Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

§ 2. Продолжение строительства конной милиции в условиях решающих сражений на Северо-Западном фронте и обороны Петрограда от белогвардейских войск в 1919 г.

1919 г. оказался тяжелым не только для советской России, но и для Петрограда. В марте 1919 г. началось наступление армий адмирала А.В. Колчака на Восточном фронте. Летом главное значение приобретает Южный фронт, где шло стремительное продвижение войск А.И.

Деникина вглубь советской России. Весной и осенью 1919 г. войска Н.Н. Юденича развивают свое наступление на Петроградском направлении.

В этих условиях особенно трудно пришлось правоохранительным органам. Совет Народных Комиссаров РСФСР 3 апреля 1919 г. утвердил Декрет «О советской рабоче-крестьянской милиции»[169], в соответствии с которым в милиции вводилась военная дисциплина и обязательное обучение военному делу. Он определил порядок привлечения отрядов милиции к участию в боевых действиях на фронтах гражданской войны. С этого времени милиция должна была не только заниматься охраной общественного порядка, но и обеспечивать тыл Красной армии, а также непосредственно участвовать в боевых действиях на фронте. Многие милиционеры были призваны в армию, кроме того, мобилизации подвергся и конский состав. Таким образом, в милиции в этот период существовала острая нехватка людей и лошадей.

Однако, несмотря на трудности, конная милиция не только занималась охраной общественного порядка и обеспечивала безопасность в стране, но и непосредственно участвовала в отражении наступления белых войск.

С мая по декабрь 1919 г. белые армии два раза предпринимали попытку захватить Петроград, но были вынуждены отойти от города. Весной, в период первого наступления, белогвардейцы в союзе с эстонскими войсками заняли Псков, Ямбург, Лугу, Гдов, одновременно шли бои в Карелии, где белофиннами был оккупирован Олонец. Несмотря на то, что летом армия Н.Н. Юденича была разбита, осенью началось второе наступление, в ходе которого белогвардейские войска подошли к стенам Петрограда и бои уже велись на Пулковских высотах. Однако в ходе ожесточенных сражений Красная армия смогла потеснить противника и 21 октября перешла в контрнаступление, в ходе которого белые части отступили на территорию Прибалтики. В декабре 1919 г. Северо-Западный фронт прекратил свое существование. В сентябре английские войска покинули Архангельск.

Следует отметить, что в течение 1919 г. милиция Петрограда сформировала и отправила на фронт несколько отрядов своих сотрудников. В июне 1919 г. 185 пеших милиционеров отправлены на Ямбургский фронт. 50 милиционеров-пулеметчиков были посланы на границу с Финляндией. Еще два отряда в 50 и 200 человек направлены на усиление Карельского фронта и города Гатчины. Отряд особого назначения, в количестве 537 бойцов защищал Пулково. В конце октября 1919 г. для усиления местной милиции в Псков были командированы 150 милиционеров1.

В октябре 1919 г. из сотрудников Череповецкой губмилиции создали

2

добровольческий отряд в 165 человек, который был направлен на фронт . Милиция Вологодской губернии вошла в состав 32-й отдельной Вологодской

з

бригады в составе двух батальонов и конного взвода . Кроме того, в разное время сотрудники правоохранительных органов Архангельской, Новгородской, Олонецкой, Псковской и Северо-Двинской губерний принимали участие в боевых действиях на фронтах гражданской войны.

[170] [171] [172]

В феврале 1919 г. Союз Коммун Северной области прекратил свое существование, однако Областной Комиссариат по Внутренним делам был упразднен только с 1 мая 1919 г.1 Вопрос о его ликвидации обсуждался на партийных конференциях тех губерний, которые входили в его состав. К декабрю 1918 г. в Псковской и Новгородской губерний стала преобладать точка зрения, что Северное областное объединение является лишним. Наличие двух центров (Москвы и Петрограда) вносило хаос в работу губерний, так как власти этих городов не могли договориться между собой и присылали либо противоречащие друг другу указания и инструкции, либо дублирующие распоряжения[173] [174] [175].

З.Л. Серебрякова в своей монографии писала о том, что губисполкомы Новгородской, Олонецкой, Псковской и Череповецкой губерний, наоборот, высказались за сохранение Союза Коммун, а противоположную позицию отстаивали представители Архангельской, Вологодской и Северо-Двинской

3

губерний . Они критиковали областное руководство за проволочки и задержки в делах и обосновывали необходимость выхода трех губерний из состава СКСО.

24 февраля 1919 г. III Съезде Советов Северной области утвердил резолюцию об упразднении данного областного объединения. Это было связано с тем, что децентрализация, которая сыграла положительную роль на первом этапе строительства советского государства, впоследствии стала препятствовать его укреплению, порождая тенденции к обособлению некоторых территорий[176]. Кроме того, в условиях гражданской войны и интервенции возникла необходимость в строжайшей централизации руководства для быстроты и точности исполнения приказов, а также для

искоренения бюрократических проволочек и параллелизма в работе ведомств1. Поэтому в этот период произошла ликвидация всех областных объединений. Тем не менее, несмотря на то, что срок существования СКСО оказался очень мал, однако именно в этот период были заложены основы строительства советской милиции на Северо-Западе России.

К февралю 1919 г. на основании доклада заведующего Губернским управлением советской рабоче-крестьянской милиции на территории Псковской губернии сложилась следующая ситуация с организацией правоохранительных органов: в губернском городе предполагалось иметь 55 конных милиционеров и 224 пеших, в других городах губернии - 85 и 224 соответственно. Количество волостных милиционеров определялось из расчета по 3 милиционера на волость (1 конный и 2 пеших). Следовательно, в 140 волостях губернии обеспечивали порядок 140 всадников и 280 пеших милиционеров. Общее количество сотрудников милиции в губернии с этого времени составило 1008 человек (280 конных и 728 пеших)[177] [178] [179]. Такое увеличение штата, по сравнению с первоначально планируемым количеством (206 конных и 413 пеших), было связано с присоединением к Псковской губернии городов Острова и Пскова с волостями, освобожденными от немецкой оккупации.

1919 г. оказался трудным для Псковской губернии. Дважды в течение года через ее территорию проходили белогвардейские войска, наступавшие на Петроград (весна-лето и осень 1919 г.). В этих условиях строительство конной милиции губернии замедлилось, так как почти все конные милиционеры и лошади были мобилизованы на фронт. Весь конный отряд

з

Великолукской милиции был направлен в Красную армию , а конный резерв

города Пскова вместо 21 человека состоял из 11 всадников1. Кроме того, в соответствии с приказом Совета Рабоче-Крестьянской Обороны во всех гражданских учреждениях и у частных лиц изымались верховые седла. Их покупка и продажа запрещалась под угрозой предания суду[180] [181] [182], поэтому у милиции возникли трудности с приобретением конской амуниции.

После издания Декрета СНК «О советской рабоче-крестьянской милиции», Управление губернской Псковской милиции для концентрации наиболее мобильных сил милиции (конных отрядов) приняло решение упразднить всех конных милиционеров в волостях и сосредоточить по 2 конных милиционера при районных начальниках, а остальных

3

сконцентрировать при уездных управлениях милиции .

Череповецкая губернская милиция весной 1919 г. насчитывала 572 милиционера, из которых почти 21,7 % (124 человека) приходился на долю конных сотрудников[183]. Милиционеры-кавалеристы были сосредоточены, главным образом, в городах, образуя мобильные резервы. В Череповце - 30 человек, Белозерске - 12, Кириллове - 12, Устюжне - 11, Тихвине - 15, итого 80 всадников. На остальной территории уездов и волостей губернии действовали 44 конных милиционеров. Они распределялись по 143 волостям. Такое положение, скорее всего, связано со стремлением губернских властей сконцентрировать силы быстрого реагирования при уездных управлениях милиции в условиях наступления белогвардейских войск. С 5 мая 1919 г., на основании постановления Совета Обороны г. Череповец был объявлен на осадном положении[184].

Конная милиция Петроградской губернии состояла из 182 человек.1 Первоначально планировалось набрать 222 конных дружинника, но тяжелое экономическое положение губернии и нависшая военная опасность не позволили закончить комплектование конной охраны в такие сжатые сроки. Если сравнить полученные данные, то мы можем предположить, что основная часть всадников была сосредоточена в условиях военной опасности при уездных управлениях милиции в городах: Гдове, Луге Новой Ладоге,

Ямбурге, Петергофе, Ораниенбауме, Шлиссельбурге, Царском Селе, Г атчине,

2

Павловске, Колпино и Красном Селе . В каждом из этих городов имелся конный отряд в количестве от 10 до 20 всадников.

Архангельское губернское управление милиции сначала находилось в Вологде, затем, в январе 1919 г., было перемещено в освобожденный от

3

интервентов Шенкурск . По мере очищения территории от белогвардейских войск и интервентов, части Красной армии, обеспечивающие порядок на местах, ушли вслед за отступающим противником. В волостях, свободных от неприятеля (65 волостей), приступили к формированию правоохранительных структур. Освобожденная территория губернии обслуживалась штатом в 200 милиционеров.

Процесс организации конной милиции столкнулся с большими трудностями. Приобрести лошадей на местах было невозможно, так как все население занималось обслуживанием военных нужд, предоставляя лошадей для транспорта. В связи с отсутствием других работ, данный вид деятельности приносил основной доход местным жителям. Кроме того существовала проблема обеспечения конского состава фуражом.

Только в двух уездах Архангельской губернии имелись конные милиционеры: в Шенкурском - 15 и Онежском - 5. На балансе Губмилиции [185] [186] [187]

никаких лошадей не числилось, все они являлись личной собственностью всадников, а советская власть оплачивала их аренду владельцам1. В случае

необходимости милиция могла привлечь для своих нужд крестьянских

2

«очередных» коней, оплата в этом случае составляла 18 руб. в сутки .

Практика использования лошадей местного населения для нужд милиции часто применялась в губерниях Севера-Запада России, а в случае отсутствия места для содержания коней, могли ставить их на постой во дворах крестьян.

В течение 1919 г. разные уезды Олонецкой губернии оказывались оккупированными белогвардейскими войсками, поэтому работа по созданию советской милиции на ее территории периодически совсем останавливалась. 28-29 апреля 1919 г. в Карелии был проведен Съезд сотрудников милиции, который рассмотрел вопросы, связанные с координацией ее деятельности на

з

территории губернии .

Создание конной милиции в Карелии столкнулось с серьезной проблемой: невозможностью найти лошадей. Это было связано с тем, что красноармейские части в условиях военной суматохи самовольно забирали коней у граждан, а белогвардейские войска при отступлении угнали лучших лошадей и телеги[188] [189] [190] [191]. Таким образом, при организации конной милиции из расчета по 1 всаднику на волость и конный резерв в городах от 10 до 25 человек, приходилось использовать лошадей местного населения. Поэтому, в зависимости от ситуации, резерв комплектовался не конными, а пешими сотрудниками[192]. Дополнительно Губмилиция выделяла дежурных лошадей для военного комиссариата на случай экстренных поездок.

В период военной опасности для того или иного уезда вся милиция принимала участие в боевых действиях. Например, когда в апреле 1919 г. белые войска подошли к Петрозаводску, то все городские милиционеры ушли на фронт и в течение 20 дней обороняли город1.

Летом 1919 г. численность всей милиции Олонецкой губернии составила 430 человек, в том числе 31 конный (7,3 % от общего количества). Они располагались в трех уездах: Вытегорском - 15, Олонецком - 6 и Повенецком - 10. При Управлении милиции находились 6 лошадей, которые являлись ее собственностью[193] [194] [195].

В феврале 1919 г. личный состав милиции Северо-Двинской губернии включал 472 человека, причем ни в городах, ни в уездах и волостях конной

з

милиции не было . В декабре 1918 г. Губисполком предлагал создать конный резерв из 12 всадников только для Великого Устюга, а охрану остальной территории губернии обеспечить исключительно пешей милиции. Объяснялась данная позиция тем, что «за малонаселенностью необходимость в организации конных отрядов не встречается»[196]. Однако в февральском отчете о деятельности милиции было внесено предложение о создании конного отряда в каждом уездном городе, чтобы каждый старший милиционер в волости имел свою лошадь (в волости несли службу от 1 до 3 человек)[197]. Такое резкое изменение подхода к указанной проблеме, с нашей точки зрения, связано с участившимися контрреволюционными выступлениями, которые происходили в этот период. Кроме того, часть Яренского и Сольвычегорского уездов, прилегающих к Архангельской области, были заняты белогвардейцами. Охрану на остальной территории обеспечивала либо советская милиция, либо Красная армия, либо они осуществляли ее общими силами1. Следовательно, появилась потребность в силах быстрого реагирования, которые можно было оперативно перебрасывать из одной части губернии в другую.

Таким образом, в ведомости на получение обмундирования для сотрудников правоохранительных органов губернии, в числе прочих числилось 23 комплекта для городских конных милиционеров[198] [199] [200].

В смете на содержание Устьсысольской уездмилиции на первое полугодие 1919 г. дано общее количество милиционеров уезда - 97 человек, в

з

том числе 11 - конных (11,4 % от общей численности) .

Создание Новгородской конной милиции в указанный период встретило большие затруднения, несмотря на все требования и приказы, власти не смогли создать в губернии четкую организационную структуру. Потребности в 148 лошадей и всадников на всю губернию в условиях военного времени оказались невыполнимы. По данным, которыми мы располагаем, в феврале 1919 г. весь личный состав милиции насчитывал 395 человек, в том числе 12 всадников и 9 лошадей[201]. Конные милиционеры находились в следующих уездах: Старорусском - 8 человек, Валдайском - 3 и Маловишерском - 1. Все они составляли резервы при начальниках милиций своих уездов. К декабрю 1919 г в Новгороде был также организован конный отряд из 10 всадников[202].

Несмотря на то, что на территории Вологодской губернии в указанный период непосредственно не велись боевые действия, ситуация с комплектованием правоохранительных органов лошадьми оказалась сложной. Это было связано с постоянными мобилизациями конского состава для нужд фронта. Кроме того, перевозка военных грузов стала тяжелым бременем для крестьян Вельского и Каргопольского уездов. За период с 1918 г. по апрель 1919 г. каждая крестьянская лошадь выполнила по 5 - 6 рейсов, пройдя в среднем около 250 верст в условиях осенней и весенней распутицы. В результате чего, ко времени весеннего сева они были совершенно измождены1.

К началу 1919 г. общее количество сотрудников милиции на данной

2

территории было 1076 человек . Из шести уездов губернии (Вельский, Вологодский, Грязовецкий, Кадниковский, Каргопольский и Тотемский) мы располагаем информацией по трем из них.

В Вельском уезде находились 15 конных милиционеров, на которых приходилась одна лошадь. На покупку недостающих лошадей и

з

приобретение сбруи выделили около 500 000 руб.

При управлении Грязовецкой уездмилиции был расквартирован конный резерв, состоящий из 15 всадников, кроме того в каждой из 12 волостей уезда имелся один старший конный милиционер. Для обеспечения потребностей милиции в конском поголовье требовалось закупить 19

~4

лошадей .

На территории Кадниковского уезда было 55 всадников, причем управление милиции просило денег только на содержание конского состава, а не на его закупку[203] [204] [205] [206] [207].

В Вологде находился губернский конный резерв, который состоял из 15-19 всадников.

Вследствие недостаточного количества финансовых средств, выделяемых для приобретения лошадей, правоохранительные органы часто

прибегали к незаконному изъятию у местных жителей коней. Поэтому Мобилизационное Управление Всероссийского главного штаба периодически строго напоминало о недопустимости самовольной реквизиции милицией лошадей у населения. Конское поголовье, незаконно мобилизованное, подлежало немедленному возврату владельцам. Милиция могла производить закупку лошадей у населения без применения принудительных мер, по ценам, установленным Военно-Окружными совещаниями. Весь конский состав, который приобретался по завышенным ценам, подлежал конфискации1. Так в июне 1919 г. у агента Губернского продовольственного комитета Шумляева отобрана лошадь, купленная им по завышенной цене. В результате чего Шумляев был отправлен на общественные работы, а лошадь передана в конный отряд Вологодской милиции [208] [209] [210].

Проблема обеспечения милиции оружием по-прежнему оставалась очень острой. Например, в феврале 1919 г. в Петроградской губернии были районы, где на 7 милиционеров приходилась 1 берданка без патронов или

з

шашка, случайно приобретенная заведующим отделом . В этот период милиция имела на вооружении винтовки различных иностранных систем, количество которых было недостаточным, а качество оставляло желать лучшего.

На всех милиционеров Олонецкой губернии приходилось 248 винтовок, 102 револьвера и 162 шашки[211]. В Череповецкой губернии до полного комплекта вооружения требовалось: 266 винтовок, 502 револьвера и 441 шашка[212]. Архангельская губмилиция просила прислать до комплекта 100 револьверов, 100 шашек и 5 пулеметов1. Милиционеры Северо-Двинской губернии имели 238 винтовок, 316 револьверов и 178 шашек на весь личный состав[213] [214] [215]. Вооружение новгородской милиции состояло из 287 винтовок, 193

3

револьверов и 238 шашек . Похожая ситуация с наличием огнестрельного и холодного оружия сложилась и в других губерниях.

Несмотря на то, что в течении 1919 г. советская власть несколько раз повысила денежное содержание сотрудников правоохранительных органов, однако материальное положение было очень тяжелым. Так, в начале 1919 г. ставка старшего конного милиционера (14 разряд) составила 1 160 руб. в месяц, старшего пешего (12 разряд) - 1 050, конного (13 разряд) - 1 100, пешего (11 разряд) - 1 020. С 1 сентября 1919 г. оклад денежного содержания вырос почти в два раза. Старшие конные милиционеры стали получать по 2 300 руб. в месяц, старшие пешие - 2 100, конные - 2 200, пешие - 2 020[216].

Таким образом, при формировании конной милиции советская власть помимо проблемы, связанной с отсутствием лошадей, столкнулась с проблемой обеспечения ее необходимым вооружением и снаряжением.

К сожалению, сведения о процессе формирования конной милиции за указанный период отрывочны. Такое положение может быть связано с тем, что в некоторых губерниях отчетность совсем не велась, а приказы отдавались устно и нигде не фиксировались. Например, в Череповецкой губернии в это время полностью отсутствовало бумажное делопроизводство[217].

Более определенно мы можем сказать о деятельности конной милиции Петрограда в 1919 г., так как архивные документы, отражающие историю становления милиции города, сохранились в наиболее полном виде, чем на остальной территории Северо-Запада России. Объясняется это тем, что Петроград являлся центром областного образования, включающего 8 губерний. В нем были сосредоточены все руководящие органы СКСО: ЦИК, Совет Комиссаров и все комиссариаты, поэтому делопроизводство в центре было налажено лучше, чем на местах. Кроме того, существовали более благоприятные условия для сохранности документов, поскольку часто не только уездные города, но и губернские центры оказывались захваченными неприятелем.

Подробное изучение организационной структуры и деятельности конной милиции Петрограда позволяет понять принципы формирования конных резервов в крупных районных центрах и городах на всей территории РСФСР в первые годы советской власти.

К декабрю 1918 г. вся конная милиция Петрограда насчитывала 138 человек. 20 марта 1919 г. оба отделения «в целях наибольшей пользы дела...» были объединены в один отряд, который получил название «Конного отряда революционной охраны города Петрограда». Объединение прошло на базе 2 отделения. Весь личный состав первого отделения, а также фураж и инвентарь передавались в Выборгский район1. 28 марта комендант

Выборгского района подписал акт о приеме фуража, людей, лошадей и т.д. в состав Выборгской комендатуры. Таким образом, к апрелю 1919 г. вновь сформированный отряд состоял из 73 младших и 4 старших милиционеров[218] [219] [220]. Конский состав насчитывал 75 голов (в том числе 37 - из первого

3

отделения) , однако следует помнить, что большинство лошадей, прибывших из Петроградского района, являлись фактически непригодными к строевой службе. Командиром объединенного отряда стал начальник второго

отделения А.Т. Чесалин, который начал службу в конной милиции с июня 1917 г.1

Военная опасность со стороны белых армий и интервентов, а также мобилизация части милиционеров на фронт привели к росту преступности, активизации незаконной уличной торговли и спекуляции. В начале 1919 г. вновь участились нападения на кассиров предприятий, перевозящих крупные денежные суммы. Только за февраль и март 1919 г. было совершено 27 налетов[221] [222]. Из-за «отсутствия горючей смеси для автомобилей» городская милиция лишилась возможности использовать свой автотранспорт[223]. Такое положение осложняло выполнение задач по охране общественного порядка и снизило мобильность милиции. Перед правоохранительными структурами встала проблема повышения маневренности и оперативности деятельности милиции. Поэтому власти Петрограда обращают особое внимание на конную милицию.

Несмотря на свою малочисленность, Конный отряд выполнял важные функции по поддержанию общественного порядка и безопасности в городе. Конная милиция боролась с бандитизмом, участвовал в облавах против незаконной торговли, осуществляла патрулирование улиц города в дневное и ночное время, наблюдала за охраной особо важных объектов. Для выполнения этих задач требовалась большая мобильность и быстрота передвижения. Так как к этому времени городская милиция лишилась своего автотранспорта, то основная нагрузка легла на лошадей.

Власти Петрограда следили за снабжением лошадей милиции необходимым количеством овса и сена. Были установлены относительно высокие нормы кормов. Например, в феврале - марте 1919 г. норма дневного фуражного довольствия на 1 строевую лошадь составила 12 фунтов зерна (1 фунт = 0, 409 кг.) и 30 фунтов сена. На обозную лошадь - 27 фунтов зерна и 40 фунтов сена1. Следует отметить, что в 1917 г. конский состав городской милиции обеспечивался из расчета 10 фунтов овса и сена на 1 строевую лошадь[224] [225] [226] [227]. Таким образом, советская администрация уделяла большое внимание сохранности конского поголовья.

3 мая 1919 г. началось наступление белых войск на Петроград, город был объявлен на осадном положении. Городская милиция перешла к усиленному режиму несения службы. Комитет обороны Петрограда в мае объявил экстренную мобилизацию лошадей города принадлежащих частным лицам. Шесть городских районов должны были предоставить к 4 мая 300

3

верховых, 200 артиллерийских легких и 800 обозных лошадей .

Конный отряд в начале весны передал в Транспортный отдел Выборгского Совета свой обоз, который состоял из 5 экипажей и 1

- 4

санитарной кареты .

Кроме охраны общественного порядка, конная милиция осуществляла прием и размещение бесхозных лошадей. Все начальники участков были обязаны направлять в отряд лошадей найденных на улице без владельцев. В сопроводительной записке указывались пол, масть и приметы коня. Если хозяин находился, то ему возвращали животное, если нет, то лошадь считалась прикомандированной к отряду[228]. Таким способом командование отряда на какое-то время решало для себя проблему с нехваткой конского состава.

В Конном отряде с этого времени стали поводить регулярные практические занятия. Они проходили четыре раза в неделю по 1,5 часа каждое. Программа занятий включало в себя: манежную и строевую езду, обучение пешему строю и владению холодным и огнестрельным оружием1.

Таким образом, с марта 1919 г., в отличие от предыдущего периода, конная милиция города представляла собой самостоятельный отряд, подчиненный единому командованию. Такое положение способствовало оперативности и слаженности действий конной милиции во время экстренных вызовов. Позволило сконцентрировать в одном месте весь личный состав конной милиции, а не распылять его по разным районам города. Начали проводиться регулярные занятия с личным составом, что должно было улучшить дисциплину и повысить моральный уровень милиционеров.

В сентябре началось новое наступление белогвардейских войск на Петрогроград. Красная армия отступила под ударами белогвардейских войск. Красную армию захлестнула волна дезертирства. С сентября по ноябрь 1919 г. в Петроградском военном округе было задержано 29 609 человек. Данное количество превысило численность всей 7-й армии (24 850 штыков и

2 3

800 сабель ) и создало большие проблемы у нее в тылу . Для борьбы с этим явлением организовывались губернские и уездные комиссии, проводилась массовая агитация среди красноармейцев. На местах действовали специальные вооруженные отряды по борьбе с дезертирством. Например, в Новгородской, Петроградской и Череповецкой губерниях численность таких команд доходила до 80 человек[229] [230] [231] [232]. Л.Д. Троцкий, возглавивший оборону города, вспоминал: «В Петрограде я застал жесточайшую растерянность. Все ползло. Войска откатывались, рассыпаясь на части»[233]. Для пресечения панических настроений и обеспечения нормальной работы различных учреждений, милиция города перешла на усиленный режим несения службы. 15 октября в Петрограде было введено осадное положение1. Особо важные стратегические объекты города охранялись военными караулами и заставами, выставляемыми милицией. Кроме того, она регулярно устраивала облавы и проверки на главных рынках города. Целью этих мероприятий было задержание дезертиров, лиц, торгующих нормированными продуктами, выявление уголовных элементов и т.д. Главная роль при облавах отводилась конной милиции, как наиболее оперативному подразделению.

Рабочий день сотрудников милиции увеличился: с 1 июля по 15 октября его продолжительность равнялась 12 часам в сутки; с 15 октября по 12 ноября - 24 часа; с 12 ноября по 8 декабря - 18 часов[234] [235] [236].

Однако в связи с военной мобилизацией происходит постоянное сокращение личного состава правоохранительных органов Петрограда. Так с августа по ноябрь 1919 г. численность сотрудников внутренних дел

з

сократилась с 4 500 до 3 886 человек .

Сложившаяся обстановка требовала привлечения дополнительных сил. С этой целью НКВД РСФСР разрешил создать при Петроградской милиции несколько новых отрядов. Было предложено организовать отряд милиционеров-самокатчиков в количестве 100 человек. Кроме того, планировали увеличить конный отряд до 200 человек, для чего Петросовет выделил необходимую сумму на закупку сена. Затем было предложено открыть школу дрессировщиков служебных собак при университете Зиновьева. Нужное количество собак решили закупить в Псковской области[237]. Однако из-за сложной обстановки осуществить все эти мероприятия не удалось.

В октябре началась мобилизация лошадей города для пополнения конского состава 7 армии, которая вела оборонительные бои на подступах к Петрограду. Лошади, признанные годными для службы в войсках, подлежали платной реквизиции. Лица, отказывающиеся предоставить свою лошадь, подлежали суду по законам осадного положения1.

В соответствии с приказом Совета Рабоче-Крестьянской Обороны во всех гражданских учреждениях и у частных лиц изымались верховые седла. Их покупка и продажа запрещалась под угрозой предания суду[238] [239] [240].

Военный Совет (Комитет Обороны) города принял решение сформировать на базе конной милиции Партизанский конный отряд для

3

отправки его в действующую армию . 7 октября Петроградская правда опубликовала объявление о наборе добровольцев-кавалеристов во вновь формируемое подразделение[241]. Следует отметить, что в эти годы не только конная милиция советской России принимала участие в боевых действиях, но и правоохранительные органы других стран также посылали свои отряды на фронты гражданской войны. Так, например, конная полиция Канады в количестве 200 всадников входила в состав войск интервентов и располагалась во Владивостоке в 1918 г.[242]

Находясь на фронте в ночь с 25 на 26 октября 1919 г. Конный отряд вместе со Сводно-боевым отрядом милиции разбил прорвавшихся в районе станции Грузино белофиннов. Об этом случае было объявлено в приказе по Петроградской губернской милиции[243].

В результате мобилизации людей и лошадей конная милиция фактически прекратила свое существование. В отряде осталось 15 строевых, 17 нестроевых милиционеров, 5 обозных, 2 больных и 11 прикомандированных лошадей1. Этих сил явно не хватало для выполнения конными милиционерами своих обязанностей, однако она продолжила несение службы, патрулируя улицы города по ночам и проверяя охрану стратегически важных объектов. Обычно каждый ночной объезд территории осуществлялся тремя всадниками, один из которых назначался старшим. Длительность ночного патрулирования была три часа: с 12 часов ночи до 3-х и с 3-х до 6-ти утра. Начальник патруля обычно докладывал своему командиру обо всех происшествиях за ночь.

Например, ночной разъезд, состоящий из конных милиционеров Калинина, Никитина и старшего наряда Голованова с 12-и до 3-х часов ночи

не обнаружил постовых у Нового моста, на углу Измайловского проспекта и

2

набережной Фонтанки, на проспекте Володарского . Конный разъезд милиционеров Шалыта, Кулагина и старшего Вихрова в ночь на 29 сентября

3

заметил отсутствие охраны у Сампсониевского моста . Также было замечено отсутствие охраны железнодорожного моста через Обводный канал[244] [245] [246] [247].

С боями на Пулковских высотах по освобождению города от белогвардейских войск, связан один интересный факт. В своем отчете о переломном моменте в обороне Петрограда, 21 октября 1919 г. Л.Д. Троцкий писал, что во время сражения Красная армия впервые применила первый советский танк, изготовленный рабочими Обуховского завода, что способствовало успеху операции[248]. Однако из истории создания бронетанковой техники известно, что первый советский танк появился в августе 1920 г. и был изготовлен рабочими завода «Красное Сормово»[249]. Ситуация разрешилась просто: бойцы Красной армии панически боялись танков, которые находились в белых войсках, и при виде которых, они оставляли свои позиции без приказа. Накануне решающего сражения Л.Д. Троцкий приказал рабочим Обуховского завода замаскировать несколько машин, сделав их похожими на танки. Вид тяжелой техники, которую также как и противник, имела теперь на вооружении Красная армия, должен был укрепить моральный дух красноармейцев1.

После разгрома войск Юденича под Петроградом, встал вопрос о возрождении конного отряда. Управление гормилиции затребовало от Петросовета возвращения всех мобилизованных лошадей. Мотивируя свою просьбу тем, что бороться с уличной торговлей пешими силами невозможно. Кроме того, конная милиция эффективно применялась для борьбы с

бандитизмом и уголовной преступностью, которая приобрела в этот период

2

огромные размеры . Несмотря на многочисленные просьбы губмилиции процесс возрождения Конного отряда затянулся. Такая ситуация была связана, прежде всего, с катастрофической нехваткой лошадей в городе. К декабрю 1919 г в Петрограде осталось 7120 лошадей. Для обеспечения потребностей города в тягловой силе необходимо было иметь 20 тысяч

3

голов . Поэтому «ввиду исчерпания в Петроградской губернии ресурсов в смысле приобретения лошадей», власти Петрограда предложили послать в Сибирь специальную комиссию по закупке конского состава[250] [251] [252] [253]. Тем не менее, проблему обеспечения милиции конским поголовьем не удавалось решить еще долго. Например, в октябре 1923 г. некомплект лошадей в милиции РСФСР составил 54 %[254].

Таким образом, начальный этап формирования конной милиции связан с Петроградом, как сначала столицей, а затем центральным городом региона. Первые профессиональные конные подразделения по охране порядка появились в городе еще в 1898 г. После падения монархии, Временное правительство приступило к организации новых подразделений конной милиции, используя казармы и снаряжение прежней полиции, однако кратковременность его существования не позволила приступить к планомерной работе по созданию конных частей на всей территории России.

Датой возникновения советской конной милиции на Северо-Западе России следует считать ноябрь 1917 г., когда Петроградский Военнореволюционный комитет создал комиссию при Петросовете по реорганизации охраны столицы1. Советская милиция должна была формироваться на новых организационных основах, после полной ликвидации старой правоохранительной системы Временного правительства. Однако власти города приняли решение не расформировывать прежнюю конную милицию, а сохранить ее как мобильный резерв в условиях переходного периода и использовать в своих интересах.

Первые годы становления конной милиции на Северо-Западе России прошли под руководством Союза Коммун. С осени 1918 г. начался процесс создания советской конной милиции, как в городах, так и в уездах на территории СКСО. Была предпринята попытка разработать штатное расписание милиции (в том числе, конной) каждой из 8 губерний, входивших в его состав. Определить потребности милиции в оружии и конском составе для обеспечения потребностей на местах. Ситуацию усугубило тяжелое экономическое положение и опасность военного нападения. Кроме того, часть территорий некоторых губерний (Архангельской, Петроградской, Псковской, Олонецкой) были заняты белогвардейскими войсками и интервентами, что негативно сказалось на деятельности правоохранительных органов. В соответствии с Декретом СНК «О советской рабоче-крестьянской милиции», утвержденном 3 апреля 1919 г., из сотрудников правоохранительных структур формировались отряды, которые направлялись на фронт для участия в боевых действиях. Многие милиционеры были мобилизованы по военной повинности. Почти весь конский состав, годный для несения службы, и конское снаряжение были реквизированы у местного населения военными комиссариатами, часть лошадей угнаны отступающими белыми войсками, что тормозило процесс организации конной милиции. Тем не менее, несмотря на короткий период своего существования, СКСО заложил основы для дальнейшего формирования конной милиции в каждой губернии отдельно.

1

<< | >>
Источник: Ананьева Елена Сергеевна. Конная милиция Северо-Запада России: создание, организационная структура, деятельность. 1917 - 1925 гг.. 2014

Еще по теме § 2. Продолжение строительства конной милиции в условиях решающих сражений на Северо-Западном фронте и обороны Петрограда от белогвардейских войск в 1919 г.:

  1. Содержание
  2. § 2. Продолжение строительства конной милиции в условиях решающих сражений на Северо-Западном фронте и обороны Петрограда от белогвардейских войск в 1919 г.
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -