<<
>>

Псалии

Наиболее характерными и изменяющимися во времени деталями конской упряжи исследуемого нами периода являются псалии, служащие для соединения удил с ремнями конского оголовья. Их разнообразие проявляется гораздо в большей степени, чем у удил.

B последнее время различными исследователями предложено еще не мепее шести типологических схем псалиев предскифского времени юга Восточной и Средней Европы, а также Предкавказья.

B их основе лежат два подхода, которые можно назвать формальнотипологическим и «эпонимный». Для первого подхода важно, чтобы тот или иной предмет обладал определенным набором признаков, в «эпонимном» подходе важно, чтобы он прежде распознавался как «эпонимный» образ (обладающий также своим набором признаков).

K первой группе можно отнести классификации псалиев Средней и Восточной Европы Каролы Метцнер-Небельсик (Metzner-Nebelsick, 1994; 2002), схему Уте Дитц, разработанную для Восточной Европы (Dietz, 1998), а также классификацию псалиев кобанской культуры В.И. Козенковой (1982, 1995) и в большей части нашу.

Ko второй - относится «эпонимная» классификация среднеевропейских псалиев Я. Хохоровского (Chohorowski, 1993). Для петельчатых псалиев юга Восточной Европы наиболее удачной можно признать «эпонимную» классификацию С.Б. Вальчака (1997), который постарался учесть все многообразие их форм; к ней близка и типология псалиев Северного Кавказа, предложенная С.Л.Дударевым (1999, с.120-142).

Наш типологический нодход заключается в раздельном рассмотрении классификации предскифских псалиев по материалу роговые (костяные) и бронзовые, причем указывается на соответствия между определенными типами, выполненными в разных материалах, еслитаковые имеются (Эрлих, 1991, c.34).

Деление на отделы осуществляется по имеющимся элементам крепления псалия с ремнями оголовья; это отверстия или петли. B первый отдел мы отнесли петельчатые исалии, а ко второму дырчатые (Эрлих, 1991, 1994).

Подобная схема была принята с некоторыми модификациями и С.Л.Дударевым (1999, c.l30, таб.З ).

Роговые псалии

Bce встреченные здесь псалии относятся исключительно ко отделу «дырчатых» псалиев. Изготавливались они, как правило, из надглазничных оіростков олепьих рогов. Bce оии сугубо индивидуальны и повторяют форму рога.

Нам известно девять[33] случаев находок роговых псалиев на территории протомеотской группы памятников.

Наиболее ранними, по-видимому, являются роговые псалии с отверстиями в виде вытянутых узких овальных прорезей для ремней из погребения 31 Николаевского могильника (рис. 167,1). B эволюционном ряду они стоят ближе ® всего к степным псалиям белозсрского времени из таких памятников, как Дериевка, Усатово, Фонтаны (Березанская и др., 1986, c.l42; Лесков, 1971, c.84, рис.4), также имевшими в центральной части подобные узкие прорези.

Псалий из погребения 36 (155) Николаевского могильника является подражанием бронзовым псалиям «цимбальского» типа (рис. 167, б). У него имеется имитация муфт. Форму «черногоровского» псалия достаточно точно воспроизводит роговой псалий из п. 83 Пшишского могильника. У него даже имеются выделенные «шляпки», характерные для некоторых вариантов этих псалисв (рис. 167, 7).

® K подражанию «черногоровскому» типу Э.С.Шарафутдинова относила

фрагментарно сохранившийся псалий, найденный в протомеотском слое поселения Красногвардейское Il фис. 167, 3) (Шарафутдинова, 1991, c.89, рис. 6,13). Однако по оставшемуся фрагменту мы можем только заметить, что он имел овальные отверстия и расширение в средней части.

Роговые псатии, подражающие бронзовым черногоровским, на других территориях нам известны в кургане Слободзея в Молдавии (Яровой, Кашуба, Махортых, 2002, c.296, рис.4-11)

Заостренный роговой псалий из п.31 могильника Фарс (рис.167, 5) по форме близок псалию из погребению 24 Березовского могильника (Виноградов, Дударев, Рунич, 1980, с. 195, рис.6, 21). Он, как и березовский псалий, полый ® внутри (см.

Козенкова, 1995, Табл. XXVII, 3), однако, отверстия у него не круглые, а прямоугольные. Очевидно, к этому же вариаіпу можно отнести и фрагментарно сохранившийся псалий из п. 36 Кубанского могильника (рис. 167,8). Близкие аналогии массивному роговому псалию из погребения 9 могильника Фарс (рис.167,

4) нам не известны. Оба роговых псалия из могильника Фарс относятся к комплексам наиболее рашіей хронологической группы, которую мы датируем первой половиной - третьей четвертыо VIII вв. до н.э. (Лесков, Эрлих, 1999, cc.67- 71). K этому жс хронологическому периоду мы можем отнести и псалии из

Николаевского могильника, п. 83 могильника Пшиш и, вероятно, поселения Красногвардейское II.

Наиболее поздним среди протомеотских является псалий из Кубанского могильника, который мы можем датировать сообразно дате этого памятника концом ѴІІІ-первой половиной VII в. до н.э. B меотской культуре роговые псалии доживают до раннескифского времени. Так, например, роговые псалии с округлыми отверстиями встречены в погребении 5 Келермесского грунтового могильника вместе с железными петельчатыми удилами и железной секирой фис.167, 8,9) ^аланина, 1985, рис.З, 4,6). Дата этого комплекса может быть отнесена уже ко второй половине VII в. до н.э.

Вне всякого сомнения, что роговые псалии имеют свое происхождение B Степном Причерноморье и впоследствии именно они стали прототипами бронзовых дырчатых псалиев «степных» вариантов. Важен также, тот факт, что роговые псалии присутствуют как в наиболее древних предгорных памятниках протомеотской группы (могильник Фарс), так и в ранней хроонологической группе протомеотских памятников центрального варианта. Это говорит, с одной стороны, об их синхронности, а с другой - о едином источнике происхождения узды B Северо-Западном Предкавказье.

Бронзовые псалии Петельчатая схема

Подотдел I -стсржневидныс.

Тип ІА. Стержневидные прямые с тремя петлями для крепления ремней. Совпадает с типом «Фарс-25» эпонимной классификации С.Б.Вальчака, (6a по классификации У.Дитц).

B среднем эти псалии имеют длиі^ 12-16 см. Стержни иногда имеют расширения к концам, один раз встречены шляпки. Петли, как правило, округлые или овальные, но встречаются и подквадратные (рис.168, //).

Иногда в районе петель имеется утолщение стержня (рис. 168, 0, 12 ), что, очевидно, говорит о влиянии «муфтовых» типов псалиев.

Псалии этого типа встречены во всех трех локальных вариантах протомеотской группы памятников.

Среди памятников приморско-абинского варианта известен один небольшой псалий, найденный в ритуальном комплексе с конской уздой · Ястребовский курган-2, объект 7 (Гей, 1984, рис. 67) фис.168, /). Наибольшее же количество этих псалисв происходит нз разрушающихся могильников левобережья Краснодарского водохранилища: Казазово (Анфимов, 1989, с. 33, рис.3,2; Пьянков, Тарабанов, 1997, с. 64, рис.2,7,8) фис. 168, 2-5), Псекупского (рис. 168, 6-11, 169, 4-7) и Пшиш I (поірсбения 89 и 106), а также внекомплекспые находки этого могильника (Сазонов, 2000, рис. 9; Вальчак, 1997, c.91), (рис. 168, 12,13). B предгорных памятниках псалии этого типа встречаются в комплексах погребений 22, 25 и 28 могильника Фарс (Лесков, Эрлих, 1997, рис. 21, 15; 22, 2,3; 25,6) (рис. 169, рис. 11-13) и в погребении 28 и 30 могильника Кочипэ фис. 169, 8-10) (Ловпаче, 1986, с.51-52,54-56; табл. L, LIV).

Судя по комплексным иаходкам, наибольшее распространение псалиев этого типа приходится на раннюю хронологическую группу протомеотских памятников — первая половина и третья четверть VIII в. до н.э. Однако в памятниках центрального варианта этот тип скорее всего доживает и до копца VIlI

в. до н.э., где в погребении 89 могилыіика Пшиш-І две пары псалиев этого типа встречены с железными деталями колесничной упряжи времени новочеркасского клада (Сазонов, 2000, рис. 9).

Ha Северном Кавказе эти псалии встречены в ареале западного варианта кобанской культуры в погребении 279 и 313 могильника Клин-Яр III и в разрушенном погребении этого же могилышка, а также в погребении 4 Эчкивашского могильника и в окрестностях Кисловодска (Белинский, 1991, c.40, 63-.64; Дударев, 1991, табл.

20,5; Виноградов, Дударев, Рунич, 1980, с. 195, рис.4, 23,24; с. 197, рис.7,15). Известен этот тип и в Средней Европе (тип Chakbereny по классификации Я.Хохоровского или тип XIl по классификации К.Мстцнер- Небельсик). B сводках этих авторов учтено три случая встречи бронзовых псалиев этого типа в Средней Европе (Бихаругра, Чакберени, Васцент-Ласло (Chochorowski, 1993, S, 66, rys.2,18; Mctzner-Nebelsick, 1994, S.394, Abb.6). По всей видимости, центром распространения этого типа являіотся протомеотскис памятники.

Тип ІБ. Стержневидные псалии с изогнутым стсржнсм. Этот тип совпадает с типами «Фарс-14» и «Ростов-Константиновка 375» типологической схемы С.Б.Вальчака (1997) и близок вариантам 2a и 2b классификации У.Дитц.

K первому варианту слабоизогнутых псалиев мы отнесли два псалия из Псекупского могильника, один из них храниться в фондах Северокавказского филиала ГМИНВ фис 170,/), другой, найденный 1983 г. хранится в Национальном музее Адыгеи, (рис.170, 2). Эти псалии можно сопоставить с псалиями, найденными в кургане в г.Ростове-на-Дону (Иессеи, 1953, с.89-90, рис.2,ІѴ; 3,3; Вальчак, 1997, рис. 9,7,9). Эги псалии С.Б.Вальчак огнсс, к варианту «Ростов- Эчкиваш» (Вальчак, 1997, рис. 94-95), однако, заметим, что псалий, происходящий из п.4 Эчкивашского могилышка и очень близкие ему из комплекса в окрестностях Кисловодска (Виноградов, Дударев, Рунич, с.195-197, рис. 6,23,24; 7,15) имеют едва заметный изгиб всего тулова псалия. Ha мой взгляд, их можно отнести к типу стержневидных прямых. B то время как у двух псалиев из Псекупса и из Ростова достаточно явио отогнут конец ниже крайней нстли.

Ko второму варианту - «сильноизогнутых» псалиев фгол изгиба может быть равен прямому углу) мы отнесли три псалия случайно найденных на территории Псекупского могилышка фис.170, 3,5,6), псалий из п.14 могильника Фарс фис.170, 4), а также предположительно из Майкопского района, хранящийся ныне в фондах Краснодарского музея фис. 170, 7) (Иессен, 1953, с. 72, Тереножкии, 1976, рис.

89, 2). Окончания псалиев имеют небольшие утолщения, иногда один конец - заострен.

Ha территории Закубаиья комшіексная находка подобного псалия встречена лишь в могильнике Фарс вмссте с двукольчатыми удилами, имеющими рифление в виде двух рядов квадратиков (Лесков, Эрлих, 1999, рис. 14, 5,6). С.Б.Вальчак сообщает об одной находке псалиев этого типа в могильнике Пшиш I (без удил) (Вальчак, 1997, c.94).

K третьему варианту мы отнесли стрежневидные изогнутые псалиин со гзвоздевидной шляпкой на одном конце. Иногда противоположнный конец псалия имеет утолщение - «шишечку». Подобный псалий встречен в погребении 9 Псекупского могильника (рис.170, II) (Ловпаче, 1985, c.43, табл. XIV, 5), где он находился в комплекте с трехпетсльчатым «классическим» новочеркасским псалием и двукольчатыми удилами с дополнительными привесками, имеющими рифление в виде шипов. Ещс пара подобных псалиев в одном комплексе с «новочеркасскими» классическими обнаружены в 1996 г. в погребении 3 могильника Чишхо (Сазонов, 2002, таб.6, рис.2а; Сазонов, 1998, c.ll5). Кроме этого, случайные находки этого варианта псалиев происходят из аула Тауйхабль, с территории могильника Казазово, и совхоза Элит (рис. 170, 8-10). Таким образом, комплексные находки псалиев этого варианта, показывают, что они сосуществуют с «новочеркасскими» классическими и преимущественно происходят из степных памятников протомеотской группы.

Ha других территориях слабоизогнугые псалии первого варианта типа І-Б встречены с удилами с D-образными окончаниями, имеющими ложновитое рифление (Ростов-на-Дону). Псалии этого типа известны в ареале кобанской культуры в могильнике Верхний Кобан, предположительно, две нары (см. Вальчак, I997,c.94), в гробнице 3 могильника Терсзе, в погребении 186 могильника Клин- Яр III, в погребении 32 Белореченского могильника в комшіекге, найденном у

г.Эльбрус (Козенкова 1989, c.l86; таб XXXIX, 30, 31; Белинский, 1990, с. 193, рис.3,6; Дударев, 1991,табл. 14,19; Козенкова, 1995, с.162,табл. XXVII,9).

B Центральном Предкавказье эти псалии всгрсчаются как с однокольчатыми удилами, так и с двукольчатыми, имеющими рифление в виде прямоугольников, коррелирущимися уже с «классическими» новочеркасскими образцами, поэтому псалии этого типа считаются позднейшими среди «предклассических». B погребении 186 клинярского могильника эти псалии встречены со шлемом ассиро-урартского времени, датируемого нами последней четвертью VIII в. до н.э.

B Степи и Лесостепи изогнутые стрежневидные псалии помимо упомянутого комплекса в Ростове-на-Доігу, найдсны в Хсрсонской области и в кургане 375 у с.Константиновка (Лесков, 1974, Abb.75; Тереножкии, 1976, c.75,

B Средней Европе этому типу наиболее близок тип Posadka (по Я.Хохоровскому) или тип XIIFa по К.Метцнер-Небельсик. Однако все среднеевропейские образцы имеют шляпки или утолщения на обоих концах и близки верхнекобанским псалиям. Они происходят из Печ-Якабхсдь, Посадка, Кальбе, Криводол (Chochorowski, 1993, S.65; Metzner-Nebelsick, 1994, S.394, Abb.6; 2002, S. 512, Abb.l05). Можно полагать, что источником «идеи» появления этих псалиев в Средней Европе были образцы из Предкавказья.

B связи с этими сопоставлениями мы можем датировать время бытования псалиев типа ІБ в пределах второй половины ѴШ-иачала VII в. до н.э., вероятнее всего, первый вариант (слабоизогнутые псалии) является более архаичным. Этот тип характерен как для Цешрального Предкавказья, так и для ареала протомеотской группы памятников.

Тип I-B. «Классические» новочеркасские стержевидные псалии с раскованной лопастью на одном конце и округлой шляпкой на другом (рис.171). Это самый популярный и наиболее распространенный на юге Восточной Европы тип предскифских псалиев кавказского происхождения, получивший свое название по находке в Новочеркасском кладе 1939 г. (Иессен, 1953). Сейчас известно более 60 только комплексных находок таких псалиев, которые жестко сочетаются с двукольчатыми удилами, имеющими гладкие стрежни или прямоугольное рифление на них (см. Эрлих, 1994, карта 1, табл. 12). B Закубаньс четыре пары этих псалиев найдены в кургане 46 могильника «Клады», в могильнике «Ясеновая поляна», в кургане у ст.Махошевской, а также в памятниках центрального вариаігга - Кубанском, Псекупском, могильнике Пшиш II, Чишхо (рис.171, 1-7). B Предкавказье, а также в Степи и Лесостепи Северного Причерноморья этот тип псалиев часто встречается вместе с деталями упряжи колесниц (Эрлих, 1994a; Эрлих, 1997, с.23,таблица).

Возможно, что изогнутая лопасть «классических» новочеркасских псалиев символизировала гипертрофированное конское копыто. Об этом могут свидетельствовать рельефные изображения в виде полукруга или треугольника на переходе к лопасти со стороны, противоположной петлям на псалиях из Махошевской и Носачева (рудимеіггарный палец?) (рис. 171, 2), подчеркнутые уступчики перед лопастями у большинства «классических» псалиев и т.д. Лошади с подобными загнутыми в виде лопастей копытами изображались на кобанских топорах (Техов, 1988, рис.40^4), а изображения выступов, напоминающих копыто, встречаются и на лонасгях «предновочеркасских» и «предклассических» псалиев предшествующей поры.

Интересно, что в Средней Европе «классические» новочеркасские псалии, как и двукольчатые удила, не получают распространения, хотя о контактах со Средней Европой в «классический» новочеркасский период свидетельствует проникновение туда деталей упряжи «новочеркасских» колесниц (Эрлих, 1997,

с. 25).

Вариант I-B-a. B этот вариант мы объеденили отдельные экземпляры «предклассических» псалиев, которые отвечают формальным признака типа IB —

т. е. имеют стержень и лопасть. Это стержневидные псалии с изогнутым туловом либо прямым туловом и небольшой лопастью. Большинство экземпляров имеет шляпку. Ha конце изогнутой «лопасти» они имеют утолщение, напоминающее конское копыто.

С.Б. Вальчак относит подобные к псалии к вариантам «Баксан- Филипповская» и «Кочипэ 5- 3андак-38» (типы 5 и 7.1- «предклассический») своей типологической схемы (Вальчак, 1997, с.96-98)..

EIa Северо-Западном Кавказе подобные псалии встречены в п.35 могильника Ахтырский Лиман (с изогнутым туловом) и в погребении 5 и 30 могильника Кочипэ, а также из п.1, к. 1 Абинского могилышка и п.105 могильника Пшиш фис. 172, 1-4; 57, 2) (Беглова и др., 1997, с. 73, рис. 2, 10; Ловпаче, 1991, c.l02, рис. 9; таб.Ѵ; Анфимов, 1981, рис. 1; Сазоиов, 2000, рис. 10,2 ). Они встречены вместе с однокольчатыми удилами, имеющими рифление в виде шипов (Ахтырский Лиман, п.35 и Абинский могильник), с двукольчаными удилами, имеющими гладкие стержни (Кочипэ-5) и с треугольно-конечными удилами с ложновитым рифлением (Кочипэ -30). B погребении 105 могильника Пшиш они входили в набор колесничной упряжи с двукольчатыми удилами с двурядно-прямоуголыіым рифлением, где присутвовали также треугольно-конечные удила с ложновитым рифлением (Сазонов, 2000, c.66, рис.10).

Достаточно часто подобные псалии встречаются в ареале западного варианта кобанской культуры (см. Вальчак, 1997, c.96), и лишь однажды найдены в степной зоне юга Восточной Европы у ст.Филипповской на Дону (Иессен, 1953, c.65, Ks 3, рис. 9, 4; Вальчак, 1997, рис. 12,7). Комплексные находки этих псалиев показывают, что они встречаются как с двукольчатыми удилами, имеющими «веревочное» рифление или рифление в виде многорядных шипов, так И C рифлением в виде двух рядов прямоугольников (Вальчак, 1997, с. 103, таб.1). Таким образом, можно полагать, что псалии этого варианта непосредственно предшествуют «классическим» новочеркасским.

Тип I- Г. Стержневидные бронзовые трехпегельчатые псалии с зооморфным окончанием. Они характерны уже для раннескифского времени и встречены у ст. Подгорной и в Говердовском кургане 1 (рис 172, 6, 7). K этому же варианту мы можем отнести две пары трехпетельчатых бронзовых псалиев, имеющих «раннескифский» облик из 2-го Хаджохского кургана (объект 2), являющиеся, по выражению А.А.Сазонова, «прямым прототипом железных трепетельчатых псалиев келермесскогого времени» (Сазонов, 2000, с. 46). Загнутый конец этих псалиев оформлен в виде отпечатка конского копыта фис. 172, 5). Отметим, что формой и размерами это изображение близко изображению копыт на бляшках из І-го Ульского кургана 1910 г. (Галанина, 1999, с. 59, рис.1,9).

Следует сказать, что небольшое количество бронзовых псалиев раннескифского облика говорит о том, что переход к железным трехпетельчатым псалиям произошел достаточно быстро в период близкий по времени к середине VII в. до н.э. И уже в древнейших курганах «келермесского» круга (келермесские курганы Веселовского, Ульский курган 1910 r., курган в 41 в урочище «Клады») мы встречаем исключительно железные трехпетельчатые псалии.

Подотдел II - пластинчатые

Тип II-A. Пластинчатые трехпетельчатые псалии, один конец которых немного расширен и изогнут. С.Б.Вальчак относит их к типу «Фарс-2-35» своей классификации (вариант Id по У.Дитц). Часто псалии этого типа имеют утолщения на концах, причем на изогнутом окончании иногда имеется прилив, напоминающий конское копыто. У одного псалия из Государственного Эрмитажа (покупка у Запорожского в Майкопе ГЭ- OABEC- 2509/23) «копытце» переходит в округлую лопасть фис. 173,1).

B могильнике Фарс этот тип самый представительный, к нему относятся 5 пар псалиев (погребения - 2, 6, 9, 13, 35) (рис. 173, 3-7) (Лесков, Эрлих, 1999, с. 99, рис.7, 5,6; c.lOI, рис. 9,3,4; c.l04, рис. 12,10,11; c.l07, рис. 15,5,6; с. 122, рис. 30, 3,4). Их длина 9-14 см. Самые короткие псалии этого типа происходят из погребения 6, самые длинные из погребения 9. Следует отметить наибольшую концентрацию псалиев этого типа на Северо-Западном Кавказе. Подавляющее большинство их происходит из предгорной части (Майкопский район Адыгеи). Три пары этих псалиев найдены в могильнике Кочипэ (погребения 2 - две пары и 32) (Ловпаче, 1986, табл. XXlV и LVII) (рис. 173, 8-10), три находки этих псалиев приведены A.A. Иессеном и происходят из района Майкопа (Иессен, 1953, c.72, рис. 3,2; 13). Еще один закубанский псалии из разрушенного погребения у горы Рязанова упомянут в сводке С.Б. Вальчака (Вальчак, 1997, c.93). B ареале цешрального варианта протомеотской группы памятников нам известна лишь одна находка подобного псалия в погребении 130 могильника Пшиш-І (Сазонов, 2002,таб.21,2).

B ареале кобанской культуры эти псалии найдены в районе Кавказских Минеральных вод и происходят из п. 15 и 34 могильника у Кисловодской мебельной фабрики (Виноградов, Дударев, Рунич,1980, рис. 2, 10-11; рис.4, 15,19; Козенкова, 1995, табл.ХХУП,15), из гробницы 3 могильника Терезе (Вальчак, 1997, рис. 7,8). Находка подобного бронзового псалия известна в Лесостепи (Пищальники) (Тереножкин, 1976, c.75, рис.41,7). Из Приднестровья происходит серия, состоящая из четырех пар железных подражаний псалиям этого типа из кургана у с. Пуркары, встреченная вместе с железными деталями упряжи колесницы (Яровой, Бруяко, 2000, с. 158, рис. 1,3-10).

B Средней Европе один экземпляр такого псалия имеется в фондах Национального музея в Будапеште. Его пластина украшена рельефным изображением ромба, вписанного в круг - «солярного знака» (тип «Майкоп» по

Я.Хохоровскому) (Gallus, Horvath, 1939,Pl.XLI, 5-6; Chochorowski, 1993, S.64, rys.2,16).

B комплексных наборах эти псалии встречены с однокольчатыми удилами и треугольно-конечными, а также двукольчатыми удилами, имеющими ложновитое рифление и «веревочный» орнамент стержней. Bcc они ОТНОСЯТСЯ K старшей, «предновочеркасской» группе уздечных наборов (Эрлих, 1991, с.36-37; Вальчак, 1997, с.92-93).

Можно предположить, что основной ареал производства этого типа псалиев - предгорная часть Закубанья, что показало и их картографирование С.Б. Вальчаком. Самая северная находка этих псалиев в Закубанье (исключая не известную раннее находку из Пшиша) - станица Ханская вблизи Майкопа (Вальчак, 1997. С.92-93, рис.6).

Уникальными являются псалии из п. 90 Псекупского могильника (Ловпаче, 1985, c.40, таб. XI, 4). Это трехпетельчатые псалии в виде полиофигурного изображения лошадок (рис. 174). Они выполнены в технике круглой скультуры, в чем можно видеть луристано-кобанское влияния. Напускные псалии в виде бронзовых фигурок животных (лошадей, козлов, кошачьих) характерны для луристанских бронз (Древности страны луров, 1992, с.86-91, кат.225-235). B погребении 14 могильника Клин-Яр HI (Кисловодск, западный вариаігг кобанской культуры) обнаружены трехпетельчатые псалии, окончания которых украшены круглымн протомами коней (Дударев, 1991, табл. 22., 1,3; Berezin, Dudarev, 1999, S.199, Abb.l2,1,2). Ha сегодняшний день это самая ближайшая аналогия псскупским псалиям.

Бронзовые псалии «трехдырчатой» схемы.

Тип ША. «Чсрногоровские». Псалии этого типа названы так по эпопимному комплексу из Черногоровского кургана и впервые выделены А.И.Тереножкиным (1976, с.150-151, рис.36). Соответствуют типу IX классификации срсднсевропсйских псалиев К. Мещнер-Небсльсик и вариантам 8b и 11 типологии У.Дитц (Metzner-Nebelsick, S.387, Abb.l; 2002, S.215, Abb.97; Diets, 1998, Taf. 37, 39). ГІсалии этого типа имеют изгиб, напоминающий изгиб рога в центральной части и подовальные или округлые отверстия.

B Центральном Закубанье нам известно 6 случаев встречи бронзовых черногоровскнх псалиев (рис. 175, 1-6). Bce они происходят с левого берега Краснодарского водохранилища: могильник Казазово-3 — случайная находка, могильник Пшиш-І (погребения 3, 61,129), из окрестности аула Тауйхабль (фонды ГМИНВ) и п.63 Николаевского могильника. Bce псалии, за исключением двух случайных находок из Казазова и Тауйхабля, имеют явно намеченные шляпки на противоположных концах, что уже сближает их с муфтовыми псалиями (камышсвахскими и цимбальскими). У псалиев из погребений 3, 61 и 129 могильника Пшиш стержни орнамеіггированы рифлением. У псалиев из погребения 3 рифление проходиттолько в районе внешних отверстий (рис. 175, 4), у псалия из погребения 61 - у всех отверстий (рис. 175, 5) (Сазонов, 1995, с. 100, рис.3,2; с. 105, рис.8,3), а у сильно изогнутых псалиев из погребения 129 рифлсиие в виде прямоугольничков просматривается с вогнутой стороны но вссму стрежню (Сазонов, 2002, с. 12, таб.19,5).

Подобная орнаментаціи имеется у псалия из Чернотина в Моравии (Chochorowski, 1993, S. 56, рис.2,1). Всего нам известію 15 находок бронзовых псалиев этого типа25 на территории Европы (Эрлих, 2002, с. 32, рис.4). Помимо закубанских находок дважды эти псалии встречены в Средней Европе (Чернотин и Кармине), 4 раз в Степной и Лестостепной части Юга Восточной Европы - (Чериогоровка, Балабинка, к.10, п.13; Бирюково, к.8, п.2; Мощанецкий клад); трижды - в Центральном Предкавказье - Герменчик, Дубовая Роща, Верхний Кобан. Таким образом, наибольшая концентрация псалиев этого типа приходится на памятники центрального вариаігга протомеотской группы.

ТИП ШБ. K этому типу нами отнесены псалии в виде изогнутого стержня с тремя уплощенными отверстиями, так называемые «сиалковские» (Эрлих, 1991, c.35; 1994, c.58). У. Дитц, которая объединяет псалии дырчатой и муфтовой схемы в один тип, относит их к типу 4 (Dietz, 1998, Ss. 124-127) Названы они были так по

i, имеются роговые подражания этому типу в могильнике Пшиш и кургане Слободзея.

эпонимному комплексу погребения 15 северного некрополя Сиалк В, где встречены эти псалии (Ghirshman, 1939, Pl.LVI). K этому типу мы отнесли нсалий из Дукмасова, найденный на территории кладбища вместе со стремечковидными удилами (рис. 176, 2), один псалий из погребения 4 могильника Шесхарис фис. 176,1) в районе Новороссийска (причем другой псалий этого комплекса имеет явно намеченные муфты и может быть отнессн уже к типу IVB «Уашхиту-Жаботин») (Дмитриев, 1973, рис.85). Ещс один фрагментированный псалий случайно найден в устье реки Псекупс и ныне хранится в фондах ГМИНВ (рис. 176, 3). Причем его отверстия имеют характерное рифление в виде «рубчиков», которое имсстся у некоторых псалиев типа «Уашхиту-Жаботин» из кургана Уашхиту и Хаджоха. Надо отметить, однако, что традиция рубчатой орнаментации отверстий псалиев наблюдается еще и в ранний хронологический период у «черноговских» псалиев из Пшиша и Чернотина.

Вариант ІПБа. K особому варианту трехдырчатых псалиев мы относим псалий из погребения 39 Кубанского могильника, чьи окончания оформлены в виде головок хищной птицы (Анфимов, 1971, С. 175, рис. 4, 3). A.A. Сазонов отметил, что в районе, отверстий у этого псалия имеется рифление в виде поперечных линий (Сазонов, 1998. с. 115), что подверждает и рисунок С.Б.Вальчака, сделанный в Краснодарском музее фис. 176, 4) (Вальчак, 2004a, рис.5,4). Подобное рифление является определенным хронологическим индикатором и встречается у муфтовых псалиев из Уашхиту и Хаджоха. B 1996 г. при доследовании могильника в урочище Чишхо А.А.Сазонов обнаружил в погребении 5 пару трехдырчатых псалиев близких кубанскому, которые заканчивались изображением головок грифо-барана, а поперечное рифление у отверстий у них отсутствовало (Сазонов, 2002, таб. 10, 6; Сазонов, 1998, с. 114).

Эти зооморфные изображения наряду с бляшкой с головками хищника из K.1 Хаджоха - древнейшие изделия, выполненные в скифском зверином стиле на территории Северо-Западного Кавказа. Мы датируем эти дырчатые псалии с зооморфными изображениями в пределах первой половины VH в. до н.э.

Ареал псалиев «сиалковского» тина - Иран, где кроме Сиалка, они встречены в слое IV Хасанлу (Muscarela, 1988, 65 Nr.94); Урартские территории Турции — псалий из Филадельфийского музея (Иванчик, 2001, рис.87,12);

Закавказье - Малый Мильский курган и Мингечаур (Асланов, Ваидов, Ионе, 1959, таб. XXXIX; Иессен, 1965, 27, рис.20). Находки подобных псалиев известны и в Центральной Азии: подобные псалии были встречены в курганном могильнике Сакар-Чага 6 в Левобережном Хорезме, а литейная формочка-матрица псалия этого типа была найдена на поселении Дальверзин-Тепе в Фергане (Яблонский 1991, c.81, рис.11,1; Заднепровский 1969, таб. XX,3). Верятно этот тип псалиев на Северо-Западном Кавказ попадает из Закавказья вместе с древнейшими «раннескифскими» чертами в первую половину VlI в до н.э. и доживает до середины- второй половины VIl в. до н.э., когда он встречен уже в железе в погребении 27 Келермесского грунтового могильника вместе с железными петельчатыми удилами, пронизями для перекрестных рсмней, грибовидными «столбиками», железной секирой и зеркалом скифского облика с центральной петлей и невысоким бортиком (рис. 176,5) (Галанина, 1985, рис. 4).

Псалии трехмуфтовой схемы

ТИП IVA нашей схемы - «цимбальские» (тип VI среднеевропейской схемы К.Метцнер-Небельсик и 9a типологии У.Дитц). Они названы так А.И.Тереножкиным по находкам их в кургане Малая Цимбалка. По его определению, псалии этого типа имеют «слегка изогнутый стержень, с овальными отверстиями, оформленными в виде муфтообразных выступов и более или менее одинаковыми шляпками на концах» (Тереножкин, 1976, c.l51). Сейчас нам известно 9 экземпляров цимбальских псалиев, происходящих из Центрального Закубанья. B основном, это случайные находки с территории могильников, размытых водами Краснодарского водохранилища: Казазово 3 1- экз. (рис.177, 1), Псекупс - 4 экз. фис. 177, 2-5), могильник Пшиш и окрестности аула Тауйхабль - 3 экз. (рис. 177, 8) Лишь один псалий найден в погребении 112 Николаевского могильника (Анфимов, 1971, с. 172, рис. 1) (рис. 177, 9). Изогнутость этих псалиев, как правило, не большая, иногда слегка изоп^т весь стержень, как у псалиисв из Казазова и Николаевского могильника, иногда загнут лишь конец, где расположена большая бляшка, как у двух псалиев из Псекупса, и псалия из Тауйхабля (фонды СКФ ГМВ). Два экземпляра имеют рифление стрежней. Из Псекупского могильника происходит случайно найденный «цимбальский» псалий с ребристым рифлением всего стержня (Ловпаче, Тов, 1983, таб. 1,10), а из района Тауйхабля псалии с рифлением по стержню в виде двух рядов квадратиков (Вальчак, 2000, c.l41, рис.3,4) (рис.177, 8). Находка этого орнамента на последнем псалии является одним из свидетельств того, что эти псалии бытовали не только в ранний хронологический период, к которому относится Николаевский могильник, HO и позже, во вторую половину VIII в. до н.э, когда подобный орнамент появляется, как на удилах, так и на псалиях (Вальчак, 2000, c.l39). Как и у псалиев «черногоровского» типа, основная концентрация «цимбальских» псалиев приходится на могильники Степного Закубанья. Три экземпляра их известны в Центральном Предкавказье - Кисловодск, Каменномостский и Кобанский могильники, два найдены в степи Восточной Европы - Малая Цимбалка и Новочеркасский музей.

Некоторую трудность представляет соотнесение этих псалиев со среднеевропейскими типами. Если С.Л.Дударев считал их по своему происхождению «венгерскими» СДударев, 1991, с. 58), то Я.Хохоровский в Средней Европе находил один цимбальский псалий из Чернотина (Chohorowski, S.61, рис. 2,7). Остальные муфтовые слабо изгонутые псалии, и псалии, у которых, отогнут лишь один конец, с небольшими почти одинаковыми шляпками он относил к различным вариаіггам типа Дюнакомлод, являвшегося, по его мнению, производным от древнейшего - цимбальского. Бытование цимбальских псалиев (т.е. псалия из Чернотина) Хохоровский относит к периоду HaB2, а его производные варианты типа Дюнакомлод к HaB3 (Chohorowski, S.67, рис. 3). Заметим, однако, что лишь один псалий из Закубанья можно сопоставить с чернотинским, имеющим очень маленькие шляпки, и слабовыраженные муфты - это псалий из Казазова фис. 177,/). Bce остальные наши псалии более близки к вариаіггам «Фюзешабонь» и «Фюгод» (Chohorowski, S.57, рис. 8,9). Иной подход проявила в своей типологии среднеевропейских псалиев Карола Метцнер- Небельсик. Оба псалия из Чернотина она рассматривает как варианты одного типа IX (а и b) (Metzner-Nebelsick, 1994, S.387, Abb.l; 2002, S.215, Abb.97). C восточноевропейскими «цимбальскими» она сопоставляет лишь тип VIlI своей схемы (псалии имеют небольшой изгиб всего стержня и одинаковые шляпки

средней величины). K этому типу она отнесла лишь 4 экземпляра из Средней Европы: из Бихаругра, Яньева II, Чипэу и Комитата Толна (Metzner-Nebelsick, 1994, S.391, Abb.4;2002, S. 221, Abb. 102).[34] Таким образом, несмотря на спорность отнесения определенных псалиев к цимбальскому типу, наибольшая концентрация этих псалиев приходится на территорию степного Закубанья - более 40% всех псалиев (Эрлих, 2002, с. 33).

Тип ІѴБ. «Камышевахские» псалии (совпадает с типом VI- схемы К.Метцнер-Небельсик и типом 10 по У.Дитц). Выделивший этот тип А.И.Тереножкин характеризовал его так: «Камышевахские псалии сходны с черногоровскими, только овальные отверстия у них обозначены муфтообразными выступами, на одном конце стержня есть маленькая или сравнительно небольшая шляпка, а на противоположном конце - большая грибовидная» (Тереножкии, 1976, с. 150). Таким образом, выделяется три признака этого типа: 1)сильный изгиб как у рога, имеющийся и у черногоровских псалиев; 2)муфтообразное оформление отверстий; З)наличие двух разновеликих грибовидных шляпок.

Из Северо-Западного Предкавказья нам известно сейчас 7 находок подобных псалиев фис. 178). Близка также к рассматриваемому региону и находка псалия из станицы Ильинской в Степном Прикубанье фис. 178, 8). Bce они происходят из степных районов, причем 6 экземпляров из могильников левого берега Краснодарского водохранилища. У псалия из совхоза «Элит» муфты выражены слабо, имеются лишь утолщения вокруг отверстий (рис. 178, б). Тоже можно сказать и о псалии из Ильинской, что было отмечено А.И.Тереножкиным (Тереножкин, 1976, с. 150). Очевидно, эти образцы являются переходными от черногоровских. Выше мы отмечали, что некоторые черногоровские псалии имеют явно «намеченные» шляпки. Bce псалии обнаружены вне погребений, за исключением псалиев из п.51 могильника Пшиш, относящегося к ранней группе этого памятника. Псалий из разрушенного комплекса на территории совхоза Элит встречен с треуголыюконечными удилами, имеющими ложновитое рифление. Таким образом, мы можем предполагать бытование этих псалиев в ранний хронологический период (конец ІХ-середина VIII в до н.э.), однако, не исключаем их встречу позже, об этом говорит орнамент в виде двух рядов квадратиков, встреченный собственно у псалиев из Камышсвахи (Тереножкин, 1976, с. 150, рис. 87,1).

Помимо приведенных нами прикубанских псалиев камышевахского типа, они встречены на Северном Кавказе в могильнике Ссржень-Юрт в погребении 38 и 56 (Козенкова, 1982, рис. 11, 12; 2002, таб.26, 13,14; таб.45, 7,9). B степи юга Восточной Европы они встречены дважды - в Камышсвахском кургане и Ростовской области (хутор Гуров) (Вальчак, Мамонтов, Сазонов, 1996, c.36, рис.10,2). Наибольшее количество находок подобных псалиев (более 70%) имеется в Средней Европе. По данным К.Метцнер-Небельсик здесь известно 20 случаев встречи псалиев VI типа ее схемы (Metzner-Ncbelsick, S.391, Abb.4; 2002, S. 218, Abb. 100), среди которых em выделены два варианта. Ян Хохоровский выделяет 5 вариантов камышевахских псалиев в Средней Европе, называемых им по «эпонимному» принципу: Cipau, Dinny6s, Stainkirchen, Trt5no и Adasevici (Chohorowskt, 1993, S.59-61).

Очевидно, этот тип псалиев в большей сгспени среднеевропейский, чем восточноевропейский, и в этом следует поддержать исследователей отмечавших это прежде (Козснкова, 1977, c.77; Вальчак, Мамонтов, Сазонов, 1996, с. 37). Ha это указывает, вроде бы, и состав металла псалиев из п.56 Сержень-Юрта, который, как и наконечник копья из этого погребения, по своему химическому составу находит, по мнению Т.Б.Барцевой, соответствие с металлом балкано-карпатского региона (Барцева, 1985, с. 47).

Псалии типа IVB «Уашхнту-Жаботин». Стержневидные нсалии с тремя отверстиями, оформленные утолщениями-муфтами. Один конец загнут (вариант Жаботин) (рис.176,6-10) или раскован в виде лопасти (вариаігг Уашхиту) (рис. 176, 11,12). Другой конец имеет иногда утолщение или шляпку, либо может быть оформлен конским копытом. B классификации У.Дитц эти псалии были отчасти отнесены к типам 3b (Уашхиту и Медвин) и 4 (Емичиха, хут.Алексеевский, Жаботин 524) (Dietz,1998, Taf.33,34).

Псалии этого типа были выделены нами после находки в кургане Уашхиту четырех пар подобных псалиев и сопоставления их с жаботинскими (Эрлих, 1991,

c.35). B памятниках нротомеотской группы встречены IO пар и отдельных находок псалиев этого типа. Помимо Уаншпу, они обнаружены в двух курганах у поселка Хаджох (Сазонов, 2000), причем как в варианте Жаботин (рис. 176, 7-9), так и в ® варианте Уашхиту - с лонастью (рис. 176,11). K варианту «Жаботин» можно отнести и один псалий из погребения 4 могилышка Шесхарис (рис. 176, 6) СЦмшриев, 1983, рис.85). Муфты некоторых псалиев из Хаджоха (варианта «Жаботин») и из Уашхиту орнаментированы характерным «рубчиком». Ha паре псалиев из могильника Казазово 3, относящегося к варианту «Жаботин»27, муфты орнаментированы многорядным рифлением в виде «квадратиков» (рис. 176, 10). Подобный орнамент имеется на псалиях из хутора Алексеевского на Ставрополье (Петренко, 1989, с.132,таб.87,41).

Bce закубанские псалии типа «Уашхиту-Жаботин» найдены в переходных ® комплексах от «классического» новочеркасского периода к раннескифскому и датированы в пределах первой половины VIl в. до н.э. K этому же времени мы относим псалии из кургана 524 у с.Жаботин и хутора Ллексеевского в Центральном Предкавказье (Ильинская, 1975, табл. VII, II; Иессен, 1954, c.ll8, рис.7).

Псалии типа Уашхшу-Жаботин жаботинского варианта в значительной степени встречаются уже в комплексах раннескифского времени Украинской Лесостепи таких, как Яснозорье к.6; Емчиха, к. 375; к. 183 на реке Тенетинка , к. 2, II группы у с.Медвин в Поросье (Ковпаненко, Бессонова, Скорый, 1989, c.65, рис.13, 7-9; Ковпаненко, Бессонова, Скорый, 1994, с. 55, рис.6,3; Ковпаненко, 1981, c.l09, рис.61,6,7,8; Ильинская, 1975, табл. XXIX,9). Исследователи справедливо • относят их ко второй половине VII в до н.э. (Ковпаненко, Бессонова, Скорый, 1994, c.59).

B Средней Европе с вариантом «Уашхиту» можно сопаставить находку псалия в кладе Яньево в Сербии - псалии варианта Dilnak6ml6d-Janjevo (по Я. Хохоровскому) (Kossak,1980, Taf.4-5; Chochorowski, 1983, c.63, рис. 2,13). Интересно, что наиболее близкие яньевскому псалию (со шляпкой на противоположном конце лопасти) обнаружены среди предметов колссничной

0 22 Псалий irj Казазова был принесен коллекционером на экспертшу в Краснодарский музей, гле мне

удалось его сфотографировать.

упряжи основного захоронения кургана 2 у поселка Хаджох (Сазонов, 2000, c.60, рис.4). Заметим, что комплекс из Яньева Ян Хохоровский отнес к третьему горизонту своей периодизации комплексов с «киммерийским» влиянием, который он датирует по среднеевропейской шкале временем HaB3. Для варианта псалиев Janjevo он принимает даты собственно причерноморских псалиев типа Уашхиту- Жаботин конец ѴІІІ-начала VII в. до н.э. (Chochorowski, 1993, p.63)[35]. Однако мы не исключаем и появление этого варианта в Средней Европе независимо от варианта «Уашхиту», на основе типа «Дюнакомлод» по Я.Хохоровскому (тип 1 no Metzner-Nebelsick) под влиянием «классических» новочеркасских псалиев, которое, однако, не могло произойти раньше последней четверти VIII в. до н.э. - времени появления новочеркасских псалиев - «классического» варианта.

Проблемы происхождения псалиев второго отдела.

Вопрос о происхождении трехдырчатых и трехмуфтовых псалиев до сих пор остается спорным в отечественной литературе. Если большинством исследователями признается степное происхождение «черногоровских псалиев» от роговых, существовавших здесь в предшествующую эпоху, то мнения о появлении муфтовых псалиев диаметрально расходятся.

Часть исследователей (В.Г.Котович, А.И. Тсрсножкин) предполагали закавказское происхождение цимбальских псалисв от напускных стрсжневидных псалиев со шляпками (Котович, Давудов, 1980, с. 50; Тереножкин, 1976, c.l60). K этому же мнению с некоторым колебанием, недавно, вроде бы присоединился С.Л.Дударев, (Дударев, 1999, c.l40). Однако, заметим этому автору, что

A. И.Терсножкин не связывал этот тип исключительно с Закавказьем. Чуть ниже он замечал, что «не исключено, что псалии типа Цимбалки также привнесены на юг Восточной Европы из Сибири или Центральной Азии, где они имеют близкие аналогии в материалах того же кургана Аржан» (Тереножкин, 1976, c.l60). Co Средней Европой происхождение муфтовых псалиев впервые связала

B. И.Козснкова (Козенкова, 1977, c.77), а сейчас - С.Б. Вальчак, A.A. Сазонов и В.И.

Мамонтов, а также О.Р.Дубовская (Вальчак, Мамонтов, Сазонов, 1996, c.38; Дубовская, 1994, с. 137).

Мы же отметим, что, вероятно, нельзя однозначно выводить муфтовые псалии из Средней Европы. Об этом наглядно свидетельствует, приведенная нами коллекция трехдырчатых и трехмуфтовых псалиев из Закубанья, где имется множетво переходных, пограничных форм, которые трудно отнести к тому или другому типу. Это черногоровские псалии со шляпками, или камышевахские с невыделенными муфтами. Кроме того, Центральное Закубанье по количеству находок псалиев дырчатых и муфтовых форм превосходит все другие регионы Восточной Европы. Об этом свидетельствует простой подсчет этих псалиев произведенный нами по таким регионам, как центральный вариант протомеотскоЙ группы памятников, остальная территория Северного Кавказа, Степь и Лссостепь Восточной Европы, а также Центральная Европа (Эрлих, 2002, с. 33, рис.5). Он выявил наибольшую концентрацию на юге Восточной Европы дырчатых и муфтовых бронзовых псалиев именно в протомсотских памятниках цстрального варианта. Для нас, очевидно, что выработка цимбальских и камышевахских форм происходила именно здесь, и шла она от «черногоровских» псалиев в тссном взаимодействии со среднеевропейской модой. Связи со Средней Европой здесь хорошо прослеживаются не только в узде. Безусловно, местным типом мы можем считать псалии типа Цимбалки. «Камышевахская» же форма, скорее всего, воспроизводила центрально-европейскую моду. Состав мегалла сержеиь- юртовского псалия, может быть этому свидетельством. Очевидно, производившиеся в мастерских центрального варианта протомеотских памятников бронзовые псалии дырчатых форм импортировались в Степь и другие регионы Северного Кавказа.

Что жс касается псалиев «Уашхиту-Жаботии», то мы предполагаем, что они являются синтезом «сиалковских» псалиев, привнесенных из Закавказья и местных «новочеркаских» форм (Эрлих, 1994, c.32). Наглядным тому подтверждением является нсалиЙ из к.2 Хаджоха, имеюший неширокие муфты, изоп^тую лопасть, аналогичную новочеркасской, и грибовидную шляпку (Сазонов, 2000, рис.4,2 )

Совсем недавно А.И.Иванчик в качестве ближайшей аналогии псалиям из Уашхиту привел псалии из п.47 могильника Калакент в Азербайджане (Иванчик, 2001, c.l78). Подобное сопоставление нам кажется весьма сомнительным, хотя бы потому, что отверстия последнего не оформлены муфтами. Если бы не этот, по мнению автора, «не столь важный признак», то мы с трудом отличали бы модификации трубчатых или муфтовых псалиев от черногоровских и сиалковских. Псалии из Уашхиту, безусловно, ближе к псалиям жаботинского варианта из к.524 и хутора Алексеевского, чем к калакентским. C другой стороны, трехдырчатые псалии из Калакента являются результатом «новочеркасского» влияния на закавказскую узду и, возможно, свидетельством прямого присутствия носителей этого комплекса к югу от Кавказского хребта (Эрлих, 1994, с. 91), что А.И. Иванчик категорически отрицает.

7.3.2.

<< | >>
Источник: Эрлих Владимир Роальдович. Северо-Западный Кавказ в началежслезного вска (протомеотская группа памятников). Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. Москва - 2005. 2005

Еще по теме Псалии:

  1. ГЛАВА 1 КИММЕРИЙСКАЯ ПРОБЛЕМА В НАУЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЕ
  2. Классификация археологического материала
  3. Погребальный инвентарь
  4. Погребальный инвентарь
  5. Хронология памятников черногоровской группы
  6. Клады и зимники.
  7. Разрушенные погребения.
  8. Приложения
  9. Памятники приморско-абинского локального варианта
  10. Предгорный локальный вариант протомеотских памятников.
  11. Мечи и кинжалы
  12. Удила и псалии
  13. Удила.
  14. Псалии
  15. Сдвоенные бляхи
  16. Бусы
  17. Периодизация могилышка Пшиш и проблема синхронизации равнинных протомсотских памятников с предгорнымн
  18. Проблемы абсолютного датирования комплексов
  19. Список иллюстраций
  20. Вещееой комплекс
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История мировых цивилизаций - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -