<<
>>

Введение

Настоящая книга прежде всего задумана как учебник для студентов юридических вузов Республики Башкортостан и призвана дать наиболее полное представление о сложном пути развития государственности баш­кирского народа и нынешнего Башкортостана. Учебная дисциплина «Ис­тория государства и права Республики Башкортостан» была введена для студентов юридического факультета БГУ в 70-е годы прошлого столетия и изучалась как курс «История государственно-правовых учреждений Башкирской АССР». Тогда была поставлена цель - дать конкретные об­щеисторические и государственно-правовые сведения о Башкортостане и иашкирском народе с древнейших времен до современности.

Kypc изу­чался как часть общей истории государства и права CCCP в соответствии с выводами марксизма-ленинизма («исторического материализма» - истмата) о развитии обществу. K сожалению, советскую историческую науку (в том числе историю государства и права) характеризовала край­няя тенденциозность, избирательность и догматизм. Как отмечают спе­циалисты, «сложность социально-экономических и культурных отноше­ний среди многочисленных наций была уменьшена до упрощенных предположений о “примитивных” и “феодальных” формациях... Средст­ва массовой информации, учебники и обязательная школьная и универ­ситетская литература повторяли эти старые стереотипы...»[1]. Естествен­но, такой подход не давал возможности полно и объективно изучить сложные исторические процессы, и история Башкортостана рассматри­валась под углом зрения патерналистского менталитета, относящегося к пародам автономий вне контекста всемирной истории.

Между тем необходимо иметь в виду то, что огромное евразийское пространство, где совместно с другими народами жили и древние баш­кирские племена, было «местом встречи» различных мировых религий, рас и языков.

Здесь возникали и распадались в глубине веков государства: Канглы (Туран), Империя гуннов, Тюркский и Хазарский каганаты, башкиро- иеченежский союз, конфедерация Дешт-и-Кипчак, Булгарское государ- e і во, Табынское ханство, Улус Джучи (Золотая Орда) и др. Они оказали огромное влияние на историю региона и имеют непосредственное отно­шение к народам Российской Федерации, в том числе и башкирам. Одна­ко, к сожалению, в учебниках по истории государства и права Россий­ской Федерации отсутствуют сведения об особенностях государственно­го устройства и законодательства указанных государств, что нарушает один из главных методологических постулатов - историческую преемст­венность в развитии государства и права. Известно, что государственные и правовые явления вырастают из предшествующих и трансформируют­ся в будущие формы. «Связь времен» позволяет рассматривать все явле­ния в единой исторической перспективе. Развитие может осуществляться плавно или скачками (эволюция, революция), возможны возврат к утра­ченным институтам (полный или частичный), разрыв или прекращение дальнейшего развития.

Деидеологизация общественных наук позволяет по-новому оценить исторические факты, документы, законодательные акты. B настоящее время Республика Башкортостан находится в составе Российской Феде­рации. И в течение всей истории контактов с Россией башкирский народ стремился строить взаимоотношения с русским государством на дого­ворных началах. Так было в XVI столетии, в начале XX века - в период создания Советского государства и в конце XX века - в период его распада. Эти соглашения всегда благоприятно влияли на развитие российской государственности.

B критические моменты ее истории и российское правительство всегда охотно шло на их заключение. Однако, по мере усиления центральной власти, эти соглашения всегда нару­шались российским правительством. Так было с соглашениями башкирских племен XVI века. Соглашение Башкирского правительства с центральной Советской властью от 20 марта 1919 года также было на­рушено Советским правительством по истечении одного года и 4 месяцев после установления Советской власти на Южном Урале. Дого­вор между Российской Федерацией и Республикой Башкортостан от 3 августа 1994 года послужил Республике Башкортостан до 2002 года. Основные его положения сегодня отменены судом общей юрисдикции как противоречащие Конституции Российской Федерации и действую­щему федеральному законодательству.

C учетом сложности и многогранности курса в настоящей книге рас­сматриваются следующие вопросы:

- теория и методология истории государства и права;

- особенности генезиса общества, государства и права на Южном Урале;

- общая характеристика государственно-правового устройства ран­них государств на евразийском пространстве, которые создавались при участии древних башкирских племен либо находились с ними в отношениях вассалитета-сюзеренитета;

- правовой аспект соглашений башкирских племен с Монгольским улусом и Московским государством;

Введение

9

- основные тенденции государственно-правового развития Башкор­тостана в составе России.

Методология исследования. Распад Союза CCP в научном мире оз­начал резкое падение авторитета марксистской мысли (согласно конста­тации крупнейшего специалиста в области правового плюрализма К. фон Бенда-Бекманн «...интеллектуальная марксистская традиция практиче­ски не пользуется никакой популярностью»[2]), большинство положений которой, надо отметить, никогда не носили сколько-нибудь общепри­знанный даже в европейском масштабе характер и являлись объектом уничижительной критики. Поэтому кризис постсоветской гуманитарной науки закономерен, неудивителен и очевиден. Как отмечает А. Тимонин, «в наиболее сложном положении оказалась теория государства, так как она была самым идеологизированным компонентом единой науки теории государства и права»[3]. Учитывая изложенное, необходимо подчеркнуть, что вследствие доктринального характера и претензии советской науки на построение единственно верной научной картины мира «советская» (марксистско-ленинская) теория государства и права базировалась на «советской» же психологии, истории, философии и т. д. Соответственно указанный кризис не ограничен рамками специальных дисциплин и об­ладает системными чертами.

Таким образом, «отказ», либо «отход», либо «новый взгляд» на исто­рию государства и права в действительности невозможен без тщательно­го анализа научного инструментария всего комплекса гуманитарных дисциплин. B современной науке существует множество различных школ, подходов и дискуссионных вопросов. Конечно, цель историка- юриста не состоит в том, чтобы сформулировать оригинальные психоло­гические либо философские концепции. Однако необходимо четко ука­зать те фундаментальные теории, на которые опирается исследование. Далее, необходимо сформулировать позицию по вопросам, ответы на которые не являются общепринятыми, наконец, определиться по содер­жанию ключевых терминов. B противном случае авторский текст будет воспринят потребителем в рамках доминирующей научной парадигмы, что в условиях постсоветской юридической научной среды означает ори­гинальный синтез вульгарного марксизма и реликтовых концепций про­шлого и позапрошлого века.

K примеру, особенно тесной является связь психологии и юриспру­денции в том, что касается ранних этапов генезиса государства и права.

Если относительно современного права и государства предпочтения от­дельных психологических школ не влекут принципиальных разногласий относительно того, как создается либо действует государственный закон либо отдельный государственный орган, то в отношении объяснения возникновения тех или иных правовых норм (образов) научно-психо­логическая позиция в большинстве случаев является решающей.

Перед нами не стоит задача специальной критики марксистской ме­тодологии и теории (истмата). Однако мы считаем необходимым отка­заться от научного инструментария истмата по объективным (неадек­ватность теории современным данным) и субъективным (особая непри­годность аппарата для анализа обществ, аналогичных историческому башкирскому) причинам.

Мы придерживаемся взгляда, что в рамках науки история государст­ва и права недостаточна простая констатация и описание структуры того или иного феномена, имеющего юридическое значение (к примеру, соз­дание какого-либо правового акта). Задача состоит также в раскрытии факторов, условий и причин возникновения феномена, анализе феномена в динамике генезиса и развитии, наконец, при наличии достаточных на то оснований - в рассмотрении функциональной значимости феномена.

B рамках истмата подобные задачи решались с помощью формаци­онного подхода, указывалась борьба классов, социально-экономические условия и практика, в общем, существовала внешне стройная схема. Для формирования цельной, немарксистской концепции недостаточно отка­заться от употребления знаковых понятий, заменить «феодализм» «сред­невековьем» либо «традиционной эпохой», «феодалов» «аристократией» либо «элитой». Основой любого исследования является, прежде всего, методология. B качестве методологии мы утверждаем антропоцентриче­ский подход, который опирается на наше понимание гуманистической психологии (А. Маслоу) и философии экзистенциализма (К. Ясперс, М. Хайдеггер и др.). Человек в своих существенных характеристиках неизменен. Детство, зрелость и старость, положительные и отрицатель­ные эмоции, внешняя деятельность и внутренний мир - универсальные категории человеческого бытия.

Теория должна предлагать ясные ответы, почему при сопоставимо благоприятном климате древние греки создали высокую культуру, а або­ригены Австралии деградировали, почему одни общества ценили свобо­ду и независимость выше стабильности и зачастую жизни, другие - нет. Очевидно, что именно система ценностей определяет поведение отдель­ного человека и общества в целом, подобного рода управление мы опре­делили как концептуальное. Зависит ли мировоззрение и мироощущение от условий среды? Конечно, зависит. Однако в качестве среды необхо­димо рассматривать всю антропосферу в целом: ни географические, ни экологические, ни культурные, ни социальные факторы сами по себе не

Введение

11

являются определяющими. И до анализа детерминантов необходимо рас­крыть ключевые элементы концептуальной системы. Важнейшей состав­ляющей концептуальной системы является право в широком смысле - как информация, определяющая поведение людей.

Исходя из этих предпосылок, при исследовании авторы использовали следующие подходы, методы и инструментарии.

Субъект, субъективизм познания. Признание обусловленности ре­зультатов исследования субъектом познания сводит требование о науч­ной объективности к адекватности реконструкции принимаемого субъек­та анализа. Вместе с тем констатация постмодернистского релятивизма ставит вопросы об актуальности указанного субъекта, а также - воспро­изводимости контекста потребителем («конвертируемости») авторского текста.

Исторический материализм как метод предполагает предпочтение инструментария естественных наук, а также безусловный учет простран­ственно-временного фактора.

Психологический подход. Под психологическим подходом понима­ется раскрытие концептуально-информационной системы исторических субъектов, то есть описание элементов информативной реальности, ор­ганизации данных элементов и отношения к данным элементам. Лишь после раскрытия авторского понимания психологии возможны какие- либо общие построения относительно исторических процессов. Бытие, безусловно, определяет сознание, но как - вопрос, на который может дать ответ только психология.

Для анализа развития так называемых ценностей вводятся термины «лояльность» и «степень лояльности» («сильная и слабая степени лояль­ности»), Наличие у индивида лояльности к определенному феномену (системе феноменов) означает констатацию соответствующей психофи­зиологической реакции организма.

Этимологический анализ является наиболее эффективным методом реконструкции исторических феноменов. Таким образом, этимологиче­ский анализ используется в первую очередь в рамках психологического подхода.

Единство исторического процесса выражается, прежде всего, в уве­личении абсолютной численности человечества и в росте технологиче­ской вооруженности (в том числе и в развитии психофизиологических техник).

Цивилизационно-культурный аспект выражается в обусловленно­сти исторических событий соответствующей цивилизацией и культурой. K цивилизационно-культурному аспекту относится и все, что касается анализа систем различий между группами человечества, а также разви­тия систем социокультурных феноменов.

Язык. B настоящее время при наличии общего предмета научные дисциплины различаются в значительной мере терминологическим аппа­ратом, стилем и другими языковыми средствами.

Юридический язык (текст) в данном отношении обладает следую­щими особенностями. Во-первых, строгостью определений, нацеленной на то, чтобы потребитель однозначно интерпретировал текст. Во-вторых, различением анализа степени достоверности данных (фактов), установ­ления причинно-следственных связей между ними, роли участников со­бытий, наконец, соответствующих выводов и комментариев.

Принцип гуманизма. Современная социокультурная и психологиче­ская реальность существенно отличается от периода начала историческо­го процесса. Выявление и акцентуация антропогенных факторов в про­изошедших изменениях, анализ отражения данных явлений в психологии человека и составляют содержание принципа гуманизма.

Историография и источниковая база. Историография дореволюци­онной Башкирии и национально-государственного строительства после 1917 года представлена главным образом в работах гражданских истори­ков. Среди них следует отметить как дореволюционных исследователей (В. Витевский, Дж. Плано Карпини, И. Лепехин, Д. Никольский, В. Но­виков, В. Черемшанский, В. Филоненко, В. Флоринский), так и истори­ков XX века (И. Акманов, А. Асфандияров, 3. Валиди, Д. Валеев, А. Дон­нелли, С. Касимов, Р. Кузеев, М. Кульшарипов, H. Мажитов, Р. Порталь, А. Усманов, H. Устюгов, А. Чулошников, Б. Юлдашбаев). Работы на­званных авторов посвящены вопросам общей истории башкир и региона.

Отдельные государственно-правовые аспекты рассматриваемой про­блемы освещены в работах Д. Валеева (Национальный суверенитет и национальное возрождение. Уфа, 1994; История нравственного сознания башкирского народа. Уфа, 1994), Ф. Ишкулова (Судебно-административ­ная реформа в Башкортостане. Уфа, 1994), У. Гибадатова (Реализация судебной реформы 1864 г. в Башкирском крае. Уфа, 2007) и др. Труды этих авторов являются началом большой работы, которая должна быть проделана в целях разработки основных вопросов истории государства и права Башкортостана.

Важнейшие сведения об истории башкирского народа содержатся в устных народных преданиях, в башкирских шежере, а также в законода­тельных актах дореволюционной России, хранящихся в государственных архивах Российской Федерации и Республики Башкортостан.

Особенности правового положения Башкирской ACCP в системе Со­ветского государства рассматривались на основе анализа конституцион­ного и иного законодательства Союза ССР, РСФСР и БАССР, совмест­ных актов ЦК КПСС и советского правительства.

Изменения в правовом статусе Башкирской ACCP в период «пере­стройки» раскрывались на большом фактическом материале, нашедшем

Введение

13

свое отражение в документах КПСС и Советского государства, законода­тельных актах Союза CCP и РСФСР 1985-1991 годов.

При рассмотрении вопросов правового статуса Республики Башкор­тостан как субъекта Российской Федерации авторами проанализированы Декларации о государственном суверенитете. Конституции Российской Федерации и Республики Башкортостан, проекты Союзного договора, Федеративный Договор и Приложение к нему от Республики Башкор­тостан, законодательство Российской Федерации, определяющее взаи­моотношения Федерального центра с субъектами Федерации, решения Конституционных Судов Российской Федерации и Республики Баш­кортостан и Верховных Судов Российской Федерации и Республики Башкортостан, вынесенные по вопросам, имеющим отношение к рас­сматриваемой теме.

Таким образом, в работе представлен сложный путь государственно­правового развития башкир и Башкортостана с древнейших времен до современности.

<< | >>
Источник: Еникеев 3. И., Еникеев А. 3.. История государства и права Башкортостана. - Уфа: Китап, 2007. - 432 с.. 2007

Еще по теме Введение:

  1. Статья 314. Незаконное введение в организм наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов
  2. ВВЕДЕНИЕ История нашего государства и права — одна из важнейших дисциплин в системе
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. Мысли об организации немецкой военной экономикиВведение
  5.   ПРЕДИСЛОВИЕ [к работе К. Маркса «К критике гегелевской философии права. Введение»] 1887  
  6. Под редакцией доктора юридических наук, профессора А.П. СЕРГЕЕВА Введение
  7. ВВЕДЕНИЕ
  8. Введение
  9. Введение
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. Введение
  12. Введение
  13. Введение
  14. ВВЕДЕНИЕ
  15. Введение
  16. ВВЕДЕНИЕ
  17. ВВЕДЕНИЕ
  18. ВВЕДЕНИЕ
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -