности нормативного акта правительства Ленинградской области, в соответствии с которым юридические лица и индивидуальные предприниматели, государственная регистрация которых состоялась менее чем за 12 месяцев до даты подачи заявки, а также юридические лица, не имеющие на момент подачи заявки своих органов, филиалов или представительств на территории Ленинградской области или Санкт-Петербурга, не могут быть участниками конкурса на размещение заказов для государственных нужд.

Суд, проанализировав оспариваемые положения постановления правительства Ленинградской области, пришел к выводу о том, что вопреки требованиям п.3 ст.1 ГК оспариваемым постановлением были созданы препятствия для входа на рынок областного государственного заказа для одних хозяйствующих субъектов и благоприятствующие условия деятельности для других хозяйствующих субъектов, что нарушило принцип свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств (определение СК ГД ВС РФ от 29.07.2003 N33-Г03-10).

Другой интересный спор, связанный с применением комментируемого принципа, был рассмотрен ФАС ВВО. Суть дела состояла в следующем. Индивидуальный предприниматель обратился в суд с иском о признании незаконным ненормативного акта органа местного самоуправления – распоряжения, в соответствии с которым торговля в подземных переходах на территории муниципального округа была запрещена.

Ответчик возражал против удовлетворения искового требования, ссылаясь на то, что оспариваемое распоряжение было издано им во исполнение решения антитеррористической комиссии.

Решением суда первой инстанции, а также постановлением апелляционной инстанции в удовлетворении исковых требований было отказано.

Окружной суд, рассматривавший кассационную жалобу на судебные акты нижестоящих судов, указанные акты отменил и исковые требования удовлетворил, мотивировав это следующим образом. Суд счел, что спорным распоряжением администрация фактически расторгает в одностороннем порядке договорные правоотношения, сложившиеся по поводу аренды торговых мест в подземных переходах, расположенных в пределах муниципального округа. По мнению окружного суда, оспариваемое распоряжение администрации представляет собой ограничение свободы осуществления предпринимательской деятельности как одного из общих начал гражданского законодательства, а в конечном счете – и ограничение конституционных прав и свобод, так как представленные в материалах дела распоряжение администрации и решение антитеррористической комиссии не содержат ссылок ни на юридические, ни на фактические обстоятельства, обосновывающие ограничение права на свободу предпринимательской деятельности (см. постановление ФАС ВВО от 31.07.2006 NА43-41827/2005-9-1218).

<< | >>
Источник: А.Б. Бабаев, Р.С. Бевзенко, В.А. Белов, Ю.А. Тарасенко. Практика применения Гражданского кодекса РФ части первой (А.Б. Бабаев, Р.С. Бевзенко, В.А. Белов, Ю.А. Тарасенко); под общ. ред. В.А. Белова. – М. : Издательство Юрайт,2010. – 1161 с.. 2010

Еще по теме 1. Как в судебной практике понимаются и толкуются принципы равенства участников гражданских правоотношений, недопустимости вмешательства в частные дела, беспрепятственного осуществления гражданских прав, свободы перемещения товаров, услуг и финансовых средств на территории РФ?:

  1. Оглавление
  2. 1. Как в судебной практике понимаются и толкуются принципы равенства участников гражданских правоотношений, недопустимости вмешательства в частные дела, беспрепятственного осуществления гражданских прав, свободы перемещения товаров, услуг и финансовых средств на территории РФ?
  3. § 1.  Принцип беспрепятственного осуществления гражданских прав
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -