Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

Неустойка как гражданско-правовое обязательство


Характеристика неустойки не может быть сведена к констатации того, что она является мерой обеспечения и мерой ответственности. Большой практический интерес вызывает характеристика неустойки как гражданско-правового обязательства.
Как правило, при характеристике обязательства по уплате неустойки указывается на его акцессорный (дополнительный) характер <*>, что означает его прекращение или недействительность в случае прекращения или признания недействительным основного обязательства.
На это же, по сути, указывает и ГК. Статья 329 ГК говорит о том, что недействительность основного обязательства влечет недействительность обязательства, направленного на его обеспечение. Статья 207 ГК называет право на неустойку дополнительным требованием. На акцессорный характер порождаемого соглашением о неустойке обязательства указывается и в зарубежном праве, о чем подробно говорилось выше.
--------------------------------
<*> Гражданское право. Т. 2. Полутом 1: Учебник / Под ред. Е.А. Суханова. М., 2004. С. 23, 52.
Следует заметить, что в науке высказывалась точка зрения, согласно которой меры договорной ответственности (убытки, неустойка) не порождают самостоятельного гражданско-правового обязательства, а проявляются в присоединении к основному обязательству (долгу) дополнительных обязанностей, представляющих собой имущественные санкции, в то время как деликтная ответственность выражается в возникновении особого обязательства по компенсации ущерба <1>. Видимо, именно на этой идее построена позиция Верховного и Высшего Арбитражного Судов по вопросу о возможности начисления процентов годовых на суммы присужденных, но не выплаченных убытков. Согласно Постановлению Пленумов Верховного и Высшего Арбитражного Судов от 08.10.98 N 13/14 на сумму внедоговорных убытков проценты годовые подлежат начислению с момента вступления в силу решения суда о взыскании убытков или соглашения сторон об их размере. В отношении же начисления процентов годовых на убытки, вызванные нарушением договора, суды занимают традиционно отрицательную позицию. Так, в одном из постановлений Президиум ВАС РФ указал, что при вынесении судом решения о взыскании договорных убытков на стороне должника не возникло денежного обязательства, за несвоевременное исполнение которого предусмотрено взыскание процентов <2>. В другом деле Президиум ВАС РФ отказал в праве начисления процентов, указав на то, что взыскание убытков является ответственностью, а не долговым (денежным) обязательством <3>. Встречается и иное обоснование: начисление процентов на убытки невозможно по причине того, что и те, и другие являются мерами ответственности, одновременное применение которых за одно нарушение не соответствует принципам гражданского права <4>.
--------------------------------
КонсультантПлюс: примечание.
Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Статут", 2001 (издание 3-е, стереотипное).
<1> Иоффе О.С., Толстой Ю.К. Новый Гражданский кодекс РСФСР. Л., 1965. С. 231; Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая. Общие положения. С. 624.
<2> Постановление Президиума ВАС РФ от 28.10.1997 N 4270/97.
<3> Постановление Президиума ВАС РФ от 29.09.1998 N 2959/98.
<4> Постановление Президиума ВАС РФ от 06.06.2000 N 761/00.
Такой подход нам кажется несколько ошибочным.
Как мы уже писали, меры договорной ответственности (включая неустойку) носят акцессорный характер и, обладая определенной спецификой, не могут быть приравнены к основному гражданско-правовому обязательству. Но при этом они не теряют свою обязательственную природу. Ведь что такое неустойка? Это обязанность одной стороны (должника) предоставить некое имущество в пользу другой стороны (кредитора), которая имеет соответствующее право требования. Иначе говоря, обязанность по уплате убытков или неустойки полностью подпадает под понятие гражданско-правового обязательства. Поэтому вряд ли целесообразно не распространять на обязанность по уплате мер гражданско-правовой ответственности действие общих правил об исполнении обязательств (ст. ст. 309 - 314) или, например, прекращения обязательств (путем новации, предоставлением отступного и др.). То, что обязанность по уплате убытков или неустойки является санкцией, не означает, что одновременно она не носит обязательственный характер.
При этом сказанное не отменяет того, что мера ответственности как специальный вид гражданско-правового обязательства обладает определенной спецификой и должна четко отделяться от основного обязательства (основного долга). При этом для характеристики обязанности по уплате меры ответственности в качестве обязательства не имеет значения, возникает ли эта обязанность в связи с деликтом или добавляется к основному договорному обязательству в случае его неисполнения. В связи с изложенным считаем неверным вывод о том, что проценты годовые могут начисляться на внедоговорные убытки и не подлежат взысканию в случае неуплаты убытков, вызванных нарушением договора. Начисление процентов годовых допустимо в обоих случаях.
Итак, на наш взгляд, ничто не противоречит обязательственной природе неустойки, которая, как известно, порождает между сторонами договора право требовать определенную сумму и корреспондирующую обязанность ее уплатить. При этом следует учитывать существенные особенности данного обязательства, которые можно свести к следующему.
Во-первых, как уже говорилось, будучи способом обеспечения, неустойка порождает акцессорное обязательство, следующее правовой судьбе основного обязательства со всеми вытекающими последствиями.
Во-вторых, обязательство уплатить неустойку и соответствующее право требования представляет собой меру гражданско-правовой ответственности, направленную на компенсацию потерь кредитора в случае нарушения должником других условий договора.
Из предыдущего вывода вытекает значительной степени неопределенность, характеризующая обязательство по неустойке, которая проистекает из того, что право на получение указанной в соглашении о неустойке суммы зависит от целого ряда обстоятельств. Сумма неустойки может быть снижена в суде по ст. 333 ГК как чрезмерная, что является общепринятой практикой в российских судах. Кроме того, в непредпринимательских отношениях взыскание данной меры ответственности может быть произведено только в том случае, если должник виновен в нарушении (ст. 401 ГК). В коммерческой же практике устранение ответственности происходит в случае наличия обстоятельств непреодолимой силы (ст. 401 ГК). В случае если нарушение произошло по вине обеих сторон, или кредитор своими неразумными действиями способствовал увеличению негативных последствий нарушения или не предпринял адекватных мер по их минимизации, суд может соразмерно уменьшить ответственность (ст. 404 ГК). Применение одной из указанных статей составляет не исключение из правил, а скорее сложившуюся практику, что зачастую вполне объяснимо, учитывая российские экономические реалии. В любом случае наличие в договоре условия о неустойке отнюдь не гарантирует, что суд присудит эту сумму. На первый взгляд обязательство по уплате неустойки возникает с момента нарушения договора. Но фактически получается, что включение в договор расчета санкции носит предварительный характер, и окончательное формирование бесспорного размера данного обязательства возможно только в момент вступления в силу соответствующего судебного решения или соглашения сторон. До этого момента сумма неустойки носит априори спорный, неопределенный характер. Причем эта "спорность" имеет место не только тогда, когда должник уже выразил или может выразить свои возражения на размер начисленной неустойки, но вообще во всех случаях, так как в России суд может поставить вопрос о снижении неустойки по своей инициативе. Поэтому, пока соглашение о неустойке не пройдет экспертизу в суде и суд не подтвердит ее размер, можно смело говорить о потенциальной спорности данного права требования и достаточно высоком риске его корректировки. Определение размера обязательства по уплате неустойки возможно и во внесудебном порядке - в случае, если должник добровольно уплатил сумму неустойки или признал ее размер.
Более четко этот вопрос может быть прослежен в отношении убытков, обязательство по уплате которых очевидным образом не может считаться окончательно созревшим до момента признания их размера в суде. Так, Л.А. Лунц указывал на то, что "обязательство возместить убытки есть денежное обязательство, сумма которого остается неопределенной (но определимой) до тех пор, пока суд не установит эту сумму в соответствующем решении" <*>. С этим подходом следует полностью согласиться. Подтверждением правильности данного вывода является, в частности, указание в ст. 393 ГК на то, что при расчете убытков берутся за основу цены, имевшие место на рынке на момент подачи иска. Соответственно до подачи иска или добровольного признания суммы убытков должником говорить о том, что обязательство по компенсации убытков полностью "созрело" и оформилось, вряд ли возможно.
--------------------------------
<*> Лунц Л.А. Денежное обязательство в гражданском и коллизионном праве капиталистических стран // Деньги и денежные обязательства в гражданском праве. М., 1999. С. 191.
Значение договорного условия о неустойке как предварительного расчета санкции в последнее время приобрело крайне актуальное звучание применительно к налоговому праву, которое в ст. ст. 271 и 317 Налогового кодекса РФ (далее - НК РФ) установило, что кредиторы, определяющие доходы по методу начисления, отражают причитающиеся им суммы неустойки в момент, когда они получают право на их взыскание и относят эти суммы на доходы в этом же налоговом периоде. При этом не учитывается, что впоследствии, при попытке взыскания этих сумм в суде, вполне вероятно присуждение кредитору намного меньшей суммы или полный отказ в таком взыскании (ст. ст. 333, 404, 401 ГК). Таким образом, закон создавал ситуацию, когда кредитор платил налог со спорных доходов, которые не были подтверждены ни судом, ни самим должником, что вызывало серьезные сбои в договорной работе, так как условия о неустойке становились крайне невыгодны кредиторам. Уплатив с дохода в виде начисленной, но еще не взысканной неустойки налог в том налоговом периоде, в котором состоялось нарушение, налогоплательщик рисковал впоследствии никогда не получить этот доход или получить его в существенно меньшем объеме.
КонсультантПлюс: примечание.
Приказ МНС РФ от 20.12.2002 N БГ-3-02/729 утратил силу в связи с изданием Приказа ФНС РФ от 21.04.2005 N САЭ-3-02/173@.
Впоследствии законодатель несколько скорректировал подход, изменив ст. 271 НК РФ. Но Министерство по налогам и сборам РФ (п. 4 Приказа от 20.12.2002 N БГ-3-02/729) некоторое время продолжало отстаивать свою позицию, основываясь на том, что указание в договоре на размер неустойки и является признанием должником правильности расчета санкции, и никакого дополнительного признания для фиксации размера данного дохода не требуется. Иначе говоря, налоговые органы стояли на позиции возникновения обязательства по уплате неустойки в момент нарушения, а не в момент ее признания должником или вступления в силу судебного решения. ВАС РФ (Решение ВАС РФ от 14.08.2003 N 8551/03) отверг эту позицию, указав на то, что такая трактовка момента отражения дохода по причитающейся неустойке не основана на законе, так как согласования сторонами размера неустойки недостаточно для признания возникновения внереализационного дохода. Нужно, чтобы эта сумма была либо взыскана судом, либо признана должником после нарушения.
Данный спор, хотя и лежит в области применения налогового законодательства, тем не менее является отзвуком цивилистической проблемы определенности обязательства по уплате неустойки. Ведь очевидно, что основания для критики позиции МНС (в особенности до внесения изменений в ст. 271 НК РФ Законом от 29.05.2002 N 57-ФЗ) строились главным образом на особенном характере обязательства по уплате неустойки. Если с уплатой налога на прибыль с сумм, представляющих обычную дебиторскую задолженность, по методу начисления никто не спорил, то распространение этого же принципа на обязательство по уплате неустойки вызвало бурю протестов. Критики апеллировали к тому, что (1) обязательство по уплате неустойки специфично тем, что его применение зависит от воли кредитора, который может и не применить данное средство защиты, и (2) сумма неустойки, установленная в договоре, небесспорна и отнюдь не означает, что она будет признана в суде, а уплаченный налог вернуть нельзя <*>.
--------------------------------
<*> См., напр.: Новоженов А.Ю. Включение штрафных санкций по договорам в состав внереализационных доходов // Российский налоговый курьер. 2002. N 17.
По сравнению с убытками неустойка имеет большую степень определенности, так как ее размер закреплен в договоре. Тем не менее в силу наличия широких возможностей по ее устранению или снижению в суде мы также говорим о "несозревшем" характере данной меры до вступления в силу судебного решения. Наличие в договоре указания на размер санкции следует считать лишь предварительным расчетом меры ответственности, точное определение которой является прерогативой суда.
Крайне важно отметить, что нельзя игнорировать эту специфику обязательства по уплате неустойки. В ряде случаев она может приобрести решающее значение и применительно к гражданскому праву.
Так, на наш взгляд, недопустима уступка права требования уплаты неустойки, которая не признана должником или судом, в отрыве от передачи прав по основному обязательству.
Объяснение такому подходу состоит в следующем.
Во-первых, как правильно указывалось в литературе <*>, ограничение на уступку права требовать неустойку отдельно от уступки основного долга основано на акцессорном характере обязательства по уплате неустойки, которое неразрывно связано с основным обязательством.
--------------------------------
КонсультантПлюс: примечание.
Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Статут", 2001 (издание 3-е, стереотипное).
<*> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая. Общие положения. С. 375.
Во-вторых, как известно, сложившийся на данный момент подход судебной практики к допустимости цессии гласит, что уступка возможна без замены стороны в договоре, если уступаемое требование возникло до его уступки, не обусловлено встречным исполнением и является бесспорным <*>. Несмотря на то что бесспорность права требования - категория несколько расплывчатая и в качестве критерия допустимости цессии оспаривается некоторыми авторами, в данном случае она вполне применима. Так как право требования уплаты неустойки, как мы уже выше установили, не соответствует критерию бесспорности в силу широких возможностей и высоких рисков пересмотра размера данного обязательства или отказа в его реализации в суде, оно не может быть предметом уступки, пока не будет вынесено судебное решение или размер неустойки не будет признан должником.
--------------------------------
<*> Постановления Президиума ВАС РФ от 09.10.2001 N 4215/00; от 18.12.2001 N 8955/00; от 30.12.2003 N 9037/03 и др.
Ограничительный подход к сепаратной цессии обязательства по уплате неустойки достаточно разумен, учитывая большое количество всевозможных проблем, которые порождала бы такого рода цессия. Ведь цессионарий, приобретая право требования, ничем не застрахован от того, что в суде ему будет отказано во взыскании неустойки на основании ст. 401, или размер санкции будет существенно снижен на основании ст. ст. 333, 404 ГК. Не обладая всей полнотой информации (об исполнении договора, характере деятельности должника и т.п.), цессионарию было бы крайне трудно аргументировать свою позицию в отношении соразмерности санкции или наличия/отсутствия оснований для ее взыскания. Кроме того, в случае неблагоприятного развития событий (например, отказа во взыскании неустойки на основании ст. 401 ГК) цессионарий защитить свои интересы просто не в состоянии, ведь взыскать назад уплаченную за право требования сумму с цедента он не может, так как согласно ГК на момент уступки право требования было действительным. В данных условиях закон должен ограничивать свободу воли сторон, тем самым предотвращая заключение неразумных и "проблемных" договоров, возможные злоупотребления, недобросовестные действия и многочисленные споры в суде.
В связи с изложенным мы не можем согласиться с позицией ряда авторов, доказывающих возможность сепаратной уступки неустойки. Так, Л.А. Новоселова, признавая, что до момента вынесения судебного решения требование об уплате неустойки не может считаться окончательно определившимся ("созревшим"), тем не менее допускает такую уступку <*>. Н. Щербаков признает возможной такую уступку, но только после того, как произошло нарушение договора <**>.
--------------------------------
<*> Новоселова Л.А. Сделки уступки права (требования) в коммерческой практике. Факторинг. М., 2003. С. 115 - 117.
<**> Щербаков Н. Неустойка в динамике // ЭЖ-Юрист. 2004. N 49. С. 3.
Несмотря на раздающиеся голоса в поддержку сепаратной уступки неустойки, судебная практика <*> пока негативно относится к возможности уступки неустойки в отдельности от основного обязательства, с чем мы полностью согласны.
--------------------------------
<*> Постановления Президиума ВАС РФ от 29.10.1996 N 3172/96; от 26.12.1996 N 2759/96 и др.
Специфику неустойки как денежного обязательства также можно проследить и в вопросе о последствиях неисполнения такого "неустоечного" обязательства. Иначе говоря, речь идет о возможности применения гражданско-правовой ответственности за неисполнение обязательства по уплате неустойки.
Согласно российской судебной практике, в силу того что неустойка сама является мерой ответственности, за ее неуплату другие меры ответственности (проценты годовые, убытки) не применяются. Видимо, суды в данном вопросе опираются на некий неписаный принцип гражданского права, состоящий в том, что одна мера ответственности на другую не начисляется <*>. Так, в одном из дел, рассмотренных ВАС РФ <**>, кредитор требовал взыскания процентов годовых, начисленных на сумму договорного штрафа, присужденного в его пользу предыдущим судебным решением, но до сих пор не погашенного. ВАС РФ отказал в такой возможности, признав заявленное требование недопустимым.
--------------------------------
<*> Постановления Президиума ВАС РФ от 18.03.1997 N 4531/96; от 22.07.1997 N 2048/97; от 06.06.2000 N 6919/99; от 18.09.2001 N 610/01; от 18.03.2002 N 10360/02 и др.
<**> Постановление Президиума ВАС РФ от 18.03.1997 N 4531/96.
Констатируя эту особенность российского права, мы не можем полностью с ней согласиться. Мы не видим разумных оснований для полного устранения ответственности за нарушение обязательства, подкрепленного судебным решением, или признание размера санкции.
Что касается взыскания убытков, возникших в связи с невыполнением судебного решения об уплате неустойки, то считаем это вполне возможным, так как (1) ни одна норма закона это не ограничивает, (2) обязанность по уплате неустойки составляет денежное гражданско-правовое обязательство, (3) кредитор мог вполне рассчитывать на получение присужденной суммы неустойки и (4) в связи с этим мог понести определенный ущерб от неисполнения судебного решения, (5) который по общим правилам гражданского права должен быть компенсирован. Безусловно, довольно трудно представить себе ситуацию, когда кредитору удастся доказать причинение ему убытков в связи с отказом выполнять судебное решение об уплате неустойки. Тем не менее теоретически такая возможность не должна отвергаться.
В отношении возможности начисления процентов годовых на сумму присужденной неустойки в виде штрафа следует заметить, что такая возможность также не должна ограничиваться. Никаких разумных причин противиться реализации такого подхода, на наш взгляд, нет. Причем преимущества такого механизма как дополнительного и достаточно эффективного способа стимулирования к выполнению судебного решения налицо. При расчете процентов в этом случае следует исходить из того, что обязательство окончательным образом сформировалось, лишь будучи подтвержденным судебным решением или признанием должником размера неустойки. Поэтому проценты следует начислять с момента вступления в силу решения суда или согласования размера санкции.
Приведем пример. Договором была предусмотрена неустойка в виде штрафа в размере 10% от стоимости поставки на случай расторжения договора в связи с непоставкой товара (так называемая неустойка за неисполнение). Согласно решению суда поставщик должен был выплатить покупателю штраф в размере 5% в связи с применением судом ст. 333 ГК. Должник не исполнял судебное решение в течение нескольких месяцев, пока долг не был взыскан в рамках исполнительного производства. В данной ситуации, согласно занимаемой нами позиции, кредитору-покупателю должно быть предоставлено право взыскать проценты годовые за период с момента вступления в силу решения суда и до фактического исполнения судебного решения.
Ограничение на начисление мер ответственности на присужденную сумму неустойки считаем разумным только в одном случае. Речь идет о ситуации, когда должник не выполняет судебное решение о взыскании процентов годовых или пени, т.е. длящихся санкций, которые в силу самого механизма их начисления не нуждаются в каких-либо дополнительных санкциях, направленных на стимулирование и компенсацию. Вспомним, что, взыскав пени (проценты годовые) за период до обращения в суд, кредитор впоследствии в случае невыполнения решения суда о погашении основного долга может довзыскать пени (проценты годовые) за новые периоды просрочки, так как пени (проценты годовые) продолжают течь и после вынесения судебного решения, начисляясь вплоть до фактического погашения основного долга. Поэтому применение к долгу, который представляет собой капитализированную на момент подачи иска сумму пеней (процентов годовых), другой длящейся меры ответственности вряд ли разумно: оно необоснованно усложнит расчет санкций. Ограничение на начисление процентов на другие длящиеся санкции знакомо праву многих стран и является достаточно распространенным подходом, который, правда, может быть обойден в случае прямого указания в договоре <*>. При этом следует отметить, что если должник исполнил договор с просрочкой и кредитор обратился в суд за взысканием пеней или процентов годовых за имевший место в прошлом период просрочки, то на присужденную таким образом сумму вполне возможно начислять проценты годовые. В данном случае взыскиваемая по суду неустойка не носит длящегося характера, будучи зафиксированной еще в момент погашения основного долга. В связи с этим никаких сложностей с начислением процентов на проценты здесь не возникает.
--------------------------------
<*> Thiele С. Interest on Damages and Rate of Interest Under Article 78 of the U.N. Convention on Contracts for the International Sale of Goods (http://www.cisg.law.pace.edu); Gotanda J.Y. Compound Interest in International Disputes (http://www.ouclf.iuscomp.org).
В любом случае при расчете убытков или процентов годовых за невыплату неустойки следует исходить из того, что обязательство по ее уплате сформировалось лишь в момент вступления в силу соответствующего судебного решения или согласования размера неустойки сторонами. Соответственно за период с момента нарушения и до окончательного формирования размера обязательства одним из двух вышеуказанных способов проценты годовые не подлежат взысканию. Таким же образом возникшие в этот период убытки не подлежат компенсации.
Специфичность обязанности по уплате неустойки как разновидности гражданско-правового обязательства проявляется и в вопросе о допустимости зачета. Если считать, что соглашение о неустойке порождает обычное денежное обязательство, то следовало бы признать возможным зачет встречных требований по оплате переданного товара (оказанных услуг, выполненных работ) и уплате начисленной неустойки. Такое решение в силу значительной неопределенности (спорности) в отношении размера обязательства по уплате неустойки (ст. 333 ГК) и самого факта допустимости такого требования (ст. 401 ГК) нам кажется противоречащим логике. Опираясь на норму ст. 410 ГК, которая предусматривает зачет только однородных обязательств, мы приходим к выводу о невозможности зачета договорных санкций и основного денежного долга. Такой подход в ряде случаев находил поддержку и в судебной практике <*>. При этом следует заметить, что с момента подтверждения размера неустойки в судебном решении или соглашении сторон никаких оснований для ограничения зачета уже не наблюдается, в связи с чем с данного момента требования об уплате основного долга и неустойки могут быть зачтены.
--------------------------------
<*> Постановление ФАС Северо-Кавказского округа N А53-5441/2002-С3-26 (Ф08-4744/2002).
Во всех приведенных выше примерах, иллюстрирующих специфическую природу обязанности по уплате неустойки как разновидности гражданско-правового обязательства, встает один и тот же вопрос: с какого момента эта специфика исчезает, обязательство можно считать сформировавшимся, и мы имеем дело с обычным гражданско-правовым обязательством? И исчезает ли эта специфика вообще?
В отношении последнего вопроса следует дать утвердительный ответ. Как мы убедились, основная специфика "неустоечного" обязательства состоит в неопределенности в вопросе о его размере ("несозревший" характер данного обязательства) и проявляется в высоком риске применения к неустойке ст. ст. 333, 401 и 404 ГК. С того момента, когда эти риски исчезают или минимизируются, выделять какие-либо особенности данного обязательства вряд ли имеет смысл. С этого момента мы имеем дело с классическим гражданско-правовым обязательством, которое носит денежный характер и проявляется в обязанности одного лица (должника) выплатить другому лицу (кредитору) определенную денежную сумму и корреспондирующем праве требования.
Вопрос о моменте этой трансформации более сложен. Возвращаясь к вышеуказанной коллизии в налоговом праве, заметим, что, казалось бы, ВАС РФ снял проблему с повестки дня, указав на то, что доход в виде неустойки надлежит отражать лишь тогда, когда данная неустойка будет взыскана или признана должником. Тем не менее один довольно важный момент должен быть уточнен.
Дело в том, что необходимо решить вопрос, ограничивает ли признание должником размера неустойки право самого должника или суда оспорить неустойку в соответствии со ст. ст. 333, 401, 404 ГК. Иногда российские суды исходят из того, что даже признанная, например, в акте сверки неустойка может быть снижена или устранена судом. В таком случае сценарий, который ВАС РФ хотел бы избежать, все же может быть реализован: кредитор уплачивает налог с учетом суммы дохода в виде начисленной неустойки, но впоследствии по судебному решению получит отказ во взыскании данного дохода или уменьшение его размера.
Иначе говоря, применительно к гражданскому праву встает вопрос о моменте, с которого можно считать обязательство по уплате неустойки окончательно сформировавшимся. В связи с этим возможно несколько решений данного вопроса: (1) признать, что обязательство окончательно формируется лишь в судебном решении, (2) либо также и в момент признания должником размера неустойки.
Более верным нам видится второй подход. Если из совершенного должником признания неустойки четко прослеживается принятие им обязательства по уплате санкции именно в данном размере, следует считать данную сумму бесспорным денежным обязательством, которое по общему правилу не может быть пересмотрено в соответствии со ст. ст. 333, 401 или 404 ГК. Данное обязательство можно считать окончательно сформированным ("созревшим") в момент согласования размера неустойки.
Как мы уже писали, включение в договор размера санкции носит характер лишь предварительного расчета, и окончательное определение размера обязательства должно происходить с учетом вины, фактических последствий нарушения и других факторов, с которыми закон (ст. ст. 333, 401, 404 ГК) связывает расчет санкции за нарушение. Признание должником размера этой санкции, совершенное уже после нарушения, т.е. с учетом всех этих факторов, следует рассматривать как окончательное определение (фиксацию) денежного обязательства.
По сути признание должником размера неустойки имеет характер сделки, так как влечет существенное изменение гражданских правоотношений (окончательное определение размера обязательства по уплате неустойки). В связи с этим к такому признанию должны применяться все правила ГК в отношении оформления гражданско-правовых сделок. При этом для фиксации размера обязательства необходима двусторонняя сделка (соглашение сторон), определяющая размер санкции.
Если имеется лишь одностороннее заявление должника о признании неустойки в определенном размере, то считать ли это заявление как определяющее момент фиксации размера обязательства, зависит от того, признает ли должник неустойку в размере, установленном в договоре, или в меньшем объеме. В первом случае следует считать обязательство окончательно сформированным с момента такого признания. Во втором случае обязательство по неустойке нельзя считать зафиксированным (размер неустойки остается спорным вопросом) вплоть до вступления в силу судебного решения.
Признание того, что обязательство по уплате неустойки "созревает" в момент согласования размера неустойки должником или вступления в силу судебного решения, приводит к двум выводам. Во-первых, как видим, вся специфика обязательства по уплате неустойки проявляется в том, что данное обязательство до момента согласования размера неустойки или вынесения соответствующего решения не может считаться окончательно сформированным. Именно в связи с этим в отношении такой санкции невозможно применение некоторых гражданско-правовых институтов (зачета, цессии или применения мер гражданско-правовой ответственности). Во-вторых, "несозревший" характер денежного обязательства по уплате неустойки сохраняется лишь до момента признания ее размера или вынесения судом решения о ее взыскании. После одного из этих событий (того, которое было раньше) мы имеем дело с обычным гражданско-правовым обязательством, в отношении которого возможна и сепаратная цессия, и зачет, и применение мер ответственности.
Вышеизложенные выводы позволяют решить вопрос о возможности снижения или устранения ответственности (ст. ст. 333, 401 и 404 ГК) при судебном взыскании неустойки в случае, если размер неустойки согласован сторонами. Поскольку гражданско-правовое обязательство считается полностью сформировавшимся в момент согласования размера неустойки, то после этого пересмотр судом вопроса о размере ответственности будет неоправданным нарушением принципа автономии воли сторон. Применяя, например, ст. 333 ГК, суды вмешиваются и восстанавливают справедливость, помогая тем самым "нерадивой" или слабой стороне, допустившей включение такого размера неустойки в договор. Но в случае, когда должник уже после нарушения подтверждает размер санкции, например подписав акт сверки, оснований для судебного вмешательства не наблюдается. Мы имеем ситуацию, когда, учтя все обстоятельства конкретного нарушения, должник признает справедливость данного размера неустойки.
В связи с изложенным мы не можем согласиться с мнением, иногда встречающимся в судебной практике, согласно которому суд имеет право пересматривать размер санкции даже тогда, когда стороны согласовали ее размер после произошедшего нарушения <*>.
--------------------------------
<*> Постановление ФАС Московского округа от 19.05.2004 N КГ-А41/3051-04.
<< | >>
Источник: А.Г. КАРАПЕТОВ. НЕУСТОЙКА КАК СРЕДСТВО ЗАЩИТЫ ПРАВ КРЕДИТОРАВ РОССИЙСКОМ И ЗАРУБЕЖНОМ ПРАВЕ. 2005

Еще по теме Неустойка как гражданско-правовое обязательство:

  1. Гражданско-правовая охрана личных неимущественных прав граждан, направленных на
  2. Неустойка как способ обеспечения исполнения обязательства.
  3. Под формой гражданско-правовой ответственности понимается
  4. Гражданско-правовая ответственность
  5. 41. ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ: ПОНЯТИЕ, ФОРМЫ, ВИДЫ
  6. Неустойка как гражданско-правовое обязательство
  7. Начисление процентов на другие мерыгражданско-правовой ответственности
  8. Отличие мер гражданско-правовой ответственности от требованияисполнения основного обязательства
  9. 3. Соотношение применения общих гражданско-правовыхмер защиты прав (интересов) кредиторов акционерных обществ в обязательственных отношениях и специальных способов защиты
  10. І 29.3. Основание и условия гражданско-правовой ответственности
  11. 351. Какова практика судов по определению базиса для подсчета неустойки?
  12. 467. В тех случаях, когда интерес кредитора, умаленный нарушением обязательства, может быть восстановлен различными способами (например, или взысканием неустойки, или возмещением убытков), чем должен руководствоваться суд при выборе подлежащей применению меры гражданско-правовой ответственности?
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -