<<
>>

§1. Понятие, критерии и признаки несостоятельности (банкротства) физических лиц

Прежде чем приступить к рассмотрению заявленных категорий, представляется необходимым остановиться на понятии конкурсного права, в силу частого упоминания в настоящем исследовании термина «конкурсное право».

В юридической науке изучению вопросов конкурсного права посвящено достаточно много работ. Автором не ставится задача исследовать понятие конкурсного права либо определить место конкурсного права в системе российского права, однако в широком смысле «конкурсное право» в настоящей работе применяется регулярно, что обязывает к определению, применяемого термина.

Конкурсное право относится к гражданскому праву, [89] регулируется нормами гражданского законодательства. Гражданско - правовые положения определяют основу правового регулирования института несостоятельности (банкротства), как то: совершение сделок должником, оспаривание сделок должника, наследование имущества должником и другое. Между тем, конкурсное право регулируется не только гражданским законодательством, поскольку содержит и публично - правовые начала, что отмечается мнением большинства ученых. [90] Так, например, конкурсные отношения регулируются нормами уголовного, административного, финансового и иных отраслей права.[91]

В большей степени, межотраслевым институтом конкурсное право считается из-за большого содержания процессуальных положений, регулируемых положениями АПК РФ и Закона о несостоятельности (банкротстве) 2002 года. Указанное не позволяет определять конкурсное право, как комплексный правовой институт исключительно гражданской отрасли права. [92]

Таким образом, в юридической литературе преимущественным мнением цивилистов сформировалось общее понимание, что конкурсное право - это комплексный (межотраслевой) правовой институт, который содержит в себе совокупность правовых норм, регулирующих конкурсные отношения, т.е.

отношения, связанные с несостоятельностью (банкротством) юридических и физических лиц.[93]

Разделяя высказанное мнение, при использовании термина «конкурсное право» автор понимает межотраслевой правовой институт и указывает тем самым на специфику положения должника в конкурсных отношениях, что отличает его от понятия «должник» по смыслу гражданского права, о чем подробнее будет раскрыто в следующих параграфах.

Между тем, гражданское право играет ведущую роль в регулировании конкурсных отношений. Важно учитывать значимость функций гражданского права и концепцию реформы развития гражданского законодательства современной России, в решении задач по совершенствованию механизма банкротства граждан.[94]

Рассмотрим толкование понятия несостоятельности (банкротства) в отечественном законодательстве и законодательстве некоторых зарубежных стран.

В современном российском законодательстве под понятием «несостоятельность (банкротство)» понимается установленная арбитражным судом неспособность должника погасить все имеющиеся у него требования кредиторов, в том числе выплаты выходных пособий, заработной платы работников, по иным денежным обязательствам, а также выполнить обязанность по погашению задолженности по обязательным платежам (статья 2 Закона о банкротстве 2002 года)[95] [96].

Как можно видеть, законодатель отождествляет понятия «несостоятельность» и «банкротство».

В законодательстве Республики Беларусь под экономической несостоятельностью понимается неплатежеспособность должника, имеющая или приобретающая устойчивый характер, признанная решением хозяйственного суда о санации. «Банкротство» определяется как неплатежеспособность должника, имеющая или приобретающая устойчивый характер, признанная решением хозяйственного суда о банкротстве с ликвидацией должника.

Таким образом, в отличие от российского законодательства, белорусское дает различное толкование этим двум терминам, четко разграничивая процессы оздоровления должника и его ликвидации.

Текущее законодательство Англии также разделяет понятия «несостоятельность» (insolvency) и «банкротство» (bankruptcy). Понимая под первым финансовое состояние, а под вторым — судебную процедуру признания банкротом. При этом финансовое состояние «несостоятельность» может привести к открытию процедуры «банкротства»[97].

В США также должник во время ведения в отношении него производства о банкротстве считается несостоятельным, а по судебному акту возможно признание его банкротом[98].

Такое несоответствие современного российского законодательства мировой практике отражает специфику российского права и зарождает противоречивые мнения цивилистов по этому поводу.

Тенденция противоречий относительно толкования терминов «несостоятельность» и «банкротство» исходит от ученых дореволюционного времени и не находит единого подхода среди современных цивилистов.

В свое время Г. Ф. Шершеневич банкротство представлял как неосторожное или намеренное причинение убытков кредиторам, что характеризуется сознательным уменьшением или сокрытием активов.[99] Под несостоятельностью определял состояние активов, которое предполагается недостаточным для удовлетворения требований всех кредиторов [100] [101] , подмечая, что

неплатежеспособность и неоплатность являются условиями несостоятельности, при этом последний феномен с соответствующими последствиями наступает при условии, что суд установил соответствие должника указанным условиям. Таким образом, ученый отмечает значимость судебного решения, как конечной

4

инстанции признания должника несостоятельным .

А. Н. Трайнин рассматривал банкротство в качестве деликта, состоящего из двух частей, первая (несостоятельность) относится к гражданскому праву, другая (банкротство) — к уголовному праву[102].

Е. А. Нефедьев различал эти два понятия. Он определял

«несостоятельность» через определение общего положения дел, при которых дальнейшая торговая деятельность предприятия невозможна, а «банкротство» через обман и нарушение присяги, если он солгал и скрыл имущество[103].

Некоторые ученые предлагают несостоятельность понимать, как признание судом должника неспособным, в порядке, предусмотренном законом, погасить задолженность перед кредиторами в связи с установленным и(или) предполагаемым превышением обязательств должника над имеющимися у него активами[104].

В. Ф. Попондопуло рассматривает несостоятельность как установление абсолютной неплатежеспособности у лица, утвержденной в судебном порядке самостоятельно должником либо кредитором[105] [106].

Ряд ученых считает неудачным, использование в российском законодательстве терминов «несостоятельность» и «банкротство» в качестве

4

синонимов .

Одновременно существует мнение таких ученых, которые выступают в поддержку решения законодателя, объединившего, по сути, два термина в одно понятие[107].

Банкротские уставы дореволюционной России 1740, 1753, 1763 и 1768 годов содержали два понятия. В частности, термин «банкротство» употреблялся применительно к неправомерным действиям торговцев. Данная позиция нашла свое продолжение в Банкротском Уставе 1800 года, согласно которому лицо, находящееся в упадшем положении дел, именовался банкротом по критериям: неосторожный, несчастный, злостный, [108] а также в Уставе судопроизводства торгового 1832 года.

Как можно видеть, законодатель дореволюционного периода связывал с банкротством уголовное судопроизводство.

Против такой функциональности конкурсного управления высказывались многие ученые, полагая, что такие процессы существенно усугубят и конкурсный процесс, что выразится в переложении процессуальных действий суда на частное определение[109].

Во Франции, Италии, Германии, Венгрии в XIX веке указанная проблема нашла свое решение: конкурсное управление было лишено полномочий судебного следователя, а именно уголовное производство было отделено от гражданского производства о несостоятельности, однако сотрудничество государственных органов с органами прокуратуры по обстоятельствам дела не только допускалось, но и осуждалось[110].

С конца 1917 года в гражданском процессуальном законодательстве обнаружена только категория «несостоятельность», между тем, в статье 351 ГПК РСФСР указывается о противозаконных действиях, при наличии которых судом может быть установлена уголовная ответственность должника в порядке статьи 169 УК РСФСР[111] [112].

Указ Президента РФ от 14.06.1992 года № 623 «О мерах по поддержке несостоятельных государственных предприятий (банкротов) и применении к ним

4

специальных процедур» определил понятия «несостоятельность» и

«банкротство» как синонимы. Законы о банкротстве 1992 и 1998 годов и, наконец, действующий Закон о банкротстве 2002года окончательно закрепили эту позицию в законодательстве.

Полагаем, что законодатель исходит из более широкого и узкого толкований, используя единый термин «несостоятельность (банкротство)».

Подтверждением тому могут служить мнения некоторых ученых, которые наряду с приверженцами теории о разделении этих двух терминов, обращают внимание на их узкое и широкое значение по отношению друг к другу.

Ле Хоа рассматривает возникновение несостоятельности, как следствие неплатежеспособности[113] .Неплатежеспособность в его понимании первично по отношению к несостоятельности.

A. Васильев связывает несостоятельность с решением суда, а под банкротством понимает в первую очередь неспособность удовлетворить требования кредиторов, что, по его мнению, порождает конкурсное производство, вводимое в отношении должника на основании решения суда. Все изменения правового статуса должника, рассматриваются и утверждаются судьей, а точнее, считается возможным быть применимыми к должнику на основании вынесенного решения суда[114].

B. Н. Гаврилова рассматривает конкурсное производство как процедуру банкротства, введенную по решению суда, основной задачей которой является очистить экономику от сложных и ненужных должников, а последним начать новое дело без долгов[115] [116].

Б. Колб видит конкурсное производство как точку деления между несостоятельным должником и состоянием банкротства4.

Е. В. Смирнова и М. И. Кулагин рассматривают банкротство как уголовноправовую составляющую несостоятельности, поддерживая мнение

дореволюционных ученых[117]

В завершение обзора позиций цивилистов по вопросу соотношения двух феноменов «несостоятельность» и «банкротство», приведем точку зрения П. А.

Маркова, который очень точно, на наш взгляд, указывает на их множественность, хотя закреплены они в законе единым термином «несостоятельность (банкротство)»[118].

Таким образом, многие цивилисты, которые придерживаются мнения о необходимости разграничения в той или иной плоскости несостоятельности и банкротства и банкротства от несостоятельности, говорят о границах и соотношении двух этих понятий как в широком смысле этого слова, так и в узком, не уточняя, сколько их и как их следует соотносить между собой.

В результате можно выделить в юридической литературе четыре наиболее популярных аспекта, которые могут определять термин «несостоятельность (банкротство)».

Предполагаемая несостоятельность — этап, который предшествует судебному разбирательству и предоставляет кредитору право, а на должника возлагает обязанность по обращению в суд с заявлением о признании должника несостоятельным (банкротом). При этом обязанность доказать в суде критерии и признаки несостоятельности (банкротства) должника возлагаются на заявителя. Срок на подачу заявления законодателем не установлен.

Несостоятельность — это этап, который возникает в результате принятия арбитражным судом решения о признании должника - гражданина несостоятельным (банкротом) с применением к нему процедуры реструктуризации долгов, направленной на восстановление платежеспособности должника.

Банкротство — это этап, который возникает в результате невозможности восстановления платежеспособности должника и недостаточности его имущества для погашения задолженности перед всеми кредиторами. Он выражается в открытии процедуры реализации имущества должника - гражданина с целью равномерного распределения конкурсной массы между имеющимися кредиторами.

Неправомерное банкротство — это этап, который характеризуется установленными в действиях (бездействии) должника - гражданина признаков (совокупность признаков) преднамеренного, фиктивного банкротства, иных правонарушений, доказанных в деле о банкротстве, в результате которых возникает ответственность, предусмотренная уголовным и административным законодательством.

Употребление двух и более синонимов для обозначения одного и того же термина не является новеллой Закона о банкротстве 2002 года. Такой прием юридической техники законодатель применял в главе 3 «Граждане (физические лица)», в § 6 «Финансовая аренда (лизинг)» главы 34 части второй Гражданского кодекса РФ1 и др.

Использование такого подхода позволяет шире обозначить всю сложность структуры и многогранность правовых последствий института несостоятельности (банкротства), которые нашли свое отражение в нормах Закона о банкротстве 2002 года, в противном случае потребовалось бы использовать множество федеральных законов по разным направлениям.

Вместе с тем представленная автором множественность аспектов термина «несостоятельность (банкротство)» в виде четырех связанных между собой явлений характеризует состояние имущества должника. Таким образом, усматривается изменение в подходе взыскания — от личного к имущественному.

В свое время дореволюционный ученый Е. А. Нефедьев разделял несостоятельность на фактическую и юридическую, отмечая при этом, что юридическая - это «признание судом».

Из чего следует, что под фактической несостоятельностью автор понимал досудебную несостоятельность, в рамках которой судьба имущества не определена. И не может быть определена в силу отсутствия на то судебной санкции.

Аналогичное мы видим и в современном законодательстве: в соответствии со статьей 25 ГК РФ должник признается несостоятельным (банкротом) только по решению арбитражного суда.[119]

Теперь рассмотрим выделенные нами этапы более подробно.

В рамках этапа «предполагаемая несостоятельность», то есть до принятия арбитражным судом решения, право должника распоряжаться своим имуществом действующим Законом о банкротстве не запрещено и не ограничено.

Вместе с тем законодатель указывает на возможность оспаривания сделок в порядке главы III. 1 указанного закона, срок совершения которых приходится на период в течение одного года и (или) трех лет до и после принятия судом заявления о признании должника несостоятельным (банкротом).

Таким образом, в зависимости от решения арбитражного суда по итогам первого этапа в отношении имущества должника могут наступить следующие последствия:

1) в случае прекращения производства должник сохраняет за собой право распоряжаться своим имуществом, а сделки, совершенные должником, не изменяют своих правовых последствий;

2) в случае перехода к одному из следующих этапов должник ограничивается (прекращает) свои полномочия по распоряжению своим имуществом, сделки могут быть оспорены.

Справедливости ради следует сказать, что законом также предусмотрены процедуры предупреждения банкротства, включающие санацию, которые направлены на оперативное восстановление платежеспособности должника и применимы до принятия арбитражным судом решения, в том числе, используя имущество должника (например, обеспечение задолженности имуществом (залогом), сдача имущества в аренду на условиях предоплаты и пр.).

На следующем этапе, условно названном нами как «несостоятельность», удовлетворение требований кредиторов осуществляется согласно утвержденного судом плана реструктуризации долгов, а в результате введения процедуры наступают такие последствия, как приостановление начисления неустоек, штрафов; взыскание по исполнительному производству приостанавливаются, кроме некоторых случаев; появляется возможность для одностороннего отказа кредитора от исполнения обязательств в неденежной форме (ст. 213. 11 Закона о банкротстве 2002 года)[120].

Как видим, со стороны законодателя установлены особые условия, направленные на плановое погашение общей задолженности, которая приведена в общую структуру, оформленную в план реструктуризации долгов.

На этапе «банкротство» гражданин признается банкротом, в отношении него применяются процедуры реализации имущества, распоряжение имуществом, составляющим конкурсную массу, осуществляет исключительно финансовый управляющий от имени гражданина (п.6 ст. 213.25 Закона о банкротстве 2002 года)[121] [122]. Имущество реализуется на торгах в порядке и сроках, утвержденных Положением о порядке продажи такого имущества.

В рамках «неправомерного банкротства», например, устанавливаются факты преднамеренного и фиктивного банкротства. Оба состава являются материальными, установить их возможно исключительно в деле о банкротстве (ст.ст. 196-197 УК РФ). Формирование конкурсной массы, в силу

неправомерных действий должника, осуществляется с участием

правоохранительных органов, выполняющих соответствующие мероприятия.

Подводя предварительный итог сказанному, представляется возможным сделать следующий вывод. Термин «несостоятельность(банкротство)» может быть раскрыт, в том числе, как имущественное положение гражданина, изменение правового статуса которого прямо пропорционально качественному и количественному критериям его имущества.

Высказанная точка зрения автора не находится в отрыве от предлагаемых на сегодняшний день концепций, скорее, наоборот, отчасти подтверждает их, отражая новый взгляд на сформировавшиеся статусы должника в институте несостоятельности (банкротства) в современной России, в частности новеллы законодательства — глава Х действующего Закона о банкротстве дополнена § 4 «Особенности рассмотрения дела о банкротстве гражданина в случае его смерти» [123] . Кроме того, законодателем не дается каких-либо уточняющих признаков, позволяющих характеризовать гражданина-должника в деле о банкротстве, очевидно, тем самым выделяя основным элементом состояние имущества у гражданина как участника конкурсных отношений.

Принятые нововведения обязывают рассмотреть признаки несостоятельности (банкротства) должника. При исследовании вопроса признания несостоятельным (банкротом) наследодателя в юридической литературе обращается внимание на момент наступления неплатежеспособности, который очевидно не может быть иным, кроме как при жизни[124] [125].

Между тем из содержания действующего Закона о банкротстве нельзя выделить однозначное основание для применения в отношении должника процедур банкротства. Известны основные внутренние признаки, такие как неплатежеспособность, недостаточность имущества должника, и внешние: размер задолженности и срок просроченного платежа.

В законодательстве дореволюционной России в отношении торговой и неторговой несостоятельности критерий недостаточности имущества был первичным, под которым понималась недостаточность имущества должника для полного погашения всей его задолженности3.

Как альтернатива некоторыми учеными, среди которых Г. Ф. Шершеневич, Д. В. Туткевич предлагался другой феномен — неплатежеспособность[126].

При этом Д. В. Туткевич считал, что недостаточность имущества (неоплатность) можно использовать в отношении физических лиц, поскольку состояние неоплатности должника в гражданской сфере легче определить: активы лица, не ведущего торговой деятельности, как правило, известны, определяются в недвижимости или движимости, а так же в доходах. Разница между активами и пассивами очевидна, в этой связи, имеющаяся задолженность, превышающая активы, в гражданской сфере рождает феномен неоплатности, что характеризует несостоятельность[127].

Стоит заметить, что в Законе о банкротстве 1992 года была заложена идеология, основанная на признаке недостаточности имущества должника, как в отношении юридических лиц, так и физических лиц, ведущих

предпринимательскую деятельность.

Впоследствии установление факта недостаточности имущества

законодателем оставлено только за физическими лицами, а

неплатежеспособность отнесена к индивидуальным предпринимателям и юридическим лицам.

Для гражданина как участника конкурсных отношений характерным, на наш взгляд, представляется установление факта превышения пассива над активом, то есть недостаточность имущества позволяет говорить о нем как о потенциальном участнике конкурсных отношений.

Вместе с тем изменения, внесенные в конце июня 2015 года в действующий Закон о банкротстве 2002 года[128],коснулись граждан. Закон был дополнен более сложным критерием — неплатежеспособность применительно к гражданину.

Сложным он представляется в силу необходимости установления факта прекращения платежей, учитывая, что речь идет не о предпринимательской деятельности, следовательно, все риски сведены к минимуму. Скорее всего, прекращение платежа можно характеризовать как нежелание исполнять обязанности по оплате или недостаточность имущества для осуществления платежа.

Напомним, что общее понятие неплатежеспособности в Законе о банкротстве 2002 года появилось сравнительно недавно — в 2009 году[129]. В нем под неплатежеспособностью предлагается понимать прекращение выплат должником части совокупной задолженности в связи с недостаточностью денежных средств. Здесь же указывается на презумпцию неплатежеспособности (недостаточность денежных средств), поскольку она подразумевается, если не доказано иное (абз. 33, 34 ст. 2)[130].

А вот специальное толкование применительно к гражданам появилось в 2015 году после внесения в Закон июньских изменений (Закон № 154-ФЗ). И теперь неплатежеспособность понимается как неспособность гражданина погасить все имеющиеся требования по своим обязательствам. Презумпция неплатежеспособности (недостаточность денежных средств) сохранена (п.3 ст. 213.6 Закона о банкротстве)[131].

Как видно из определения в общем порядке неплатежеспособность понимается как признак несостоятельности.

В специальном толковании неплатежеспособность становится тождественным понятию несостоятельность (ст. 2 Закона о банкротстве)[132]. При этом специального понятия «несостоятельность граждан» законодателем для аналогичных целей не дается.

В науке известны случаи отождествления понятий «неплатежеспособность» и «несостоятельность»[133]. Однако в этом случае категория «несостоятельность» в своем применении к гражданам становится излишней.

Как справедливо отмечает Т. П. Шишмарева «между

неплатежеспособностью и несостоятельностью есть весьма существенные различия»[134].

Для выбора адекватного правового регулирования отношений,

составляющих материальное и процессуальное содержание идеологических правоотношений в конкурсном праве, вопрос терминологии, используемой как отраслью права, так и отдельным его институтом, имеет теоретическое и практическое значение.

Юридическая квалификация фактического обстоятельства позволяет признать его юридическим фактом[135].

Под юридическими фактами в науке принято считать именно жизненные обстоятельства, с которыми связывают наступление юридических последствий,[136] возникновение, изменение и прекращение правовых отношений между определенными субъектами права[137].

Такими фактами в конкурсном праве являются «неплатежеспособность» и «неоплатность», которые порождают в результате соответствующие правовые последствия, закрепленные в юридических актах под общим понятием «несостоятельность (банкротство)».

Современное законодательство характеризует прекращение платежей как признак неплатежеспособности (абз. 3 п.3 ст.213.6 Закона о банкротстве)[138], никак не соотнося его с несостоятельностью.

Дореволюционное законодательство несостоятельным также признавало лицо, пришедшее в такое состояние дел, когда не только отсутствуют личные средства для своевременного погашения своей задолженности в крупных суммах, но можно полагать о неоплатности, когда совокупного имущества недостаточно для удовлетворения требований всех кредиторов[139] [140].

Понятие «несостоятельность» исследовалось многими русскими

цивилистами, например, Г. Ф. Шершеневичем, А. Туром, Д. В. Туткевичем. Не будем повторяться отметим лишь, что все они, включая В. Л. Исаченко, понимали несостоятельность через установление юридических фактов

неплатежеспособности и (или) неоплатности должника .

Для сравнения: Французское законодательство для объявления должника несостоятельным использует ряд предпосылок. В основе лежит

неплатежеспособность, которая заключается в том, что должник неспособен погасить долг в рамках имеющихся наличных средств, а также судебное решение об отсутствии возможности погасить долговые обязательства. Однако несостоятельность определяется исходя из одного из двух признаков: неплатежеспособность либо неоплатность[141].

Такое понимание нам представляется справедливым в силу особой правовой природы феномена несостоятельности. По своей сути оно рассматривается шире понятия неплатежеспособности как российским, так и иностранным законодательством.

Таким образом, можно заключить, что несостоятельность есть особая категория конкурсного права, которая характеризует способность (возможность) должника погасить задолженность в зависимости от установленных юридических фактов арбитражным судом: неплатежеспособность и (или) недостаточность имущества.

Понятие неплатежеспособности в свое время было предложено Г. Ф. Шершеневичем, который предлагал рассматривать его как состояние должника, в котором последний не может погасить требования, предъявленные к нему всеми кредиторами [142].

Современная наука предлагает иное толкование неплатежеспособности, характеризуя его как невозможность в определенный момент погасить обязательства, по которым уже наступил срок выплаты, в связи с недостаточностью имущества[143] [144].

Очевидно, что первое определение ближе к понятию несостоятельности в силу того, что неплатежеспособность определяется, в том числе, через признак недостаточности имущества должника, срок для которого не имеет существенного значения.

На наш взгляд, современное толкование точнее определяет состояние неплатежеспособности должника, срок для которого — важное событие, в противном случае невозможно установить юридический факт прекращения платежа.

Среди прочих признаков неплатежеспособности законодатель устанавливает недостаточность имущества (абз. 5 п.3 ст. 213.6 Закона о

з

банкротстве 2002 года) .

Такое положение дел способствует утрате единого традиционного понимания, сложившегося еще в дореволюционный период, поскольку признак недостаточности имущества является самостоятельным признаком.

Данное применение является дискуссионным, поскольку законодатель дает толкование понятию недостаточности имущества, не связывая его с неплатежеспособностью, объясняя его традиционную сущность: «превышение размера денежных обязательств и обязанностей по уплате обязательных платежей должника над стоимостью имущества (актива) должника» (абз. 33 ст. 2 Закона о банкротстве 2002 года)[145].

Вспомним классика русской цивилистика Г. Ф. Шершеневича, который писал, что установление факта отсутствия денежных средств в судебном порядке, не означает его неоплатность[146] [147].

Другим признаком неплатежеспособности указывается факт окончания исполнительного производства, по итогам которого установлено отсутствие какого - либо имущества, реализовав которое можно погасить всю задолженность (абз. 6 п. 3 ст. 213.6 Закона о банкротстве)3, что также является дискуссионным.

Используемый признак характеризует скорее недостаточность имущества должника, но не платежеспособность.

Тогда как четвертый признак, напротив, характеризует

неплатежеспособность (абз. 4 п. 3 ст. 213.6 Закона о банкротстве)[148], поскольку речь идет о прекращении платежей в размере 10% от общей суммы долга в течение более одного месяца.

Неплатежеспособность и неоплатность должника есть самостоятельные признаки, характеризующие финансовое положение должника, которые в целом определяют его несостоятельность.

Прекращение платежей может свидетельствовать об изменениях в отрицательную сторону величины чистых активов, однако не свидетельствует о его низкой ликвидности. Даже если у гражданина находится в собственности низколиквидное имущество, например, недвижимое, в силу длительного срока по переводу его в денежные средства его актуальная оценочная стоимость может многократно превышать размер платежа совокупного долга.

Основным правовым аспектом состояния неплатежеспособности является возможность возвращения субъекта в общий правовой режим исполнения обязательств. Восстановление платежеспособности знаменует прекращение конкуренции кредиторов, порождаемой особым порядком. При установлении признаков состояния недостаточности имущества должника, напротив, надежды в этом смысле нет.

Таким образом, можно утверждать, что основными признаками несостоятельности являются неплатежеспособность и недостаточность имущества должника, юридическая квалификация которых позволяет точнее характеризовать способность должника.

Продолжая размышления о новой идеологии законодателя, есть основания предполагать, что миссия изменений, внесенных в Закон о банкротстве 2002 года в июне 2015года Законом № 154-ФЗ, состояла в том, чтобы установить основания возбуждения производства по делу о банкротстве в отношении должника.

Такое основание содержит Германское Положение о несостоятельности, где под неплатежеспособностью понимается общее основание для возбуждения производства по делу[149].

Российское законодательство использует формальные основания для возбуждения производства по делу о банкротстве, которыми служат соответствующее заявление по форме и факт его подачи в подведомтсвенный суд кредитором, уполномоченным органом или должником (ст. 213.3 Закона банкротстве 2002 года).

В пользу сказанного говорит позиция Конституционного Суда РФ, который рекомендует арбитражным судам устанавливать юридический факт неплатежеспособности должника в делах о банкротстве[150].

Представляется, что для введения процедуры реструктуризации долгов, имущества должника установление неплатежеспособности весьма характерно. Данное обстоятельство позволяет на ранних стадиях применить к должнику меры санации, то есть позволяет устранить ту правовую неопределенность, которая не позволила участникам разрешить свой вопрос вне судебного поля.

В ходе рассмотрения такого основания судьи обязаны ориентироваться на другие признаки несостоятельности (банкротства), такие как срок наступления платежа и сумма просроченной задолженности.

В юридической литературе относительно сроков сформировался единый подход, согласно которому понимаются события, относимые к группе юридических фактов[151] [152].

Наиболее точно дает оценку срокам В.Б. Исаков, характеризуя срок как элемент фактического состава юридического факта, поскольку вне связи с ситуацией и(или) иными юридическими фактами содержания в себе не несет , то есть срок имеет значение в связке с чем-либо.

Состояние неплатежеспособности по сути наступает в силу прекращения платежей, срок для которых был определен[153].

В частном порядке срок может быть согласован сторонами, либо определен Гражданским кодексом РФ. Для публичных отношений срок устанавливается Налоговым кодексом Российской Федерации[154] и иными федеральными законами.

Законом о банкротстве 2002 года установлено, что для признания должника несостоятельным срок пропуска платежа составляеттри месяца (п. 2 ст. 213.3). Минимальный размер задолженности составляет 500 000 рублей.[155]

Сумма задолженности, выраженная в иностранной валюте, подлежит конвертации с иностранной валюты в национальную (российскую).

Относительно задолженности по неденежным обязательствам и невозможности их применения в качестве признака банкротства в научной литературе были высказаны мнения цивилистов[156] [157].

Соглашаясь с мнением, что неисполнение или ненадлежащее исполнение должником любого гражданско-правового неденежного обязательства может быть переведено в денежное требование кредитора, согласно нормам Гражданского кодекса (например, ст.ст. 393, 405, 453, 495 ГК РФ и иные) , в связи с имеющейся возможностью замены предмета долга на денежное обязательство[158], подтвердим сказанное нормами закона.

Итак, сумма задолженности в Законе о банкротстве 1998 года была отражена в размере минимальной оплаты труда (МРОТ)— 1000 МРОТ. По состоянию на 1998 год один МРОТ был равен 83 рубля 43 копейки[159], что в сумме составляет 83 430 рублей — то есть необходимая сумма задолженности для инициирования процедуры банкротства. В Законе о банкротстве 2002 года эта сумма была зафиксирована в твердом денежном выражении в российской валюте — 10 000 рублей; после последних изменений сумма увеличена до 500 000 рублей (пункт 2 статьи 213.3 Закона о банкротстве 2002 года)[160].

Следует обратить внимание, что в дореволюционный период «конкурс учреждался», при сумме задолженности перед всеми кредиторами более 3000 рублей, поскольку процесс в малобюджетных делах несет больше расходов, чем доходов; минимальная сумма задолженности, достаточная для возбуждения процедур конкурса в городах, за исключением Москвы и Санкт-Петербурга — до 1000 рублей, для городов Москва и Санкт-Петербург сумма трехкратно больше — 3000 рублей)[161].

Очевидно, что современная миграция жителей в города федерального значения не позволяет реализовать в полной мере механизм дореволюционного периода.

К примеру, латвийское законодательство в отношении физических лиц использует двухступенчатый механизм регулирования признаков несостоятельности:

- сумма задолженности в размере 50 минимальных заработных плат (~ 6 700 евро), что соответствует ~ 300 000 российских рублей, не погашенных к моменту наступления срока оплаты;

- в случае отсутствия возможности погашения задолженности в будущем, срок оплаты по которой наступит в течение года, когда общая сумма долговых обязательств превышает100 минимальных заработных плат (~ 13 400 евро) (~ 600 000 рублей)[162].

Российское законодательство частично реализовало элементы используемого механизма. В иной части, например, уменьшение срока, представляется нецелесообразным для России в силу того, что институт несостоятельности (банкротства) граждан находится на стадии развития, поэтому требуется время, анализ, наблюдение, чтобы делать выводы в этой части.

Итак, законодатель установил фиксированную сумму задолженности и срок, когда такая задолженность считается просроченной, в ситуации, когда гражданином прекращаются платежи, для целей определения его неплатежеспособности.

Однако следует учитывать те обстоятельства, при которых платежи не прекращаются, при этом погашаются не в полном объеме и с нарушением срока.

Платеж, просроченный на один день, следует так же рассматривать как признак неплатежеспособности. Но в силу того, что он не подпадает под условие признака «три месяца», логично предположить, что на дни до трех месяцев фактически начисляются пени, штрафы, то есть применяются санкции. Аналогичная судьба у платежей, которые перечисляются не в полном объеме.

При этом определенные законом признаки несостоятельности (фиксированная сумма и срок не менее трех месяцев) не могут с достаточной вероятностью установить фактическое финансовое положение должника.

И здесь следует привести справедливое замечание Д. М. Г енкина о том, что имущество должника может выражаться в требованиях к третьим лицам, при этом, должник может считаться неплатежеспособным, и напротив, должник, имеющий активную кредитную линию, не будет считаться неплатежеспособным[163] [164].

А вот Германское уложение содержит другой вид основания для возбуждения дела о банкротстве, которое предусмотрено в исполнении самого должника — в ситуации превышения пассива над активом, когда он подает заявление в отношении себя — сверхзадолженность (Uberschuldung) .

Этот механизм частично реализован российским законодательством. В общем порядке заявление о признании должника банкротом рассматривается арбитражным судом как возможность введения процедуры реструктуризации долга (п. 1 ст. 213.6 Закона о банкротстве 2002 года)[165]. Если заявителем является должник, то арбитражный суд вправе применить процедуру реализации имущества, при условии, что гражданин докажет свое несоответствие требованиям для реструктуризации долгов (п.8 ст. 213.6 Закона о банкротстве)[166].

Наглядно видно, что признак недостаточности имущества рассматривается арбитражными судами как основание для введения процедуры реализации имущества должника. Очевидно, что доказать заявленное по силам самому должнику ввиду того, что информация о наличии и качестве активов не является публично доступной.

Важным обстоятельством является отсутствие размера задолженности, что справедливо законодателем компенсируется необходимостью доказать в суде: 1) наличие обстоятельств, доказывающих то, что должник не имеет возможности исполнить обязательства; 2) наличие критериев неплатежеспособности и(или) недостаточности имущества (п. 2 ст. 213.4 Закона о банкротстве)[167].

Состояние неоплатности подразумевает под собой доказывание превышения активов должника над сформировавшейся задолженностью[168].

Нам представляется допустимым не применять признак срока, оставив его на усмотрение суда, в ситуации, когда должник прогнозирует свою неплатежеспособность, в том числе, допуская состояние неоплатности, и на этом основании не желает осуществлять пропуск платежа.

Во-первых, сумма задолженности не будет увеличиваться на сумму начисляемых санкций.

Причиной просрочки может быть утрата основного источника дохода в силу внешних или внутренних факторов: сокращение на работе; утеря или гибель имущества, сдаваемого в аренду; дефолт, девальвация и т.д. Добросовестный гражданин может представить в арбитражный суд доказательства (например, трудовую книжку с отметкой об увольнении согласно пп. 1, 2 статьи 81 или п.п. 5, 7 ст. 83 ТК РФ, справка пожарной службы об утрате имущества, выписку из банка об уменьшении суммы вклада, ввиду экономических обстоятельств на уровне государства, медицинскую справку об утрате трудоспособности и т.д.)

Во-вторых, у должника нет необходимости искусственно создавать условия пропуска платежа, если единственное решение — это реализация имущества, которое возможно включить в конкурсную массу. Причем имущество низколиквидное, например, недвижимое имущество, труднореализуемое в короткий срок, либо имущество, на которое он вправе рассчитывать в будущем (наследство, выигрыш, клад и пр.).

С учетом изложенного выявлена необходимость внести коррективы в Федеральный закон от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». В частности:

1) изложить пункт второй статьи 213.4 в следующей редакции:

«2. Гражданин вправе подать в арбитражный суд заявление о признании его банкротом в случае предвидения банкротства при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что он не в состоянии исполнить денежные обязательства и(или) обязанность по уплате обязательных платежей, при этом гражданин отвечает признакам неплатежеспособности и(или) признакам недостаточности имущества.»;

2) уточнить понятие «неплатежеспособность», так как оно не является тождественным понятию «несостоятельность», а так же уточнить, каким признакам неплатежеспособности и признакам недостаточности имущества должен отвечать гражданин.

В связи с чем предлагается изложить пункт третий статьи 213.6 в следующей редакции:

«3. Для целей настоящего параграфа под неплатежеспособностью гражданина понимается его невозможность исполнить текущее денежное обязательство и(или) обязанность по уплате обязательных платежей, срок исполнения которого уже наступил, вследствие недостаточности денежных средств.»

Если не доказано иное, гражданин предполагается неплатежеспособным при условии, что имеет место хотя бы одно из следующих обстоятельств.

Гражданин прекратил расчеты с кредиторами, то есть перестал исполнять денежные обязательства и (или) обязанность по уплате обязательных платежей, срок исполнения которых наступил.

Более чем десять процентов совокупного размера денежных обязательств и(или) обязанности по уплате обязательных платежей, которые имеются у гражданина и срок исполнения которых наступил, не исполнены им в течение более чем одного месяца со дня, когда такие обязательства и(или) обязанность должны быть исполнены.».

Одновременно могут быть установлены обстоятельства в случае недостаточности имущества должника:

размер задолженности гражданина превышает стоимость его имущества, в том числе права требования;

наличие постановления об окончании исполнительного производства в связи с тем, что у гражданина отсутствует имущество, на которые может быть обращено взыскание.

Гражданин не может считаться неплатежеспособным, если имеются достаточные основания полагать, что с учетом планируемых поступлений денежных средств, в том числе доходов от деятельности гражданина и погашения задолженности перед ним, гражданин в течение непродолжительного времени сможет исполнить в полном объеме обязательства и(или) обязанность по уплате обязательных платежей, срок исполнения которых наступил.

В качестве основания для возбуждения дела о банкротстве предлагается использовать состояние неплатежеспособности и применение в отношении должника процедуры реструктуризации долгов имущества должника. При этом основанием для применения процедуры «реализация имущества должника» считать установление факта недостаточности имущества должника.

Сказанное реализовано в законодательстве, однако не имеет своего теоретического подтверждения и, как следствие, единого подхода в науке. Указанные два понятия характеризуют различные стороны финансового положения должника, порождают различные юридические последствия и решают соответствующие задачи.

В результате проведенного в рамках настоящего параграфа исследования делается вывод о допустимости применения единого термина «несостоятельность (банкротство)», который используется действующим законодательством, однако диссертантом обосновывается возможность применения указанного термина через четыре понятия, характеризующих имущественное положение гражданина: 1) предполагаемая несостоятельность, 2) несостоятельность, 3) банкротство, и 4) неправомерное банкротство. Полагаем, такая точка зрения автора не находится в отрыве от предлагаемых на сегодняшний день концепций, скорее отчасти подтверждает их, отражая новый взгляд на сформировавшиеся статусы должника в институте несостоятельности (банкротства), например, умерший гражданин.

Основываясь на результатах анализа признаков несостоятельности, автор предлагает рассматривать «неоплатность» как основание для введения процедуры банкротства реализации имущества должника, а «неплатежеспособность» — для введения реструктуризации долга, поскольку считает существующее основание в виде формальной подачи заявления о признания гражданина банкротом, закрепленное законодателем, недостаточным.

<< | >>
Источник: Алфёрова Лилиана Марковна. КОНКУРСНАЯ ПРАВОСУБЪЕКТНОСТЬ ДОЛЖНИКОВ - ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ: ОСОБЕННОСТИ РЕАЛИЗАЦИИ ОТДЕЛЬНЫМИ КАТЕГОРИЯМИ ГРАЖДАН. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва —2017. 2017

Скачать оригинал источника

Еще по теме §1. Понятие, критерии и признаки несостоятельности (банкротства) физических лиц:

  1. § 3. Преступления в сфере предпринимательской и банковской деятельности
  2. Оглавление
  3. § 1. Способы защиты гражданских прав
  4. 4. Совершенствование законодательного определения вымогательства
  5. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ СОБСТВЕННОСТИ
  6. § 5. Преступления, связанные с проявлением монополизма и недобросовестной конкуренции
  7. § 10. Преступления, связанные с банкротством
  8. § 3. Конкретные виды преступлений против правосудия
  9. Зарубежное законодательство о дочерних и зависимых обществах.
  10. Дочерние и зависимые общества как субъекты гражданских правоотношений.
  11. Отечественная цивилистическая доктрина о правосубъектности юри­дического лица.
  12. Введение
  13. §1. Понятие, критерии и признаки несостоятельности (банкротства) физических лиц
  14. §2. Механизм осуществления производства по делам о несостоятельности (банкротстве) физических лиц
  15. § 3. Понятие и сущность конкурсной правосубъектности
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -