<<
>>

ПРОСТРАННАЯ НРАВДА

Ст. 1. B основе Пр. Пр. лежит переработка текста Kp. Пр., материал которого полностью, частыо даже теми же словами, вошел ъ Пр. Пр. Это видно с 1-й яге ее статьи. Преобладает мнение, что переработка эта — киевская. Связана ли она непосредственно с законодательством (,Уста­вом", см. ст. ст. 63 и сл. Пр. Пр.) Владимира Мономаха (1113—1125), которое занимает в Пр. Пр. центральное положение, или работа над материалом Kp. Пр. была произведена еще до бурных событий 1113 r., сказать с уве­ренностью нет данных.

— Княж муж и тиун княжий с 80-гривенной вирой взяты в ст. I Пр. Пр. из ст. ст. 19—22 Kp. Пр. (огнищанин для юга — термин чуждый, новгородский, ср. Новг. I, 1166, 1195 и 1234 гг.). Вероятно, соста­витель Пр. Пр. считал, что 80-гривенная вира не есть нововведение Яро- славичей, так как приписал ее Ярославу (ср. прим. к ст. 23 Kp. Пр.).— Ябетник — термин, удержавшийся лишь в Новгороде (Новг. I, 1218 и 1445 г.). Замена его в ст. 1 Пр. Пр. тиуном боярским характерна для Пр. Пр. с ее выдвижением „всего боярского"; предположение, что ябетник исчез „не бесследно" и разумеется также под тиуном княжим, основано на тожестве первоначального значения обоих слов тиун и ябетник = „слута из челядн" и объясняет появлениѳздееьтиунабоярскогопотомуже тожеству (Пресняков, Кн. Пр., с. 272; Лекц., с. 223).

Ст. 2 (ср. выше прим. к заголовку к ст. 19 Kp. Пр. и к ст. ст. 19—23 Kp. Пр.).

Понимание ст. 2 связано с толкованием заголовка к Пр. Яр. и вопросом о двух съездах Ярославичей. Гетц (II, с. 248), доказывая, что за­головок к Пр. Яр. не относится к тексту ст. ст. 19—43 Kp. Пр., а является значительно позднейшей припиской, сделанной переписчиком, уже знавшим текст ст. 2 Пр. Пр. (см. прим. к заголовку ст. ст. 19 и сл.), выставлял на вид, что: 1) в ст. 2 Пр. Пр. порядок княжеских имен правилен (по старшин­ству), тогда как в „заголовке" младший Всеволод попал на второе место;

2) в ст. 2 Пр. Пр. трем князьям соответствуют трое „мужей их", что „более вероятно", а Мнкула Чюдин в „заголовке", как „муж", оказывается без князя и потому лншним; значит, по мнению Гетца, переписчик Kp. Пр. нѳ ценил да и нѳ знал этих отдаленных от него по времени подробностей. Гетц готов был даже признать съезд Ярославичей (по ст. 2 Пр. Пр.), но только как одну, и притом не первую,из попыток продолжения „борьбы со старым обычным правом кровавой мести", начатой Владимиром и про­долженной Ярославом. Методологическая грубость этой аргументации бросается в глаза; именно эти-то черты текста и говорят о независимости „заголовка* 2-й части Kp. Пр. от ст. 2 Пр. Пр.: 1) Всеволод мог попасть в „заголовке* на второе место именно по близости кневляннна-редактора Пр. Яр. к событиям и в виду „популярности Всеволода и вражды к кня­зьям черниговским", Святославичам (Пресняков, Гец., с. 157) и 2) неосве­домленный перепнсчнк мог пропустить любое имя пз своего источника, но никак не прибавить (Влад.-Буд., Рец., X, с. 7) Микулу Чюдина; а при­сутствие Вышгородского посадника Чюдина объясняется, так же как и присутствие в Мономаховой думе (ст. 53 Пр. Пр.) его сына, Ольгова мужа, Иванка Чюднновича, „особым положением Вышгорода, города Киевской земли, где, однако, Олег Святославич Черниговский и при Мономахе вы­ступает хозяином-владельцѳм" (Пресняков, там же), т. e. Чюдин оказался в заголовке не по невежеству переписчика, а благодаря хорошей осведом­ленности составнтеля-редактора Пр.

Яр. Значит, вопрекн Гетцу, имеем в ст. 2 Пр. Пр. пропуск Чюдина „ради параллелизма": 3 князя — 3 мужа. При этом из шести слов в заголовке Пр.Яр.: „Коснячко Перенег Микнфор Кыя- нинн Чюдин Мнкула", автор ст. 2 Пр. Пр. механически отсек 3 последние слова, сохранив 3 первые, полагая.что ониобозначаюттрех живых людей, а не IVs имени. Недаром исследователи легко выяснили по лите­ратурным памятникам Коснячка, Мнкифора Кыянина, Чюдина Микулу, но потерпели неудачу с Перенегом: весьма вероятно, что в заголовке Пр. Яр. говорится тоже о 3, а нэ о 4 лицах (всѳ трое с прозвищами: Коенячко был Перенегом, Микифор был Кыянином, а Микула был Чюдином). — По форме ст. 2 Пр. Пр., нѳ предписывающая никакой правовой нормы, является скорее повествованием о случившемся, „историческим изложением закона словами кодификатора" (Ключевский, I, с. 250; такжо Сергеевич, Лекц., с. 91). Это повествование положило начало весьма распространенной в литературе „легенде" об отмейе мести Ярославичами. По мнению Макси­мейко (0n., с. 54 сл.), „если бы месть была отменена Ярославичами, то мы бы наверно нашли этот закон в сборнике, содержащем их уставы. Это был акт величайшей важности, который имел больше прав на запись и внимание, чем постановления о краже гуся, курицы и т. п.“. Этой легенде, действительно, противоречил такой факт, как выдача ярослав­ских волхвов белозерцам Яном Вышатичем именно на месть („мстите своих" — Лавр. 1071 г.). Еще Болтин понял сообщение ст. 2 как отмену „смертной казни"- Взглядэтот развит был потом Сергеевичем(Лекц.,с.90 и сл.),ноион незаподозревал самого сообщенияст. 2. Ho с этим взглядом не вяжется нн постановление еще ст. 1 Kp. Бр. о 40 гривнах за голову, нп включение самим автором ст. 2 Пр. Пр. этого же постановления в обно­вленном виде в ст. 1 IIp. Пр., ни отсутствие каких-либо сведений о вве­дении Ярославом смертной казни за убийство. Остается ещѳ предположе­ние (Иванншев, с. 94—95), что речь тут идет о тех кунах, которые названы в ст. 5 Пр. Пр. „головничеством" (а онн четко отличаются от виры тем, что уплату виры гарантирует вервь, тогда как головничество параллельно ложится целиком на убийцу-головника), и пояснение (Ланге, с. 110), что теперь вира должна уплачиваться „совместно с головничеством" (а не альтернативно, как, может быть, было прежде, ср.'выше прим. 1 к ст. 1 Kp. Пр.). Только в обязательности совместной уплаты виры и головниче­ства и было отличие нового порядка от того, как судил Ярослав (см. прим. 1 к ст. 1 Kp. Пр.). Bo всяком случае, именно в Пр. Пр., в отличие от Др. Пр. (ст. ст. 1—18 Kp. Пр.), господствует двойная скала вознагра­ждений по веем разновидностям правонарушений: князю и частному лицу. Такое понимание приписываемой Ярославичам реформы обнаружил сам автор Пр. Пр. в ст. 65 о холопе, ударившем свободногомужа: Ярославичи не коснулись здесь 12-гривенной платы за укрывательство холопа госпо­дином (это и есть то „ино“, которое Ярославнчи „уетавнша*, „яко же Ярослав судил"), а „уставнша на куны" только в вопросе об удовлетво­рении частного лица „за сором", предложив или денежный выкуп или телесное наказание (если оно не позднейшая Мономахова добавка, см. ниже прим. к ст. 65). Греков (с. 95) предполагает, что если ст. 2 Пр. Пр. имеет в виду только свободных, то судя по ст. 66, должно было быть аналогичное постановление Ярославичей о холопах: но в ст. 65 имеем скорее лишь (распространительное по отношению к ст. 2) толкование со­ставителя Пр. Пр., как и сама ст.
2 Пр. Пр. является скорее толкованием им же того, что он имел в ет. ст. 1 н 19—23 Kp. Пр.

Ст. 3—20 (ср. ст. ст. 19—27 н 42 Kp. Пр.). Из 9 статей Kp. Пр. (ст. ст. 19—271 об убийстве к н я ж н X людей и ст. 42 о поконе вирном, выросло здесь уложение об убийстве вообще и опрактикевир.Вчастностн.ст.ет.З—8, очевидно, развиты нз ст. ст. 19—20, но под другим углом зрения — не сугубой защпты огнищанина, а ответственности вервн за нарушение мира на ее территории (ст.ст. 3—6 — когда и как вервьптатит, ст.7—8 — когда и почему вѳрвь не платит). Ср. переводы ст. ст. 3—8 у Соболевского (Юр. ВеСтн., VIII, 1886, с. 619) и у Щепкина (с. 95).

Ст. 3. Ответственность верви сравнительно со ст. 20 Kp. Пр. расширена: вира — не дружинная привилегия. Вервь всюду птатит за „княжа мужа* (отпал „огнищанин*, см. прим. к ст. 1 Пр. Пр.) и за свободного человека, „людина" (отпали изгой и словенин).

Ст. 4. Значение термина „дикая вира" ясно нз контекста ст. ст- 4 и 5. Удовлетворительного филологического объяснения нет: днкий = неизвеет- ный, за неизвестного убийцу (Болтин); дикий = agrestis, за убийство в не­обитаемом месте (Эверс); дикий = чужой, за чужую вину (Дубенский); дикий = общий (Соловьев); дикий = свободный, дикая утка, „дикое поле", свободная, добровольная складчнна (Ланге); „любо сн дикая" в ст. о — ошибка писца, следует: „людская", т. e. за людина (Гетц), уплачиваемая всеми людьми (Филиппов). — Уплата внры рассрочивалась на несколько („колико") лет в случае неотыскания убийцы нли если убийца был из чужой верви. Ha этом пути вира превращалась в раскладочный сбор.

Ст. 5. Это второй случай разбойного убийства: в верви нет скрыв­шихся, все налицо, но вервь не могла отвести еледанатерриторнючужой верви, значит — убийца тут. Если он член верви (т. e. платит дикую виру по мирской разверстке), вервь обязана лнСо полностью заплатить виру (ст. 4), либо помочь ему в платеже: но вира должна быть уплачена кня­жому вирнику без отговорок. Ha случай возможных споров о размерах помощи ответственность делится: а) вира уплачивается по раскладке всеми, включая убнйцу, б) от головничества вервь освобождается, его платит убнйца; такой способ уплаты и есть помощь, а не дикая вира.

Ст. 6 (ср. ст. 19 Kp- Пр.). Текст испорчен и точному переводу („по вервп ныне") не поддается. B Kp. Пр. оставался (ет. 19) второй вид убий­ства: „в обиду", противопоставленный там разбою, как изъятый из ответ­ственности вервн. Отсюда, вероятно, здесь „но“ н „явлено*: убийца и не скрывается, убийство совершилось на глазах у людей илн в ceope, нли в пьяной драке. A ответственностьверви таже, тогда как раньше втексте ст. 19 Kp. Пр. было: „людем не надобе* (отсюда .ныне*?); если убийца член верви и прнтом исправный плательщик вервьной днкой виры, вервь не освобождается от ответственности, в размерах, очерченных в ст. 5.

Ст. 7. Это — третий случай разбойиого убийства. По смежности он от­личен от ст. 6: „без свады*. По тожеству термина („разбой") он отличен от ст. 3: человек „стал на разбой*, сделал себе из разбоя профессию, и вервь сама ищет от него избавиться, выдает его и ничего не платит. Виру и головничество заменяет полная конфискация; от разбойника и его семьи в верви не остается и следа (только так и раскрывается здесь по­нятие „поток" = изгнание, ибо дальнейшая судьба разбойника вервь не интересует).

Ст. 8. Павлов-Сильванский (с. 101—102, прим.) объясняет эту отмену общинной круговой поруки по платежу именно дикой виры внутриобщин- ными разногласиями о выдаче или невыдаче убийцы (в сваде или на пиру). Сергеевич (Лекц., с. 399) полагает, что внутри верви существовали добровольные товарищества с целью взаимного страховании на случай совершения преступления на пиру или в сваде. Чебышев-Дмитриев (с. 45) считал вклад в дикую виру „необходимостью* и относил ст. 8 только к нечленам верви — рабу, иностранцу и человеку, вышедшему из одной верви и еще не успевшему „вступить* в другую. — IIo можпо видеть здесь признак расслоения старой верви с выделением как „сильных людей*, не желающих платить, так и „меньпшх*, идущих к разорению, т. e признак нарастающей феодализации.

Ст. ст. 9 и 10 более точно излагают „покон вирный* ст. 42 Kp. Пр. Неопределенное „а хлеба по кольку могут ясти и пшена* замеиено уста­новлением точного количества хлеба, пшена, гороху н соли.— „Вирнику 8 гривен* — пропущено указание, что эти 8 гривен выплачиваются с 40-гри- венной виры, ср. ст. 10.

Ст. ст. 11—17. Ср. ст. ст. 19—27 Kp. Пр.

Ст. 11. Сравнивая со ст. ст. 19—21 Kp. Пр., можио думать, что 8Дееь — след дифференциации княжого двора за те десятилетия, которые отделяют Пр. Пр. от норм Kp- Пр. Сам автор Пр. Пр., повидимому, понимал дело так, что Ярославичам принадлежали только наслоения (отмеченные выше, в прим. к ст. ст. 19 и 21) о подъездном и тивунице, а самое уло­жение об огнищанине — это еще установление Ярослава (не 1036 ли года?). По крайней мере, 80-гривенную виру с княжим мужем и тиуном он отнес именно к Ярославу, включив ее в ст. 1 Пр. Пр., а остальное содержание ст. ст. 19—21 Kp. Пр- использовал и развил в другом плане в ст. ст. 3—8. За всем тем перед автором Пр. Пр. оставались еще некоторые дворовые элементы, которые явно уже не подходили под 80-гривенную виру по своему весу в разросшемся и дифференцировавшемся составе княжого двора. Отсюда и вира за них здесь — в 40 гривен.

Ст. 12 (ср. ст. 23 Kp. Пр.). Тиун конюший и есть, повидимому, продукт этой дифференциации.

Ст. 13. Ср. ст. ст. 24 и 25 Kp. Пр.

Ст. 14. Сергеевич выделил слова: „такоже и за бояреск" в отдельную статью, оторвав их от рядовича. Это нельзя было иначе понять, как от­несение этих слов ко веем предшествующим ст. ст. 11—13; но это pacxo- днлось с обычным пониманием; Дьяконов, Владимирский-Буданов, Прес­няков относили эти слова к ст. ст. 13 и 14, затрудняясь допустить при­равнивание княжих тиунов и отроков к боярским (боярский тиун отличен самой Пр. Пр. в ст. 1 от княжого тиуна — Пресняков, Кн. Пр., с. 273). Гетц (III, с. 72) предположил, что слова эти были первоначальнопометкой где-то на полях; при этом Максимейко (Про смердив, с- 7) считая, что переписчик ошибочно приписал ее к рядовичу, тогда как предназначалась она для ст. 16, чтобы пополнить пропуск боярских холопов; а Губинштейн и Греков распространяют ее действие на все домениальное уложение ст. ст. 11—17. Однако в тексте всех списков место ее неизменно, а един­ственное число: „бояреек* —едвалн случайно и склоняет отнести это слово к одному рядовичу (ср. множеств, число „боярьстии холопи" B ет. 46).

Ст. 15. Это — не городской свободный ремесленник. Позднее появле­ние ремесленника в домениальном уставе (Kp. Пр. его не знает) свидетель­ствует о феодализации ремесла на почве развития домениального строя и хозяйства. Максимейко (Мним. apx., с. 130), утверждая, что это свобод­ные люди (со ссылкой на плотничество в Новгороде), не считается с рас­пространенным тогда взглядом и на городских ремесленников (ростовцы про владимирцев: „те бо суть холопи наши каменосечци и древоделы и орачи" — Полн. собр. русск. летоп., IX, с. 253).

Ст. 16 (ср. прим. к ст. 26 Kp. Пр.). Максимейко (Про смердив.с.Зисл. указывает, что у автора Пр. Пр. был „формально-юридический критерий, на основе которого нельзя было поставить на одну доску смердов и хо­лопов" (ер. ст. ст. 45 и 46, гдѳ свобода связана с уплатой продажи, не­свобода— с неуплатой ее). Еще Каченовекий (с. 285) отметил, что ст. 46 внает только княжих, боярских и чернеческих холопов, не упоминая о сыердьих. Дьяконов обходил это ясное указание, предлагая считать здесь „смердий" „обозначающим все свободное население* (Оч., с. 101).— Ho для времени Мономаха такое словоупотребление плохо вяжется с „ху­дым смердом" его поучения и четко-земледельческим характером термина в современном летописном языке (Лавр. 1103 г.). Скорее здесь давно уко­ренившаяся описка.

Ст. 18. „Поклеп" толкуют: как обвинение 1) не основанное на полич­ном (Ланге, с. 248—249); 2) которое ие может быть доказано путем сви­детельских показаний, 3) которое основывается исключительно на подо­зрении (Сергеевич, Лекц., с. 596). При господствующей тенденции свя­зывать поклеп только со случаями уголовных преступлений (а для дан­ной статьи с убийством), Мрочек-Дроздовский поясняет, что клепатн в Правде означает и уголовное обвинение и гражданский иск (Чт., 1917, с. 101).—Следует предпочесть чтение: „то ти выведуть виру". — „Паки ли варяг" (ср. прим. к ст. 10 Кр.Пр. и ет.31 Пр. IIp.). — Следует предпочесть чтение списков Пушк. rp.: „или ин кто, то два*, чтению: „или кто ин тогда"; ср. с двумя видоками ст. 10 Kp. Пр.

Ст. 19 Ср. ст. 20 Kp. Пр. и ст. ст. 3 и 70 Пр. Пр.

Ст. 20 предусматривает случай, когда обвинение не оправдалось и определяет выплату судебных пошлин. — „Свержетн виру*—отвести от себя, опровергнуть обвинение (Сторожев, с. 551; Дубенский. с. 28), т. e. оправдаться (Ланге, с. 251). „Сметная*—пошлина за оправдание, от сме­тать, свергать, отвергать (Мрочек-Дроздовский, Чт., 1886, с- 264). Влади­мирский-Буданов, отмечая, что и оправданный и обвинптель, поклеп ко­торого не оправдался, оба платят судебные издержки („а кто и клепал, а тому дати другую гривну"), предполагает состязательный характер судебного процесса (Xp., прим.). Конец статьи вернее передан в Мясн.[70] и Пушк. cn.: „а от внры помочного 9 кун*, ср. „а от инех от всех тяжь кому помогуть, по 4 куны“ в ет. 107 Пр. Пр. „Помочное*, по мнению боль­шинства исследователей, платилось должностным лицам в суде (Ланге, с. 251) „Помечное* принимающиещтение Tp. сп. производят от мечника, которому отводят большую роль в судебном процессе (Мстиславский. O поклепной вире или понятие об обвинительном процессе по Русской Правде. Юрид. Журн., № 5, 1861).

Ст. ст. 21—22 указывают на разные способы доказательства на суде, чередующиеся по степени их важности соответственно цене иска: испы­тание железом, испытанне водою и рота. 0 способах судебных доказа­тельств см. также ст. ст. 66, 85 и 87 Пр. Пр. Считают несомненным су­ществование в эпоху Р. Пр. н судебных поединков, ср. договор Мстислава Давыдовича с Ригой 1229 г. (Влад.-Буд., Xp., с. 113). Владимирский-Буда­нов высказывает догадку, что поединки подразумевались под слоясным понятием роты. — Кому итти на роту? Дубенекий (с. 30) обращает внимание на прямой смысл слов .no свое куны", т. e. тому, кто ищет своих денег (ем. также Сторожев, с. 579); но большинство считает, что водили на роту и испытывали водой и железом ответчика (Чанге, с. 251).

Ст. CT.23—31 (ср. ст. ст. 2—10 Kp. Пр.). Здесь — переработка уложе­ния о побоях, увечьях и оскорблениях Kp. Пр., с попыткой некоторой систематизации.

Ст. 23 (ср. ст. 4. Kp- Пр.). Термин „продажа за обиду" является здесь впервые. Общее мнение, что здесь это — штраф в пользу князя, как и всѳ прочие платы в ст. ст. 24—31, хотя бы термин продажа и не повторялся.

Ст. 26. (ср. ст. 3 Kp. Пр.). Автор Пр. Пр- понял здесь испорченный текст ст. 3 Kp. Пр. как право на немедленное отмщение на месте. B от­личие, однако, от ст. 3 Kp. Пр., 12-гривенная продажа уплачивалась (ст. 25) безусловно. Вопреки Сергеевичу (Лекц., с. 356 и 376), Макеимейко обращает внимание на формулировку ст. 26, которая „была бы лишней, если бы досудебная месть составляла нормальное явление* (Сб. ст., посв. Влад.-Вуд, с. 387)

Ст. 27 (ср. ст. 5 и 6 Kp. Пр.). Бессмыслица „утнеть*—„не утнеть", может быть, отразила то обстоятельство, что ст. ст. 5 и 6 Kp- Пр. были у автора Пр. Пр. точно в том дефектном виде, в каком они до нас дошли в Ак. сп. Впрочем, списки Пушк. rp., вместо „не утнеть", дают „нос утнеть", но решить, какое из этих чтений древнейшее, — трудно. По аналогии со ст. 27, ве­роятно, следует заключить, что и головничество при полной вире взима­лось в той же пропорция.

Ст. 29—30 (ер. ст. 2 Kp. Пр.). Здесь один казус ст. 2 Kp. Пр. развйвается в два. „Ho платити ему продажу* — переделано из „взяти ему за обиду" Kp. Пр.; под словом „ему" следует разуметь побившего.—„Или* = и если. — Владимирский-Буданов (Xp., прим. 31) последние слова: »то то ему sa платежь, оже и били", понимает в том смысле, что потерпевший „не получает никакого частного вознаграждения*, если он сам является за­чинщиком драки. Рожков (с. 75) и Гетц (III, с. 122 и сл.) полагали, что побитый зачинщик освобождался от платежа за задирательство — 60 кун; продажу же платил, во всяком случае, побивший. — „Гривна за рану же лечебное" — ср. „летцу мзда" Kp. Пр. См. также прим. ко 2 ст. Kp. Пр.

Ст. 81 (ср. ст. 10 Kp. Пр.). Удовлетворительного объяснения словосо­четания „полная видока* не дано. Мейчик (Ж.М.Н-Пр., 19l5, ноябрь, с. 148) строил конъектуру: „волная видока" (что палеографически возможно), а вместо „и идета* — „ли ндета", т.е.„вольно вывести видоков или он идет на роту*. „Полная видока* переводят— „полное число свидетелей": или 7 (Болтин), или 2 (Ланге), что более вероятно.

Ст. 32 (ср. ст. 11 Kp. Пр.). Исчезновение здесь из текста варяга и колбяга Гетц (III, с. 148) объяснял не обобщением частного случая ст. U Kp. Пр., а тем, что автор Пр. Пр. пользовался более древним списком Kp. Пр. (чем дошедший до нас), в котором и не было варяга и колбяга, попавших в текст позднее из ст. 10 Кр.Пр. — Указаниена оповещение на торгу кав на необходимый момент для начала процесса по искам вещ­ным — здесь такая же новость, как и в ст. 34 Пр. Пр. — „To свой челядин поняти" — ср. „изымати* в ст. 11 Kp. Пр. и объяснения Максимейко (см. выше прим. к ст. 11 Kp. Пр.). — Совокупность указанных трех отличий ст. 32 Пр. Пр. от ст. 11 Kp. Пр. делает догадку Гетца маловероятною.

Ст. 33 (ср. ст. 12 Kp. Пр. и прим. к нейІ. Ланге, следуя Apx. II и Кар. сп.,[71] считает 3 гривны продажей: частное вознаграждение не могло быть в таком количестве: самая дорогая лошадь, исключая княжескую, стоила во время Правды 2 гривны (с. 171—172). — Ср. ст. 28 Kp. Пр. и ст. 45 Пр. Пр.

Ст. ст. 31—89 (ср. ст. ст. 13—16 Kp. Пр.) раскрывают картину свода.

Ст. 31 (ср. ст. 13 Kp. Пр. и ст. 32 Пр. Пр. и прим. к ним). Указано об оповещении на торгу; „поиметь чюжь конь* заменено на „погубить конь*; „свой мир" — „свой город*; „взяти ему свое" заменено „свое ему лицемь взяти" (здесь раскрывается понятие „лицемь*).

Ст. 35 (ср. ст. ст. 14 и 15 Kp. Пр.). Строгое соответствие ст. ст. 31—34 Пр. Пр. со ст. ст. 10—13 Kp. Пр. и по содержанию и по порядку изложения подсказывает, что и ст. 35 Пр. Пр. должна соответствовать ст. ст. 14 и 15 Kp. Пр. Содержание ст. ст. 36—38 подкрепляет такую догадку. Ст. ст. 36 и 37 излагают новые вопросы о порядке свода, вообще мало затронутые в Kp. Пр. A ст. 38 Пр. Пр. уже строго соответствует ст. 16 Kp. Пр. Отсюда: в ст. 35 Пр. Пр. следует искать материал ст. ст. 14 и 15 Kp. Пр.; ст. 35 Ир. Пр. и ст. 14 Kp. Пр. до слов: „поидина сводкдеестьвзял*, по смыслу вполне совпадают. Можно догадываться, что составитель Пр. Пр. отбросил конец ст. 14 Kp. Пр. о „поручнике", потому что или: 1) не желал санк­ционировать поручительство, или 2) (что более вероятно) эта часть ст. 14 Kp. Пр. является позднейшей припиской, отсутствовавшей и в том списке, каким пользовался составитель Пр. Пр. Конец ст. 35 о коневом и клетном тате в издании Р. Пр. Калачова выделен в отдельную статью, а в издании Сергеевича — в две статьи: о коневом тате и о клетном тате. B списках Кар. гр. перед этой частью стоит заголовок („О татбе“). Од­нако отсутствие заголовка в более древних списках и цельность содержа­ния всей излагаемой в этой статье нормы не оправдывают такого разде­ления ст. 85. He исключена возможность мнения, что фраза эта — позд­нейшее дополнение. Обращает внимание особая тяжесть наказания за йоневую татбу. Ср. ст. ст. 13, 28 и 31 Kp. Пр. и ст. ст. 45 и 84 Пр. Пр. Здесь государственная власть выступает уже в роли карающего органа (Ланге, с- 201).

Ст. 36 служит развитием предыдущих статей о своде (см. ст. ст. 34 и 35 Пр. Пр. и ст. 14 Kp. Пр.).

Ст. 37 предусматривает частный с пучай при оводе — перепродажу кра­деной вещи. „А что с ниыь погибло" = „что пропало вместе с украденной вещью" (Влад.-Вуд- Xp. прим. 45 и 51, ср. также прим. к ст. 15 Kp. Пр.).— „На долзе" = впоследствии.

Ст. 38 (ср. ст. 16 Kp. Пр.). Изучение текста дает возможность предпо­честь чтение „по кунам", а не „по конам* хотя в литературе, на основа­нии Кар. en., иногда принимается и чтение „по конам" (в смысле рай­онов (Дубенский, с. 73—74) или „поконам" („покон* = закон, Ланге, с. 234). „По кунам" — по деньгам: „если кто-нибудь узнаетсвоегоукраденного холопа и возьмет его, то ему вести его по деньгам, т. e. по лицам, после­довательно продавшим его, до третьего свода" (Рожков, с. 118). — „Пояти же челядин... ать идеть до конечняго свода": при виндикации (см. прим. к ст. 14 Kp. Пр.) рабов и движимости 3-й владелец опознанной вещи или раба берет их („лице") в свое владение и с ним производит дальнейший евод. Истцу же за отобранные вещи 3-й владелец или платит кунами „за лице*, или, вместо взятого челядина, дает своего (ср. ст- 16 Kp. Пр.). По окончании свода 3-й владелец берет у истца выплаченные деньги или челядина, а ему возвращает „поличное" („то опять воротити челядина, а свои поимет"). „В данном случае сделка носила обеспечительный харак­тер" (П. Беляев, Холоп., с. 64).

Ст. 39 — случай, когда применение свода приводит из своего города в чужую землю. Начало статьи — свод прекращается на границах своей земли, т.е. земли, принадлежащей городу (Влад.-Вуд. Xp., прим. 56). Лан­ге разъясняет иначе: свод прекращается, если для продолжения его сле­довало перейти в пределы чужой земли, т. e., вероятно,из одного посад­ничества в другое (с. 235). (Ср. Прим. к ст. 37 Пр. Пр.).—„Прок", о котором упоминается в ст. 86, и „что с нимь погибло", т. e. пропало с украденною вещью (см. ст. ст. 35 и 37 Пр. Пр.), оказываются одним и тем же. Cp- нрим. к ст. 15 Kp. Пр.

Ст. 40 (ср. ст. 38 Kp. Пр.). „To убиють во пса место* ср. ст. 21 Kp. Пр., где мы видим ту же форму расправы над вором.— „To платити в том 12 гривен"-— уточнен размер взыскання: „это — не вира, это — продажа, именно высшая степень ее... Очевидно, что человек, схваченный на краже, терял достоинство человека" (Влад.-Буд. Xp., прим. 59).

Ст. ст. 41 и 42 (ср. ст. ст. 31 и 40 Kp. Пр.) предусматривают: первая — кражу иззакрытогопомещения, вторая — кражу вполе, чемиобъясняется разница в размере взыскания,' что не предусмотрено в ст. ст. 31 и 45 Kp. Пр. (Влад.-Буд.. Xp., прим. 63). Дювернуа (с. 91), в связи с этим, под­черкивает развитие судебной прерогативы князя. — Примерные цифры Kp. Пр. („18„ и „10“) здесь обобщены („много").— Характер взыскания тот же, что в Kp. Пр. — продажа. Возмещение же убытка определяется ценностью украденного, а не количеством воров.

Ст. 43 аналогична ст. 41 Пр. Пр. — Ямы были с давних пор местом хранения зерновых продуктов.

• Ст. 44. „Лице поиметь* — если пропавшее или украденное будет на­лицо, то хозяин берет его. — „А за лето возьмет по полугривне*,—веро­ятно, приписка, вошедшая потом в основной текст (ср. „такоже за бояреск* в ст. 24 Пр. Пр., „то ти уроци смердом...* в ст. 45). Одни относят ее либо к ст. 43 и считают, что полугривна выплачивается по числу лет за поль­зование хлебом, как при отдаче жита в присоп (Ведров, с. 128); либо к ст. 42, со значением платы за пользование скотом. Другие полагают, что здесь речь идет о случае, когда поличного не было, а вор не мог возместить убытков и, становясь в положение зависимого человека, дол­жен был отрабатывать долг, с зачетом года работы за полугривну; „а за лето возмет по полугривне" есть только окончание хотя и не выражен­ной, но явно подразумевавшейся мысли (Ланге, с. 182).

Ст. 45 (ср. ст. 28 Kp- Пр.). Начало продолжает мысль предыдущей статьи. — „Уроки скоту" — это взыскания сворав пользу владельцаза украденное домашнее животное. „За кобылу 7 кун*—описка, происшед­шая из-за прочтения буквы „кси" (£ = 60) как „земля" (3 = 7) (Тихомиров, Русская Правда, Иеторик-Марксист, 1938, № б, с. 145). Заключительное пояснение раскрывает две чертывположениисмердов:1)правоспособность смердов, платящих продажу, в отличие от неправоспособности холопов (ср. ст. 46) и 2) наличие смердов, не платящнх („оже" = если) продажи, т. e. потерявших правоспособность свободных.

Ст. 46. „Холоп не считается субъектом преступления“(Влад.-Буд.,Хр., прим. 69). Ср. ст. ст.68 и121 Пр. Пр. Установление двойной платы истцу „за обиду" объясняется тем, что продажи князю нет.

Ст. ст. 47—55 — о договорах займа ироетовщнчестве.

Ст. 47 (ср. ст. 15 Kp. Пр.). При наличии некоторыхсходныхвыраженнй („взыщеть на друзе", „а он ся запирати почнеть", „а за обидуЗгривны*), между ст. ст. 47 Пр.Пр. и 15 Kp. Пр.имеетсярядрасхожденийпосуществу:

1) „проче*, повидимому, не может быть равнозначным слову „куны* (см. прим. к ст. 15 Kp. Пр.); 2) вместо извода перед 12 человеками, здесь — послухи, идущие на роту; 3) мотив взыскания совершенно иной; 4) в ст. 15 Kp. Пр. нет никаких намеков на долговое обязательство, около кото­рого сосредоточено все содержание ст. 47 Пр. Пр. Слова: „то оже на нь выведеть послуси" — подчеркивают особую роль послуха при заключении займа и при расчете по долговым обязательствам, их наличие необходимо и в том и в другом случае (Дювернуа, с. 165—184; Влад.-Буд., Xp., прим. 71). Ср. ст. ст. 48 и 52 Пр. Пр., а в отношении роста с капиталов, данных в долг, — ст. ст. 50, 51 и 53 IIp. Пр. Мотив взыскания „за обиду" иуказа- ние, в чью пользу шло это взыскание, приводят к мнению, что таким пла­тящим лицом был ответчик, но Струыилин считает, что 3 гривны платит истец, если не может доказать наличия сделки (ст. 28).

Ст. 48 (ср. ст- ст. 47, 50 и 52 Пр. Пр.) устанавливает, что для купцов при заключении договора займа не требуется свидетеля, равно как он не нужен и при расчетах по таким договорам. Исследоватзли считают это льготой, предоставленной купцам и гостям, и все статьи о купцах (ст. ст- 48, 54 и 55) приписывают Владимиру Мономаху (см. прим. к ст. БЗПр.Пр.). Довнар-Запольский в даче „кун в куплю или в гостьбу" видит указание на наличие командитных товариществ („товариществ на вере“), что свиде- тельтвует о развитии торговли (с. 213).

Ст. 49. „Поклажаи*— отдача вещей на сохранение; исследователидо- бавляют, что для эпохи Р. Пр. этот вид сделки и услуги имел большое жизненное значение, его знают и в более позднее время. Для понимания, как расценивалось положение разных контрагентов при сделке, имеет большое значение, кому закон или обычай предоставлял преимущественное право итти на роту; с этой стороны любопытна и приведенная мотиви­ровка („зане же еси бологодел ему и хоронил...“).Ср. ст.ет. 47, 48 и 52 Пр. Пр.

Ст. 50 (ср. ст. ст. 48, 49 и 52 Пр. Пр.). Показательно разнообразие форм ростовщичества, нашедшее отражение и в терминологии; от денег, данных в рост, берется „рез“, от меда — „настав*, от хлеба—„присои"' Две последние разновидности свидетельствуют о втягивании в сферу po- ■стовщической эксплоатации и сельского населения.

Ст. 51. Ст. ст. 51 и 53 определяют нормы, регулирующие высоту ро­стового процента. Ст. 51 устанавливает, когда допускается месячный рез и когда он запрещается, уступая место другому. B списках Пушк. гр- сказано яснее: „оже за мало днии", т. e. при кредите на очень короткий срок. Обычно полагают, что „рост в зависимости от сроков, по каким ис­числялся, !различался месячный, третной и годичный: первый—самый высокий, последний — наименьший" (Влад.-Буд., Xp., прим. 78). Ho такое толкование оправдывается лишь в отношении месячного реза, указанного в данной статье, и в отношении годичного реза (см. ст. 53). Указание же на третные резы как равновидность, также определяемую по сроку исчи­сления процентов (одна треть года), базируется только на словах: „заи- дуть ли ся куны до того же года, то дадять ему куны в треть*. Ho такое понимание едва ли может быть согласовано с тем, что мы находим о „ку­нах в треть" в ст. 53 Пр. Пр. (см. прим. к ст. 53).

Ст. 52 (ср. ст. ст. 47, 48 и 50 Пр. Пр.). При иске долга на малую сумму (до 3 гривен) можно ограничиться ротою, если нет послухов (ср. ст. 50). Прямая речь („речи ему тако: промиловался еси...“) напоминает формулу, произносимую на суде; см. прим. к ст. 85 Пр. Пр.

Ст. 53. Приобретает все большее признание мысль (Греков, с. 116; Пре­сняков, Лекц., с. 220—221), что толчком для законодательной деятельности Владимира Мономаха, которому составитель Р.Пр. приписывает эту статью, явились события 1113 г. в Киеве (см. записи Ипатьевской летописи и Па­терик Киево-Печерского монастыря, СПб., 1911, e. 106). Другой вопрос — что именно из Пр. IIp. принадлежит Владимиру Мономаху: 1) только ли ст. 53 или 2) все н о в ы e p а з д e л ы Пр. Пр. как-то: статьи о резах»

о вакупах.онаследовании и опеке и о холопах, или, паконецЗ) вс e, сле дующее за заголовком „Устав Володимера Всеволодовича" (т. ѳ. ст. ст.

3— 121)? B объяснении здесь слов:„в треть куны*, исследователи сходятся на том мнении, что взятые три реза с лихвой покрывают истое, т. e. деньги, данные в долг, поэтому и установлено, что взявшему три реза не полагается брать „истого". Что подобная мотивировка имела значение в то время, об этом говорит заключительная фраза ст- бб Пр. Пр.: „аже кто много реза имал, не имати тому*. Поэтому терялся бы всякий смысл по­становления Владимира Мономаха, если бы здесь подразумеваласьтолько выплата процентов через каждые четыре месяца и ничего бы не говори­лось о величине их. B связи с этим „дати* или „имати" „в треть куны" значит: давать деньги в долг из трѳти, из роста на два третий, т. e. из 60% (ср. прим. к ст- 51 Пр. Пр.).

Ст. 54. „Продати* толкуют: 1) продать самого должника в рабство за долги (Калачов, ГІредв. св., с. 161) или 2) продать принадлежащее долж­нику имущество (Струмшган, с. 59—60). Ср. слово „продати* в ст. ст. 55 и 61 Пр. Пр. B ст. 61 „продати обель", т. e. в полное рабство.оттеняет, что в ет. ст. 54 и 55 понимается другая продажа. Ср. в договоре Игоря (945 г.): „аще ли неимовит да како можеть, в только яге продан будеть яко да и порты, в них же ходить, да и то с него сняти*; в Двинской гра­моте (1397): „... а татя впервые продати противу поличного, а в другие уличат, продати его не жалуя, а уличат в третыіе, ино повесить". — От лета — льготно, с рассрочкой. — Чтение Пушк. cn.: „испроторить" (растра­тит), ближе к первоначальному смыслу.

Ст. 65. Статья предусматривает порядок расплаты с кредиторами, когда устанавливается явная несостоятельность должника. Ключевский называет этот порядок конкурсом (Куре, с. 304). —„Запустить за нь то­вар*— даст ему товар в долг. — „Первые должебити" — кредиторы, ранее давшие в долг.— „Продати* —см. прим. к ст. 54. Льгота, устанавливаемая для купцов иноземных („отдати же первое гостины куны“), находится в полном соответствии e советами Владимира Мономаха о внимании к го­стям в его „поучении" (Лавр., с. 246).

Ст. ст. 56—66. Это цельное уложение или устав о закупах. Проис­хождение этого устава издавна связывают с бурнычи событиями, пред­шествовавшими приглашению на Киевский стол Владимира Мононаха, и с назревшей потребностью господствующего класса закрепить правовое положение той полусвободной рабочей массы, которая к началу XII в. все более заполняла древнерусскую сеньорию в поисках пропитания и феодальной защиты, но и не мирилась с стремлениями господ к ее факти­ческому и юридическому порабощению (Хлебников, с. 239 и сл.; Пресняков, Кн. Пр., с. 298исл.; Греков, с. ПЗнсл.). Устав о закупахговорит о значи­тельной численности закупов и об их роли в качестве непосредственных производителей в феодальной вотчине. Появление и рост закупничества указывают на развитие чисто феодальной формы эксплоатации непосред­ственного производителя. Устав ставит закупа, закупного человека, на тонкой грани между свободою и рабством. Соединение здесь, в порядке кодификации, статей собственно о закупах с некоторыми статьями о xo- •'лопах объяснимо именно бытовой близостью, какую создавало для тех и

других сожительство в боярщине — соединение, уточнявшее эту грань. Устав о закупах — единственный источник для изучения закупничества—- породит значительные разногласия как в дореволюционной, так и в совре­менной историографии, объясняемые отчасти некоторыми дефектами и неясностями текста статей о закупах в сохранившихся списках Пр. Пр.

Ст. 56 в старейшем (Син.) списке Пр. Пр. оторвана от прочих статей и следует за ст. 53. Это дало повод (Мрочек-Дроздовскому) говорить о раз­новременном и сборном характере устава о закупах. Однако иной поря­док статей в Син. сп. — скорее результат путаницы листов в процессе работы переписчика конца XIII в. — „Аже закуп бежить от господы, то обель". Обращение закупа, в случае побега, в обельное, полное холоп­ство считают объяснимым только тем, что закуп был связан задолжен­ностью своему господину (Ключевский, On., с. 341), причем долг его „нет основания считать беспроцентным" (Пресняков, Кн. Пр., с. 302). Там, где задолженности нет (ст. 111), порядившийся на работу за хлеб или денеж­ную дачу в зажив, уходя с работы до срока, ограничивается лишь возвра­щением дачи. Сергеевич (Др-, с. 191), считая и закупа „наемным" рабочим „наймит" в ст. 61), пытался примирить ет. ст. 56 и 111 указанием, что ст. 56 говорит о „тайном" бегстве, а ст. 111 — о „явном уходе". Ho ст. 56 ниже говорит о явной о т л у ч к e закупа, противополагая ее бегству, и ни слова не говорит об условиях „явного ухода". Павлов-Сильванский (с. 226) отмечал, что на практике обельное холопство грозит закупу „не только за бегство, но даже за самовольную отлучку пздома, которую так легкобылопризнатьзапопыткубежать". Ноименноэто-то и стремитсяпре- дотвратить ст. 56 в дальнейших словах: „про то не работят его, но дати ему правду".—Выражение „искать кун" толкуется трояко: а) „занять денег" (Сер­геевич) с целью расплатиться с господином по долгу (Яковкин, Максимейко, Греков); б) „предъявить иск" своемугосподинупоповоду„исключения ему [закупу] за работу из долга не такого количества кун, сколько следо­вало" (Ланге; также Влад.-Буд., Дебольский.Мрочек-Дроздовский); в) „тор­говать на рынке" (Аргунов, Уч. Зап., с. 30, со ссылкой на аналогию ст. 122 Законника Душана, XIV в., „которою господам запрещалось удер­живать своих людей от посещения рынков"). Последнее — не вероятно: Пр. Пр. знает слово торг, однако же здесь о торге речи нет; да и глагол „искать" слишком далек по прямому смыслу от предлагаемого Аргуно­вым переносного толкования (ср. „пустити холопа в торг", „пригостити", „купити", „продати"). Второе толкование развито Мрочек-Дроздовским: „хозяин не отпускает закупа искать кун: значит, этот иск ему нежелате­лен; с другой стороны, такой нежелательный хозяину иск закупа возни­кает, очевидно, из закупнических отношений, вне которых закуп свободен и помимо которых хозяин не мог иметь никакого поводадомогатьеяпора- бощення истца; следовательно, это — иск закупа на хозяине закупных денег или договорной платы" (Чт., 1917, с. 81). Хотя это толкование и близко к словоупотреблению Р. Пр. („ты своего скота ищи при видоци"), оно затруднено, однако, разграничением, данным в самом тексте ст. 56 и отмеченным Яковкиным: „с одной стороны, хождения за кунами, а с дру­гой— обращения к власти" (князю или судьям). Обойти это затруднение пытался Владимирский-Буданов таким переводом: „...если открыто идет

к князю с целью предъявить .иск в своих деньгах (на своего хозяина) и л и к судьям жаловаться на обиду...“. Такой перевод допускается, однако, только двумя списками Кар. гр.,~ где перед словом „князю" пропущено „или“; все остальные списки сохраняют это „или“, делая неоспоримой случайность пропуска в Кар. сп. Максимейко (Закупы, с. 29—30) подчеркнул, вдобавок, и недоумение, „почему денежная претензия подсудна только князю.аиск об обидах — судьям*. — Подтверждение правильности пер­вого толкования:—„занять деньги* Греков (с. 118 и 120) находит в „пра­вовой реальности для вакупа уйти от своего господина", ссылаясь на „Пра­восудие митрополичье": „а се стоит на суде челядин-наймит (в другом месте он назван «закупным») не похочет быти у осподаря, несть ему вины, но дати ему вдвое задаток; а побежит от осподаря, выдати его oc- подарю в польницу" — „вот для чего закупу необходимо искать кун*.— K этому толкованию склоняет и противопоставление „б e г с т в а" закупа к судьям, „обиды деля своегогосподина", „явленому* хождению в по­исках кун. B ст. 6 Пр. ГІр. „явлено" значит — открыто, публично. Сергее­вич и здесь в ст. 56 переводит: „не убежал тайком, а явно пошел". Од­нако Павлов-Сильванский (с. 266) видит в ст. 56 „с а м о в о л ь н у ю отлучку с формальным заявлением г о с п о д и н у, что идет искать кун, чтобы вы­купиться". И действительно, вопреки рассуждению Мрочек-Дроздовского, господин может противиться и легальному выкупу закупа. Максимейко (Закупы, с. 29) также видит здесь „предварительное уведомление хозяина", но не „явочный порядок“,аполучениеотхозяина „отпуска*. — Наличность, какого-то формально-правового момента здесь может быть иллюстрирована позднейшим (XVI в.) западнорусским текстом судебного решения о двух купленых мужиках, отошедших „прочь* от хозяев „ночным обычаем*: чтобы они продолжали жить у хозяев, а „если бы ся им правда [ср. обида в ст. 56 Пр. Пр.] видела, и они ся нехай з ними [с хозяевами] правом обходят, а украдком от них не отходят*. Этот формальный момент, даже если бы налицо было разрешение (по Максимейко) или тОлько осведомленность (по Павлову-Сильванскому) господина, не исклю- чалвповседневном быту последующего вчиненияхозяйскогоиска оякобы бегстве закупа, с целью обращения его в холопство. Весьма возможно, что именно в виду такой практики господ устав о закупах под „я в л e н о" разумел формальное заявление о цели отлучки не господину, а предста­вителю княжой администрации (ср. роль посадника в ст. 114), что и де­лало до известной степени реальным для закупа на суде (ср. „дати ему правду*) установить легальность отлучки. Переводить „явлено" = с ве­дома— затруднительно, в виду наличия в словарном составе Пр. Пр. часто употребляемого глагола „ведати" (см. „ведая*, „не ведая*). Это тем затруднительнее, что сказано: „явлено ходить*, а не

(однократное!) „ушел* от „гоеподы*. — Таким образом ст. 56 имеет в виду три случая: 1) закуп бежал навсегда, без всяких оснований, и обращается в рабство; 2) закуп ушел с господской территории, чтобы искать кун для выкупа, не скрывая, что он закуп своего господина, и если, по аналогии с ст. 114, господин „досочится" его сам „в чьем любо городе", то посадник не должен давать отрока для „увязания" закупа, так как случай ст. 56 отличался бы от случая ст. ll4 тем, что посадник уже „ведает" об этом обстоятельстве после сделанной закупом заявки; 3) закуп бежал „от обид господина, например побоев*, от которых „дей­ствительно надо было бежать* (Сергеевич, Др., с. 191), чтобы найти управу на господина. — „He роботить, но дати ему правду" одинаково относится и к разбирательству по жалобе закупа на обиды господина и к разби­рательству по иску господина о побеге закупа. Отвергнув понима­ние „явлено* как формальную заявку властям, нет возможности конкретно представить себе, какие доказательства для отрицания побега мог бы представить закуп на суде, когда ему „дадут правду“;ннаоборот, всякий бежавший и схваченный закуп мог бы ссылаться на то, что ушел он от господина „явлено".

Ст. 57. C юридической точки зрения ст. 57 можно читать совместно со ст. 58: обе толкуют об имущественной ответственности закупа перед господином, тогда как ст. ст. 59—62 — об ответственности господина за обиды, наносимые закупу, и ст. ст. 63—66 — о правах и ответственности закупа, взятого лицом к внешнему, по отношению к боярщине,, миру (ср., например, Ланге, с. 181, 189; Полевой, II, с. 179; Максимейко, Закупы). C точки зрения судебной практики, наиболее существенным в быту был вопрос о коне, на котором работал закуп, что и получило свое выражение в ст. ст. 57 и 58. Поэтому Греков и сосредоточивает внимание на решении вопроса о коне, отделяя его от вопроса о плуге и бороне, которые гос­подин закупу „дал*, закуп „держит их на своем участке", и „поэтому здесь не может быть никаких случаев: хозяин дал и требует, чтобы за­куп вернул... стоимость"; наоборот, „коня господин закупу не давал, конь все время находился в господском хлеве или забое", но с ним „закуп не расстается в своей работе*, причем возможны 5 случаев: ,1) господ­ский конь погиб, когда закуп работал им на своего господина (на бар­щине); 2)... погиб в отсутствии закупа, посланного на другое дело; 3) коня украли из... помещения, куда его загнал закуп...;4) коня украли по небрежностизакупа(онне загнал его...); 5) хозяйской конь погиб... коґда закуп работал нм на себя*. B первых трех случаях закуп не отвечаеТ, в остальных отвечает и платит „стоимость коня" (Греков, с. 120—121). Вопрос о социальной прнроде закупа — один из труднейших в Пр. Пр. и выз­вавший потому ряд спорных толкований. — „Ролейный закуп" обычно про­тивополагается дворному, причемролья распаханная земля, пашня) — г о с п о д с к а я ролья. Ланге (с. 182), первый привлекший данные о заку­пах литовско-русского права XVI в., дал такое толкование: „Ролейными за- купами назывались те, которые обрабатывали господскую ролью, т. e. землю, и вместе с тем получали и себе участок земли на присевок для прожитка, а не ролейными те, кои, нѳ занимаясь вообще земледелием, а находясь при господине, не получали такого присевка..., и первым за­считывалось по Литовскому Статуту за год работы в счет должной суммы менее [12 грошей], а последним более [30 грошей, полкопы грошей]. „Аналогией им могут служить так называемые крестьяне-месячники, известные крепостной России* (Максимейко, Закупы, с. 30). Аргунов Уч. Зап., с. 17—18) указывает, что ролейный закуп ст. 57 здесь же противопоставлен такому, от которого господин полуЧает („ѳмлѳт") копу (натуральный оброк) потому, что этот второй работает „на своей пашне";

эначит ролейный закуп— это „дворный ратай, не имеющий собственного инвентаря". Рубинштейн подчеркивает, что ст. ст. 67 и 58 предусматривают, .как нормальное явление", отлучку закупа ,no собственному делу“ н „использование" господского скота „в своем хозяйстве": значит, „закуп не живет во дворе госоодина", и, следовательно, „отпадает всякое осно­вание для разделения закупов на ролейных и дворовых". B таком случае остается необъясненным, ради чего все же единственный раз, в ст. 57, закуп назван ролейным, тогда как все прочие статьи говорят о закупе вообще. — Два списка Кар.гр.заменяютслово „воискыи“словом „свойскы". „Воискыи", однако, не дает понятного смысла (Пресняков, Кн. Пр., с 299). Сергеевич считал „маловероятным, чтобы в XIII в. у нас обособились ка­валерийские лошади от упряжных" (как думал Ланге, с. 189). Даже тем исследователям, которые, как Максимейко (Закупы, с. 31), отгергают вари­ант „свойскы" как нозднейший, приходится объяснять его происхождение тем, что уже древние переписчики Пр. Пр. „сомневались, чтобы в тот период у богатых бояр рядом с рабочими клячами имелись уже военные лошади". B связи с такими соображениями, Пресняков (Кн. Пр., с. 299) признал, что „иногда закуп пашет на своей лошади". A тогда это и зна­чило бы, что на своей лошади пашет ролейный закуп (тот смерд, чей конь фигурирует в ст. 28 Kp. Пр., как отметил Пресняков, Лекц., с. 196). Грамота XV в.: „а двор достался Семену Григорьевский, вынести Семену не с в о й с к о в о двора хоромы свои все опроче двою изб" (Изв. Отд. рус. яз. и слов. Ак. Наук, XI, кн. 2, с. 146), дает этот термин в прямом значении „свой". — Ролейный закуп—не всегда лишенный средств про­изводства батрак, так как он не всегда („еже" = если) работает на инвен­таре, данном ему господином. Греков подметил решительное и одно­кратное „дал" (господин плуг и борону) на полную ответственность закупа и в его неотъемлемое пользование. Этоемуданокакусловие работызакупа: с гибелью данного инвентаря господин лишался бы и дохода. Значитель­ные разногласия вызывает толкование слов: „от него же купу емлеть". Аргуновутверждает, что „купуемлеть"— не закуп, агосподин. Отсюда в ст. 57 у Аргунова фигурируют уже два закупа: один — ролейный, кото­рый купы, оброка, господину не дает, и другой — не ролейный, который дает. Ho формально трудно связывать слова „еже дал e м у“ с отдален­ным „от него же купу емлеть". Точно так же формально невозможно различать здесь двух закупов: одного — ролейного, другого — не ролей- ного — и потому, что местоимение „ему" может замещать здесь именно только предшествующего „р о л e й н о г о з а к у п а". Забытое толкование Ланге, может быть, блнже к пониманию текста: „нлуг и борона, т. e. та­кие вещи, которые по роду его занятий были ему необходимы для очистки купой своего долга (от них же купу емлеть)“. Лангеуловил здесь многократность формы „е м л e т ь“ и придаточное предложение „от него же купу емлеть* правильно отнес к ближайшему суще­ствительному (плугу): ср. формулы „имати о т плуга* (предмета обложе­ния) н „имати н а нем" (плательщике). Этого Ланге достигал, однако, ценой произвольной подмены единственного числа: „от него же“ мно­жественным: „от них же". Ho возможно, что первоначальное двойствен­ное „от в e ю же“ обратилось, при последующей переписке, в „от н e г о же*.

Если это так, тогда и купа-копа в ст. 57 — это не заемная сумма> не ссуда, а натуральный или денежный сбор (оброк, как полагает Аргунов) за пользование мертвым инвентарем. — Что плуг и борона здесь работают на ролье закупа, видно из того, что, когда господин отсылает закупа на хозяйскую работу („свое орудье"), инвентарь остается на месте без при­зора закупа: закуп идет на б а p щ и н у, которая отбывается им в стороне от его рольи на барском поле. B свое время Хлебников (с. 281) высказал гипотезу, что „лица, которые через закупничество переходят в крепость, влекут за собоюи земли,"—гипотезу, которуютеперьподдерживаюттолько Рубинштейн и Романов.

Ст. 58. Здесь главное — хозяйский конь. Этот конь стоит в хозяйском хлеве или загоне на запоре и на ответственности третьих лиц, закуп же пользуется им на хозяйском поле, подчиняясь строгому регламенту. Этот закуп ролейным не назван; это— рабочая сила барского хозяйства.

Ст. 59. Дает испорченный текст в определении того, в чем заключа­лась причиненная закупу господином обида. Несомненно только, что гла­голы, не дающие ясного смысла: „увидить", „уведнть" „увидеть” „въве- деть“ — в сочетаниях с „купой", „копой", „враждой”, „копной" и даже „купно" обозначают отнятие чего-то, что подлежит возврату („воротити"), если не считать варианта „увередить цену", который является удавшейся попыткой дать понятное чтение, хотя, может быть, и далекое от прото­графа. Списки Кар. гр. здесь коллекционируют все варианты без попытки их осмыслить. Ученые комментаторы этой статьи и шли либо путем ком- пилятора-коллекционера Кар. cn., либо путем той или иной перетасовки существительных и глаголов, не считаясь с данными в списках твердыми сочетаниями их, чтобы добиться точного смысла. Примером первого при­ема могут служить Владимирский-Буданов (Xp., прим. 101), Любавский (с. 320 и сл.). Примером второго — Ланге (с. 179 и сл.% который считал понят­ным только глагол „увередить" в смысле повредить, изменить, а „цену“ считал поздним объяснением к слову „купа", и читал по Tp. cn., заменив „увидить" глаголом „увередить" (также, например, Сергеевич, Яковкин и др.). Это вызвало протест со стороны Максимейко (Закупы, с. 39), сде­лавшего попытку установить твердую эволюцию текста (Син- — „уведить вражду", Tp.— „увидить купу", Розенкампфовскийсписокиряддругих списков — „увередитьцену", Пушк.— „введеть копу“,иКар.— „уведеть вражду и увередить цену, а введеть в купу"), но и сам Максимейко вы­нужден был притти к заключению, что ни одна из этих формул не может быть отнесена к оригиналу. Попытка Максимейки все же доискаться формулы оригинала дала следующий шаткий результат: 1) купа и копа ст. 57 внесены переписчиком взамен „непонятной ковы" Син. cn., следовательно, и в ст. 59 первоначально была „кова“; 2) в ст. 59 автор Син. сп. поставил „вражду", приняв здесь „кову" (по ассоциации „строить ковы“) за козни, коварный замысел [по Далю! Ho почему же в ст. 57 он не обнаружил своего непонимания и не заменил ковы враждой? — Б. P.];

3) первоначальный глагол был „уведеть" [но в Синод. — „уведить“,а„уве-

1 Здесь и дальше „Син.-Тр. гр.“ обозначает: Синодально-Троицкая группа.

деть* — конъектура поздних списков. — Б. P.]; 4) „кова* же = „хова*, ко­торую, вслед за Соболевским (Ж.М.Н.Пр., 1886, anp., с- 380), Максимейко толкует как „средства пропитания*, „содержание*, сопоставляя с позд­нейшим зап.-русск. „ховати*—содержать; 5) тогда „уведеть кову* будет означать „лишить содержания*, потому что „уведеть* в ст. 64 приме­няется к похищению и коня и товара, т. e. и к одушевленному и неоду­шевленному предмету [но „уведеть* (выведеть) в ст. 64 означает воров­ство, а не отнятие чего-либо, а в ст. 69 речь, несомненно, не о воров­стве.— Б. P.]; 6) в дальнейшей эволюции текста, как только „кова* была заменена „враждой*, „уведеть* потеряло смысл и стало подвергаться бессмысленным искажениям. — Помимо отмеченных натяжек и недоумений, недавно было указано и на то (Карский, с. 102), что „случаев смешения «х» и «к» у древних писцов обыкновенно не бывает*, и потому из гипотети" ческой „ховы* сомнигельно возникновение „ковы“, которую естественнее принять за описку в „копе*.—.„Купа* и „отарица* — предметыпокушения со стороны господина, охраняемые законодателем в интересах закупов. Союз „или* Максимейко (Закупы, с. 40) трактует в том смысле, что „купа* („кова“) и „отарица* — синонимы и означают имущество, служившее целям содержания закупа. Ho это стояло бы в противоречии с обычной сжатостью языка Правды и отсутствием в нем подобного наслоения синони­мов. „Отарицу* сопоставляют: 1) с отарой — стадом мелкого скота, овец; от него уменьшительное — стадце (Соболевский, Ж.М.Н.Пр., 1885, с. 380);

2) с греко-римским термином pecuUum, техооХюч (в основе которого тоже pecus — скот, откуда pecunia — деньги), который в славянском переводе

4- го слова Пандект Никона Черногорца передан словом „отарнца* (посла­ние Дионисия Суздальского 1382 г.: „... в монастырех сущим... ни сло­вом леть рещи: «се твое, а се мое»... Кде же суть от плевел сеющего диавола возрастоша в общем житии глаголемая отарица [ачаубеѵш r.e-/.m- Хіа], не достоит нарицати общим...*); самое же „отарицу* толкуют: а) как имущество, „доверенное* господином холопу „в распоряжение или пользование* (Ключевский, On. I, с. 363; Яковкин, Ж.М-Н.Пр., 1913, май, с. 116; Мрочек-Дроздовский, Чт., 1917, с. 85); б) как „собственное нмущество* закупа (Сергеевич, Др., 195; Рубинштейн), даже только дви­жимое, прежде всего скот (Пресняков, Кн. Пр., с. 300); 3) независимо от сопоставления с peculium, старые исследователи (Полевой, II, с. 179; Ланге, с. 183; Беляев, с. 13) переводили „отарицу* как участок земли (с которым Ланге связывал дачу „присевка* no Литовскому Статуту) — толкование, возродившееся много спустя у Мрочек-Дроздовского (Чт., III, с. 85), ис­ходившего, однако, не из „присевка" Литовского Статута, а из „хлеба* ст. 111 Пр. Пр., сопоставленного им с „хлебом семенным* московских по­рядных и свидетельствующего, что раз у закупа „был свой посев, то был иучасток земли, данный емухозяином*, „отаренный“(таранить = вести борозду), откуда „отарица* иносказательно = сбор с этого участка, доход закупа. K тому же пришел и Максимейко (Закупы, с. 31—33), разумевший под „ховой*, между прочим, и „наделение закупа землей, продукты ко­торой шли на его содержание* (по аналогии с литовско-русскими доку­ментами XVI в.), и отожествлявший „хову* с „отарицей*; 4) Карский (с. 103) сопоставляет отарнцу Р. Пр. с литовск. „ataras* = борозда и бело- русск. „атарица" = „частица земли, засеянная работником или работни­цей в свою пользу, no условию с хозяином* („атарицу сваю жнець"). 5) филологическое толкование Карского не противоречит отмеченной выше (о. 70) гипотезе Хлебникова и делает понятной борьбу вокруг отарицы как борьбу за обезземеление ролейного закупа, отразившуюся в ст. 59. —Понятие „купы* в ст. 59 — центральное для понимания закупничества, ибо нет никаких оснований сужать действие ст. 59 одною категорией ролейных закупов и видеть в „кѵпе" ст. 59 „копу* (поплужный сбор) ст. 57 (Рогожский список проводит это раз­личение: в ст. 57 — „копа“, в ст. 59 — „купа“). „Купа* ст. 59 языко­вым образом связана со словом закуп и, надо думать, лежит в основе самой закупннческой сделки — договора. Ho необходимо считаться здесь стем, что эта сделка и самое закупричество дляХІІв. — явления быто­вые, но не успевшие еще принять тех четких юридических форм, какце имеем в документах и законодательных памятниках Литовско-русского государства XVI в. (см. Ясинский, Зак.), с различением: 1) закупа, „чело­века у пенезех", уговаривающегося со своим паиом об условиях отра­ботки пенезей, о количестве ежегодного „выпуста*, зачета денег за ра­боту, и 2) наймита, получающего „задаток* и подряжающегося работать за то определенный срок. Kyna ст. 59 и была той „суммой, которую закуп получал от своего господина в момент заключения договора* (Греков, с. 122), за которую господин з а к у п а л рабочую силу, а закуп запро­давал ее господину. Устав о закупах нигде не ставит вопроса о сроч­ности этой сделки и об условиях нормального прекращения взятых на себя закупом обязательств, предусматривая лншь две возможности пре­кращения связи по „купе“: 1) в случае продажи закупа в обельное холоп­ство — освобождение его от всех денежных обязательств (ст. 61) и 2) в слу­чае удачных поисков кун (ст. 56)—выкуп ими этих денежных обяза­тельств (т. e. купы ф возможные долги по штрафам за потравы и потери имущества хозяина). И под „увередить* (цену, купу) остается подразуме­вать прямой обсчет господином закупаемого работника или принуждение вернуть часть полученной ссуды (или „задатка").

Ст. 60. Попытка (Богдановского, Ланге, Яковкина) видеть здесь вторичное получение денег господином основана на ошибочном толковании слов „паки ли* и „опять": 1) „паки ли" в Пр. Пр. обычно значит: „аще ли“ = если, а 2)„опять воротити" значит „назад воротить" (ср. ст. 38); если даже и настаиватьнапонимании„опять“в смысте повтор­ности, то повторность эта будет относиться только к „воротити" ст. 59, а не к „паки ли приимет" статьи 60 —Существо обиды, т. e. нарушения прав закупа, толкуется различно. Владимирский-Буданов н Сергеевич понимают ее как заклад закупа третьему лицу. Мрочек-Дроздовский — как запродажу закупа в холопство (без ведома закупа и боз передачн еще его покупателю), как покушение на продажу. Греков видит здесь „попытку эксплоатировать закупа путем отдачи его в наймы" (с. 122). Максимейко (Закупы, с. 38) виднт здесь взятие лишних денег „при окончательном расчете" с закупом, указывая, что: 1) предлог „на" значит здесь „с" (ср. ст. 47—„взыщет кун на друзе"); 2) „принять“значит: „взятьдобавки" („а что будет прилучено [зѳмли. — Б. Р.\ после небощика пана Евня, а любо пгго мы придали, а любо што небощик пан Нац принял сам собою, то не цаем“); 3) „воротити" относится к закупу, а не „какому-то мнимому за­логопринимателю" (о третьих лицах в ст. ст. 59—61 речи нет), и, наконец,

4) слова: „что будет принял" — подчеркивают, что возврату подлежит не вся сумма, а только взятое излишне. Преимущество толкования Макси­мейко в том, что оно улавливает тожественную в обеих статьях (59 и 60), заостренность глагола „воротити" в сторону восстановления имуществен­ного права закупа, а не расторжения незаконной сделки двух господ (ср., например, „лишитися ему“ в ст. 116).

Ст. 61. Смысл статьи ясен. Внимание комментаторов привлекал тер­мин „наймит", вызывавший у некоторых юристов ассоциацию с понятием наемного рабочего эпохи капитализма. Впрочем, еще Мейер (с. 8) отметил» что такое наименование закупа „ничего не доказывает против значения заложника, ибо тут же предполагается, что наймит должен своему хозяину" („свобода во всех кунах"). Сергеевич, одиако, построил на этом термине теорию закупничества — найма (Др., с. 189) с уплатой заработной платы вперед (Др., с. 191) и привлек к раскрытию понятия „наймита" ст. 111 Пр. Пр.Пресияков, авследзанимЯковкин, Гетци Греков противопоставили этому отожествление древнерусского слова „наим" с „лихвой" = процентом (Русск. ист. библ., VI, с. 24—25), что „делает понятным наименование закупа наймитом и без признания его наемным рабочим* (Кн. Пр., с. 299)- Отожествлениенаймита и закупа вст. 61 находит себе паралтель, по мне­нию Грекова, в тексте Правосудия Митрополичья (Лет. зан. Apx. ком% т. 35, с. 115 и сл.): „ащеубьетгосподарь челядинаполного, нестьему душе­губства... азакупного ли наймита, то есть душегубство дати..." Однако Аргунов (Изв., с. 793) и Юшков (Лет. зан. Apx. ком., т. 35) считают ча­стицу “ли" разделительной, ставят перед ней запятую и строят на этом различие этнх двух социальных категорий. Остается несомненным, что сама Пр. Пр. (ст. 61) считает оба термина (закуп и наймит) тожественными. Столь же несомненно, что Правосудие Митрополичье (ср. выше прим. к ст. 57), оперирует ли оно двумя (Греков) или тремя (Юшков, Аргунов) т e p м и н а м и, имеет в виду все же толдко д в e пары ю p и д и ч e с к и x п о л о ж e н и й: 1) челядин-наймит в суде легально отказывается от работы» а если бежит, то (как и закуп Р. Пр.) обращается „в полницу" (т, e. в челяднна полного), и 2) убийство челядина полного остается безнаказан­ным, в противоположность убийству челядина не полного (будь то, по Грекову, „закупный наймит" или, по Аргунову и Юшкову, „закупный и наймит", которые ю p и д и ч e с к и отожествляются точно так же, как ото­жествлены они в ст. 61 Пр. Пр.).

Ст. 62. Здесь ясно выражена двойственность положения закупа в феодаль­ной вотчине. Для закупа узаконивается в о т ч и н н а я юрисдикция, однако же с правом апелляции его к к н я ж о м у суду, который устанавливает осмысленность действий господина; но здесь-то н кроется двусмы­сленность; в сопоставлении побоев „про дело* и „без вины". „Про дело" (ср. „от дела", ст. 43 Kp. Пр.) — за работу, как и понимают Серге­евич (Др. с. 196), Гетц (III, с. 284) иПр., с згметным ударением на бытовое явление укрывательства холопа рабовладельцем, в ет. 65 практн- ческн на первом плане выступала теперь вторая возможность, когда господин (холопа или закупа) не прибегал к праву убежища и приходи­лось защищать рабочую силу его от немедленной расправы в случае воз­никшего столкновения со свободным. Эта защита и выражена в новом постановлении: на место расправы, легко переходившей в битье до-смерти— телесное наказание („розвязавше" — в распростертом положении с привя­занными к неподвижному предмету конечностями — см. указатель), или, в место наказания, — значительно пониженное против прежнего вознагра­ждение.

Ст. 66 (ср. ст. ст. 1 и 14 Пр. Пр. с их выдвижением боярских интере­сов). Cp- ст. 85 Пр. Пр.: там подтвержден тот же принцип, но разъяснен он там только на примере холопа. Это говорит в пользу того, что ст. 66 органическн входит в устав о закупах.

Ст. 67 и 68 (ср. ст. 8 Kp. Пр.). Смысл обеих статей ясен. Предложение Владимирского-Буданова (Xp., прим. 109 и 110) заменить союзы „а" словом „или", т. e. представить или вещественные доказательства или свидете­лей, — плод недоразумения: предъявление крови во рту или клока бороды не решает еще вопроса, что лицо, против которого воздвигается „поклеп" пострадавшим, и есть именно тот, кто причинил оскорбление. Последнее и удостоверяют свидетели. Обязательность выставления свидетелей объясняет (Гетц, III, с. 300), почему ст. ст. 67 и 68 оторвались от группы ст. ст. 24 и сл., где им, по аналогии с Kp. Пр. (ст. ст. 2—9), место: ст. 66 гласит именно о послушестве.

Ст. ст. 69 и 70, как связанные по содержанию, чаще всего разбираются вместе. Если признать эту связь, то сразу становится ясным особый характер преступления. Статьи говорят о покраже дикого зверя (ручные бобры неизвестны); нечто схожее мы найдем в ст. 81 Пр. Пр. и ст. ст. 36 и 37 Kp. Пр., но с той разницей, что в ст. 69 ,украден" зверь не из сети, а зверь еще непойманный. Вещественные доказательства пока­зывают наличие у преступника собственных орудий лова (,или знамение им же ловлено нли сеть"). Существо преступления заключается в том, что лов (вероятнее всего лов бобров) производился в чужом угодье. Статья устанавливает новые, необходимые для возбуждения дела, данные: следы преступления н наличие улик вещественных. — „Россечена земля" — раз­рыта земля у выхода норы. 06 ответственности верви за преступления, совершенные на ее территории, см. также ст. 20 Kp. Пр. и ст. 3 Пр. Пр. По аналогии со ст. ст. 72 и 73, 12 гривен в ст. 69 — продажа. Здесь обра­щает внимание высокая продажа 12 гривен (ср. ст. ст. 31 и 40 Kp. Пр. и ст. ст. 41—43 и 80—81 Пр. Пр.), равная продаже за убийство холопа (ср. ст. 89 Пр. Пр.); объяснения ищут в том, что кража касается племенных бобров или подразумевается большой вред, наносимый правильно органи­зованному промысловому хозяйству. Ho такой же размер продажи в ст. ст. 71,72 и 73 заставляет предполагать однородное значение указанных в этих статьях преступлений.

Ст. 71. (ср. ст. 32 Kp. Пр. и ст. ст. 75 и 76 Пр. Пр.). Бортничество — простейшая форма пчеловодства, заключающаяся в сборе меду и воску из ульев в лесу в дуплах деревьев (в бортях). — „Раззнаменать борть" — стесать, уничтожить на ней знамя, т. e. знак, указывающий кому принадле­жит борть (Дубенский, с. 92; Ланге, с. 192). См. прим. к ст. ст. 69—70 Пр. Пр. Kp. Пр. (ст. 32) не знает раззнаменания бортн.

Ст. 72 рассматривается как дальнейшее развитненормст.34Кр. Пр.— „Межа бортная" — межа бортного ухожая; „межа дворная" — граница усадебного участка; „разорать ролейную межу" — распахать межу междУ пахотными участками. Для ряда исследователей особый интерес Пр. Пр. и суровые меры (продажа 12 гривен) к защите ею границ земельных владений служат доказательством развития частной собственности на землю (Греков, с. 47).

Ст. 73 (ср. ст. ст. 71, 72 и 75 Пр. Пр.). Ряд исследователей разницу между дубом межным и знаменным определяет так, что только первый выполняет роль межевого знака, а дуб знаменный — бортное древо со знаком владельца (Ланге, с. 192—193; Влад.-Буд., Xp., прим. 115). При та­ком понимании возникает вопрос, чем по существу будет отличаться дей­ствие, указанное в ст. 71 Пр. Пр., от подотнутия „дуба знаменного". Ho возможно иное понимание: у дубов межных и у других деревьев часто бывает достаточно внешнего вида, чтобы выполнять роль межевого при­знака; в таком случае дуб знаменный, являясь таким же межевым при­знаком, будет отличаться от них лишь наличием „знамени" владельца, а вся статья будет говорить об одном: об уничтожении межевых призна­ков, отмечающих границы земельного владения или бортного ухожая.

Ст. 74. Сопоставляя ст. 74 с поконами вирными (ст. ст. 9 и 10 Пр. Пр и ст. 42 Kp. Пр.), полагают, что поконы устанавливают „уроки", „наклады" вирника по делам об убийстве, а ст. 74 устанавливает сборы в пользу должностного лица, собиравшего „продажи", следуемые в пользу князя

по делам о преступлениях, за которые, как наказание, следовала продажа в 12 гривен. Одним из оснований этого вывода являетсяместо этой статьи после статей (ст. ст. 67—73), устанавливающих продажу в 12 гривен. При таком понимании начало статьи должно бы читаться: „А се наклади [от] 12 гривен: отроку 2 гривны и 20 кун“. Однако это толкование вызывает недоумение, почему не назначено вознаграждение главному должностному лицу („самому"), которого сопровождал отрок. Строев в своем издании Правды (Софийский временник, ч. 1, М., 1820, с. 123, прим. 2) двоеточие ставит после слов: „а се наклади”, и предполагает, что далее пропущено слово „вирнику”, т. e. следует читать: ,a се наклади: вирнику 12 гривен, отроку 2 гривны и 20 кун...“; такое толкование принято и И. Беляевым (Лекц., с. 151), полагавшим, что ст. 74 является нововведением Владимира Мономаха, заменившим „покон вирный* Ярослава Мудрого (ст. 42 Kp. Пр. и ст. 9 Пр. Пр.).

Ст. 75 (ср. ст. 32 Kp. Пр.). При сопоставлении eo ст. 71 Пр. Пр. воз­никает вопрос о причинах большой разницы в размерах продажи. Выска­заны предположения: 1) в ст. 75 рассматривается случай, когда бортное дерево еще не окончательно устроено или нет в нем пчел (Ланге, с. 192—193); 2) дело касается неумышленной порчи бортного дерева (Влад.-Буд., Xp. прим. 117). Обращает на себя внимание, что, по сравне­нию со ст. 32 Kp. Пр., пропущено указание на сожжение борти. См. также прим. к ст. 71 Пр. Пр.

Ст. 76 тесно связана с предыдущей и предусматривает порчу борти в различном еѳ состоянии.

Ст. 77 (ср. ст. ст. 35, 36,38 и 39 Пр. Пр.). Считают, что „гонение следа” не касается верви (общины), так как здесь указаны село и товар. „Село” в раннюю эпоху чаще обозначало усадьбу крупного землевла­дельца, а „товар" — становище, купеческий караван; и то и другое не входит в общину. Отсюда — вывод, что община не несет ответственности за преступления татьбы (Влад.-Буд., Xp,. прим. 119). Ho ср. ст. 20 Kp. Пр. н ст. 70 Пр. Пр.

Ст. 78 (ср. ст. 33 Kp. Пр.). To, что в ст.ЗЗ Kp. Пр. было в свое время политичееки-боевой нормой в борьбе за княжую карательную прерогативу в отношении княжих смердов и дружинников, стало в ст. 78 предметом переработки с иной политической направленностью. Место ст. 78 в Пр. Пр- определилось признаком З-гривенной, а не 12-гривенной продажи (ср. ст. ст. 75 и 76); ее личный состав сужен: отпали мечник и тиуниц, а термин „огнищанин" не заменен „княжим мужем”, как во всех других случаях в ГІр. Пр., удержавшись здесь, может быть для означения дворовых слуг, перечисленных в ст. 11 Пр. Пр. (см. прнм. к ней). Появление в Пр. Ep- обяза­тельного частного вознаграждения, на ряду с продажей, повлекло за собой и здесь назначение частного вознаграждения — 1 гривны за муку (ер. ст. ст. 85, 68, 65, 30 и 28), равного для обеих общественных групп. Что эта гривна назначена и смерду, столь же политически показательно, как и то, что безличное „умучат” ст. 33 Kp- Пр. обратилось здесь в „смерд му­чит смерда". Этот смерд еще сохраняет свободу (ср. „о ж е“ платят князю продажю” в ст. 45, которая имеет в виду, что были и смерды, ушедшие из-под княжеской юрисдикции и потерявшие свободу), и потому ему — та же гривна. Ho отсюда же подчеркивание смерда как мучащего, чем устранялось всякое недоразумение на тот же случай, если феодал (боя­рин, например), мучил с в о e г о смерда: здесь та же тенденция, что и в оговорке ст. 14 Пр. Пр.: „такоже и за бояреск", только в скрытом виде; смерд здесь дифферинцировался. Уточнилось и понятие „княжого слова": здесь это не обязательно личный суд князя, куда приходилось жало­ваться раньше на мучителей-феодалов, потому что за муку карается смерд и только смерд. Можно при этом не сомневаться (вопреки Макси- мейке, Про смердів, с. 16), что смерд не имелся здесь в виду у редак­тора Пр. Пр. в качестве мучителя огнищанина.

Ст. 79 (ср. ст. 35 Kp. Пр.). Текст списков Пушк. гр. следует считать более точным, если учесть некоторые дефекты основного Пушк. сп. („боиную", вместо набоиную). — Различие в размере суммы, выплачивае­мой владельцу за лодыо, как между Kp. Пр. и Пр. Пр., так и между раз­личными списками Пр. Пр., следует'объяснять различием встречавшихся в практике (может быть, местной) казусов.

Ст. 80. Читать ли „подотнеть вервьвперевесе“,какв спискахСин.-Тр rp., ,или „посечеть верею перевесную", как в списках Пушк. rp., — это не может влиять на понимание содержания статьи, так как в том и дру- гомслучае говорится о порче „перевеса"—снасти дляловли птици зверей.

Ст. 81 (ср. ст. ст. 36 и 37 Kp. Пр. и прим. к ним). B списках Пушк. гр. на месте слов: „украдеть в чьемь перевесе...", читающихся в спис- кахСин.-Тр.гр.,стоит: „украдеть чии пес или...“.Ланге (с. 205—206) считает первоначальным чтение Tp. сп. и объясняет, что „чий пес" могло появиться из „в чьемь перевесе", когда слово „перевес" было написано с титлом и потом было неверно прочитано. Объяснение это недостаточно уже потому, что при письме с титлом слово „перевес" не могло превра­титься в схожее с „пес", к тому зке слово это через титло обычно не пишется. Более веским аргументом является ясность содержания статьи в чтении Tp. сп. Ho списки Пушк. гр. лучше отображают связь ст. 81 Пр. Пр. со ст. ст. 37 и 36 Kp. Пр. — Как и в других статьях, взыскание „за обиду" Kp. Пр. заменено продажей в той же сумме (см. ст. ст. 4, 7 и 10 Kp. Пр. и ст. ст. 23, 28, 31 и 32 Пр. Пр.). — „Продажи 60 резан", чи­тающееся в ст. 36 Kp .Цр., опущено, что сообщает статье IIp. Пр. большую цельность: вводится единая норма продажи в 3 гривны и частного возна­граждения соответственно стоимости украденного.

Ст. 82. Повторяя ст. 39 Kp. Пр., ст. 82 Пр. Пр. дополнена указанием на уплату владельцу за похищенное. — По аналогии с другими статьями первая цифра взысканий должна бы указывать размер продажи. Ho не­обычность цифры (9 кун) вызывает недоумение (Влад.-Буд., Xp., прим. 123). Продажа известна лишь в трех нормах: 12 гривен, 3 гривны и 60 кун (Сергеевич, Русская правда, с. 20). Предположение об описке (Влад.-Буд., Xp., прим. 123) противоречит ясному указанию, что эта цифра взят из Kp. Пр., где стоит та же цифра. Другое мнение: и 9 кун н 2 ногаты— это частное вознаграждение за разное количество украденного, а продажа не указана, ее размер определяется в зависимости от того, откуда укра­дено сено и дрова — с поля или нз клети (Ланге, с- 211 и 219).

Ст. 83. Такое же тяжелое наказание („на поток и на грабежь дом его") встречаем еще в ст- ст. 7 и 35 Ep. Ep. (см. прим. к ст. 35) за раз­бой и коневую татьбу (ср. ст. 32 Kp. Пр.; Влад.-Буд., Обз., с. 320; Ланге, с. 195).—Последние слова („тако же аже кто двор заасжеть") имеют ха­рактер дополнения, аналогичного со встречающимся в ст. ст. 14 и 66 Пр. Пр.

Ст. 84. Основное в указанном преступлении—„пакощами" порежеть коня или скотнну. Преступление, судя по высшей норме продажи, расце­нивается как особо тяжкое по сравнению с простой кражей (или погубле- вием) скота (ср. ст. ст. 13 и 31 Kp. Пр. и ст. ст. 34, 41, 42 и 43 Пр. Пр.). „Пакощами порежет" — злонамеренно, умышленно истребит (Ланге, с. 194, Влад.-Буд., Xp., прим. 125).

Ст. 85. При установлении, какие подразумеваются здесь тяжбы („ти тяжи"), естественнее думать о непосредственно предшествовавших (см. ст. ст. 83 и 84), т. e. поджоге или злостном истреблении скота. Отсюда — вывод, что ограничение прав несвободных при выступлениях на суде касалось в первую очередь тяжких преступлений. O допускаемых на суд послухах — см. ст. 66 Пр. Пр. Считают, что здесь приведена формула („а река тако... но яз емлю тя, а не холоп"), произносившаяся на суде (П. Беляев, Ж. М. K)., X, 1899, с. 10; Филиппов, Сб. ст. посв. Влад.-Буд-, с. 26).

Ст. 86. Высокий размер пошлины в пользу детского объясняют его активной ролью на суде при испытании железом (ВлаД-Буд., Xp., прим. 127).

Ст. 87 (ср. ст. 85 Пр. Пр.). Здесь разбирается другой случай, касаю­щийся тех же преступлений, но когда обвинение обосновывается показа­нием свободных людей.— „Запа на нь* — подозрение на нем; „прохоже- Ние ночное" — преступленье, совершенное ночыо.

Ст. 88—89. Максимейко (Инт., с. 7) справедливо указал на связь этих Двух статей (замеченную еще Неволиным, III, с. 78): даже за жену (суп- ругу), хоть она и под властью мужа, полвиры, а за холопа вовсе нет виры. „А" — здесь противоположение предшествующему: вире за жен­щину.— „Жена“толкуетсядвояко:1) супруга, убиваемая супругом (Влад.- Буд., Обз., с. 327); 2) женщина вообще (Сергеевич, Лекц., с. 413), „посто­ронняя женщина", потому что и в ст. 89 говорится об убийстве чужого холопа (Неволин, III, с. 78) н потому что если „жена" = супруга, то и „муж“ = супруг, а тогда„кто“ = посторошшй человек (Максимейко).— „Тем же судом судити" — присуждать к тому же наказанию (Сергеевич), т. e. на разбое — к потоку, в сваде—к вире (Ланге, с. 121); пли тем жв судопроизводственным порядком (что и объясняет меСто ст. 88 вслед за ст. ст. 85—87 о судопроизводстве, Влад.-Буд., Xp., прим. 132); или оценивать преступление, руководясь тем зве „припщипом* (Максиме&ко).— „Яко же и мужа", — подразумевается: убивший мужа; а „муж" — всегда „свободный муж", что и подготовляет противопоставление убийству холопа в ст. 89. — Ланге (с. 121) читал: „виноват" по Tp. сп. и видел в этой фразе („аже и т. д.“) осколок „особого дополнительного закона" Мономаха — вообще об убийстве в сваде (ст. 6. Пр. Пр.): если убитый „сам начал сваду", штраф понижается до подувиры (ср. „сам будет по­чал* в ст. 29 IIp. Пр.). Владимирский-Буданов и Сергеевич оба читали: „виновата* — по Пушк. cn.; первый видел здесь оговорку о снижении штрафа только в случае нарушения женой „семейных прав", а второй — такую же оговорку о женщине, только если она зачинщица печально кончившейся ссоры (ср. ст. 29 Пр. Пр.). Однако ср. указание Ковалев­ского (с. 134) о понижении штрафа за убийство на потовину у осетин, когда объектом его является женщина. Максимейко и переводил всю ст. 88: „кто убьет чью-нибудь жену, то судить его по тому же праву, как и за убийство [ее] мужа, и если обнаружится, что он виноват [т. e. дей­ствительно убил], то платить ему полувирье*.

Ст. 89. Ср. ст. 65 Пр. Пр., которая едва ли стоит в прямом противо­речии со ст. 89 („оже будет без вины убиен“), назначая телесное наказа­ние за удар, нанесенный холопом свободному мужу: если холоп убит, не успев убежать в хором, тут же на месте, убивший не платит ни урока, ни продажи. — „Урок“ — ср. ст. ст. 112, 113 и 116 Пр. Пр. — 0 12 гривнах продажи Ведров (с. 73) указал, что и Lex Salica устанавливает одинако­вое взыскание за кражу и убийство раба. Ср. ст. 38 Пр. Пр.

Ст. ст. 90—95, 98—106 и 108 о наследстве и опеке. Kp. Пр. совершенно не затрагивает этих вопросов. Характер формулировки и широта поста­новки вопросов, свидетельствуя о крупных сдвигах в социальных отно­шениях ко времени появления Пр. Пр., позволяет исследователям ставить в связи с ними ряд важнейших вопросов социального строя Киевской Руси.

Ст. 90. „Безажю" в Пушк. сп. разъясняется: „бездетии*, как во всех других списках Пушк. гр. Изложение ст. ст. 90, 91 и 92 предполагает случай смерти бездетного или, по крайней мере, лишенного сыновей смерда или дружинника, а это дает уверенность в том, что слово без детии было и в протографе Пр. Пр. и позднее ошибочно выпало в списках Син.-Тр. гр. Термин „задниця" при общем единстве понимания как на­следства, в конкретном содержании толкуется различно. Разногласия обычно связываются с различием в разрешении некоторых общих вопро­сов и в первую очередь о формах собственности, существовавшихв эпоху Правды. Одни под „задницей* разумеют лишь движимое имущество (Дювернуа, с. 141 и l45). Никольский (с. 331—333) полагает, что когда патриархальная община ко времени Правды „обратилась, наконец, в гра­жданскую общину, а родовое начало сменилось в домашней жизни семей­ным, то и земля превратилась в общинную землю. Ha эту землю общин­ную никто ни тогда, ни теперь не имеет права отдельной собственности*. Ho все же уже „некоторые недвижимости, а именно, постройки: дом, двор, хоромы переходят по наследству от отца к сыновьям". Третья точка зрения: „задниця* — все имущество, не исключая и недвижимости (Нево- лин, т. V, с. 337—338; Рожков, с. 88—89). Для выяснения конкретного содержания термина „задниця" важно использовать данные самой Правды, в особенности статьи о нарушении прав собственности (ст. ст. 32 и 34 Kp. Др. и ст. ст. 71—73, 75, 81 и 83 Пр. Пр.) и конкретные указания на дом (ст. ст. 92, 95 и 99 Пр. Пр.), двор (ст. ст. 100, 102 и 103 Пр. Пр.) и товар(ст.99Пр. Пр.) какобъект собственности.— Сопоставление „аже смерд умреть без детии, то задницю князю" с началом ст. 91 дает осно­вания утверждать, что здесь устанавливается коренное различие в праве наследования смердов и бояр с дружинниками, проистекающее из социаль­ного различия этих категорий (Греков, с. 134—135; Пресняков, Лекц., с. 188). Различно толкование причин появления этих статей: „отрица­тельная форма статьи о боярском и дружинном наследстве вызывает представление, что перед нами отмена порядка, прежде бывшего обыч­ным: наследство дружинника шло князю прн отсутствии сыновей; перед нами смягчение прежней нормы в пользу дочерей — наследниц; права же князя на наследство смердов касаются княжих смердов, населения кня­жих земель" (Пресняков, Лекц., с. 188). Павлов-Сильванский (с. 59) смо­трит и на статью о наследстве смерда в редакции списков Пушк. rp., как на смягчение прежней более суровой нормы: первоначально было, как в Tp. cn.: „азке смерд умрет, то заднпця князю". Греков правильно разъясняет, каких смердов имеет в виду ст. 90: „Если это — смерд, не зависимый непосредственно от феодала, свободный член сельской общины, тогда непонятно, как князь может осуществить свое право наследова­ния. Еслп жѳ это смерд княжеский крепостной, тогда статья делается понятной, но является вопрос, можно ли это правило распространять и на не княжеских смердов, зависимых от других феодалов". Греков отве­чает положительно на этот вопрос (с. 134), ссылаясь на Устав князя Ярослава Всеволодовича оцерковныхсудах, согласнокоторомуимущество („беватщина") зависимых церковных людей, при отсутствии прямых наследников, идет епископу.

Ст. 91. После бояр и боярских дружинников наследство не идет князю, его получают дочери (Влад.-Буд., Xp., прим. 135). Истолкование смысла связывается со ст. 90.

Ст. 92 излагает общие положения о наследовании. Формула: „разде­лит дом свой детям", указывает на то, что функции главы семьи прн предсмертном распоряжении имуществом ограничиваются „разделом" только между детьми. Под „домом" в Правде ке всегда разумеется одно и то же, ср. это слово в ст. ст. 90, 95, 99 и 83 Пр. Пр. („то на поток и на грабеж дом его"). Поэтому и в ст. 92 исследователи придают „дому" различное значение в зависимости от толкования термина „задниця" (см. прим. к ст. 90 Пр. Пр.). Так, Дювернуа под „домом" понимает лншь движимое имущество (с. 141). Цитович оба слова „дом" и „задниця" считает различными сторонами одного и того жѳ понятия — имущества умершего. Рожков (e. 88), указывая, что в ст. ст. 90, 95 и 99 понятие „дом" равнозначуще понятию „семья" („дщери... дома", „сестра в дому", „в дому дети малы"), считает, что и в ст. 92, как и в статье 83 („то на поток и на грабежь дом его"), разумелось „движимое и недвижимое семейное имущество". — Слова „на том же стгятн", подчеркивающие силу высказанной воли завещателя, служат подкреплением мнения тех, кто признает неограниченность волизавещателя — главы семьн (см.прим. к ст. 93). Истолкование слова „ряд" дает ответ на вопрос, в какой мере воля наследодателя исключала возможность передачи наследства по закону и по обычному праву, а равно на вопрос о нраве распоряясзния главы семьи имуществом данного хозяйства. Владимирский-Буданов ука­зывает, что Правда, опредзляя ненарущимость воли завещателя („на

6

Зак. 2740. — Правда Русская.

том же стояти"), вместе с тем в данной статье в понятиях ,ряд" и „разделит" четко ограничивает права главы семьи на распоряжение имуществом. „Завещание есть «ряд», т. e. договор между всеми чле­нами семьи, с главным участием отца, об общем семейном имуществе" (Xp., прим. 136). Другая точка зрения исходит из указания Правды „на том же стояти" и считает, что права главы семьи как завещателя не ограничены. II. Беляев (0 наследстве, с 7) считает даже, что вообще наследование по завещанию явилось прежде наследования по закону. Никольский в ст. 92 видит, наоборот, нововведение: „...отѳц семейства, теперь свободный семейный властелин, получает право распоряжаться семейным имуществом по своему усмотрению. Р. Пр., устранив притязания старших родичей, вводит по отношению к отцу семейства римское пра­вило: „pater familias uti legassit, itajus esto" (с. 262). Сергеевич, опираясь на чтение Син. cn.: „аже кто умирая розделить дом, на томь же стояти", указывает, что здесь „о разделе дома говорится вообще, без обозначения лиц, между которыми раздел должен произойти... умирающий мог отка­зать что-либо и ве детям". Подтверждение зтому он находит в чтении „все" Син. cn.: „без ряду уырет, то все детям", т. e. в завещании может быть оставлено и не детям" (Лекц., с. 549). Ho чтения Син. сп. противо­речат показаниям всех остальных списков Р. Пр. ТеКст этого списка вообще страдает многими дефектами, и пропуск слов „свой детеы" и ошибочное написание „все", вместо „всем" естественно объяснитьдефект- ностью списка. Цптович, указывая на два значения слова „ряд* — как распоряжение и договор, высказывает мнение, что „это название указы­вает на влияние членов семьи на завещателя; вероятно, он делил иму­щество, посоветовавшись с членами семейства": таким образом „семейное начало — господствующий принцип нашего древнего права наследования; оно возведено на степень юридической необходимости и подчиняет сѳбе субъективный произвол" (с. 75). Таким образом ст. 92 подводит нас к ряду попыток разрешения вопроса о месте семьи в социальном строе Киевской Руси эпохи Р. Пр. и к воиросу о формах собственности. Ср. ст. ст. 103 и 106 Пр. Пр., излагающие порядок завещательного распоряжения вдовы- матери. Выражения: „разделит своим детем", „то всем детем", „то пла­тити ей всем детем", по мнению многих исследователей, служат доста­точным основанием, чтобы считать число наследников ограниченным узкнм кругом семьи и именно родственниками по нисходящей линии (Попов, Обопеке, e. 111;Цитович, c.86; Влад.-Буд.,Хр,, прим. 136). — „А на самого часть дати души" — выделить церкви известную долю наследства на помин души. Цитович считает, что это было этапом в закреплении особой роли духовенства при завещании, а косвенно способствовало появлению свободы завещательного распоряжения (с. 70—73).

Ст. 93. „Если жена останется вдовою после смерти мужа" — таково общепринятое понимание вступительной части статьи. Какова же часть, которую следует „на ню [на вдову] дати"? B каком отношении она нахо­дится к тому что, повидимому,|ранее. „на ню [на жену] мужь возложит* и чему она „есть госпожа"? Как согласовать выделение жене части иму­щества с заключительным положением статьи: „а задниця еи мужьня нѳ надобе"? Ответы на всѳ эти вопросы исследователи дают не столько на основе анализа текста данной статьи, сколько исходя из сопоставлений с иормами других статей. Отсюда — равнообразие толкований. Столь же неопределенно указание на выделяемую из наследства часть: а) в конце ст. 92, где говорится о доле, идущей в пользу церкви („а на самого часть дати души“), и б) в ст. 90 при определении наследственных прав доче­рей („аже... дщери... то даяти часть на не“). Калачов (Предв. св., с. 167), а позднее Никольский (с. 355) считали, что выделение жѳне части из наследства производится, когда прп жизни мужа не было ничего ею полу­чено; Никольский поясняет, что эта выделяемая часть имела значение прожитка. Владимирский-Буданов (Обз., с. 487) также определяет условия выделения части жене на прожиток и предположительно высказывается, что эта часть должна равняться сыновней, но считает все действие ст. 93 рассчитанным на случай, когда семья делится по смерти отца. Сергее­вич полагает, что в данном месте статьи речь идет об отдельной жизни жены по ее доброй воле (Лекц., с. 567).

Ст. 94. Рассматривается случай, когда имеются дети первой, умершей жены (ср.: Влад.-Буд.; Рожков; см. прим. к ст. 93 Пр. Пр.): „то что первое жены“—имение жены, какое ужѳ упоминалось в ст. 93, но кроме части, выделяемой после смерти мужа, т- e. „что на ню [муж] возложил", а мо­жет быть, еще и приданое. Конец статьи нѳясен, видимо дошел в не­исправном виде. Болтин переводит: „ежели ж случатся дети от первыѳ покойного жены, те да возмут имение своѳй матери, или чем муж ее наградил; и кроме их никто в имении оном участия да не имеет". Сер­геевич (Лекц., с. 566) добавляет: „следовательно, несмотря на второй брак отца, все имущество оставалось в его управлении".

Ст. 95 (ср. ст. 91). Ряд историков-юристов (Сергеевич, Лекц., с. 558 и др.) находяг совершенно неосновательно, что ст. 95 („той задници не имати") противоречит ст. 91 („а дчѳри возмуть"). Цитович совершенно правильно отрицает это противоречие. B самом деле, положение ст. 91: наследство боярина или дружинника при отсутствии у него сыновей пе­реходит к дочерям—дополняется в ст. 95 указанием, что сестры при братьях не наследуют после отца, но братья обязаны выдать их замуж иными словами, боярину или дружиннику дочери наследуют только в том случае, если у него нет сыновей. — „Како си могут".— по возможности (дадут приданое).

Ст. 96. Это — нормы денежного содержания и продуктов, выплачивае- мыенаселением„городнику*—должностномулицу, ведавшему построй­кой крепостных стен.

Ст. 97 — ср. ст. 43 Kp. Пр. и ст. 96 Пр. Пр.

Ст. 98. Р. Пр. ограничивается постановлением о детях рабыни. Сер­геевич (Лекц., с. 555) и Неволин (т. ІП, с. 307) считают, что ст. 98 под­черкивает бесправие детей рабы, считающихся незаконными, и причину такого ухудшения положения детей рабы видят в влиянии византийского права. Никольский (с. 351) предполагает полное равенство всех детей до прихода варягов и принятия христианства (с. 351—352).

Ст. 99. „Джи ся“, „дъжи ся“, „дужи ся“ — форма, скоро ставшая мало­понятной, н заменяется (всписках Пушк. гр.): „почнуть", „могуть".—„Дати иа руце" — отдать под опеку. Естественно мыслимый опекун — мать, если она не выходит снова замуж, в противном случае — один из ближайших родственников, но возможен (ст. ст. 100 н 105) и отчим (Попов, 06 опеке, с. 99—100; Сергеевич, Лекц., с. 6l6; Влад.-Буд., Xp., прим. 143 и 144). Вла­димирский-Буданов замечает, что огека в ряде случаев устанавливается общинною властью: „но в классах, ближе стоящих к князю, может подра­зумеваться и власть княжеская*. Опекун может быть назначен отцом и из посторонних (как в Патерике Печереком — Обз., с. 470). — O „доме* см. прим. к ст. 90 Пр. Пр. — Срок возмужания („донеле же возмогуть") опре­деляется обычаем. — Ответственность за целость имущества опекаемых детей (.... ростерял, то то все ему платити ...“) одинакова и для опе- куна-родственника, и для опекуна-отчима (ст. 106 Пр. Пр.), и матери (ст. 102 Пр. Пр.). Ho существует взгляд, что вдова-мать отвечает за мате­риальную сторону опеки, только если она выходит замуж (Сергеевич, Лекц., с. 516; Влад.-Буд., Xp., прим. 143).

Ст. 100. И. Беляев (Насл., e. 34) видит здесь указание на минорат особые привитегии младшего сына перед другими), корни которого идут к обычному праву.

Ст. 101 (см. і:рим. к ст. 99 Пр. Пр.). „Ажѳ ворчеться" — даст обет.

Ст. 102. Считают: 1) статья предусматривает случай, когда дѳти стали взрослыми (Неволин, т. III, с. 351; Никольский, с. 316); 2) рассматривается случай взаимоотношений вдовы с пасынками. — „To творити всяко волю*—* дети должны быть в безусловном послушании (Никольский, с. 317); вдова, по смерти мужа, — глава семьи и полная хозяйка в доме (Цитович, с. 109—110). — „Что ей дал мужь" и „своя часть" — два источника, из коих складывается собственность вдовы; ср. ст. 93 Пр. Пр.

Ст. 103. (ср. ст. 106). По формальному смыслу ст. ст. 103 и 106, права завещательного распоряжения у матерн существенно разнятся от прав отца (см. прим. к ст. 2 Пр. Пр.). Вместо термина „ряд" и выражения „роз- делить дом свои детем", в ст. 103 — „кому мати хочет дати, тому дасть". Сергеевич, отстаивающий точку грения, что отец в праве свободно распо­ряжаться перед смертью имуществом семьи, в отношении ет. ст. 103 и 106 Пр. Пр. делает вывод: „если н дочь, подобно сыновьям (см. ст. 106 Пр. Пр.), была нехороша, то мать могла и ее устранить и передать свое имущество дальнейшему родственнику, а наконец, и постороннему лицу. Относительно матери право устранить всех сыновей — несомненно* (Лекц., ст. 550). Для многих других исследователей, считающих завещательные нрава отца-главы семьи ограниченными, засвидетельствованная ст. ст. 103 и 106 большая свобода матери в распоряжении своим имуществом тре­бует пояснения и установления, какими границами эта свобода опреде­ляется. По этому вопросу Владимирский-Буданов (Обз., с. 485) замечает, что завещательный порядок совершенно тожествен с законным. По его мнению, „мысль о том, что мать может примкнуть со свонм имуществом к постороннему (при непочтительности всех детей), отнюдь не вытекает из текста Русской Правды* (Обз., с. 485). — „Без языка" — без завеща­тельного распоряжения. B отличие от порядка наследования поелѳ емерти отца, нет постепенности: вначале сыновья, а потом незамужние дочери, но наследует тот, кто кормил мать и у кого она жила (ср. ст. ст. 90, 91 в 95 Пр. Пр.).

Ст. 104 (ср. ст. 94 Пр. Пр.). Предполагается случай, когда под одним управлением объединились две семьи с их имуществом. По смерти отчима- главы семьи, эти семьи расходятся, и все получают то, что полагается, как если бы семьи эти были разделены (Влад.-Буд., Xp-, прим. 150).

Ст. 105. „Иночим* и „нночимль" толкуют трояко: 1) пночим — пасынок (Болтин, Эверс, Влад.-Буд., Сторожев), 2) первый муж по отношению ко второму (Дубенский, Мрочек-Дроэдовский) и 3) иночим — отчим (Срезнев­ский, Карский); отсюда и различия в понимании статьи. — .Ha не же и людье вылезуть* значит: „люди“ свидетельствуют передачу имущества опекуну-отчиму, какивст.99 Пр. Пр.— ,To възворотити брату“—.то сыну его возвратить единоутробному брату, в соответствии с показанием сви­детелей. то имущество, которое растратил его отец“. Здесь указание на ответственность сына, преемника по наследству, за долги отца-наследо- дателя (Сергеевич, Лекц., с. 572; Влад.-Буд., Xp., прим. 150; Рожков, e. 86).

Ст. 106 конкретно дополняет ст. 103 Пр. Пр., см. прим.

Ст. 107 устанавливает судебные пошлины. B списках Син.-Тр. гр. текст дефектный, исправляется по Apx. II сп. Слова: „а от инех от всех тяжь* — указывают, что этого вида пошлины взимались со всех судебных дел, перечислены же лишь важнейшие случаи: преступления, караемые вирой, тяжбы о пахотных землях и бортных угодьях и получение сво­боды рабом. Из слов: „кому помогуть" вытекает, что эти судебные пош­лины платила выигравшая сторона (И. Беляев, Лекц., с. 151); ер. „помоч- ное* в ст. 20 Пр. Пр. По вопросу о том, чем определялся размер пошлины, Сергеевич замечает: .... по Р. Пр., кажется, пошлины взимались с дела, несмотря на его цену“ (Лекц., с. 841).

Ст. 108 устанавливает сбор в пользу княжеского должностного лица (детского) за раздел наследства между тяжущимися братьями. Широко распространенное мнение о подведомственности дел о наследстве суду церковному, основанное на церковных уставах, не основательно: уставы эти в ряде мест, и, в частности, там, где говорится о церковном суде по делам о наследстве заподозриваются в подделке.

Ст. 109. Уроки ротные — установленные сборы при присяге.

Ст. ст. UO—121 (ср. ст. ст. 56—66 Пр. Пр., также ст. ст. 32, 38, 46, 85 и 89 Пр- Пр. н ст. 11, 16, 17 и 29 Kp. Пр.). Еще Дювернуа (с. 84) назы­вал ст. ст. 110—121 „с т а т ь e й о холопстве" и считал ее „выработанной отдельно от Правды и потом присоединенной к ней", тогда как в самой Правде о холопах раньше шла речь или „применительно к вопросу о до­казательствах", или яо цене их“, или „об убийстве". Ключевский (Курс, e. 2S7) эти статьи считал «частичным уложением о холопстве, составлен­ным без соображения с целым, в состав которого оно попало". Пресняков, однако, отмечал связь „устава о холопах" с „уставом о закупах": не только ст. ст. 110—121, а и ст. ст. 63, 65 и 66 „можно назвать, пожалуй, уставом о холопах, так как тут целый свод статей, притом объединенных терми­ном «холоп» в отличие от более архаического «челядина» ст. ст. 32 и 38. При этом „то обстоятельство, что ст. ст. 63, 65 и 66 попали в ряд статей о закупе, и с другой стороны, положение ст. 111, которую следует отне­сти к закупу, хотя он в ней и не назван, среди статей о холопстве указывают, повидимому, на связь между двумя уставами — о полусвобод­ных и несвободных боярских людях" (Лекц., I, с. 222).— Это нѳ значит, конечно, что ст. ст. 110—121 получили письменную формулировку одновременно со ст. ст. 56—65 и 53—55 и даже вообще при Мономахе:

1) словарный состав ст. 111 (в частности, отсутствие в ней терминов „закуп* и „наймит" см. прим. к ней) скорее указывдет на иную руку, чем та, кото­рая формулировала ст. ст. 56 и сл.; 2) если бы ст. 63, 65 и 66 действительно были текстуально связаны со ст. ст. 110—121, то трудно объяснить оди­нокое положение ст. 89 и столь крайнее отдаление в тексте Пр. Пр. ст. ст. 110—121 от ст. 56—66; 3) статьям 63, 65, 66 и 89 нет возможности указать подходящее место среди ст. ст. 110—121, тогла как место, зани­маемое ими в действительности, находит себе объяснение в логической спайке их с соседними статьями. Ho и независимо от этих текстологи­ческих соображений, устав о холопах (ст. ст. 110—121) не просто имеет дело e иной общественной группой эксплоатируемой массы, а отражает иной, может быть, и близкий к уставу о закупах, момент феодализации на почве разложения свободной сельской общины и разорения городских низов в середине и 2-й половине XIl в. и борьбу, возникшую вокруг этого устава. B ст. ст. 110 и 111 законодатель поставил себе целью в четких формулах 'определить условия, .при каких входящий в состав феодаль­ного двора признавался обельным холопом и при каких безусловно сохранял свою свободу.

Ст. 110. Хотя еще Лешков (с. 151—152) подчеркивал, что Р. Пр. „допус­кает и узаконяет только три источника обельного холопства*, и „при этом именно говорит, что обельное холопство только трое*, однако господствующим стало мнение, что „первый юрист-система­тик [Пр. Пр.] просмотрел, что есть и другие виды обельного холопства [плен, бегство закупа, рождение от несвободного и несостоятельность]" (Сергеевич. Др., c.[l46-147; Ключевский, Курс, с. 287; Дьяконов, Оч., с. 112). Пресняков считал „характерным", что „сводчик* Пр. Пр., „повидимому добросовестно не заметил, что тут отмечены не основные источники холопства..., а случаи наиболее спорные: фиктивная продажа, женитьба на рабе, личное услужение, и разрешены с презумпцией в пользу порабо­щения* (Лекц., с. 222—223). A это показывает, что „главный контингент, из которого образовалось старое холопство, был дан людьми, желавшими возмездно или безвозмездно предоставить в распоряжение другого лица свою рабочую силу* (П. Беляев, Холоп., с. 123). Греков (с. 105, 108 и 112) здесь, как и в ряде других памятников, видит указание на то, „что рабство как способ производства не развивается, не растет, а идет иа убыль", придает (как и Лешков) значение „определенному* и „решитель­ному" заявлению Пр. Пр., что „имеется только три источника рабства", и заключает: „стало быть, пленный как пленный — еще не раб, но он уже челядин, который может стать рабом после продажи* (Греков исполь­зовал это толкование для обоснования понятия „челяди* как всей „массы зависимых людѳй", работающих на землевладельца, а не только холопов).— Впервом случае ст. 110 речь идет о договоре купли-продажи, действительность которого по ст. 39 Пр. Пр. удостоверяется послухами или мытником, „перед кимь же купивше". Поэтому всѳ три толкования „ногаты"; как торговой пошлины (Дубенский, с. 132; Сергеевич, Др., с. 139) или хотя бы ничтожного задатка, даваемого покупщиком либо продавцу на глазах самого холопа (Влад.-Буд., Обз., с. 410), либо самопродающемуся перед мытником — одинаково приемлемы. Вопрос о том, имеется ли здесь в виду самопродажа или продажа, решается по-разному. B ст. 110, по мнению Дьяконова (с. 112), речь идет о переходе из состояния свободы в обельное холопство „по доброй воле поступающих". Ho это не исклю­чает того, что в эту же процедуру легко укладывалась и продажа. См. прим. к ст. 111. — Ko второму случаю ст. 110 Ведров (с. 73) указы­вает аналогию в Lex Salica: „если какой-нибудь франк публично женится на чужой рабе, сам да пребудет с нею в рабстве". „В древнейшее время брак с несвободным лицом влек для свободного потерю свободы. Ho в P Пр. это правило было существенно ограничено* (Влад.-Буд., Обз., с. 404)' Ho и во Франкскую эпоху свобода в подобном случае обеспечивалась через договор, epistoIa eonculcatoria (Гѳтц, III, с. 420). „Из практики по­следующего времени известно, что в таких договорах определялась иногда часть детей, делающихся свободными, и часть детей, остающихся у госпо­дина в рабстве* (Довнар-Запольский, Холопы, с. 410). — O третьем случае ст. 110 Владимирский-Буданов (Обз., с. 406) отметил, что „тиуны вообще считались людьми несвободными" — см. ст. 66.

Ст. 111. „В = за [то, что дано] (ср. „В* по указателю). — Мнимая социальная категория „вдач* (Ключевский On., I, с. 355; Яковкин, Ж.М.Н.Пр., 1913, anp., с. 260 и сл.; Рубинштейн, с. 54,— „человек, кото­рый вдался"), возникла из позднейшей переделки „ѳ“ на „ь“ в Tp. сп. и ряде чтений в позднейших списках, где, вместо „е“, написано „ь“. — Противопоставление „придатка* „хлебу* толкуется как указание на денежную форму этой дачи (Ключевский, 0n., с. 355; Яковкин, anp., с. 260) или процент (Влад.-Буд., Xp., прим. 160;Греков, с. 122). Особняком стоит толкование ,(Рубинштейн, с. 54) „придатка" как инвентаря, который может быть „придан закупу" к хлебу, „посевному материалу" при пере­даче закупом „своей земли и хозяйства* господину. Ho именно закуп здесь и не назван. — Владимирский-Буданов (Xp., прим. 160; Обз. с. 408), Пресняков (Кн. Пр., с. 301), Яковкин (IV, с. 268) и Греков под „годом" понимают вообще „срок*. Ho ср. ст. 51 Пр. Пр.—„Милость*—это н есть дача (Влад- Буд.; Сергеевич; Пресняков; Мрочек-Дро8Довский; Максимейко, Закупы; Греков). Ни откуда не вытекает, что это — „вещи, полученные работником во время исполнения договора* (Яковкин); сомнительно и мнение Рубин- штейна, что это земельный участок, который закуп передал господину’ а потом получил его от последнего уже на праве так наз. „прекарного* по просьбе, из милости) держания. — „Отходит ли, то нѳ виноват есть" — обычное грамматическое понпмаиие таково: „отработает ли год (или срок)- то не повинен возвращать полученной от господина милости*. Рубинштейн вряд ли основательно переводит: „«уходит свободно» только до истечения года.'если же прошло больше года, то свобода ухода утрачена". Ho и в обычном толковании именно эта фраза статьи только до известной степени оправдывает признанне ст. 111 „свидетельством разновидности закупничества, действительно близкого к найму: закупничества на срок* (Пресняков, Кн. Пр., с. 301), да и то свидетельством не существования такойсделки, а попытки формулировать бытовое явление в за­коне наподобие современного найма. Перенесение же термина (закуп) со с д e Я к и, в основе которой лежал ряд, договов, на б ы т о в о e я в л e н и e, которое потому и противопоставлено здесь статье 110, что оно ряда-то й не подразумевает, едва ли правнльйО. Если бы за этим бытовым явлением ст. 111 был „ряд", то и вывод был бы ясен: „како ся будет рядил"; so тогда и противоположение строго оформленным сделкам ст. 110 было бы здесь невозможно. Ст. Ill вскрывает практику принятия на работу за прокорм и за прокорм e доплатой деньгами вперед, как способ закрепощения работника, который, в противоположность закупу, отрабаты­вает эту заработную плату, а не проценты на ту купу, которую закуп полность# должен вернуть. Закупа, если ой не бежит и не украл на стороне, запрещено было „роботить" и, в частности, продавать „обель"— помимо cf- 111 и до нее. Ситуация же, изображенная в ст. 111, как раз открывала возможность широкой спекуляции рабочей силой в форме нере- гистрироианной продажи (ср. ст. 110) попавйіихся на описанную работу людей, все равно, после ли того, как они „доходят" год, хозяйский баланс будет сведен и мплостыник может быть безубыточно продан по сходной цене (хотя бы до полугривны по ст. 110) или не дожидаясь года. Ст. 110 (навстречу ст. 111) противопоставила этому бытовому явлению требование формальностей, удостоверяющих добрую волю продаваемого, и объявляла впредь недействительными все неоформленные сделки этого рода. Ст. 111 фиксировала право свободного ухода паупера: по истечении года — без­мездно, до истечения года — с возвратом полученного, ставя его в этом пункте на одну доску с закупоы. Что практйчески сочетание ст. ст. 110 и 111 означало в перспективе широкое распространение сделок на само­продажу j? обельное холопство в благоприятные для феодалов периоды предложения рабочей силы, — это нисколько не противоречит тому, что законодатель здесь вел борьбу именно с распространением обельного холопства.

Ст.112. „А заповесть" — это закличь на торгу (Дубенский,с.132).

Ст. ll4. Отрок „увязал" беглого холопа, получил вязебные деньги и сдал холопа хозяину — это не переим, это — служебное поручение. Хозяин один „гонит" холопа домой и упускает его в пути: раз нет переима, то не с кого и получить урок за бежавшего, весь убыток — на хозяине. Влади- мирский-Буданов (Xp., с. 163 и 167—169) раздваивает ситуацию: 1) хозяин не обратился к посаднику и сам неудачно ловит беглеца; но 2) если посадник знал о холопе, он должен вознаградить хозяина. Это мало вероятно. B ст. ст. 112—115 имеем четыре варианта оборота дела с бежав­шим холопом с точки зрения интересов господина: 1) полное возмещение, с пособника холопу; 2) расход в 1 гривну за поимку или возмещение, в случае вторичиого бегства, полной суммы за вычетом платы за пе­реим; 3) хлопоты по разысканию беглеца и пошлины за арест его. с по­лучением холопа в натуре, а при вторичном бегстве из рук господина — вторичная процедура розысков с самого начала; 4) никакого возмещения в случае добросовестного неведения третьего лица о холопстве человека, которому он указывает путь („повесть деет“, по аналогии со ст. 112) или дает у себя временный приют.

Ст. 116. „Вложить" не имеет здесь удовлетворительного смысла. Ср. Пушк. сп. „вылжет* — понятное при „вдал“ (обманутый).

Ст. 118. „Кренеть" — купит; ср. Лавр., с. 48, Игорев договор с греками: „входяще Русь в град, да не имеют волоети купить паволок лишѳ на 60 золотник, и от тех паволок ащѳ кто к p ь н e т ь, да показывает цареву мужу“. — Вопрос о том, разумеется ли здесь продажа уведенного холопа или самопродажа, решается сопоставлением не только со ст. ст. 116 и 117, где инициатором сделки является сам холоп (Гетц, III, 440), а и со ст. 38 Пр. Пр. Владимирский-Буданов, наоборот, считал ст-118 „только разъяс­нением к ст. 38* (Xp., ирим. 173; ср., впрочем, Обз., с. 620, где самопро­дажа). B списках Син.-Тр. гр. статья оборвана, ср. списки Пушк. гр.

Ст. 119. B списках Син.-Тр. гр. текст дефектный, ср. списки Пушк. гр. Владимирский-Вудаиов (Xp., прим. 174) читал ст. 119 по Кар. cn., где слова „а не лишитися его* опущены, и заключал, что господин мог отделаться выдачей холопа, если долг превышал его стоимость (но в прочих списках эти слова всюду есть). Максимейко (Инт., с. 26) читал обрывок в Tp. сп. и, не считая его дефектным, читал его вслед за ст. 118 как концовку ст. 118: товар — это имущество, какое унес с собой холоп; статья же 119 в Пушк. и Кар. cn., по его мнению,— „творение" перепис­чиков. Сергеевич (Др.. с. 107—108) комбинировал Кар. сп.сконцомобрывка Tp. сп. (= Пушк. сп.) и видел здесь запретительный ответ на практику господ ие платить долгов беглого холопа, ограничиваясь его выдачей.— Однако, в связи со ст. 117, гдѳ уже исчерпан случай задолжаиия холопа, логическое ударение в ст. 119 приходится ставить на „добудеть товара", а „господину долг* рассматривать скорее как обоснование права собствен­ности его и на товар; слова же „не лишитися его* — относить к товару-

Ст. 120. Почему урок здесь установлен не в двойном размере, как в ет. 46? Различие в том, что здесь вор — беглый, что и смягчает ответ­ственность господина. Греков (с. 142) впервые обратил внимание па необычное для ст. ст. 110—121 начало: „аже кто бежа", и на то, что холоп ни разу в этих статьях не обозначен через „кто*; следовательно, „под этим «кто» можэт вполне скрываться и зависимый смерд*.

Ст. 121. Поеле „паки ли* — пропуск (нѳ выдаст). — Владимирский- Буданов (Xp., прим. 176) считал ст. 121 „Только добавлением" к ст. 120, разъясняющим, как быть, если были участники. Ho, и независимо от указанного толкования Грекова, ст. 120 имеет в виду только беглого, а от. 121 — тех, кто налицо и может быть выдан (Гетц, III, с- 445). .Гетц указывает также на общераспространенный характер нормы об ответственности господина за раба и отрицает здесь влияние византий­ского права, указанное Ключевским (Курс, с. 255 и 281) и Владимирским- Будановым (Обз., с. 97). Сергеевич (Лекц., с. 477) оговорку о жене и детях считает подтверждением „общего правила об ответственности жены и детей за деяния мужа и отца*, отрицаемого здесь винтересах холоповла- дельца.

<< | >>
Источник: Б.Д. Греков. ПРАВДА РУССКАЯ. УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ. ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАУК CCCP МОСКВА 1940. 1940

Еще по теме ПРОСТРАННАЯ НРАВДА:

  1. ПРОСТРАННАЯ НРАВДА
  2. ТАБЛИЦЫ ПОСТАТЕЙНОЙ НУМЕРАЦИИ
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -