<<

Глава IX ТЕОРИЯ ХОЗЯЙСТВЕННОГО ПРАВА И ЕЕ КРИТИКА

1. Гражданское законодательство в СССР всегда было той отраслью законодательства, которая регулировала имущественные отношения как между социалистическими организациями, так и граждан между собой и с социалистическими организациями. Возникает вопрос, насколько целесообразно и правильно лрименять термин «гражданское право» к регулированию отношений, в которых участвуют не граждане, а социалистические организации?

Термин «гражданское право» сложился исторически и претерпел в своем развитии много изменений.

Этот термин восходит к древнему Риму, где гражданское право было правом римских граждан (jus civille), противопоставлявшимся праву народов (jus gentium), которым регулировались отношения римлян с чужестранцами. Гражданское право древнего Рима включало все отношения, участником которых был римский гражданин: имущественные, уголовноправовые, процессуальные и т.д. Четкого разграничения между нормами, регулирующими эти отношения в .рабовладельческом обществе, возникшем на развалинах родового строя, не было. В дальнейшем, после того как древний Рим стал мировой рабовладельческой дер-жавой, jus civille и jus gentium слились в единое право.

В средние века гражданское право рассматривалось как право, установленное светской властью, в отличие от права церковного (jus canonicum) Но в эпоху феодализма развиваются города, ремесла и торговля. Возникает необходимость в правовых нормах, регулирующих развивающиеся в недрах феодального общества отношения частной капиталистической собственности и товарного обмена. В условиях феодальной раздробленности такими обеспечивающими интересы частных собственников и товарооборота оказались те нормы римского права, которые были выработаны после того, как древний Рим превратился в мировую рабовладельческую империю. Это была та часть римского права, которая регулировала имущественные отношения рабовладельческого общества и которую основопо: ложники марксизма именовали классическим юридическим выражением отношений частной собственности и товарного производства[181]. Произошла рецепция римского частного права. Право Горожан стало именоваться гражданским правом (Burgerlihes Recht).

После того как победил капиталистический способ производства и буржуазия овладела государственной властью, термин «гражданское право» утвердился как обозначение отрасли права, регулирующей на основе частной собственности на средства производства имущественные отношения буржуазного общества.

Изданный при В. И. Ленине в 1922 году Гражданский кодекс РСФСР воспринял термин «гражданское право» для обозначения той отрасли советского права, которая регулирует основанные на равном положении сторон имущественные отношения переходного от капитализма к содиализму периода. В Гражданский кодекс были включены положения, относящиеся как к имущественным отношениям, в которых участвуют граждане, так и к имущественным отношениям между социалистическими организациями.

2. Однако в науке советского гражданского права уже в 20-х годах появился термин «хозяйственное право», применявшийся различными авторами в различных смыслах: для обозначения того же круга имущественных отношений, которые обнимались термином «гражданское право»[182]; для наименования той группы норм административного и гражданского права, которая относилась к регулированию хозяйственной деятельности государственных промышленных и торговых предприятий[183].

В 1929—1930 гг. П. И. Стучка сформулировал идею так называемого двухсекторного права. П. И. Стучка исходил из того, что по мере победы социалистических форм хозяйства советское гражданское право, которое он связывал с.наличием частнохозяйственных отношений, сокращается, уступая место административно-хозяиственному праву — праву    социалистического сектора, в котором все отношения должны регулироваться в по рядке подчинения и плановости [184].

В 1931 —1936 гг. хозяйственное право стали трактовать как отрасль советского права, которая имеет своим предметом и организацию управления социалистическим хозяйством, и имущественные отношения (независимо от состава их участников) переходного от капитализма к коммунизму периода. Эта концепция нашла свое развернутое литературное выражение в первом томе «Курса хозяйственного права», вышедшем в свет в 1935 году под редакцией Л. Я. Гинцбурга и Е. Б. Пашуканиса.

В этом курсе и в других работах по хозяйственному праву 30-х годов было положено начало теоретической разработке важных юридических институтов: права государственной собственности, правосубъектности государственного хозрасчетного предприятия, хозяйственного договора и др.

Наука советского гражданского права после 1937 года восприняла и развила ряд положений, разработка которых была начата в 30-х годах сторонниками теории хозяйственного права[185]. Но у этой теории были и серьезные недостатки. Увлечение организационно-структурными вопросами, вопросами экономики промышленности и т. д. отрицательно сказывалось на юридической разработке проблем, непосредственно относящихся к регулированию имущественных отношений в СССР. Особенно не повезло гражданину с его имущественными и личными правами. Он был сведен к фигуре «трудящегося потребителя» или «последнего звена в системе советского товарооборота». Как следствие этого, на задний план были отодвинуты институты личной собственности, наследования, возмещения вреда, причиненного здоровью человека,и др.

3. В связи с развернувшейся в 1956—1958 гг. дискуссией о системе советского права некоторые правоведы снова подняли вопрос о хозяйственном праве. Был предложен новый вариант этой теории, сильно напоминающий, однако, с учетом современных условий, концепцию двухсекторного права П. И. Стучки. Ряд авторов, работающих главным образом в Институте государства и права Академии наук СССР, предлагали создать, «сконструировать»   новую отрасль    советского    права — хозяйственное право.

Этот вопрос приобрел практическую остроту в связи с подготовкой Основ гражданского законодательства Союза ССР и новых гражданских кодексов союзных республик.

На протяжении 1958— 1960 гг в юридической печати велась дискуссия о том, каково должно быть содержание и структура названных законодательных актов[186]. Эта дискуссия была перенесена и на страницы общей печати и экономических журналов[187]. Значительное внимание в дискуссии было уделено вопросу о разграничении отраслей права, регулирующих имущественные отношения, а также связанные с ними отношения по управлению хозяйством в СССР.

Сторонники единства гражданскоправового регулирования имущественных отношений полагали, что Основы гражданского законодательства СССР и гражданские кодексы союзных республик должны регулировать связанные с существованием товарного производства при социализме имущественные отношения как с участием граждан, так и между социалистическими хозяйственными организациями. Это, утверждали они, не исключает, разумеется, ни дифференциации в правовом регулировании данных двух видов имущественных отношений внутри Основ и гражданских кодексов, ни издания вне рамок Основ и гражданских кодексов нормативных актов, регулирующих отдельные стороны хозяйственной деятельности социалистических организаций или граждан (например, действующих в настоящее время актов о поставках товаров производственно-технического назначения и товаров народного потребления, о подрядных договорах по капитальному строительству, об изобретениях и рационализаторских предложениях, транспортных уставов и т.

д.). Но принципиальные правовые нормы о регулировании имущественных отношений социалистического общества должны содержаться в Основах гражданского законодательства и в гражданских кодексах.

Сторонники этой точки зрения исходили   из того, что советское гражданское право  - это отрасль права, регулируюшая имущественные отношения,    связанные с    товарно-денежными отношениями, независимо от состава их участников. Историче-кий опыт гражданскоправового регулирования имущественных отношений в советском государстве   подтверждает   справедливость такого вывода.

Гражданский кодекс РСФСР, принятый в начале проведения новой экономической политики, и изданные в соответствии с ним гражданские кодексы других союзных республик сыграли значительную роль в закреплении и развитии социалистических имущественных отношений в период строительства социализма в нашей стране. Участниками экономического оборота, регулируемого нормами ГК, были в период восстановления народного хозяйства не только социалистические организации и трудящиеся, но и допущенные в ограниченных пределах и под контролем государства капиталистические элементы—частные предприниматели и даже их объединения (товарищества).

В этот период многие институты и нормы ГК применялись ко всем участникам имущественных отношений, регулируемых гражданским законодательством. Речь идет прежде всего о нормах общей части и вещного права ГК, а также об общих положениях обязательственного права. Мы имеем в виду нормы о сделках, условиях их действительности и последствиях недействительности, об исковой давности, о гражданскоправовой защите собственности (с учетом привилегированной охраны государственной собственности, предусмотренной ст. 60 ГК), о договорных обязательствах, их исполнении и последствиях неисполнения, о способах их обеспечения и т. д.

Арбитражные комиссии, разрешавшие в двадцатых годах имущественные споры между социалистическими организациями, применяли зачастую, при отсутствии указаний договора или специальных правил, также нормы ГК о договорах купли-продажи, имущественного найма, комиссии и др. На всех участников имущественных отношений распространялись нормы, составляющие содержание деликтных обязательств и обязательств, возникающих вследствие неосновательного обогащения.

В Гражданском кодексе 1922 года был законодательно закреплен принцип хозрасчета — имущественной обособленности государственного предприятия (в рамках единого фонда государственной собственности) и его самостоятельной имущественной ответственности по принятым обязательствам (ст. 19).

Разумеется, правовое регулирование имущественных отношений, участниками которых были социалистические организации, опиралось, помимо ГК, и на специальное законодательство. Но отправные, принципиальные положения этого регулирования содержались в ГК.

После того как социалистический уклад стал безраздельно господствующим в нашей стране, многие положения и отдельные институты ГК устарели и перестали фактически применяться. Однако значительное число норм общей части, общих положений обязательственного права ГК продолжало действовать и после победы социализма, действуют они и в настоящее время. То же следует сказать и о ряде норм, содержащихся в вещном праве ГК, о нормах главы, посвященной обязательствам из причинения вреда, и др. Необходимо иметь в виду, что наиболее жизненные главы ГК в соответствии с требованиями времени подвергались изменениям и дополнениям. Таковы, например, главы об исковой давности, о наследственном праве. Те же главы, в которых были сосредоточены наиболее общие положения (например, нормы о действительности сделок и последствиях их недействительности, о способах обеспечения обязательств, об основаниях гражданскоправовой ответственности и др.), в основном выдержали проверку времени, потому что они отражали наиболее общие черты имущественных отношений, регулируемых советским гражданским законодательством.

Этим объясняется то обстоятельство, что государственный арбитраж до введения в действие Основ гражданского законодательства при рассмотрении споров, связанных с недействительностью договоров, с обоснованием по ним имущественной ответственности и т. д., вынужден был опираться на некоторые общие, принципиальные нормы ГК (ст. ст. 30 и 147, 118 и 119 и др.). Напомним, что несколько лет назад на страницах журнала «Советское государство и право» возник спор о том, руководствуется ли арбитраж при рассмотрении дел между социалистическими организациями принципом вины как общим осно- -ванием ответственности за неисполнение обязательств, т. е. действует ли ст. 118 ГК или она во внимание не принимается. Были приведены достаточно веские аргументы самими арбитражными работниками в защиту того, что арбитраж, несмотря на колебания и отступления, при рассмотрении дел исходит из принципа вины[188].

Известно, однако, что наше гражданское законодательство, особенно законодательство, регулирующее имущественные отношения между социалистическими организациями, после того, как СССР вступил в период социализма, развивалось главным образом путем издания специальных нормативных актов. Возникло обширное и разветвленное законодательство о поставках, продукции производственно-технического назначения и товарой народного потребления, о подряде на капитальное строительство, о перевозках грузов, о кредитно-расчетных отношениях и т. д. К этому можно добавить никогда не входившее в ГК законодательство об имущественных и личных авторских правах на произведения науки, литедатуры, искусства, на изобретения и рационализаторские предложения. Развились жилищное законодательство, законодательство о добровольном имущественном и личном страховании граждан и другие виды законодательства, регулирующие разнообразные имущественные отношения с участием граждан.

Давно назрело время упорядочить наше гражданское законодательство и не только упорядочить, но и обновить его в со- _ ответствии с требованиями жизни. К сожалению, обстоятельства, связанные с культом личности Сталина, затормозили обновление советского законодательства, в том числе и гражданского. Предусмотренный Конституцией СССР 1936 года Гражданский кодекс не был издан, хотя его проект и был разработан на протяжении 1947—1951 гг.

Преодоление последствий культа личности, а также внесенные в Конституцию СССР изменения, направленные на укрепление суверенитета союзных республик и на расширение их компетенции в сфере законодательства, создали необходимые условия для кодификации и обновления нашего законодательства. Началась работа по подготовке проекта Основ гражданского законодательства. Как известно, такие Основы (в отличие от Основ уголовного законодательства) в нашем государстве ранее не издавались. Это обстоятельство, а также сложность гражданского законодательства явились главной причиной того, что разработка основ этого законодательства потребовала больше времени, чем разработка новых Основ уголовного законодательства. К разработке Основ гражданского законодательства были привлечены советские цивилисты—ученые и практики. Проект Основ, опубликованный в печати в 1960 году, широко обсуждался советской общественностью. При окончательной доработке законопроекта были учтены многие замечания государственных органов и других социалистических организаций, научных юридических коллективов, отдельных юристов—ученых и практиков, широких кругов советских граждан.

Однако известную роль в задержке принятия Основ сыграла дискуссия о хозяйственном праве, навязанная сторонниками этой концепции. Они предложили отказаться от издания закона, регулирующего имущественные отношения независимо от состава участников, и рекомендовали законодателю ограничить Основы лишь сферой тех отношений, в которых хотя бы одной стороной является гражданин[189].

4. Основы гражданского законодательства исходят из принципа единства регулирования имущественных отношений. Это единство определяется единством социалистической экономики, ее плановым характером, взаимосвязью всех элементов советского экономического оборота, сочетанием интересов общества и личности. Социалистическое производство развивается в целях удовлетворения потребностей общества в целом и его членов. «Все для человека, все во имя человека» — таков лозунг партии, которому подчинено коммунистическое строительство, сказано в Программе КПСС.

Социалистическое производстве подчинено интересам человека, строителя коммунистического общества и тогда, когда производятся товары народного потребления, и тогда, когда производятся средства производства, потому что необходимым условием создания изобилия продуктов для удовлетворения растущих потребностей людей является дальнейшее развитие тяжелой индустрии. Единство экономического оборота в условиях использования товарно-денежной формы проявляется в том, что товарами, хотя и товарами особого рода, являются и произведенные на государственных предприятиях средства и орудия производства, поставляемые в плановом порядке другим предприятиям, продукция, производимая колхозами и совхозами, и продукция, предназначенная для народного потребления и продаваемая гражданам через розничную торговую сеть.

Поэтому социалистическое хозяйство не может быть ограничено кругом производственных и иных экономических связей, возникающих между социалистическими организациями. Следует отметить также, что существуют разнообразные отрасли хозяйства, непосредственно обслуживающие граждан (розничная торговля, коммунальное и жилищное хозяйство, транспорт, обслуживание бытовых потребностей граждан и т. д.).

Наконец, в личную собственность граждан поступают предметы потребления, приобретаемые ими как товары. Некоторые общественные фонды предоставляются гражданам для использования также за плату. Складывающиеся в связи с этим имущественные отношения включаются в единую цепь имущественных отношений, регулируемых гражданским правом, являются их завершающим звеном и вместе с тем необходимым этапом в воспроизводстве системы имущественных отношений в социалистическом обществе.

" Поэтому Основы гражданского законодательства, определяя предмет своего регулирования, в первую очередь указывают на отношения социалистических организаций между собой, затем граждан с этими организациями и, наконец, на отношения граждан между собой (ст. 2).

5. Единство социалистических имущественных отношений,, регулируемых советским гражданским правом, как мы видели, определяется объективными закономерностями развития социалистической экономики в период развернутого строительства коммунизма. Вот почему законодатель отверг предложение сторонников хозяйственного права об обособлении норм, регули-, рующих имущественные отношения между социалистическими; организациями, в отдельный законодательный акт. «Принятие этих предложений, — сказал в своем докладе о проекте Основ.

гражданского законодательства Д. С. Полянский,— означало бы, что система имущественных отношений в СССР, обусловленная единством всей социалистической экономики, оказалась бы искусственно разобщенной и тем самым было бы нарушено гармоническое сочетание интересов общества и личности»[190].

Неправильным было и другое предложение защитников обособления законодательства, относящегося к хозяйственной деятельности социалистических организаций, в самостоятельную отрасль права и соответственно этому в самостоятельный законодательный (типа Основ или Кодекса) акт. Речь идет о предложении объединить имущественные отношения, участниками которых являются социалистические организации, действующие как равноправные юридические лица, с отношениями, вытекающими из деятельности органов по управлению хозяйством.

Сторонники хозяйственного права тем самым,  с одной стороны хотели объединить разнородные общественные отношения (имущественные, основанные на равенстве сторон, и властно-ор_ ганизационные в один предмет правового регулирования. С другой стороны, ограничение Основ    гражданского    законодательства лишь кругом отношений с участием граждан означало бы противопоставление,   этого    круга    имущественных    отношений имущественным отношениям,  возникающим между социалисти-ческими организациями, т.е. разрыв в принципиально однородных общественных отношении, но такое разъединение однородных и объединение разнородных отношений противоречат закономерностям правового регулирования этих отношений. А указанные закономерности отражают лишь закономерности самих регулируемых нормами права общественных отношений.Каждая отрасль права регулирует не разнородные, а однородные общественные отношения, отрасли права искусственно не создаются. Методы и формы нормативного закрепления однородной группы общественных отношений обусловлены самим характером этих отношений и не являются независимыми от них. Право не может быть выше экономики, выше регулируемых ими общественных отношений. Поэтому искусственное объединение в так называемом хозяйственном праве методов правового регулиро-вания отношении, вытекающих из властно-организационной деятельности органов государства, т. е. отношений по управлению хозяйством, с одной стороны, и имущественных отношений между оперативными хозяйственными организациями, основанных .на использовании стоимостных и связанных с ними иных экономических рычагов, с другой стороны, могло бы нанести лишь вред народному хозяйству.

В выступлениях многих делегатов на XXII съезде партии, а также в партийной и экономической печати подверглись заслуженной критике участившиеся в деятельности плановых органов факты администрирования, принятия так называемых волевых решений, т. е. решений, не основанных на учете требований экономических законов и реальной действительности. Много говорили и писали в последнее время о многочисленных фактах несоответствия между планами производства и планами материально-технического снабжения, о недопустимости администрирования в планировании без экономического обоснования[191].

Смешение в одной искусственно созданной отрасли права методов правового регулирования, относящихся к планово-регули-рующей, т. е. административной деятельности, и к имущественным отношениям, основанным на принципе хозрасчета, на договоре, на материальной заинтересованности в результатах выполнения плановых заданий, лишь усилило бы тенденцию к администрированию, которая сейчас единодушно осуждается, привело бы к нарушениям законности в сфере имущественных отношений, участниками которых являются социалистические организации. Возникла бы угроза неоправданного административного вмешательства в нормальный ход развития имущественных отношений, угроза противопоставления законности и целесообразности; такое противопоставление недопустимо, поскольку закон— это отражающая интересы нашего общества, обобщенная для определенной категории отношений мера целесообразного, с государственной точки зрения, поведения граждан и организаций.

С узко ведомственной точки зрения изъятие вопреки закону оборотных средств среди года у хорошо работающего предприятия (план которого не был изменен) для пополнения оборотных средств плохо работающего предприятия кажется, при поверхностном подходе к делу, весьма целесообразным. В действительности же такое изъятие подрывает хозрасчетные стимулы в деятельности предприятия, снижает его материальную заинтересованность, наносит вред народному хозяйству. На недопустимость подобных фактов в связи с неправильной практикой передачи некоторыми трестами совхозов прибыли от хорошо работающего совхоза отсталым совхозам обратил внимание Н. С. Хрущев в своей речи на совещании работников сельского хозяйства областей и автономных республик нечерноземной зоны РСФСР 14 декабря 1961 г.[192].

Точное разграничение отношений по управлению (отношений «по вертикали») и имущественных хозрасчетных отношений (отношений «по горизонтали») — важное условие обеспечения законности в их регулировании.

Сторонники хозяйственного права не смогли обосновать и доказать существование однородных хозяйственных отношений, являющихся якобы предметом одноименной отрасли права и законодательства. Но это обосновать, доказать и невозможно. Хозяйство — это сложная категория, а хозяйственные отношения разнообразны, поэтому их отдельные виды являются предметом различных отраслей права.

Законодательство не могло воспринять идею о создании двух актов по регулированию имущественных отношений и потому,, что в силу принципиальной однородности регулируемых гражданским правом отношений это повлекло бы за собою ничем не оправданное повторение в каждом из актов одних и тех же "норм. На это обстоятельство неоднократно обращали внимание те советские цивилисты, которые до принятия Основ отстаизали необходимость издания единого акта.

6. Наконец, важно отметить, что принятие предложений сторонников хозяйственного права привело бы к ослаблению советских правовых позиций в области внешней торговли с капиталистическими странами и вызвало бы затруднения в практике регулирования внешнеторговых сделок и разрешения имущественных споров по этим сделкам.

Дело в том, что к правоотношению, вытекающему из договора, заключенного советским внешнеторговым объединением с иностранной фирмой, как правило, применяется закон той страны, где договор заключен. В настоящее время подавляющее большинство внешнеторговых сделок заключается в СССР. Следовательно, на них распространяются нормы советского права. Какой советский закон подлежал бы применению к этим сделкам, если бы из Основ гражданского законодательства СССР и из гражданских кодексов союзных республик были выделены нормы, регулирующие имущественные отношения между организациями? Одни наши законы регулировали бы только отношения с участием советских граждан, другие—только отношения между советскими организациями. Но невозможно нормы, характеризующие имущественные права советского гражданина как личного собственника предметов потребления, распространить на иностранного купца — капиталистическую фирму как контрагента по внешнеторговой сделке! К сделке по внешней торговле нельзя было бы применить также и нормы хозяйственного права, специально предназначенного для регулирования отношений между советскими социалистическими организациями. Общих норм гражданского права у нас не было бы. В советском праве исчезли бы те юридические нормы, которые ныне применяются для регулирования советских внешнеторговых сделок. Пришлось бы ограничить применение советского права за счет расширения применения нашими судами права капиталистических стран, с чем согласиться нельзя.

Приведенное возражение защитники обособления хозяйственного права в самостоятельную отрасль права пытались парировать тем контрдоводом, что для регулирования отношений с иностранным элементом применяются коллизионные нормы, содержащиеся во внутреннем законодательстве, а поэтому никакого будто значения не имеет, к какой отрасли права принадлежит та или иная правовая норма[193].

Но этот контрдовод несостоятелен. Во-первых, не коллизионные нормы регулируют отношения с иностранным элементом, а те нормы советского гражданского права, к которым отсылает коллизионная норма. Во-вторых, коллизионные нормы, по общему правилу, делают отсылку не к отдельным правовым нормам внутреннего законодательства, а к советскому праву в целом и к целым правовым институтам, например к законодательству,- определяющему взаимоотношения сторон по договору, к законам об исковой давности и т. д. Спрашивается, к какому закону будут отсылать коллизионные нормы, если один закон будет действовать лишь для социалистических организаций, а другой— лишь для граждан СССР? Это должны быть нормы, имеющие общее значение для всех участников гражданского оборота СССР. Именно так применяется в настоящее время советский закон. Внешнеторговая арбитражная комиссия при Всесоюзной торговой палате распространяет, например, на имущественные споры советских организаций с иностранцами общие нормы об исковой давности, т. е. трехлетний срок, а не специальный полуторагодичный (ныне, после издания Основ,— годичный) срок, установленный для социалистических организаций. Такая практика имеет место даже в тех случаях, когда стороной по внешнеторговой сделке является    юридическое    лицо — хозяйственная организация какой-либо из братских  социалистических стран[194].

Но нельзя ли для иностранцев издать особый закон, который регулировал бы взаимоотношения с ними? Едва ли возможно; это означало бы, что для иностранцев создан особый правовой режим. Смысл коллизионных норм состоит в том, чтобы либо распространить внутреннее право, действующее для физических и юридических лиц данной страны на иностранцев, либо отослать, регулирование этих отношений к иностранному праву. Мирное-сосуществование и деловое экономическое сотрудничество между государствами мало совместимы с существованием специального правового режима для иностранцев. Создание такого режима противоречило бы принципам международного частного права. Если внешнеторговая сделка отсылает к национальному закону места ее заключения, то в этом случае применяются те нормы гражданского права, которые применяются данным государством к своим гражданам и юридическим лицам. В противном случае имела бы место дискриминация иностранцев, что в. порядке ответной репрессии повлекло бы создание особого правового режима для советских внешнеторговых объединений в. других странах, т. е. подорвало бы правовые основы делового экономического сотрудничества СССР с капиталистическими странами.

Реализация предложения сторонников хозяйственного права создала бы для иностранных судов юридически обоснованную возможность применять к спорам, вытекающим из внешнеторговых сделок с участием советской стороны, только иностранное право, а вся деятельность советской внешнеторговой арбитражной комиссии и все ее решения по конкретным делам лишились бы правовой основы.

7. Дискуссия о хозяйственном праве, начатая его защитниками, теоретически уже давно была завершена в пользу сторонников единства регулирования имущественных отношений, ввиду отсутствия серьезных научных аргументов у тех, кто защищал эту концепцию. Эта концепция была опрокинута и самой практикой регулирования, отражающей экономические закономерности развития нашего общества. Она, наконец, опровергнута фактом принятия Основ гражданского законодательства.

Единство правового регулирования имущественных отношений не исключает, как уже отмечалось, а предполагает возможность и необходимость дифференциации этого регулирования в зависимости от состава участников, от характера отношений, что и осуществлено в Основах гражданского законодательства. Но это — различия внутри единства.

Что же касается отношений, вытекающих из организационной деятельности по управлению хозяйством, то задача заключается не в том, чтобы объединять их с имущественными отношениями, регулируемыми нормами гражданского законодательства, а в том, чтобы установить правильное взаимоотношение между этими нормами и нормами административноправовыми. Необходимо усилить внимание к изучению структуры пляново-регулирующих органов и актов планирования, разработать стройную систему названных актов, упорядочить и обновить законодательство в этой области в соответствии с Требованиями Программы КПСС о дальнейшем развитии демократических основ управления народным хозяйством. Здесь — большое поле деятельности для науки административного (административно-хозяйственного) права. Юристы-адм'инистративисты должны хорошо изучить основы планирования, принципы и практику деятельности по управлению хозяйством. Лишь в этом случае они внесут вклад в совершенствование норм, регулирующих организационно-хозяйственные отношения. Пока же это отстающий участок советского законодательства. Возможны также и полезны совместные комплексные исследования административистов-и цивилистов таких важных тем, как правовая организация материально-технического снабжения в народном хозяйстве, правовые формы осуществления капитального строительства и др.

<< |
Источник: С.Н. БРАТУСЬ. ПРЕДМЕТ И СИСТЕМА СОВЕТСКОГО ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА ГОСУДАРСТВЕННОЕ     ИЗДАТЕЛЬСТВО ЮРИДИЧЕСКОЙ    ЛИТЕРАТУРЫ МОСКВА—1963, – 196 С.. 1963

Еще по теме Глава IX ТЕОРИЯ ХОЗЯЙСТВЕННОГО ПРАВА И ЕЕ КРИТИКА:

  1. IV. Состояние науки уголовного права к началу шестидесятых годов XIX в.
  2. Глава 1. Судьба Н. Я. Данилевского (школа жизни, наук и общений)
  3. Глава XV.ОТЕЦ СЕРГИЙ БУЛГАКОВ
  4. Глава первая.ВВЕДЕНИЕ. ОСНОВАНИЯ ПОВЫШЕННОЙ ГРАЖДАНСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
  5. § 2. Средства защиты гражданских прав
  6. Глава IX ТЕОРИЯ ХОЗЯЙСТВЕННОГО ПРАВА И ЕЕ КРИТИКА
  7. § 2. Право частной собственности на землю
  8. Глава 1. РАЗДЕЛЕНИЕ ВЛАСТЕЙ: ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ
  9. Глава 3 Концепции земского самоуправления 1860-х годов
  10. § 2. Право хозяйственного ведения и право оперативного управления            
  11. ОЧЕРК ИСТОРИИ КАФЕДРЫ УГОЛОВНОГО ПРАВА ХАРЬКОВСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА ЗА 50 ЛЕТ (1920-1970 гг.)
  12. Глава 3. Место социологии управления в процессе осознания собственности как социального феномена
  13. Глава 6. Главный социально-экономический феномен обеспечения рыночного реформирования России
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -