<<
>>

ПРАВА ЧЕЛОВЕКА В КОНСТИТУЦИЯХ И НАЦИОНАЛЬНЫХ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВАХ НА ПРИМЕРЕ РОССИИ И ГЕРМАНИИ (СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ) Т. В. Сычевска


Байкальский государственный университет экономики
и права, г. Иркутск, Россия
Summary. The author investigating the evolution of human rights’ ideas in Russia and Germany in time and comes to the conclusion that this process in Germany was longer ago than in Russia.
Nowadays both countries in their constitutions have the complete sets of human rights. Equally the article is devoted to analyze of these sets and to bring out their main similar features.
Key words: Human rights, The Russian Constitution, the Constitutions of soviet time, The Weimar Constitution, The Basic Law for the Federal Republic of Germany, legal right, freedom, natural law, positive law, basic rights, constitution rights.
Права человека, их назначение - одна из «вечных» проблем социально-культурного развития человечества, прошедшая через тысячелетия и неизменно находившаяся в центре внимания политической, правовой, этической, философской и религиозной мысли. В различные эпохи эта политико-правовая проблема, приобретала религиозную, этическую, или философскую направленность в зависимости от исторического этапа общественного развития. Права человека представляют собой сложное, многомерное явление.
Актуальность прав человека и основных свобод как фундаментальных ценностей современной цивилизации сложно переоценить, они имеют существенно важное значение для международных отношений в XXI веке, принцип уважения прав человека является одним из основных принципов международного права.
В рамках данной статьи прилагается рассмотреть эволюцию идей прав и свобод человека и гражданина по законодательству России и Германии. Правовые системы данных государств представляются достаточно схожими. Базовым принципом законодательства РФ и ФРГ признаётся соблюдение прав и свобод человека: человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Сегодня объём прав и свобод личности определяется не только конкретными особенностями того или иного общества, но и развитием общечеловеческих ценностей и культуры, уровнем и степенью взаимодействия международного сообщества. Учитывая возникшую необходимость в создании универсальных международно-правовых стандартов в области прав человека, сравнительно-правовые исследования в данной сфере несомненно представляют интерес.
В разные исторические эпохи набор прав и свобод человека в основных нормативно-правовых актах обоих государств был неодинаков. Так, в Германии возникновение института основных прав и свобод началось в конце XVIII века вместе с распространением учений о свободе человека. Развитие основных прав и свобод в XIX веке происходило отдельно в южных и северных землях Германии. Например, глава 4 Конституции Баварии 1818 года была посвящена основным правам и обязанностям и в ней закреплялись, в частности, положения о безопасности личности и собственности, равный доступ к государственной службе, свобода совести и печати. Подобные положения содержались также в Конституциях Бадена 1818 года и Вюртемберга 1819 года.

В то время закрепление правового статуса личности в Конституциях XIX века происходило через призму конституционной монархии, существовавшей в Германии. Считалось, что права и свободы даруются человеку монархом, им же они могут быть в любое время отобраны [15].
Тогда же возникало движение за равные права сословий, заставившее провести целый ряд реформ по расширению каталога прав и свобод человека. Однако, несмотря на все попытки того времени, правовое действие основных прав и свобод было в значительной степени ограничено: провозглашённые в Конституции постулаты не имели прямого действия, требовалось принятие развивающего законодательства, которое по многим вопросам отсутствовало и сознательно не принималось. В результате аристократия по-прежнему пользовалась привилегиями, а низшие сословия - ущемлялись в правах. В политическом же процессе провозглашение основных прав и свобод играло «руководящую» роль: определялся курс движения к правовому государству и становлению гражданского общества [19].
После революции 1848 года и приходом к власти Правительства Церкви Пауля развитие основных прав и свобод шло стремительными темпами. Своей главной задачей новое правительство считало разработать каталог прав человека и гражданина по образцу американской и французской революции. Так, в Конституции 1848 года появились политические права и свободы: свобода мысли и слова, свобода объединения. К сожалению, Правительство Церкви Пауля не просуществовало долго, и демократические положения Конституции потерпели неудачу.
В конституциях северогерманских земель периода 18671871 годов каталог прав и свобод практически отсутствовал: упоминалось только о гарантиях свободы занятия ремеслом и выбора места проживания [17]. Появление классического набора прав и свобод связано с проведением Судебной реформы 70-х годов XIX века, тогда были закреплены такие постулаты, как запрет обратной силы закона, право на разбирательство дела судом, гарантии независимости суда и неприкосновенность личности и жилища. Однако равенство всех перед законом, право на частную собственность, свобода занятия научным трудом и свобода религиозных убеждений по- прежнему отсутствовали, кроме того, закреплялась возможность ограничения прав и свобод граждан в целях проведения «культурной и социальной борьбы» [17].
К середине XIX столетия создание либерального государства и построение экономического общественного устройства вышло на передний план. Прежде всего, речь шла о необходимости ограничения власти. Так, был закреплён один из важнейших принципов - недопустимость вмешательства в права и свободы без указания на то закона [20].
Дальнейшее развитие прав и свобод связано с Веймарской Конституцией. После поражения Немецкого Рейха в Первой мировой войне и последовавшей революции 1918 года Германия впервые была объявлена республикой. В 1919 году была принята Веймарская Конституция, второй раздел которой назывался: «Основные права и обязанности немецкого народа» и включал 56 статей. Каталог прав во многом был заимствован из Конституции 1848 года, однако на многие социальные проблемы теперь взглянули по-новому: отныне провозглашалась программа построения демократической, правовой и социальной республики.
Конституция 1919 года закрепляли такие права, как равноправие граждан, свобода передвижения и выбора места жительства, свобода личности, неприкосновенность жилища, гарантии тайны переписки, свобода мысли и слова, свобода религиозных убеждений, право на объединение, право обжалования действий органов государственной власти в суде. Кроме того, вводилась обязанность государства улучшать положение рабочего класса и соблюдать права и свободы [17].
Таким образом, Веймарская Конституция представляет собой первую попытку сознательного закрепления каталога прав и свобод. Основные права призваны были не только защитить существующее положение буржуазии, но и позволить рабочему классу развиваться и занять доминирующее положение в обществе [13]. Однако, несмотря на закрепление широкого круга прав и свобод в Конституции, реализация и соблюдение их на практике было затруднено: многие положения носили лишь декларативный характер [18]. Веймарская Конституция прекратила своё действие в 1933 году после захвата власти Национал-социалистической рабочей партией Германии.
Своё новое развитие институт прав и свобод в Германии получил с принятием Основного закона ФРГ 23 мая 1949 года. Одной из важнейших задач того времени было возрождение в полной мере государственного федерализма, а также создание правовых гарантий против президентской узурпации власти сравнительно с тем, что было установлено в Веймарской Конституции.
В Основном законе ФРГ раздел, посвящённый основным правам и свободам, содержится в первой главе, что подчёркивает важность их соблюдения в современной Германии. Неприкосновенные, неотчуждаемые права человека признаются основой всякого человеческого общества и справедливости в мире (статья 1 Основного закона ФРГ). За гражданами закрепляются свободы совести, вероисповедания, мнений, печати и доступа к информации, союзов и собраний, передвижения и выбора профессий. Гарантируется свобода и неприкосновенность собственности. Но вместе с тем декларируется, что собственность обязывает, и пользование ею должно служить общему благу (статья 14 Основного закона ФРГ). Важной конституционной оговоркой является положение о том, что демократические права и свободы не могут использоваться для борьбы против свободного демократического порядка (статья 18 Основного закона ФРГ), возможность лишения основных политических прав, а также гарантий тайны переписки и т. п. определяются специальными институтами конституционного контроля.
Кроме того, основные права и свободы приобрели широкое значение: ими связаны все ветви власти: законодательная, исполнительная и судебная. Признаётся первичность прав и свобод по отношению к другим разделам конституционного права, а следовательно, положения о правах и свободах должны учитываться во всех правовых сферах.
Как отмечают учёные-конституционалисты, за все 52 случая внесения изменений в Основной Закон раздел об основных правах и свободах оставался практически нетронутым [12].
Становление института прав человека в его современном понимании в российском государстве произошло не так давно, главная причина этому - особенности исторического развития России.
Наука конституционного права в России начала складываться на рубеже XIX и XX вв. Первые попытки создать писаную конституцию предпринимались, в частности, декабристами и императором Александром II. Неким прообразом конституционного законодательства стали «Основные государственные законы», принятые в 1906 году, а также ряд важных правовых актов в период существования Временного правительства [5].
Между тем «Основные государственные законы» не выделяют правовой статус личности и гражданина. Вообще понятия «личность» и «права личности» - это не характерные категории для данного периода развития конституционного права. Они встречаются разве что в переводных трудах иностранных авторов, и в некоторых трудах юристов России, но не находят законодательного закрепления [5].
Впервые закрепление правового статуса личности происходит в советский период. В Конституции РСФСР от 10 июля 1918 года, также последующих Конституциях СССР от 6 июля 1923 года и от 5 декабря 1936 года впервые были закреплены нормы о защите прав, чести и достоинства человека, социальной защите всех граждан страны, вне зависимости от национальности, должностного и имущественного положения, а также множество других гарантий. Однако стоит отметить, что современная историческая мысль скептически относится к «самым демократическим» конституциям того времени [8].
Тем не менее анализ Конституций советского периода позволяет говорить о развитии конституционной мысли. Так, в Конституции РСФСР 1918 года была закреплена концепция прав и свобод гражданина, основное внимание уделялось обязанностям граждан, главной из которых признавался труд (статья 18 Конституции РСФСР 1918 г.).
В Конституции СССР 1936 года целая глава была отведена правам и обязанностям человека и гражданина. И если Конституция 1918 года говорила об обязанности трудиться, то Конституция 1936 года закрепляла право на труд.
Конституция СССР 1936 года впервые гарантировала правовую охрану личной собственности граждан СССР, приобретённой на трудовые доходы и сбережения, жилой дом и подсобное домашнее хозяйство, предметы домашнего хозяйства и обихода, личного потребления, а также право наследования личной собственности.
В перечне основных прав и связанных с ними обязанностей граждан упоминалось о правах на труд, отдых, материальное обеспечение (в старости, по болезни, при потере трудоспособности), образование (бесплатное) (статьи 118 - 123 Конституции СССР 1936 г.).
Провозглашалось равенство полов: женщине в СССР были предоставлены права наравне с мужчиной во всех сферах хозяйственной, государственной, культурной и общественнополитической жизни а также равенство национальностей, причём устанавливалось, что какое бы то ни было прямое или косвенное ограничение прав или, наоборот, установление прямых или косвенных преимуществ граждан в зависимости от их расовой и национальной принадлежности, равно как всякая проповедь расовой или национальной исключительности, или ненависти и пренебрежения, караются законом (статья 123 Конституции СССР 1936 г.).
Законом гарантировалось свобода слова, печати, собраний, митингов, шествий и демонстраций. Согласно Конституции СССР 1936 года эти права граждан обеспечивались предоставлением трудящимся и их организациям типографий, запасов бумаги, общественных зданий, улиц, средств связи и других материальных условий, необходимых для их осуществления.
В целях обеспечения свободы совести было произведено отделение церкви от государства, и школы от церкви. Свобода отправления религиозных культов и свобода антирелигиозной пропаганды признавались за всеми гражданами (статья 124 Конституции СССР 1936 г.).
По Конституции СССР 1936 года гражданам государства обеспечивалась неприкосновенность личности и жилища, а также гарантировалась тайна переписки (статья 127 Конституции СССР 1936 г.). Предусматривалась возможность предоставления права убежища иностранным гражданам, преследуемым за научную деятельность, защиту интересов трудящихся или национальноосвободительную борьбу (статья 129 Конституции СССР 1936 г.).
Следует отметить, что наряду с правами Конституция 1936 года содержала и ряд обязанностей, например, соблюдать Конституцию СССР, исполнять законы, блюсти дисциплину труда, честно относиться к общественному долгу, уважать правила социалистического общежития, беречь и укреплять общественную, социалистическую собственность, а также нести воинскую службу в рядах Вооруженных Сил СССР (статья 130 Конституции СССР 1936 г.).
Как отмечают большинство исследователей, для своего времени Конституция СССР 1936 года была самой демократической конституцией в мире, однако насколько её положения были реализованы на практике -другой вопрос. Так, уже в июле 1940 года Указом Президиума Верховного Совета СССР была повышена обязательная мера труда: вместо существовавшего семи- и шестичасового рабочего дня устанавливался восьмичасовой; вместо пятидневной рабочей недели - шестидневная. Через месяц новым Указом запрещался самовольный уход работников с предприятий и учреждений, а также переход с одного предприятия (учреждения) на другое. К нарушителям применялись уголовные наказания [5].
Советские Конституции расширяли социально-экономические права и свободы, но одновременно тормозили развитие личных прав, которые властью практически не соблюдались. Использование политических прав было ограничено Конституцией «в целях развития коммунистического строительства...», «в целях укрепления и развития социалистического строя» и т. п.
В Конституции СССР 1977 года происходит дальнейшее закрепление правового статуса человека и гражданина, снова выделяется отдельная глава «Основные права, свободы и обязанности граждан СССР», однако количество статей в ней значительно возрастает.
Конституция СССР 1977 года провозгласила, что граждане СССР обладают всей полнотой социально-экономических, политических и личных прав и свобод, предусмотренных и гарантируемых Конституцией СССР и советскими законами. Социалистический строй обеспечивает расширение прав и свобод, непрерывное улучшение условий жизни граждан по мере выполнения программ социально-экономического и культурного развития. При этом в Конституции подчеркивалось, что использование гражданами прав и свобод не должно наносить ущерб интересам общества и государства, правам других граждан, то есть, фактически, права личности рассматривались через призму интересов государства.
Следует отметить, что в Конституции 1977 года находят своё выражение общепризнанные международные принципы прав и свобод человека и гражданина, это связано с присоединением СССР к ряду международных Конвенций: в частности, Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 года был ратифицирован Указом Президиума ВС СССР от 18 сентября 1973 года № 4812-VIII и вступил в силу для СССР 23 марта 1976 года.
Значительно возрос круг политических прав и свобод: Конституция 1977 года провозглашала, что граждане имеют право участвовать в управлении государственными и общественными делами, в обсуждении и принятии законов и решении вопросов общегосударственного и местного значения. Это право обеспечивалось возможностью избирать и быть избранным в Советы народных депутатов, принимать участие во всенародных обсуждениях и голосованиях, в народном контроле, в работе государственных органов, общественных организаций и органов общественной самодеятельности, в собраниях трудовых коллективов и по месту жительства. Каждый гражданин имел право вносить в государственные органы и общественные организации предложения по улучшению их деятельности, критиковать недостатки в работе [5].
Кроме того, граждане СССР имели право обжаловать действия должностных лиц, государственных и общественных органов в суде. Более того, Конституция 1977 года содержала положение о том, что граждане имеют право на возмещение ущерба, причинённого незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей (статья 58 Конституции СССР 1977 г.).
Между тем, закрепляя широкий круг прав и свобод, нередко законодатель оперировал категорией «цели коммунистического строительства». Например, в соответствии с целями коммунистического строительства граждане СССР имели право объединяться в общественные организации, способствующие развитию политической активности и самодеятельности, удовлетворению их многообразных интересов или в целях укрепления и развития социалистического строя гражданам СССР гарантировалась свобода слова, печати, собраний, митингов, уличных шествий и демонстраций (статьи 47, 50, 51 Конституции СССР 1977 г.). Подобные формулировки, несомненно, носили оценочный характер и означали возможность манипуляцией правами человека и гражданина.
Как и в прежней конституции, в Конституции СССР 1977 года подчеркивается, что осуществление прав и свобод неотделимо от исполнения гражданином своих обязанностей, однако круг этих обязанностей стал значительно шире. Так, помимо уже существовавших обязанностей соблюдать Конституцию СССР, исполнять законы, блюсти дисциплину труда, честно относиться к общественному долгу, уважать правила социалистического общежития, беречь и укреплять социалистическую собственность, нести воинскую службу в рядах Вооружённых Сил СССР, добавились обязанности уважать права и законные интересы других лиц, заботиться о воспитании детей, готовить их к общественно полезному труду, беречь природу, а также заботиться о сохранении исторических памятников и других культурных ценностей.
В целом же, Конституция СССР 1977 года, не принесла существенно новых изменений в правовой статус человека и гражданина, закреплённый Конституцией 1936 года.
Совершенно иной подход к пониманию прав и свобод человека и гражданина представлен в Конституции Российской Федерации, принятой на всенародном референдуме 12 декабря 1993 года. Впервые провозглашён принцип, согласно которому человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства (статья 2 Конституции РФ).
Закрепление основ правового статуса личности в Конституции РФ отражает принципиально новую концепцию прав человека, взаимоотношений человека и государства по сравнению с той, которая воплощалась в союзных и российских конституциях советского периода, новая Конституция РФ ознаменовала отказ от классового подхода при закреплении правового статуса личности.
В основу современной концепции прав человека положен подход к личности как к субъекту правового статуса. Это получило своё выражение в том, что впервые на конституционном уровне была признана категория «права человека». Ещё одной чертой новой концепции прав человека является отказ от характерного для социалистической теории принципа приоритета государственных интересов перед интересами личности. Современное конституционное законодательство стоит на позициях признания основных прав и свобод человека неотчуждаемыми и принадлежащими каждому от рождения (часть 2 статьи 17 Конституции РФ). В России признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права, в частности, в области прав человека.
В Конституции РФ каталог прав значительно расширен, правовому регулированию статуса человека и гражданина посвящены: статьи 2, 71, 72 и отдельная глава 2, которая является самой объёмной главой в Конституции, что свидетельствует о том, что современная Конституция уделяет ключевое внимание правам и свободам человека и гражданина, они являются высшей ценностью.
В итоге исторического развития прав и свобод человека и гражданина сформировалось множество теоретических взглядов на содержание прав и свобод. Все они имеют право на существование. Анализ набора прав и свобод человека и гражданина по современному конституционному законодательству России и Германии позволяет выделить некоторые схожие черты.
Прежде всего, следует отметить приверженность рассматриваемых нормативно-правовых актов: Конституции РФ и Основного закона ФРГ либеральным традициям понимания человека.
Идеологическое, доктринальное обоснование прав человека - это, прежде всего, учение о естественных, прирождённых, правах человека, которые независимы от усмотрения и произвола государственной власти, задача которой, в свою очередь, обеспечение прав, данных человеку природой. Такой подход - революционный поворот в общественном сознании: индивид, ранее всецело подчинённый государству и зависимый от него, приобретает автономию, право на невмешательство государства в сферу свободы личности, очерченную правом, и получает гарантии государственной защиты в случае нарушения его прав и свобод [7].
Впервые о конституционных гарантиях естественных прав человека как конституционном идеале заявил английский просветитель Джон Локк, который ввёл в политику необходимый для гарантий прав механизм разделения властей, а в право — теорию естественных неотъемлемых прав человека.
Высоко оценивая роль естественно-правовой доктрины в идеологическом обосновании буржуазных революций, становлении прав человека, нельзя сказать, что она была единственной и преобладающей в определении взаимоотношений личности и государства. Естественно-правовой теории с начала ее становления противостоит позитивистский подход к природе прав человека и взаимоотношениям государства и личности. Согласно этому подходу права человека, их объём и содержание определяются государством, которое «дарует» их человеку [10].
С таких противоположных позиций оценивались и оцениваются природа и сущность прав человека и взаимоотношения индивида и государства. Противостояние этих позиций насчитывает столетия. Различные подходы к взаимодействию права и государства сохранились и в современном мире, они находят своё отражение в конституциях современных государств. Так, в конституциях США, Франции, Италии, Испании воплощена естественно-правовая концепция прав человека, в Конституции Австрии - позитивистская.
Вместе с тем различия естественно-правового и позитивистского подходов к природе прав человека требуют внесения определённой ясности. Практика государств, признающих естественноправовую доктрину происхождения прав человека, отнюдь не отвергает их позитивного оформления, поскольку, не находя закрепления в позитивном законодательстве, права человека выступают весьма неопределённо, размыто, и это затрудняет осуществление государством функции их обеспечения и защиты.
В современном мире позитивистский подход в области прав человека неизбежно должен быть основан на принципах демократии, свободы, справедливости, равенства, признания самоценности личности, для того, чтобы законодательно выразить их в определённом каталоге прав человека.
Конституционная практика развитых государств в некоторой степени устранила противостояние естественно-правового и позитивистского подхода к правам человека на основе конституционного закрепления основных прав и свобод, которое исключает подавление и насилие государства по отношению к личности, отстаивая её автономию и приоритет прав человека по отношению к государству.
Эта благоприятная тенденция снимает противостояние и крайность указанных доктрин - незащищённость естественных прав человека вне государственного закрепления и отдаление позитивистского учения от нравственных, личностных, социальных ценностей. В частности, такой практики последовали Россия и Германия.
ТІ              u              и
В этой связи возникает вполне закономерный вопрос: что понимается под «основными» правами, а что под «конституционными», и как соотносятся данные понятия.
В Германии понимание под «основными» фундаментальными правами конституционных прав получило достаточно широкое распространение с середины XIX в. В специальной литературе стало обычным рассматривать конституционные права как основные. Это нашло выражение в Веймарской Конституции [14], а затем было воспринято Основным законом ФРГ.
Раздел I Основного закона ФРГ называется Основные права, таким образом, основные права по германскому законодательству представляют собой права, закреплённые в главном законе страны [16]. Формулировки же статей Конституции РФ требуют внесения ясности в понятие «основные» и «конституционные» права человека.
По мнению российских конституционалистов [9], основные права индивида - это и есть конституционные права: такая трактовка вытекает, из сопоставления статьи 17 и статьи 55 Конституции РФ, отмечающей, что перечисление в Конституции РФ основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина. Вместе с тем в пункте 2 статьи 17 речь идёт только об основных правах человека, что позволяет подчеркнуть их особые свойства - неотчуждаемость и естественный характер.
Однако думается, что выделение категории основных прав человека отнюдь не означает отнесение иных прав к «второсортным», менее значимым, требующим меньших усилий государства по их обеспечению. Речь идёт о другом: основные права и свободы составляют стержень правового статуса индивида, в них коренятся возможности возникновения других многочисленных прав, необходимых для нормальной жизнедеятельности человека [10]. Эти права очень важны для индивида, его взаимодействия с другими людьми, с обществом и государством. Основное право может порождать значительное количество других прав. Например, статья 21 Всеобщей декларации прав человека предусматривает, что каждый человек имеет право принимать участие в управлении своей страной непосредственно либо через свободно избранных представителей. Это основное право порождает иные права: на участие в самоуправлении, право выдвигать своего кандидата во время избирательной кампании, право требовать отчёта у избранного депутата о выполнении им своих обязанностей, право обращаться с запросом к депутату по какому-либо вопросу, связанному с деятельностью последнего, и т. д.
В современном мире, когда проблема защиты прав человека вышла далеко за пределы каждого отдельного государства, возникла необходимость в создании универсальных международно-правовых стандартов, которые также являются основными правами человека. Эти основные права отражены в ряде важнейших международноправовых актов, установивших общечеловеческие стандарты прав и интересов личности, определивших ту планку, ниже которой государство не может опускаться. Это означает, что права и свободы человека перестали быть объектом только внутренней компетенции государства, а стали делом всего международного сообщества. Поэтому в современных условиях под основными правами человека следует понимать права, содержащиеся в конституции государства и международно-правовых документах по правам человека. Любое основное право человека должно быть признано каждым государ- ством-участником независимо от его конституционного закрепления.
Таким образом, основные права представляют собой фундаментальные права, зафиксированные в конституции (основном законе) государства и важнейших международно-правовых актах по правам человека, кроме того, они являются правовой базой для производных, но не менее важных прав.
Важным представляется также разобраться в содержании понятий «права» и «свободы». Выступают ли они синонимами или же это самостоятельные категории.
В законодательстве Германии используется собирательное понятие «основные права» и не проводится разграничения между понятиями: «права» и «свободы», в то время как российское законодательство использует понятия «права человека» и «свободы человека». Так, в тексте статьи 2 и в ряде других статей Конституции РФ речь идёт о правах и свободах человека. Может возникнуть вопрос о признаках, отличающих права человека от его свобод. Попробуем определить, как соотносятся эти понятия.
Если говорить о юридической природе, нормативном закреплении прав и свобод в правовых актах (международных документах, Конституции РФ и др.), их реализации, а также о механизмах защиты, то трудно провести между ними чёткую границу. В этой плоскости права и свободы идентичные понятия, они очерчивают обеспечиваемые государством социальные возможности человека в различных сферах. Свободы - это те же права. Российская императрица Екатерина II сделала вывод, что свобода - это уверенность в том, что дозволено делать всё, что не запрещено законом [6]. Нередко употребляется формулировка «право на свободу», к примеру, право на свободу мысли, совести и религии.
Вместе с тем анализ конституционного законодательства Российской Федерации показывает, что термин «свобода» призван подчеркнуть более широкие возможности индивидуального выбора, не очерчивая конкретного его результата: «каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания...» (статья 28); «каждому гарантируется свобода мысли и слова» (статья 29). Таким образом, свободы человека - это сферы, области деятельности человека, в которые государство не должно вмешиваться, оно лишь очерчивает с помощью правовых норм границы, контур, территорию, на которой человек действует либо не действует по своему выбору и усмотрению [7]. Кроме того, государство должно не только само воздержаться от интервенции в свободы индивида, но и обеспечить защиту границ свобод от вторжения власти и вмешательства других лиц. Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц, иными словами, свобода человека не может быть абсолютной, она ограничена таким же состоянием других людей.
В свою очередь термин «право» определяет конкретные действия человека, например, право участвовать в управлении делами государства (часть 1 статьи 32), право избирать и быть избранным (часть 2 статьи 32). Права человека можно охарактеризовать как признанные и гарантируемые государством возможности действий человека в описанной, указанной в законе сфере [3]. В отличие от понятия «свободы человека», в «правах человека» фиксируется конкретная область, направление деятельности индивида. Здесь уже не предлагается возможности выбора, варианта действия внутри данного права. Данным правом можно воспользоваться, реализовать его, либо не воспользоваться, ведь право не обязанность. Однако подчеркнём ещё раз: в рассматриваемом нами правозащитном контексте понятия «права человека» и «свободы человека» идентичны.
Таким образом, права и свободы индивида - это условия его нормальной жизнедеятельности, определённый каталог благ и возможностей, которыми он может свободно пользоваться. В них выражена та мера свободы, которая позволяет совмещать её со свободой других людей. В этих формально закреплённых пределах осуществляется самоопределение индивида, устанавливаются условия реального пользования социальными благами в различных сферах личной, политической, экономической, социальной и культурной жизни.
Наконец, права человека - это субъективные права, выражающие не потенциальные, а реальные возможности индивида, закрепленные в конституциях и законах. Данное положение следует подчеркнуть, поскольку в отечественном правоведении нередко встречается понимание субъективного права лишь как элемента конкретного правоотношения, возникающего при наличии юридического факта, который порождает данное отношение [9]. В юридической литературе России такая позиция была подвергнута критике. Справедливо отмечалось, что способ возникновения, форма проявления и реализации тех или иных прав не имеют принципиального значения для их характеристики как субъективных [11].
Немецкое конституционное право базируется на разработках Георга Еллинека, который в 1905 году описывал основные права и свободы как систему субъективных прав. Он различал при этом status negativus, status activus и status positivus носителя основных прав и свобод, в зависимости от рода его притязаний. При этом под status negativus он понимал право на свободу от государственного вмешательства; status activus давал право на участие в государственных процессах принятия решений, например, избирательное право гражданина, status positivus обосновывал претензии на государственные услуги материального плана [21].
Таким образом, в обеих правовых системах признаётся, что защита, которую оказывают каждому основные права в той или иной области, действует в форме субъективного права [17].
Более того, в настоящее время в России понятие «субъективное право» трактуется широко, так что основные права представляют собой гарантированную государством меру возможного поведения личности, включающую в себя четыре элемента: право-поведение, право-требование, право-притязание и право-пользование [4]. Право-поведение представляет собой право совершать определённые поступки; право-требование заключается в возможности требовать надлежащего поведения от обязанного субъекта, к примеру, каждый вправе требовать от государства признания и выполнения международных стандартов прав человека. Право-притязание подразумевает право в случае необходимости обратиться в государственные органы для принудительного осуществления своих требований. Человек вправе обратиться за защитой своего права не только в государственные органы, но и в международные организации, например, в Комитет ООН, в Европейский суд по правам человека. Право- пользование - это право управомоченного лица пользоваться социальным благом. Права человека направлены на обладание наиболее ценными благами личности, без которых она не может существовать, в первую очередь, это жизнь, достоинство, личная неприкосновенность, свободный труд и т. д.
Библиографический список
  1. Конституция Российской Федерации: принята на всенародном голосовании 12 дек. 1993 г. №7(4831) // Рос. газ. - 2009. - 21 янв.
  2. Grundgesetz fur die Bundesrepublik Deutschland. 23 Mai 1949 J. // BGB1. -

1949.
  1. Азаров А., Ройтер В., Хюфнер К. Права человека. Международные и российские механизмы защиты / под. ред. А. Азарова. - М.: Московская школа прав человека, 2003. - 560 c.
  2. Головистикова А. Н., Грудцына Л. Ю. Права человека: учебник / под ред.
  1. Н. Головистиковой. - М.: Эксмо, 2006.- 448 с.
  1. История государства и права России: учебник. - 2-е изд., перераб. и доп. / сост. И. А. Исаев. - М.: Юристъ, 2003. - 768 с.
  2. История отечественного государства и права: учебник / сост. О. И. Чистяков. - М.: БЕК, 1999. - 360 с.
  3. Конституционные права и свободы человека и гражданина в Российской Федерации: учебник для вузов / сост. О. И. Тиунов. - М.: Норма, 2005. - 608 с.
  4. Основные права и свободы.              По              российской Конституции и Европейской

Конвенции / сост. К. Экштайн. - М.: Nota Bene, 2004. - 496 с.
  1. Права человека: учебник              для              вузов / сост. Е. А. Лукашева.              - М.:

Норма-Инфра М, 2000. - 560 с.
  1. Проблемы общей теории права и государства: учебник для вузов / сост.
  1. С. Нерсесянц. - М.: Норма-Инфра М, 2002. - 832 с.
  1. Субъективные права граждан СССР / сост. Н. И. Матузов. - М.: Норма, 1966. - 156 с.
  2. Das Grundgesetz in Wortlaut / J. Bauer. - 2 Aufl, 1997. - 320 s.
  3. Drei Leitgedanken der Weimarer Reichsverfassung / P. Anschutz. - 1 Aufl, 1923. - 326 s.
  4. Geschichtliche Entwicklung              der              Grundrechten / W. Thiele. -              2Bund,
  1. - 180 s.
  1. Grundrechte als Schutzrechte / W. Lubbe. - Abt, 1988. - 568 s.
  2. Hufen F. Entstehung und Entwicklung der Grundrechte / F. Hufen // NJW. 1999. -

S.              11-21.
  1. Pieroth A. Staatsrecht II: Grundrechte / A. Pieroth, G. Schlink. - 24 Aufl, 2009. - 468 s.
  2. Richterliches Prufungsrecht / T. Gusy. - 2 Aufl, 1985. - 257 s.
  3. Staat / S. Wahl. - 1979. - 463 s.
  4. Staatsrecht II: Grundrechte / J. Ipsen. - Academia Iuris, 2007. - 865 s.
  5. System der subjectiven offentlichen Rechte / G. Jellinek. - 2 Aufl, 1905. - 284 s.

<< | >>
Источник: Суменков Сергей Юрьевич и др.. Права и свободы человека: проблемы реализации, обеспечения и защиты: материалы международной научно-практической конференции 5-6 июня 2011 года. - Пенза - Прага: Научно-издательский центр «Социосфера»,2011. - 177 с.. 2011
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме ПРАВА ЧЕЛОВЕКА В КОНСТИТУЦИЯХ И НАЦИОНАЛЬНЫХ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВАХ НА ПРИМЕРЕ РОССИИ И ГЕРМАНИИ (СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ) Т. В. Сычевска:

  1. СОДЕРЖАНИЕ
  2. ПРАВА ЧЕЛОВЕКА В КОНСТИТУЦИЯХ И НАЦИОНАЛЬНЫХ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВАХ НА ПРИМЕРЕ РОССИИ И ГЕРМАНИИ (СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ) Т. В. Сычевска
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -