<<
>>

Глава 12 Уголовно-правовая политика и развитие экономики

В.И. Радченко, первый заместитель Председателя Верховного Суда РФ в отставке, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации, главный эксперт Центра правовых и экономических исследований

1

Многими экономистами и политиками высказывается весьма глубокая мысль о необходимости инвестиций в человеческий капитал. Я хотел бы охарактеризовать еще один аспект затронутой проблемы. В России за последние двадцать лет судами признаны виновными в совершении уголовных преступлений 18 690 тыс.

человек. С учетом поправок на смертность, повторность преступлений, сегодня судимость имеют почти 30 процентов взрослого мужского населения. Свыше двух миллионов из них — это лица, осужденные за деяния, связанные с предпринимательством. Основная масса — это представители малого и среднего бизнеса.

Мировой опыт подтверждает: предпринимательство представляет собой основной элемент рыночной экономики, без которого государство не может гармонично развиваться. Оно во многом определяет темпы экономического роста, структуру и качество валового национального продукта. Высокий уровень развития предпринимательства выступает необходимым слагаемым современной модели рыночно-конкурентного хозяйства.

Представляется, что и в настоящее время преодоление чрезмерной концентрации производства и капитала, разукрупнение структуры экономики остается одной из важнейших составляющих процесса экономической реформы. Малое и среднее предпринимательство во многом способствует поддержанию конкурентного тонуса в экономике, создает естественную социальную опору общественному устройству, организованному на началах рынка и формирует социально активный слой общества.

Не оспаривая приоритетного значения мер экономического и организационно-административного характера в развитии предпринимательства, вместе с тем нельзя принижать значение уголовно-правового регулирования экономических процессов. Такое регулирование может либо содействовать развитию бизнеса, либо тормозить его развитие.

С сожалением приходится констатировать, что сегодня предпринимательство в России, несмотря на провозглашенный ее политическим руководством и поддерживаемый большинством активного населения курс на рыночную экономику, развивается замедленно и противоречиво. Меры, которые до настоящего времени были предприняты государством, в особенности в сфере малого и среднего бизнеса, носят непоследовательный характер. Предоставление некоторых льгот в то же время сопровождается ужесточением других мер, противодействующих развитию этого сектора экономики.

Интересно сравнить подходы к уголовной ответственности предпринимателей в период нэпа и в современном уголовном законодательстве. Советское государство в 20-х годах прошлого века нуждалось в активно действующем предпринимательстве и соответственно выстраивало свою уголовно-правовую политику. Уголовный кодекс 1926 года — это образец либерального подхода к частнопредпринимательской деятельности. В нем не было таких нынешних одиозных составов преступлений, как незаконное предпринимательство, невозврат кредитов и займов, незаконное получение кредитов, невозврат валютной выручки из-за границы и тому подобных деяний. Ответственность за уклонение от уплаты налогов существовала, но максимальное наказание было установлено в виде года принудительных работ или штрафа в двойном размере невыплаченных платежей (для сравнения — сегодня за такие действия предусмотрено наказание до 6 лет лишения свободы).

Отсутствовал в статьях экономической направленности и такой квалифицирующий, то есть усиливающий ответственность, признак, как «совершение деяния группой лиц». Не было дополнительного наказания в виде запрещения заниматься предпринимательством. Наказания в виде штрафов носили умеренный, не разоряющий предприятие и предпринимателя характер.

Результатом такой политики было восстановление довоенного уровня валового продукта к 1925/26 хозяйственному году, в том числе доля частного сектора в промышленном производстве составляла 25 процентов, из них около 5 процентов относилось к цензовой промышленности (с числом работающих более 30 чел.), а 20 процентов давали мелкие предприятия и кустари. Частник играл решающую роль в сельском хозяйстве, на него приходилось более половины розничной торговли.

Когда советское политическое руководство взяло курс на свертывание нэпа, это соответственно отразилось и на уголовном законе. Появилась строгая уголовная ответственность за спекуляцию, налоговые преступления стали караться лишением свободы. В конце концов, сама частная предпринимательская деятельность была признана преступлением.

Можно как угодно критиковать уголовную политику советской власти, но одно несомненно: она точно соответствовала генеральной линии правящей партии в сфере экономических отношений, выступая эффективным средством достижения поставленных политических целей.

Новая Россия, казалось бы, твердо и последовательно взяла курс на развитие рыночных отношений. Однако при оценке содержания уголовного закона, принятого в 1997 году, становится очевидным расхождение между политической декларацией власти о приоритетном развитии предпринимательской деятельности и откровенно карательным содержанием норм, регулирующих ответственность предпринимателей. Ощущение такое, что предпринимателя еще как-то терпят, но держат в полупридушенном состоянии, чтобы он «не очень-то разгулялся» (речь идет прежде всего о малом и среднем бизнесе).

Развитие уголовного законодательства и законодательства об административных правонарушениях до 2010 года характеризовалось последовательным усилением давления на бизнес, избыточной криминализацией гражданско-правовых правоотношений.

В этом плане интересно проследить динамику уголовных норм на примере ответственности за незаконное предпринимательство. После отмены в 1991 году уголовной ответственности за частнопредпринимательскую деятельность бизнесмену, ведущему свое дело без соблюдения правил регистрации, грозила только весьма умеренная ответственность за уклонение от уплаты налогов, если таковое имело место. В июле 1993 года УК РСФСР был дополнен статьей 162.4 «Незаконное предпринимательство». Она установила уголовную ответственность за осуществление предпринимательской деятельности без регистрации либо без лицензии, если лицензирование обязательно, а равно с нарушением условий лицензирования, совершенные в течение года после наложения административного взыскания за такие же нарушения. Наказание — лишение свободы до одного года либо денежный штраф с конфискацией имущества или без таковой.

Но уже в новом УК РФ 1997 года статья за незаконное предпринимательство (теперь 171-я) была существенно усилена. В диспозиции исчезла административная преюдиция, зато появился отсутствовавший ранее признак преступления «извлечение дохода в крупном размере», то есть — даже без причинения кому-либо ущерба денежная выручка стала преступной. Наказание было усилено до трех лет лишения свободы.

Появились новые квалифицирующие признаки — извлечение дохода в особо крупном размере либо совершение деяния организованной группой, — в этом случае бизнесменам уже грозило до пяти лет лишения свободы. Почему не устраивала санкция до одного года, зачем при одинаковых последствиях «загрузили» статью квалифицирующими признаками, авторы закона не объяснили.

Слышны сетования, что население предпочитает вкладывать свои сбережения в банковские депозиты и в покупку недвижимости, а не в бизнес. Однако при таком уголовном законодательстве заниматься вложением накоплений в инвестиционную деятельность, особенно в создание собственных малых и средних предприятий, — все равно что идти по минному полю. Не знаешь, где правоохранительные органы отыщут нарушения правил регистрации или иную мелочь, и потеряешь не только вложенные деньги, но можешь лишиться и свободы.

В новом кодексе появились ранее отсутствовавшие составы преступлений, многократно ужесточились санкции за многие экономические деяния, некоторые из них без достаточных оснований превысили пороги в 5 и 10 лет, то есть стали относиться к категориям тяжких и особо тяжких преступлений. Впоследствии глава 22 УК «Преступления в сфере экономической деятельности» пополнилась 12-ю новыми статьями, причем шесть из них отнесены к категории тяжких преступлений. В связи с этими процессами в развитии уголовного законодательства многократно возросли возможности полицейского давления на предпринимателей, в том числе и в коррупционных целях.

В послании Федеральному Собранию Российской Федерации от 12 ноября 2009 г. президент России отметил необходимость совершенствования российского уголовного законодательства, а также практики его применения[448]. Следует констатировать, что «усовершенствованный» Уголовный кодекс РФ уже стал орудием сведения счетов, устрашения нежелательных конкурентов, подрыва экономической стабильности неугодных предприятий, устранения несговорчивых руководителей и учредителей.

В России складывается такое новое и чрезвычайно опасное явление, которое можно определить как «уголовно-правовые способы управления экономикой».

Названные «уголовно-правовые способы управления экономикой» подразумевают, в частности, что для решения вопросов собственности произвольно возбуждаются уголовные дела, в рамках которых не учитываются решения судов другой юрисдикции. Как отмечалось на заседании Совета при Президенте РФ по правам человека, уголовное преследование, произвольно возбуждаемое с целью определенного передела законно или незаконно приобретенного имущества, не учитывает даже «акты высших судебных органов, таких как Высший арбитражный суд, подтвердивших законность владения собственностью». Юридическая сила судебных актов абсолютно подрывается такого вида уголовно-правовыми методами, в результате чего гражданско-правовые отношения криминализируются, а гражданско-правовое регулирование заменяется своеобразным гражданско-уголовным правом. Здесь отрицательную роль сыграли также разъяснения Верховного суда РФ по уголовно-правовым вопросам, которые позволяют в конечном итоге гражданско-правовую сделку представить как уголовный деликт[449].

Указанные выше обстоятельства усложняют ведение предпринимательства в России. По данным МВД, за последние 10 лет было зарегистрировано более 4 млн преступлений экономической направленности. За тот же период, по расчетам Центра правовых и экономических исследований, к уголовной ответственности привлечено почти 16 процентов субъектов экономической деятельности. По экспертным оценкам, в настоящее время в местах лишения свободы число лиц, осужденных в связи с предпринимательской деятельностью, превышает 20 тыс. чел.

Неблагоприятные условия, включая уголовно-административный фактор, способствуют сворачиванию деловой активности. Только за 2010 год количество индивидуальных предпринимателей сократилось с 4611 тыс. до 4112 тыс. В том же году прекратили свою деятельность 45,3 процента коммерческих организаций, а число малых предприятий сократилось на 4 процента. Доля малого и среднего бизнеса в ВВП страны на протяжении нескольких лет не превышает 20 процентов, в то время как в индустриально развитых странах она составляет 50 и более процентов. Но именно этот вид экономической деятельности придает устойчивость экономике в кризисные годы.

Учитывая, что ежегодно возбуждается свыше 200 тыс. дел экономической направленности, нетрудно представить, как карательная политика государства влияет на деловой климат, какой ущерб она приносит ВВП и поступлениям доходов в бюджеты всех уровней. Неуверенность бизнесменов в защищенности собственности стала одной из важнейших причин бегства капитала из России, достигшего в 2011 году 80,5 миллиардов долларов[450].

Результаты такой политики негативно сказываются на состоянии рынка труда. Проведенный опрос группы предпринимателей, подвергшихся уголовному преследованию (осужденных, дела которых находятся в стадии расследования, прекращены по различным основаниям) показал, что в 47 процентах случаев наступило банкротство бизнеса, 60 процентов опрошенных пояснили, что в связи возбуждением уголовных дел потеряли работу от 7 до 200 работников, в среднем до 30 человек. Экстраполируя эти данные на количество дел экономической направленности, можно утверждать, что последствием уголовного преследования бизнесменов стало появление от 1 до 2 миллионов безработных.

Интересен социальный портрет участников опроса. Стаж предпринимательской деятельности от 5 до 10 лет имели 21 процент, от 10 до 20 лет — 47 процентов, 20 и более лет — 32 процента. Высшее образование имели 89 процентов опрошенных. Как видно, объектом уголовного преследования становятся отнюдь не малограмотные новички.

2

Что делать для выхода из сложившегося положения?

В уголовно-правовой политике государства ключевая роль принадлежит законодательству. Содержание закона, характер и направленность вносимых в него изменений во многом определяют развитие практики его применения. В настоящее время обозначился ряд проблем уголовного закона, необоснованно усиливающего карательное давление на предпринимателей. К ним относятся:

<< | >>
Источник: Е.В. Новикова, А.Г. Федотов, А.В. Розенцвайг, М.А. Субботин. Верховенство права как фактор экономики / международная коллективная монография ; под редакцией Е.В. Новиковой, А.Г. Федотова, А.В. Розенцвайга, М.А. Субботина. — Москва : Мысль,2013. — 673 с.. 2013

Еще по теме Глава 12 Уголовно-правовая политика и развитие экономики:

  1. § 1. Понятие уголовного права и его предмет
  2. УГРОЗЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ИХ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ
  3. § 1. Понятие и система Особенной части уголовного права Российской Федерации
  4. Приложение А Круглый стол «Верховенство права как ОПРЕДЕЛЯЮЩИЙ ФАКТОР ЭКОНОМИКИ» (стенограмма) (Москва, ИНСОР, 31.01.2012) УЧАСТНИКИ:
  5. Глава 12 Уголовно-правовая политика и развитие экономики
  6. Глава 15 Проблема излишней криминализации[462]
  7. Приложение С Социально-экономические последствия уголовной политики государства В ОТНОШЕНИИ бизнеса (доклад Центра правовых и экономических исследований)
  8. Приложение D Стенограмма симпозиума «Уголовная ПОЛИТИКА И БИЗНЕС» (Москва, НИУ ВШЭ, 08.12.2011)
  9. §1. Разработка теоретических основ и особенности развития правового регулирования общественных отношений в условиях НЭПа
  10. 3. Понимание собственности и имущественных отношений в уголовном праве
  11. Глава 1.2. ОБЩЕСТВЕННАЯ ОПАСНОСТЬ КАК ОСНОВАНИЕ КРИМИНАЛИЗАЦИИ ЛЕГАЛИЗАЦИИ (ОТМЫВАНИЯ) ДОХОДОВ, ПРИОБРЕТЕННЫХ ПРЕСТУПНЫМ ПУТЕМ
  12. Глава 2.3. ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ В СФЕРЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ЛЕГАЛИЗАЦИИ (ОТМЫВАНИЮ) ДОХОДОВ, ПРИОБРЕТЕННЫХ ПРЕСТУПНЫМ ПУТЕМ
  13. Глава 3.2. ПРЕДМЕТ ПРЕСТУПЛЕНИЯ ЛЕГАЛИЗАЦИИ (ОТМЫВАНИЯ) ДОХОДОВ, ПРИОБРЕТЕННЫХ ПРЕСТУПНЫМ ПУТЕМ
  14. 2.2. Внешние свойства уголовного наказания
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -