<<
>>

§ 3. Украина между Россией и Польшей: проблема национального строительства и геополитика (1919-1920 гг.)

Летом и осенью 1918 года, в период существования Украинской Державы гетмана П.П. Скоропадского, усилия украинских большевиков была направлена на концентрацию сил в пролетарских центрах.

Однако в конце 1918 г., с окончанием первой мировой войны, политическая ситуация вновь изменилась. Немецкие и австрийские войска утратили оккупационные функции, чем не преминули воспользоваться украинские политические круги, решившие восстановить Украинскую Народную Республику. В декабре 1918 г. произошел переворот: 14 декабря гетман отрекся от власти, а 18 декабря в Киеве встречали называемую Директория, лидерами которой были известные украинские политические деятели В.К. Винниченко и С.В. Петлюра. Вскоре было даже провозглашено объединение УНР с Западно-Украинской Народной Республикой, образовавшейся после распада Австро-Венгрии.

Практически сразу после установления власти директории, 1 января 1919 г., был утвержден закон о государственном языке в УНР, по которому украинский язык стал обязательным для употребления во всех правительственных и общественных учреждениях. Министерство народного образования 30 января издало приказ, по которому украинский объявлялся языком преподавания во всех школах Украины, а 5 февраля была подготовлена специальная инструкция, по которой при губернских и уездных комиссариатах образования создавались специальные комиссии для рассмотрения заявлений тех учителей, которые не смогут преподавать на украинском языке. Разрешение не преподавать на украинском языке

183

давалось лишь до конца текущего учебного года (т.е. до 1 июля 1919 г.) .

Однако власть Директории также не стала стабильной. Когда ситуация в «украинском вопросе» изменилась, и после поражения Германии и начала в ней революции большевики предприняли попытку восстановления на Украине советской власти. «Украина, товарищи, это

184

наш путь к европейской революции» , - заявил К.Б.

Радек на II съезде КП(б)У в октябре 1918 г. 28 ноября было сформировано Временное рабоче-крестьянское правительство УССР во главе с Г.Л. Пятаковым. 29 ноября советское правительство Украины опубликовало специальный манифест, в котором говорилось о падении власти Скоропадского и оккупантов и переходе власти в руки рабочих и крестьян.

В январе 1919 г. началось наступление большевистских войск на Киев. 4 января 1919 В.А. Антонов-Овсеенко возглавил Украинский фронт, наступавший на Левобережье, а уже через два дня, 6 января 1919 г., Временное рабоче-крестьянское правительство провозгласило образование Украинской Социалистической Советской Республики. В конце января 1919 г. Временное рабоче-крестьянское правительство было преобразовано в Совет народных комиссаров, который возглавил Х.Г. Раковский. Наступление завершилось успехом, и 5 февраля 1919 г. большевики были уже в Киеве.

Хотя украинские большевики и отказывали «национальному движению масс» в реальном влиянии среди украинского населения, продвижение Красной Армии было обставлено со всеми необходимыми атрибутами в виде создания временных советских правительств. 29 ноября 1918 г. Ленин отправил главкому И.И. Вацетису телеграмму следующего содержания: «С продвижением наших войск на запад и на Украину создаются областные временные Советские правительства, призванные укрепить Советы на местах. Это обстоятельство имеет ту хорошую сторону, что отнимает возможность у шовинистов Украины, Литвы, Латвии, Эстляндии рассматривать движение наших частей, как оккупацию, и создает благоприятную атмосферу для дальнейшего продвижения наших войск. Без этого обстоятельства наши войска были бы поставлены в оккупированных областях в невозможное положение, и население не

185

встречало бы их, как освободителей» .

На III съезде Советов УССР в марте 1919 г. была принята Конституция Украинской Социалистической Советской Республики и одобрен курс на укрепление отношений с Советской Россией. Политика большевистского руководства весной-осенью 1919 года диктовалась стремлением упрочить свой контроль над Украиной, поскольку последняя была крайне важной частью распадавшегося на глазах имперского здания.

В постановлении Политбюро РКП(б) от 8 апреля 1919 г. говорилось об Украине как источнике «топлива, металла, наличных заводов и мастерских, а также запасов продовольствия»186. Упустить столь ценный для развития мировой социалистической революции регион большевики не могли.

Хотя независимость УССР была провозглашена, однако большевики рассчитывали в ближайшем будущем добиться слияния этих двух республик. 23 апреля 1919 г. Политбюро ЦК РКП(б) предложило ЦК КП(б)У обсудить вопрос, при каких условиях и в какой форме такое

187

слияние будет проведено . Как подготовку к такому слиянию следует, по всей видимости, рассматривать и централизаторскую политику учреждений РСФСР. 3 марта 1919 г. президиум ВСНХ РСФСР высказался за прямое управление народным хозяйством советских республик из Москвы на принципах «демократического централизма». Буквально через несколько дней, 7 марта, украинское советское правительство приняло постановление об объединении ВСНХ РСФСР и Украинского СНХ в единую систему и об объединении банковской системы обеих

і oo

республик .

Более того, украинский исследователь С.В. Кульчицкий, ссылаясь на архивные документы, указывает, что Раковский считал возглавляемое им правительство Украины органом ЦК РКП(б). Правда, указанные документы не были официально приняты и являлись черновым вариантом

189

постановлений ВРКП Украины . Возможно, черновиком указанные документы остались неспроста.

Скорее всего, Раковский просто не понимал всю сложность ситуации на Украине. Большевики противопоставляли свою национальную политику национальной политике царского правительства. В резолюции III съезда Советов от 9 марта 1919 г. значилось, что украинский язык, история и география Украины должны преподаваться в школах190. 10 марта 1919 г. Наркомпрос УССР принял даже постановление об отмене государственного языка и провозглашении равноправия всех языков. Признавая «своеобразное явление господства русской культуры при несомненном количественном перевесе украинского населения», Наркомпрос в качестве причин сложившейся ситуации указывал на проводившуюся ранее «насильственную русификацию».

Отныне же, «считаясь [с] отменой государственного языка как такового [и] объявлением всех местных языков равноправными, нарком прос[вещения] предоставляет право населению на местах определять язык, [на] котором должно вестись преподавание [в] школах. При этом должны быть обеспечены интересы всех национальных групп Украины...»

Несмотря на провозглашенное равноправие, Наркомпрос УССР отдавал явное предпочтение украинскому языку, подчеркивая необходимость «активно работать [в] сторону развития укр[аинского] языка и укр[аинской] культуры». В качестве обязательного предмета в школах вводилось изучение истории и географии Украины, а также одного

191

из местных языков .

Однако провозглашенные большевиками национальные лозунги не мешали им строить планы «полного слияния» УССР и РСФСР. 23 апреля 1919 г. Политбюро ЦК РКП(б) предложило ЦК КП(б)У обсудить вопрос об условиях и формах будущего слияния Украины с Советской Россией, а 27 мая на пленуме ЦК КП(б)У рассматривался вопрос о военноэкономическом союзе. Было принято решение объединить военное командование, совнархозы, железные дороги, финансы и управление

192

труда .

В июне 1919 г. были приняты два важных решения. Во-первых, было подписано постановление ВЦИК о военном союзе советских республик России, Украины, Латвии, Литвы и Белоруссии, которое признавало необходимым «тесное объединение» указанных республик, причем не только объединение военного командования, но и советов народного хозяйства, железнодорожного хозяйства, финансов, комиссариатов труда.

193

Одновременно признавалось независимость всех советских республик . Кроме того, при ВЦИК была создана комиссия (Л.Б. Каменев, Н.Н. Крестинский, Х.Г. Раковский, Д.И. Курский) для изучения вопроса о вхождении национальных республик в состав РСФСР194. При этом Раковский настаивал на объединении только на началах федеративного устройства при создании единого органа верховного управления в виде Федеративного Совета Республик195.

Однако разработка объединительных планов вновь была прервана из- за обострившегося положения на фронтах Гражданской войны.

В мае 1919 г. белогвардейские войска генерала Деникина, контролировавшие Донбасс, Дон, Кубань и Северный Кавказ, перешли в наступление. Преодолевая сопротивление Красной армии, к концу лета 1919 г. деникинцы оккупировали почти всю Украину, однако удержать власть не смогли, и в результате наступления Красной Армии на Украину зимой 1919-1920 гг. Украина была очищена от деникинских войск.

Уже к лету 1919 г. стало очевидным недовольство украинского крестьянства (равно как и в России) большевистской аграрной политикой - экспедициями продотрядов за хлебом; «дикими» реквизициями, проводимыми Красной Армией в условиях отсутствия снабжения из центра; введенной 12 апреля продразверсткой на урожай предыдущих лет. По данным А. Грациози, украинские крестьяне стали встречать продотряды криком «бей жидов и москалей!»196

Следует учитывать, что столь частые перемены власти

дестабилизировали ситуацию. Настроения широких масс постоянно менялись, следовательно, менялся и политический климат на Украине. Национальный и социальный факторы постоянно переплетались. Население, отвергнув не оправдавшую надежд одну власть, готово было поддержать их противников и т.д. Так, союз с Германией

скомпрометировал национальное правительство. Украинское крестьянство выражало крайнее недовольство реквизициями и, кроме того, опасалось за судьбу захваченных земель. На волне крестьянской поддержки в начале 1919 г. властью овладели большевики. Однако реквизиции продолжались, последовал новый всплеск крестьянского движения, сделавший позиции советской власти на Украине крайне непрочной. Но на Украине не смог найти поддержки и Деникин, благодаря чему большевикам, в конце концов, удалось здесь закрепиться.

Очень ярко описывает сложившуюся ситуацию в своей книге «Мои украинские впечатления и размышления» (1923) А.С. Мартынов, известный меньшевик, перешедший к сотрудничеству с советской властью. Еще в июне 1918 г. он уехал с женой и дочерями из Москвы на Украину, жил в селе Ялтушково и в Николаеве, работал учителем в заводских профшколах.

Он отмечал, что поддержка крестьянством той или иной политической власти, в том числе и национальной, прямо зависела от предлагаемой ими аграрной программы. При этом он ставил под сомнение силу национального чувства украинского крестьянства. «Когда петлюровцы пытались играть на чисто националистических струнках

197

украинского крестьянства, они не имели никакого успеха» , - отмечал Мартынов. Далее мемуарист приводит высказывание одного из «уличных политиков-самостийников»: «Наша беда в том, что у украинского селянства еще совершенно нет национального самосознания. Наши дядьки говорят: мы на фронте из одного котла ели кашу с москалями и нам

198

незачем с ними ссориться» . Другое дело, отмечает Мартынов, - украинская мелкобуржуазная интеллигенция (народные учителя, кооператоры, фельдшеры и т.д.). Среди них такая пропаганда имела

199

несомненный успех .

Действительно, население устало от политической чехарды, бесконечной войны всех со всеми и бытовой неустроенности. Это подтверждается и сведениями «с другого берега» - от противников большевиков. Агенты эмигрантской организации «Центр действия»200 в своих донесениях особое внимание уделяли настроению широких кругов населения Украины. Их данные относятся к 1922 г., однако с известной поправкой могут быть отнесены и на предшествующие годы. «О какой же власти мечтает украинская деревня? - задает вопрос информатор. - О

такой, которая бы их не грабила, установила определенные правовые

201

отношения» . Г ород же, отмечается в том же донесении, «не имеет своей яркой политической физиономии»: «Вся эта масса в ежедневной погоне за взяткой, за пайком, за легкой наживой постоянно занята мыслью о

будущем дне»202.

Однако, по мнению информатора, это отнюдь не означало, что национальная идея нигде не находила поддержки. В донесении отмечается сильная поддержка национальной идеи, прежде всего, украинской интеллигенцией: «Тут на первом плане своя независимость, своя культура.

ЛЛО

Олицетворение этого Семен Петлюра» .

Настроения крестьянской массы были противоречивы. С одной стороны, в своем стремлении к твердой власти крестьянство, как отмечается в документе, готово было отдать свои симпатии Петлюре: «Петлюру критикуют, в присутствии большевиков ругают, но доверие к нему безусловное»204. В то же время полученные «Центром действия» сведения не говорили об однозначной поддержке национальной идеи

205

крестьянством. Одни наблюдатели говорили о «сильном национальном (в украинском смысле) подъеме» во всем крестьянстве, выражающемся «в стремлении к независимой Украине и крайне враждебном отношении к Москве»206. Другие, напротив, были убеждены в «слабом развитии национальных чувств и отсутствии ощущения родины»207 среди крестьянства. «У крестьянской массы почти отсутствует понимание

родины, как чего-то целого, существующего помимо бытия отдельной

208

деревни, отдельной волости, отдельного уезда» , - говорится в одном из документов.

Вопрос о силе национального чувства крестьянства, составлявшего, как уже говорилось, большинство среди украинского населения вообще, довольно сложный и не поддается однозначной оценке. Тем не менее, следует отметить, что для большевиков особую опасность могло представлять соединение социальных чаяний простого населения с национальными устремлениями украинской интеллигенции, тем более что на украинской политической арене у большевиков появились конкуренты. В украинских социалистических партиях стали выделяться «левые» течения и появляется направление национал-коммунизма (1918-1925 гг.). Среди последних следует отметить две партии, образовавшиеся в результате консолидации эволюционировавших к коммунизму левых украинских эсеров и социал-демократов: Украинская партия социалистов- революционеров (коммунистов) и Украинская социал-демократическая рабочая партия («незалежных») объединились в августе 1919 г. в Украинскую коммунистическую партию (боротьбистов). Другая часть УСДРП («незалежных») в январе 1920 г. оформилась в Украинскую коммунистическую партию. Влияние этих партий на селе было довольно сильным. Кроме того, устойчивые позиции в городах востока и юга Украины занимала Украинская партия левых социалистов- революционеров (борьбистов), возникшая в марте 1919 г. Количество боротьбистов к весне 1920 г. составляло около 15 тыс. человек, укапистов - около 600 человек (по некоторым данным - до 3000), борьбистов - свыше 7 тысяч209.

Программа национал-коммунистов предусматривала создание суверенного украинского государства (как предпосылки всемирной социалистической федерации), самостоятельной украинской армии, независимой от Москвы партии, диктатуру не пролетариата, а всего трудового народа . Но, как считает украинский исследователь О.Б. Брындак, эти партии, как и РКП(б), стремились к монопольной партийной диктатуре210.

Экономическая программа национал-коммунистов предусматривала социализацию земли, раздел ее по трудовым нормам. Это, собственно, и обеспечивало им поддержку на селе. В то же время «ортодоксальномарксистская УКП» выступала против раздела помещичьих земель211.

Однако не только недовольство крестьянства и сепаратистские

устремления украинских политиков обостряли ситуацию до крайности. Не

212

менее важное значение по-прежнему играл внешнеполитический фактор . Деятели УНР, пытаясь обрести опору в своей борьбе с большевиками, вели активный поиск внешнеполитических союзников.

Самое пристальное внимание украинским землям уделяла возвратившая себе государственность в ноябре 1918 г. Польша. Как уже упоминалось, в начале ХХ в. в польских политических кругах активно обсуждался вопрос о путях достижения независимости. Одни главную опасность в деле возрождения Польши видели в Германии, другие - в России. Последние обращали внимание на то, что Россия владеет большей частью земель Польши и бывшей Речи Посполитой. Они были убеждены, что Российскую империю ожидает распад, и произойдет он по национальному признаку. В результате на окраинах Российской империи должны были возникнуть независимые государства - своеобразный буфер

213

между Москвой и Варшавой .

Подобные взгляды разделял и «временный начальник государства» Ю. Пилсудский. К тому же Пилсудскому не чужды были и

214

экспансионистские устремления . Уже в ноябре 1918 г. Польша начала активные военные действия в Восточной Галиции против образованной там Западно-Украинской Народной Республикой. Польско-украинская война закончилась в июне 1919 г. победой Польши и оккупацией всей Восточной Галиции польскими войсками.

Свои территориальные претензии Польша стремилась закрепить официально, используя весьма распространенные в Западной Европе антибольшевистские настроения. Как известно, в Германии находила довольно весомую поддержку идея расчленения Российской империи, в частности, образования независимого украинского государства, чем активно пользовались многие политические силы в борьбе за власть на Украине. Поляки же нашли поддержку у Франции. Последняя рассматривала независимое польское государство как щит между русским большевизмом и германской революцией и оказывала активную помощь полякам путем поставок военного снаряжения и посылки военных инструкторов.

В декабре 1918 г. на переговорах с представителем Парижского Польского национального комитета С. Грабским Пилсудский заметил, что восточная граница Польши должна пройти по линии небольших белорусских и украинских рек Улла - Березина - Случь - Горынь - Ушица. Своего ближайшего соратника и участника Парижской мирной конференции Л. Василевского Пилсудский инструктировал таким же образом: восточная граница должна обеспечить вхождение в Польшу железной дороги Дрогобыч - Львов - Ковель - Пинск - Лунинец - Барановичи - Вильно и ее «прикрытие» в виде пояса болот и лесов вдоль

215

Припяти .

Все это создавало благоприятные условия для польско-украинского союза на антибольшевистской основе. Первые контакты правительства Украинской Народной Республики с Польшей приходятся уже на конец 1918 - начало 1919 гг. 31 декабря в Варшаву отправилась украинская миссия во главе с профессором В. Прокоповичем, целью которой было добиться помощи Польши в борьбе с большевиками. В свою очередь, поляки также стремились наладить дипломатические контакты с УНР и отправили в январе 1919 г. на Украину специального представителя для проведения консультаций с украинскими политическими кругами216.

Однако достичь соглашения было не просто из-за территориальных противоречий между Польшей и УНР: и те, и другие претендовали на Восточную Галицию. Парижская мирная конференция пыталась урегулировать этот вопрос. В конце концов в феврале 1919 г. Совет Десяти Парижской конференции согласился с территориальными претензиями Польши в Восточной Галиции и разрешил ввести туда польские войска для «охраны от большевистских банд». Правящие круги УНР вынуждены были учесть данное обстоятельство. В мае 1919 г. Директория одобрила решение о начале мирных переговоров с Польшей. В этом же месяце к Петлюре

прибыл особый представитель Ю. Пилсудского Я. Мазуркевич («Заглоба»)217.

1 сентября 1919 г. было заключено прелиминарное соглашение между УНР и Польшей. Положение армии УНР было крайне тяжелым, и Петлюра решил отказаться от западноукраинских земель в обмен на военную помощь. В октябре 1919 г. в Варшаву прибыла дипломатическая миссия УНР, а 2 декабря, без согласия галицийской делегации, миссия

УНР подписала украинско-польскую декларацию, в которой признала

218

права Польши на Восточную Галицию . В начале 1920 г. на территории Польши началось формирование украинских частей.

Отношения же между Польшей и РСФСР складывались крайне сложно. Польское руководство не без оснований подозревало советское руководство в попытках вызвать революцию в Польше, но с другой стороны относилось к Ленину и Троцкому как к меньшему злу по сравнению с белым движением и его лозунгом «Единой и неделимой России». Столкновения между польскими и советскими войсками, начавшиеся еще в ноябре 1918 г., вспыхивали на протяжении всего следующего года. Польское руководство не без оснований подозревало советскую власть в попытках вызвать революцию в Польше. А отмену большевиками актов царского правительства о разделах Речи Посполитой в Варшаве рассматривали едва ли не как юридическое признание Россией прав Польши на восстановление ее в границах 1772 г., которые оставались недостижимой мечтой всех польских политических формирований с конца XVIII в.

Польша не ответила на предложение Совнаркома РСФСР 22 декабря 1919 г. начать мирные переговоры. Потерпев неудачу в переговорах с поляками, которые не пошли на заключение мира с РСФСР, видя крайнюю заинтересованность Польши судьбой западных окраин бывшей Российской империи, большевистское руководство в Москве решило дополнительно обезопасить себя и прекратило попытки развернуть пропаганду слияния двух советских республик.

В условиях социальной напряженности, недовольства крестьянства украинско-польский союз представлял несомненную угрозу для планов большевиков по укреплению своей власти на Украине. В этих условиях большевистскому руководству пришлось корректировать свои планы. Пользуясь тем, что Деникин не оставил на Украине о себе доброй памяти своей программой возрождения великой империи и реставрацией помещичьей власти, центральное большевистское руководство в Москве призвало к особо внимательному отношению к национальным чувствам украинцев.

Еще осенью 1919 года желание большевиков добиться «полного слияния» Украины с Россией было крайне велико, о чем свидетельствует проект тезисов о политике на Украине, подготовленном к заседанию Политбюро ЦК РКП(б) 21 ноября 1919 г., Ленин отмечал: «Пока - самост[оятельная] Укр[аинская] С[оциалистическая] Р[еспублика], в тесной федерации с РСФСР... п. 2 на Политбюро ЦК РКП(б) 21.Х1. 19 “принять с указанием, что до созыва украинского съезда Советов Украина и Россия федерируются на основе резолюции ВЦИК и постановления Политбюро от 1.VI-19 г. и что в то же время партийным путем ведется

219

осторожная подготовка планов слияния Украины и России”» . Однако уже в этом документе Ленин призывал к величайшей осторожности «в отношении к националистским традициям», считал необходимым «строжайшее соблюдение равенства украинского языка и культуры»220.

Впрочем, это отнюдь не означало создания благоприятных условий для деятельности украинской интеллигенции. За ней, по мнению Ленина, следовало наблюдать особенно внимательно: за «учительской спилкой», кооперативами и «тому подобными мелкобуржуазными организациями» на Украине. Их надлежало взять «под особый надзор» и принять «особые меры для разложения». С этой целью необходимо было провести подготовку «особого кадра работников для Украины»221.

Любопытно, что важность установления контактов и привлечения на свою сторону украинской интеллигенции Ленин отметил еще в апреле 1918 г., во время своей встречи с украинскими большевиками по поводу образования КП(б)У. По словам А.И. Буценко, присутствовавшего на этой встрече, «при выходе из зала, прощаясь с нами, Владимир Ильич несколькими словами обратил внимание В.П. Затонского, чтобы больше

было бы уделено внимания украинской интеллигенции. Она должна стать

222

приверженцем советской власти»222.

В дальнейшем планы, намеченные на заседании Политбюро 21 ноября, были пересмотрены. Большевистское руководство признало необходимым подчеркнуть независимый статус Украинской ССР. Так, 3 декабря 1919 г., когда переговоры деятелей УНР с польскими лидерами шли полным ходом, VIII Всероссийская конференция РКП (б) приняла резолюцию о советской власти на Украине. Особое значение имели первых два ее пункта: «1. Неуклонно проводя принцип самоопределения наций, ЦК считает необходимым еще раз подтвердить, что РКП стоит на точке зрения признания самостоятельности УССР.

2. Считая бесспорной для всякого коммуниста и для всякого сознательного рабочего необходимость теснейшего союза для всех Советских республик в их борьбе с грозными силами всемирного империализма, РКП стоит на той позиции, что определение формы этого союза будет окончательно решено самими украинскими рабочими и

223

трудящимися крестьянами» . Одновременно всем членам партии вменялась обязанность «содействовать устранению всех препятствий к свободному развитию украинского языка и культуры», «всячески противодействуя попыткам искусственными средствами оттеснить

украинский язык на второй план», «превратить украинский язык в орудие

224

коммунистического просвещения трудовых масс» .

Я.А. Яковлев в своем докладе о советской власти на Украине на VIII конференции РКП(б) (декабрь 1919 г.) подчеркнул: «Должна быть такая политика, которая каждому трудящемуся покажет, что советская власть не является специально московской или кацапской властью, а является народной властью, что эта власть, со своей стороны, принимает все меры к тому, чтобы помочь украинскому трудовому народу, который угнетался в течение десятков и сотен лет, что она дает полную свободу крестьянам и рабочим и обеспечит возможность украинскому народу учиться, развиваться, говорить на его родном языке, что возникающая на Украине

- 225

советская власть является именно властью украинской» .

28 декабря 1919 г. В.И. Ленин написал «Письмо к рабочим и крестьянам Украины по поводу побед над Деникиным». Лидер большевиков провозгласил, что только украинские рабочие и крестьяне «на своем Всеукраинском съезде Советов» могут решить вопрос о судьбе Украины. Ленин объявил о готовности большевиков пойти на уступки в столь важном вопросе: «...Мы, великорусские коммунисты, должны быть уступчивы при разногласиях с украинскими коммунистами-большевиками и боротьбистами, если разногласия касаются государственной независимости Украины, форм ее союза с Россией, вообще национального вопроса»226.

Насколько серьезно большевистский лидер относился к положению на Украине, свидетельствует относящееся к этому же времени записка Ленина в Политбюро ЦК РКП(б): «Надо установить немедленно практическую, краткую, но существенную форму отчетов (2 раза в месяц) каждого работника партии с Украины. [...] За неприсылку отчетов арестовывать. Иначе прозеваем Украину»227. В телеграмме Сталину от 22 февраля 1920 г. Ленин настаивал на необходимости «немедленно завести переводчиков во всех штабах и военных учреждениях, обязав безусловно всех принимать заявления и бумаги на украинском языке». Ленин

подчеркивал, что это «безусловно необходимо» - «насчет языка все

228

уступки и максимум равноправия» .

На Украине в партийной печати появились статьи о равноправии украинского языка. 24 января 1920 г. в киевском «Коммунисте» вышла публикация Г. Хименко, в которой доказывалась необходимость развивать украинский язык, поскольку он является средством воплощения идей коммунизма среди трудящихся масс Украины. Хименко подчеркивал, что украинский язык - не язык Петлюры, а средство организации трудящихся. В харьковском «Коммунисте» 6 февраля 1920 года была опубликована статья Мирошниченко, в которой разъяснялось, что на украинский язык следует смотреть как на способ просвещения, а не «поддержки петлюровщины». 27 февраля в той же газете Раковский отмечал: « Мы желаем, чтобы украинский язык стал господствующим языком Украины...»229

В сложившейся обстановке такая политика была логичной. Внешнеполитическая ситуация продолжала оставаться весьма напряженной. В начале февраля 1920 года глава НКИД Г.В. Чичерин сообщал ЦК РКП(б), что, по сообщению французского радио в Варшаве, Польша собралась потребовать независимости Украины (а также

230

Белоруссии, Литвы и Латвии) . Польские лидеры надеялись, что независимая Украина перейдет под польское влияние. Как подчеркивает И.В. Михутина, об этом ясно говорилось в одном из секретных информационно-политических документов, подготовленном в марте 1920 г. по указанию Пилсудского для командного состава Волынского фронта. Там, в частности, говорилось: «В настоящее время польское правительство намерено поддержать национальное украинское движение, чтобы создать самостоятельное украинское государство и таким путем значительно ослабить Россию, оторвав от нее самую богатую зерном и природными

231

ископаемыми окраину» .

Между тем, переговоры же между Польшей и УНР осенью-зимой 1919 г. стали приносить плоды. Однако польская военная помощь Петлюре была оказана только в следующем году. Осторожная позиция Пилсудского объяснялась наступлением на Москву А.И. Деникина. В этой ситуации вмешательство Польши могло сыграть последнему на руку, что было крайне невыгодно полякам: Деникин не желал признавать независимость Польши и представлял еще большую опасность, чем большевики. В то же время Польша не ответила и на предложение Совнаркома РСФСР 22 декабря 1919 г. начать мирные переговоры.

В этих условиях центральное большевистское руководство вынуждено было отказаться от слияния РСФСР и УССР, сделав ставку на тесный союз между этими двумя республиками. 17 марта 1920 г. в Харькове начала работу IV конференция КП(б)У, которая должна была определить очередные задачи большевиков Украины, в том числе по хозяйственному, земельному, продовольственному, национальному вопросам. Выступивший на конференции Сталин заявил, что до сего времени перед коммунистами Украины «стояла одна основная задача - сдержать поляков, наступающих на Украину, разгромить Петлюру и прогнать Деникина». Теперь стоит «другая не менее важная, не менее сложная задача: задача организации совершенно разрушенного хозяйства Украины и разваленной промышленности». Эти высказывания не вызывают удивления. Вместе с тем, важно отметить, что Сталин подчеркнул необходимость «сохранить ту спаянность, то единство, которого нет ни в одной партии, которыми гордится наша партия,

232

благодаря которым мы одержали и еще одержим победу»232. Последнее замечание было сделано не случайно, и касалось оно не только внешнеполитической ситуации, но и положения внутри самой КП(б)У. В этот период среди украинских коммунистов достаточно серьезные позиции занимала группа «демократического централизма», выступавшая против проведения принципов единоначалия на производстве, строгой дисциплины, за коллегиальность в решении хозяйственных вопросов, отстаивала право создания в партии групп и фракций, добивалась ограничения руководящей роли ЦК РКП(б).

На конференции развернулась острая дискуссия, прозвучало много негативных оценок работы ЦК КП(б)У. Прозвучали требования в корне изменить линию, характер деятельности ЦК КП(б)У, ввести в него новых

233

людей, найти новые параметры отношений с ЦК РКП(б) . В результате была утверждена резолюция, в которой значилось, что главная задача весны 1919 года была выполнена, но не вполне удовлетворительно, причем ЦК обвинялся в отсутствии самостоятельности в решении вопрос

234

партийной и советской работы на Украине .

Необходимо отметить, что накануне конференции, 21 февраля 1920 года, были опубликованы тезисы ЦК КП(б)У, в которых обосновывалась историческая, политическая, экономическая и военная необходимость тесного союза УССР и РСФСР. На конференции Г.И. Петровский указал на безальтернативность такого единства, причем подчеркнул, что советская власть дала трудящимся Украины широкие возможности для

235

развития национальной культуры и языка . Однако на конференции высказывались и сомнения в необходимости существования УССР. Децист И. Дашковский считал, что украинские трудящиеся, в частности, крестьяне, национальным вопросом не интересуются и сделал вывод, что надо отбросить всякую игру в украинское правительство и открыто поставить вопрос о слиянии обеих республик в одну Советскую Республику236. Среди украинских коммунистов существовали и сторонники противоположных взглядов: Г. Лапчинский и «группа федералистов». Они отстаивали необходимость замены КП(б)У

Украинской коммунистической партией (большевиков), независимой от РКП(б) и непосредственно подчиненной только Коминтерну. Кроме того, он считал необходимость объединения Украины с другими социалистическими республиками только на федеративных началах, чтобы все общие для всех федерированных государств органы управления

237

состояли из представителей всех членов федерации . На IV конференции подобные взгляды были раскритикованы, и принятая резолюция о государственных отношениях Советской Украины и Советской России подчеркивала значение тесной братской солидарности между рабочими и крестьянами всех стран, особо выделяла роль Советской России как руководителя и организатора борьбы против международного империализма, указывала на необходимость тесного союза УССР и РСФСР238

В условиях польской угрозы такой союз становился весьма актуальным. После поражения Деникина Варшава начала готовиться к решительной схватке. 21 апреля 1920 г. переговорный процесс между УНР и польским правительством завершился подписанием Варшавского договора. Был подписан секретный протокол с Петлюрой о разделе Украины: Польша признавала его главой независимой Украины, Петлюра отдавал Восточную Галицию. В апреле 1920 г. активизировались военные действия на советско-польском фронте. Польские войска перешли в наступление и в мае захватили Киев, пройдя парадом по Крещатику. Однако захват Киева вызвал небывалый патриотический подъем в Советской России. Одновременно на IV Всеукраинском съезде Советов 20 мая 1920 г. была принята специальная резолюция о государственных отношениях между УССР и РСФСР. Съезд указал, что «УССР, сохраняя свою самостоятельную государственную конституцию, является членом Всероссийской Социалистической Советской Федеративной

лло

Республики...»

Красная Армия перешла в наступление и в июле 1920 г. разгромила польскую группировку на Украине и в Белоруссии. Большевики продолжили наступление, желая превратить войну оборонительную в наступательную революционную. Началось наступление на Варшаву, конечной целью был Берлин. Как вспоминал В.М. Молотов, «Ленин поставил целью использовать навязанную Пилсудским войну с Польшей, чтобы пройти войсками и «прощупать штыком», не готова ли Г ермания к началу пролетарской революции»240. В связи с наступлением Красной Армии в Польше руководство РКП(б) считало возможными крупные классовые выступления рабочих как в Польше, так и в Венгрии,

241

Чехословакии, Румынии, Италии . Рассчитывая на «советизацию» Польши, В.И. Ленин готов был пойти и на территориальные уступки. 11 июля 1920 г. министр иностранных дел Великобритании Дж. Керзон потребовал от Советского правительства остановить наступление Красной Армии на линии, определенной Верховным советом Антанты в декабре 1919 г. в качестве восточной границы Польши (Гродно - Яловка - Немиров - Брест-Литовск - Дорогобуж - Устилуг - восточнее Грубешова, через Крылов - западнее Равы-Русской, восточнее Перемышля - до Карпат). Пытаясь «помочь пролетариату и трудящимся массам Польши и

242

Литвы освободиться от их буржуазии и помещиков» , Ленин отправил 15 июля 1920 г. телеграмму И.С. Уншлихту, в которой говорилось о готовности обеспечить «польским рабочим и крестьянам границу

243

восточнее той, которую дает Керзон и Антанта» . Но расчеты большевиков не оправдались: в своем докладе на IX конференции РКП(б) Ленин признал, что «прощупать готовность Польши к социалистической революции удалось чрезвычайно мало»244. Поляки в массе своей восприняли Красную Армию не как освободительную и революционную, а как захватническую. Произошло известное «чудо на Висле», Красная

Армия была отброшена от Варшавы, тысячи красноармейцев были взяты в

245

плен

Во время переговоров с Польшей советская сторона настаивала на признании независимости и территориальной целостности УССР, БССР и Литвы. 23 сентября 1920 г. ВЦИК принял заявление об основах соглашения между РСФСР и Польшей, в котором говорилось что «в основу мира должно быть, во-первых, положено немедленное торжественное подтверждение как Польшей, так и Россией независимости Украины, Литвы, Белоруссии и признание независимости Восточной Галиции; во-вторых, как Польша, так и Россия должны немедленно официально признать, как форму выражения воли соответствующих наций, те государственные представительные учреждения ..., кои существуют в каждой из этих стран»246. 12 октября 1920 г. был подписан договор о перемирии и прелиминарных условиях мира, согласно которым Польша обязалась признать независимость Белоруссии и Украины.

В этой ситуации для большевистского руководства важно было официально закрепить союз между РСФСР и УССР. VIII Всероссийский съезд Советов 28 декабря 1920 г. и V съезд Советов УССР в феврале 1921 г. утвердили «Союзный рабоче-крестьянский договор между РСФСР и УССР», в котором подтверждались независимость и суверенность каждой из договаривающихся сторон и одновременно говорилось о вступлении республик в военный и хозяйственный союз. Важнейшие комиссариаты объявлялись объединенными (военный и морских дел, ВСНХ, внешней торговли, финансов, труда, путей сообщения, почт и телеграфа) и предусматривалось их вхождение в состав СНК РСФСР, а СНК УССР

r 247

должен был иметь своих уполномоченных .

Советско-польскую войну завершил мир, подписанный в Риге в марте 1921 г., по которому Польша получила земли Западной Украины и Западной Белоруссии. Обе стороны признавали независимость Украины и

Белоруссии248. Специальная статья предусматривала не только

воздержание от вмешательства во внутренние дела другой стороны, но и отказ от поддержки организаций, «имеющих целью вооруженную борьбу с другой договаривающейся стороной, либо покушающиеся на ее территориальную целость, либо подготовляющих ниспровержение ее государственного или общественного строя»249. Одновременно

оговаривалось предоставление всех прав, обеспечивающих свободное развитие культуры, языка и выполнение религиозных обрядов русским, украинцам и белорусам, проживавшим в Польше. Со своей стороны, те же права обеспечивались полякам, проживавшим в России, Украине, Белоруссии250.

Таким образом, объявив об образовании Украинской ССР, большевистское руководство, с одной стороны, высказалось в пользу идеи о существовании самостоятельной украинской нации, но с другой стороны, рассчитывало на дальнейшее слияние Украины и России. Однако сложное внутреннее положение, и, прежде всего, недовольство крестьянства, а также внешнеполитические расчеты политиков УНР, наложившиеся на активизацию «восточной политики» Польши, заставили большевиков отказаться от первоначальных планов и взять курс не на слияние, а на тесных союз двух республик. Более того, итогом сложной внешне- и внутриполитической ситуации в стране стал курс большевиков на создание «национального облика» УССР.

<< | >>
Источник: Борисенок Елена Юрьевна. Концепции «украинизации» и их реализация в национальной политике в государствах восточноевропейского региона (1918-1941 гг.). 2015

Еще по теме § 3. Украина между Россией и Польшей: проблема национального строительства и геополитика (1919-1920 гг.):

  1. СОДЕРЖАНИЕ
  2. § 3. Украина между Россией и Польшей: проблема национального строительства и геополитика (1919-1920 гг.)
  3. Экономическое развитие Франции на рубеже XIX-XX вв.
  4. ВВЕДЕНИЕ
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История мировых цивилизаций - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -