<<
>>

Проблема методов поддержания великими державами контроля над процессом мирного урегулирования (август 1919 - январь 1920)

Доказательством снижения степени контроля великих держав над процессом мирного урегулирования стал кризис в методах давления на государства-наследники с целью вынудить их выполнять решения, принимавшиеся в Париже.

В период венгерской революции великие державы ограничивались правовыми и политическими механизмами мирного урегулирования. Месяцы после падения коммунистического правительства в Венгрии стали периодом кризиса методов такого рода.

Распространенной формой военно-дипломатического присутствия великих держав на территории бывшей Австро-Венгрии в первые послевоенные

годы стала отправка сюда французских, британских, итальянских и американских офицеров, которые нередко занимали руководящие должности в армиях новых государств. Такая схема теоретически позволяла лидерам Антанты напрямую контролировать вооруженные силы малых стран, однако на практике великим державам далеко не всегда удавалось управлять ситуацией через своих военных представителей. Наибольшую активность в направлении своих офицеров в армии государств-наследников проявляла Франция. Французское правительство самостоятельно принимало кадровые решения по командованию армий КСХС и Румынии, которые оформлялись как прика-

701

зы правительств этих стран . Так в июне 1919 года во время обострения чехословацко-венгерского конфликта в Словакии министр иностранных дел Чехословакии Э. Бенеш отвечал на претензии великих держав относительно эскалации ситуации, что чехословацкие войска находятся под командованием французских офицеров, и мирной конференции не составляет труда про-

702

водить в жизнь принятые решения . В Австрии с апреля 1919 года функ-

703

ционировала миссия генерала Аллизэ .

Главной задачей британских миссий в регионе являлась нормализация экономических отношений между государствами-наследниками[699] [700] [701] [702] [703].

Несколько обособленно выглядели американские миссии, носившие скорее гуманитарный, чем военно-политический характер. Деятельность американских представителей была связана с обеспечением функционирования системы распределения продовольствия, поставлявшегося США в Европу по линии Продовольственной администрации во главе с Г. Гувером (АРА). Учитывая сложную гуманитарную ситуацию в послевоенной Европе, контроль над по-

705

ставками продовольствия обеспечивал американцам немалое влияние . Сам Г. Гувер считал, что только деятельность американцев в области транспорта

обеспечивает сохранение экономического сотрудничества между государст- вами-наследниками[704] [705] [706]. В начале 1919 года в Будапешт была отправлена аме-

707

риканская миссия во главе с Арчибальдом Кулиджем .

Вариантом ограниченного присутствия в наиболее конфликтогенных регионах Дунайского бассейна являлись межсоюзнические военнодипломатические миссии, которые обычно состояли из высших офицеров всех четырех великих держав. В начале августа 1919 года в Будапешт была направлена миссия в составе 4 генералов в качестве комиссаров Великобритании (генерал Г ортон), Франции (генерал Г рациани), Италии (генерал Мом- белли) и США (генерал Бандхольц), которым следовало осуществлять мони-

708

торинг внутри страны . Обычно полномочия таких миссий были ограниченными и сводились в основном к наблюдению над ситуацией и отправке сведений в Париж. Эффективность работы миссии в Венгрии оказалась низкой. Румынские оккупационные власти, которые после свержения правительства левых радикалов контролировали значительную часть территории Венгрии, фактически игнорировали распоряжения генералов и отказывались рассматривать их как прямых исполнителей воли мирной конференции[707] [708].

Среди союзников не было единства относительно понимания целей работы миссии генералов в Венгрии. Ж. Клемансо настаивал, что миссия не должна вмешиваться во внутриполитическое развитие Венгрии и брать на

710

себя функции правительства .

Вместе с тем лидеры Антанты в первые недели после падения коммунистического режима фактически присвоили себе право определения легитимности того или правительства. Великие державы проявляли консолидированность в негативной позиции относительно воз-

можной реставрации в Венгрии династии Г абсбургов . Из-за этих опасений по совместному требованию великих держав в августе 1919 года в отставку

712

ушел кабинет министров во главе с эрцгерцогом Иосифом . В начале октября 1919 года они отказывались признавать правительство Фридриха, рас-

713

сматривая его как слишком реакционное и связанное с Г абсбургами .

Только американский представитель Полк призывал не вмешиваться во

714

внутренние дела Венгрии столь грубо . Именно по его предложению в Будапешт в октябре 1919 года была направлена миссия сэра Джорджа Клер-

715

ка , перед которым была поставлена задача организовать формирование венгерского коалиционного правительства, лояльного по отношению к Антанте[709] [710] [711] [712] [713] [714] [715]. Дж. Клерк пытался создать площадку для дискуссии между различными политическим силами Венгрии, устраивая соответствующие встречи

717

прямо в своей резиденции . Отказ великих держав от непосредственного вмешательства в определение состава того или иного кабинета министров в итоге приводил не к изменению принципиальных характеристик механизмов давления, а к частичной корректировке конкретного метода: вместо прямых указаний из Парижа - встречи венгерских политиков под контролем эмиссара Антанты.

Венгерская революция оказала отрицательное влияние и на эффективность дипломатического давления великих держав на государства- наследники. Наиболее ярким примером такого рода стали взаимоотношения Румынии и Антанты в течение осени 1919 года. Румынские войска в течение августа 1919 года продолжали расширять зону контроля в Венгрии и 7 авгу-

ста вошли в Будапешт , а румынские дипломаты готовились подписать с

719

новым венгерским руководством перемирие .

По некоторой информации в Бухаресте даже планировали объединение Венгрии и Румынии в форме лич-

720

ной унии под властью румынского короля . Все эти действия находились в прямом противоречии с курсом великих держав на снижение уровня кон- фронтационности в регионе: румынская оккупация, сопровождавшаяся откровенным грабежом, только подогревала в Венгрии националистические настроения[716] [717] [718] [719] [720] [721] [722]. Еще большее недовольство среди участников парижских переговоров вызвали попытки румынского правительства подписать новое соглашение о перемирии: реализация этих планов означала бы, что Румыния берет на себя выработку условий мирного урегулирования и фактически отказывается признавать полномочия конференции.

Политика румынского правительства относительно Венгрии стала причиной затяжного кризиса в отношениях между Румынией и великими державами, продолжавшегося в течение всей осени 1919 года. На заседаниях Совета Г лав Делегаций раздавались призывы рассматривать румын как разорвав-

722

ших союзнические отношения с Антантой . 23 августа было принято решение приостановить отправку в Румынию материалов военного назначения, так как румынские войска проводили неограниченные конфискации воору-

723

жения и амуниции на территории Венгрии . Однако Румыния в течение августа - ноября 1919 года игнорировала все более и более жесткие по тону те-

724

леграммы мирной конференции с призывом вывести войска из Венгрии .

Естественно, столь беспомощное положение великих держав не могло способствовать укреплению их влияния на территории бывшей Австро-Венгрии.

Параллельно с усилиями по стабилизации внутриполитической ситуации в Венгрии великим державам приходилось значительное внимание уделять подготовке окончательного текста мирного договора с Австрией, в котором должно было быть прописано урегулирование целого ряда спорных вопросов относительно территорий, входивших при правлении Г абсбургов в состав Австрийской империи (Цислейтании).

Речь шла о польско - чехословацком конфликте в Тешине, румынских претензиях на Буковину, венгро-австрийском противостоянии в Бургенланде, польских требованиях Восточной Галиции и, конечно же, Адриатической проблеме.

Итало-югославянские отношения не только оставались не урегулированными, но и еще больше обострились в начале сентября 1919 года. Попытки великих держав в течение ноября 1918 - сентября 1919 года найти решение, которое устроило бы как югославян, так и итальянцев, полностью провалились. Постоянное откладывание обсуждения Адриатической проблемы в рамках мирной конференции привело к тому, что националистическая пропаганда в обеих странах смогла настроить общественное мнение крайне агрес- сивно[723]. Сошло на нет влияние таких умеренных политиков, как Биссолатти, который еще в начале января 1919 года небезуспешно пытался критиковать жесткий внешнеполитический курс Соннино[724]. В конце июня 1919 года правительство Орландо вынуждено было во многом из-за неудач во внешней политике подать в отставку, новый кабинет сформировал Франческо Нитти.

Напряженные итало-югославянские отношения тормозили решение других, напрямую не связанных с Адриатикой, территориальных проблем. В первой половине июня 1919 года темой постоянного обсуждения Советом Четырех оставалась ситуация в зоне австро-югославянского конфликта в

районе города Клагенфурта . В данном случае необходимо было примирить не только Австрию и Королевство сербов, хорватов и словенцев, но и учесть позицию Италии, которая заявила, что не может допустить передачи югославянам Клагенфурта и так называемого Эслингского треугольника, так как в этом случае железная дорога из Триеста в Вену будет проходить по территории третьего государства, что ставит под угрозу экономическую безопас-

728

ность важнейшего итальянского порта на Адриатике . В итоге, несмотря на мнение ряда экспертов, что с этнической, географической, стратегической и политической точек зрения район Клагенфурта должен перейти к Югосла-

729 730

вии , было решено провести здесь плебисцит .

Согласно проекту весь

731

спорный район планировалось принять за единый избирательный округ , хотя югославяне составляли большинство только в его южной части. Представители Королевства сербов, хорватов и словенцев, выступили против плебисцита, аргументируя свою позицию тем, что югославяне на этой территории долгое время находились под влиянием немецкой пропаганды и соответственно не смогут сделать «правильный» с точки зрения их этнической при-

732

надлежности выбор . Принцип этнической целостности вступал в противоречие с принципом самоопределения, ключевым механизмом реализации которого должно было являться свободное волеизъявление населения.

На 2 июня 1919 года уже было назначено представление австрийской делегации предварительного варианта мирного договора, поэтому главным действующим лицам конференции приходилось в условиях нехватки времени найти решение неожиданной проблемы. После безуспешных попыток добиться согласия югославян с представленным планом, за несколько часов до вручения мирного договора из него пришлось буквально вырвать часть, ка- [725] [726] [727] [728] [729] [730]

савшуюся плебисцита в Клагенфурте . Неспособность великих держав предложить компромиссное решение спорной проблемы привела к эскалации

734

вооруженного конфликта между австрийцами и югославянами . 18 июня

участники конференции получили сведения, что Клагенфурт оккупирован

735

югославскими войсками . Многочисленные призывы к прекращению военных действий, направлявшиеся в Белград[731] [732] [733] [734] [735] [736] [737], оставались без ответа. К спорной зоне начали передислокацию итальянские войска: 21 июня 1919 года в ходе заседания Совета Четырех итальянский министр иностранных дел С. Соннино оправдывал начало этого движения приказами межсоюзнической

737

военной миссии . Вмешательство Италии в югославяно-австрийский территориальный спор проявилось и в обособленной позиции, которую занимало итальянское правительство в конце августа 1919 года, активно настаивавшее

738

на проведении плебисцита в городе Марбурге (Штирия) , на который претендовали Австрия и КСХС. В обоих случаях римский кабинет действовал с целью максимального снижения военно-политического потенциала КСХС, которое рассматривалось как главный противник Италии на Адриатике. В итоге с огромным трудом лидерам Антанты удалось уговорить Белград согласиться с проведением плебисцита в районе Клагенфурта, что и было зафиксировано в статье 50 Сен-Жерменского мирного договора с Австрией, подписанного 10 сентября 1919 года.

Наиболее авторитетный исследователь югославянской внешней политики Иво Ледерер справедливо отмечал, что в отличие от Великобритании, США и Франции, для Италии и КСХС процесс мирного урегулирования не

739

заканчивался подписанием Сен-Жерменского договора . Началом полно-

масштабной войны между Италией и югославянским государством вполне мог стать захват наиболее спорного пункта на Адриатике - города Фиуме 12 сентября 1919 года отрядом знаменитого итальянского поэта Габриэле д’Аннунцио[738] [739] [740] [741]. Министр иностранных дел Италии Томмазо Титтони в сентябре 1919 года неожиданно согласился с предложением Клемансо: либо сделать Фиуме вольным городом, либо разделить на три части: сам город - Италии, порт нейтрализовать, а хинтерланд передать Королевству сербов,

741

хорватов и словенцев . Вполне вероятно, что таким образом итальянская делегация пыталась несколько сгладить эффект от действий д’Аннунцио, отряды которого вошли в Фиуме всего через день после подписания Сен- Жерменского договора. Итальянское правительство даже предлагало союзникам организовать совместную блокаду захваченного националистами го-

742

рода . Итальянские националисты продемонстрировали, насколько призрачным являлось влияние ведущих держав Антанты во второстепенных регионах системы международных отношений. Впрочем, соглашаясь на определенные уступки в вопросе о Фиуме, Италия сразу же выдвинула требование о передаче ей всей территории, по которой проходила железная дорога

743

Триест - Вена . Имелся в виду тот самый Эслингский треугольник с городом Клагенфуртом, который был предметом австро-югославянского конфликта в течение лета 1919 года.

США, несмотря на отъезд президента Вильсона из Европы, до конца 1919 года оставались важным участником процесса мирного урегулирования на Адриатике[742]. Клемансо был вынужден обратиться к американскому президенту с просьбой высказать свое мнение относительно нового итальянско-

го предложения . Ответом американской дипломатии стал меморандум, очень подробно объяснявший позицию США по Адриатической проблеме[743] [744] [745] [746]. Смысл этого весьма обширного документа сводился к тому, что «нет никаких оснований для изменения точки зрения, уже не раз высказывавшейся прези-

747

дентом Вильсоном» . Демонстративно отказываясь от обсуждения новых итальянских предложений, американская дипломатия невольно отстранялась от участия в решении Адриатического вопроса. На наш взгляд, именно такая «нейтралистская» позиция США позволила Франции и Великобритании оказывать на Белград ощутимое давление в начале 1920 года, угрожая в случае отказа от предложенного итальянцами варианта урегулирования возвращением к Лондонскому договору, что грозило потерей югославянами значи-

748

тельной части полученных территорий Далматинского побережья .

Впрочем, этот дипломатический нажим не привел к сколько-нибудь серьезным результатам: обе стороны итало-югославянского конфликта продолжали демонстрировать свою неудовлетворенность теми вариантами разрешения спорных вопросов, которые предлагались выступавшими в роли посредников великими державами. И в Италии, и в Королевстве сербов, хорватов и словенцев нарастало недовольство их политикой[747] [748] [749]. В то же время и в Риме, и в Белграде продолжали готовиться к вооруженному конфликту.

750

Принц-регент Александр заявлял о том, что если итальянские войска не будут эвакуированы со спорных территорий, то армия соединенного коро-

751

левства получит приказ о наступлении . В течение октября - ноября 1919 года неоднократно происходили столкновения между итальянскими и юго-

славянскими войсками, самым серьезным из которых стали события в районе города Зара (Задар)[750] [751] [752] [753].

Итогом консультаций по Адриатическому вопросу в рамках Парижской мирной конференции стал отказ югославян пойти на какой-либо компромисс

753

и признать суверенитет Италии над Фиуме . Обсуждение Адриатической проблемы на последних заседаниях мирной конференции вновь продемонстрировало отсутствие у Парижа и Лондона инструментов для оказания эффек-

754

тивного воздействия на конфликтующие стороны . Нота союзников от 20 января 1920 года, направленная белградскому правительству с призывом пойти на определенные уступки в вопросе о Фиуме, осталась без ответа.

Неэффективность дипломатического давления и посредничества подталкивала ведущие государства Антанты к поиску дополнительных инструментов влияния в правовом поле. В условиях роста демократических тенденций в странах Дунайской Европы и либеральной риторики лидеров Антанты выглядело логичным обращение к плебисциту как главному способу разрешения территориальных споров. Однако в ходе переговоров о проведении границ на территории бывшей Австро-Венгрии представители великих держав и в главных консультативных структурах конференции, и в комиссиях по отдельным вопросам последовательно выступали против такого варианта

755

разрешения спорных ситуаций . Скептическое отношение к референдуму объяснялось опасениями, что его проведение в каком-то отдельном случае могло спровоцировать сходные требования в других конфликтных ситуациях. Великие державы были не готовы отказаться от роли единственных международных арбитров. В условиях отсутствия механизмов действенного контроля над процессом проведения голосования оно могло привести только к дестабилизации ситуации. Уже после подавления венгерской революции на заседании глав делегаций 23 августа 1919 года по предложению британского министра иностранных дел лорда Бальфура обсуждалась возможность отправки воинских контингентов в те районы, где все-таки было решено проводить плебисцит[754] [755] [756] [757].

Наиболее активно идея проведения референдума по вопросу о государственной принадлежности обсуждалась в Австрии, где очень сильным было движение в пользу присоединения к Г ермании. В одной из земель Австрии, Форальберге, 11 мая 1919 года был проведен плебисцит, на котором боль-

757

шинство жителей высказалось за присоединение к Швейцарии . Еще в ноябре 1918 года австрийское правительство обращалось к Антанте за санкцией

758

для начала процесса объединения с Г ерманией . Присоединение Австрии к Германии в условиях, когда основой установления новых границ в Европе признавался принцип этнической целостности, не просто выглядело вполне вероятным вариантом развития событий, но с ноября 1918 года рассматривалось французской дипломатией в качестве одной из главных угроз безопас-

759

ности Франции в послевоенной Европе . Территориальная целостность и независимость Немецкой Австрии являлась принципиальным вопросом для Парижа, который стремился не допустить возможных территориальных приращений Г ермании за счет земель бывшей Австро-Венгрии. Именно поэтому французские представители выступили резко против инициативы жителей Форальберга[758] [759]. Несколько позже в декабре 1919 года французский премьер Клемансо от имени союзников направил австрийскому правительству официальный меморандум с протестом против подготовки референдума в Тиро-

761

ле

Важнейшим механизмом правовой стабилизации в Центральной и ЮгоВосточной Европе должны были стать так называемые «договоры о правах меньшинств», которые заключались с государствами-наследниками одновременно с мирным договором с Австрией. Лидеры великих держав осознавали, что устанавливаемые в течение 1919 года границы в ряде случаев нарушали принцип этнической целостности, что приводило к появлению значительного процента национальных меньшинств практически во всех странах региона. В договорах фиксировались права национальных меньшинств на культурную автономию[760]. Эти соглашения стали частью либерального пути мирного урегулирования: великие державы рассчитывали, что смогут нормализовать обстановку, смягчив при помощи международных правовых механизмов межнациональные конфликты, которых нельзя было полностью избежать из-за сложности этнической карты в регионе.

Новые национальные государства далеко неоднозначно реагировали на предложения о включении соглашений о правах национальных меньшинств в текст мирных договоров. Впервые речь об этом зашла еще в мае 1919 года, когда Комитет по делам новых государств подготовил проект статей, которые должны были быть включены в мирный договор с Венгрией. Эти статьи предусматривали законодательное закрепление правового равенства всех граждан нового Венгерского государства вне зависимости от их национальной и религиозной принадлежности. Либеральность целей заключения этого соглашения не отменяла авторитарность методов их осуществления: великие державы фактически навязывали малым странам определенные формы внутриполитического развития. Проецирование такого рода давления на формальных союзников Антанты в условиях резкого снижения степени контроля за ситуацией вызвало вполне предсказуемые последствия. Резко отрицательно на предложение о подписании подобного соглашения отреагировало румынское правительство[761]. Особая сложность возникла с Королевством СХС, так как Белград очень жестко выступил против предоставления каких-либо гарантий для этнических меньшинств Македонии и территории довоенной Сербии[762]. На наш взгляд, оценки такой реакции правительства КСХС как опасения перед ограничением суверенитета в целом справедливы[763].

Расхождения между великими державами и новыми национальными государствами в этом вопросе были настолько велики, что у лидеров Антанты возникли сомнения в том, что Румыния и КСХС подпишут мирный договор с Австрией[764]. Эти опасения оказались справедливыми: югославянская и румынская делегации проигнорировали церемонию 10 сентября 1919 года в Сен-Жерменском дворце. После длительных и безрезультатных переговоров 20 октября 1919 года союзники направили руководству КСХС соответствующее письмо с требованием как можно скорее присоединиться к мирному договору с Австрией и подтвердить свою солидарность со странами Антан- ты[765] [766]. Этот вопрос стал наряду с оккупацией венгерской территории основным предметом многочисленных гневных телеграмм, направляемых мирной

768

конференцией в Бухарест в течение осени 1919 года .

Отказ сразу двух государств Дунайского бассейна подписать главный правоустанавливающий документ мирного урегулирования для территории бывшей Австро-Венгрии можно с полным основанием считать провалом дипломатии великих держав. Беспомощность ведущих государств в их попытках заставить Белград и Бухарест присоединиться к мирному договору свидетельствовала о серьезнейшем кризисе стратегии контроля великих держав над процессом мирного урегулирования. Совершенно бессмысленными в этом контексте выглядели предложения некоторых военных о создании в зоне обострившегося югославяно-румынского спора в Банате нейтральной зоны решением мирной конференции[767] [768] [769] [770].

Все в большей степени политика великих держав представляла собой реагирование по ситуации, без попыток как бы то ни было управлять событиями на постгабсбургском пространстве. Вместо того, чтобы вырабатывать и реализовывать программу мирного урегулирования, ведущие государства Антанты своими решениями лишь санкционировали действия государств- наследников.

В Венгрии в течение августа - ноября 1919 года выросло влияние ультраконсервативной группировки во главе с адмиралом Миклошем Хорти. По мнению участников мирной конференции, поляризация политических сил

770

снова могла вызвать революционные события . Среди представителей великих держав возобновилась дискуссия о целесообразности военного вмешательства во внутриполитическое развитие Венгрии. Свою позицию по этому вопросу изменило французское правительство: 3 ноября 1919 года Филипп Бертело пытался убедить своих партнеров в необходимости отправки в Венгрию двух дивизий войск союзников, которые должны были бы заменить ру-

771

мынских солдат и обеспечить процесс выборов новых органов власти . К тому же представители союзников в Венгрии сообщали, что ввод в страну чехословацких или югославянских войск на смену румынским может спро-

772

воцировать новый всплеск националистических настроений . Однако теперь уже британцы, американцы и итальянцы не горели желанием отправлять войска в Будапешт и предлагали использовать именно М. Хорти в качестве силы, способной стабилизировать ситуацию в Венгрии после ухода румынской армии, которая все-таки покинула столицу Венгрии в середине ноября 1919 года. При молчаливом одобрении великих держав войска Хорти вошли

ннъ

в Будапешт 16 ноября 1919 года .

Не решились ведущие державы Антанты пойти на конфронтацию с Польским государством по проблеме принадлежности Восточной Г алиции с преимущественно украинским населением. Лидеры Антанты признавали право украинского населения бывшей Австро-Венгрии образовать собствен-

774

ное государство . Вместе с тем они прекрасно осознавали, что такое государственное образование неизбежно попадет под влияние Советской России и, возможно, даже объединится с Советской Украиной. Стремление не нарушать принцип национальностей и право наций на самоопределение, но и не дать возможности увеличиться подконтрольным большевикам территориям в Европе привело великие державы-победительницы к решению предоставить

775

Польше мандат на управление Восточной Г алицией . В первый и последний раз на европейском континенте была применена схема, активно использовавшаяся в ходе колониального урегулирования.

Позиция великих держав в польско-украинском конфликте подробно обсуждалась в августе 1919 года на конференции дипломатических представителей Украинской Народной Республики в европейских государствах. В ходе интенсивной дискуссии украинские дипломаты давали весьма жесткие оценки действиям лидеров Антанты в Центральной и Юго-Восточной Европе, подчеркивая отсутствие у великих держав какой бы то ни было общей стратегии мирного урегулирования. С точки зрения представителей одного из национальных движений, являвшихся объектом внешнеполитической активности Антанты, единственной целью держав-победительниц являлось разделение всего региона на сферы влияния[771] [772] [773] [774].

Агрессивность внешнеполитического курса Румынии и ее демонстративное неподчинение мирной конференции подталкивали к похожим действиям и других соседей Венгрии. Даже Австрия в августе 1919 года потребовала проведения плебисцита в комитатах Бургенланда, надеясь увеличить

777

размер аннексируемой у Венгрии территории , хотя предназначенные ей приращения в том районе и так вызывали протесты в Будапеште: обе страны находились среди противников Антанты, и уступка части венгерской территории в пользу Австрии рассматривалось в Венгрии как вопиющая неспра-

778

ведливость . В конце октября - начале ноября 1919 года в Бургенланде увеличилось количество различных незаконных вооруженных формирований[775] [776] [777] [778]. Ситуация в западных комитатах Венгрии стала настолько взрывоопасной, что союзникам пришлось прибегнуть к не самому эффективному, но практически единственному механизму влияния: по просьбе австрийского прави-

780

тельства в Бургенланд была отправлена межсоюзническая военная миссия .

Дефицит механизмов контроля великих держав сказывался и на неполитических сферах жизни стран Дунайского бассейна. Осенью 1919 года во многих государствах-наследниках сложилась кризисная социальноэкономическая ситуация, причиной которой являлся разрыв хозяйственных связей между бывшими составными частями империи Габсбургов. Высокий уровень конфронтационности, сохранявшийся в отношениях между новыми национальными государствами, превращал совершенно обыденные в других условиях вопросы в сложные международные проблемы, которые грозили стать факторами дальнейшей дестабилизации ситуации в регионе. Например, нерешенность вопроса о принадлежности доставшегося от Австро-Венгрии подвижного железнодорожного состава приводила к тому, что «любой вагон, пересекавший границу государства, в котором изначально находился, сложно

781

было вернуть обратно» . Подобное обращение со средствами транспорта и перевозки грузов приводило к остановке торговли между государствами- наследниками, что влекло за собой нехватку топлива и продовольствия.

Итак, в течение августа 1919 - января 1920 года великим державам приходилось бороться с последствиями дестабилизации международной ситуации в Центральной и Юго-Восточной Европе, вызванной революционными событиями в Венгрии. В этом контексте заключение в сентябре 1919 года Сен-Жерменского мирного договора с Австрией стало успехом на пути к юридическому оформлению новых границ на территории бывшей Австро- Венгрии. Однако великим державам не удалось в полной мере вернуть себе контроль над развитием ситуации в регионе. Малые государства все в большей степени ощущали себя самостоятельными субъектами международных отношений, что осенью 1919 года ярко продемонстрировали Румыния и Королевство сербов, хорватов и словенцев. Попытка коммунистического правительства Венгрии избавиться от диктата Антанты заставила великие державы искать дополнительные инструменты воздействия на ситуацию в регионе. Постоянные обсуждения в рамках различных структур мирной конференции и отправка военно-дипломатических миссий не могли в условиях резкой дестабилизации всего региона служить достаточным средством для навязывания малым государствам решений великих держав.

2.3.

<< | >>
Источник: Пресняков Андрей Зурабович. Проблема мирного урегулирования на территории бывшей Австро-Венгрии. 2014

Еще по теме Проблема методов поддержания великими державами контроля над процессом мирного урегулирования (август 1919 - январь 1920):

  1. 12. МЕТОДЫ ПОДДЕРЖАНИЯ ОРГАНИЗАЦИОННОЙ КУЛЬТУРЫ
  2. КРИЗИС КОНТРОЛЯ НАД ВООРУЖЕНИЯМИ
  3. II. Контроль над вооружениями и международная безопасность
  4. Разоружение, нераспространение и контроль над вооружениями
  5. § 4.7. Проект «электронного государства» и проблема тотального контроля над человеком
  6. Основные черты законодательства в области контроля над преступностью
  7. Практика контроля над преступностью
  8. Содержание
  9. Введение
  10. Проблема установления границ на территории бывшей Австро- Венгрии (ноябрь 1918 - март 1919 года)
  11. Глава 2. Кризис «стратегии контроля» великих держав в Центральной и Юго-Восточной Европе (март 1919 - июнь 1920 гг.)
  12. Влияние революции в Венгрии на процесс мирного урегулирования на территории бывшей Австро-Венгрии (март - август 1919 года)
  13. Проблема методов поддержания великими державами контроля над процессом мирного урегулирования (август 1919 - январь 1920)
  14. Обострение противоречий великих держав в Дунайском бассейне (январь - июнь 1920 года)
  15. Глава 3. Участие великих держав в завершающем этапе мирного урегулирования на территории бывшей Австро-Венгрии (1920 - 1921 гг.)
  16. Роль великих держав в функционировании локальной подсистемы международных отношений в Дунайской Европе (1920 -1921 гг.)
  17. Северная война 1700—1721Швеция как великая держава
  18. Великие державы и объединение Германии и Италии
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История мировых цивилизаций - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -