<<
>>

Раздел 3. Развитие политических отношений России и Сирии

Понимание базовых российских национальных интересов и основных инструментов их обеспечения неразрывно связано со сложившимся местом России в системе глобальных военно-политических отношений, которая в исследуемый период характеризовалась сочетанием двух основных тенденций.

Первой мировой тенденцией стало стремлением сформировать новую, более справедливую и демократичную систему международных экономических и политических отношений. Второй мировой тенденцией – расширение практики применения вооруженной силы на основании национальных решений и вне мандата ООН. Наряду с этими относительно новыми тенденциями продолжали существовать и стереотипы периода «холодной войны», существенно осложняющие международную обстановку[141].

Россия последовательно выступала за создание такой системы международных отношений, в которой значение военной силы минимизировано и ее функции сведены к задаче сдерживания вооруженных конфликтов. Однако в исследуемый период значение военной силы как инструмента внешней политики и обеспечения национальных интересов того или иного государства сохранялось. Поэтому, с учетом объективно существующих тенденций в системе международных отношений, была вынуждена корректировать свое видение роли и места военной политики и военных инструментов. Практические шаги России по оптимизации и созданию современных и эффективных Вооруженных Сил стали одним из условий ее успешной и безболезненной интеграции в строящуюся систему международных отношений.

Обозначившийся с начала ХХI века выход России из состояния политического и экономического кризиса и существенное укрепление ее позиций на мировой арене явилось одной из характерных черт мирового развития. Это дало возможность заявить о необходимости формулирования новых приоритетов ее внешней политики, учитывающих новые реалии, но также и объективные геополитические потребности Российской Федерации, связанные с необходимостью обеспечения благоприятных условий для ее развития в качестве одного из ведущих государств мира.

Смена власти в 2000 году для Сирии явилось не только важным, но и знаковым историческим фактом, поскольку сохранился принцип «преемственности власти». Приход к власти нового президента и начало демократических преобразований в стране означал принципиально новый этап в развитии в САР. Процесс демократических преобразований в политической и экономический жизни сирийского общества осложнялся эскалацией напряженности в зоне арабо-израильского конфликта и ростом настроений исламистского радикализма в ближневосточном регионе. Закономерно, что характерной особенностью развития страны стало сохранение сирийских вооруженные сил и органов государственной безопасности по-прежнему, как главных элементов социально-политической жизни САР, осуществляющие контроль над развитием важных внутриполитических процессов в стране. Президент Б. Асад понимал, что в сложившихся политических условиях его власть объективно ограничена, а его соратники – сторонники реформ не имели необходимого политического веса для изменения положения в свою пользу[142].

Вместе с тем, в России в исследуемый период также произошли политические перемены, связанные со сменой политической элиты. С 2000 года Российскую Федерацию возглавил В.В. Путин. Что также во многом способствовало большему сближению традиционно дружественных в советское время отношений между государствами. Приход нового руководства в обоих государствах обусловил сближение отношений и активизацию российско-сирийских политических отношений.

В контексте вышеизложенного сложились объективные условия для возрождения политических отношений России и Сирии.

Диссертационное исследование показало, что развитие российско-сирийских политических отношений проходило в соответствии со сложившимися направлениями и формами политических отношений на уровне президентов, глав правительств и их заместителей, отдельных министров, комиссий, делегаций двух государств.

Начало политического диалога в исследуемый период было положено 6 января 2000 года подписанием правительствами РФ и САР Долгосрочной программы о торговом, экономическом и техническом сотрудничестве.

Результаты обобщаемого диссертантом материала показали, что развитие двустороннего политического диалога продолжалось телефонным разговором министров иностранных дел Ф. Шараа и И.С. Иванова, состоявшегося 3 февраля 2000 года[143]. В разговоре было подтверждено стремление России, Ливана и Сирии к развитию диалога, активизации взаимодействия в интересах достижения всеобъемлющего урегулирования на Ближнем Востоке

Последующий контакт сторон, состоялся в телефонным разговоре глав внешнеполитических ведомствФ. Шараа и И.С. Иванов от 22 февраля 2000 года, в котором отмечалось, что Россия твердо выступает против рецидивов вооруженного противостояния и настойчиво призывает все заинтересованные стороны к сдержанности и прекращению кровопролития, соблюдению «апрельского 1996 г. взаимопонимания»[144]. По твердому убеждению российской стороны, ключ к стабилизации обстановки в этом взрывоопасном районе – в скорейшем возобновлении переговоров на израильско-сирийском и израильско-ливанском треках. Министр подтвердил готовность российского коспонсора оказать необходимое содействие в восстановлении и продвижении диалога на этих направлениях.

В ходе визита 1 апреля 2000 года в Сирию спецпредставителя и.о. Президента России П.В. Стегния[145] были рассмотрены текущее состояние и перспективы мирного процесса в регионе. При этом подчеркивалась важность продвижения по всем переговорным трекам, необходимость прорыва в затормозившемся сирийско-израильском диалоге, от результатов которого напрямую зависит и разблокирование ливано-израильского участка урегулирования. Все собеседники подчеркивали весомую роль России в мирном процессе, высказывались в пользу ее дальнейшего активного участия в ближневосточных делах. Российским спецпредставителем была подтверждена неизменная позиция России, заключающаяся в том, что в основе процесса урегулирования должны лежать резолюции СБ ООН №№ 242, 338 и 425, а также ключевой принцип Мадридской конференции – «земля в обмен на мир»[146].

Результаты обобщаемого диссертантом архивного и другого материала показали, что Председателем правительства РФ было поручено Министерству торговли провести переговоры с сирийской стороной о торговом, экономическом и техническом сотрудничестве, заложенного соглашением от 15 апреля 1993 года.

Поручением было предоставлено право, во-первых, при необходимости вносить в проект соглашения изменения и дополнения, не имеющие принципиального характера. Во-вторых, Министру внутренних дел РФ, председателю Российской части Постоянной Российско-Сирийской комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству Рушайло В.Б. подписать от имени правительства Долгосрочную программу по реализации Соглашения от 15 апреля 1993 года в ходе второго заседания упомянутой Комиссии.

Подписанное в г. Дамаске двустороннее Соглашение от 17 сентября 2000 года о долгосрочной программе торгового, экономического и технического сотрудничества придало импульс практического развития двустороннего политического диалога РФ и САР. Анализ документа показал, что стороны договорились поощрять и развивать различные направления сотрудничества между ними, в частности в таких областях как:

- энергетика;

- ирригация и освоение земель;

- железные дороги;

- добыча нефти и газа и нефтехимическая промышленность;

- использование ядерной энергии в мирных целях и безопасность ее применения;

- производство удобрений, медикаментов, средств борьбы с сельскохозяйственными вредителями (в первую очередь исходного активного компонента, необходимого для их производства);

- производство строительных материалов;

- разведка и проведение работ по разработке рудных месторождений, производство исходных сырьевых материалов, в том числе разведка и разработка месторождений железной руды и ее переработка;

- металлургическая промышленность;

- переработка пищевых и сельскохозяйственных продуктов; другие области, представляющие взаимный интерес.

Соответственно в соглашении был определен перечень направлений и объектов российско-сирийского сотрудничества: в областях электроэнергетики; использования атомной энергии в мирных целях; водного хозяйства, ирригации и освоения земель; нефтяной и газовой промышленности; геологии и природных ресурсов; транспорта и транспортного строительства; трубопроводного транспорта; промышленности.

Результаты обобщаемого диссертантом архивного и другого материала показали, что в октябре 2000 года по договоренности между президентами двух государств российский министр иностранных дел И.С. Иванов посетил г. Дамаск, где состоялась встреча с сирийским руководителем государства с целью проведения консультации в связи с резко обострившейся ситуацией на Ближнем Востоке[147]. Во время официального визита велись переговоры с министром иностранных дел САР, в ходе которых обсуждались вопросы, связанные с резким обострением ситуации на Ближнем Востоке, обсуждались принципиальные направления двустороннего сотрудничества. Россия высказала осуждение провокационной вспышки конфронтации, осуществленной в Иерусалиме 28 сентября 2000 г., которая повлекла за собой жертвы среди мирного населения. Акты насилия, применение силы создают почву для эскалации столкновений, новых невинных жертв и дестабилизации ситуации в регионе. Поэтому российская сторона призывала немедленно прекратить насилие, отказаться от применения силы или угроз ее применения и предпринять все необходимые шаги, с тем, чтобы избежать новых провокационных действий, обеспечить полное уважение всех святых мест Иерусалима. В результате встреч были выработаны направления двустороннего сотрудничества между государствами, основанных на традиционной дружбе, взаимопонимании и доверии.

Как свидетельствует исторический опыт, Россия и Сирия выступили за всеобъемлющее, справедливое урегулирование в регионе, которое могло быть достигнуто только на основе принципов, согласованных на Мадридской конференции[148], а также в соответствии с Резолюций № 242 и № 338 Совета Безопасности ООН[149]. По мнению двух сторон, урегулирование могло быть обеспечено только при продвижении на всех направлениях мирного процесса. Именно поэтому стороны ключевое значение отводили восстановлению сирийско-израильского переговорного процесса, в рамках которого Сирии должны были быть возвращены все оккупированные Голанские высоты. Сирия благосклонно относилась к России как к спонсору мирного процесса, направленного на стабилизацию ситуации в регионе, и выступала за активное российское участие в обеспечении всеобъемлющего арабо-израильского урегулирования.

При этом российский министр иностранных дел заявил, что Россия глубоко озабочена развитием обстановки в регионе и как коспонсор ближневосточного мирного процесса прилагает энергичные усилия по ее стабилизации[150].

В ходе посещения столицы САР г. Дамаска министром иностранных дел И.С.Ивановым в октябре 2000 года стороны выразили твердую намеренность последовательно и поступательно развивать двусторонние отношения, основанные на традиционной дружбе, взаимопонимании и доверии.

В итоге активной деятельности на высоком государственном уровне в 2000 году российско-сирийский политический диалог стал результативным, вследствие чего государствам удалось сформулировать свои приоритеты и выработать близость позиций по целому ряду важных политических вопросов. Первым шагом стало участие российских компаний уже в 2000 г. в крупных международных выставках в Сирии и Международной Дамасской ярмарке, что заложило основу для осознания сторонами необходимости расширения правовой базы.

Как показало диссертационное исследование, что последующее развитие двустороннего политического диалога было пролонгировано главами государств в ходе телефонного разговора, состоявшегося 22 марта 2001 год. При обсуждении вопросов ситуации вокруг Ирака президентами РФ и САР отмечалось, что урегулирование должно осуществляться исключительно политико-дипломатическими средствами. Президенты В.В. Путин и Б. Асад высказались за интенсификацию многопланового российско-сирийского сотрудничества, в частности, скорейшее проведение в этих целях заседания Межправительственной комиссии по торгово-экономическим и научно-техническим вопросам. Главы государств условились и далее продолжать регулярный обмен мнениями по важнейшим вопросам международной жизни и двустороннего взаимодействия[151].

Результаты обобщаемого диссертантом архивного и другого материала показали, что дальнейшее развитие российско-сирийского политического диалога было положено последующим контактом на уровне кабинетов министров. С этой целью 23 мая 2001 года в Кремле состоялась встреча секретаря Совета Безопасности РФ В.Б. Рушайло с заместителем председателя Совета министров, министром обороны САР Мустафой Тласом. В ходе беседы с российской стороны также принимал участие Министр обороны С.Б. Иванов. В диалоге особое внимание уделялось проблемам развития экономического, военного и военно-технического сотрудничества двух стран. Предметом обсуждения стала также одна из острейших проблем современности – международный терроризм. Собеседники были едины во мнении о необходимости консолидации усилий мирового сообщества в борьбе с этим злом. Проинформировав сирийскую сторону о деятельности Совбеза РФ по укреплению международно-правовой базы международного антитеррористического сотрудничества, В.Б. Рушайло отметил готовность России к дальнейшему развитию взаимодействия с правоохранительными органами и спецслужбами Сирии в противодействии терроризму, а также его основной финансовой опоре - незаконному обороту наркотических средств.

Последующим шагом развития российско-сирийского политического диалога стало послание Президента России В.В. Путина от 1 июня 2001 года Президенту Сирийской Арабской Республики Б. Асаду, переданное через Е.М. Примакова, посетившего Сирию. Письмо было посвящено проблематике положения на Ближнем Востоке и актуальным вопросам двусторонних отношений. В послании отмечалось, что Россия будет продолжать усилия по преодолению затянувшегося кризиса вокруг палестинских территорий, восстановлению арабо-израильского мирного процесса. Особо подчёркивалось, что непременным условием продвижения к всеобъемлющему урегулированию должно стать оживление переговоров на сирийском и ливанском направлениях[152].

В 2001 году в г. Москве было проведено второе заседание Межправительственной постоянной российско-сирийской комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству (далее - МПК). Сопредседателем Комиссии с российской стороны выступил Министр природных ресурсов Российской Федерации В.Г. Артюхов, с сирийской стороны – Министр экономики и внешней торговли Сирии Г.Рифаи[153]. В ходе заседания отмечалось, что уже в 2001 году товарооборот между странами составил 163 млн. долл. (в 2000 г. – 160 млн. долл.). Российский экспорт в САР достиг 95 млн. долл., импорт – 68 млн. долл.

На коммерческой основе Россия продолжала участвовать в сооружении новых и эксплуатации ранее построенных объектов энергетики, ирригации и водного хозяйства, нефтяной индустрии. Построенные при российском содействии энергетические объекты обеспечивали в то время 20% потребностей страны в электроэнергии и 30% нефтедобычи. В Сирии работали более 100 российских специалистов. Российские компании оказывали техническое содействие на 24 объектах в области энергетики, нефтедобычи, ирригации и водного хозяйства. Общий объем оказанного в 2001 году Сирии техсодействия составил 13,7 млн. долл. Российские компании приняли активное участие в крупных международных выставках в Сирии, в т.ч. в выставке нефти и газа, промышленной выставке. В августе-сентябре 2001 года 30 российских предприятий приняли участие в 48-й ежегодной Международной Дамасской ярмарке[154]. Таким образом, развитие экономического сотрудничества между двумя странами обеспечивало активизацию политического диалога укрепляло потенциал военно-политических отношений.

Результаты обобщаемого диссертантом материала показали, что по сути, Сирия искала поддержки от России. Грамотная и скоординированная политика сторон в рамках двустороннего сотрудничества дала определенные результаты. Очевидным представляется тот факт, что отсутствие поддержки России могло бы радикально изменить ситуацию.

Однако, диссертационное исследование показало, что дальнейшее развитие российско-сирийского политического диалога в последующий 2002 год оказалось непростым. Прежде всего, это было связано с протестами российской и сирийской сторон против начала военной операции международной коалиции в Ираке. Несмотря на достаточно натянутые отношения между Сирией и Ираком, сирийское руководство было возмущено политикой США в отношении Ирака и не скрывало своего негодования, сирийскую позицию по этому вопросу поддерживала и Россия[155]. Причин такой реакции несколько. Во-первых, опасения Сирии за развитие ситуации в непосредственной близости от своих границ; во-вторых, в целом положение в арабском мире не могло не вызвать такой яростной реакции на грубое вторжение во внутренние дела суверенного государства со стороны западных государств.

Поэтому реакция Сирии была прагматичной, но осложнила международное положение. Об этом американский Госсекретарь Колин Пауэлл заявил сирийскому руководству, что Сирия стала перед серьезным выбором: продолжать поддержку террористических организаций и диктаторского режима Саддама Хусейна или пойти по-другому, обнадеживающему с точки зрения американской стороны пути[156].

В мае 2002 г. заместитель госсекретаря Дж. Болтон обвинил САР в попытках заполучить и воспользоваться химическим и биологическим оружием, тем самым причислив Сирию к «оси зла» и повесив ярлык «спонсора террористов»[157]. Это также отразилось на российско-сирийских военно-политических отношениях, потому что Россия была вынуждена временно приостановлены поставки вооружений в Сирию.

Для российской экономики экспорт военной продукции имел важное значение, потому как на рубеже веков ХХ–начале XXI вв. данная сфера являлась одной из немногочисленных конкурентоспособных на мировом рынке. Россия, являясь традиционным поставщиком сырья, путем расширения сотрудничества в военно-технической сфере получала возможность выхода через экспорт вооружения на рынок гражданской высокотехнологичной продукции, что способствовало укреплению российских военно-политических позиций в различных регионах мира, а также позволяло получить значительные финансовые средства в экономику страны[158].

В связи с этим Россия, во-первых, рассчитывала на последовательное и стабильное расширение рынков сбыта своей военной техники и вооружения, где Сирия занимает отнюдь не последнее место[159]. А. во-вторых, как один из главных противников войны в Ираке, РФ поддерживала в этом вопросе и сирийскую сторону. Об этом в марте 2002 года российским министром иностранных дел И.С. Ивановым было сказано: «Мы против силового сценария решения проблемы. Более того, мы считаем, что любые силовые действия в отношении Ирака могли бы привести к осложнению ситуации, как в Персидском заливе, так и на Ближнем Востоке»[160].

Поэтому закономерно, что Россия продолжала поддерживать Сирию и далее, в том числе и после осложнения ситуации в зоне ливано-израильской границы в апреле 2002 г., выражая свою озабоченность ростом напряжённости в треугольнике Израиль–Ливан–Сирия. Действующий на тот момент в качестве Постоянного представителя РФ при ООН С. Лавров призвал от имени членов Совета Безопасности этой организации не допустить ещё большего разрастания масштабов кризиса в ближневосточном регионе, который обозначил опасные последствия для Ближнего Востока в целом[161].

Одним из важных достижений российско-сирийских отношений этого периода можно считать решение о начале процесса ратификации межправительственного Соглашения между РФ и Сирией об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы, что способствовало более интенсивному развитию торгово-экономического сотрудничества двух стран[162].

В интересах развития российско-сирийского политического диалога 15 января 2003 года г. Москву посетил вице-президент Сирии А.Х. Хаддама. Перед началом беседы во вступительном слове Президента России В.В. Путина отмечались эффективность, значительность контактов на высоком политическом уровне, координации усилий на международной арене[163]. Подчеркивалось важное значение развитию экономических связей, военно-технического сотрудничества, усилий на международной арене. Российский Президент отмечал, что до 1992 года объём товарооборота был весьма значительный, в районе одного миллиарда долларов США. Затем наступил период значительного спада. Несмотря на то, что к 2003 году товарооборот стабилизировался, его уровень являлся недостаточным, при тенденции к постоянному росту. Однако, у специалистов имелись конкретные планы, планировались крупномасштабные проекты, так же, как и в области военно-технического сотрудничества, которое всегда составляло значительную часть российско-сирийского взаимодействия.

Сирийский вице-президент А.Х. Хаддама, в ходе встречи с главой РФ передал ему личное послание Президента САР Б. Асада.

В ходе визита А.Х. Хаддама состоялись встречи с российским Премьер-министром М. Касьяновым и Председателем Государственной Думы Федерального Собрания РФ Г. Н. Селезневым. Ключевыми вопросами стали проблемы двустороннего сотрудничества. Сирийской стороной особое внимание было уделено необходимости восстановления отношений, в том числе в торгово-экономической сфере, до прежних масштабов. Среди международных и региональных проблем затрагивались ситуация вокруг Ирака и проблема ближневосточного урегулирования[164]. При этом российское руководство подтвердило стремление сохранить свою значимость для САР в качестве потенциально важного партнера в области экономического и военно-технического сотрудничества.

Результаты обобщаемого диссертантом архивного и другого материала показали, что в ходе российско-сирийского политического диалога Министр иностранных дел РФ И.С.Иванов с рабочим визитом 15 июля 2003 года посетил г. Дамаск, где состоялась его встреча с сирийским президентом Б. Асадом, а также переговоры с заместителем Председателя Совета Министров, министром иностранных дел CAP Ф.Шараа. В результате стороны пришли к единому мнению, что разрешение конфликта должно носить всеобъемлющий характер и основываться на мадридских принципах, в первую очередь «земля в обмен на мир», резолюциях №№ 242, 338, 1397 Совета Безопасности ООН, ранее достигнутых соглашениях и договоренностях, арабской мирной инициативе, одобренной бейрутским саммитом Лиги арабских государств (далее – ЛАГ)[165].Российский министр И.С. Иванов информировал сирийское руководство об итогах своих контактов с лидерами Палестинской национальной администрации и Иордании. Министр отметил наметившиеся положительные тенденции в развитии обстановки в регионе в связи с началом выполнения положений «дорожной карты», разработанной «четверкой» международных посредников в составе России, США, ЕС и ООН. Он подчеркнул, что последовательная реализация этого документа открывает шанс на прекращение насилия и террора, продвижение мирного процесса на Ближнем Востоке. Министр выразил убеждение в необходимости скорейшей активизации миротворческих усилий также на сирийском и ливанском переговорных треках, без чего нельзя рассчитывать на достижение всеобъемлющего урегулирования и установления прочного мира в регионе.

В ходе этой июльской встречи 2003 года с сирийской стороны была дана высокая оценка роли России в ближневосточных делах, в том числе, в качестве участника международного «квартета», выражена заинтересованность в продолжении тесного взаимодействия двух стран по актуальной международной проблематике, включая координацию позиций в рамках Совета Безопасности ООН, непостоянным членом которого в настоящее время является Сирия. При обсуждении ситуации в Ираке с обеих сторон отмечалась необходимость уважения суверенитета и территориальной целостности этой страны, права ее народа самостоятельно определять собственную судьбу и распоряжаться природными ресурсами. Была выражена надежда на то, что создание в Багдаде временного управляющего Совета станет первым шагом на пути формирования легитимного национального правительства, пользующегося поддержкой иракского народа и мирового сообщества.

Особый интерес представляла позиция России, которая была высказана сирийской стороне относительно расширения западных военно-политических структур, их приближения к российским границам, в том числе с южного направления. При неурегулированности острых международных и региональных конфликтов, это способно было привести к отстранению России от активного участия в качестве мировой державы в создании сбалансированной системы региональной безопасности в Средиземноморье. С этой точки зрения особую значимость для России приобрел тот факт, что сирийский порт Тартус являлся единственным в Средиземном море пунктом базирования ВМФ РФ на безвалютной основе. Именно поэтому важность восстановления российской военной базы в Тартусе, готовящейся к принятию российской военной эскадры, представлялась очевидной.

В ходе российско-сирийского политического диалога от 15 июля 2003 года, в условиях острой и не простой международной обстановки, откровенно демонстрируя независимость позиции своего государства, российский Министр иностранных дел И.С. Иванов в ходе своего визита по Ближнему Востоку пригласил президента А. Башара посетить Россию[166]. Именно в этот момент в Конгрессе США должен был обсуждаться предполагающий введение санкций против Сирии – акт «Об ответственности Сирии и восстановлении суверенитета Ливана»[167], который и был принят в декабре 2003 года. Поэтому данное приглашение, с одной стороны, косвенно расценивалось как выражение российской поддержки САР, с другой стороны, как вызов ближневосточной политике США, руководство которых были настроены агрессивно. Поэтому заместитель госсекретаря Джеймс Стайнберг заявил, что «США намерены заняться Сирией, Ливией, Ираном и КНДР, когда закончат с Ираком»[168]. После такого рода заявления, в Сирии возобновились тенденции, направленные на ближневосточное примирение и возобновление мирных переговоров с Израилем.

В интересах развития российско-сирийского политического диалога в ходе 58-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН от 25 сентября 2003 года в Нью-Йорке состоялась встреча министров иностранных дел РФ – И.С. Иванова и САР – Ф. Шараа[169]. В ходе беседы особое внимание было уделено путям преодоления кризисных ситуаций в Ираке и на Ближнем Востоке. Стороны высказали общее мнение о том, что должна быть обеспечена центральная роль ООН в процессе урегулирования иракской проблемы. Подчеркивалась важность последовательного продвижения к полному восстановлению суверенитета Ирака и гарантирования его будущего в качестве единого, стабильного и светского государства. При обсуждении ближневосточной проблематики с обеих сторон подчеркивалось, что процесс урегулирования должен носить всеобъемлющий характер, охватывая как палестинский, так и сирийский и ливанский треки.

В рамках этой сессии проведенные в Комитете общеполитическая и тематическая дискуссии показали, что в непростой ситуации в мире абсолютное большинство стран, выступает за сохранение и укрепление существующей системы многосторонних договоров по вопросам разоружения и нераспространения, а также разработку новых соглашений с учетом развивающейся ситуации, появления новых угроз и вызовов. Позиция РФ, последовательно отстаивающей укрепление центральной роли ООН и международного права в принятии многосторонних решений в области международной безопасности и разоружения, была убедительно подтверждена в выступлении на сессии Генассамблеи Президента РФ В.В. Путина. Такой подход разделялся практически всеми государствами[170].

Вместе с тем, осложнение военно-политической обстановки вокруг САР после войны в Ираке и пробуксовка мирного ближневосточного процесса заставили сирийское руководство обратиться к прежним налаженным связям с российской стороной. Как следствие, сотрудничество России и Сирии в исследуемый период было направлено на восстановление торгово-экономических отношений. Поэтому уже в ноябре 2003 года российская компания «Татнефть» выиграла тендер на разведку и эксплуатацию одного из крупных сирийских нефтяных полей.

Однако, серьезным препятствием для выравнивания всех сфер российско-сирийских отношений являлась неурегулированность проблемы задолженности России со стороны САР. Возможности решения этих проблем обсуждались в ходе переговоров в Дамаске в начале декабря 2003 года заместителем министра финансов А. Улюкаева с сирийским премьером Н. Отри, министром финансов Сирии М. Хусейном.

Диссертационное исследование показало, что в интересах развития российско-сирийского политического диалога вице-спикер Совета Федерации Федерального Собрания РФ А. Торшин 5 апреля 2004 год принял делегацию Народного Совета Сирийской Арабской Республики (далее - НС САР), возглавляемую заместителем председателя комитета НС САР по национальной безопасности Атефом Наддафом. С российской стороны принимали участие члены Совета Федерации Р. Абдулатипов, В. Кадохов, В.Шудегов, В.Трушников и Е. Елисеев[171].В ходе рабочей встречи А. Наддаф, отметил, что Россия для Сирии является стратегическим партнером, другом, который на протяжении всех лет сотрудничества не менял своей позиции. Он выразил надежду, что намечающийся визит главы САР станет подтверждением дружбы и импульсом к развитию и упрочению экономических связей. Обе стороны признали, что, несмотря на наметившийся рост товарооборота между нашими странами, экономическое сотрудничество не вполне отвечает сложившимся отношениям и связям и имеет значительные резервы для своего развития. Российские и сирийские парламентарии провели содержательную беседу о состоянии межрегионального и торгово-экономического сотрудничества между двумя странами, обсудили широкий круг вопросов.

В интересах развития российско-сирийского политического диалога в рамках 59-й сессии 19 октября 2004 года в Нью-Йорке ГА ООН состоялась встреча Министра иностранных дел Российской Федерации С.В. Лаврова с Министром иностранных дел Сирии Ф.Шараа[172]. Главы внешнеполитических ведомств обсудили состояние и перспективы российско-сирийских отношений, подчеркнув обоюдное стремление сторон к углублению взаимовыгодного многопланового сотрудничества, в том числе в свете подготовки официального визита сирийского Президента Б.Асада в Россию.

Несмотря на положительную динамику российско-сирийского политического диалога, результаты обобщаемого материала свидетельствуют, что российская поддержка официальных сирийских властей всегда оставалась ограниченной, так как РФ стремилась соблюдать баланс: с одной стороны, не вступать в антисирийский лагерь, а, с другой – четко осознавала возможные негативные последствия для себя со стороны официальных Вашингтона и Тель-Авива, отношения с которыми для России не менее важны, чем отношения с Сирией. Отсюда одна из причин, почему Россия воздержалась от голосования на Совете безопасности ООН в сентябре 2004 года, во время принятия Резолюции №1559, содержащей призывы о прекращении сирийского военного присутствия в Ливане, к пропуску и разоружению всех ливанских и других вооруженных формирований[173]. Резолюция была поддержана США и Францией, в связи с чем Россия не стала препятствовать принятию этого предложения, несмотря на свои столь тесные отношения с Сирией. По мнению российской стороны, резолюция касалась лишь одного аспекта ближневосточной ситуации, в то время как другие вопросы комплексного регионального урегулирования не были приняты во внимание[174]. Другая причина подобной сдержанной позиции России была связана с тем, что резолюция касалась, в первую очередь, внутренних дел Ливана. Вместе с тем, многовекторность российской внешней политики потребовала поступательной реализации намеченных внешнеполитических планов. Время слепого «следования» за Западном, характерное для российской внешней политики в 90-е гг. ХХ века сменилось периодом становления собственного курса и выработки приемов неконфронтационной политики. Начиная с середины 2000-х гг. Россия пыталась проводить независимую от США внешнюю политику на международной арене, став, с одной стороны, одной из немногих стран противодействуя устремлениям Вашингтона по установлению однополярного мира и доминированию в самых различных сферах международных отношений. А с другой стороны, начиная с 2004 года, после ливанских событий, Сирия, по сути, оказалась в международной изоляции.

Как следствие, данные обстоятельства, стали важным фактором нового российско-сирийского сближения, основой более тесных и сплоченных взаимоотношений двух государств и их позиций по развитию событий в ближневосточном регионе. Начался период формирования незыблемых основ военно-политического диалога России и Сирии, обоюдной поддержки позиций друг друга по наиболее важным для государств вопросам.

В сентябре 2004 году в Дамаске подэгидой Российско-арабског делового Совета был учрежден двусторонний Российско-Сирийский Деловой Совет (далее - РСДС), что обусловило значительное расширение правовой области взаимодействия двух государств[175]. Созданный по инициативе Торгово-Промышленной Палаты РФ и Генерального Союза Торговых, Промышленных и Сельскохозяйственных Палат арабских стран, РСДС преследовал совместную цель разработки и подписания новых двусторонних договоров в торгово-экономической и научно-технической сферах российско-сирийских связей. Совет возглавил Генеральныйдиректор «Трубной Металлургической Компании» Д.А. Пумпянский, с другой стороны – вице-президент Федерации торговых палат Сирии, президент торговой палаты Алеппо, депутат парламента С. Маллях[176].

Результаты обобщаемого диссертантом материала показали, что в этот период (период обострения отношений Дамаска с Западом из-за Ливана) позиции России в Сирии заметно окрепли. Однако, появились новые трудности, обусловленные тем, что ситуация в Ливане после ухода с территории этой страны сирийских войск предсказуемо стала эволюционировать в сторону эскалации внутренней напряженности. Обе страны встали перед возможностью быть затронутыми конфликтом вокруг Ирана: Сирия – как единственный на протяжении четверти века союзник Исламской Республики Иран в арабском мире; Ливан – как база военизированных шиитских формирований, финансируемых и отчасти контролируемых Ираном[177].

В целом, как показало исследование, исторический период 2000 – 2004 годы в российско-сирийских отношениях характеризуется как продуктивный, ибо стороны добились заметного прогресса в углублении военно-политического взаимодействия, скоординированных позиций по целому ряду вопросов регионального значения и обоюдной поддержки друг друга на международной арене.

Но более эффективным в российско-сирийских отношениях стал 2005 год, когда произошли наиболее значительные события, повлиявшие на последующее углубление военно-политических отношений обоих государств.

Диссертационное исследование показало, что дальнейшее развитие российско-сирийского политического диалога укреплялось Декларацией о дальнейшем углублении отношений дружбы и сотрудничества между Россиейи Сирией от 26 января 2005 года[178] [179]. Анализ документа показал, что стороны основывались на исторических отношениях дружбы, взаимного уважения и плодотворного сотрудничества; на богатом опыте и традициях взаимодействия в различных областях, накопленных за период после установления между ними дипломатических отношений; на заключенных между двумя странами соглашениях, в том числе Долгосрочной программе по реализации Соглашения между правительствами РФ и САР о торговом, экономическом и техническом сотрудничестве от 15 апреля 1993 года, подписанной в г. Дамаске 17 сентября 2000 года. Россия и Сирия подтверждали:

- приверженность общепризнанным принципам и нормам международного права, обязательствам по Уставу ООН и действующим международным договорам и соглашениям;

- стремление содействовать эффективному функционированию предусмотренной Уставом ООН системы коллективной безопасности на глобальном и региональном уровнях и вносить активный и действенный вклад в дальнейшее укрепление центральной роли ООН в поддержании международного мира и безопасности, повышение ее эффективности в предотвращении и урегулировании конфликтов, противодействии терроризму и другим глобальным угрозам на основе Устава и верховенства международного права;

- приверженность установлению более демократического мирового порядка (основывающегося на многополюсном устройстве), идеалам демократии и основным правам и свободам человека,

- стремление внести конструктивный вклад в поиски прочного и справедливого мира на Ближнем Востоке на основе решений ООН.

В Декларации стороны заявили об убеждении в том, что миропорядок XXI века должен основываться на приоритете международной законности, учете интересов всех государств, механизмах выработки коллективных подходов к решению международных проблем при центральной координирующей роли ООН. РФ и САР принимали на себя обязательства осуществлять тесную координацию и сотрудничество в рамках различных органов ООН и других международных организаций по ключевым международным проблемам, связанным с предотвращением и мирным урегулированием региональных кризисов и конфликтов, транснациональной организованной преступностью, незаконным оборотом наркотиков, отмыванием денег, инфекционными заболеваниями, деградацией окружающей среды, а также усилением коллективных начал и многосторонних подходов в обеспечении международной безопасности и стабильности, повышением эффективности Совбеза ООН, Генеральной Ассамблеи и других главных органов ООН и их адаптацией к новым мировым реалиям. В этих целях предполагалось проводить консультации по вопросам, связанным с укреплением взаимодействия РФ с Лигой арабских государств (далее – ЛАГ) и Организацией Исламская конференция, активным членом которых является САР. Стороны планировали тесно координировать свои усилия для достижения всеобъемлющего и справедливого мира на Ближнем Востоке на основе положений резолюций №№ 242, 338, 1515 СБ ООН и других соответствующих решений международного сообщества, а также мадридских принципов и арабской мирной инициативы, одобренной на саммите ЛАГ в Бейруте в 2002 году. При этом выражалась убежденность в том, что скорейшее возобновление переговоров без предварительных условий на палестинском, сирийском и ливанском направлениях способствовало бы продвижению в направлении достижения всеобъемлющего и справедливого урегулирования, которое предусматривало бы уход Израиля со всех арабских территорий, оккупированных в июне 1967 года, создание независимого палестинского государства и справедливое урегулирование проблемы беженцев в соответствии с международными резолюциями. Стороны планировали всемерно укреплять практику консультаций и обмена мнениями по вопросам арабо-израильского конфликта и достижения всеобъемлющего и справедливого мира на Ближнем Востоке.

Кроме того, выражалась готовность сотрудничать в интересах укрепления международной стабильности, нераспространения оружия массового уничтожения (далее – ОМУ) и средств его доставки. В этом контексте Россия и Сирия отмечали важность полноценного выполнения всеми государствами резолюции № 1540 Совбеза ООН. Предполагалось, что обе страны будут координировать усилия с целью превращения Ближнего Востока в зону, свободную от оружия массового уничтожения – ядерного, химического и биологического.

РФ и САР исходили из того, что процессы демократизации и реформирования в арабском мире должны происходить с учетом исторических, духовных и цивилизационных особенностей расположенных там стран и соответствовать свободному выбору их народов. Дальнейший прогресс в этом направлении тесно связан с продвижением к достижению справедливого и всеобъемлющего мира на Ближнем Востоке.

Стороны решительно осуждали терроризм во всех его формах и проявлениях и подтверждали насущную необходимость мобилизации усилий международного сообщества для активной и бескомпромиссной борьбы с этим опаснейшим вызовом всему человечеству. В этой связи РФ и САР подтвердили важность выработки международным сообществом согласованного определения терроризма. Они также подчеркивали важность преодоления политических, социально-экономических и прочих факторов, способствующих появлению терроризма, в том числе региональных конфликтов, и заявили, что терроризм не имеет ни национальной, ни религиозной принадлежности и не может рассматриваться как свидетельство якобы происходящего конфликта цивилизаций.

В интересах развития российско-сирийского политического диалога и всестороннего сотрудничества оба государства брали на себя обязательства поощрять развитие связей и обменов по парламентской линии; активно использовать механизмы консультаций и координации между министерствами иностранных дел двух стран; наращивать взаимовыгодное сотрудничество в торгово-экономической и научно-технической сферах. Приоритетными направлениями взаимодействия выделялась энергетика, ирригация, добыча и транспортировка нефти и газа, железнодорожный транспорт, производство удобрений, металлургическая промышленность и другие области, представляющие взаимный интерес. Декларировались планы содействия контактам по линии научно-исследовательских учреждений и высших учебных заведений, поощрять реализацию совместных проектов и программ в области науки, техники и технологий, обмен научным опытом и информацией на основе учета взаимных потребностей и с соблюдением своих международных обязательств.

Следует подчеркнуть, что для более полного использования имеющегося потенциала в интересах российско-сирийского политического диалога страны заявили о намерении эффективно задействовать механизм Постоянной Российско-Сирийской комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству, Российско-Сирийский деловой совет.

Было заявлено о намерении развивать традиционное сотрудничество в военно-технической сфере с учетом взаимных интересов и своих международных обязательств; поощрять развитие связей и контактов между предпринимателями и их объединениями; сотрудничать в сфере оказания правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам и ускорят заключение соответствующего договора; поощрять развитие культурных и гуманитарных связей, сотрудничество в сфере образования, в том числе путем обмена стипендиями для обучения в университетах и аспирантурах, расширения контактов между университетами и научными учреждениями; способствовать активизации спортивных, молодежных, а также туристических обменов, которые особенно важны с учетом богатого исторического и культурного наследия обеих стран.

Результаты обобщаемого диссертантом материала показали, что рамках развития российско-сирийского политического диалога состоялась встреча Министра промышленности и энергетики В.Христенко и Министра нефти и минеральных ресурсов САР И.Хаддада в Минпромэнерго (г. Москва). Стороны обсудили актуальные вопросы двустороннего сотрудничества в сфере энергетики. Министры затронули перспективы участия российских компаний (в особенности, «Стройтрансгаза») в реализации ряда трубопроводных проектов, в частности нефтепровода Киркук – Банияс, Центрального магистрального трубопровода, сирийской части Стратегического панарабского газопровода (от сирийско-иорданской границы до г. Хомс (Сирия). Руководители министерств с удовлетворением отметили успешную работу российских компаний[180].

Дальнейшее развитие российско-сирийского политического диалога проявилось в официальном заявлении от 9 марта 2005 год в связи с началом отвода сирийских войск, дислоцированных в Ливане, сделанным официальным представителя МИД России А.В. Яковенко[181], Решение было принято сирийским руководством о передислокации воинского контингента в Ливане, озвученном 5 марта 2005 года в выступлении Президента Б. Асада в Народном собрании (парламенте) САР. Он объявил о намерении выполнить резолюцию № 1559 СБ ООН[182] и обеспечить в координации с ливанской стороной отвод всего сирийского воинского контингента в Ливане в долину Бекаа, а затем на ливано-сирийскую границу[183].Отвод всех сирийских войск в долину начался в соответствии с решением состоявшегося в г. Дамаске 7 марта 2005 года заседания Высшего совета Сирии и Ливана под председательством президентов двух стран Б.Асада и Э.Лахуда.

Российский представителем А.В. Яковенко в официальном заявлении выразил положительную оценку шагов сирийского и ливанского руководства, идущий в русле выполнения Таифского соглашения[184] и резолюции № 1559 Совета Безопасности ООН, а также запланированным мерам, связанным с решением вопроса о сирийском присутствии в Ливане, способствующих оздоровлению ситуации в сопредельном государстве и регионе в целом, в том числе в контексте подготовки к намеченным на ближайшие месяцы ливанским парламентским выборам. В заявлении отмечалось, что РФ выступает за то, чтобы выборы прошли свободно, в обстановке национального согласия, транспарентности и в соответствии с общепринятыми демократическими стандартами, что позволит реально обеспечить суверенитет и политическую независимость Ливанской Республики.

Исходя из своей неизменной позиции в поддержку политической независимости, суверенитета и территориальной целостности Ливана, а также традиционно дружественных связей с этой страной и Сирией, Россия продолжила работу со всеми заинтересованными сторонами, чтобы содействовать урегулированию всех острых вопросов на основе международной законности, в интересах сохранения и укрепления стабильности на Ближнем Востоке.

Результаты обобщаемого диссертантом архивного и другого материала показали, что рамках развития российско-сирийского политического диалога 1 апреля 2005 года состоялся телефонный разговор министров иностранных дел С.В. Лаврова с Ф. Шараа[185], в ходе которого были затронуты вопросы, связанные с ситуацией вокруг Сирии и Ливана и обсуждением в Совете Безопасности доклада миссии ООН по расследованию обстоятельств убийства бывшего Премьер-министра Ливана Р. Харири. Ф. Шараа информировал о предпринимаемых сирийским руководством шагах по выполнению резолюции № 1559 СБ ООН, предусматривающей, в том числе вывод сирийских войск из Ливана. Позитивно оценив эти меры, С.В. Лавров подчеркнул, что их осуществление призвано содействовать снятию напряженности вокруг Сирии и внутри Ливана. Российский министр также отметил важность проведения выборов в ливанский парламент в конституционные сроки в демократической и транспарентной атмосфере, что способствовало бы сохранению национального согласия в Ливане. С.В. Лавров высказался за то, чтобы международное расследование убийства Р. Харири велось в координации с ливанскими властями, в духе уважения суверенитета Ливана и его законодательства.

Исследование показало, что в 2005 г. внутреннее положение в Сирии в целом характеризовалось заметной стабильностью[186]. Политическая элита во главе с президентом Б.Асадом достаточно твердо контролировала ситуацию в стране, гибко реагировала на внутренние события и тенденции, а также на изменения, происходящие в региональном масштабе. Во внутренней политической жизни страны планомерно протекали процессы либерализации и демократизации.

Во внешнеполитической жизни страны для САР 2005 год был годом спокойствия: государство в целом проводило последовательный и сбалансированный внешнеполитический курс, выступало за разрешение региональных конфликтов без попыток диктата в отношении развивающихся стран, а только политическими средствами. По этим вопросам Сирия активно проявляла себя в ООН, Лиге арабских государств, других международных и региональных организациях. В целом сирийское государство продолжало сохранять ключевую роль в арабском мире. В этот период руководство САР активно и твердо высказывалось в пользу всеобъемлющего ближневосточного урегулирования на основе полного вывода израильских войск со всех оккупированных в 1967 г. арабских территорий в соответствии с резолюциями Совета Безопасности ООН и другими международными документами.

При этом следует подчеркнуть, что благодаря встрече Президентов В.В. Путина и Б. Асада в январе 2005 года в Москве открылась новая страница в российско-сирийских отношениях[187]. Это была первая встреча на высшее уровне двух лидеров с момента, когда они возглавили свои государства. Следовательно, этот визит целесообразно считать знаменательным и важным для обеих сторон, учитывая серьезный исторический момент и международную повестку дня: для Сирии, которая подвергалась сильному давлению со стороны США и Израиля, для России – в условиях ослабления курса российской внешней политики на Ближнем Востоке и потери влияния на Кавказе, в Средней Азии и на всем постсоветском пространстве под натиском США и стран Запада.

Переговоры на высшем уровне касались трех основных направлений:

- обсуждение политических проблем;

- взаимодействие в военной области;

- развитие торгово-экономического сотрудничества.

Оба президента выразили стремление к урегулированию ближневосточного конфликта на всех направлениях, в частности, сирийско-израильском, посредством справедливого решения проблемы Голанских высот[188].

При обсуждении вопросов, связанных с взаимодействием в военной сфере, было отмечено, что сирийская армия нуждается в модернизации и пополнении оружием для обороны. Россия готова поставлять Сирии оружие, и будет делать это исключительно в соответствии с международным законодательством, не вызывая обострения обстановки на Ближнем Востоке. Именно поэтому многие ожидания сторон, участвующих в данном диалоге, были связаны с укреплением сотрудничества между двумя странами в этой области[189].

К военной сфере относился и такой важный вопрос как достижение урегулирования по одной из сложнейших проблем в двусторонних отношениях –

<< | >>
Источник: Козарев Сергей Константинович. 2016

Еще по теме Раздел 3. Развитие политических отношений России и Сирии:

  1. Империя
  2. 3.4. Форма государства. Форма правления. Форма государственного устройства. Политический (государственный) режим
  3. Итоги и последствия войн
  4. ВВЕДЕНИЕ
  5. Раздел 1. Исторические предпосылки российско-сирийских связей
  6. раздел 2. Договорно-правовые основы военно-политических отношений между РФ и САР
  7. Раздел 3. Развитие политических отношений России и Сирии
  8. погашения задолженности Сирии перед Россией по предоставленным советским кредитам.
  9. Раздел 4. Основные направления развития российско-сирийских связей в военной сфере
  10. ПРЕВРАЩЕНИЕ СИРИИ, ЛИВАНА, ПАЛЕСТИНЫ И ИРАКА В ПОЛУКОЛОНИИ
  11. §2. Акты немецкой агрессии в Европе и обострение американо-германских отношений (март 1939 г.)
  12. Эволюция церковно-государственных отношений в законодательстве императоров IV- нач. VI вв. (337- 527гг.)
  13. «ЗАКАТ ЕВРОПЫ»: КРИЗИС ИНДУСТРИАЛЬНОГО ОБЩЕСТВА B ПЕРИОД ИМПЕРИАЛИЗМА (конец XIX в. - первая треть XX в.)
  14. Экономическое развитие Франции на рубеже XIX-XX вв.
  15. Британия и формирование Версальско-Вашингтонской системы международных отношений
  16. 3. Постколониальный период. Пути развития освободившихся стран.
  17. § 4. Политические процессы на Востоке
  18. § 6. Сирия и Ливан
  19. § 4-5. Политические процессы на Востоке
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История мировых цивилизаций - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -