<<
>>

Введение

Актуальность темы исследования. Советская историография, как сформировавшийся в XX в. интеллектуальный феномен, вызывает повышенный интерес у современных исследователей. Нередко при ее изучении преобладают оценочные суждения, она рассматривается как полностью подчиненное власти идеологизированное знание, игнорируются ее достижения. Необходимо объективно подойти к выявлению и анализу характерных черт советской историографии, осмыслить процесс ее становления и развития.

Милица Васильевна Нечкина (1899-1985) - представитель советской исторической науки.

Она была яркой личностью и талантливым ученым. В ее биографии и творчестве отразились противоречия эпохи. В научной работе исследователя сохранилась преемственность с дореволюционной российской исторической школой. М.В. Нечкина воспринимается как историк

общественных движений в России XIX в., преимущественно движения

декабристов. Историография занимала значительное место в исследовательском пространстве ученого на разных этапах работы, однако нет целостного

представления об этом направлении научного творчества М.В. Нечкиной.

Историография исследования. Различные аспекты темы исследования затронуты как отечественными, так и зарубежными учеными. В изучении научного творчества М.В. Нечкиной в области историографии отечественными исследователями можно выделить два периода: советский и постсоветский. Советский период представлен преимущественно юбилейной литературой и некрологами, в которых кратко рассмотрена биография М.В. Нечкиной,

отмечены основные направления ее научных интересов, дана характеристика ее личности. Но уже в этих статьях авторы начали исследовать научное творчество М.В. Нечкиной в области историографии.

В.А. Дунаевский, Р.А. Киреева рассмотрели ее деятельность как организатора науки[1] [2] [3]. Они отмечали, что она была главой советских историографов, так как возглавляла сектор Института истории и Научный совет по истории исторической науки при Отделении исторических наук АН СССР, под ее руководством были созданы многотомные «Очерки по истории исторической науки в СССР». Авторы охарактеризовали личные качества М.В. Нечкиной: целеустремленность и работоспособность, умение эффективно использовать время, правильно организовывать свою работу. Л.В. Черепнин, рассмотрев творческий путь ученого, этапы биографии, писал, что М.В. Нечкина - ученый широких интересов, ее творческий облик многообразен,

ей свойственно воспроизводить действительность во всей конкретности,

2

опираясь при этом на исторические источники .

Е.Н. Городецкий, Е.Л. Рудницкая отметили, что уже в первой монографии «Русская история в освещении экономического материализма (историографический очерк)» М.В. Нечкина разработала оригинальную трактовку методологических и методических вопросов историографического исследования: соотношение историографии и источниковедения,

принципиальную важность изучения мировоззрения историка, его философии, методов исследования и их применения на практике. Авторы остановились на монографии «Василий Осипович Ключевский. История жизни и творчества», выделив главное ее достоинство в единстве методологических принципов и методов исследования, так как М.В. Нечкиной удалось проанализировать самые

высокие сферы духовного творчества В.О. Ключевского с позиции классового партийного подхода, изучить его труды в связи с историей общества и идейнополитической борьбой времени.

А.З. Манфред по-новому подошел к освещению творческого пути и деятельности М.В. Нечкиной. Он обратил внимание на особенный стиль создания исторических исследований. Историк назвал ее мастером исторического повествования, а присущий ей стиль - исторической

4

художественной прозой .

Первые обобщающие работы об историографической стороне творчества Нечкиной были опубликованы в 1980-е годы. В докладе о методологических проблемах историографии в трудах М.В. Нечкиной на «Историографических чтениях» 1981 г.[4] [5] Г.П. Жидкова отметила, что М.В. Нечкина внесла огромный вклад в изучение предмета и функций историографии, в раскрытие понятий «историографический источник» и «историографический факт», в периодизацию истории исторической науки. Доклад М.Г. Вандалковской был посвящен исследовательским приемам М.В. Нечкиной при изучении революционного движения 1860-х гг. XIX в. Автором были показаны особенности профессионального мастерства ученого в работе с различными видами и типами исторических источников, некоторые приемы ее историографического анализа. В. А. Дунаевский охарактеризовал работу М.В. Нечкиной как руководителя Научного совета по проблеме «История исторической науки», отметил ее вклад как в разработку методологических проблем историографии, так и в организацию всесоюзных и международных конференций, «историографических сред», печатных изданий Совета.

Итоги изучения научного творчества М.В. Нечкиной в советский период были подведены в 1987 г.[6] [7]. М.Г. Вандалковская и В.А. Дунаевский определили историографию как одно из ведущих направлений научной работы М.В. Нечкиной. Они считали, что начальный этап ее разработки историографических проблем связан с темой «В.О. Ключевский»; статья «К характеристике В.О. Ключевского как социолога», опубликованная в 1923 г., стала началом исследования этой темы, а ее завершением - монография М.В. Нечкиной «Василий Осипович Ключевский. История жизни и творчества», которая получила высокую оценку авторов статьи. М.Г. Вандалковская и В. А. Дунаевский отметили характерные черты исследовательского метода М.В. Нечкиной: с одной стороны, привлечение как можно большего круга источников, с другой - «обстоятельный всесторонний анализ исторической

7

литературы по изучаемым вопросам» , что определило ее мастерство как историографа. Авторы остановились на деятельности М.В. Нечкиной в качестве председателя Научного совета по проблеме «История исторической науки» при Отделении исторических наук АН СССР. Определяя вклад ученого в советскую историческую науку, авторы отметили, что своими исследованиями М. В. Нечкина значительно расширила границы разрабатываемых ею научных направлений. Она влияла на развитие советской науки не только своими трудами, но и огромным нравственным потенциалом, вдохновенным научным поиском, широтой интересов, высокой профессиональной культурой.

Таким образом, на первом этапе исследователи, изучавшие научное творчество М.В. Нечкиной, выделили в нем историографическое направление,

определили ее вклад в развитие историографии в СССР, высоко оценили ее историографические труды с позиций марксистской методологии.

На современном этапе исследователи получили возможность изучать процесс формирования и развития личности М.В. Нечкиной, ее творческой лаборатории. Создан обширный личный фонд М.В. Нечкиной в Архиве РАН, в который по ее распоряжению в 1985 г. поступили личные и рабочие дневники. Для современного этапа характерно критическое переосмысление историографических работ М.В.

Нечкиной, появление в их оценке проблемы влияния власти на советскую историческую науку, исследователи отмечают политизированные подходы в творчестве историографа.

В изучении казанского периода жизни и творчества М.В. Нечкиной большая роль принадлежит А.Н. Гребенкиной (Бикташевой). Она опубликовала несколько статей о ранних научных работах историка[8]. В статье, посвященной рецензиям 1920-х гг. на первую монографию М.В. Нечкиной[9], А.Н. Гребенкина отметила, что формулировка темы студенческого сочинения М.В. Нечкиной отражала интерес к марксизму среди преподавателей Казанского университета, а термин «экономический материализм» был для них синонимом марксизма. Она рассмотрела четыре рецензии 1920-х гг., которые принадлежали В.И. Невскому, В.Т. Дитякину, Н.Н. Фирсову, Г.Ф. Линсцеру, и пришла к выводу, что резкая критика монографии М.В. Нечкиной была связана с тем, что «шел процесс становления марксистско-ленинской методологии и в этом плане теория экономического материализма была несостоятельной»[10]. Особое внимание А.Н. Гребенкина уделила исследованию научно-педагогической деятельности М.В. Нечкиной в начале 1920-х гг.[11]. В своем диссертационном исследовании она писала, что на формирование историографических взглядов М.В. Нечкиной в казанский период и на выбор темы конкурсного сочинения повлиял П.Г Архангельский. Проанализировав его лекционные курсы по русской историографии и истории русской общественной мысли XIX в., А.Н. Гребенкина пришла к выводу, что «в основу его историко-философской концепции были положены позитивистские воззрения, выраженные в приверженности к теории мирного эволюционизма, что позволило ему встать на позиции экономического материализма»[12] [13]. Изучив первые историографические работы М.В. Нечкиной, а именно монографию «Русская история в освещении экономического материализма (историографический очерк)», рецензии и серию статей о В. О. Ключевском, А.Н. Гребенкина отметила сильные стороны первой монографии историка, предложенную М.В. Нечкиной методику исторического исследования, которая в начале 1920-х г. имела черты новации. А.Н. Гребенкина посвятила еще несколько статей различным аспектам жизни и деятельности

13

историка .

М.Г. Вандалковская в коллективной монографии 1997 г.[14] остановилась на

статье М.В. Нечкиной «Густав Эверс». Она считает, что эта работа «служит и по сей день эталоном написания историографического исследования»[15]. Автор отметила, что монография «Василий Осипович Ключевский. История жизни и творчества» - одна из самых значительных работ историографа. По мнению М.Г. Вандалковской, М.В. Нечкиной удалось выполнить поставленные задачи, в монографии она показала, «как эпоха влияла на формирование взглядов В.О. Ключевского, как шел процесс становления его мировоззрения, обусловленный, с одной стороны, традициями исторической науки и, с другой, - обстановкой в стране»[16] [17]. Автор отметила, что на творчество М.В. Нечкиной влияла идеология, в ее работах есть политизированные решения и подходы. Но, по мнению М.Г. Вандалковской, по-другому и быть не могло. В научных трудах М.В. Нечкиной отразилось развитие советской науки со всеми ее противоречиями, но при этом сама она была ярким и талантливым ученым, обладала высочайшей профессиональной культурой. М.Г. Вандалковская затронула проблему взаимоотношений М.В. Нечкиной и М.Н. Покровского, объяснила ее участие в кампании по критике историка как политическими причинами, когда отказ был просто невозможен, так и развитием марксистских взглядов М.В. Нечкиной.

Важную роль в изучении творчества М.В. Нечкиной сыграла публикация ее личных дневников. В связи с этим повысился интерес исследователей к ее внутреннему миру, к процессу формирования и развития личности. Подготовкой текста дневников к публикации, комментариев к нему занималась Е.Р. Курапова. Ей также принадлежит вступительная статья к дневниковым записям .

Завершала публикацию статья Е.Л. Рудницкой[18], которая проработала с М.В. Нечкиной свыше сорока лет. На основе дневниковых записей за период 1913-1922 гг. Е.Л. Рудницкая реконструировала образ формирующегося исследователя, определила характерные черты личности М.В. Нечкиной. Автор считает, что феномен ее личности как ученого заключался в остро субъективном, глубоко личностном отношении к предмету исследования, но, с другой стороны, она обладала холодным, трезвым умом аналитика; именно наука определила характер М.В. Нечкиной[19] [20] [21] [22].

Е.Л. Рудницкая впервые обозначила проблему отношения М.В. Нечкиной к марксизму. В связи с этим она уделила внимание ее первой монографии. По мнению историографа, «в длинной череде последующих книг М.В. Нечкиной ее юношеский труд был самым непосредственным, самым научно искренним», так как «автор еще не успел ощутить прессинга надвигавшегося идейного тоталитаризма» . Е.Л. Рудницкая определила М.Н. Покровского как ведущую фигуру, сыгравшую значительную роль в научном становлении исследователя.

В статье, посвященной истории исторической науки в творчестве М.В. Нечкиной , М.Г. Вандалковская обратила внимание на разработку М.В. Нечкиной теоретико-методологических оснований историографии. Она отметила, что М.В. Нечкина «вкладывала в понятие истории исторической науки широкий и объемный смысл, связанный с процессом развития научного исторического знания» . Автор определила вклад М.В. Нечкиной в развитие истории исторической науки в СССР в 1950-1970 гг. По мнению М.Г. Вандалковской, научное творчество историографа ознаменовало значительный этап в развитии этой дисциплины, который был связан с огромным подъемом в ее изучении. Сформировалась историографическая школа, ученики М.В. Нечкиной продолжают и сейчас трудиться в вузах и научных учреждениях страны.

На страницах журнала «Вопросы истории» с 2004 по 2006 гг. издавались деловые дневники М.В. Нечкиной. В завершение публикации помещена статья Е.Р. Кураповой[23] [24]. Автор рассмотрела биографию ученого сквозь призму рабочих дневников. Е.Р. Курапова, обобщая записи М.В. Нечкиной, сформулировала три темы, которые стали ключевыми в творческой жизни исследователя: «Марксизм», «М.Н. Покровский», «Декабристы». Она реконструировала процесс изменения отношения М.В. Нечкиной к марксизму и к

М.Н. Покровскому. Е.Р. Курапова одной из причин участия М.В. Нечкиной в кампании по критике М.Н. Покровского считает трагические семейные события: близкие родственники как самой М.В. Нечкиной, так и ее мужа были расстреляны в 1937-1938 гг. В заключение автор отметила, что дневники М. В. Нечкиной можно рассматривать как еще один вклад ученого в историю отечественной исторической науки, это своего рода уникальный

историографический труд.

В последние годы опубликовано несколько статей о жизни и творчестве М.В. Нечкиной, главным образом посвященных раннему периоду . П.В. Шевелева рассмотрела процесс формирования мировоззрения,

интеллектуальное и профессиональное развитие М.В. Нечкиной, ее эмоциональные, чувственные переживания в казанский период. Она использовала принцип деления жизни человека на три мира, который представлен в личных дневниках историка, и пришла к выводу, что М.В. Нечкина «приблизительно в 1922-1924 гг. переживает переходный этап от одного психологического возраста к другому: от юности (или ранней молодости) к взрослости»[25]. В другой статье П.В. Шевелева реконструировала «официальный», сформированный властью в 1920-1930-е гг. и транслируемый с помощью периодической печати образ «красного профессора»-историка. Олицетворяли этот образ по преимуществу выпускники Института красной профессуры. Она пришла к выводу, что в исследовательской методике, в подходе к объекту своего изучения, а также в организации и атрибутике научных текстов некоторые выпускники ИКП (к которым П.В. Шевелева отнесла М.В. Нечкину) воспроизводили классический дореволюционный позитивистский вариант науки, что в первую очередь проявлялось в требовании выявлять и детально прорабатывать весь комплекс источников.

Ряд статей посвящено научному творчеству М.В. Нечкиной в области историографии[26]. О.В. Богомазова на основе материалов личного архива ученого попыталась реконструировать процесс когнитивных поисков молодого формирующегося историка. Автор отметила, что к мысли о необходимости изучения научного творчества В.О. Ключевского М.В. Нечкина пришла самостоятельно, исследовав историографическую литературу о нем. Главный вывод статьи О. В. Богомазовой заключается в том, что 1922-1925 гг. - особый этап в биографии ученого, так как происходит зарождение устойчивого исследовательского интереса к личности и творчеству В.О. Ключевского. М.А. Базанов и О.В. Богомазова представили несколько вариантов плана монографии о В.О. Ключевском, опубликованной в 1974 г., и обратили внимание на одно существенное изменение. Из первых вариантов названий глав тема жизни и творчества, которая в них прослеживалась, переносится в оглавление книги, а формулировка названий глав в итоге становится более академичной, отражающей основные этапы научного творчества В. О. Ключевского.

Особое место в работах о М.В. Нечкиной занимает книга Я.А. Ярославцева[27], написанная своеобразным стилем (автор сравнил личность М.В. Нечкиной с литературным героем Остапом Бендером). Необходимо заметить, что Я.А. Ярославцев был аспирантом М.В. Нечкиной. Автор попытался вписать биографию ученого в общественно-политическую жизнь страны. На основе широкой источниковой базы: дневников, писем, работ историка, воспоминаний о ней - Я. А. Ярославцев представил свою точку зрения о психологическом состоянии М.В. Нечкиной на разных этапах советской истории. Автор считает, что М.В. Нечкиной было свойственно приспособление к политическому режиму, главной причиной чего был страх, особенно это прослеживается в сталинское время; с этой точки зрения он рассмотрел участие М.В. Нечкиной в кампании по критике М.Н. Покровского.

Еще несколько статей о научном творчестве М.В. Нечкиной принадлежат

автору настоящей диссертации .

Самым ценным для исследователей жизни и творчества М.В. Нечкиной стало документальное издание «История в человеке»[28] [29], в основу которого положен личный фонд историка, хранящийся в архиве РАН. Первая глава этой книги посвящена ранним историографическим работам М.В. Нечкиной, вступительные статьи к опубликованным источникам принадлежат И.Л. Беленькому[30]. В статье, посвященной первой монографии историка, автор отметил, что работа над данной монографией одновременно стала процессом целенаправленного самообразования М.В. Нечкиной, именно она превратила ее из студентки в ученого-исследователя, при этом для ее становления как ученого была характерна динамика ускоренного развития. И.Л. Беленький высказал предположение о том, что интерес к «"экономическому материализму” ... к его схематизму и однозначности, ко всему тому в нем, что требует от исследователя жестко рационального подхода, - был для М.В. Нечкиной еще и своеобразным “инструментом” выстраивания, конструирования своей личности в направлении противоположном тому в себе, что в дневниках она именовала “третьим миром”, то есть теоретическая работа в области историографии оказывается своего рода корректировкой собственного “Я”, стремлением к рационализации собственного

жизненного мира»[31]. В другой статье И.Л. Беленький проследил развитие историографических взглядов М.В. Нечкиной о В. О. Ключевском и

теоретических вопросах исторической науки в казанский период[32]. Автор обратил внимание на тезис историографа о «глубокой раздвоенности»

B. О. Ключевского, помещенный в отчете, и связал его с последующим

изучением М.В. Нечкиной научного творчества В. О. Ключевского. Во

вступительной статье к публикации тезисов доклада «Л. Д. Троцкий как историк: место Л. Троцкого в школе экономического материализма. По поводу его книги “1905” и о полемике о ней Троцкого с Покровским» И.Л. Беленький отметил, что для М.В. Нечкиной в те годы, убежденной последовательницы М.Н. Покровского, значимы были не только «содержательная суть спора между Покровским и Троцким, но и то обстоятельство, что воззрения Троцкого противоположны тому пониманию русского исторического процесса, которое развивал Покровский в своей теории “торгового капитала” в 1910 - начале 1920-х гг. в рамках “экономического материализма”»[33].

Отдельный раздел работы «История в человеке» посвящен документам, сгруппированным по теме «М.В. Нечкина - М.Н. Покровский». Во вступительной статье Е.Р. Курапова и А.А. Чернобаев на основе архивных материалов реконструировали историю взаимоотношений М.В. Нечкиной и М.Н. Покровского[34]. Они отметили, что научное творчество М.В. Нечкиной конца 1920-х - начала 1930-х гг. относится к «школе М.Н. Покровского». Под

его редакцией вышли две историографические работы М.В. Нечкиной «Густав Эверс» и «В.О. Ключевский». Публикацией фрагментов личных дневников (1917-1924 гг.) ученого занималась А.Н. Бикташева (Гребенкина), ей же принадлежит вступительная статья[35] [36]. Автор затронула первые

историографические труды М.В. Нечкиной и пришла к выводу, что в Казани ее интересовала в основном теоретико-методологическая проблематика, она формировалась, прежде всего, как историк-историограф. А.Н. Бикташева обратила внимание на то, что «казанский опыт изучения психоанализа затем позволит М.В. Нечкиной создавать в будущих своих книгах и статьях живые,

36

убедительные, яркие и насыщенные портреты исторических деятелей» .

В отдельную группу литературы выделим общие работы по истории исторической науки в СССР на разных этапах[37]. Все авторы, изучая советскую историографию, главной исследовательской проблемой определяют тему «историк и власть». С этой точки зрения рассматривается доклад М.В. Нечкиной «Почему Россия позже других стран вступила на путь капиталистического развития»[38], который был впервые опубликован А.Н. Артизовым и

О.В. Наумовым в 1993 г. Историки считают, что сам доклад был важным историографическим фактом эпохи, который свидетельствовал о том, что даже в самые неблагоприятные времена наука развивалась; в условиях, когда решение теоретических вопросов истории было прерогативой власти, М.В. Нечкина предприняла попытку «самостоятельно осмыслить коренные вопросы прошлого России»[39]. В 2001 г. вышла статья А.М. Дубровского[40], в которой он подробно исследовал доклад М.В. Нечкиной и ситуацию, возникшую после его обсуждения. Автор пришел к выводу, что она совершенно правильно поняла потребность науки того времени в расширении существующей концепции о тождестве российской истории и истории западноевропейских стран, так как необходимо было показать не только общее, но и особенное в развитии стран. Разгромная оценка доклада задержала движение научной мысли на три десятка лет и проиллюстрировала зависимость советской науки от интересов власти.

Письмо М.В. Нечкиной «К вопросу о формуле “наименьшее зло”»[41] [42] рассматривается исследователями также с позиции зависимости историка от власти. Л.В. Данилова несколько раз отметила, что трактовка М.В. Нечкиной формулы “наименьшее зло” была не результатом ее исследовательских изысканий, а попыткой обезопасить себя от нависшей угрозы разгромной критики . А.М. Дубровский обратил внимание не только на данное письмо М.В. Нечкиной, но и на прочитанную 7 октября 1953 г. лекцию «Прогрессивное значение присоединения нерусских народов к России» в Академии общественных наук при ЦК партии[43]. Л. В. Данилова собрала ценные документальные материалы об участии М.В. Нечкиной в защите научных работ историков в 1960 гг., например, книги А.М. Некрича «1941. 22 июня» - перед их публикацией помещена ее вступительная статья[44]. Она пришла к выводу, что М.В. Нечкина разделяла позицию шестидесятников, выступала против цензуры и необоснованных разгромных рецензий[45].

Таким образом, на современном этапе интерес исследователей в большей мере был направлен на изучение казанского периода жизни М.В. Нечкиной. Объективной причиной этому послужили сохранившиеся и опубликованные личные и рабочие дневники историка, в которых М.В. Нечкина достаточно подробно и систематически описывала свои чувства, переживания, процесс обучения и создания первых научных работ в казанский период. Отметим, что архивный фонд М.В. Нечкиной вызвал повышенное внимание у историков, публикация его документов способствовала пересмотру некоторых утвердившихся взглядов в советской историографии на творчество ученого, обозначилась проблема отношения М.В. Нечкиной к марксизму и адаптации к советской власти на разных этапах. Кроме этого, началось критическое переосмысление научного творчества историографа, в связи с этим исследователи рассмотрели первую монографию М.В. Нечкиной, отметили ее положительные стороны.

В зарубежной историографии опубликована развернутая рецензия на монографию М.В. Нечкиной «Василий Осипович Ключевский: История жизни и творчества»[46], в которой автор рассмотрел историю изучения М.В. Нечкиной творчества В.О. Ключевского. R. Bymes отметил, что в начале 1920-х гг. историограф характеризовала историка как предшественника экономического материализма, не признающего классовую борьбу, позднее она отказалась от первой части своего вывода и продолжила развивать вторую. В монографии о В. О. Ключевском, опубликованной в 1974 г., автор выделил три центральных тезиса М.В. Нечкиной: в творчестве В.О. Ключевского проявился кризис буржуазной исторической науки; три революционные ситуации повлияли на взгляды историка, способствовали их демократизации; о паразитизме дворянства. В рецензии R. Byrnes указал на то, что М.В. Нечкина сознательно проигнорировала важные источники (письма, лекции ученого), чтобы доказать свои выводы, по его мнению, в этом проявилась общая тенденция советской исторической науки.

В остальных трудах зарубежных историков научное творчество М.В. Нечкиной упоминается либо в рамках общей характеристики советской исторической науки на разных этапах[47]: в 1920-е гг. как представителя «школы М.Н. Покровского»[48], в 1950-1960 гг. с позиции демократизации науки[49], либо в рамках историографии В.О. Ключевского и его школы[50]. Т Emmons считает, что на вывод М.В. Нечкиной об эклектичности методологии В.О. Ключевского и

отрицание существования его школы повлияла концепция М.Н. Покровского.

Таким образом, анализ историографии показывает, что личность и творчество М.В. Нечкиной вызывает повышенный интерес у отечественных исследователей, что выражается в переработке и публикации значительного комплекса архивных материалов, в постановке новых проблем. Несмотря на то что исследователи уделили много внимания казанскому периоду жизни М.В. Нечкиной, по нашему мнению, остается неизученным процесс становления ученого с точки зрения целенаправленной разработки ею методики написания исторических работ, сначала в гимназии, а затем в университете. Процесс формирования отношения М.В. Нечкиной к марксизму и факты научной биографии, свидетельствующие об ее адаптации к политическому режиму, также нуждаются в дополнительном исследовании. В сфере научных интересов М.В. Нечкиной историография занимала значительное пространство. Но историографические взгляды М.В. Нечкиной на разных этапах научной работы, их изменения и причины этих изменений мало исследованы, существуют лишь фрагменты изучения данной темы, нет целостного представления о ней.

Объект исследования — историографические труды М.В. Нечкиной.

Предмет исследования - историографические взгляды М.В. Нечкиной и их изменение.

Исследование имеет следующую цель: реконструировать систему историографических взглядов М.В. Нечкиной на разных этапах ее творчества, выявить произошедшие изменения и попытаться их объяснить.

Для достижения поставленной цели предполагается решить следующие задачи:

1. Выявить факторы, повлиявшие на формирование системы научных взглядов М.В. Нечкиной.

2. Показать процесс формирования и становления М.В. Нечкиной как исследователя исторической науки.

3. Определить теоретико-методологические установки историографа на разных этапах.

4. Сравнить историографические практики М.В. Нечкиной на

протяжении всего творческого пути, отдельно выделив тему

«В. О. Ключевский».

Хронологические рамки работы - 1913 - 1985 гг. Нижняя временная граница обусловлена сохранившимися подробными дневниками М.В. Нечкиной казанского периода, в которых отражен процесс формирования ее мировоззрения, становления как ученого. Верхняя граница определена датой смерти историка.

Источники. Поставленные в диссертации задачи решались на основе комплекса исторических и историографических источников, архивных и опубликованных материалов, разнообразных по происхождению, содержанию и информативным возможностям.

Важнейшее значение имели документы личного фонда М.В. Нечкиной в Архиве РАН[51]. Фонд состоит из 940 дел, которые разделены на шесть разделов: «Научные труды, материалы к трудам, художественные произведения (сер. XIX в. - 1984 г.)»; «Биографические документы (сер. XIX в. - 1983 г.)»; «Документы о деятельности (1919-1985 гг.)»; «Переписка (1916-1984 гг.)»; «Материалы родственников (1894-1957 гг.)»; «Научные труды других лиц (1939-1983 гг.)». В первом разделе собраны научные работы, тексты докладов, история их создания, рабочие варианты, черновики М.В. Нечкиной, начиная с 1910-х гг. Сохранились тезисы выступлений М.В. Нечкиной 1920-х гг.. «Л. Троцкий, как историк (место Л. Троцкого в школе экономического материализма. По поводу его книги “1905” и полемики о ней Троцкого с Покровским)» от 24 января 1923 г., «Г Эверс и его значение в русской историографии» от 1 декабря 1924 г. и полный текст доклада «В.О. Ключевский и его место в развитии русской исторической мысли», прочитанный 18 мая 1925 г. на историографическом семинаре М.Н. Покровского в ИКП. Доклад является сокращенным переработанным вариантом неопубликованной монографии, написанной в Казани в 1923 г. В третьем разделе собраны уникальные документы о руководстве М.В. Нечкиной Научным советом по проблеме «История исторической науки» и о подготовке к изданию «Очерков истории исторической науки в СССР», представленные стенограммами, протоколами заседаний, планами выступлений, записями, сделанными М.В. Нечкиной. Эти документы позволяют оценить, с одной стороны, научную атмосферу эпохи, а с другой - отношение историка к происходящему в обществе и науке.

Таким образом, используемые нами источники можно разделить на несколько групп. В первую, самую многочисленную, группу

историографических источников включены исследовательские тексты

М. В. Нечкиной и архивные материалы по истории работы над их созданием. Научные труды историографа сгруппируем по темам: статьи, посвященные теории и методологии истории исторической науки[52], В.О. Ключевскому[53],

М.Н. Покровскому54, различные историографические статьи55; отдельно

56 57

выделим монографии , сопровождающие их создание материалы и историографические обзоры отдельных проблем, которые представляют собой как вводные главы в монографиях58 и публикуемых источниках59, так и

53 Архив РАН. Ф. 1820. Оп. 1. Д. 5. Нечкина М.В. ВО. Ключевский // Русская историческая литература в классовом освещении. М., 1930. Т. II. С. 215-350. Нечкина М.В. Взгляд В.О. Ключевского на роль «идей» в историческом процессе (Из работ о предшественниках экономического материализма в русской историографии)// Красная Новь. № 5. 1923. С. 174203. Нечкина М.В. К характеристике В.О. Ключевского, как социолога (В связи с изданием Vго тома «Курса русской истории» В.О. Ключесвкого) // Вестник просвещения. 1923. № 1-2. С. 28-39. Нечкина М.В. Отчет о разработке темы «В.О. Ключевский и его место в развитии русской исторической мысли» // История в человеке... М.: Новый хронограф, 2011. С. 74-80.

54 Архив РАН. Ф. 1820. Оп. 1. Д. 90. Нечкина М. Крестьянские восстания Разина и Пугачева в концепции М.Н. Покровского // Против исторической концепции М.Н. Покровского. М-Л: Из- во Академии Наук СССР, 1939. С. 244-275. Нечкина М. Восстание декабристов в концепции М.Н. Покровского // Против исторической концепции М.Н. Покровского. М-Л: Из-во Академии Наук СССР, 1939. С. 303-336. Нечкина М.В. Вопрос о М.Н. Покровском в постановлениях партии и правительства 1934-1938 гг. о преподавании истории и исторической науке (к источниковедческой стороне темы) // Исторические записки. Т.118. М.: Наука, 1990. С. 232-246.

55 Нечкина М.В. Гегельянская «окаменелость» (В связи с книгой Л. Троцкого «1905». М. 1922, изд. 2-е) // Казанский библиофил. № 4. С. 20-30. Нечкина М.В. Тезисы доклада в исторической секции АОН 24/I 1923 // История в человеке. Академик М.В. Нечкина. Документальная монография / отв. ред. Рудницкая Е.Л., Мироненко С.В. М.: Новый хронограф, 2011. С. 62-64. Нечкина М.В. Густав Эверс // Русская историческая наука в классовом освещении. Т. I. М., 1927. С. 19-49. Нечкина М.В. Наука русской истории // Общественные науки СССР 1917-1927 / под. ред. В.П. Волгина, ГО. Гордона, И.К. Луппола. М.: Работник Просвещения, 1928. С. 126-162. Нечкина М. Взгляд Маркса и Энгельса на историю (исторический материализм) // Знание-сила. 1920. 5 мая. С. 9-12.

56 Нечкина М.В. Русская история в освещении экономического материализма (историографический очерк). Казань: Государственное изд-во, 1922. Нечкина М.В. Василий Осипович Ключевский. История жизни и творчества. М.: Наука. 1974. 638 с.

57 Архив РАН. Ф. 1820. Оп. 1. Д. 126. 254.

58 Нечкина М.В. Движение декабристов. Т. I. М.: Из-во Академии Наук СССР, 1955. Нечкина М.В. А.С. Грибоедов и декабристы. М.: Из-во Академии Наук СССР, 1951. Нечкина М.В. Реформа 1861 г. как побочный продукт революционной борьбы (К методологии изучения реформы) // Революционная ситуация в России в 1859-1861 гг. Т. II. М., 1962. С. 7-17. Нечкина М.В. Революционная ситуация в России в исходе 1850-х годов - начале 1860-х годов // Революционная ситуация в России в 1859-1861 гг. Т. I. М., 1960. С. 3-14. Нечкина М.В. Революционная ситуация в России в середине XIX в. // Встреча двух поколений. М.: Наука, 1980. С. 493-514. Нечкина М.В. Василий Осипович Ключевский. История жизни и творчества. М.: Наука. 1974. 638 с.

59 Нечкина М.В. «Колокол» и его историография // Встреча двух поколений. М.: Наука, 1980. С. 405-421.

60 61

специальные статьи и доклады .

Вторую группу историографических источников составляют отзывы, рецензии на монографии[54] [55] [56] [57] М.В. Нечкиной, а также работы современников и

63

архивные материалы , позволяющие оценить научную атмосферу эпохи; материалы дискуссий о периодизации советской исторической науки в I960— 1962 гг., о предмете и содержании курса историографии в 1962 г., которые публиковались на страницах журналов «Вопросы истории», «История СССР».

В диссертации использованы материалы периодической печати. В газетах находится ценный фактический материал, характеризующий эпоху и отношение современников к М.В. Нечкиной и М.Н. Покровскому[58].

В отдельную группу включены источники личного происхождения - дневники, воспоминания, письма как самой М.В. Нечкиной, так и ее современников. Дневники ученого были опубликованы[59], несмотря на это мы исследовали рукописные дневники М.В. Нечкиной в архиве РАН[60] с целью уточнения и дополнения напечатанных вариантов.

В дневниках и переписке М.В. Нечкиной содержатся ценные материалы о формировании ее мировоззрения, ее становлении как исследователя- историографа, о ее психологическом состоянии на разных этапах жизни и творчества. М.В. Нечкина разделила свои дневники на два комплекса: личные и «деловые» (рабочие). Личные дневники она вела в 1913-1924 гг., когда жила в Казани и училась сначала в гимназии, а затем в Казанском университете. «Деловые» дневники М.В. Нечкина начала вести в 1919 г., когда училась на втором курсе университета, и продолжала делать это практически на протяжении всей жизни. Их особенность в том, что со временем подробные записи, в которых автор описывала ход работы над конкретным исследовательским вопросом и затрагивала состояние своего внутреннего мира, исчезли, уступив место схематичному фиксированию результатов профессиональной деятельности.

В представленной в фонде М.В. Нечкиной переписке больше 450 корреспондентов. Специальная глава книги «История в человеке»[61] посвящена эпистолярному наследию ученого. Отдельно были опубликованы письма М.В. Нечкиной начала 1930-х гг. своему мужу в Берлин и ее переписка с родственниками, живущими в Казани[62] [63].

Методологической основой исследования является соединение подходов персональной истории и интеллектуальной истории. Персональная история возникла на рубеже XX-XXI вв. как направление биографической истории, что было связано с закономерным поворотом интереса историков к индивидуальности. В отечественной историографии это направление представлено в работах Л.П. Репиной, Ю.Л. Бессмертного, И.Л. Беленького, Д.М. Володихина. Основной объект персональной истории - это личные тексты, а предмет исследования - история одной жизни во всей уникальности и полноте. Как отмечает Л.П. Репина, «общая установка этого направления состоит в том, что реконструкция личной жизни и неповторимых отдельных исторических индивидов, изучение формирования и развития их внутреннего мира рассматриваются одновременно - и как главная цель исследования, и как одно из эффективных средств познания того исторического социума, в котором

69

они жили и творили, радовались и страдали, мыслили и действовали» . В первой главе диссертации дана характеристика личности М.В. Нечкиной через ее самовосприятие и отношение к ней других людей, выявлены кризисные моменты в жизни историка, которые повлияли на научное творчество. Основой для исследования послужили персональные тексты М.В. Нечкиной, главным образом обширный комплекс дневников, в котором запечатлен индивидуальный опыт личности, ее эмоциональные переживания, а также научные работы и их результаты, отражающие влияние исторической эпохи.

Интеллектуальная история занимает обширное исследовательское пространство и не опирается на какую-то одну научную парадигму. По мнению Л.П. Репиной, интеллектуальная история изучает исторические аспекты всех видов творческой деятельности человека - ее условия, формы и результаты. Одна из ключевых исследовательских проблем этого направления - соотношение внутреннего и внешнего аспектов науки. При этом в контексте внутреннего аспекта рассматривается, с одной стороны, психология и ментальность автора, с другой - содержание его научных трудов и концепций, а в контексте внешнего аспекта изучается как культурное окружение, так и обстоятельства и условия работы[64]. В диссертации такой подход применен в рамках историографического исследования научных взглядов М.В. Нечкиной.

Кроме этого, при изучении научных трудов М.В. Нечкиной использована модель историографического анализа, которая нашла четкую формулировку в работах самой М.В. Нечкиной. Традиционный историографический подход предполагает рассмотрение биографии ученого, процесса формирования его мировоззрения, эволюции взглядов, выделение из текстов источников объективных сведений о методологических установках ученого,

источниковедческой базе и технике исследования, определяет его принадлежность к той или иной научной школе, значение его концепции в истории науки. В диссертации проанализированы историографические взгляды М.В. Нечкиной на разных этапах творчества, выявлены произошедшие изменения в системе ее историографических представлений, для этого нами был исследован комплекс опубликованных историографических работ и сопровождающих их создание архивных материалов.

Научная новизна исследования заключается в том, что впервые реконструирована система историографических взглядов М.В. Нечкиной на разных этапах ее творчества на основе обширного комплекса источников, что позволило соотнести ее историографические представления с общим развитием советской историографии, выявить изменения этих представлений и выделить три периода в ее научной работе. В диссертации представлен процесс становления М.В. Нечкиной как историографа в казанский и московский период ее жизни, целенаправленной разработки исследовательской методики, рассмотрена связанная с этим проблема восприятия ею марксизма. Использованные архивные материалы позволили нам по-новому интерпретировать психологическое состояние М.В. Нечкиной, ее отношение к политическому режиму, что способствовало пересмотру утвердившегося в научном сообществе представления о ее абсолютной ортодоксальности. Впервые также проанализированы все историографические труды М.В. Нечкиной о В. О. Ключевском, привлечены архивные материалы, ранее не использовавшиеся учеными, что позволило охарактеризовать ее историографические взгляды о научном творчестве историка на разных этапах.

Практическое значение работы. Материалы и выводы исследования могут быть использованы при написании как обобщающих работ по советской историографии, так и работ, специально посвященных биографии и творчеству М.В. Нечкиной. Кроме того, результаты исследования будут полезны при подготовке лекционных курсов и семинаров по отечественной историографии в вузах и уроков учителями истории в школах, гимназиях, колледжах и лицеях.

Положения, выносимые на защиту:

1. Тема студенческого сочинения «Приложение теории экономического материализма к объяснению русской истории в трудах русских ученых: критикоисториографический обзор исторических трудов данного направления и выявление роли последнего в развитии русской науки» выбранная начинающим историографом, была неслучайна, так как, по мнению автора, позволяла ответить на интересующий ее в те годы вопрос - как надо изучать? В результате у М.В. Нечкиной сформировалась своя методика создания научных трудов, которая включала конкретные правила и приемы работы: правило концентрации внимания, признание исторического источника как главного носителя информации, исключение заучивания, изучение какой-либо темы по книгам монографического характера. Результатом же разработки метода историографического исследования стала первая глава монографии «Русская история в освещении экономического материализма (историографический очерк)».

2. В Казани теория исторического материализма или экономического материализма (она не различала их при написании студенческого сочинения и позже в казанский период) вызывала у М.В. Нечкиной особый интерес, что было связано с поисками нового метода исследования, но тогда она еще не была убежденной последовательницей этой теории. Экономическому материализму была посвящена первая монография историографа. Буквально все ранние работы М.В. Нечкиной связаны с этой темой. Она была определяющей для молодого ученого, и В. О. Ключевский рассматривался ею как предшественник экономического материализма, промежуточное звено между идеализмом и материализмом. В начале московского периода наряду с объективными причинами изменение отношения М.В. Нечкиной к марксизму связано с ее увлечением личностью и творчеством М.Н. Покровского. В дальнейшем научном творчестве с 1930-х гг. М.В. Нечкина начала пересматривать свои взгляды в соответствии с общественно-политической обстановкой.

3. На протяжении всего научного творчества М.В. Нечкина занималась теоретическими и методологическими вопросами историографии. При этом на первом этапе внимание исследователя направлено на методологические проблемы, а на втором - на теоретические, произошло оформление понятий «предмет», «источники», «факт», «функции историографии».

4. Концепция М.В. Нечкиной о «глубокой раздвоенности» В.О. Ключевского, разработанная на первом этапе изучения творчества историка и заключающаяся в обязательном разделении теории и практики исследования ученого, осталась актуальной и для второго этапа изучения творчества В.О. Ключевского. Как в своих ранних работах, так и в монографии, опубликованной в 1974 г., М.В. Нечкина отмечала, что теория и методология В.О. Ключевского оказалась не нужной ему самому, поскольку имела самую слабую связь с практикой исторического исследования. Мы считаем, что на втором этапе значение этой концепции поменялось, она превратилась в большей степени в исследовательский прием М.В. Нечкиной, который позволил ей положительно оценить практические исследования В.О. Ключевского.

Апробация результатов исследования. Предварительные результаты изучения темы опубликованы в 7 статьях, 3 из которых - в рецензируемых изданиях.

Структура работы. Работа состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованных источников и литературы.

<< | >>
Источник: Черная Е.Ю. Милица Васильевна. Нечкина — историк отечественной исторической науки. 2014

Еще по теме Введение:

  1. Статья 314. Незаконное введение в организм наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов
  2. ВВЕДЕНИЕ История нашего государства и права — одна из важнейших дисциплин в системе
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. Мысли об организации немецкой военной экономикиВведение
  5.   ПРЕДИСЛОВИЕ [к работе К. Маркса «К критике гегелевской философии права. Введение»] 1887  
  6. Под редакцией доктора юридических наук, профессора А.П. СЕРГЕЕВА Введение
  7. ВВЕДЕНИЕ
  8. Введение
  9. Введение
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. Введение
  12. Введение
  13. Введение
  14. ВВЕДЕНИЕ
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -