<<
>>

§ 6. Проблема межнациональных интересов при реализации программы национального строительства: «русский вопрос» в политике украинизации

Составной частью коренизации была политика в отношении национальных меньшинств460. Положение о статусе национальных меньшинств появилось уже в резолюции Х съезда РКП(б) в 1921 г.

В ней отмечалось, что «РСФСР и связанные с ней независимые советские республики представляют около 140 млн. населения. Из них невеликороссов - около 65 млн». Однако «кроме названных выше наций и народностей, имеющих определённое классовое строение и занимающих определённую территорию, в пределах РСФСР существуют ещё отдельные текучие национальные группы, национальные меньшинства, вкраплённые в инонациональные компактные большинства и, большинстве случаев, не имеющие определённых территорий (латыши, эстонцы, поляки, евреи и др. нацменьшинства)». Съезд ставил перед партией задачу «по отношению к трудовым массам этих национальных групп ...помочь им полностью использовать это обеспеченное за ними право свободного развития»461.

Отдельным пунктом резолюции XII съезда РКП(б) в 1923 г. предусматривалась защита прав национальных меньшинств. В частности, речь шла о том, чтобы «были изданы специальные законы, обеспечивающие употребление родного языка во всех государственных органах и во всех учреждениях, обслуживающих местное и национальное население и национальные меньшинства, - законы, преследующие и карающие со всей революционной суровостью всех нарушителей национальных прав, и в особенности прав национальных меньшинств»462.

Для реализации провозглашенного принципа равноправия наций в УССР были созданы национально-территориальные административные единицы. На 1 апреля 1925 г. в УССР были организованы 98 немецких, 15 польских, 19 еврейских, 25 болгарских, 26 греческих, 5 чешских сельсоветов463. В течение 1924-1926 гг. появились пять немецких, два болгарских и один польский район464. На родном языке должно было вестись преподавание в школах, культурно-просветительная работа, издаваться газеты и книги.

Наконец, жители имело право общаться с органами местной власти на родном языке465. Первыми появились немецкие национально-территориальные образования, позднее - болгарские, польские, еврейские.

Отдельно стоял вопрос о русских национальных образованиях. В 1925 г. появились русские сельсоветы, однако ни русских районов, ни горсоветов пока не было. Русские, как считали в то время, в качестве бывшей господствовавшей национальности занимали в сфере культуры слишком прочное положение, чтобы предоставлять им дополнительную защиту как национальному меньшинству466. Партийное руководство понимало, что если дать право на образование нацсоветов городским русским, городами с русскими горсоветами официально станут такие ключевые украинские города, как Харьков и Одесса467.

Однако проигнорировать этот вопрос не удалось. Русские составляли до 40 % рабочего класса крупных городов Южной Украины468. Около 46 % русских проживали на селе и в 1926 г. они составляли 5,1 % крестьянства УССР, проживая в 33 из 40 округов республики469. Как уже говорилось, активные меры по украинизации, предпринятые новым главой украинских коммунистов Л.М. Кагановичем, вызывали недовольство среди русского населения УССР. События, проходившие на Украине, привлекли внимание и стали причиной обсуждения на III съезде Советов СССР в мае 1925 г. Инициативу проявил Юрий Ларин (псевдоним известного революционного деятеля Михаила Залмановича Лурье), член Президиума ВСНХ и Г осплана. Признав, что «образование национальных советов уже начато на

Украине и в Белоруссии», он заявил также, что «пока это - первые и очень слабые ласточки», что «целые города с десятками тысяч населения другой национальности, чем данная республика, не имеют в местном совете делопроизводства на их языке», что приводит «к отрыву избранных органов от трудящегося населения этих пунктов» и «извращение

470

практической деятельности административных органов» .

Ларин отметил «чрезвычайную чувствительность» к участию «русских элементов в управлении и к русскому языку» в национальных и автономных республиках.

Между тем, по мнению докладчика, русские, оказавшиеся национальным меньшинством в республиках, имеют право на защиту своих интересов: «...каждое национальное меньшинство любой республики, т. е. русские, поляки и евреи на Украине и в Белоруссии, русские - в Киргизии, украинцы на Кубани, украинцы в Воронежской губернии, белорусы в Г омельской губернии, - вообще каждое национальное меньшинство, населяющее какую-нибудь деревню, город или местечко, словом, какую-нибудь территориальную часть, имеет право выделиться в отдельный территориальный совет с делопроизводством на

471

своем родном языке» .

К тому же негодование Ларина вызвала языковая политика некоторых местных властей. Конечно, совершенно правильно, «когда в наших национальных республиках требуют, чтобы советские органы умели объясняться на языке данной республики», однако «совершенно неправильно., когда «мерами административного преследования этот язык вбивают в рот тем гражданам, которые на нем говорить не умеют, не

472

могут, и которые привыкли говорить на своем родном языке» .

Ларин в качестве примера привел события, имевшие место на Украине. В г. Проскурове 3 января 1925 г. было расклеено объявление: «Во исполнение обязательного постановления проскуровского окружного исполкома предлагается», - а надо сказать, что в Проскурове население состоит только из евреев и поляков, - и в таком городе Проскурове «предлагается продлить подписку на «Висти» ВУЦИК, сроком на 4 месяца, т. е. С 1 января по 1 мая 1925 г., не позже 13 января 1925 г. в следующем алфавитном порядке: подписчики, фамилии коих начинаются на А, Б, В, - 5 января (с м е х); подписчики, фамилии коих начинаются от Г до Ж - 7 января; подписчики от З до Л - 8 января; подписчики от М до Р -

473

9 января» и т. д. До буквы Я, которая кончается 13 января» . Ларин сообщил, что далее в этом объявлении следовало: «Лица, несвоевременно продлившие подписку после 13 января сего года»... (что кто-нибудь совсем не подпишется, этого даже в мыслях не допускается) «несвоевременно продлившие подписку после 13 января сего года, будут оштрафованы (с м е х, а п л о д и с м е н т ы) в административном порядке до 300 рублей золотом или подвергнуты аресту до 3 месяцев» (с м е х, а п л

Ч 474

о д и с м е н т ы)» .

Докладчик заявил, что подобные объявления типичны «для десятков округов на Украине», причем у него имеются списки этих округов. Например, русские рабочие Донбасса жаловались: «Мы выписываем «Правду», мы выписываем «Рабочую газету», а у нас ходят поголовно все дворы с милицией и требуют, чтобы мы выписывали украинские газеты, на украинском языке, которого мы не знаем, на котором дома не говорим и

475

для выписывания которых не имеем средств» .

Ларин подчеркивал, что подобных фактов много и он не может привести их все. Тем не менее, еще один вопрос он счел нужным затронуть: вопрос обучения детей и выбора языка обучения. «В одном большом и очень важном губернском городе, который недавно претендовал на то, чтобы быть столицей оной республики, при определении количества школ, которые нужно было открыть в данном городе на языке данной республики, с одной стороны, и на русском и еврейском - с другой, сделана была такая штука, - возмущался Ларин. -

Взяли не соотношение национальностей данного громадного губернского города имеющего сотни тысяч жителей, преимущественно евреев и русских, а население всей губернии, имеющей 4.000.000 жителей, и сосчитали, сколько процентов составляет коренное население в данной республике и сколько прочее. И открыли школы в губернском городе для русских, евреев и др. не по тому проценту, который это население составляет в данном городе, а по тому, который они составляют относительно всей губернии. Маленький статистический фокус»476. Выступающему с места сразу же задали вопрос: «Это Киев?» Ларин уклонился от ответа: «Я не хочу сказать, что это - Киев. Потому что не

477

хочу обидеть другие города, которые прибегают к такому же способу»477.

Подобную практику докладчик счел совершенно недопустимой и предлагал устанавливать язык обучения детей в школах «безотносительно к их исповеданию и происхождению, на основе того, каким языком дети

478

пользуются в семье» . Кроме того, «по заявлению родителей должны быть организуемы (или преобразуемы в отношении языка) отдельные школы или отдельные классы национальных меньшинств во всех случаях, когда количество детей для обучения на данном языке составляет не менее одного школьного комплекта».

Наконец, «должны быть совершенно уравнены материальное снабжение, бюджетные ассигновки, обеспечение помещением и должным количеством преподавателей и организационное обслуживание (например, созданием пионерских отрядов) всех школ с разными языками преподавания, находящихся в оном городе или в одном местечке, или в оном селении»479. Таким образом, по мнению Ларина, можно положить конец «самодурству местных советских деятелей, насильственной евреизации и всем прочим насильственным акциям», поскольку основная задача советской национальной политики - братство и полное равенство.

Эмоциональное выступление Ларина задело украинскую делегацию. Первым не выдержал член Президиума и секретарь Всеукраинского ЦИК А.И. Буценко. Он подчеркнул, что на Украине уже организовано около 200 сельсоветов и 6 районов «из национальных меньшинств», причем, если для организации района на Украине существует норма в 25-40 тысяч человек, то для национального района «допускается количество жителей в 10 тысяч», а «для организации национальных сельсоветов ... в 500 жителей»480. В то же время Буценко пришлось признать, что проскуровский факт действительно имел место, но «по распоряжению правительства это постановление ... было отменено, и виновные были

481

подвергнуты наказанию» . Головотяпство имеется (по выражению Буценко, «в отдельных случаях»), не только на Украине, но и на Кубани, в Воронежской и Курской областях (с места раздался шум и возгласы:

AQr)

«Неправда») .

Еще более резкую отповедь попытался дать другой украинский деятель Г.Ф. Гринько: «Но когда т. Ларин ставит вопрос относительно того, что на Украине угнетается русское меньшинство, когда т. Ларин ставит вопрос относительно насильственного впихивания в рот украинского языка тем, кто не желает, то здесь нужно дать т. Ларину

483

отпор» . Горячность Гринько была не случайна: в 1920-1922 гг. он был наркомом просвещения УССР, затем занял пост председателя Киевского губисполкома, а уже в июне 1925 г.

стал председателем Госплана УССР и заместителем председателя СНК УССР. Он заявил, что в Москве «нас иногда справедливо упрекают в медленности темпа проведения украинизации». В то же время, слышатся «и другие голоса»: «Вы спешите, вы торопитесь, вы угнетаете. Вы подавляете». По мнению Гринько, первые указания идут «от тех политических верхов Советского Союза, которые видят перспективы», вторые - это голоса «русских, великодержавно настроенных интеллигентов, не желающих решать национальный вопрос на Украине»484.

Обсуждение получилось оживленным, и в заключительном слове «всесоюзный староста» вынужден был обратить на это внимание. Тов. Ларин, подчеркнул М.И. Калинин, «огласил факты только по двум республикам - самым большим: по РСФСР и Украине. Но когда он говорил о РСФСР, он говорил о губерниях, поэтому получилось такое впечатление, как будто все прегрешения происходят только на Украине. Но, мне кажется, когда выступали тт. Буценко и Гринько, они перегнули палку в другую сторону: они считали, что большой опасности с этой

485

стороны нет, и считали себя правыми» . В конце концов, съезд в принятом постановлении одобрил «полностью мероприятия правительства, направленные к развитию и укреплению братских отношений между различными народами и частями Союза»486.

Бурные дебаты по данной проблеме были продолжены в апреле 1926 г. на второй сессии 3-го созыва ЦИК СССР во время обсуждения доклада правительства УССР. Был затронут и вопрос о проведении национальной политики на Украине. Председатель СНК УССР В.Я. Чубарь во время своего доклада «вспомнил», что «на одном из Всесоюзных съездов советов товарищи бросали украинскому правительству и украинским органам упрек в том, что они не ведут работы по удовлетворению запросов национальных меньшинств» и привел ряд цифр: «На 1 января 1926 г. у нас было организовано национальных районов: немецких - 7; еврейских - 2; польских - 1; болгарских - 2; греческих - 2. Национальных сельсоветов, по данным на 1 июля 1925 г., организовано: русских - 89; еврейских - 20; польских - 63; белорусских - 1; немецких - 117; греческих - 27; болгарских - 28; чешских - 13 и молдаванских. Вне пределов молдавской

487

автономной республики — 9. Эта работа не считается законченной» .

Присутствовавший на заседании Ю. Ларин в прениях не преминул

488

заявить о существовании «русского вопроса на Украине» . «Жалобы с Украины от поляков, евреев, немцев сократились по крайней мере на 80 %. Я имею в виду те жалобы, поток которых направлялся в редакцию «Правды» и оттуда передавался мне. Целый ряд жалоб, которые туда направлялись, теперь отпал»489, - признал Ларин. Однако, по его мнению, «практика относительно русских пока порой хромает».

Как и на III съезде Советов СССР, Ларин сослался на имевшиеся в его распоряжении факты. Так, в газете «Харьковский пролетарий» от 14 марта 1926 г. было опубликовано постановление окрисполкома, в котором последний «предложил всем своим отделам и инспектурам вести в дальнейшем всю служебную переписку исключительно на украинском языке. Все бумаги, присылаемые в окрисполком на русском языке, будут возвращаться обратно нерассмотренными»490. «На каком основании крестьянам, населяющим этот район, и рабочим, населяющим этот город, великороссам, запрещается обращаться на русском языке в наши официальные учреждения?»491, - недоумевал Ларин. «Почему вывески на украинских государственных учреждениях, даже в тех городах, где большинство населения составляют великороссы, - должны быть только на украинском языке? Я не могу не вспомнить, что когда Петлюра въехал в Киев, одним из первых его актов было распоряжение снять все вывески на русском языке и иметь вывески только на украинском языке. Почему это петлюровское распоряжение... возобновляется теперь?»492 - подчеркивал докладчик.

Кроме того, недовольство Ларина вызвали и методы подсчета национального состава населения ряда украинских регионов, от чего напрямую зависело то, какой язык будет «применяться в местных советах». Внимательно просмотрев книгу, изданную украинским Наркоматом внутренних дел под заглавием «Национальный состав

Советской Украины», докладчик обвинил украинские власти в «головотяпстве». Так, по словам Ларина, при подсчете населения Донбасса не были приняты во внимание русские рабочие, на том основании, что они являются «пришлым населением», проживающим «исключительно в рудничных и фабрично-заводских поселениях», и их нельзя смешивать с «коренным населением губернии»493.

Ссылаясь на книгу, Ларин привел и другие похожие случаи. В 1924 г. было произведено «специальное районное описание Украины с точки зрения изучения ее национального состава» «путем опроса каждого сельсовета и о каждом населенном пункте в отдельности хорошо знающим свой район статистиком». Однако, составители книги, «товарищи из украинского наркомвнудела, получив сведения 1924 г. о том, что такая-то деревня, по заявлению ее жителей - русская, в ряде случаев, ... поправили, что эта деревня не русская, а украинская, ссылаясь на то, что ... царское правительство в 1859 г. ... и затем в 1864 г. ... считало, что эти деревни

494

украинскими»494.

Подводя итоги, Ларин заявил, что «русские на Украине - нацменьшинство, и что к ним нужно подходить, как к нацменьшинству, давая те же гарантии национальных прав и культуры, какие даются другим нацменьшинствам - немцам, полякам, евреям и т. д.» «Когда мы на другой сессии будем слушать доклад не правительства Украины, а правительства РСФСР, тогда я с такой же энергией буду требовать, чтобы у нас в РСФСР также были устранены те следы великорусского шовинизма, какие есть у нас, - подчеркнул Ларин. - Я буду требовать, чтобы были созданы украинские национальные округа на Кубани, на Амуре, за Волгой, чтобы были присоединены к Белоруссии входящие теперь в Гомельскую губернию белорусские округа. Но я буду требовать, чтобы т. Чубарь не говорил, будто только русские чиновники у них на Украине недовольны

495

некоторыми проявлениями указанной мною практики» .

Как и в 1925 г., после выступления Ларина незамедлительно последовала реакция. Г.Ф. Гринько заявил, что не оспаривает наличие ошибок, поскольку «в практике наших государственных аппаратов, при искусстве и желании (т. Ларин, кажется, сам оговорился, что он - не последний по части втирания очков) можно найти не только десятки, а сотни примеров самого бесшабашного головотяпства...» Но, по его мнению, «нужно заниматься не нанизыванием формально подобранных, удачных или неудачных, документов, а нужно проанализировать реальное положение вещей в республике»496.

Гринько указывал на «особое место», которое занимает русская культура на Украине: «Надо понять это сложное положение, надо понять, что русская культура на Украине, опирающаяся на вековые традиции угнетения, а сейчас - на огромный престиж РСФСР в строительстве Советского Союза, мощно противостоит едва поднимающемуся национальному возрождению Украины. Кто хочет честно ответить на политический вопрос, кто не хочет заниматься очковтирательством, тот должен понять своеобразие этого положения, понять трудности, какие в лице русской культуры и русской исторической традиции встречает рост

497

украинского национального строительства» .

В то же время представитель УССР не допускал мысли, что в республике не соблюдаются права русских: «На Украине, несомненно, не такое положение, когда утвердившаяся украинская нация угнетает нацию русскую, русское национальное меньшинство. Это - вредная сказка»498. По его мнению, подобные высказывания является следствием «сопротивления русской, исторически сложившейся традиции», реакционной точки зрения, нашедшей «своих глашатаев, политиков и прокуроров, в частности в лице

т. Ларина»499.

Председатель ВУЦИК Г.И. Петровский прямо заявил о необходимости придерживаться твердой линии при проведении украинизации. «Вчера т. Смирнов говорил мне, что несколько крупных ученых заявили ему о желании переехать из Украины в Москву, потому что на старости лет они не могут сейчас изучать украинский язык. При проведении национальной политики мы будем нести большую убыль в этом отношении, пока не созреют новые советские культурные украинские силы. Всегда вновь рождающееся связано с болезнями, и это дело не составляет исключения. Пока дождешься своих ученых или приспособишь тех специалистов, которые должны будут преподавать у нас на украинском языке, несомненно, мы будем иметь, может быть, некоторое понижение культуры, но этого пугаться нельзя»500.

Секретарь ЦК КП(б)У В.П. Затонский особое внимание обратил на вопрос о том, «чтобы русскую национальность на Украине приравнять к национальным меньшинствам»: «Я утверждаю, что это принципиально неверно, ...русские на Украине не являются нацменьшинством; да этого и не может быть, потому что русская культура слишком велика, обширна, могуча, - культура, которая создавалась веками до революции, но главным образом вся революционная культура. Для нас русский язык это - язык Ленина... Для нас русский язык не просто язык нацменьшинства, и русские на Украине не просто нацменьшинство, но большинство рабочего класса на Украине»501.

Если Затонский, озвучивая широко распространенную в то время точку зрения, заявил о невозможности выделения русского национального меньшинства, то другой украинский деятель, Нарком юстиции и генеральный прокурор УССР Н.А. Скрыпник, в отличие от большинства украинской делегации, согласился, что к русским на Украине следует относиться как к нацменьшинству. «Я констатирую, что благодаря принятым украинским правительством мероприятиям мы идем к надлежащему и полному обслуживанию этого национального меньшинства в той же мере, в какой мы идем в отношении остальных национальных меньшинств, - утверждал Скрыпник. - У нас имеются районные и сельские советы с русским большинством населения, где делопроизводство и вся работа, и школы, и суд происходят на русском языке». В то же время он был отнюдь не согласен с Лариным в том, что на Украине существует «русский вопрос», поскольку «русский язык ни в каком отношении не является подавленным у нас на Украине». Скрыпник с негодованием отверг «намеки и заявления» Ларина, подчеркнув, что «русский язык является обязательным во всех школах, на нем ведется преподавание в большинстве высших учебных заведений, процент школ низших и средних, где преподавание ведется на русском языке, у нас

502

значительно более высок, чем процент русского населения» .

Украинских товарищей поддержали представители других республик. То, что Ларин «перегнул палку», считали, например, представитель ЗСФСР М.Г. Цхакая, Дагестана - М.Т. Ахундов, Азербайджана - Буниатзаде Дадаш Ходжа оглы и др. Они хорошо представляли, что они тоже могут оказаться на месте украинских руководителей. Однако некоторые из присутствующих признали серьезность поднятого вопроса. Например, С.Я. Тодрия (Грузия), хотя и расценил, что «тов. Ларин зарапортовался» и «подобный материал можно собрать, по всей вероятности, не только об Украине, но и обо всех республиках, в частности Закавказья», но все же вынужден был признать: «Но особенно увлекаться чрезмерно быстрым внедрением национальной культуры тоже не следует. Это лишь средство для осуществления того великого будущего, к которому мы стремимся. Возможно, что украинцы в этом отношении идут слишком далеко и средство превращают в

503

самоцель» .

Волков из Иваново-Вознесенска был более категоричен. Он считал, что «нечего подчеркивать, что т. Ларин совершил такое преступление, которое побуждает выступать целый ряд ораторов. Если этот вопрос задел за живое, стало быть, что-то есть. Может быть, не только одно украинское правительство согрешило... Такие выступления должны показать всему нашему Союзу, что к национальному вопросу в отношении всех населяющих наш Союз народностей нужно относиться внимательнее и не перегибать палки ни в ту, ни в другую сторону»504.

Однако выступление Ларина все же оказало некоторое впечатление и на украинцев. В заключительном слове Чубарь вынужден был еще раз подчеркнуть, что «русский рабочий, русский крестьянин насильно украинизироваться не будут»505.

После сессии секретарь ЦИК СССР А.С. Енукидзе опубликовал специальную брошюру, посвященную ее итогам. Он признал, что сессия «не ограничилась заслушанием доклада правительства УССР, она оживленно обсудила его и ввынесла по нему довольно большую резолюцию, в которой намечались дальнейшие пути по углублению и развитию проделанной правительством УССР работы». Ссылаясь на принятую резолюцию, Енукидзе подчеркнул, что успехи у правительства УССР имеются, но это «лишь первые шаги, которые требуют дальнейшего укрепления» и необходимо и в дальнейшем проводить мероприятия «в области проведения национальной политики»506.

Конечно, в чем-то выступавшие на сессии представители УССР были правы: действительно, в высших учебных заведениях преобладал русский язык, и среди национальных сельсоветов были и русские. Однако ни русских национальных районов, ни русских городских советов пока не было. Ларин счел своим долгом опубликовать статью с изложением своих взглядов. 10 декабря 1926 г. он прислал статью в «Більшовик України», сопроводив ее письмом со следующим содержанием: «В “Украинский большевик”. Дорогие товарищи. В середине ноября тов. Сталин говорил со мной о некоторых явлениях в проведении нашей национальной политики и указал направить в «Украинский большевик» статью об этом для освещения этих явлений там, откуда больше всего идет жалоб. На основании представленных мне редакцией «Правды» материалов такую статью я составил и при сем прилагаю. Считаю полезным, чтобы печатая статью Вы одновременно подвергли ее критике в печати же, если с чем либо не согласны, и солидаризировались бы с тем, с чем согласны. Впрочем, полагаю, насколько знаю Вашу позицию, принципиальных разногласий у нас не может быть, и речь идет об обращении большего

507

внимания на работу аппарата для ее выправления» .

Однако статья появилась в последнем номере московского журнала «Большевик» за 1926 год и в первом номере за 1927 год под заголовком «Об извращениях при проведении национальной политики (в порядке обсуждения)». Ларин пытался донести до читателей мысль, что «насилие над языком трудовых масс «неизбежно вызывает рост шовинизма (здесь и далее выделено в тексте статьи - Е.Б.) с обеих сторон», что «под прикрытием сверхусердного сверхпроведения искаженной в сторону насильственности национально-культурной политики в наши ряды и в наш аппарат вносятся, таким образом, вообще элементы разложения как

508

объективные, так и субъективные» .

Автор затронул в статье очень важный вопрос о соотношении понятий этничности и родного языка. Воспользовавшись привычным для себя методом, он привел выписку из одесских «Известий» за 27 июля 1926 г. В газете была помещена заметка «Перевести работу на родной язык» за подписью «Хотимлянский»: «Райком ЛКСМ задался целью перевести на еврейский язык работу комсомольской ячейки 1 -й госконсервной фабрики. ... В ячейке огромное большинство членов — евреи, но они совершенно не умеют ни читать, ни писать по-еврейски, даже говорят плохо. Актив ячейки не владеет своим родным языком. Вся работа ведется на русском языке. Райкому ЛКСМ необходимо учесть национальный состав ячейки и принять меры к переводу ее работы на еврейский язык»509. Негодуя против подобной «принудительной евреизации», Ларин подчеркивал, что в данном случае речь шла о людях «русской культуры, хотя еврейской национальности»510. Причины подобных явлений следует искать, не только в желании «устранить конкурента»: «Еврейский торговец, еврейский ремесленник, еврейский служащий, поскольку он говорит по-русски - понятен всему городскому и большинству сельского населения Украины. Если же еврейских детей с детства принудительно учить в школах на еврейском языке, ...то будущий еврейский ремесленник, торговец (кооперативный) и чиновник не сможет объясняться с подавляющим большинством населения Украины». Причины, считал автор, следует искать в «зоологическом русофобстве» в сочетании с антисемитизмом, что и приводит, по его мнению, к «принудительной евреизации «не владеющих своим родным языком» евреев»511.

Ларин вновь обратился к вопросу о русских рабочих. Критикуя «принудительную украинизацию профсоюзами», он подчеркивал, что «вообще в профсоюзах Украины ... только одна шестая часть членов умеет говорить по-украински», а в городах Украины (Донбасс) «обычно говорят по-украински еще меньшая часть членов профсоюзов, чем по

512

Украине в целом» , и не допустимо навязывать всем в качестве «языка обслуживания» украинский. Подобная практика может иметь негативные последствия в виде снижения общего культурного уровня рабочих, предупреждал Ларин и привел в пример письмо в «Правду» одного рабочего-металлиста из Украины. «Из грамотного меня сделали неграмотным. Пятнадцать лет своей сознательной жизни, - пишет этот пролетарий, - я участвовал в партийных организациях на территории Украины, слушал доклады и выступал на собраниях, читал газету, живу среди русских же рабочих, и вдруг мы сразу перестали понимать доклады,

513

газеты и т.д....» . В результате возникает «раздражение против украинизации». Более того, «расходящиеся с Украины вести... и разъезжающиеся с Украины люди... разносят затем зародыши таких настроений и по РСФСР», а у московских рабочих появляются вопросы: «Правда ли, что на Украине хотят на заводах рассчитать всех русских и заменить украинцами» и т. п. «Обязательность ознакомления с украинским языком деятелей профдвижения и всего рабочего класса на Украине несомненна, - признает Ларин. - ... Но из обязательности ознакомления на Украине с украинским языком никоим образом не вытекает перевод на украинский язык всей работы профсоюзов..., ибо для подавляющей части

514

их членов .украинский язык не является разговорным» .

По мнению Ларина, введение украинского языка в городскую жизнь имеет «единственный смысл - создать внешнюю видимость, что Киев, Одесса, Харьков и т.п. центры - сплошь украинские по языку города. Но какая цена такой «потемкинской деревне»...?515 «Почему в Одессе, где подавляющее большинство жителей говорит по-русски, а не по-украински - на почте вывеска «до востребования» - должна быть только по- украински и по-французски? - задавался вопросом автор. - Это установлено на Одесской почте в ноябре 1926 г. членом ЦКК нашей партии. Есть нечто кривое в такой манере украинизации»516.

По мнению Ларина, «принудительность в вопросе изучения украинского языка служащими соответствующих публично-правовых органов государства (судов, железных дорог и проч.) - не только не вредна, но необходима». Однако «принудительность недопустима и вредна там и тогда, где она стесняет население в употреблении неукраинского языка или навязывает ему обязательно украинский (да еще под страхом

517

уголовной кары)» . Почему столько жалоб «на применение в школах языка обучения, не являющегося разговорным для детей местного

518

населения»? Чтобы устранить подобные явления, Ларин предлагал поставить язык обучения в зависимость от языка, используемого в семье, а в качестве языка делопроизводства советов употреблять «язык большинства населения данного города, местечка или иного поселения». При этом он предлагал предоставить национальным меньшинствам «селений, местечек и городов фактическую возможность выделиться в самостоятельные, территориально обособленные советы», а «в местах с разноязычным населением» обеспечить «разноязычный состав местных советов с употреблением соответственных языков в их делопроизводстве и учреждениях»519.

Выступления Ларина не прошли впустую - они привлекали внимание к проблеме статуса русских на Украине. В еженедельной сводке секретного отдела ГПУ УССР от 1-7 января 1927 г. указывалось, что статья Ларина «вызвала среди украинской общественности большое возбуждение. На следующий же день после прибытия журнала из Москвы, все номера его были расхватаны, остаток продавался из-под полы по повышенным ценам». Ходили слухи, что в Политбюро ЦК ВКП(б) существуют разногласия: Рыков, Калинин, Бухарин и Молотов «якобы не одобряют современный курс национальной политики», а Сталин «настаивает на продолжении этой линии»520.

8-11 января 1927 г. на Украине при ВУЦИК прошло Совещание представителей национальных меньшинств. Заместитель секретаря ЦИК СССР Н.И. Пахомов, докладывая в Президиум ЦИК СССР о результатах этого совещания, сделал вывод, что «национальное строительство идет, безусловно, очень быстро и в этой области, объективно надо признать,

521

имеются большие достижения» . В то же время «очень большое значение приобретает на Украине русский вопрос», не получивший «конкретного разрешения со стороны высших руководящих органов». Из 80 присутствовавших на совещании делегатов русских было только 8, «и это несмотря на то, что русские в УССР представляют весьма большую группу

522

национального меньшинства» . Однако, по мнению Пахомова, имеется ряд сложностей, связанных с разграничением сфер применения национальных языков. Несмотря на то, что «многие районы районы имеют в своем составе сельские советы разного национального состава: немецкие, болгарские, украинские, русские», в районных исполкомах «все делопроизводство ведется на украинском языке, в сельсоветах же делопроизводство ведется на языке данной национальности». Такая ситуация, по мнению Пахомова, «нередко порождает недоразумения, как, например, возвращение в немецкий сельсовет всей переписки с предложением последнему присылать на «понятном» языке свои отношения». Существенные трудности возникли и при организации школ на национальном языке, в частности, «во многих местах встает уже вопрос

523

о высших национальных школах - 7- и 9-летках, рабфаках и др» .

В дополнение к докладной записке Пахомова М.И. Калинину были направления предложения Комиссии по русскому вопросу. В записке подчеркивалось, что «при осуществлении украинизации в местностях с русским населением имели место отдельные случаи искажения нашей национальной политики и недочета интересов русского меньшинства: советский аппарат переходил полностью на украинский язык в сношениях со всем населением, окладные листы по сельхозналогу, страховые листы и документы Г осстраха, справки и удостоверения выдавались на украинском языке, печатание всех официальных материалов в центральных и местных учреждениях на двух языках также соблюдалось не всюду, отмечен ряд случаев печатания приказов и распоряжений на одном украинском языке и

524

т.д.» . По подсчетам комиссии, «процент охвата русской национальности

административно-территориальными единицами исчисляется в 30,3 % всего русского населения УССР и 90 % по сельской части». Комиссия предлагала «более интенсивно» выделять русские поселковые советы на Донбассе, Криворожье и Днепропетровщине; выявлять «поселения городского типа с преобладающим русским населением» и объединить «русские сельсоветы в самостоятельные районы с русскими райисполкомами», одновременно усилив обслуживание русского меньшинства, «в городах со смешанным населением»525.

Первые русские сельские советы на Украине уже были созданы, и этот процесс предполагалось продолжить. Однако статистические данные существенно разнятся. По данным Центральной административнотерриториальной комиссии при ВУЦИК, на 1 октября 1925 г. насчитывалось 89 русских сельсоветов526. В то же время, по данным вышеупомянутой Комиссии по русскому вопросу, на 1 октября 1925 г.

527

существовали 69 русских советов . В материалах, подготовленных Организационно-информационным отделом Управления делами СНК УССР ко второй сессии ЦИК 3-го созыва указывалось, что в 1926 году

528

«предположено организовать» 90 русских сельсоветов . Комиссия по русскому вопросу указывает, что на 1 апреля 1926 г. существовало 122

ГЛЛ

русских сельсовета, на 1 октября 1926 - 312 . В статье

Н. Черлюнчакевича, опубликованной в № 4-5 журнала «Більшовик

530

України» за 1926 г., речь шла о 167 русских национальных сельсоветах .

Выделение русских национальных районов произошло позднее, после окончательного принятия решения о статусе русских на Украине. Проблема русского национального меньшинства активно обсуждалась и украинским руководством. 31 января 1927 г. на заседании комиссии по украинизации свою точку зрения на проблему вновь высказал Н.А. Скрыпник. Он подчеркнул ошибочность воззрения на русский язык как язык «союзный» (с его точки зрения, это была неправильная позиция, являвшаяся «целиком продолжением старых дореволюционных отношений»). В то же время он продолжал настаивать, что «русская национальность на территории Украины является национальностью меньшинства и русский язык на территории Украины является языком

нацменов», и, следовательно, нужны меры для соответствующего

- 531

выделения нацрайонов .

Как справедливо заметил Т. Мартин, определение «национального меньшинства» Скрыпник довел до логического конца, сделав понятия «национальное большинство» и «национальное меньшинство» совершенно относительными. Выступая в 1930 г. на заседании Президиума Совета национальностей, Скрыпник заявил, что «национальным меньшинством является каждая из национальностей, населяющих наш Союз, и украинцы, и русские, и евреи, и белорусы и так далее»: «В каждой союзной республике имеются солидные национальные меньшинства, однако нацмены одной республики являются национальным большинством в своем национальном районе. В польском районе национальным большинством являются поляки; на Украине национальным большинством являются украинцы, однако в польском районе они являются

532

национальным меньшинством...»

Между тем, украинское руководство вынуждено было принять окончательное решение по вопросу о статусе русских в УССР. В резолюции от 19 апреля 1927 г. «Об итогах украинизации» Политбюро ЦК КП(б)У констатировало «рост шовинистических настроений, как среди русских, так и среди украинских элементов мелкой буржуазии, пытающихся оказать влияние на рабочий класс и даже на отдельных членов партии». Основным орудием в борьбе с шовинизмом Политбюро в Харькове считало «дальнейшее решительное и твердое проведение украинизации, с обеспечением интересов национальных меньшинств». Однако было признано, что «к числу нацменьшинств на Украине относится также и русской население, обеспечение культурных интересов которого должно проводиться наравне с прочими нацменьшинствами».

Поскольку «русский язык является языком значительной части рабочих, а местами (и как раз в наиболее промышленных районах)

большинства, рабочих», за русским языком признавалось «особое значение по сравнению с языками прочих нацменьшинств на Украине», что подразумевало обязательное преподавание русского языка в школах, обязательная публикация правительственных распоряжений наряду с украинским, также и на русском языке. «Однако это ни в коем случае не может служить прикрытием для попыток создать для русской культуры на Украине господствующее положение, которым она пользовалась при

533

царизме» , - отмечали украинские руководители. В то же время они подчеркивали нецелесообразность выделения в отдельные административно-территориальные единицы городов, являющихся центрами районов с неукраинским населением, поскольку это может привести к разрыву культурной связи между рабочим классом и крестьянством. «Выделение городов нецелесообразно еще и потому, что динамика социального развития неминуемого ведет к их украинизации по примеру аналогичного процесса изменения национального характера города в соответствии с национальным складом большинства населения страны в Чехии, Венгрии, Латвии и других странах»534, - говорилось в резолюции.

6 июля 1927 г. ВУЦИК и СНК УССР одобрили постановление «Об обеспечении равноправия языков и о содействии развитию украинской культуры», кодифицировавшее все законодательство в этой сфере. В постановлении говорилось, что потребности национальных меньшинств на территории УССР обеспечивались путем выделения национальнотерриториальных единиц. В национально-территориальные административные единицы выделялись местности, в которых преобладающая часть населения не принадлежала к украинской национальности. Языки всех национальностей, проживающих на территории УССР, объявлялись равноправными. Хотя официальным языком был признан украинский, в национально-территориальных административных единицах языком официального общения считался язык преобладающей там национальности. Особо подчеркивалось, что города и поселки городского типа не выделяются в национальнотерриториальные единицы. В учебных учреждениях украинский язык и украиноведение, а также русский язык считались обязательными

535

дисциплинами .

По данным ЦСУ УССР, к июню 1927 года на Украине было уже 287 русских национальных сельсоветов536. 12 июля 1927 г. президиум ВУЦИК одобрил создание 9 русских национальных районов: в Глуховском округе был создан Путивльский район, в Запорожском округе - Каменский, в Луганском округе - Сорокинский, Станично-Луганский, Петровский, в Мелитопольском округе - Терпинянский, в Харьковском округе - Алексеевский, Староверовский и Чугуевский. В 1928 году рассматривался вопрос о русских национальных районах в Полтавском и Изюмском округах, однако они так и не были образованы: в Полтавском округе русские сельсоветы были слишком удалены друг от друга, а в Изюмском предполагаемый русский район проходил бы узкой длинной полосой на стыке нескольких районов, в связи с чем его образование было также

537

признано нецелесообразным .

После ликвидации округов и перехода на двухступенчатую систему управления из смежных русских сельсоветов Харьковского и Сумского округов в 1930 г. был образован еще один русский национальный район -

538

Велико-Писаревский . В дальнейшем состав русских национальных районов и их наименование не один раз претерпевали изменения. К концу 1935 года в Харьковской области было 4 русских района (Велико- Писаревский, Алексеевский, Староверовский, Чугуевский); в Донецкой - 3 (Верхне-Тепловский, Косиоровский, Сорокинский); в Днепропетровской -

539

Каменско-Днепровский, в Черниговской - Путивльский .

Таким образом, русские национальные территориальные образования в УССР были образованы позднее остальных, что объяснялось стремлением партийного руководства укрепить позиции украинского языка и культуры в республике. Сильные позиции русского языка и культуры и большая численность русского населения на Украине заставляли республиканское партийное руководство проводить

протекционистскую политику в отношении украинцев. Поддержка национальной культуры, с одной стороны, и борьба с великорусским шовинизмом, с другой, существенно затрудняли определение статуса русского населения на Украине. Тем не менее, учитывая большую численность русского населения, особенно в крупных городах, и сильные позиции русского языка и культуры, проигнорировать этот вопрос было невозможно. Украинские лидеры признали русских национальным меньшинством и начали выделение русских национально

территориальных единиц (сначала сельсоветов, а затем и районов). Однако городов такое выделение не коснулось: украинское руководство хотело видеть индустриальные центры Украины украинскими еще до начала массовой миграции крестьян в города в процессе индустриализации, чтобы новоприбывшие не оказались в русскоязычном окружении и при этом склонно было торопиться (по выражению Ю. Шевелева, «не хотели ждать ни минуты»)540. Самые рьяные сторонники украинизации, среди которых был и А.Я. Шумский, стали поднимать вопрос о необходимости украинизации пролетарита.

<< | >>
Источник: Борисенок Елена Юрьевна. Концепции «украинизации» и их реализация в национальной политике в государствах восточноевропейского региона (1918-1941 гг.). 2015

Еще по теме § 6. Проблема межнациональных интересов при реализации программы национального строительства: «русский вопрос» в политике украинизации:

  1. СОДЕРЖАНИЕ
  2. Введение
  3. § 7. Территориализация украинского советского проекта: вопрос о границах УССР в 1920-е годы
  4. § 6. Проблема межнациональных интересов при реализации программы национального строительства: «русский вопрос» в политике украинизации
  5. Заключение
  6. Список источников и литературы Архивы
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История мировых цивилизаций - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -