<<
>>

Введение

Минувший в прошлое ХХ век стал временем тяжелейших испытаний для России, в числе которых революция 1917 г. и Гражданская война занимают ключевое место. Резкие политические и социальные изменения в стране способствовали окончательному переходу от аграрного общества к индустриальному.

За годы Гражданской войны и сопутствующей ей аграрной революции кардинальным образом изменился не только экономический уклад, тип хозяйствования, но и в целом стиль общественных и политических отношений и как отдаленное следствие – менталитет народа. В условиях современной России крестьянство продолжает оставаться важнейшим социальным слоем, от благосостояния и активности которого во многом зависит благосостояние и успех всего государства. К сожалению, последние десятилетия продемонстрировали недостаточное внимание государства не только к аграрному сектору в целом, но и к конкретному жителю села, что привело к серьезному социальному и экономическому кризису русской деревни. Экономическая же стабильность государства тем более, такого как Россия, во многом зависит от устойчивости сельского хозяйства и конкретного хозяина, уверенно стоящего на своей земле. В последние годы намечаются тенденции оживления отечественной экономики, и накопленный исторический опыт становится востребованным и актуализирует изучение аграрных проблем. Изучение крестьянского хозяйства в годы Гражданской войны, сложнейших процессов его эволюции, происходивших в то время, позволяет объективно оценить современную аграрную политику. Актуальность темы исследования связана с тем, что работа может оказать помощь в решении ряда проблем современной России, так и недостаточной научной разработанностью проблемы, в первую очередь на региональном уровне.

С этой точки зрения пограничная Псковская губерния, на территории которой в годы Гражданской войны происходили сложные политические процессы, представляет особый интерес для исследования. К началу ХХ века Псковская губерния занимала площадь в

44211,2 км2 и граничила с Петербургской, Новгородской, Тверской, Витебской и

Лифляндской губерниями. Во внутреннем административном делении губерния включала восемь уездов: Великолукский (17 волостей); Новоржевский (15 волостей), Опочецкий (15

волостей), Островский (12 волостей), Порховский (22 волости), Псковский (18 волостей), Торопецкий (16 волостей) и Холмский (21 волость). Общая численность населения губернии по данным Всероссийской сельскохозяйственной переписи 1916 г. составляла

1139522 чел. (495152 мужчины и 644370 женщин), в том числе по уездам: Псковский –

213085 чел., Порховский – 173648, Островский – 150239, Опочецкий – 131024,

Новоржевкий – 120449, Великолукский – 142719, Холмский – 100194, Торопецкий –

108164. Слабее всего были заселены два восточных уезда –Холмский и Торопецкий, в которых плотность населения составляла 14 и 16 человек на км2 соответственно. Наиболее густонаселенными уездами были Псковский (35 чел. / км2), Новоржевский и Островский (по

33 чел. / км2) . Подавляющее число населения губернии – 90,6 % составляли крестьяне. За

годы Гражданской войны естественный прирос населения резко снизился до 3 – 5 % за счет уменьшения рождаемости и высокой смертности.

Но в целом, количество населения в губернии увеличилось за счет значительного притока беженцев из районов, охваченных боевыми действиями. По предварительным итогам Всероссийской переписи населения к ноябрю 1920 г. в Псковской губернии проживало 1231945 чел.1, а плотность населения

составляла уже 31 чел. на км2. В тоже время, резко сократилась численность городского

населения, что в первую очередь было связано с тяжелым продовольственным кризисом

1918 – 1919 гг., когда многие городские жители устремились в сельские местности. Так, население городов Псковской губернии к 1920 г. составило 8,4 %, а периодическая печать того времени сообщала, что население городов очень не велико и тонет в громадной массе сельского населения2.

Объектом исследования является деревня и крестьянство Псковской губернии в

годы революции и Гражданской войны (1917 – 1920 гг.).

Предметом исследования стали изменения в социально-экономическом и политическом положении крестьян в годы гражданского конфликта, отношение крестьян

1 Филимонов А.В. Всеобщие переписи населения в Псковском крае. Псков: ПГПУ, 2009. С. 13; Калинин К.А. Население Псковской губернии // Псковский край. Краеведный сборник. Псков: Новая жизнь, 1927. С. 170 – 171; Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897. Т. 34. Псковская губерния. Тетрадь 1. Псков: Издание Центрального статистического комитета Министерства внутренних дел, 1902. С. 38 – 39; Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897. Т. 34. Псковская губерния. Тетрадь 2. Псков: Издание Центрального статистического комитета Министерства внутренних дел, 1904. С. 1 – 10.

2 Псковский набат. 1920. 19 ноября; Филимонов А.В. Горожан мало, крестьян много. Как это было в 1920 году // Новости Пскова. 2002. 19 июня.

Псковской губернии к советской и белогвардейской политике на селе, а также участие крестьян в вооруженной борьбе за свои интересы в годы Гражданской войны.

Цель работы заключается в комплексном изучении положения крестьян и крестьянского хозяйства Псковской губернии в годы войны.

Для реализации поставленной цели исследования предполагается решить следующие

задачи:

1. Рассмотреть социально-экономические процессы развития крестьянского хозяйства в результате аграрной революции.

2. Проследить эволюцию отношений крестьян к аграрной политике Советского государства, германского оккупационного и белогвардейского правительств.

3. Изучить военно-политическую роль псковского крестьянства в Гражданской войне на

Северо-Западе России.

Территориальные рамки исследования ограничены границами Псковской губернии изучаемого периода, на протяжении которого административное деление губернии оставалось неизменным. С конца апреля 1918 г. по инициативе Петроградского бюро ЦК РКП(б) и Северного областного комитета РКП(б) Псковская губерния вошла в состав семи северных и северо-западных губерний – так называемый Союз Коммун Северной области (СКСО). Но данное образование обеспечивало принцип экономической общности объединяемых губерний и не ликвидировало существующего губернского деления. СКСО просуществовал непродолжительный период времени, и 14 февраля 1919 г. III областной съезд Советов Северной области принял решение о его упразднении. Границы Псковской губернии остались неизменными до 1920 г., когда при заключении мирных договоров РСФСР с Эстонией и Латвией (Тартуский и Рижский договоры) к этим

государствам отошла часть территории Островского и Псковского уездов3. В 1918 г. ряд

волостей Псковского и Островского уездов были оккупированы германскими войсками, и подчинялись распоряжениям оккупационного режима, под эгидой которого в конце 1918 г.

стала формироваться Белая Северо-западная армия. В 1919 г. Белое правительство вело уже

3 Административно-территориальное деление Псковской области. В 2-х томах. Т. 1. Псков: Б.и., 2002. С. 12; Филимонов А.В. Процесс «районирования» в Псковском крае (1918 – 1930 гг.) // Вестник Псковского государственного педагогического университета. Серия «Социально-гуманитарные и психолого-педагогические науки». 2009. Вып. 9. С. 44.

самостоятельную политику на захваченной части Псковской губернии. В эти годы, вплоть до 1920 г. Советская власть не имела возможности влиять на ряд уездов губернии. Ситуация усугублялась постоянными крестьянскими волнениями, в результате которых определенные территории на время были подконтрольны «третьей силе» - повстанческой крестьянско-партизанской власти. Эти исторические условия делают Псковскую губернию в своем роде уникальной на Северо-Западе России в годы Гражданской войны и позволяют исследовать ее как отдельный регион.

Хронологические рамки исследования ограничиваются периодом 1917 – 1920 гг. Начальная дата обусловлена Октябрьской революцией и началом Гражданской войны, конечная – завершением Гражданской войны на Северо-Западе России.

Теоретико-методологичекую основу исследования составляет общенаучный системный подход в сочетании с принципами историзма, предполагающего изучение различных событий и явлений в динамике их изменения и связи с конкретно- историческими условиями их существования. Применение этого метода позволяет выделить как общее, так и различное в происходящих процессах и явлениях социально- экономической и политической жизни крестьянства. Общенаучный системный подход предполагает применение следующих исторических методов: проблемно- хронологического, ретроспективного, статистического, логического, метода сравнительного анализа. Проблемно-хронологический метод позволяет представить исследуемую проблему как процесс в контексте исторической обстановки изучаемого периода. Также в работе использован антропологический метод, позволяющий изучить отношение крестьянства к политике, проводимой различными политическими силами. Изучение сложнейших вопросов истории Гражданской войны и роли крестьянства невозможно без обращения к принципу научной объективности, который позволяет не только изучить исторические факты и явления в их совокупности, но и рассмотреть их многогранность и противоречивость. Для создания полноты исторической картины автором использованы и такие методы, как метод агрегации – сбор и последующее объединение разрозненных фактов, казуальный метод, суть которого заключается в детальном рассмотрении уникальных и нетипичных явлений, просопографический – изучение биографий исторических лиц, объединенных в группу, обладающую определенным числом общих

черт, метод исторической реконструкции, позволяющий воссоздать из разрозненных фактов неизвестные и наиболее важные события и процессы. В качестве вспомогательного метода использован метод интерпретации – аналитического истолкования. Исследование построено по хронологическому и тематическим принципам.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что в нем впервые на основе новых и малоизученных документов проведен комплексный анализ положения псковского крестьянства и его роли в событиях Гражданской войны исследуемого региона. Прослежено отношение крестьян изучаемого региона к проводимым мероприятиям в рамках аграрной революции, раскрыта хронологическая канва военно- политических событий на селе за все годы гражданского конфликта. Впервые комплексно исследованы процессы мобилизации крестьянства Псковщины в Красную Армию, дезертирства и роли повстанческого «зеленого» движения в исследуемых событиях на территории губернии. Систематизирован и введен в научный оборот широкий круг архивных документов. В работе дана обстоятельная оценка сложившихся экономических и социальных процессов, протекавших в крестьянском хозяйстве, и их влияние на благосостояние региона в целом. Отказавшись от жесткого оценочного детерминизма, свойственного большинству работ советского периода, удалось переосмыслить ряд положений о месте и роли крестьянства в Гражданской войне, его настроениях и истинных мотивах действий.

Практическая значимость исследования заключается в том, что его результаты могут быть использованы в ходе дальнейшего изучения Гражданской войны на Северо- Западе России, при создании обобщающих трудов по истории как Северо-Западного региона в целом, так и Псковского края в частности, а также работ краеведческого характера, учебных пособий, при составлении справочных и энциклопедических изданий, в процессе преподавания истории России и краеведения в школе, при подготовке обобщающих и специальных курсов в средних и высших учебных заведениях.

Историография вопроса. Осмысление происходящих революционных событий началось задолго до окончательного завершения гражданского конфликта и на протяжении многих десятков лет продолжало привлекать внимание как отечественных, так и зарубежных исследователей. Характерно, что в разные периоды интерес вызывали

различные, наиболее злободневные для данного времени аспекты этих событий. В связи с тем, что на момент революции 1917 г. Российская империя являлась типично аграрным государством, большинство населения которого составляло крестьянство, именно это сословие и сыграло решающую роль в Гражданской войне. Настроение крестьянства в значительной мере определяло военно-политическую обстановку и развитие событий на местах. Именно поэтому отечественные историки на протяжении всей советской эпохи обращались к проблемам взаимоотношения крестьянства и власти, крестьянских настроений и крестьянского протеста в годы Гражданской войны. Не обойдены вниманием исследователей и вопросы экономического благосостояния русской деревни и отдельного крестьянского двора. Вся отечественная историческая литература по теме диссертационного исследования делится на два основных блока: советский и современный. В рамках советской историографии выделяются три периода: 1) 1918 – 1920-е гг.; 2) начало 1930-х – середина 1950-х гг.; 3) конец 1950-х – конец 1980-х гг.

В 1920-е гг. марксистко-ленинская концепция исторического процесса еще окончательно не сформировалась в качестве общепринятой, и исследователи не были скованы жесткими идеологическими рамками. Основное внимание уделялось рассмотрению процессов установления Советской власти и борьбы с «контрреволюцией». Все явления того времени, в том числе аграрный и продовольственный вопросы, рассматривались в русле борьбы беднейшего крестьянства в союзе с пролетариатом против буржуазии. Многие из этих работ обладают достаточно ценным фактическим и статистическим материалом, позволяющим анализировать состояние и динамику

крестьянского хозяйства4. Работы современников событий имели четкую практическую

4 Книпович Б.Н. Очерки деятельности Народного комиссариата Земледелия за 3 года (1917 – 1920 гг.). М.: Госиздат, 1920. 46 с.; Он же. Направление и итоги аграрной политики 1917 – 1920 годов // О земле. Сборник статей о прошлом и будущем земельно-хозяйственного строительства. Вып. 1. М.: Госиздат, 1921. С. 18 – 43; Крицман Л.Н. Героический период великой русской революции. М.: Госиздат, 1926. 272 с.; Он же. Пролетарская революция и деревня. М.-Л.: Госиздат, 1927. 576 с.; Ларин Ю. Крестьяне и рабочие в русской революции. Пг.: Петрогр. сов. р. и с. д., 1918. 32 с.; Дубровский С.М. Очерки русской революции. М.: Новая деревня., 1919. 404 с.; Он же. Крестьянство в 1917 году. М.: Госиздат, 1927. 148 с.; Струмилин С.Г. Крестьянское хозяйство во время революции. М.: Вопросы труда, 1923. 123 с.; Мартынов Б.С. Земельный строй и земельные отношения в РСФСР.

М.-Л.: Наука и школа, 1927. 221 с.; Кириллов И.А. Очерки землеустройства за 3 года революции (1917-1920). Пг.: Ред.-изд. ком. Нар. ком. зем., 1922. 260 с.; Вермичев И. Аграрное движение в 1917 году // На аграрном фронте.

1926. № 2; Шестаков А.В. Октябрь в деревне. М.: Кооперативное из-во, 1925. 32 с.; Он же. Крестьянство в Октябрьской революции. Харьков: Пролетарий, 1925. 63 с.; Он же. Комитеты бедноты в деревне. Выпуск 1. Воронеж: Коммуна, 1930. 88 с.; Гойхбарг А.Г. Советское земельное право. М.: Госиздат, 1921. 116 с.; Келлер В., Романенко И. Первые итоги аграрной реформы. Воронеж: Гос. изд. Воронеж. отд., 1922. 118 с.; Анкист А. Организация рабочей силы в 1920 г. М.: Агит-изд. отд. Г.К.Т. и Н.К.Т., 1921. 126 с.; Месяцев П.А. О сельском

направленность и были посвящены социально-экономическим сдвигам, произошедшим в деревне в годы агарной революции. Уже в 1918 г. появляются первые публикации, которые фиксировали крестьянские выступления на контролируемой Советской властью территории. Так, например, к первой годовщине большевистской революции в Саратове вышла публикация Б. Соколова «Обзор кулацких восстаний в Саратовской губернии»5. В некоторых работах того времени авторами была предпринята попытка дать взвешенную оценку причин крестьянского недовольства, которое определялось как объективными экономическими трудностями, так и политической несознательностью крестьянства. Например, в работе Н. Орлова, изданной Наркомпродом в 1918 г., обосновывалась неизбежность жесткого курса большевиков по отношению к деревне из-за ее неспособности проявить понимание ситуации и добровольно пойти на ущемление собственных интересов.

В данной работе указывалось, что Советская власть, выдвинув товарообмен «как фундамент хлебной монополии», не могла ждать конца «грандиозной перестройки всего здания нашей промышленности», когда последняя произведет необходимое для деревни количество товаров. Чтобы накормить рабочих, она была вынуждена «от имени революции» потребовать у деревни хлеб в виде кредита, так же как это пытался сделать, но не сумел А.Ф. Керенский. Но крестьянство, по мнению автора, отказало Советской власти в доверии и

«пошло за кулацкой демагогией». Именно поэтому власть и была вынуждена прибегнуть к принудительным реквизициям продовольствия в деревне6. Таким образом, автор проводил мысль о неизбежности конфликта города с деревней в силу объективно сложившихся обстоятельств. Ценные сведения содержатся в публикациях, авторами которых были практические работники Наркомата Земледелия, Центрального статистического

управления, преподаватели Сельскохозяйственного и Межевого институтов7. В этих трудах

хозяйстве России. Характеристика земледелия до революции, причины и размеры современного кризиса и мероприятия, намеченные 9 Всероссийским съездом Советов в области сельского хозяйства. М.: Новая деревня,

1922. 49 с.

5 Соколов Б. Обзор кулацких восстаний в Саратовской губернии // Годовщина социалистической революции в

Саратове. Саратов: Б.и., 1918. С. 14 – 37.

6 Орлов Н. Продовольственная работа Советской власти. Девять месяцев продовольственной работы Советской власти. М.: Нар. ком. продовольствия, 1918. 396 с.

7 Першин П.Н. Очерки земельной политики русской революции. М.: Центр. ком. Лиги аграр. реформ, 1918. 122 с.;

Он же. Формы землепользования // О земле. Сборник статей о прошлом и будущем земельно-хозяйственного строительства. Вып. 1. С. 134 – 168; Он же. Участковое землепользование в России, хутора и отруба, их распространения за десятилетия 1907 – 1916 и судьба во время революции 1917 – 1920. М.: Новая деревня, 1921. 52

с.; Он же. Задача землеустройства при его упрощении // Сельскохозяйственная жизнь. 1922. № 10; Хрящева А.И. Крестьянство в войне и революции: статистическо-экономические очерки. М.: Б.и., 1921. 44 с.; Мануйлов А.

характеризуется деятельность центральных и местных земельных органов, процесса распределение земли, итоги земельных преобразований. С 1920 г. стали активно публиковаться сборники документов, статистические справочники, посвященные событиям агарной революции8. В это же время в свет вышли работы и регионального характера, освещающие состояние сельского хозяйства и продовольственной ситуации в Псковской губернии за военные и революционные годы, которые содержат важный фактический материал для настоящего исследования9. Так, в протоколе Псковского губернского продовольственного совещания были объяснены причины тяжелой продовольственной ситуации в губернии, приведены объемы конфискуемых продуктов из крестьянских хозяйств. Очень ценными в названном протоколе представляются доклады уполномоченных по военным заготовкам, которые, с одной стороны, позволяют воссоздать картину военно-продовольственных заготовок, а с другой – подчеркнуть специфику

исследуемого региона.

Мелкая аренда земли // О земле. Сборник статей о прошлом и будущем земельно-хозяйственного строительства. Вып. 1. С. 116 – 124; Берзин А. Итоги и ближайшие перспективы землеустройства // О земле. Сборник статей о прошлом и будущем земельно-хозяйственного строительства. Вып. 1. С. 26 – 32; Огановский И. Община и земельное товарищество // О земле. Сборник статей о прошлом и будущем земельно-хозяйственного строительства. Вып. 1. С. 65 – 79; Мещеряков В. Организация Народного Комиссариата Земледелия и земельных отделов. Полгода коммунального строительства. М.: Изд-во Нар. ком. зем., 1919. 22 с.; Месяцев А. Ближайшие пути земельно-хозяйственного строительства // О земле. Сборник статей о прошлом и будущем земельно- хозяйственного строительства. Вып. 1. С. 91 – 124; Он же. Аграрный вопрос в России за время революции. За пять лет 1917 – 1922. М.: Новый агроном, 1922. 327 с.; Он же. Земельная и сельскохозяйственная политика революции (1918 – 1920). М.: Новая деревня, 1922. 237 с.; Бруцкус Б.Д. Обобществление земли и аграрная реформа. М.: Универс. б-ка, 1917. 31 с.; Он же. Лига аграрных реформ. Съезд 2. Основные вопросы аграрной реформы на 2-м Всероссийском съезде Лиги аграрных реформ. М.: Универс. б-ка, 1917. 48 с.; Он же. Аграрный вопрос и аграрная политика. Пб.: Право, 1922. 234 с.; Он же. Экономия сельского хозяйства: народно-хозяйственные основы. Пг.: Кооперация. 248 с.; Кондратьев К.Д. Рынок хлебов и его регулирование во время войны и революции. М.: Новая деревня, 1922. 320 с.; Винокур Л. Продорганы республики // На новых путях (работа продовольственных органов). М.: Продовольствие и революция, 1923. С. 40 – 48; Мар Д. Три года военно-продовольственной работы // Четвертая годовщина Наркомпрода. М.: Госиздат, 1921. С. 30 – 37; Второй год борьбы с голодом. Краткий отчет о деятельности Народного комиссариата по продовольствию за 1918 – 1919 гг. М.: Отд. Нар. ком. по прод., 1919. 57

с.

8 Групповые итоги сельскохозяйственной переписи 1920 г. (по губерниям и районам). М.: Б.и., 1926. 359 с.; Труды

Всероссийского съезда земельных отделов, комбедов и коммун. М.: Госиздат, 1919. 204 с.; Сборник декретов и постановлений по НКЗ 1917 – 1920. М.: Госиздат, 1921. 154 с.; Аграрное движение в 1917 году по документам Главного Земельного комитета // Красный архив. 1926. № 1. С. 136 – 139; Распределение земли в 1918. М.: Изд-во НКЗ, 1919. 17 с.; Статистический справочник по аграрному вопросу. Вып. 1. М.: Универсальная б-ка, 1918. 48 с.; Экономическое расслоение крестьянства в 1917 – 1919. М.: Б.и., 1922. 37 с.; Сельское хозяйство России в XX веке: Сборник статистико-экономических сведений за 1901 – 1922 гг. М.: Новая деревня, 1923. 340 с.

9 Землеустройство и сельскохозяйственные мероприятия. Псков: Госиздат, 1920. 90 с.; Протокол Псковского губернского продовольственного совещания. Псков: Госиздат, 1920. 67 с.; Итоги подсчета Всероссийской

сельскохозяйственной переписи 1917 и итоги за 1919 год, исчисленные на основании 10 % гнездового обследования земледельческих хозяйств в том же году: Население. Скот. Посевы. Псков: Вторая гос. тип., 1921.

119 с.; Отчет о деятельности отделов Псковского губернского Совета народного хозяйства за 1920 год и производственный план на 1921 год. Псков: Б.и., 1921. 204 с.; Состояние хлебов и трав за время с 15 мая по 1 августа 1919 года. Псков: Б.и., б.г. 7 с.

В условиях относительной свободы от идеологического прессинга, во многих работах авторами допускалась критика политики большевиков в деревне. Например, Б.Н. Крицман считал, что предпринимаемые Советской властью меры не соответствовали экономическому укладу страны, поэтому являлась «экономически реакционными»10. А.В. Шестаков полагал, что «ликвидация помещичьего землевладения осуществлялась крестьянами самостоятельно, без помощи пролетариата и его партии»11. Утверждалось, что большевики после 1917 г. отступили от своей аграрной программы, выбрав эсеровское направление в земельной политике. Известный экономист того времени Л.Н. Литошенко в

1917 – 1918 гг. опубликовал в «Русских ведомостях» цикл статей с критикой эсеровской и большевистской политики, направленной на «социализацию земли». В 1918 г. эти статьи были изданы отдельным сборником под общим заголовком «Социализация земли»12, в котором автор отрицал как идею, так и практику любой формы «социализации» - обобществления земли. В этом отношении с его взглядами перекликается постсоветская публицистика. Полный вариант работы автора вышел в свет только в 2001 и содержит анализ практического осуществления политики «социализации» Росси.

Большой фактический материал об экономическом положении в деревне в 1918 г. ввел в научный оборот М.А. Орлов. Наиболее крупная его работа «Продовольственная работа Советской власти» содержала огромный материал, характеризующий деятельность Советской власти по решению продовольственной проблемы13. Автор показал, что Советская власть ввела продовольственную диктатуру лишь после того, как попытки решить проблему на основе товарообмена оказались неудачными. В другой работе он отметил, что одна из причин отклонения от хлебной монополии в 1918 г. крылась в классовом составе местных Советов. В то же время комбеды рассматриваются им только как чисто продовольственные органы Советской власти14. В 1920 г. в работе Л. Крицмана и Ю. Ларина была впервые дана критическая оценка результатов деятельности комитетов

бедноты. Авторы заявили о наличии двух параллельно развивающихся в России

10 Крицман Л.Н. Пролетарская революция и деревня. С. 93.

11 Шестаков А.В. Октябрь в деревне. С. 30.

12 Литошенко Л.Н. Социализация земли // Народное право. Сборник материалов. М.: Б.и., 1918. 120 с.; Он же. Социализация земли в России. Новосибирск: Сиб. хронограф, 2001. 536 с.

13 Орлов Н.А. Продовольственная работа Советской власти. Девять месяцев продовольственной работы Советской

власти. М.: Нар. ком. продовольствия , 1918. 396 с.

14 Орлов М.А. Продовольственное дело в России. М.: Изд. отд. Нар. ком. по продовольствию, 1923. 30 с.

революций: аграрной и пролетарской, и об определенных различиях целей крестьянства и рабочего класса15. Эту точку зрения позднее разделял М.Н. Покровский, в настоящее время она вновь завоевывает популярность в историографии. М.Н. Покровский четко сформулировал цель крестьянской революции, суть которой была в борьбе крестьян за право быть хозяином на своей земле и право распоряжаться продуктом своего труда16.

Не была обделена вниманием исследователей и тема крестьянских вооруженных восстаний, которая так же стала разрабатываться сразу по окончанию Гражданской войны. Первоначально круг привлекаемых источников был ограничен – в основном газетный материал и собственные впечатления авторов17. Во многих работах восставшие крестьяне назывались однозначно бандитами, умалчивались истинные причины восстаний, преуменьшались размах и важность крестьянского движения. Именно в этот период стала господствующей тенденция характеризовать все антисоветские крестьянские выступления как кулацко-эсеровские мятежи и «политический бандитизм». Исследователь А.И. Аникееев рассматривает крестьянское движение как неотъемлемую часть Гражданской войны в России. В качестве основных причин крестьянских восстаний на контролируемой большевиками территории в данной работе автор указывает на принудительные

мобилизации в Красную Армию и продовольственную политику большевиков с её реквизициями и экспроприациями18. Основываясь на мемуарах белых офицеров, А.И. Аникеев сделал вывод, что одной из причин побед Красной Армии над Белым движением явилось нежелание крестьянства воевать на стороне белых.

В двадцатые годы прошлого века проблема взаимоотношения крестьянства и Советской власти нашла отражение на страницах военных изданий. Публиковалось множество работ, посвященных различным аспектам истории Красной Армии в годы Гражданской войны, в том числе проблеме комплектования армии и дезертирства из ее рядов. Одной из наиболее фундаментальных работ по данной теме является монография

С.П. Оликова, посвященная изучению проблемы дезертирства из рядов Красной Армии. В

15 Крицман Л.Н. Пролетарская революция в деревне. М.-Л.: Госиздат, 1927. 576 с.

16 Покровский М.Н. Контрреволюция за четыре года. М.: Госиздаи, 1922. 14 с.

17 Антонов-Саратовский. Под стягом пролетарской борьбы. М.-Л.: Госиздат, 1925. 310 с.; Левинсон М. Контрреволюция в Саратовской губернии 1918 – 1921 гг. Саратов: Б.и., 1927. 277 с.; Веденяпин Г. Балашовская организация РКП в борьбе с бандитизмом 1920 – 1921 гг. Балашов: Балашов. истпарт, 1921. 18 с.

18 Анишеев А.И. Очерки истории Гражданской войны 1917 – 1920. Л.: Воен.-полит. акад. им. тов. Толмачева РККА и

РККФ , 1925. 288 с.

ней впервые были показаны реальные масштабы этого явления и «зеленого» движения на территории Советской России. Автор видел причины дезертирства в связи армии и тыла. Именно тыл, по мнению С.П. Оликова, разлагающе влиял на армию, из тыла приходило много сообщений о заброшенности хозяйства, нехватке рабочих рук, несправедливых действиях местной власти. Реакцией на подобные сообщения было «массовое дезертирство» красноармейцев19. Данная тематика была продолжена Н. Мовчиным, который тоже обращался к вопросу дезертирства и его роли в Гражданской войне. Наибольшую опасность дезертирство, по мнению автора, представляло летом 1919 г., когда волна дезертирских восстаний прокатилась по прифронтовым губерниям20. В начале 1920-х гг. под руководством комиссии Центрального комитета ВКП(б) «По работе в деревне», было проведено социологическое обследование крестьянских хозяйств. Результатом проделанной работы стал сборник «Крестьянское хозяйство за время революции»21.

Тема крестьянского движения и позиции крестьянства в годы Гражданской войны

была также затронута и в многочисленных публикациях представителей русской эмиграции. Непримиримый враг большевиков Б.В. Савинков в 1921 г., анализируя причины поражения Белого движения, сделал вывод: «…пока Белое дело не станет делом крестьян, успеха не будет. Кто сумеет борьбу против большевиков сделать борьбой за новую крестьянскую Россию, тот и победит большевиков»22. В вышедших за рубежом изданиях бывших членов партии эсеров затрагивался вопрос о причастности партии социалистов- революционеров к крестьянским мятежам и причинах крестьянского недовольства. Так, например, один из главных руководителей эсеровской партии В.М. Чернов указывал на стихийный характер крестьянского движения, главной причиной которого являлась безжалостная эксплуатация крестьянства большевиками23. Итогом десятилетнего изучения земельных преобразований стал сборник «Аграрная революция» (второй том посвящен крестьянскому движению 1917 г.), вышедший в 1927 г.24 А в рамках Псковского региона

можно отметить Краеведный сборник «Псковский край» и юбилейный сборник «10 лет

19 Оликов С.П. Дезертирство в Красной Армии и борьба с ним. Л.: Изд. Воен. тип. Упр. делами Наркомвоенмор и РВС СССР, 1926. 128 с.

20 Мовчин Н. Комплектование Красной Армии. Саратов: Изд. Воен. тип. Упр. делами Наркомвоенмор. и РВС СССР, 1928.

292 с.

21 Крестьянское хозяйство за время революции. М.: Красная новь, 1923. 126 с.

22 Савинков Б.В. Накануне новой революции. Варшава: Польско-рус. изд. Россика, 1921. С. 163.

23 Чернов В.М. Записки социалиста-революционера. Т. 1. Берлин: Гржебин, 1922. 339 с.

24 Аграрная революция. Т.2. М.: Изд-во Коммунистической Академии, 1927. 231 с.

власти Советов в Псковской губернии», а так же работу А.В. Игнатьева, содержащие богатые фактическим материалом статьи о состоянии животноводства, растениеводства, а также анализ миграционных процессов населения в губернии25.

В 1920-е гг. начали закладываться основы региональной историографии. Так, уже весной 1919 г. Центральный комитет РКП(б) выступил с инициативой о сборе партийных изданий, протоколов и других подобных материалов. С этой целью 25 сентября 1920 г. было опубликовано постановление СНК «Об учреждении комиссии для собирания и изучения материалов по истории Октябрьской революции и истории РКП»26 (Истпарт). Из всех учреждений, возникших в стране после 1917 г., Истпарт до 1928 г. фактически был единственным центром по изучению истории большевистской партии. С 1922 г. стало действовать отделение Истпарта при Псковском губкоме РКП(б), которое через журнал

«Известия Псковского губкома РКП(б)» обратилось к общественности с призывом собирать документы, газетные материалы, фотографии – все, что связано с революционными событиями на Псковщине. Значительно активизировали исследовательскую деятельность Истпарта юбилейные даты, каковыми в 1920-е гг. являлись 5-я и 10-я годовщина революции27. Ряд статей о событиях 1918 г. на Псковщине был опубликован в журнале ленинградского Истпарта «Красная летопись». Они повествовали о партийном строительстве в губернии и организации Красной армии28, комбедовскому периоду была посвящена статья К.К. Розенбека29. Впервые в исторической литературе автор привел сведения о количестве комбедов в Псковской губернии, уездах и волостях, значимость статьи усиливается тем, что она построена на архивных документах30.

Литература 1920-х гг., является весьма сложным явлением отечественной историографии. Она отражала своеобразие периода с его поисками и трудностями, но ее

еще нельзя квалифицировать как литературу собственно историческую. Однако значение

25 Псковский край. Краеведный сборник; 10 лет власти Советов в Псковской губернии. Псков: Псковск. окружн. исполн. комитет, 1929. 131 с.; Игнатьев А.В. Состояние сельского хозяйства Псковской губернии в 1924 и 1925 гг. по сравнению с предреволюционным временем (По материалу весенних опросов 1924 и 1925 гг. и сельскохозяйственной переписи 1916 года). Псков: Псковск. губстатбюро, 1926. 147 с.

26 Декреты Советской власти. Т. 10. М.: Политиздат, 1980. С. 198 – 201.

27 Филимонов А.В. Источники и историография Псковского края (послеоктябрьский период). С. 6, 21.

28 Никонов В. Партийное строительство на Псковщине в 1918 – 1919 гг. // Красная летопись. 1930. № 2. С. 191 –

198; Курзиниер М.Я. Из истории создания Красной армии в Псковской губернии в 1918 г. // Красная летопись.

1930. № 1. С. 76 – 89.

29 Розенбек К.К. Комитеты деревенской бедноты в Псковской губернии в 1918 г. // Красная летопись. 1929. № 6. С.

213 – 223.

30 Филимонов А.В. Источники и историография Псковского края (послеоктябрьский период). С. 23.

этих работ для изучения истории деревни нельзя и недооценивать. Первый этап в историографии проблемы является временем, когда тема разрабатывалась как бы «по горячим следам». Авторами статей и монографий были непосредственные очевидцы тех событий и работники земельных органов. На работах вышеупомянутых авторов лежит печать Гражданской войны, отсюда бескомпромиссность оценок происходивших событий.

В начале 1930-х гг. историки продолжили изучение крестьянства в годы Гражданской войны, по-прежнему разрабатывались многие аспекты жизни крестьян в революционные годы. Но работ стало намного меньше, под воздействием набирающего силу культа личности и партийно-идеологического давления изменился и характер самих исследований. В 1930 - 1940-е гг. возросло внимание исследователей к изучению аграрных преобразований31. Значительное внимание было уделено первым шагам социалистического

переустройства сельского хозяйства32. Заметное место в работах историков занимали

вопросы создания комитетов бедноты, которые в совокупности охватывают всю проблематику истории комбедов и представляют глубокое научное исследование. Историю комбедов разрабатывали М.Г. Кизрин, М.Л. Лурье, отдельные стороны комбедовского движения получили освещение в статьях Н.Н. Добротвора, В.А. Максимова33. Исследование истории комбедов шло по линии детализации и локализации. Проблема анализировалась, главным образом, на местном материале, что было особенно характерно для послевоенного периода. В 1947 г. в Ленинграде был издан сборник документов

«Комитеты деревенской бедноты Северной области», освещавший процессы создания и деятельности комбедов в нескольких северных и северо-западных губерниях, в том числе в Псковской. Это была первая широкая публикация документов, главным образом из

московских и ленинградских архивов, отражавшая ход революционных преобразований в

31 Кочетковская Е.Н. Национализация земли в СССР. М.: Госполитиздат, 1947. 244 с.; Лопаткин А.Н. Из истории разработки аграрных преобразований большевистской партии. М.: Госполитиздат, 1952. 310 с.; Луцкий Е.А. Передел земли весной 1918 г. // Известия Академии Наук СССР. 1949. Т. 6. № 3. С. 43 – 47; Он же. К истории конфискации помещичьих имений в 1917 – 1918 гг. // Известия Академии Наук СССР. Серия истории и философии. 1948. Т. 5.

№ 6. С. 503 – 515.

32 Конюков И.А. Очерки о первых этапах развития коллективного земледелия 1917 – 1918. М.: Новая деревня, 1949.

192 с.

33 Кизрин М.Г. К истории комитетов бедноты. Воронеж: Изд. и тип. кн-ва "Коммуна", 1932. 72 с.; Лурье М.Л. Первый съезд комитетов бедноты Союза коммун Северной области // Красная летопись. 1931. № 4.; Добротвор Н.М. Продотряды в первый период их организации // История пролетариата СССР. 1933. № 4. С. 65 – 66; Максимов В.А. Кулацкая контрреволюция // Историк-марксист. 1932. № 4 – 5. С. 127 – 136.

обширном регионе, в том числе, и в деревне Псковской губернии34. В итоге, к середине

1950-х гг. географические рамки изучения истории комитетов бедноты значительно расширились. Это создало благоприятные условия для более точного и объективного определения их места в укреплении власти большевиков на селе. Главным достоинством специальных работ по истории комитетов бедноты было введение в научный оборот огромного фактического материала, извлеченного, как правило, из местных и центральных архивов. Расширению документальной базы исследований способствовало также появление ряда публикаций документов о развитии социальных изменений в деревне. В литературе второй половины 1930-х - середины 1950-х гг., был подвергнут изучению широкий круг вопросов, связанных с социальными преобразованиями в деревне. Но, однако, вплоть до середины 1950 гг. объем работ о крестьянстве, да и о Гражданской войне в целом, резко сократился по сравнению с 1920-ми гг. Не было создано полной, комплексной картины истории революционных событий на селе. Причиной этому были сокращение издательской деятельности в условиях культа личности, а также репрессии среди историков и активных участников революции.

Изучение истории революционных событий заметно оживилось после ХХ съезда КПСС, чему способствовало и обеспечение доступа к архивным материалам. Расширение их использования сопровождалось и крупными документальными публикациями. Сильным толчком к активизации исследовательской работы стала 40-я годовщина Октября (1957 г.), а затем его 50-летие и 60-летие. Со второй половины 50-х годов изучение отношений власти и крестьянства приняло широкий размах. Первыми крупными работами, в этом направлении стали исследования В.М. Губаревой, Ф.М. Чебаевского, Б.М. Морозова, П.Н. Соболева, Е.Г. Гимпельсона35. Эти авторы рассматривали историю низовых крестьянских Советов 1917 –

1918 гг. в связи с решением более широких научных задач, в то время как характеристика

отдельных вопросов основывалась на относительно узкой исторической базе. Специальное исследование отношений волостных советов с сельским населением впервые проводилось в

34 Комитеты деревенской бедноты Северной области. Сборник документов. Л.: Лениздат, 1947. 495 с.

35 Губарева В.М. Развёртывание социалистической революции в деревне (По материалам Петроградской губернии). Л.: Изд-во ЛГУ, 1957. 192 с.; Морозов Б.М. Создание и укрепление Советского государственного

аппарата (ноябрь 1917 – март 1919 годов). М.: Мысль, 1957. 351 с.; Соболев П.Н. Беднейшее крестьянство –

союзник пролетариата в Октябрьской революции. М.: Мысль, 1958. 362 с.; Гимпельсон Е.Г. Из истории строительства Советов. М.: Госюриздат, 1958. 180 с.

статье В.В. Гришаева36. Вовлечение в научный оборот источников нового вида – анкет волостных Советов позволило авторам предметно говорить о времени создания волостных Советов, способах их образования, практической деятельности; характере взаимоотношений с земствами и делать выводы о социальном составе.

В шестидесятые годы волостные и сельские Советы изучались В.Р. Герасимюк, П.Н. Абрамовым, В.В. Гришаевым37. Весьма обстоятельно эта тема освещалась в работах Х.А. Ерицяна, В.М. Селунской, Т.И. Ильиной, И.А. Лепешкина, П.Н. Першина, К.Н. Космачева, И.С. Лутовинова, С.Л. Макаровой, Т.В. Осиповой, Г.А. Герасименко, Б.М. Морозова, С.С. Хесина, Э.М. Щагина, А.А. Чернобаева, П.Н. Соболева и в ряде коллективных трудов38. Определенный фактический материал по истории начального периода аграрной революции на Северо-Западе России содержится в работах Е.П. Редаковой39. В приведенных исследованиях раскрываются вопросы конфискации частновладельческих земель, строительство первых коммун и артелей, в том числе и на территории Псковской губернии.

В 1959 г. появилась монография Н.В. Саутина «Великий Октябрь в деревне на Северо-Западе России (октябрь 1917 – 1918 гг.)». В работе рассматривались революционные события, которые развертывались в селах Петроградской, Псковской, Новгородской, Олонецкой и Череповецкой губерний. Автор прослеживает процесс создания и упрочения советской государственности в отдельных губерниях40. К 50-летию Октября С.А. Иванов

издал монографию «Красный Октябрь на Псковщине», которая охватывает важнейшие

36 Гришаев В.В. Создание волостных Советов крестьянских депутатов // Вестник МГУ. 1957. № 4. С. 29 – 53.

37 Герасимюк В.Р. Начало социалистической революции в деревне 1917 – 1918 годы. М.: Политиздат, 1958. 160 с.; Абрамов П.Н. Советское строительство на селе в докомбедовский период (октябрь 1917 – июнь 1918 гг.) // Вопросы истории КПСС. 1960. № 6. С. 61 – 69; Гришаев В.В. Строительство Советов в деревне в первый год

социалистической революции. М.: Мысль, 1967. 88 с.

38 Ерицян Х.А. Советы крестьянских депутатов в Октябрьской революции. М.: Соцэкгиз, 1960. 191 с.; Селунская В.М. Рабочий класс и Октябрь в деревне. М.: Мысль, 1968. 296 с.; Ильина Т.А. Строительство Советской власти в Тверской губернии. Создание волостных Советов крестьянских депутатов (ноябрь 1917 – май 1918) // Из прошлого и настоящего Калининской области. Калинин: Калининский гос. пед. ин-т им. М.И. Калинина, 1965. С. 45 – 49; Лепешкин И.А. Советы – власть трудящихся. 1917 – 1936. М.: Изд. "Юридическая литература", 1966. 575 с.; Лутовинов

И.С. Установление советской власти на Северо-Западе России. Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1970. 340

с.; Макарова С.Л. Опросные листы Народного комиссариата земле делим и Московского областного исполнительного комитета как источник по истории аграрной революции, Ноябрь 1917 – июнь 1918 г.: Автореф. дис.... канд. ист. наук. М., 1970; Осипова Т.В. Классовая борьба в деревне в период подготовки и проведения Октябрьской революции. М.: Знание, 1974. 352 с.; Герасименко Г.А. Советская власть в деревне на первом этапе Октября. Саратов: Изд-во Саратовского гос. ун-та, 1980. 228 с.; Морозов Б.М. Партия и Советы в Октябрьской Революции. М.: Мысль, 1966. 351 с.; Хесин С.С. Становление пролетарской диктатуры в России. М.: Наука, 1975.

471 с.; Щагин Э.М. Октябрьская революция в деревне восточных окраин России. М.: Б.и., 1974. 280 с.; Соболев

П.М. Упрочение союза рабочих и крестьян в первый год пролетарской диктатуры. М.: Мысль, 1967. 362 с.

39 Редакова Е.П. Проведение декрета о земле в Псковской губернии // Ученые записки Псковского государственного педагогического института им. С.М. Кирова. 1958. Вып. VI. С. 3 – 30.

40 Филимонов А.В. Источники и историография Псковского края (послеоктябрьский период). С. 29.

стороны жизни губернии от февраля 1917 г. до конца 1918 г., в том числе и события в аграрном секторе Псковской губернии (в 1984 г. работа была повторно переиздана).41

Советскими историками за время с конца 1950-х и до конца 1980-х гг. обстоятельно изучены аграрные преобразования Советской власти, что очень важно, т.к. именно они стали главным средством новой власти для укрепления своих позиций в деревне42. Большая работа проделана советскими историками по вопросу продовольственной политики власти после Октябрьского переворота. Итоги изучения этой проблемы были подведены в ряде историографических работ43.

В советской литературе о комбедах наблюдается стремление к созданию обобщающих трудов. Если в 1950 - 1960-е гг. история комбедов исследовалась, главным образом, на материалах отдельных губерний, то в последующие годы стали появляться работы, в которых делалась попытка синтезировать конкретно-исторический материал в масштабе всей страны или отдельных крупных регионов. Примером подобных трудов могут служить исследования А.А. Чернобаева, К.Н. Космачёва44. В работе последнего приводится разнообразный материал о создании и деятельности комитетов бедноты на Псковщине и других аграрных преобразованиях. В 1950 – 1980-е гг. в отечественной историографии значительно чаще стали рассматриваться вопросы социально- экономического положения российских крестьян в переломную эпоху, анализировались особенности бедственного положения деревни в период 1917 – 1921 гг. При этом чаще всего обращалось внимание на то, что кризисные обстоятельства в жизни российского крестьянства были вызваны действиями враждебных большевикам сил. По мнению

большинства авторов, именно их деятельность и послужила главной причиной постепенной

41 Иванов С.А. Красный Октябрь на Псковщине. Л.: Лениздат, 1967. 240 с.

42 Данилов В.П. Перераспределение земельного фонда России в результате Великой Октябрьской социалистической революции // Ленинский декрет «О земле» в действии. М.: Наука, 1979. С. 261 – 310; Иванов Е.П. Мероприятия партии и првительства по подъему крестьянского хозяйства Псковской губернии в

восстановительный период (1921 – 1926 гг.) // Ученые записки Ленинградского государственного педагогического

института им. А.И. Герцена Исторические науки. Т. 502. Псков: Великолукская городская типография, 1971. С. 53 – 66; Богданова Г.Н. Проведение земельных преобразований в северо-западных губерниях РСФСР в 1918 – 1920 гг. // Вопросы истории Европейского Севера. Межвузовский сборник. Петразаводск: Петрозав. ун-т, 1978. С. 81 – 89.

43 Шишкин В.И. Итоги изучения продовольственной политики Советской власти (1917 – 1921 гг.) // Из истории гражданской войны и интервенции. 1917 – 1922 гг. М.: Наука, 1974. 105 с.; Стрижков Ю.К. Новейшая

историческая литература о борьбе на продовольственном фронте в годы гражданской войны // Вопросы истории.

1980. № 2. С. 122 – 127.

44 Чернобаев А.А. Развитие социалистической революции в деревне (октябрь 1917-1918 гг.). М.: Высшая школа,

1975. 182 с.; Космачев К.Н. Коммунистическая партия – руководитель социалистической революции в деревне (1918 г.). Смоленск: Моск. рабочий. Смол. отд-ние, 1970. 281 с. (В указанных работах освещается целый спектр агарных преобразований на селе – авт.).

материальной и экономической деградации сельского хозяйства в годы гражданской войны, резкого снижения производительности крестьянского труда, продовольственных трудностей и наступившего в ряде районов страны масштабного голода. В 1980-е гг. в свет вышли обзорные работы, авторы которых стремились комплексно проанализировать судьбы крестьянства России в Гражданской войны, затрагивались различные аспекты жизни крестьянского мира, как экономического, так и политического характера45.

Бытовые особенности жизни крестьянства в этот период, его профессиональная

деятельность, внутренний мир крестьянского сообщества рассматривались довольно редко и только в контексте других основных проблем социально-экономического положения деревни в годы революции и Гражданской войны. В некоторых работах отечественных историков данного периода важное место занял анализ просчетов большевистской политики в деревне, назывались причины неудач новой государственной власти в крестьянской среде. Теперь они объяснялись уже не столько изначальной «темнотой» крестьянства, сколько неверным выполнением директив партии на местах, искажением партийной линии в деревне, самоуправством местных властей. Тем не менее, глубинные причины оппозиционности значительной части крестьянского сообщества новой большевистской власти, чаще всего, оставались за кадром данных исторических исследований, как, впрочем, и реальные причины его бедственного социально- экономического положения. Но в то же время так и не увидели свет работы, комплексно раскрывающие основные моменты жизни крестьянства в изучаемый период.

Под влиянием начавшейся в стране перестройки и «гласности» ситуация в историографии стала постепенно меняться, начался радикальный пересмотр взглядов относительно эпохи Гражданской войны и «военного коммунизма». Начало 1990-х гг. характеризуется разработкой новых тем. В частности, на первый план стали выходить исторические исследования, в которых более детально изучены не только причины политических колебаний российского крестьянства в годы Гражданской войны, но и

причины бедственного положения деревни в 1917 – 1921 гг., а также деградации и

45 Андреев В.М. Под знаменем пролетариата. Трудовое крестьянство в годы Гражданской войны. М.: Мысль, 1981.

247 с.; Кабанов В.В. Крестьянское хозяйство в условиях «военного коммунизма». М.: Наука, 1988. 302 с.; Он же. Аграрная революция в России // Вопросы истории. 1989. № 11. С. 28 – 44; Кабытов П.С., Козлов В.А., Литвак Б.Г. Русское крестьянство: этапы духовного освобождения. М.: Мысль, 1988. 237 с.

архаизации крестьянского труда в годы Гражданской войны46. Под влиянием радикальной смены исследовательских парадигм в работах начинают рассматриваться также и совершенно новые аспекты жизни российского общества, связанные с так называемой

«историей повседневности». При этом на передний план в качестве объектов исследования выходят быт крестьянского сообщества, особенности мировоззрения и «картины мира» российского крестьянина, характер крестьянского социума, который базировался на общинной организации и традиционных патриархальных, патерналистских ценностях. Причем, впервые в отечественной историографии проблемы социокультурного положения российского крестьянства, его труда и быта приобрели самостоятельное звучание, выходя из общего контекста социально-экономического положения деревни в годы революционных потрясений и Гражданской войны47. Проанализированы причины распада традиционного

сознания и традиционной семьи, форм труда и быта в российской деревне48. В этот период

46 Быстрова И.В. Государство и экономика в 1920 гг.: борьба идей и реальность // Отечественная история. 1993. №

3. С. 51 – 60; Шмелев Г.И. Национализация земли в теоретических схемах большевиков и в реальности // Вопросы истории. 2003. № 2. С. 31 – 49; Суворова Л.Н. За «фасадом»» «военного коммунизма»: политическая власть и рыночная экономика // Отечественная история. 1993. № 3. С. 48 – 59; Овечкин В.В. Изъятие лошадей у населения для Красной армии в годы гражданской войны // Вопросы истории. 1999. № 8. С. 114 – 124; Саблин В.А. Доходность крестьянского двора на Европейском Севере России по материалам бюджетной статистики 1917 –

1920-х годов // Европейский Север в судьбе России: общее и особенное исторического процесса. Вологда: Вологодский институт права и экономики, 2005. С. 255 – 271; Он же. Размер и структура доходов крестьянского

двора на Европейском Севере России по материалам бюджетной статистики 1917 – 1920-х годов // Северо-Запад в аграрной истории России: Межвузовский тематический сборник научных трудов. Калининград: Калинингр. гос. ун-т,

2005. С. 158 – 170. Он же. Крестьянское хозяйство на Европейском Севере России (1917 – 1920). М.: Academia,

2009. 431 с.; Есикова М.М. Труд крестьянина и аграрная культура // Научно-теоретический и прикладной журнал

«Исторические, философские, политологические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики». 2011. № 1. С. 102 – 104.

47 Булдаков В.П. Красная смута: Природа и последствия революционного насилия. М.: РОССПЭН, 1997. 376.; Он же. К изучению психологии и психопатологии революционной эпохи: (Методологический аспект) // Революция и человек: социально-психологический аспект. М.: ИРИ РАН, 1996. С. 4 – 17; Литвак К.Б. Самогоноварение и потребление алкоголя в российской деревне 1920-х годов // Отечественная история. 1992. № 4. С. 74 – 88; Дианова

Е.В. Кооперация и продразверстка на Европейском Севере в 1920 году // 1920 год в судьбах России и мира:

апофеоз Гражданской войны в России и ее воздействие на международные отношения: сборник материалов международной научной конференции. Архангельск: Солти, 2010. С. 111 – 116; Сафонов Д.А. Гражданская война как фактор воздействия на аграрную сферу // Типология и особенности аграрного развития России и Восточной Европы X – XXI вв. XXXIII сессия симпозиума по агарной истории Восточной Европы: тезисы докладов и сообщений. М.: Б.и., 2012. С. 134 – 136; Ковалева Н.А. Сельские сходы в условиях «аграрной революции» в украинских губерниях 1917 – 1920 гг. // Типология и особенности аграрного развития России и Восточной Европы X – XXI вв. XXXIII сессия симпозиума по агарной истории Восточной Европы: тезисы докладов и сообщений. С.

130 – 132.

48 Тимофейчев А.В. Настроения крестьян Северо-Запада России и аграрная политика эсеров весной летом 1917 года // Северо-Запад в аграрной истории России: Межвузовский тематический сборник научных трудов. Калининград: Калинингр. гос. ун-т, 2000. С. 92 – 99, Куренышев А.А. «Революционная война» и крестьянство //

Отечественная война. 2001. № 6. С. 33 – 46; Сикорский Е.А. Советская система политического контроля над

населением в 1918 – 1920 годах // Вопросы истории. 1998. № 5. С. 91 – 100; Рогожникова, Н. Е. Борьба крестьян с властью как фактор общенационального кризиса [Электронный ресурс]. Режим доступа: www.relga.ru/Environ/WebObjects/tguwww.woa/wa/Main?textid=1139&level1=main&level2=articles (дата обращения:

30.08.2012 г.).; Лавров В.М. «Крестьянский парламент» России (Всероссийские съезды Советов крестьянских депутатов в 1917 – 1918 годах). М.: Археогр. центр, 1996. 237 с.; Данилов В.П. История крестьянства в России в

вышло в свет много работ, посвященных политической роли крестьянства в годы Гражданской войны, особенностям его восприятия социально-политических перемен в российском обществе в целом, и в российской деревне в частности. Не остаются без внимания исследователей вопросы землеустройства и перераспределения земельных наделов в изучаемый период49. В тоже время, в научной среде были пересмотрены и насыщены новым пониманием ряд терминов, так например, под термином «аграрная революция» стали подразумеваеть не только изменения в системе землевладения и землепользования – изъятие земли из нетрудового пользования и перераспределение ее в среде крестьянства, но и целый спектр различных процессов, вызванных Октябрьской революцией – изменение налоговой системы, крестьянского управления, распределение орудий производства и сельскохозяйственных продуктов между различными группами

крестьянства. В настоящей работе автор придерживается именно такого понимания аграрной революции и рассматривает все изменения, произошедшие на селе после

установления Советской власти.

ХХ веке. Избранные труды. Ч. 2. М.: Росспэн, 2011. 831 с.; Давыдов А.Ю. Нелегальное снабжение российского населения и власть: 1917 – 1921 гг. СПб.: Наука, 2002. 339 с.; Посадский А.В. Социально-политические интересы крестьянства и их проявление в 1914 – 1921 гг. (на материалах Саратовского Поволжья): автореф. дис. … канд. ист. наук. Саратов, 1997; Кузнецов М.В. Крестьянство Саратовского Поволжья в годы Гражданской войны (1917 –

1922): автореф. дис. … канд. ист. наук. Саратов, 2004; Ильин Ю.А. Советская власть и крестьянство (октябрь 1917

– начало 1921 гг.): автореф. дис. … канд. ист. наук. Иваново, 1999; Тихонова О.В. Крестьянские выступления в Верхнем Поволжье в годы гражданской войны (1918-1921 гг.): автореф. дис. … канд. ист. наук. Кострома, 2004. Ефимов О.В. Отношения власти и крестьянства в 1917 – 1918 гг.: На материалах Нижегородской губернии: автореф. дис. … канд. ист. наук. Арзамас, 2004, Колупаев А.А. Индивидуальное крестьянское хозяйство Курской губернии в годы революций и гражданской войны: 1917 – весна 1921 гг.: автореф. дис. … канд. ист. наук. Курск,

2005; Косых О.И. Земельные отношения в западнорусской деревне в годы аграрной революции (1917 – 1921 гг.): По материалам Калужской, Брянской, Смоленской губерний: автореф. дис. … канд. ист. наук. Калуга, 2005; Шпаков В.О. Крестьянство и власть в период социального конфликта 1917 – 1923 гг. (на материалах Ставрополья): автореф. дис. … канд. ист. наук. Ставрополь, 2009; Саблин В.А. Хуторское хозяйство на Европейском Севере России в сфере государственной политики 1917 – 1920-х гг. // Вестник Поморского университета. Серия

«Гуманитарные и социальные науки». Архангельск, 2005. Вып. 1. С. 16 – 26.

49 Алиева Л.В. Землеустроительная политика советской власти в Псковской губернии в 1920-е гг. // Вестник

Псковского государственного педагогического университета. Серия «Социально-гуманитарные и психолого- педагогические науки». 2008. Вып. 3. С. 37 – 42; Она же. Проблемы землеустройства крестьян Северо-Запада России в годы аграрной революции (1917 – 1922 гг.) // IV Машеровские чтения: материалы международной научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых. Витебск, 28 – 29 октября 2010 г. / Витебский государственный университет. Т. 1. Витебск: УО «ВГУ им. П.М. Машерова», 2010. С. 183 – 184; Голдин В.И., Кузьминых А.Л., Саблин В.А. Аграрная революция на Европейском Севере России. 1917 – 1921 (Социальные и экономические результаты) // Вопросы истории. 2008. № 6. С. 165 – 168; Он же. Крестьянский двор и рынок на Европейском Севере России в 1917 – 1920 гг. // Динамика и темпы аграрного развития России: ифраструктура и рынок: материалы XXIX сессии симпозиума по аграрной истории Восточной Европы, Орел 21 –

25 сентября 2004 г.: Тез. докл. и сообщ. М.: Изд. центр Ин-та росийской истории, 2006. С. 369 – 374; Рогожникова Н.Е. Большевики и аграрные реформы в России в период революционных потрясений 1917 [Электронный ресурс]. Режим доступа: г.sites/sites content…R Bolsheviki.doc (дата обращения: 30.08.2012 г.); Корновенко С.В. Отношение крестьян украинских губерний к правилам об аренде полевых угодий Особого совещания в 1919 г. // Типология и особенности аграрного развития России и Восточной Европы X – XXI вв. XXXIII сессия симпозиума по агарной истории Восточной Европы: тезисы докладов и сообщений. С. 132 – 134.

Особенно много работ посвящено переосмыслению такого исторического феномена, как «военный коммунизм». В них немалое место заняла тема российского крестьянства, его положения в годы революционных потрясений и Гражданской войны, а также вопросы его взаимоотношений с существующей в то время политической властью. Одним из таких исторических исследований является докторская диссертация С.А. Павлюченкова, в которой автор исследует процесс формирования новой политической системы в стране и нового государственного аппарата, призванного построить более совершенную общественно-политическую организацию социума. В исследовании указывается, что «вне всяких сомнений изначально политика военного коммунизма была продиктована необходимостью»50. Автор исследует процесс постепенного усиления государственного аппарата в стране в годы Гражданской войны и его постепенного проникновения во все общественные процессы. Особое внимание уделено складыванию системы сверхцентрализации государственных органов, которые пытались практически полностью подчинить себе общественный организм и управлять народными массами, контролируя по существу самые мельчайшие аспекты их деятельности и быта. Ряд исследователей отрицают наличие классовой борьбы в деревне, утверждая, что причина Гражданской войны заключалась в политике большевиков, которую они считают антикрестьянской51.

Необходимо отметить диссертационную работу С.В. Фефелова «Диктатура

большевиков и крестьянство в 1918 – 1921 гг.: у истоков левого тоталитаризма (на материалах Центрального Черноземья России)», в которой исследуются особенности психологии российского крестьянства, восприятия им политической власти. При этом автор обращает внимание на то, что в целом восприятие и оценка российским крестьянином существующего в годы революции и Гражданской войны политического режима определялось традиционной «картиной мира» российского крестьянства и теми

«традиционными» образами государственной власти, которые веками имели место в сознании крестьян. Всемерному распространению и укреплению этих представлений способствовала и дальновидная политика новой государственной власти, которая во многом

учитывала особенности психологии российского крестьянства, и в какой-то мере

50 Павлюченков С.А. Военный коммунизм в России. Социально-экономические противоречия и государственная политика: автореф. дис. … докт. ист. наук. М., 1998. – 39 с.

51 Павлюченков С.А. Военный коммунизм в России: власть и массы. М.: Рус. книгоизд, 1996. 270 с.

«подстраивалась» под существовавшие в крестьянском сознании представления о характере государства и своем месте в нем52. «Действия большевистских властей, – считает С.В. Фефелов, должны были создать у крестьянина образ государства-заступника. И это, к удовлетворению большевиков, им во многом удавалось. Сложившиеся еще столетия назад патерналистские взаимоотношения власти и крестьянства для определенной части землепашцев продолжали жить»53.

Появились новые точки зрения на процессы 1917 – 1922 гг., ряд историков считает аграрную революцию негативным явлением, приведшим не к осереднячиванию, а к нивелировке сельского населения. Гражданская война 1918 – 1920 гг. стала пониматься как конфликт города и деревни, а аграрное движение 1917 – 1918 гг. – как общинная революция54. Социальный конфликт 1917 – 1922 гг. в ряде работ представлен как противостояние крестьянства и государства. Именно недовольство населения, полагают эти исследователи, заставило власть перейти к НЭПу55. В тоже время, делая упор на роль крестьянства в Гражданской войне, современные исследователи намного реже стали обращаться к вопросам экономического благосостояния крестьянских хозяйств. Сельское хозяйство в изучаемый период редко становится темой отдельных исследований и зачастую служит лишь фоном для объяснения тех или иных процессов.

В наши дни историки часто обращаются к вопросам крестьянских волнений в годы Гражданской войны, и эта тема становится одной из приоритетных. На региональном уровне данная тематика разрабатывалась такими историками как М.Т. Маркова, А.В.

Филимонов, С.В. Яров, И.И. Климин, А.В. Седунов и другими56. Публикуется большое

52 Фефелов С.В. Диктатура большевиков и крестьянство в 1918 – 1921 гг.: у истоков левого тоталитаризма (на материалах Центрального Черноземья России): автореф. дис. … докт. ист. наук. М., 2000. 39 с.

53 Там же.

54 Осипова Т.В. Российское крестьянство в революции и гражданской войне. М.: Стрелец, 2001. 397 с.; Она же. Гражданская война в России: события, мнения, оценки. М.: Раритет, 2002. 696 с.; Яров С.В. Советы в восприятии крестьян в преддверии «военного коммунизма» // Проблемы эволюции сельского хозяйства и крестьянское

движение на Северо-Западе России. Тезисы выступлений. Псков: ПГПИ, 1992. С. 72 – 74.

55 Павлюченков С.А. Крестьянский Брест или предыстория большевистского НЭПа. М.: Рус. книгоизд., 1996. 301 с.; Медведев Р.А. Русская революция 1917 года: победа и поражение большевиков (к 80-летию Русской революции

1917 года). М.: Права человека, 1997. 127 с..

56 Маркова М.Т. Крестьянские восстания в Псковской губернии в 1919 г. // Правоохранительная деятельность в

Псковской области: история и современность. Материалы третьей межведомственной научно-практической конференции, состоявшейся в Пскове 24 апреля 2011 года. Псков: Псков-Инфопресс, 2001. С. 42 – 45; Она же. Крестьянские восстания в Порховском уезде в 1918 – 1919 годах // Краеведческие чтения. Материалы научной конференции 21 – 23 сентября 2001 г. Псков: ПОИПКРО, 2002. С. 149 – 156; Филимонов А.В. Крестьянское выступление в Холме (июнь 1918 г.) // Прошлое Новгорода и Новгородской земли: материалы научной конференции 18 – 20 ноября 2003 г. Великий Новгород: НовГУ, 2003. С. 229 – 232.; Яров С.В. К вопросу о причинах крестьянских выступлений на Северо-Западе России в 1918 г. // Проблемы эволюции сельского

количество нового документального материала по крестьянскому протесту в годы Гражданской войны. Крестьянство представляется как более или менее единая социальная группа, в которой экономические противоречия между ее отдельными составляющими не играли такой важной роли, как считалось в советское время. В изучении крестьянских волнений крайне сложно и практически не возможно учесть точное количество их участников из-за их территориальной локализованности и скоротечности протекания. С.В. Яров, специально изучавший крестьянские волнения на Северо-Западе России, предложил разделять подобные события на дезертирские восстания, «митинговые волнения»,

«неоконченные волнения» и относительно крупные крестьянские восстания, для ликвидации которых привлекались отряды ВРК, и армии. В рамках же отдельно взятого Псковского региона подобную градацию крестьянских волнений провести невозможно в первую очередь из-за скудности архивных источников. Сам же термин «зеленое движение», тесно связанный с темой крестьянских волнений, на данном историографическом этапе трактуется как широкое вооруженное протестное движение крестьянства против политики Советской власти, сопряженное как с активными формами вооруженного противостояния – восстаниями, так и его пассивными проявлениями: укрывательство от власти Советов в лесах, написание анонимных писем и петиций с угрозами в адрес советских работников,

пособничество дезертирству.

хозяйства и крестьянское движение на Северо-Западе России. Тезисы выступлений. Псков: ПГПИ, 1992. С. 74 – 77; Он же. Луженский «нелегальный» крестьянский сход (из истории политической борьбы в Новгородской губернии летом 1918 года) // Северо-Запад в аграрной истории России: Межвузовский тематический сборник научных трудов. Калининград: Калинингр. гос. ун-т, 1994. С. 90 – 98; Он же. К вопросу об источниках и особенностях крестьянских восстаний на Северо-Западе России в годы «военного коммунизма» // Северо-Запад в аграрной истории России. Межвузовский тематический сборник научных трудов. Калининград: Калинингр. гос. ун-т, 1997. С.

76 – 79; Он же. Крестьянин как политик. Крестьянство Северо-Запада России в 1918 – 1919 гг.: политическое мышление и массовый протест. СПб.: Дмитрий Буланин, 1999. 167 с.; Климин И.И. Российское крестьянство в годы Гражданской войны. СПб.: Б.и., 2004. 413 с.; Седунов А.В. Государственная безопасность и борьба с терроризмом в провинциальных районах Северо-Запада России в XIX–XX вв. (к вопросу о методологическом дискурсе) // Международное сообщество и глобализация угроз безопасности. Часть 1. Исторические, теоретические и правовые аспекты противодействия угрозам национальной безопасности: Сборник научных докладов. Великий Новгород: Новгородский межрегиональный институт общественных наук : Новгородский государственный университет, 2008. С. 102 – 130; Он же. История правоохранительных органов Советской России. 1917 – 1941 гг. (на материалах Северо-Запада России). Псков: ПГПУ, 2009. 176 с.; Мусаев В.И. Крестьянство Петроградской и Псковской губерний в условиях гражданской войны (1919 год) // Северо-Запад в аграрной истории России: Межвузовский тематический сборник научных трудов. Калининград: Калинингр. гос. ун-т, 1994. С. 104 – 109; Везовитов С.М., Петренко А.С. Действия бандформирований на территории Себежского уезда в 1920-х гг. // Сбалансированное развитие Северо-Запада России: современные проблемы и перспективы. Материалы общественно-научной конференции. Псков: ПГПУ,

2009. С. 54 – 56; Калкин О.А. На мятежных рубежах России. Очерки о псковичах-участниках Белого движения на Северо-Западе в 1918 – 1922 гг. Псков: Псковское возрождение, 2003. 240 с.; Теплицын В.Л. «Бессмысленный и беспощадный»? Феномен крестьянского бунтарства 1917 – 1921 гг. М.: РГГУ, 2003. 227 с.

Не обойдена вниманием исследователей и тема дезертирства крестьян из рядов рабоче-крестьянской Красной армии как в обще российском масштабе, так и применительно к ее Сверо-Западному региону57. Многие авторы вполне справедливо связывают проблему дезертирства с социально-экономическими переменами, которые происходили в деревне.

Несмотря на расширение тематики, затрагиваемой исследователями, на количественное увеличение работ, многие аспекты жизни крестьянства изучаемого периода остаются слабо разработанными и требуют дальнейшего научного анализа, в первую очередь на региональном уровне. Так, например, по сей день нет ни одного комплексного исследования судеб псковского крестьянства в годы Гражданской войны, равно как и нет подробного анализа крестьянского хозяйства за данный исторический период. Практически не исследована роль псковских крестьян в формировании Красной армии и ее резервов, проблема дезертирства и зеленого движения в Псковской губернии. Фактически отсутствуют работы, посвященные отношению крестьян к Белому Северо-Западному правительству и его политике, нет анализа динамики настроений крестьянства на протяжении всего периода вооруженного конфликта. Сложившаяся ситуация в современной историографии обуславливает выбор автором темы настоящего диссертационного исследования.

Источниковую базу исследования составили как опубликованные источники, так и архивные документы. В первые годы Советской власти многие нормативно-правовые документы, в том числе затрагивающие аграрные вопросы, были опубликованы в

«Собрании узаконений и распоряжений рабоче-крестьянского правительства РСФСР», а с

конца 1950-х гг. началось научное издание «Декретов Советской власти»58. Анализ этих

57 Кривошеев Г.Ф. О дезертирстве в Красной Армии // Военно-исторический журнал. 2001. № 6. С. 94 – 101;

Овечкин В.В. Дезертирство из Красной армии в годы Гражданской войны // Вопросы истории. 2003. №. 3. С. 100 –

116; Кондрашин В.В. Крестьянство России в Гражданской войне: к вопросу об истоках сталинизма. М.: РОССПЭН,

2009. 574 с.; Маковей С.В. Дезертирство и борьба с ним в годы Гражданской войны на Северо -Западе Советской республики // Научно-технические новости Санкт-Петербургского государственного политехнического университета. Серия: «Гуманитарные и общественные науки». 2011. №. 2. С. 129 – 135; Левшин К.В. Дезертиры Красной Армии в гендерном аспекте (1918 – 1921 гг.) // Частное и общественное: гендерный аспект: материалы Четвертой международной научной конференции РАИЖИ и ИЭА РАН, 20 – 22 октября 2011 года. Т. 1. М.: ИЭА РАН: Ярославский государственный педагогический университет, 2011. С. 491 – 496; Он же. Дезертирство в Красной армии в годы Гражданской войны на Северо-Западе России, 1918 – 1921 гг. автореф. дис. … канд. ист. наук. СПб., 2012.

26 с.

58 Собрание узаконений и распоряжений рабоче-крестьянского правительства РСФСР. М.: Госюриздат, 1917 – 1927.

1483 с.; Декреты Советской власти. Т. 1, 2, 4, 5. М.: Госполитиздат / Политиздат, 1957 – 1971.

документов позволяет выделить основные направления политики Советской власти в отношении крестьянства. Так, в настоящей работе использованы материалы следующих сборников: «Декреты по продовольствию» и «Продовольственная политика в свете общего хозяйственного строительства советской власти»59. За время Гражданской войны и первые послевоенные годы активно публиковались протоколы и стенографические отчеты съездов и совещаний различных советских государственных органов, как общегосударственного, так и регионального уровня. Материалы данных сборников представляют большую ценность для исследования, так как позволяют расширить картину изучаемых аграрных процессов и проанализировать мнение самих советских работников к проводимым преобразованиям. Особую ценность в протоколах и стенографических отчетах представляет дискуссионный характер обсуждаемых вопросов и полярные оценки происходившего, не так часто публикуемые, но все же встречающиеся на страницах документов60. Постановления Коммунистической партии по различным вопросам аграрной политики нашли отражение в многотомном издании «КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумом ЦК», а также в ряде других сборников документов61. В них просматривается динамика подходов Советской власти к решению аграрного вопроса на всем протяжении данного периода, отмечается общая тенденция к ужесточению централизма, концентрации власти на местах, использование чрезвычайных методов управления страной. Накануне Великой Отечественной войны в Ленинграде был издан сборник документов «Крах германской оккупации на Псковщине»62, в котором были впервые опубликованы ценные документы о положении псковского крестьянства на

оккупированных территориях в 1918 г., а также освещались вопросы формирования и

59 Декреты по продовольствию: Сборник руководящих основных декретов, постановлений и распоряжений. С

октября 1917 г. по 1 ноября 1918 г. Вып. 1. Ч. 1. Пг.: Информ. отд. Ком. снабжения и распределения Союза ком. Сев. обл.,

1918. 146 с.; Продовольственная политика в свете общего хозяйственного строительства советской власти. Сборник материалов. М.: Госиздат, 1920. 288 с.

60 Первый съезд Земельных отделов и сельскохозяйственных коммун Северной области. 1 – 7 октября 1918 г.

Труды съезда. Пг.: Ком. земледелия Союза коммун Север. области, 1918. 143 с.; Труды Всероссийского съезда заведующих финотделами. Пленарные заседания. М.: Ред.-изд. коллегия НКФ, 1919. 144 с.; Восьмой Всероссийский съезд Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов. Стенографический отчет 22 – 29 декабря 1920 г. М.: Госиздат, 1921. 229 с.; Протоколы заседания ВЦИК IV созыва. Стенографический отчет. М.; Госиздат, 1920.

220 с.

61 КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумом ЦК. Т. 2. М.: Политиздат, 1983. 606 с.; Советы в Октябре. Сборник документов. М.; Изд-во Коммунист. акад., 1928. 383 с.; Советы в эпоху военного коммунизма. Сборник документов. Ч. 1. М.: Изд-во Коммунист. акад., 1928. 448 с.; Директивы КПСС и Советского правительства по хозяйственным вопросам. Сборник документов. Т. 1. М.: Госполитиздат, 1957. 859 с.; «Триумфальное шествие Советской власти». Документы и материалы. Ч. 2. М.: Изд-во Академии наук СССР, 1963. 557 с.

62 Крах германской оккупации на Псковщине. Сборник документов. Л.: Лениздат, 1939. 269 с.

деятельности крестьянских партизанских отрядов. Ряд вопросов аграрной политики в годы Гражданской войны раскрыты в сборниках документов «Аграрная политика Советской власти» и «Комитеты бедноты Северной области»63, в которых содержатся информация по Псковской губернии. На региональном уровне положение и роль крестьянства в событиях Гражданской войны на Северо-Западе России отражена в двух сборниках документов, вышедших в 1957 г.: «Установление и упрочение Советской власти в Псковской губернии»,

«Борьба за установление и упрочение Советской власти на территории Великолукской области»64, которые также содержат ценный материал, о создании комбедов, настроении крестьян, резолюции волостных исполкомов, необходимый для воссоздания целостной картины происходящего. В наши дни отдельные документы, посвященные крестьянству Псковского края изучаемого периода были опубликованы на страницах ежемесячного приложения газеты «Стерх», а по мере накопления материалов, в свет вышло четыре номера дайджеста «Псковские хроники»65.

Несмотря на наличие опубликованных источников, их все же недостаточно для

раскрытия всей полноты картины происходящего, поэтому в основу исследования включены архивные документы. В рамках работы над диссертацией были изучены фонды следующих архивов: Центрального государственного архива Санкт-Петербурга (ЦГА СПб), Государственного архива Псковской области (ГАПО), Государственного архива новейшей истории Псковской области (ГАНИПО), Государственного архива в г. Великие Луки (ГАВЛ), а также материалы научных фондов Порховского краеведческого музея (ПКМ). Всего изучено 273 дела, сосредоточенных в 35 фондах. Все архивные материалы, составившие основу диссертационного исследования, можно разделить на несколько групп:

1. Нормативно-законодательные акты (директивные постановления, циркуляры, распоряжения и инструкции как центральных, так и местных органов власти), которые легли в основу аграрной политики большевиков. Ряд этих документов, представленных в

виде засекреченных копий, были долгие годы недоступны исследователям.

63 Аграрная политика Советской власти (1917 – 1918 гг.). Документы и материалы. М.: Изд-во Академии наук СССР,

1954. 551 с.; Комитеты деревенской бедноты Северной области: сборник документов. Л.: Лениздат, 1947. 495 с.

64 Установление и упрочение Советской власти в Псковской губернии 1917 – 1918 гг. Сборник документов. Псков: Изд-во газеты «Псковская правда», 1957. 254 с.; Борьба за установление и упрочение Советской власти на территории Великолукской области. Сборник документов. Великие Луки: Изд-во газеты «Великолукская правда», 1957. 210 с.

65 Псковские хроники. 2001. № 20, 2002. № 8; Псковские хроники. История края в документах и исследованиях. Вып. 2. Псков, 2000. С. 95 – 110.

2. Протоколы заседаний губернского, уездных и волостных исполкомов и комитетов партии, содержащие различную информацию о псковском крестьянстве, перечень мер, применяемых местными советскими и партийными органами в рамках реализации аграрной реформы, политические сводки о настроениях крестьянских масс, различные вопросы экономического характера. Но, несмотря на широкий спектр вопросов, освещенных этой группой источников, информация в них крайне скудна и фрагментарна. Зачастую в ряде документов лишь упоминается о каком либо событии или факте без раскрытия подробностей. Меры по решению различных проблем также не раскрыты и ограничиваются однотипной фразой «принять к сведению». Но в тоже время данная группа источников позволяет существенно дополнить картину происходящих событий и составляет одну из наиболее важных аспектов исследования.

3. Отчеты административных отделов и комитетов губернских и уездных исполкомов, осуществляющих контроль за исполнением и проведением в жизнь постановлений и распоряжений местных органов власти. Для настоящего исследования особый интерес представляют отчеты земельных и финансовых отделов, а также продовольственного комитета, в отчетах которых содержится информация о землеустроительных работах, организации посевной и уборочной кампаний на селе, урожайности зерновых и других сельскохозяйственных культур в губернии, деятельности продотрядов и заготовке продовольствия. Данная группа источников представляет собой более подробный материал, иногда сопровождающийся аналитическими выводами советских работников.

4. Переписка губернских органов власти с уездами и волостями, представленная телеграммами, письмами и служебными записками, позволяющими более подробно детализировать отдельные события, происходящие на местах, и восстановить хронологию и последовательность событий.

5. Сводки о политических настроениях крестьянства составляют важную группу источников для анализа эволюции отношения крестьян к власти Советов. Эмоционально окрашенные выдержки из писем крестьян 1918 – 1920 гг. позволяют проследить генезис ментальности крестьянского мира.

6. Списки мобилизуемых в ряды Красной армии и прочие сопровождающие документы комиссариатов по военным делам раскрывают процесс организации мобилизационных

работ на селе, отношение крестьян к армии, проводимому призыву и всеобщему военному обучению. Существенным недостатком этой группы источников является то, что в документах крестьянство не выделяется как отдельная группа мобилизуемых и входит в общий список лиц «не эксплуатирующих чужого труда», в результате чего приходится оперировать точными цифрами с поправкой на незначительную погрешность.

7. Доклады и отчеты комиссий по борьбе с дезертирством представляют информацию о масштабах этого движения на Псковщине, социальном статусе его членов, наиболее характерных способах борьбы с таковым. В результате в рамках исследования представляется возможным подсчитать примерное количество дезертиров лишь в рамках губернии.

8. Статистические обследования крестьянских хозяйств, проводимые по уездам Псковским губернским статистическим бюро в 1917 – 1921 гг., представляют собой подробное описание социально-экономического облика псковской деревни. Материалы карт обследования, хранящиеся в архивах, не обработаны и требуют длительного и кропотливого анализа, но в тоже время существенно дополняют фактическим материалом картину экономического благосостояния крестьянского двора и в целом развития сельского хозяйства в губернии.

9. Следственные дела Псковского революционного трибунала служат задаче анализа военной активности крестьян в годы Гражданской войны, содержащим различные по объему и информативности дела крестьян, обвиняемых в бандитизме, восстаниях и службе в Белой армии. Ряд дел позволяют существенно детализировать деятельность «зеленого» движения на Псковщине, определить его мотивы и социальный состав.

10. Отчеты агитаторов и инструкторов с мест фиксируют не только отношение крестьянства к нововведениям Советской власти, но и интересы и пожелания крестьянства, которыми они делились с агитаторами на сельском сходе. Достаточно часто агитаторы, выезжающие на места, давали критическую оценку деятельности волостных и советских работников, приводя конкретные примеры злоупотреблений или превышения полномочий, что делает эту группу источников важной для настоящего исследования.

Материалы ЦГА СПб в основном содержат информацию в масштабах всего Северо-

Запада России, в том числе и по Псковской губернии, а также копии ряда документов,

хранящихся в местных архивах. Наиболее информативными делами этого архива оказались отчеты следственных комиссий, занимавшихся расследованием причин крестьянских восстаний 1918 г. в Ручьевкой и Горской волостях Порховского уезда и в расстрела демонстрации в Холме (фонд Ф. 142. Совета комиссаров Союза коммун Северной области). В делах фонда приводятся многие факты, которых нет в материалах псковских архивах, детализируется последовательность событий. Важные данные о состоянии животноводства и растениеводства содержатся в фонде Ф. 8957 (Комиссариата земледелия Союза коммун Северной области). Докладные записки сотрудников комиссариата позволяют не только проанализировать состояние сельского хозяйства Псковской губернии по отдельным уездам, но и сравнить информацию, хранящуюся в ЦГА СПб, с данными губернских и уездных управлений. Материалы ГАНИПО представлены, в первую очередь, документами партийного характера – протоколами заседаний и постановлениями партийных органов. Доклады и переписка укомов партии с губернским комитетом РКП(б) позволяют проанализировать экономическое благосостояние крестьян и их отношение к мероприятиям Советской власти на местах (Ф. 5713, Ф. 109, Ф. 128, Ф. 9). В этих фондах содержатся материалы, раскрывающие основные направления государственной поддержки крестьян – коллективные запашки, предоставление сельскохозяйственного инвентаря в рамках проведения «Недель труда» и «Недель крестьянина». Особый интерес для настоящего исследования представляют программы губернских и уездных конференций, выдаваемые на время делегатам и участникам. В них в тезисном виде содержится информация об основных социально-экономических изменениях в регионе, крестьянских выступлениях и политических настроениях населения, основные моменты докладов и выступлений делегатов. К сожалению, подобные программки в виде брошюр печатались не ко всем конференциям, а протоколы и стенографические отчеты обозначенных мероприятий мало информативны. Ценную информацию содержат документы губернской оперативной «четверки» (Ф. 100) о мерах и результативности борьбы с дезертирством, и Новоржевской ВРК о подавлении крестьянского восстания в уезде в феврале 1919 г. Говоря об использовании архивных источников периода Гражданской войны, необходимо учитывать острый бумажный голод, и недостаток канцелярских принадлежностей во всех советских учреждениях, в связи с чем многие документы печатались на бумаге низкого

качества, оборотных сторонах других документов или телеграмм, что в значительной мере затрудняет их прочтение. Чернила голубого цвета, заправляемые в печатные машинки того времени отличались самым низким качеством (по сравнению с черными, синими и красными) и намного быстрее выцветали, в результате чего в ряде документов текст фактически пропал и прочтению не подлежит. Многие документы – сопроводительные записки, телеграммы и расшифровки телефонограмм написаны серым карандашом, от руки, крайне прерывистым и неразборчивым подчерком, что также затрудняет использование этих документов. Наиболее информативным для настоящего исследования являются материалы, хранящиеся в ГАПО. Нормативные акты в отношении аграрного и продовольственного вопросов как центральных, так и местных органов власти хранятся в фонде Ф. Р-590 – Исполкома Псковского губернского Совета и фондах уездных исполнительных комитетов (Ф. Р-286, Ф. Р-530, Ф. Р-532, Ф. Р-608). Богатые статистические данные о сельском хозяйстве, материалы о продовольственной разверстке и налоговых компаний содержатся в фондах Псковского губернского статистического бюро (Ф. Р-201), земельных управлений и финансовых отделов исполкомов (Ф. Р-950, Ф. Р-647, Ф. Р-203, Ф. Р-66). Данные и таблицы статистических бюро дают возможность анализировать состояние и динамику крестьянского хозяйства в основном в рамках губернии в целом, в то время как данные по уездам отрывочны и фрагментарны и не дают всей полноты картины. Размеры крестьянского повстанческого движения, масштабы дезертирства и методы борьбы с ним позволяют изучить фонды губернского, уездных и волостных военкоматов по военным делам (Ф. Р-51, Ф. Р-616, Ф. Р-694, Ф. Р-695), фонд Ф. Р-827

Политуправления при Псковском губисполкоме (ОГПУ), а также фонд Ф. Р-626

Псковского губернского революционного трибунала. Ежегодные отчеты комиссаров по военным делам и председателей комиссий по борьбе с дезертирством, хранящиеся в указанных фондах, раскрывают не только меры по противодействию дезертирству, организации мобилизационных работ и всевобуча на местах, но и содержат большое количество цифрового материала, который использовался в настоящем исследовании. Материалы, хранящиеся в ГАВЛ (бывшем филиале ГАПО) по своему содержанию и информативности схожи с

документами ГАПО и в основном представлены протоколами заседаний Великолукского исполкома и ревкома (Ф. Р-100, Ф. Р-102), а также перепиской с другими органами Советской власти губернии. Вопросам военного строительства и организации Красной армии посвящены документы Опочецкого (Ф. Р-693) и Великолукского (Ф. Р-691) военных комиссариатов по военным делам, в этих же фондах содержатся материалы комиссий по борьбе с дезертирством на территории названных уездов. Отдельные и в значительной мере фрагментарные данные о состоянии сельского хозяйства содержатся в двух фондах ГАВЛ – Земельном управлении Великолукского уездного исполкома (Ф. Р-442) и Великолукском уездном статистическом бюро (Ф. Р-361). Дела этих фондов малоинформативные, в связи с чем, использование их в рамках настоящего исследования возможно только в комплексе с делами других архивов.

Несмотря на значительное обилие архивных документов, они не позволяют осветить ряд вопросов с достаточной полнотой. Нередко в архивных документах отдельные события раскрываются крайне фрагментарно или приводятся единичные факты, относящиеся к конкретному месту, но, как правило, не содержится обобщающих сведений в рамках губернии. Иногда при анализе архивных документов остается непонятной судьба принимаемого решения, так как сведений о его исполнении нет. Достаточно часто приходится ограничиваться делами, представляющими собрание инструктивных материалов, на основе которых рассмотреть проблему не представляется возможным, в результате чего приходится оперировать отдельными единичными фактами и примерами. Подобные объективные причины не позволяют максимально подробно составить картину происходящего и сделать глубокие обобщения.

Для настоящего исследования роль источника выполняет периодическая печать, выходящая в свет в 1920-х гг., которую можно разделить на несколько групп. К общесоюзным изданиям относятся: «Правда», «Известия ВЦИК», «Солдатская правда»,

«Голос трудового крестьянства», «Известия народного комиссариата финансов» и Приложение к газете «Вооруженный народ», публиковавшие правительственные документы, распоряжения, декреты Советской власти и представляющие некоторую информацию обобщающего характера. Хотя в них не содержится конкретного

фактического материала по Псковской губернии. Вторую группу периодических изданий составляет периодика регионального уровня, публикующая материалы по губерниям Северной области: «Деревенская беднота», «Вестник областного комиссариата внутренних дел Союза коммун Северной области», «Вестник областного комитета земледелия Союза коммун Северной области». Наиболее информативными и многочисленными для настоящего исследования являются источники третьей группы – губернские советские издания. В третью группу периодических изданий вошли: «Псковский набат»66, «Вестник Псковского губернского земства и продовольственного комитета», а также газеты оккупационного и антисоветского режимов «Псковский вестник», «Моя газета»,

«Новая Россия освобождаемая». Периодическая печать последних трех изданий требует к себе осторожного и критичного внимания, так как информация, приводимая на страницах этих изданий, зачастую преследует идеологическую цель очернения Советской власти. На страницах советских губернских изданий того времени публиковались статьи и заметки о проведении декрета «О земле», землеустроительных работах, о создании первых коллективных хозяйств. О настроениях крестьян, их участии в общественно-политической жизни периодически писалось в колонке «В деревне» на страницах «Псковского набата». В настоящем исследовании были проанализированы и подшивки уездных газет «Непогасимое пламя», «Красный Порхов» «Известия Порховского Исполнительного комитета Совета крестьянских, рабочих и красноармейских депутатов», «Опочецкая коммуна» и другие, но они оказались мало информативными и в основном содержали распоряжения местных органов власти или перепечатывали нормативные акты губернского и общероссийского характера. Состояние источниковой базы таково, что она не позволяет исследовать многие вопросы экономики, в результате чего, в работе уделено внимание социальной политике и военным аспектам.

Апробация результатов исследования. Основные положения, изложенные в диссертации и выносимые на защиту, были представлены научной общественности и нашли отражение в выступлениях автора на 25 научных и научно-практических

конференциях, как международного, так и регионального уровня (Псков, Великий

66 «Псковский набат» является главным информационным источником в этой группе периодических изданий.

Новгород, Старая Русса, Витебск, Тамбов, Ростов на Дону, Владикавказ, Порхов, Себеж), а также на ежегодных научных конференциях, проводимых Псковским государственным университетом (до 2011 г. ПГПУ им. С.М. Кирова). В некоторых конференциях участие было заочное. Автором по теме диссертационного исследования опубликовано 48 научных работ объемом 57,5 п.л., из которых три авторские монографии, 6 статей опубликованы в изданиях, включенных в Перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ. В течение двух лет работа над исследованием проводилась при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (проект «Аграрный строй Северо-Запада России», руководитель – профессор А.В. Филимонов).

<< | >>
Источник: Васильев Максим Викторович. Крестьяне Псковской губернии в годы Гражданской войны 1917 – 1920 гг.. 2014

Еще по теме Введение:

  1. Статья 314. Незаконное введение в организм наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов
  2. ВВЕДЕНИЕ История нашего государства и права — одна из важнейших дисциплин в системе
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. Мысли об организации немецкой военной экономикиВведение
  5.   ПРЕДИСЛОВИЕ [к работе К. Маркса «К критике гегелевской философии права. Введение»] 1887  
  6. Под редакцией доктора юридических наук, профессора А.П. СЕРГЕЕВА Введение
  7. ВВЕДЕНИЕ
  8. Введение
  9. Введение
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. Введение
  12. Введение
  13. Введение
  14. ВВЕДЕНИЕ
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -