<<
>>

§ 7. Создание основ советского права

Советское право возникает вместе и одновременно с Советским государством. По замечанию В.И. Ленина, воля государства долж­на быть выражена в законе, и в то же время право есть ничто без аппарата, способного принуждать к соблюдению норм права.

Об­ращение II Всероссийского съезда Советов «Рабочим, солдатам и крестьянам!», провозгласившее образование Советского государ­ства, было и его первым правовым актом,

Как и государство, советское право создается в ходе слома ста­рого права* B первый период истории Советского государства можно отметить три основные группы источников права. Важнейшей из них является, конечно, новое законодательство, новые нормативные акты. Их массив, узкий в первое время, непре­станно расширяется. Однако "Советское государство не может одномоментно создать законченную правовую систему> для этого требуется время. Необходимость же нормирования общестѳенных отношений не исчезает и в революционный период. Поэтому Со­ветское государство подобно тому, как оно частично использует старый государственный механизм, пользуется в известных преде- * лах и старым законодательством* Декрет о суде Ns 1 допустил ссылки «на законы свергнутых правительств». Хотя в Декрете речь шла о применении старого права в судах, его следует толковать расширительно, имея в виду и другие органы государства*

Возможность использования старого права вытекала из того, что некоторые его нормы носили вневременной характер* Напри­мер, и феодальное, и буржуазное право запрещают убийство, те­лесные повреждения и иные деяйия, направленные против лич­ности.

Ho очевидно> что использование старого права не могло быть продолжительным* Уже в июле 1918 г* Декрет о суде № 3 изъял оговорку о возможности использования старого законодательства. Правда, не было и прямого запрета применять старые законы.

Поскольку масса нового законодательства была еще невелика, а старое могло применяться лишь в ограниченных рамках, суще­ствовала сфера отношений, не урегулированных никакими норма­тивными актами. Поэтому в качестве специфического источника права выступает непосредственно революционное правосознание трудящихся масс. Практически это означало, что, если правопри­меняющие арганы и лица не могли опереться на правовую норму, они действовали так, как подсказывала им революционная со­весть, поступали так, как считали полезным для револкіции. Ко­нечно, это приводило к известному разнобою в деятельности го­сударственных органов, таило немало угроз демократии, но иного выхода у Советского государства в то время не было.

Советское законодательство этого периода имело ряд особен­ностей. Необходимость как можно скорее ликвидировать право­вой вакуум, потребность оперативного решения многочисленных вопросов, которые ставила революция, вынудили сделать круг з а к о н о д а т e л ь н ы x о p г а н о в достаточно широким* Норма­тивные акты высшей юридической силы могли творить Всероссий­ские съезды Советов, Всероссийский Центральный Исполнитель­ный Комитет и Совет Народных Комиссаров. Эсеровская фракция во ВЦИКе пыталась в конце 1917 г. добиться решения о лишении Совнаркома законодательных прав. Однако большевикам удалось отстоять законодательные полномочия CHK, которыми он широ­ко пользовался.

Конституция закрепила принцип множественнос­ти законодательных органов. Он сохранился затем и на весь пере­ходный от капитализма к социализму период.

Правотворческую деятельность осуществляли не только зако­нодательные, но и другие органы Советского государства, в том числе наркоматы и местные Советы. B условиях нехватки норма­тивного материала акты народных комиссариатов иногда выпол­няли функции законов.

Большое значение имели и акты профсоюзных органов, осо­бенно в области регулирования трудовых отношений. He являясь по своей природе правовыми, они, в сущности, выступали наравне с актами государственных органов. Нормотворческую работу вели и непосредственно трудовые коллективы. Создаваемые ими акты регулировали широкий круг вопросов, касающихся трудовых от­ношений, чаще всего — дисциплины труда, иногда вопросов за­работной платы и пр. Надо сказать, что при этом рабочие предъ­являли к себе и к своим товарищам весьма высокие требования. Например, нередко трудовые коллективы принимали решения об увольнении за прогул, что в условиях безработицы было серьез­ным наказанием.

Законодательный процесс бьш сам регламентирован, в частнос­ти, постановлением «О редактировании и печатании законодатель­ных и правительственных актов», изданным CHK в январе 1918 г.

Советское право возникло к а к о б щ e p о с с и й с к о e. Акты II Всероссийского съезда Советов имели силу на всем простран­стве Российской Республики и в равной мере. Однако скоро со­ветская правовая система усложнилась. Возникновение Украин­ской CCP привело к созданию права'этой республики. Украина признала на своей территории действие общероссийского права, но в то же время принимала и свои правовые акты. Последние создавались двояким путем: или за счет рецепции российских норм, или за счет собственного творчества.

За возникновением автономных республик последовало созда­ние ими собственных правовых актов. Поскольку автономии были частью Российской Советской Республики, то общероссийское право действовало на их территории в полном объеме. Вместе с тем автономия предполагала возможность иметь и свое специфи­ческое законодательство. И республики создают его, опираясь на опыт РСФСР. Порой они развивают общероссийские законы, при­спосабливая их к местным особенностям* Так, в Терской респуб­лике издали свой закон о земле, опиравшийся на соответствующий Декрет II Всероссийского съезда Советов, но значительно видоиз­менявший его*

Нормотворчество местных Советов выступало в принципе как подзаконное. Однако иногда Советы выходили за пределы про­блем, по своей природе являющихся местными, вторгались в сферы общегосударственные. Кое-где Советы принимали акты по уголовно-правовым и процессуальным вопросам, создавая чуть ли не целые местные кодексы* Такое положение имело несколько причин. Во-первых, Советы как полновластные органы должны были обладать широкими полномочиями. Во-вторьгс, первоначаль­но компетенция центра и мест не была разграничена, это сделала позже только Конституция и то в достаточно общей форме. В-тре­тьих, на местах в первые месяцы Советской власти были сильны позиции эсеров, и не только левых, а эти партии по своим про- граммам были децентралиэаторскими. В-четвертых, местные руко­водители зачастую были просто не всегда достаточно грамотны и не знали, в какой мере следует употреблять данную им власть.

Форма законодательных актов быларазличной.Из- давались обращения, декреты, постановления, декларации. Впро­чем, четкое разграничение между ними провести трудно. Наибо­лее распространенной была форма декрета* Так часто называют вообще все акты Советского государства того времени*

Для первого периода советского права характерно издание за­конов по отдельным проблемам и отсутствие систематизирован­ных актов* Единственным кодифицированным законом явилась Конституция. Однако с накоплением нормативного материала пользование им становилось все более затруднительным. Это обу- словливаетнеобходимостъ систематизации законодательства*

Первой, простейшей ее формой явилось издание «Собрания узаконений и распоряжений Рабочего и Крестьянского Прави­тельства», сокращенно именуемого СУ РСФСР. Издание СУ не имело прямой целью систематизацию законодательства, оно было лишь формой опубликования нормативных актов высших органов власти и управления. Однако фактически СУ выполняло функцию систематизации. Оно содержало в себе не только правительствен-

ные акты, но и законы, изданные Всероссийскими съездами Со­ветов и ВЦИК. B нем помещались также важнейшие акты нарко­матов, Первый номер Собрания узаконений бьш выпущен Нарко­матом юстиции 1 декабря 1917 г., затем эти маленькие сборнички стали выпускаться регулярно один-два раза в неделю, собирая те­кущий нормативный материал. Внутри каждого номера правовые акты группировались по органу, их издавшему. Таким образом шла систематизация, близкая по форме к инкорпорации.

Однако уже в этот период приходит понимание необходимос­ти кодификации. B декабре 1917 г. в составе Наркомата юстиции создается отдел законодательных предположений и кодификации, из которого вскоре был выделен специальный кодификационный отдел, имевший задачей создание «полного свода действующих за­конов Русской.Революции>>[12]. Задачу эту отдел, однако, не выпол­нил, поскольку левые эсеры, работавшие в нем, вместо кодифика­ции советского законодательства пытались реанимировать старые, царские законы. Уход левых эсеров из Наркомюста весной 1918 г. положения не выправил: до начала гражданской войны Наркомат так ничего и не сделал для кодификации.

Приведенные факты опровергают утверждение, что Советское государство возникло и развивалось в условиях беззакония, а большевики будто были идейными противниками всякоЙ закон­ности. C первых дней своего существования Советское государст­во стремилось законодательно регламентировать общественные отношения и добивалось исполнения законов всеми должностны­ми лицами и гражданами. Конечно, иаличие неурегулированных отношений сужало сферу действия режима законности, но эта не­урегулированность неуклонно сокращалась, обусловливая укреп­ление законности в Советском государстве.

Избирательное право. Сложившееся в ходе революции, оно вызвало определенные споры уже тогда. Выдвигались обвинения против большевиков, якобы придумавших его в своих корыстных целях. B действительности основные принципы этого права были выработаны самими трудящимися и закреплены в Основном За­коне.

Принципы советского избирательного права сгали складывать­ся e щ e д о O к т я б p я в процессе правотворчества трудящихся масс, притом когда в Советах еще господствовали меньшевики и эсеры.

Уже в ходе создания первых Советов рабочих депутатов сло­жились новые подходы к формированию избирательного корпуса. Эти Советы выступали как классовый орган и формировались по классовому принципу* Советы рабочих депутатов избирались, как правило, рабочими из рабочих* Иногда лишение эксплуататоров избирательных прав прямо предусматривалось в актах рабочих ор­ганов и организаций. Так, комиссия по организации Щадринского Совета рабочих и солдатских депутатов 7 мая 1917 г. обратилась с призывом производить выборы в Совет, но при эгом лишать из­бирательных прав владельцев предприятий и управляющих.

He всегда> однако, Советы рабочих депутатов избирались толь­ко рабочими. Часто в выборах участвовали и служащие. Уже пер­вый в стране Совет — Петроградский — с самого начала изби­рался с участием служащих*

B солдатских Советах и активное, и пассивное избиратель­ные права получали также офицеры* B Самаре существовал Со­вет военных депутатов, в который 27 марта 1917 г. были избраны 221 солдат и 54 офицера.

Что касается крестьянских Советов, то здесь в первое время классовый подход преимущественно не выдерживался* Выборы были всеобщими, не исключая и кулачество, сельскую буржуазию.

23 марта 1917 г* совещание крестьянских делегатов Минской гу­бернии с представителями Совета рабочих и солдатских депутатов и общественных организаций решило подготовить крестьянский съезд губернии на основе всеобщих выборов.

Уже накануне Октября в ходе большевизации Советов изме­нялся и их классовый состав* Этот процесс усилился после Октяб­ря и бьнг возглавлен центральными органами Советского государ­ства.

Комиссариат по внутренним делам в обращении «Ко всем Со­ветам рабочих, солдатских, крестьянских и батрацких депутатов»

24 декабря 1917 г. указал: «При организации Советов крестьян­ских депутатов необходимо иметь в виду... чтобы в них не было места кулакам, торговцам и прочим сторонникам насадителей ка­бальных отношений»[13]* Эта идея в более широком звучании была закреплена и в Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа: «.*.В момент решительной борьбы народа с его эксплуа­таторами, эксплуататорам не может быть места ни в одном из ор­ганов власти». Местная практика пошла еще дальше. Bo многих местах эксплуататоров стали лишать и активного избирательного права.

B это же время складываются и различные нормы представи­тельства от разных социальных групп трудящихся. Первое время в этом деле была необычайная пестрота, даже внутри одной со­циальной группы и в пределах одного уезда.

C течением времени, и особенно после Октября, принимаются меры к определенной унификации норм представительства. Од­нако до конца и повсеместно такая унификация вплоть до приня­тия Конституции проведена не была. Вместе с тем в жизни уко­ренился принцип, по которому новое избирательное право скла­дывалось как не вполне равное.

Прежде всего это касалось различий между рабочими и крес­тьянами, точнее — между городским и сельским населением при избрании губернских, областных и всероссийских органов. Такое различие сложилось в силу того, что до января 1918 г. существо­вали две системы Советов — рабоче-солдатская и крестьянская, каждая со своими нормами представительства, При слиянии этих систем уже принятые нормы представительства автоматически со­хранились. Разница в нормах оказалась в пользу рабочих, хотя бы потому, что несмотря на то, что крестьян в России было в не­сколько раз болыпе, съезды Советов объединялись на паритетных началах. Понятно, что при примерно равном числе делегатов от рабочих и крестьян удельный вес голоса крестьянина оказывался в несколько раз ниже. Организационный комитет по созыву I съез­да Советов крестьянских депутатов предложил норму представи­тельства 1 делегат от 150 тыс. сельского населения. Всероссий­ское Совещание Советов установило норму представительства на I съезд Советов рабочих и солдатских депутатов 1 делегат на .25 тыс. избирателей. Неравенство существовало не только между городскими и сельскими избирателями, но и внутри этих катего­рий. Оно вытекало из того положения, что наряду с гражданами в выборах участвовали и их организации — партийные, профес- сионадьные и пр. Следовательно, один и тот же человек мог иметь два, три и больше голосов как член рабочего коллектива, член той или иной партии, профсоюза, кооператива и т.п. B городах нера­венство избирателей иногда складывалось потому, что местные Советы устанавливали разные нормы представительства для раз­личных категорий трудящихся, иапример для рабочих и служащих, для рабочих и солдат, для рабочих и неорганизованного населения (домохозяйки, пенсионеры, прислуга и т.п.).

Практика деятельности Советов выработала и соответствую­щий порядок выборов: она знала и прямые, и многостепенные вы­боры* Первые Советы, естественно, избирались только прямым го­лосованием, ибо это были Советы отдельных населенных пунктов. Для городов и селений такой порядок сохранился и в дальнейшем, но прямое голосование применялось иногда и при выборах выше­стоящих советских органов. Съезд Советов латгальских уездов Ви­тебской губершш, проходивший в декабре 1917 г., постановил со­звать следующий съезд Советов Латгалии на основе прямых вы­боров.

Наряду с этим усложнение.системьг Советов, появление съез­дов Советов, особенно губернских к всероссийских, приводит K возникновению многостепенности выборов.

Разнообразно складывался и порядок голосования. Применя­лось и тайное, и открытое голосование, причем порой даже в пределах одного уезда. Так, в Холмыщенской волости Жиздрин- ского уезда (Калужская губерния) голосование проводилось тай­но, а в Песочинской волости— открыто.

Первое время, еще в ходе Февральской революции, Советы не­редко выбирались прямо на митингах. Так, например, бьихо в Чи- атурах (Тифлисская губерния), где 11 марта 1917 г. Совет рабочих депутатов был избран на митинге, Ho обычно выборы проводи­лись на собраниях рабочих коллективов* B деревнях выборы про­ходили на сходах — сельских или волостнык.

Как правило, голосовали поднятием рук* Ho Джон Рид опи­сывает и такой красочный способ голосования, правда, не на вы­борах: «Всем, кто за эту резолюцию, предложили отойти направо, всем, кто против — налево»[14]. Конституция закрепила те принци­пы избирательного права, которые были выработаны народным творчеством, отбросив все случайное и наносное.

Основной Закон закрепил принцип всеобщего для трудящихся избирательного права. Статья 64 подчеркивает отсут­ствие для трудящихся таких цензов, как вероисповедание, нацио­нальность, оседлость и т.п. Устанавливается для них лишь один, естественный ценз — возрастной, притом очень низкий для того времени — 18 лет. Больше того, закон разрешает понижать и эту возрастную норму* Очень широко трактуется и отсутствие наци­онального ценза. B развитие ст. 20 специально подчеркивается, что избирательными правами пользуются не только граждане РСФСР, но и трудящиеся иностранцы.

Конституция конкретизирует понятие «трудящийся», давая точный перечень граждан, которые обладают избирательными правами. K ним относятся рабочие и служащие всех видов и ка­тегорий, крестьяне, не пользующиеся наемным трудом с целью извлечения прибыли, военнослужащие, трудящиеся, потерявшие трудоспособность. Статья 65 специально посвящена перечисле­нию категорий граждан, лишенных избирательных прав. Это не­трудовые элементы: лица, прибегающие к наемному труду с целью извлечения прибыли, живущие на нетрудовой доход (проценты C капитала, доходы с предприятий, поступления с имущества и т.п.), частные торговцы, торговые и коммерческие посредники, духовен­ство. Кроме того, лишается избирательных прав категория граж­дан не по их нынешней социальной принадлежности, а в связи с дореволюционной неблаговидной деятельностью — служащие по­лиции, жандармерии и охранки, члены царской фамилии. Нако­нец, упоминаются обычные для всех государств лишенцы — ума­лишенные и преступники.

В.И. Ленин отмечал, что лишение эксплуататоров избиратель­ных драв специфично для России, но оно не обязательно для дру­гих социалистических государств, где может сложиться иная об­становка классовой борьбы.

Принцип неравенства избирательных прав для городского и сельского населения был зафиксирован в Конституции, правда, не' в общей форме, а применительно к выборам отдельных звеньев государственного механизма. Закон применяет разные единицы измерения: в городах счет идет по избирателям, на селе — по жи­телям, более широкому понятию, Поэтому на практике преиму­щество рабочих перед крестьянами выражалось примерно в соот­ношении 3:1. До Конституции такое преимущество было даже больше.

Конституция закрепила принцип многостепенности выборов. Прямые выборы производятся только в органы власти населенных пунктов — городов и селений.

Уже в волостных органах непосредственное представительство граждан исключается. Волостные съезды Советов составляются из представителей всех сельских Советов волостй из расчета 1 депу­тат на каждые 10 членов Совега (ст. 53). Здесь, таким образом, выборы двухстепенные.

Уездные и районные съезды Советов формируются также сельскими Советами, т.е. здесь выборы тоже двухстепенные, но норма представительства исчисляется уже не по числу членов Со­вета, а по числу жителей на территории сельсовета* B уездных съездах Советов могут участвовать и представители Советов не­больших городов.

Двухстепенными были выборы и на губернские съезды Сове­тов, но здесь допустима третья ступень: если уездный съезд Со­ветов собирается непосредственно перед губернским, то выборы на последний производятся на уездном съезде.

He менее трех ступеней нужно пройти на выборах областных съездов Советов. Они составляются, как правило, из представите­лей городских Советов и уездных съездов Советов, но если непо­средственно перед областным съездом происходит губернский, TO делегаты избираются на нем*

Аналогично производятся выборы и на Всероссийский съезд Советов: от городов и губерний, но с допущением представи­тельства непосредственно от уездов или, наоборот, от областей (ст. 25), т.е. здесь для сельского населения выборы не менее чем четырехстепенные. Для городских избирателей выборы на все съезды Советов двухстепенные.

Система многостепенных выборов имела своим историческим предшественником и образцом выборы в партийные органы. B ус­ловиях революции она была наиболее простой и доступной для трудящихся даже с технологической стороны> не требуя громозд­кого избирательного аппарата, неизбежного при прямых выборах. B послереволюционные годы многостепенные выборы выполняли и одну специфическую задачу — они служили своеобразным фильтром, препятствующим проникновению чуждых элементов B высшие органы государства.

Конституция не фиксирует строго порядок выборов и голосо­вания, оставляя его на усмотрение местных Советов и ВЦИК (ст, 70)* Однако некоторые общие положения отражены в тексте Основного Закона.

Закон исходит из производственно-территориального принци­па, сложившегося на практике* Такая система, очень простая по организации и очень дешевая, позволяла вместе с тем избирать депутата, хорошо известного гражданам, часто выдвигаемого из своей среды. Выборы проводились в дни, устанавливаемые мест­ными Советами (ст. 66). Единого для всей страны, даже губернии, а порой — и уезда, дня выборов не устанавливалось, по сути дела, никакой избирательной кампании не проводилось.

/

Голосование могло быть как тайным, так и открытьт. Ha практике и после принятия Конституции применялись оба поряд­ка голосования.

Конституция закрепила и право отзыва депутатов Советов. Ленин называл право отзыва демократическим правом, позволя­ющим народу наиболее полно осуществить свою волю. Оно тоже родилось еще до Октября. Уже в «Проекте Наказа при выборах делегатов в Совет рабочих и солдатских депутатов», опубликован­ном в газете «Правда» 7 мая 1917 г., говорилось о праве отзыва. Оно фактически и использовалось для изгнания из Советов согла­шателей и замены их большевиками. Именно так поступили рабо­чие Сестрорецкого оружейного завода, завода Барановского, фаб­рики «Скороход».

Принципы избирательного права, заложенные в Основном За­коне РСФСР, были восприняты позднее конституциями других со­ветских республик, а также и некоторыми зарубежными странами.

Финансовое право. Советскому государству досталось нелег­кое наследство. Дефицит государственного бюджета царской Рос­сии на 1917 г. достигал 25,6 млрд руб. Для сравнения скажем, что в 1913 г. весь национальный доход оценивался примерно в 13 млрд руб.Государственный долг достигал 60 млрд руб., в том числе за­рубежным странам — 16 млрд руб. Одной только Франции мы были должны 7 млрд золотых франков. Реальная покупательная способность рубля накануне Октября составляла 5,5% от довоен­ного.

Оставив на будущее ликвидацию товарно-денежных отноше­ний, в том числе и финансов, как мыслилось в марксизме, Совет­ское государство вынуждено было считаться со сложившимися реалиями. Прежде всего нужно было отыскать источники доходов, чтобы покрыть хотя бы самые неотложные расходы. Решено было пойти по известному пути — взиманию существующих налогов,

Еще накануне Октября В.И. Ленин писал о необходимости введения справедливого налога на капиталистов, который, по его мнению, даже мог заменить их экспроприацию[15]. Однако, придя к власти, большевики не стали ломать сразу старую налоговую сис­тему. Больше того, уже 5 ноября 1917 г. в специальном обращении к населению председатель Совнаркома писал, что никаких новых налогов пока что вводиться не будет[16]. Вместе с тем 24 ноября бьиі издан декрет о неукоснительной уплате налогов, установленных царским и Временным правительствами. Правда, вскоре в дело взимания налогов были внесены классовые коррективы. Наряду с облегчением налогового бремени для малоимущих предусматри­валось, что налог на прибыль может доетигать 95%. Понятно, что такая ставка налога, по существу, была направлена на финансовое удушение частного предпринимательства.

B старую налоговую систему были внесены лишь небольшие изменения. Так, 17 июня 1918 г. были отменены два малозначи­тельных налога: на лиц, освобожденных от воинской повинности, и налог взамен исполнения воинской повинности натурой. B ап­реле 1918 г. была несколько изменена система акцизов на табач­ные изделия, спирт, вино и пр.

Местные Советы, которым постоянно не хватало денег, при­думали свой источник: они стали налагать единовременные кон­трибуции на буржуазию. Нарком финансов Р. Менжинский напра­вил циркуляр, запрещающий такие действия. Однако ВЦИК рас­порядился считать директиву Менжинского лишь рекомендацией. Показательно, что к аналогичным мерам прибегали и белогвар­дейцы, и тоже по классовому принципу. А.И. Деникин свидетель­ствовал, что на населенные пункты, не поддержавшие белую армию или, тем более, оказавшие ей сопротивление, налагалась денежная контрибуция «смотря по вине»[17].

Доходы советской казны пополнились и национализацией частных банков, объединенных в единый государственный банк. При этом была проведена ревизия частных сейфов. Многие граж­дане хранили свои ценности не дома, а в банках, арендуя для этого индивидуальные сейфы. По декрету полагалось изъять из этих сейфов драгоценные металлы в слитках, иностранную валюту, часть драгоценностей. При этом украшения, даже драгоценные, возвращались их собственникам. Процедура эта растянулась на несколько месяцев. Только в Москве было вскрыто 22 тыс. сей­фов. Правда, обнаружилось, что большая часть ценностей была изъята их владельцами еще до Октября.

Принимались меры по экономии государственных средств. Важнейшей из них является отказ от уплаты долгов, сделанных царским и Временным правительствами, а значит, и от постоянной уплаты процентов по ним. Специальный декрет об этом был издан в январе 1918 r. Он же предусматривал для малоимущих держа­телей облигаций государственных займов внутри страны обмен их на облигации нового займа.

Большая экономия была проведена за счет резкого сокраще­ния расходов на содержание государственного аппарата. Сокра­щались как общее число служащих, так и жалованье им.

Изменились и расходные статьи бюджета. Национализация промышленности привела к тому, что на государство легла обя­занность по финансированию предприятий. Резко выросли госу­дарственные расходы на просвещение и здравоохранение, кото­рые в дореволюционном бюджете составляли ничтожную долю.

До лета 1918 г. финансирование со стороны государства осу­ществлялось без плана, хаотично, по мере возникновения сиюми­нутных потребностей и возможностей. Конституция 1918 г. пред­усмотрела в специальной главе порядок составления и реализации государственного бюджета. Налоги подразделялись наобщегосу- дарственные и местные, устанавливались сроки, на которые дол­жен был формироваться бюджет, — полгода или год. Первый со­ветский бюджет на шесть месяцев был утвержден задним числом в июле 1918 г.

2 мая 1918 г. CHK принял Декрет о единстве кассы, в котором предусматривалось, что все платежи теперь должны осущест­вляться только через казначейство и Народный банк, созданный еще в декабре 1917 г. за счет объединения Государственного банка с национализированными частными банками.

Гражданское и хозяйственное право. Изменения в экономи- . ческих отношениях, kypc на социалистическое строительство не могли не отразиться и на гражданском праве, Прежде всего изме­нился статус субъектов гражданских правоотношений, в особен­ности физических лиц. Были сняты всякого рода ограничения, ко­торые существовали до революции по половому, национальному, вероисповедному принципам. Теперь все граждане получили со­вершенно одинаковую гражданскую правоспособность. Если в по­литических правах полного равенства не существовало, то в граж­данских оно осуществлялось последовательно. Что касается юри­дических лиц, то их круг и права заметно менялись по мере на­ционализации различных объектов и других изменений в хозяйст­венном обороте.

Изменились отношения собственности. Macca объектов, при­том наиболее ценных, перешла в государственную собственность. Это земля, большой круг промышленных предприятий, транспорт и т.д. Вместе с тем в силу сохраняющейся многоукладности эко-

номики оставалась в значительном объеме и частная собствен­ность на средства производства*

Переход крупнейших хозяйственных объектов в собственность государства породил новую отрасль, которую впоследствии стали называть хозяйственным правом* Дело в том, что по отношению к национализированным объектам государство выступало сразу в двух качествах: с одной стороны — как собственник, а с другой — как административная система, To есть хозяйственные объекты, по существу, переходили из сферы чисто гражданских правоотно- шений в сферу административного регулирования. Вот этот свое­образный сплав цивилистических и административно-правовых отношений и называют хозяйственным правом*

Для данного периода характерно сужение спектра гражданско- правовых отношений* Национализация вывела из гражданского оборота достаточно широкий круг объектов. Они перестали про­даваться, покупаться, обмениваться и могли теперь передаваться от субъекта к субъекту лишъ в порядке административного рас­поряжения.

Гражданский оборот сузился и за счет введения довольно ши­рокого круга монополий. To есть возник круг объектов, которые могли продаваться только государством, частная торговля ими была запрещена* Например, для того, чтобы получить из деревни хлеб, быяо монополизировано распределение таких товаров, как ткани, обувь, нитки, спички и т*д.

Была введена монополия внешней торговли. B этой сфере любые товары могли покупаться или продаваться только надле­жащими государственными органами, что позволило установить полный контроль над валютным оборотом, воспрепятствовать вы­возу капиталов эа границу*

B апреле 1918 г. был издан Декрет об отмене наследования* Он реализовал давнюю идею марксистов о ликвидации права на~ следования как способе упразднения частной собственности* Представлялось, что таким образом можно наиболее безболезнен­но лишить эксплуататоров возможности накопления и передачи средств производства. Декрет именно так и рещил эту задачу* Вся­кое имущество, оцениваемое на сумму свыше 10 тыс. руб., после смерти собственника переходило в доход государства. Эта сумма была довольно значительной в начале 1918 г. Например, прожи­точный минимум в то время определялся в размере 240 руб* в месяц. Совершенно очевидно, что никакое более или менее круп­ное предприятие уже не могло теперь перейти по наследству.

Важно, что интересы основной части населения этот Декрет не затрагивал, поскольку стоимость его имущества в большинстве случаев не превышала названной суммы. Декрет оговаривал, что в случае, если на иждивении наследодателя состояли нуждающие­ся нетрудоспособные лица, они имели право получать содержание из имущества умершего.

Семейное право. До революции нормы семейного права счи­тались частью гражданского и содержались в Своде законов граж- данских. Это подчеркивало приоритет имущественных прав в се­мейно-правовом регулировании. Характер брака как гражданско- правовой сделки не менялся И OT того, что большое место в се­мейном законодательстве занимали канонические нормы, обра­щенные как будто ие к презренной материи, а к душе.

Марксизм считал семью порождением классового общества, в силу чего она с .ликвидацией капитализма должна была отмереть. Однако сразу взять курс, на ликвидацию семьи новая власть не решилась. Дело ограничилось тем, что было отброшено архаичное , прежнее законодательство и введены нормы по существу буржу­азные, но в их лучшем варианте, что поставдло Россию по регу­лированию семейных отношений в ряд наиболее цивилизованных стран.

Прежде всего это коснулось формы брака. Был отвергнут фе­одальный церковный брак и установлен вполне современный свет­ский, гражданский брак. Идея гражданского брака возникла у протестантов еще в эпоху реформации. B России она появилась в ходе реформ XK в., но встретила жесткое сопротивление преж- де^сего, конечно, со стороны церкви. Гражданский брак был до­пущен лишь в виде дсключения, например для староверов, кото­рых нельзя было венчать в официальной церкви.

Только Октябрь открыл дорогу для коренных преобразований в этой сфере. Уже 18 декабря 1917 г. после полуторамесячного обсуждения был приняг Декрет о гражданском браке, о детях и о ведении книг актов гражданского состояния, B связи с отделением церкви от государства Декретом отменялся церковный и устанав­ливался гражданский брак, регистрируемый в соответствующих государственных органах. Вступающие в брак признавались рав­ноправными сторонами. Они могли сохранить свои фамилии или принять фамилию одного из супругов. Внебрачные дети уравни­вались с рожденными в браке по правам и обязанностям как ро­дителей к детям, так и детей к родителям. B спорных случаях отец внебрачного ребенка мог быть установлен в судебном порядке.

Необходимымусловием длявступления в брак была добро; вольность, B связи с этим специальная Инструкция НКЮ РСФСР предписывала, чтобы отделы записи браков спрашивали, добро­вольно ли, без принуждения и угроз вступают стороны в брак.

Был принят Декрет о расторжении брака. Так же как и заклю­чение брака, расторжение его не входило в ведение церкви. Развод при обоюдном согласии супругов оформлялся на основе их заяв­ления в органы загса путем соответствующей отметки в книгах записи актов гражданского состояния. Декрет отменял ранее ус­тановленные препятствия для расторжения брака. Брак мог быть расторгнут по просьбе обоих или одного из супругов — как мужа, так и жены. При этом органы, оформляющие развод, вызывали супругов или их поверенных для опроса разводящихся и выясне­ния истинньгх мотивов развода. При заявлении о разводе со сто­роны одного супруга требовалось предварительное определение суда, который одновременно разрешал вопросы о судьбе детей, присуждении алиментов на их содержание или оказании помощи одному из супругов.

Светский характер брака, ослаблявший влияние церкви на массы и подрывавший ее материальную базу, утверждался в об­становке упорного сопротивления церкви. Только в 1920 r. цер­ковь обязалась прекратить церковный бракоразводный процесс.

Введение гражданского брака затрагивало интересы не только православной, но и других конфессий. K примеру, сохраняя прин­цип моногамии, свойственной христианству, Декрет отрицал поли­гамию, закрепленную канонами мусульманства и некоторых дру­гих религий.

Трудовое право. Пролетарское государство должно было, ко­нечно, резко улучшить условия труда и быта рабочего класса. Что и было проведено трудовым законодательством уже с первых дней революции.

Прежде всего это коснулось продолжительности рабочего вре­мени и времени отдыха. Первым советским законом о труде стал Декрет CHK от 29 октября 1917 г. «О восьмичасовом рабочем дне», осушествивший требование пролетариата, сформулирован­ное еще Женевским конгрессом I Интернационала в 1866 г. и про­водившееся явочным порядком рабочими России уже в период буржуазно-демократической революции 1905-1907 гг.

Декрет устанавливал, что рабочий день не должен превышать восьми часов, не считая перерыва на обед. Для лиц, не достигших 18 лет, рабочий день сокращался до шести часов. B производствах и на работах особо вредных устанавливался сокращенный рабочий день. Сверхурочные работы допускались лишь в исключительных случаях с разрешения рабочих организаций. Лица, не достигшие 18 лет, и женщины к подземным и сверхурочным работам не до­пускались. Работать по найму могли подростки с 14 лет. B июне 1918 r. для рабочих и служащих были впервые в истории русского права установлены отпуска с сохранением заработной платы.

Сразу после Октября стали осуществляться новые подходы к оплате труда. B ноябре 1917 г. народным комиссарам поручалось немедленно урезать все непомерно высокие оклады и пенсии чи­новникам. Было улучшено материальное положение почтово-те- леграфных служащих и учителей, проведено уравнивание в оплате труда женщин и мужчин, установлены нормы оплаты труда же­лезнодорожникам, а также новые оклады военнослужащим и воль­нонаемным военного ведомства соответственно специальности и должности.

Инициативу по регулированию заработной платы взяли на себя профсоюзы. B январе 1918 г. Петроградский союз рабочих- мегаллистов разработал Положение о нормах зарплаты в метал­лической промышленности Петрограда и его окрестностей, при- менявшееся на местах как общеобязательное. Оно послужило об­разцом для аналогичных положений в других отраслях хозяйства.

Постепенно сложились общие принципы определения уровня заработной платы. Она устанавливалась тарифными соглашения­ми, заключаемыми между профсоюзами и предпринимателями по определенным районам страны и отраслям производства. При этом, чтобы добиться более выгодных для рабочих условий, в на­чале 1918 г. были проведены массовые забастовки, поддерживае­мые государством. Было установлено правило, но которому за­работная плата не могла быть ниже прожиточного минимума. Рабочие выступили против уравниловки, однако разрыв между низшей и высшей оплатой в каждой отрасли был не более или чуть более двукратного. Решительную поддержку нашла сдельная оплата труда. Проводился известный марксистский принцип, гла­сящий, что жалованье чиновника не должно быть больше зарпла­ты квалифицированного рабочего.

Особо следует сказать об оплате труда специалистов. Совет­ское государство, заинтересованное в привлечении интеллиген­ции, особенно технической, лошло на то, чтобы предоставить ей разного рода льготы. Так, если в середине 1918 r. жалованье нар­комов, включая и председателя CHK В.И. Ленина, составляло

800 руб., то для ценных специалистов оно достигало i2QG руб., а с разрешения Совнаркома могло быть и больше.

Кардинально изменились принципы социального страхования. Принятые в декабре 1917 г* декреты об отдельных видах социаль­ного страхования охватывали случаи потери трудоспособности вследствие болезни> увечья, инвалидности, беременности, родов, а также безработицы.

Фонд соцстраха формировался за счет работодателя, в то время как до революции он пополнялся за счет самих рабочих. Застрахованным теперь гарантировалось полное возмещение ут­раченного заработка.

Однако задача состояла не только в том, чтобы возместить по­терю трудоспособности, HO и в том, чтобы свести к минимуму уг­розу жизни и здоровью трудящихся на производстве* B мае 1918 г. старая фабричная инспекция была заменена новой инспекцией труда. Она находилась в ведении Наркомтруда и его местных ор­ганов и избиралась организациями самих трудящихся (профсоюза­ми, страховыми кассами). Инспекции предоставлялись широкие права по привлечению нанимателей к ответственности за наруше­ние законов о труде и непринятие мер к охране здоровья трудя­щихся*

Царское правительство нисколько не заботилось о занятости населения. После Февраля были созданы биржи труда, куда вошли на паритетных началах представители рабочих и предпринимате­лей. Теперь биржи перешли целиком в руки профсоюзов. Позже в их работу включились государственные органы, которые затем вообще функции трудоустройства взяли на себя*

Биржи труда вели учет рабочей силы и обеспечивали ее пла­номерное распределение. Они регистрировали спрос и предложе­ние труда и оказывали безработным государственную помощь* Было установлено, что предприниматели при закрытии ими пред­приятий обязаны вносить определенные отчисления во Всерос­сийский фонд безработных*

Советское государство еще не могло обеспечить право на труд* Ho оно уже декларировало всеобщую обязанность трудиться. Свое законодательное закрепление всеобщая^трудовая повин­ность нашла в Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа* Конституция признала труд обязанностью всех граждан Советской Республики: «не трудящийся да не ест».

Маркс и Энгельс полагали, что рабочий класс, придя к власти и получив в свои руки средства производства, станет добросовест­но трудиться, поскольку это будет в его собственных интересах. В.И. Ленин более трезво смотрел на пролетариат, в силу чего еще до революции употребил понятие «сознательный рабочий», пред­полагающее, следовательно, и наличие иных рабочих.

Конечно, основная масса рабочих действительно с новой силой взялась за труд на предприятиях, перешедших в их руки. Однако нашлось немало и таких, которые сочли, что если теиерь власть принадлежит им, то можно не работать или работать спустя рукава. Так с самого начала заявила о себе проблема производи­тельности труда и трудовой дисциплины, которая останется по­стоянной на протяжении всей истории советского права.

За решение этой проблемы взялись сами рабочие. Предпри­ятия Петрограда, Москвы, Урала разработали свои правила внут­реннего распорядка. Установление новой, социалистической тру­довой дисциплины и соблюдение законодательства о труде, осо­бенно при сохранении частньи и акционерных предприятий, тре­бовали большой воспитательной работы. 1 апреля 1918 г. на засе­дании Президиума BCHX был обсужден проект закона о трудовой дисциплине, выработанный Всероссийским Советом Профессио­нальных Союзов на базе тех документов революционного творче­ства рабочих, которые принимались на местах еще накануне Ок­тября в связи с установлением рабочегоконтроля над производ­ством.

Таким образом, уже в первый период существования новой власти стала складываться определенная система советских пра­вовых норм, регулирующих трудовые отношения.

Земельное право. Ero основы были заложены уже первыми ак­тами Советского государства. Законодательное закрепление Дек­ретом о земле государственной собственности на землю оз- начало, что все прежние категории землевладения полностью уп­разднялись. Государство, являясь единственным собственником земли, получало возможность устанавливать такие земельные по­рядки, которые, по его мнению, наиболее соответствуют интере­сам трудящихся. Отсюда вытекал и принцип неотчуждаемости земли. Право распоряжения ею предоставлялось голько надлежа­щим государственным органам. Земля передавалась пользовате­лям и изымалась у них на основе административного акта.

Недра земли, их содержимое — руда, нефть, уголь и т.д., а также леса и воды, имеющие общегосударственное значение, перешли в исключительное пользование государства. Мелкими же реками, озерами, лесами могли пользоваться общины.

Передача во всенародное достояние распространялась и на го­родские земли. Усадебная городская земля с садами и виноград­никами оставалась в пользовании их владельцев в размере, опре­деляемом законом*

Неотчуждаемость земли, ее недр, вод и лесов привела к пол­ному изъятию этих объектов из гражданского оборота, в силу чего все гражданские сделки о земле — купля-продажа, залог, дарение, завещание, обмен и т,п* — объявлялись недействительными. Национализация земли имела огромное значение для социа­листического преобразования экономики и прежде всего сельского хозяйства* Благодаря национализации Советское государство по­лучило возможность в качестве единственного собственника кон­центрировать значительные земельные массивы и организовывать крупные социалистические сельскохозяйственные предприятия. Однако для рядового крестьянина не меньшее, а может быть и большее, значение имел вопрос о пользовании землей, о форме землепользования. Аграрная программа большевиков, в том числе и в ее предоктябрьском варианте, утвержденном в ап­реле 1917 г., исходила из плана создания крупных хозяйств* Мыс­лилось, что крестьяне, отобрав землю у помещиков, не будут ее делить, а используя помещичий инвентарь и иные средства про­изводства, создадут некие предприятия, подобные тем, какие будут и в городах, когда рабочие заберут заводы и фабрики у ка­питалистов* Однако уже летом — осенью того же годастало ясно, что большинство крестьян такая перспектива не устраивает* Крес­тьяне, веками мечтавшие иметь свой клочок земли и увеличить его за счет раздела помещичьих имений, не поддержали бы Со­ветскую власть, если бы она ^e пошла им навстречу. Поэтому большевики в ленинском Декрете о земле, по существу, воспро­извели эсеровскую программу, учитывая, что она обеспечивала поддержку революции многомиллионными массами крестьянства.

Декрет допускал возможность любых форм трудового земле­пользования при господстве так называемого принципа уравни­тельного землепользования. Суть его состояла не просто в равном наделении всех крестьян землей (это было нереально в силу раз­ных условий в различных районах страны и конкретных местнос­тей), а в самой идее раздела земли. Крестьяне каждого отдельного села получили право поделить всю эемлю, включая и бывшие по­мещичьи владения, на основе тех обычаев, которые существовали эдесь ранее, т.е. или по числу трудоспособных членов семьи, или по числу едоков*

B Декрете о земле допускались и коллективные формы земле­пользования. Надо сказать, что идея кооперирования возникла в России задолго до революции. Накануне Февраля существовало даже свыше сотни производственных сельскохозяйственных арте­лей. После Февральской революции, а тем более после Октября коллективизация в деревне расширяется, хотя, конечно, не при­нимает массового характера. Закон о социализации земли, опуб­ликованный 19 февраля 1918 г., возлагал на земельные органы в качестве одной из важнейших задач развитие коллективных xo- ' эяйств в земледелии.

И в Декрете о земле, и в Законе о социализации земли в виде отдельных норм, обеспечивающих создание соответствующих ус­ловий для возникновения коллективных хозяйств и поощрения их деятельности, мы находим зачатки будущего колхозного права.

Наиболее распространенной формой колхозов после Октября стала коммуна. Коммуны образовывались обычно батраками, ра­ботавшими прежде у помещика, на базе его имений и объединяли He только производство, но и быт. Коммунары работали «по со­вести», в меру способности и желания, а получали поровну, при­чем в натуральной форме, т.е. совместно питались в общей столо­вой, покупали необходимые вещи и т.п. Такая форма организации производства и быта соответствовала дооктябрьской программе большевиков. Однако отнюдь не все коммуны были большевист­скими. Известен, например, опыт создания весьма эффективных коммун толстовцами, в том числе в ближайшем Подмосковье. По неполным данным Наркомзема, в июле 1918 г. существовало уже свыше 1500 сельскохозяйственных коммун и артелей. Многие кол­лективные хозяйства имели свои уставы, выработанные самими крестьянами на основе общих положений, установленных декре­тами Советской власти.

Уголовное право. Революция, естественно, привела к коренной ломке основных понятий и институтов уголовного права. Прежде всегоэто относилоськобщемупонятию преступления. Если раньше преступным считалось просто всякое нарушение уголов­ного закона, то теперь в общем понятии преступления подчерки­валось то, что вскоре стали называть материальным пониманием преступления: общественную опасность деяния, которая в свою очередь включала опасность для нового общества и государства, хотя бы это и не было записано формально в норме закона; счи­талось преступным все, что вредит интересам рабочих и крестьян, делу революции.

Разумеется, сразу же после Октября бьгли объявлены преступ­ными все контрреволюционные деяния: заговоры и мятежи, на­правленные насвержение Советской власти, антисоветские вы­ступления в печати, присвоение какими-либо организациями функ­ций государственной власти для свержения Советов, вступление в контрреволюционные войска, продажа оружия контрреволюцион­ной буржуазии, шпионаж, диверсия, вредительство, террористи­ческие акты, саботаж государственньши служащими мероприятий Советской власти.

Особо опасными преступлениями, часто сливавшимися с контрреволюционными, признавались погромы, хищения, банди­тизм, спекуляция, хулиганство* Законодательство устанавливало наказуемость должностных правонарушений — взяточничества, волокиты и некоторых других.

Наиболее тяжким видом воинского преступления считалось использование военными специалистами своего поста в целях поддержания контрреволюционных заговоров, предательства, со­общничества с внутренними и внешними врагами. Особая уголов­ная ответственность устанавливалась также за хищение военно­го имущества, мародерство, грабежи и насилия над населением* K весне 1918 г. было впервые сформулировано понятие дезертир­ства как самовольного оставления рядов Красной Армии, уста­новлена ответственность за неявку по призыву в тыловое опол­чение и др.

Законы, устанавливающие уголовную ответственность, прини­мались преимущественно в свяэи с конкретными политическими событиями и не были, как правило, рассчитаны на долгосрочное действие.

Изменился взгляд и на наказание* Б уголовном праве на­чала складываться идея сочетания принуждения с убеждением* Соответственно принципиально изменился перечень допустимых наказаний* Одним из первых актов, наиболее полно перечислив­ших виды наказаний, бьша Инструкция НКЮ от 19 декабря 1917 г. «О революционном трибунале, его составе, делах, подлежащих его ведению, налагаемых им наказаниях и о порядке ведения его за­седаний». Инструкция устанавливала такие виды наказания,как денежный штраф, лишение свободы, удаление из столицы, отдель­ных местностей или пределов Российской Республики, вынесение общественного порицания, объявление виновного врагом народа, лишение всех или некоторых политических прав, полная или час­тичная конфискация имущества, принуждение к обязательным об­щественным работам. Несколько позже этот перечень был допол­нен такими наказаниями, как объявление вне закона, лишение права занимать ответственные должности, объявление обществен­ного бойкота. По существу, высшей мерой наказания было объ­явление вне закона, но оно применялось очень редко. Ha практике высшей мерой стало лишение свободы (чаще всего от семи дней до одного года — и лишь по наиболее опасным видам преступле­ний устанавливался предел «не ниже» такого-то срока). Только весной 1918 r. был установлен высокий срок лишения свободы — не ниже 10 лет, притом с конфискацией имущества, за перевод зерна на изготовление самогона — преступление, которое в усло­виях надвигающегося голода стало в .высшей степени опасным и абсолютно безнравственным.

Следует особо сказать о таком виде наказания, как объявление' врагом народа. Много лет спустя клеймо врага народа станет страшнее любого наказания, хотя формально уже не будет счи­таться таковым. Пока же это было достаточно безобидной мерой, скорее просто порицающей, нежели наказывающей.

Смерная казнь, как помним, была отменена еще Временным правительством, но восстановлена летом 1917 г. на фронте, Со­ветская власть сразу же отменила эту меру наказания вообще. Од­нако летом 1918 г. смертная казнь была восстановлена. Сделано это было в несколько завуалированной форме, даже не законом,- а подзаконным актом. 16 июня Наркомюст принял постановле­ние о трибуналах, которым этим судебным органам было предо­ставлено право применять любые меры наказания. B постановле­нии перечень мер наказания не приводился, поэтому ие ясно, шла ли речь об уже применявшихся или вообще о всяких, кото­рые можно придумать. Ha практике постановление было понято так, что можно применять и смертную казнь. Вскоре появился и первый смертный приговор. 21 июня Революционный трибунал при ВЦИК приговорил к расстрелу адмирала A,M. Щастного, об­виненного в контрреволюционных действиях. Приговор был об­жалован в Президиум ВЦИК, который оставил его, однако, в силе.

Следует сказать, что инициаторами расстрелов явились от­нюдь не большевики. Такой авторитет, как А.И. Деникин, свиде­тельствует. что первыми начали массовые расстрелы, притом без суда и следствия, белогвардейцы, например отряд знаменитого полковника Дроздовского, пробиравшийся еще в начале 1918 г. с Румынского фронта на Дон, Итальянский историк Боффа также

подтверждает* что первыми начали расстрелы* притом массовые* именно представители контрреволюционной стороны1.

Советское уголовное право отказалось и от таких тяжких на­казаний, как каторга* ссылка в отдаленные места* и некоторых других.

Известная мягкость системы наказаний вытекала в большой мере из представления, что падение капитализма лишит преступ­ность ее материальной основы — частной собственности. Эта мысль* хотя и верная в принципе, понималась* однако, чересчур прямолинейно, если не сказать наивно.

Следует отметить и необычайную обширность системы нака­заний. Кроме уже перечисленных форм законодательство и прак­тика породили множество других, как, например* объявление об­щественного выговора в присутствии суда* лишение общественно­го доверия* запрещение выступать на собраниях, в особых случа­ях — приостановка издания за сообщение ложных и извращенных сведений O явлениях общественной ЖИЗНИ'И т.п. Это позволяло судам предельно индивидуалшироватъ наказание.

При определении, наказания учитывались все существенные обстоятельства, и главное — личность обвиняемого, от чего зави­село усиление или.смягчение наказания.

Для уголовного права этого периода характерна и неопреде­ленность санкции. Часто вместо установления конкретных мер декрет ограничивался указанием на необходимость карать винов­ных «по всей строгости революционных законов», «руководству­ясь обстоятельствами дела и велениями революционной совести»* устанавливал несколько видов наказания или предусматривал ли­шение свободы* но предоставлял суду право решать вопрос о сроке и порядке его отбьггия.

Процессуальное право* Разрушение старой судебной системы сопровождалось с неизбежностью и ликвидацией прежнего граж­данского и уголовно-процессуального права. Вместе с тем, по­скольку Судебные уставы 1864 г, были достаточно прогрессивны­ми, некоторые их идеи сохранились и в советском процессуальном законодательстве. Это относится в первую очередь к общей харак­теристике процесса, исходившего из принципа состязательности, сочетаемого со следственными началами. Осуществлялся принцип права обвиняемого и подсудимого на защиту, правда, в новых фор­мах. Положение другой стороны процесса — обвинителя — было

тоже существенно изменено. Прежняя прокуратура была ликвиди­рована и никаким аналогичным органом не заменена.

B судебном процессе осуществлялись также принципы устнос- ти, гласности и непосредственности, Проводился и принцип кол­легиального рассмотрения дел. Принцип коллегиальности был введен в известной мере даже в предварительное следствие.

Специальные процессуальные законы в это время не изда­вались, но процессуальные нормы содержались в тех декретах, которыми проводилась реорганизация судебной и следственной систем.

K ведению местных народных судов первоначально были от­несены гражданские дела с суммоЙ иска до 3 тыс. руб. и уголов­ные, если обвиняемому угрожало наказание не свыше двух лет лишения свободы. IIo Декрету о суде № 2 компетенция местного суда была расширена. Ему передавалось рассмотрение дел по ут­верждению в правах наследования, исполнению завещаний, се­мейным и некоторым другим спорам.

Обвиняемый имел право на защиту как на суде, так и в стадии предварительного следствия. Последнее велось либо единолично судьей по подсудным ему делам, либо следственными комиссиями, осуществляющими все процессуальные действия, в том числе и предание суду. Защитниками и обвинителями могли выступать все неопороченные граждане обоего пола, не ограниченные в правах.

Суд не был стеснен никакими формальными соображениями в отношении доказательств и срока исковой давности. Чтобы су­дебные расходы не препятствовали трудящимся обращаться в суд, ему предоставлялось право отсрочить уплату пошлины и издержек по ведению дела, а по искам ценой до 100 руб. пошлина вообще не взималась. Решения и приговоры местных судов, Ho которым устанавливалось денежное взыскание свыше 100 руб. или лишение свободы свыше семи дней, могли быть обжалованы. Прежний апелляционный порядок обжалования отменялся, заменяясь кас­сацией. Суд кассационной инстанции имел право отменить реше­ние не только вследствие существенного нарушения процессуаль­ного закона, но и в том случае, если считал, что обжалуемое ре­шение явно несправедливо. Подача кассационной жалобы не ос­танавливала исполнения; оно могло быть приостановлено только по специальному постановлению суда первой или кассационной инстанций.

B отличие от порядка, установленного в РСФСР, в Украинской республике кассационное обжалование решений народных судов не допускалось. Решение по делу могло быть пересмотрено тем же судом по обнаружении новых и существенных для дела обсто­ятельств*

Декрет о суде № 2 предоставил народным заседателям право отводить председателя в любой момент процесса* решать вопрос о мере наказания, уменьшать предусмотренное законом наказание вплоть до условного или полного освобождения от него подсуди­мого* Наделение народных заседателей столь обширными правами обусловливалось тем, что председателями судов могли оставаться старые, дореволюционные юристы, и контроль за ними со стороны народных заседателей был необходим*

Этим же Декретом устанавливалось, что судоговорение ведет­ся на языке большинства местного населения. Допускались обжа­лования и пересмотр приговоров по мотивам несправедливости* Оправдательные приговоры обжалованию не подлежали.

Революционным трибуналам первоначально были подсудны дела о преступлениях против основ нового строя. Декрет CHK 0 революционных трибуналах от 4 мая 191S r. расширил юг подсуд­ность за счет включения в нее дел о погромах, взяточничестве> подлоге, неправомерном использования советских документов, ху­лиганстве и шпионаже.

По Инструкции НКЮ от 19 декабря 1917 г. дела в трибуналах проходили две стадии: предварительное следствие, проводившее­ся особыми следственными комиссиями, создаваемыми при мест­ных Советах, и судебное рассмотрение. Судебные заседания рев­трибуналов были гласными, с допущением защиты и обвинения*

Рассмотрение особо важных дел в Ревтрибунале при ВЦИК проводилось без участия народных заседателей* Решения трибу­нала могли быть обжалованы в кассационном порядке в Народ­ный комиссариат юстиции, которому предоставлялось право об­ращаться для окончательного разрешения вопроса во ВЦИК*

# * *

Советское государство и право возникло как результат Вели­кого Октября. Вопреки твердому убеждению Л.Д* Троцкого, что всякие революции — благоѴмы полагаем, что они не лучший спо­соб разрешения социальных конфликтов* Тем не менее ни один из сколько-нибудь крупных народов мира не смог избежать таких переворотов. He стала исключением и Россия.

Октябрьская революция явилась основной предпосылкой во,з- никновения нового государства и права и в свою очередь была вызвана определенными объективными и субъективными факто­рами. Она привела к коренной ломке общественных отношений. Российское общество взяло курс на построение социализма, т.е. общественного строя, основанного на обобществлении средств производства, плановом хозяйстве, исключении частной собствен­ности, рыночных отношений и эксплуатации человека человеком.

Революция привела к слому прежнего и созданию принципи­ально нового государственного механизма, основой которого стала система Советов рабочих, крестьянских, красноармейских и казачьих депутатов. Она вызвала принципиальные изменения в организации государственного единства. Провозглашение права наций на самоопределение положило начало процессу усложне­ния формы государственного единства, возникновению и разви­тию федерации.

Возникновение нового государства предопределяло и зарож­дение соответствующего права. Начали складываться его отрасли, создающие вместе новую систему права. Определенным рубежом в процессе правового строительства явилось принятие Конститу­ции РСФСР 1918 г., которая стала не только первой советской, но и первой в истории России Конституцией.

C победой революции и созданием Советского государства не могли, естественно, примириться те слои российского общества и зарубежные силы, которые много потеряли в результате этих со­бытий, что предопределило скорое возникновение гражданской войны и военной интервенции многих зарубежньгх держав.

<< | >>
Источник: О.И. Чистяков. История отечественного государства и права. Ч. 2; Учебник / Под ред. О.И. Чистякова. — 3-е >юд., перераб. и доп. — М.,2004. — 544 с.. 2004

Еще по теме § 7. Создание основ советского права:

  1. Основные черты права.
  2. 1. Создание и основные этапы развития российской прокуратуры
  3. § 6. Правовой режим аранжировок и музыкальных обработок, созданных в период действия советского авторского законодательства
  4. ПРАВО НА ТРУД И РАВНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ В ПРОДВИЖЕНИИ ПО РАБОТЕ (В ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ КАРЬЕРЕ), ПРАВО НА СПРАВЕДЛИВЫЕ И БЕЗОПАСНЫЕ УСЛОВИЯ ТРУДА — ОСНОВОПОЛАГАЮЩИЕ ТРУДОВЫЕ ПРАВА ЧЕЛОВЕКА
  5. Глава первая.ВВЕДЕНИЕ. ОСНОВАНИЯ ПОВЫШЕННОЙ ГРАЖДАНСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
  6. § 1. Способы защиты гражданских прав
  7. 3. ПОСТАНОВКА ВОПРОСА О СИСТЕМЕ ОСНОВАНИЙ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ  ПО  СОВЕТСКОМУ  ПРАВУ
  8. § 2. Понятие и виды (формы) злоупотребления правом
  9. Рецензия на книгу: Научные основы советского правотворчества / Под ред. Р.О. Халфиной
  10. § 1. Общая характеристика основных видов права собственности
  11. § 1. Способы возникновения права собственности
  12. Советское право в условиях «военного коммунизма»
  13. §1. Разработка теоретических основ и особенности развития правового регулирования общественных отношений в условиях НЭПа
  14. ОЧЕРК ИСТОРИИ КАФЕДРЫ УГОЛОВНОГО ПРАВА ХАРЬКОВСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА ЗА 50 ЛЕТ (1920-1970 гг.)
  15. ЦЕННОСТЬ ЧАСТНОГО ПРАВА 1
  16. § 2. Основные признаки права
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -