<<
>>

СОСТОЯНИЕ И ДАЛЬНЕЙШИЕ ПЕРСПЕКТИВЫ РЕАЛИЗАЦИИ В РОССИИ ОРГАНИЗАЦИОННОПРАВОВЫХ ГАРАНТИЙ В ОТНОШЕНИИ ЛИЦ, СТРАДАЮЩИХ ПСИХИЧЕСКИМИ РАССТРОЙСТВАМИ О.              Н. Арестов

Центральный районный суд, г. Тверь, Россия

Summary. The article in question is devoted to the short analysis of state and further perspectives of realization of organization and legal guarantees in Russia that concern individuals suffering from mental disorders. The subject matter in question is almost untouched in the works of scientist-jurists today, it is also discussed insufficiently wide by practical workers, but at the same time it demands detailed development in condition of aggravation of the problem of unprotection of individuals with disorders in psyche in society.

Key words: organization and legal guarantees, individuals suffering from mental disorders.

Сегодня в Российской Федерации не только состоялись, но и продолжают совершенствоваться организационно-правовые гарантии охраны и защиты прав и свобод человека и гражданина. Они предполагают наличие самостоятельной нормативной базы и развёрнутой системы различных органов, как государственных, так и общественных, основной задачей которых является реализация прав и свобод граждан, их охрана и защита. Формированию гарантий способствовал, безусловно, начатый в конце 90-х годов прошлого столетия процесс проведения и регулирования государством программ, направленных на совершенствование не только правоохранительной деятельности, но так же программ социальной направленности.

Организационно-правовые гарантии[23] представляют систему обеспечительных правовых средств, посредством чего реализуются государственные обязательства по отношению к определённым социальным группам в рамках соблюдения их прав и интересов. Организационно правовые гарантии - это и законодательно закреплённые средства охраны прав и свобод граждан и непосредственные способы их реализации, которые служат единой общей цели: охране правопорядка в интересах общества и государства. В реализации таких гарантий участвует непосредственно, как сам законодатель (участие путём принятия определённых законодательных актов), так и правоприменитель (представители правоохранительных органов), а так же государственные органы социального обеспечения. Участие двух последних субъектов проявляется в том, что они внедряют законодательно установленные гарантии в практической деятельности.

После прохождения установленной процедуры принятия соответствующего акта, где организационно-правовые гарантии получают своё закрепление, они становятся важными правовыми инструментами- гарантами надлежащего отправления правосудия, защиты прав и свобод человека в уголовном и гражданском процессах, а так же конституционном производстве, служат охране и соблюдению в обществе правопорядка и законности. При этом непосредственное исполнение и воплощение в жизнь организационноправовых гарантий осуществляется в процессе работы соответствующих органов и учреждений, призванных обеспечивать надлежащее состояние прав и свобод личности посредством реализации конкретных организационно-правовых методов.

Назовём некоторые важные организационно-правовые гарантии: обеспечение права на защиту посредством реализации уполномоченными органами линии защиты, реализация права на бесплатную юридическую помощь, используя установленные для этого в субъектах РФ возможности, с учётом нормативных источников[24]; обеспечение гласности и открытости судебного разбирательства через определённый объём процессуальных мероприятий, содействующих реализации закреплённого в процессуальном законодательстве принципа гласности и открытости.

Среди всего объёма организационно-правовых гарантий следует особо выделять и, прежде всего, делать это с целью практической, процессуальные гарантии[25], закреплённые в ГПК и УПК РФ: право на обжалование решения (приговора) суда, право на обеспечение и представление судом возможности собирания и исследования доказательственной базы в условиях исполнения принципа состязательности процесса, право на процедуру возмещения гражданину в полном объёме вреда, причинённого в результате незаконного уголовного преследования, право компенсации за нарушения права на судопроизводство в разумный срок в гражданском судопроизводстве. Особое место в механизме формирования государством всех организационно-правовых гарантий занимают те, что направлены на защиту лиц с проблемами психического состояния здоровья.

Сфера[26] охраны и защиты таких граждан соотносится с общим направлением государственной правоохранительной политики, включающим в себя охрану и защиту прав человека[27] в России. Правоохранительная деятельность в данном направлении предполагает: недопущение беззакония, антиобщественных явлений и всяких иных проявлений противоправности, исключение всяческих попыток «недозволенно ограничивать, злонамеренно ущемлять или умалять права и законные интересы, кому бы они не принадлежали - российскому гражданину, иностранцу, лицу без гражданства, какому-то должностному лицу, коммерсанту, государственной или негосударственной организации»[28].

Вильям Шекспир сказал когда-то, что «сущность закона - человеколюбие». Данный афоризм имеет не только философский аспект, но и правовой. Именно ценность человека и гражданина, даже с недостатками интеллекта, любыми психическими проблемами здоровья, уважение его прав и свобод предполагается в охранительной функции государственных органов как подтверждение состоявшегося статуса стабильного правового и демократического государства, где в основе нравственных ценностей подразумеваются гуманизм и уважение прав и интересов личности - как особо значимый и важный принцип конституционного правового устройства. Как нами уже было отмечено, успешная реализация охранительных средств и методов напрямую зависит от эффективной работы правоохранительных органов, которая в свою очередь базируется на соответствующей законодательной базе.

Так, согласно Конституции РФ граждане, страдающие психическими расстройствами, обладают всеми правами и свободами, предусмотренными в ней и соответствующими законами РФ. Ограничение прав и свобод указанной категории граждан, что связано с самим психическим расстройством, не устанавливается только на основании психиатрического диагноза или фактов нахождения под диспансерным наблюдением[29]. Такое ограничение допускается только в случаях, предусмотренных в Законе. Психическое расстройство гражданина может стать как причиной ограничения его правоспособности, так и признания недееспособным в установленном процессуальном порядке. Хотелось бы сразу обратить внимание на достаточно лаконичное, ёмкое и определяющее мнение судьи Конституционного Суда РФ Г. А. Гаджиева[30] в части пределов ограничения гражданских и процессуальных прав лиц, страдающих психическими недугами. Уважаемый судья отметил, «что положение статьи 29 ГК Российской Федерации не должно пониматься таким образом, что признание недееспособным в сфере гражданского оборота означает ограничение прав во всех остальных сферах жизни. В частности, признание недееспособным не должно приводить к поражению в процессуальных правах».

Права и свободы человека и гражданина признаются и гарантируются в Российской Федерации согласно не только Конституции, но общепризнанным принципам и нормам международного права в соответствии с ч.

4 ст. 15, ч. 1 ст. 17 Конституции Российской Федерации. Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью её правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные национальным законом, то применяются правила международного договора.

Для конкретизации и индивидуализации положений, действующих международно-правовых актов применительно к лицам, страдающим психическими расстройствами, и в целях активного их применения российским правоприменителем предлагаем обратиться к Постановлению Конституционного суда РФ от 20.11.2007 г. №

  1. П (п. 2), в котором как раз удачно приводится относительная систематизация международно-правовых актов в отношении лиц с проблемами психики. В то же время, что в частности так же отмечено в упоминаемом нами Постановлении, «с названными положениями международных актов соотносятся предписания Закона Российской Федерации от 2 июля 1992 года № 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»[31], который является основополагающим в развитии системы обеспечения защиты лицам страдающим психическими заболеваниями.

Таким образом, исходя из вышеизложенного можно сказать о наличии и продолжающемся развитии и совершенствовании организационно-правовых гарантий посредством проводимой не только законодательной, но и правотворческой деятельности. И здесь как раз важно отметить, что развитие указанных гарантий абсолютно актуально для нашего общества, где как раз наблюдается острота проблемы незащищённости, подавленности, отчуждённости такой социальной группы, как лица, страдающие психическими заболеваниями.

Невозможно не отметить в рамках обсуждения затронутой проблематики следующий момент. На сегодняшний день представляется затруднительным определить однозначно, наблюдается ли улучшение или ухудшение психического здоровья населения в России. Автор не нашёл официальной статистической оценки по этому вопросу, имеет место только отчётность по отдельным регионам. Без однозначной официальной статистической оценки, безусловно, затруднительным представляется определить показатели устойчивости психического здоровья нации, их изменения для составления общего профиля психического здоровья в России, что как раз является определяющим фактором для развития государственной политики, направленной на помощь лицам, страдающим психическими заболеваниями. Для сравнения сразу же хотелось бы отметить, что за рубежом оценка психического здоровья нации - это часть активно внедряемых и действующих социальных государственных программ, и в качестве примера можно назвать Шотландию[32]. Отсутствующая оценка, о которой пишет автор, включает такие показатели, как психическое благополучие, проблемы психического здоровья. В то же время, например, от указанных показателей во многом зависит эффективное функционирование не только социальной, но именно правовой политики государства. Представляется единственно верным решением в государственной политике нашего государства, что такие социально уязвимые социальные категорий граждан, как лица, страдающие психическими заболеваниями, должны быть особым предметом одновременной заботы национальных социальных и правоохранительных органов. В целях же обеспечения таким лицам неукоснительной защиты со стороны соответствующих государственных структур, с целью охраны прав и свобод указанных лиц, должно проводиться необходимое и постоянное финансирование как на федеральном уровне, так и в субъектах и муниципалитетах; своевременно и гуманно оказываться социальная и медицинская помощь, а последняя должна иметь основною целью восстановление адаптированного социального статуса в обществе, а не делать лицо с психическими отклонениями изгоем для общества, как не прискорбно констатировать, что происходит сейчас как раз в большинстве случаев. И, безусловно, что всем этим мероприятиям должны способствовать реализуемые организационно-правовые гарантии. В свою очередь своевременные и должные программы социально-правовой направленности смогут повлиять и уменьшить антисоциальное поведение таких граждан, обезопасить их от произвола криминальных структур, а так же от противоправного поведения граждан, использующих недостатки психического развития в противоправных и корыстных целях. Что же касается последнего названного фактора, то одним из распространённых явлений остаётся на сегодня незаконное лишение жилья лиц, страдающих психическим заболеваниями, путём заключения противоправных сделок, инициируемых зачастую родственниками лиц, страдающих психическими заболеваниями. В части преступных криминальных явлений особое место занимает так называемая «деятельность чёрных риэлторов», в результате которой одинокие лица, из- за длительного употребления спиртных напитков, а так же наркотических препаратов, и страдающие стойкими хроническим психическими заболеваниями, лишаются своих квартир и оказываются бомжами. Сам автор неоднократно наблюдал в правоприменительной деятельности подобные инциденты. Не могут не беспокоить и преступления против половой неприкосновенности как несовершеннолетних, так и совершеннолетних граждан, страдающих психическими расстройствами. Причём, с большим сожалением отметим, что большая часть таких преступлений так и не раскрывается, ввиду того, что в семье о данном факте умалчивается, либо запуган сам несовершеннолетний, который находится под влиянием насильника.

Сегодня в российских судах продолжают сосредоточиваться дела, с участием лиц, страдающих различного рода психическими недугами. Исходя из детального анализа отдельных дел, можно констатировать, что лица, страдающие психическими заболеваниями,[33] представляют в общественно-правовых отношениях наиболее уязвлённую и менее защищённую социальную группу. И потому не только развитием социальных и медицинских программ по охране психического здоровья населения и адаптации в обществе лиц с психическим расстройствами должно заниматься государство, но, безусловно, продолжать развитие и совершенствовать законодательство, в том числе процессуальное (и касается это в большей части ГПК РФ, где наблюдаются явные недоработки законодателя[34]) в части защиты названной уязвлённой группы индивидов. И перспективы к этому создаёт не только сама жизнь, но и уже проделанная государственная политика, которая в последнее время должна быть подкреплена, на наш взгляд, комплексным и достаточно разумным финансированием, социальными и правовыми программными наработками.

Считаем, что сегодня для России реализация правовых механизмов защиты лиц, страдающих психическим заболеваниями, имеет превалирующее значение среди всех других государственных программ. Активно требуют продолжения своего развития и совершенствования все направления законодательства в отношении лиц с психическими расстройствами: социальное, медицинское, конституционно-правовое. Более того, необходима консолидация задач как по отдельным отраслям, так и в совокупности, выделение межотраслевых блоков и задач и их систематизация с целью изыскания наиболее конструктивных решений в государственной политике по защите рассматриваемой уязвлённой категории граждан.

<< | >>
Источник: Суменков Сергей Юрьевич и др.. Права и свободы человека: проблемы реализации, обеспечения и защиты: материалы международной научно-практической конференции 5-6 июня 2011 года. - Пенза - Прага: Научно-издательский центр «Социосфера»,2011. - 177 с.. 2011

Еще по теме СОСТОЯНИЕ И ДАЛЬНЕЙШИЕ ПЕРСПЕКТИВЫ РЕАЛИЗАЦИИ В РОССИИ ОРГАНИЗАЦИОННОПРАВОВЫХ ГАРАНТИЙ В ОТНОШЕНИИ ЛИЦ, СТРАДАЮЩИХ ПСИХИЧЕСКИМИ РАССТРОЙСТВАМИ О.              Н. Арестов:

  1. СОСТОЯНИЕ И ДАЛЬНЕЙШИЕ ПЕРСПЕКТИВЫ РЕАЛИЗАЦИИ В РОССИИ ОРГАНИЗАЦИОННОПРАВОВЫХ ГАРАНТИЙ В ОТНОШЕНИИ ЛИЦ, СТРАДАЮЩИХ ПСИХИЧЕСКИМИ РАССТРОЙСТВАМИ О.              Н. Арестов
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -