<<
>>

§ 1. Особенности производства отдельных следственных действий

Типичными последующими следственными действиями по делам о детоубийствах являются допросы свидетелей, назначение судебных экспертиз (имеется в виду судебные экспертизы, помимо судебно-медицинской, назначение которой относится к первоначальному этапу расследования), допросы обвиняемых, проверка показаний на месте и следственный эксперимент, обыск.

Для последующего этапа расследования детоубийств характерно значительное расширение круга свидетелей.

При допросе свидетелей важно учитывать их отношение к событию преступления и к личности установленного обвиняемого. Всех свидетелей можно условно разделить на четыре группы.

К ним относятся:

а) установленные, но ранее не опрошенные лица, чьи показания

могут способствовать проверке, дополнению и уточнению сведений, имеющихся в материалах дела, родители обвиняемой (хотя в отношении них действует принцип свидетельского иммунитета), коллеги по работе, знакомые, подруги;

б) лица, на которых ссылается подозреваемая в своих показаниях;

в) лица, могущие охарактеризовать личность обвиняемой (со-

седи, знакомые, учителя, одноклассники или сослуживцы);

г) вновь выявленные свидетели по делу.

Большую помощь в выявлении свидетелей оказывают следователю сотрудники органов внутренних дел. С этой целью производится опрос населения в районе места происшествия, а также могут быть использованы средства массовой информации. Поиск свидетелей осуществляется с учетом расположения места детоубийства, предполагаемого маршрута передвижения преступницы, других особенностей преступления.

При допросе обвиняемой в совершении детоубийства при исчезновении беременности и отсутствии ребенка необходимо выяснить обстоятельства беременности и родов, а также сведения о судьбе родившегося ребенка. Обычно женщина, в отношении которой имеются данные о возможном совершении ею детоубийства в связи с исчезновением признаков беременности и отсутствием ребенка, не признает себя виновной в совершении преступления и дает одно из следующих пояснений:

отрицает факт беременности и родов;

признает беременность, но отрицает факт родов, выдвигая

версию об аборте или выкидыше;

3) признает рождение ребенка, но выдвигает одну из версий,

согласно которым:

ребенок жив, но передан кому-либо на воспитание, подкинут;

ребенок родился мертвым или умер в результате стремительных родов либо неудачно оказанной самопомощи при родах;

ребенок хотя и родился живым, но умер в связи с неоказанием ему своевременной и необходимой помощи из-за потери ею сознания во время родов или вследствие своей нежизнеспособности.

В этих случаях следователю необходимо выяснить, почему женщина не позаботилась о том, чтобы роды происходили в больничных условиях, где ей и ребенку была бы оказана квалифицированная помощь; готовилась ли она к рождению ребенка и в чем это проявилось; становилась ли на учет по беременности по месту жительства, и если нет, то почему.

Иногда обвиняемая не признает своей причастности к преступлению и после предъявления ей доказательств по делу.

Таким образом, тактика допроса обвиняемой определяется тем, признает ли она свою вину полностью, частично или отрицает ее.

При полном и частичном признании вины показания обвиняемой нужно подробно зафиксировать и принять меры к их детальной проверке. Признавшуюся обвиняемую требуется допросить относительно круга обстоятельств, которые могут быть известны лишь лицу, совершившему детоубийство.

Во всех случаях для фиксации показаний обвиняемой целесообразно использовать средства звуко- и видеозаписи. Важным способом проверки показаний лица, обвиняемого в совершении детоубийства, а также получения новых доказательств служит проверка показаний на месте. Проведение данного следственного действия позволяет убедиться, знакомо ли лицо с местом убийства, сокрытия трупа, орудий и средств, других следов убийства, маршрутом движения к месту происшествия и от него. Обвиняемая производит и комментирует те или иные действия, указывает на следы и предметы, оставшиеся на том месте. Это позволяет не только проверить ее показания, но и установить новые доказательства, например местонахождение трупа новорожденного ребенка. Еще одним важным следственным действием, проводимым на последующем этапе расследования, является обыск.

Обыск — следственное действие, по своим информационно-познавательным целям, близкое к следственному осмотру.

Задачи обыска по делам о детоубийствах будут зависеть от той следственной ситуации, которая сложится на момент обыска. Если уголовное дело возбуждено по факту обнаружения трупа новорожденного, то задачей обыска будет обнаружение и фиксация вещественных доказательств совершенного преступления. В случаях, если подозреваемая отказывается назвать местонахождение трупа новорожденного и уголовное дело возбуждено при отсутствии ребенка и сведений о нем, целью обыска будет являться обнаружение трупа младенца, а также предметов, могущих иметь значение для установления истины по делу.

На основе анализа изученных материалов следствия по данной категории дел выявлены две тенденции в отношении следователя к обыску при расследовании детоубийств:

в 90 % случаев обыск не проводится вообще;

если обыск и проводился, то недостаточно тщательно и своевременно.

Обыск, как правило, проводится только при расследовании тех детоубийств, где нет трупа новорожденного ребенка.

Если же дело возбуждено по факту обнаружения трупа ребенка, то следователь ограничивается проведением осмотра места происшествия. К чему приводит такая тенденция? Во-первых, теряются вещественные доказательства, уличающие женщину в совершении преступления. Во-вторых, дела прекращаются за недоказанностью, в то время как проведение обыска могло пролить свет на ситуацию, и, наконец, укрывается такое опасное и распространенное преступление, как производство криминального аборта. На наш взгляд, названные позиции являются немаловажными для того, чтобы чаще прибегать к производству такого следственного действия, как обыск.

Для того чтобы иметь возможность успешно провести обыск, следователь должен ясно себе представлять:

что или кого искать?

у кого искать?

когда искать?

где искать?

как искать?

Итак, что или кого искать? По делам о детоубийствах при обыске необходимо искать следующее:

труп новорожденного ребенка;

следы преступления, которые представляют собой обильные пятна крови и околоплодной жидкости на белье, простынях, тряпках, в тазу, на полу; это могут быть кусочки плаценты, пуповины и т. п.;

предметы, могущие служить основанием для определения умышленного или непредумышленного характера преступления, хотя для квалификации содеянного, как мы не раз отмечали, данное обстоятельство не имеет значения. К таким предметам могут быть отнесены пеленки, распашонки, детская кроватка, коляска и другие предметы детского туалета, свидетельствующие о том, что женщина собиралась воспитывать ребенка. Установление в ходе обыска отсутствия указанных вещей может быть истолковано как заранее возникшее намерение избавиться от ребенка во время родов или сразу же после них;

предметы, используемые в качестве орудий преступления: удавки, шнурки, веревки, ножи (крайне редко), другие тупые и острые предметы, которыми могла быть причинена смерть новорожденному ребенку;

медицинские инструменты, которые могут использоваться для производства криминального аборта.

Далее решается вопрос: «У кого искать?» Вопрос «У кого искать?» разрешается материалами уголовного дела, показаниями свидетелей, оперативными данными и т.

д. По делам о детоубийствах местами обыска выступают:

1) место жительства подозреваемых (обвиняемых) в соверше-

нии детоубийства;

загородные жилища (дачи, приусадебные участки, погреба, сараи, чердаки и т. п.);

квартиры родственников, друзей, знакомых, которые предоставили помещения для временного проживания или только для родов;

квартиры и иные жилые помещения лиц, производящих криминальные аборты;

общежития, где могут проживать указанные лица.

В соответствии со ст. ст. 164 и 182 УПК РФ обыск производится днем. Только в случаях, не терпящих отлагательства, когда промедление невозможно, обыск производится немедленно, как только возникает в нем необходимость, даже ночью.

С криминалистической точки зрения обыск днем более эффективен, чем ночью. Днем лучше ориентироваться в незнакомой обстановке и удобнее производить осмотр вещей. При недостаточном искусственном освещении многое может остаться незамеченным.

Вопрос «Где искать?» решается обстоятельствами дела, характеристикой личности обвиняемого и характером подлежащих отысканию предметов. В зависимости от того, что предполагает искать следователь, он и определяет, где следует искать. Место поиска ограничивается индивидуальными особенностями искомого объекта.

Обыск по делам о детоубийствах чаще всего производится в ванной комнате, туалете, спальне, если обыскивается квартира. Кроме того, необходимо обследовать балкон, где иногда женщина прячет труп ребенка. Если обыскиваются частные дома, то прежде всего обыску подвергаются душевые, туалеты, печи, где могут быть обнаружены останки трупа. Труп новорожденного следует искать в подполе, чулане, на чердаке, в коридоре, сарае, уборной, унитазе, на приусадебном участке и в других местах. Труп может находиться в ведрах, тазах, быть зарытым в землю, завернутым в тряпки, бумагу. Во время обыска на приусадебном участке и огороде, чердаке, подполе обращается особое внимание на то, нет ли свежевскопанных участков земли.

Если подозреваемая утверждает, что труп ее ребенка обнаружить невозможно, поскольку он уничтожен (например, сожжен) или выброшен в такое место, где его точное местонахождение указать нельзя (например, в канализационную сеть, реку и т.

д.), следователю и в этих случаях необходимо произвести осмотр указанных женщиной мест, а также обыск по месту ее жительства и предполагаемого места родов, поскольку такая версия подозреваемой иногда может оказаться ложной.

В тех случаях, когда следователю не удается обнаружить труп ребенка, потому что он действительно уничтожен, о правдивости показаний подозреваемой может свидетельствовать совпадение сообщаемых ею сведений об обстоятельствах уничтожения трупа с данными, имеющимися в других материалах дела, показаниях очевидцев, заключении судебно-медицинской экспертизы и т. д.

В отдельных случаях следователю, несмотря на принятые им меры, из-за каких-либо объективных причин не удается обнаружить труп новорожденного ребенка. Это обстоятельство осложняет расследование, но не означает, что следователь лишен возможности установить истину и раскрыть детоубийство, если оно имело место. При расследовании таких «беструпныгх» убийств необходимо тщательно собирать доказательства, анализировать их, чтобы исключить все другие возможные версии исчезновения ребенка, получить полную и достоверную картину происшедшего.

По уголовным делам, по которым труп не обнаружен, следователь должен выяснить причины исчезновения ребенка, исключить версию, что он живой, и установить причину его смерти. При необнаружении трупа ребенка событие преступления приходится обычно устанавливать с помощью косвенных доказательств, которые необходимо тщательно оценивать, чтобы избежать ошибок.

Однако, как показывает практика, дела, по которым труп новорожденного не обнаружен и даже в тех случаях, когда обнаружен, но причину его смерти нет возможности установить из-за гнилостных или иных воздействий, прекращаются за недоказанностью. Так, согласно статистике, в 1997 г. по России было зарегистрировано 220 убийств, по которым только 148 виновных привлечено к ответственности 1.

Очевидно, что при расследовании не обойтись без использования специальных знаний из разных областей науки. Оно может выражаться в двух основных формах их применения: во-первых, в привлечении специалистов к производству отдельных следственных действий и, во-вторых, в назначении судебных экспертиз по делу, таких, как судебно-медицинская, судебно-биологическая, криминалистическая (такие ее разновидности как дактилоскопическая, экспертиза целого по частям), психиатрическая и психологическая.

Вопросы подготовки и назначения судебно-медицинской экспертизы трупа новорожденного, а также судебно-медицинской экспертизы подозреваемой мы рассмотрели выше.

Остановимся теперь на особенностях назначения некоторых других видов судебных экспертиз.

Важное место в расследовании детоубийств занимают, на наш взгляд, проблемы, связанные с особенностями назначения и проведения судебно-психиатрической и судебно-психологичес-кой экспертиз. Это обусловлено рядом факторов:

во-первых, УК РФ впервые в истории современного отечественного законодательства предусматривает детоубийство в качестве самостоятельного и привилегированного состава преступления (в дореволюционной России и в законодательстве ряда зарубежных стран такой опыт уже был и есть);

во-вторых, традиционно под детоубийством понималось убийство матерью своего новорожденного ребенка во время или тотчас же после родов. Теперь же, согласно ст. 106 УК РФ, как детоубийство рассматривается и убийство матерью своего новорожденного ребенка в условиях психотравмиру-ющей ситуации или в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости. Это потребует анализа и исследования таких категорий, как-то: «психотравми-рующая ситуация» и «психическое расстройство, не исключающее вменяемости». Дело в том, что данные категории не являются чисто юридическими и стоят на стыке разных наук, и прежде всего медицины, психологии, психиатрии и юриспруденции. Поэтому для правильной квалификации

См.: Организованная преступность. М.: Юристъ, 1998. С. 78.

содеянного, целенаправленного и эффективного расследования, важно уяснение содержания и значения вышеназванных понятий;

в-третьих, полагаем, что убийство матерью новорожденного ребенка есть явление аномальное, противоречащее духу и природе материнства. Поэтому без знаний, накопленных психиатрией и психологией, здесь не обойтись;

в-четвертых, психические аномалии играют роль условий, способствующих совершению преступлений, ведению антиобщественного образа жизни, детерминируют определенный круг, содержание и устойчивость социальных контактов и привязанностей. Следовательно, их изучение может служить одним из надежных средств для профилактики рассматриваемых преступлений, что является составной частью методики расследования отдельных видов преступлений. Прежде чем перейти к изучению проблемы, подчеркнем,

что психотравмирующую ситуацию мы будем рассматривать лишь как одно из условий, приводящих женщину-роженицу в состояние психического расстройства, не исключающего вменяемости. В связи с этим целесообразно выделять три группы расстройств:

1) психические расстройства, обусловливающие неспособность

обвиняемой осознать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействий) или руководить ими;

психические расстройства обвиняемой, не исключающие вменяемости, вызванные течением беременности и родов;

эмоциональная напряженность, возникновение и развитие

которой обусловлено психотравмирующей ситуацией, и оказавшая существенное влияние на сознание и поведение обвиняемой.

Каждая из перечисленных категорий психического расстройства женщины-роженицы требует отдельного глубокого изучения, ибо имеет значение не только для квалификации содеянного, но также и тактики расследования.

Психические расстройства, обусловливающие неспособность обвиняемой осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействий) и руководить ими, чаще всего встречаются у больных с диагнозом шизофрения и органическое поражение головного мозга с выраженными изменениями психики. У некоторых матерей развиваются временные психические расстройства, в основном послеродовые психозы и реактивные состояния с депрессивно-параноидным синдромом. К этой же группе можно отнести и больных олигофренией с выраженной степенью дебильности. Дело в том, что беременность и роды могут провоцировать начало или обострение уже имеющихся хронических эндокринных психозов. В процессе беременности и родов женский организм становится своеобразно чувствительным к влиянию психотравмирующих факторов, что приводит в некоторых случаях к развитию психогенно обусловленных реактивных психозов.

Детоубийство может быть совершено при временном остром расстройстве психики (родовой или послеродовой психозы встречаются от 1,8 до 8—14 %), когда женщина не дает себе отчета в совершаемых поступках, совершает необдуманные действия. В этих случаях необходимо проведение судебно-психиатрической экспертизы для установления диагноза родового или послеродового психоза, т. е. невменяемости женщины. При подтверждении такого диагноза мать освобождается от уголовного наказания или вина матери-детоубийцы смягчается.

Пока ученые не в состоянии с уверенностью сказать, в чем причина подобного явления. По мнению ученых, женщины, у которых беременность протекала с осложнениями или в семье отмечались случаи психических заболеваний, считаются наиболее подверженными послеродовым психозам.

Несмотря на то что врачи пытаются очертить круг вероятного поражения послеродовым психозом, очень часто подобного рода нарушения остаются невыявленными.

Так, 16-летняя студентка медицинского колледжа, у которой в туалете произошли роды зрелого доношенного живорожденного ребенка, нанесла ему 26 колющих ран бран-шами маникюрных ножниц. Одна из проникающих ран левой половины грудной клетки явилась смертельной. Затем, завернув ребенка в халат, роженица выбросила его в выгребную мусорную яму 1.

1 См.: Хохлов В.В., Кузнецов Л.Е. Судебная медицина: Руководство. Смоленск: Белорусский Дом печати, 1998. С. 98.

К более тяжелым формам психической паталогии после родов следует отнести два вида состояний: витальную астению рожениц и различные по глубине и механизму возникновения сумеречные состояния сознания. При витальной астении у рожениц вслед за длительными, часто осложненными родами наступает своеобразное состояние глубокого упадка сил, нервного и психического истощения. Окружающее не интересует роженицу и не вызывает у нее никакой реакции, безразличны ей и судьба ребенка и его состояние. Если в этом состоянии женщина оказывается одна, без помощи и наблюдения, ребенок ее может погибнуть от переохлаждения или других причин, в связи с чем витальные астении имеют судебно-психиатрическое значение.

Существует еще одна категория психозов, протекающая по типу истерического сумеречного сознания, в котором основное этиологическое значение имеют не столько обстоятельства течения родов, сколько психотравмирующая ситуация, воздействовавшая на больную в период беременности. Роды являются в этих случаях своеобразной кульминацией в развитии патогенной психотравмирующей ситуации. В таком состоянии женщина может совершать нелепые поступки, нападать на окружающих, в том числе и на своего ребенка. Поэтому подобные психозы также имеют судебно-психиатрическое значение.

Однако при всем многообразии вариантов поведения у таких женщин прослеживается патологическая мотивация общественно-опасных действий — они совершают убийство новорожденного ребенка по болезненным причинам или в состоянии нарушения сознания.

Особое значение для расследования детоубийств имеют психические расстройства, не исключающие вменяемости, которые возникают не по патологическим, как в предыдущем случае, а по реально бытовым мотивам, часто сопряженным с нарушениями социальной адаптации.

Вопрос о дифференцированной оценке психических аномалий, не исключающих вменяемости, — один из наиболее актуальных в юридической науке, судебной психологии и судебной психиатрии. В предельно заостренном виде он поставлен в рамках так называемой проблемы уменьшенной или ограниченной вменяемости. Ряд характеристик психической деятельности лиц с психическими аномалиями существенно ограничивает их способность отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими, что и предопределяет их меньшую ответственность, в частности за детоубийство.

Наиболее адекватным видом судебной экспертизы для определения ограниченной вменяемости как в форме самостоятельного правового понятия, так и опосредованно, как это произошло в форме введения в закон нормы, учитывающей влияние психических аномалий на меру ответственности лиц, ими обладающих, может быть комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза. Предметом этой экспертизы является установление эффекта влияния системно взаимодействующих психопатологического, ситуационного, эмоционального и возрастного факторов на меру, степень способности субъекта отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими.

Поэтому целесообразно по каждому делу о детоубийстве, если оно произошло спустя некоторое время после родов, а не во время и не сразу после них, назначить комплексную психолого-психиатрическую экспертизу. Это объясняется тем, что только судебно-психиатрическая оценка содеянного позволяет лишь отграничить болезненные формы психических расстройств от неболезненных и вынести заключение о вменяемости-невменяемости обвиняемой в совершении детоубийства. Однако, дав заключение о неболезненном характере психических расстройств, в плане отграничения их от патологических, эксперт-психиатр не может, не выходя за пределы своей компетенции, оценить их характер и глубину, влияние на поведение обвиняемой в момент совершения детоубийства.

В большинстве случаев экспертам приходится сталкиваться с вопросами, пограничными с психологией и психиатрией, с необходимостью применения и совмещения знаний, относящихся к области обеих дисциплин. Это и обусловливает целесообразность назначения по делам о детоубийствах комплексных психолого-психиатрических экспертиз. Последние позволяют наиболее полно и всесторонне оценить степень и глубину психического расстройства женщины. В процессе совместного на всех этапах экспертизы психолого-психиатрического исследования компетенция психиатра распространяется на раскрытие и квалификацию аномальных, патологических особенностей личности обследуемой. А в пределах компетенции психолога находится определение структуры личностных особенностей обследуемой, как не выходящих за пределы нормы, так и складывающихся в картину личностной дисгармонии, анализ сложившейся конфликтной ситуации, мотивов поведения ее участников, определение характера эмоциональной реакции, степени ее интенсивности и влияние на поведение обследуемой при совершении детоубийства.

Если в ходе комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы будет установлено, что женщина-роженица в момент совершения убийства своего новорожденного ребенка находилась в состоянии психического расстройства, не исключающего ее способности осознавать фактический характер своих действий или руководить ими, хотя и ограничивающего ее (эту способность), то такие психические расстройства являются квалифицирующим признаком ст. 106 УК РФ, когда речь идет об убийстве новорожденного ребенка спустя определенное время после родов. Полагаем, что этот период времени следует определять исходя из акушерского периода новорожденности и послеродового состояния женщины, о чем говорили в первой главе работы. Комментарий же к УК РФ исчисляет этот период месяцем, то есть исходя из педиатрического критерия.

Убийство же матерью ребенка, хотя и в состоянии психического расстройства, но за пределами срока, в течение которого мать считается роженицей, а ребенок новорожденным, должны квалифицироваться по ст. 105 УК РФ. Психические расстройства в этих случаях могут учитываться судом при назначении наказания и могут служить основанием для назначения судом принудительных мер медицинского характера.

Как отмечалось выше, ст. 106 УК РФ рассматривает как детоубийство и убийство матерью новорожденного ребенка в условиях психотравмирующей ситуации. Юридическая квалификация «психотравмирующей ситуации» — сложная проблема. Дело в том, что ни одна ситуация сама по себе не может выступать как оказывающая негативное воздействие на психику человека — ее можно расценивать как психотравмирующую только после тщательного анализа личности и ситуации.

Состояние эмоциональной напряженности, возникающее у роженицы под воздействием психотравмирующих факторов, не есть перманентное качество, неотъемлемое свойство обвиняемой, а является динамическим моментом актуального системного взаимодействия трех главных факторов:

1) определенных диспозиций, черт личности, характера, орга-

низации и содержания ее сознания в момент детоубийства;

конкретных «ситуационных давлений»;

внутренних индивидных психических условий, биологического фона функционирования личности. Следовательно, психотравма порождает соответствующую

реакцию не сама по себе, а лишь во взаимодействии с личностью индивида, преломляясь через его цели и интересы, физиологические и психические особенности. Реактивное состояние часто возникает не непосредственно вслед за психической травмой, а бывает отсрочено во времени. По-видимому, необходимо время для переработки и осознания психологической значимости психотравмы. Так, эмоциональная напряженность у детоубийц нередко возникает задолго до родов — например, в тех случаях, когда беременность наступила в результате изнасилования или вне брака, в связи с отказом отца будущего ребенка поддерживать отношения с женщиной. Росту эмоциональной напряженности способствуют и такие личностные особенности обвиняемой, как подчиняемость, малообщительность, исполнительность, застенчивость. Особое значение приобретает и социальная ориентация будущей матери. При жестком усвоении представлений о недопустимости добрачных сексуальных отношений, о женской «чистоте» и «чести», возникает глубокий внутренний конфликт с мучительным противоборством между желанием родить ребенка и субъективными представлениями о невозможности этого, боязнью огласки и позора. Многое зависит от условий, в которых женщина переживает психическую травму: они могут способствовать или препятствовать функционированию привычных для личности форм психологической защиты, которые вырабатываются у индивида в течение жизни и нивелируют или смягчают эффект психической травмы.

Когда же к внутреннему противоречию присоединяются внешние травмирующие факторы, например прямое давление со стороны родственников прервать беременность, это приводит к углублению эмоциональной напряженности. Совокупность такого рода факторов предопределяет физическую и психическую изоляцию беременных женщин. А это, в свою очередь, приводит к дальнейшему углублению эмоциональной напряженности по механизму «порочного круга».

Следует отметить, что объективно тяжелая психотравма может не вызвать реактивной реакции вообще, и, наоборот, объективно нетяжелая травма может привести к психическому расстройству различного характера. Для объяснения такого несоответствия психогенной реакции и психической травмы прибегают к представлениям об элективности травмы, вводят понятие условно-психотравмирующих факторов. Однако эти понятия мало что объясняют, так как не являются характеристиками самой травмы, а указывают лишь на некоторые особенности реагирующего субъекта. Думается, что психологическая травма в принципе вообще неизмерима. К примеру, требование мужа избавиться от будущего ребенка будет глубоко травмирующим фактором для женщины, желающей родить и воспитать ребенка, а для женщины, страдающей алкоголизмом и характеризующейся морально-этической деградацией, подобная позиция супруга может выступать как нейтральное обстоятельство или даже как подкрепление собственной позиции на совершение деяния.

Проанализировав заключения судебно-психологических экспертиз по делам о детоубийствах, мы увидели, что в 95 % случаев период беременности не был для детоубийц психотрав-мирующей ситуацией, а являлся очередным эпизодом беспорядочной сексуальной жизни. Мотивация преступлений, как правило, определялась не выраженной эмоциональной напряженностью, а личностной морально-этической деградацией.

В состоянии же выраженной эмоциональной напряженности поведение матери определяется во многом аффективной мотивацией, что снижает ее возможность адекватно оценивать окружающее и свои действия, ограничивает способность контролировать поступки и прогнозировать их возможные последствия.

Поэтому задачей психолого-психиатрической экспертизы по делам о детоубийствах является не определение психотравмирую-щего характера ситуации, в которой находится мать, а оценка степени выраженности эмоционального состояния, возникновение и развитие которого вызвано психотравмирующими воздействиями.

В качестве клинической иллюстрации убийства женщиной своего новорожденного ребенка приведем следующий пример:

Испытуемая Ж., 24 лет, обвинялась в убийстве своего новорожденного ребенка. Родилась в крестьянской татарской семье, по характеру боязлива, тревожна, неуверенна в себе, склонна к сомнению. Окончила 8 классов, ПТУ, работала штукатуром на стройке в Москве, жила в общежитии. Забеременела вне брака. Отец ребенка прекратил встречи с нею, узнав, что она беременна. Обвинялась в том, что убила своего новорожденного ребенка, выбросив его из окна с седьмого этажа. В своих показаниях сообщала, что хотела родить ребенка и отдать в детский дом, рассказывала, что в день случившегося у нее неожиданно начались роды. Она пошла в умывальник, чтобы умыться, — и там внезапно родила ребенка. Отмечала, что в момент родов стучали в дверь, «очень испугалась», «всю трясло», была в шоковом состоянии, говорила, что если бы не стучали, такое бы не случилось.

При обследовании в ГНЦ им. В.П. Сербского была депрессивна. Рассказывала, что скрывала беременность, стеснялась кому-либо рассказать об этом, не решалась сделать аборт, т. к. это считается греховным в исламской религии, которую она исповедует. Уверяла, что хотела родить ребенка и оставить его в больнице, не имела намерения убивать ребенка. Говорила, что в момент, когда услышала стук в дверь, испытала сильный страх, растерянность, чувство беспомощности, не могла вынести мысли о том, что ее «позор» будет раскрыт. Глубоко сожалела, что совершила тяжкий грех убийства.

Экспертная комиссия пришла к заключению, что Ж. является акцентуированной личностью тормозного типа. В отношении содеянного она была признана вменяемой. Вместе с тем психологический анализ показал, что в период, предшествовавший родам, у Ж. развивалось состояние эмоциональной напряженности с доминированием мотивации сокрытия факта беременности. Эта мотивация была обусловлена консерватизмом мировоззрения со склонностью следовать глубоко усвоенным ценностям — недопустимостью внебрачного рождения ребенка. Таким образом, Ж. в момент правонарушения находилась в состоянии выраженного эмоционального напряжения, которое оказало существенное влияние на ее сознание и поведение, ограничив ее способность к полноценному осознанию и осмыслению характера и значения своих действий 1.

Следует особо подчеркнуть, что в послеродовом периоде происходит биологическая перестройка в организме женщины, в результате которой изменяется его реактивность, создается го-

1 См.: Криминальная агрессия женщин с психическими расстройствами. М.: ГНЦ СиСП им. В.П. Сербского, 1998. С. 77—78.

товность к возникновению реакций на ситуации, которые лишь условно могут быть отнесены к патогенным. На такой патологически измененной почве — малые психогении (как правило, семейно-бытовые конфликты) приобретают психогенно-травма-тизирующий характер, обусловливая возникновение различных по своей глубине психических расстройств 1.

Экспертное определение состояния эмоциональной напряженности, возникшего и развившегося в условиях психотравми-рующей ситуации, имеет прямое отношение к квалификации содеянного по ст. 106 УК РФ. Вместе с тем убийство ребенка, хотя и в условиях психотравмирующей ситуации, но спустя время после родов (здесь мы придерживаемся позиции, высказанной нами выше), подлежит квалификации по ст. 105 УК РФ. В этом случае психотравмирующая ситуация может быть признана обстоятельством, смягчающим наказание. Существует категория женщин, совершивших убийство новорожденного ребенка вне состояния эмоциональной напряженности, вызванного психотравмирующей ситуацией, и не обнаруживающих признаков какого-либо психического расстройства. Они совершают преступления целенаправленно, при отсутствии каких-либо нарушений сознания. В мотивации убийства всегда можно проследить цепь осознанного принятия решения, которое часто формируется задолго до родов. Мотивы обычно сводятся к реально бытовым причинам. Следователь должен установить данные обстоятельства и предоставить их в распоряжение эксперта. В данном случае используется судебно-медицинский критерий определения длительности периода новорож-денности, равный 24 часам, для квалификации по ст. 106 УК РФ. Убийство же новорожденного по истечении суток, подлежит квалификации по ст. 105 УК РФ.

Таким образом, целью психолого-психиатрической экспертизы в подобных случаях является диагностика и оценка психического состояния матери, совершившей убийство своего новорожденного ребенка, а не психотравмирующего характера ситуации.

Все вышеизложенное имеет непосредственное отношение к расследованию детоубийств. В связи с выделением в уголовном

1 См.: Качаева М.А., Щукина Е.Я. Клинические особенности депрессии у женщин в судебно-психиатрической практике // Журнал невропатологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. М.: Медицина, 1991. № 4. С. 70—72.

законе детоубийства в самостоятельный состав и введение понятия лица, страдающего психическим расстройством, не исключающим вменяемости, а также понятия психотравмирующей ситуации, роль заключений психолого-психиатрических экспертиз значительно повышается. Вопросы, которые ставит следователь перед экспертами, должны соответствовать требованиям, установленным законом. Кроме того, они отражают и юридическую грамотность самого следователя. Правильно поставленные вопросы перед экспертами заранее закладывают основу того, что ответ будет полный и позволит принять правильное решение. В постановлении следователя при назначении этого вида экспертизы целесообразно в общем виде формулировать следующие вопросы:

страдала ли обвиняемая во время инкриминируемого ей деяния психическим расстройством?

находилась ли она во время инкриминируемого ей деяния в состоянии эмоциональной напряженности, вызванной пси-хотравмирующей ситуацией и оказавшей существенное влияние на ее сознание и поведение?

могла ли она во время совершения инкриминируемого ей деяния осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействий) либо руководить ими, и если могла, то в полной ли мере?

нуждается ли обвиняемая по своему психическому состоянию в применении мер медицинского характера?

В дореволюционной литературе рекомендовалось ставить на разрешение эксперта следующие вопросы:

какое влияние произвели или могли произвести роды на психическое состояние роженицы, при тех соматических данных, на которые указала экспертиза, и при тех психологических влияниях, которое обнаружило следствие?

нет ли указаний, что в данном случае это влияние было так велико, что произвело в обвиняемой полное, хотя и временное умственное расстройство?

нет ли указаний, что родовые муки произвели такое ослабление ее физических сил, что она была не в состоянии оказать младенцу необходимую помощь?

1 См.: Таганцев Н. О детоубийстве // Журнал Министерства юстиции. СПб., 1868. Т. 36. С. 369—371.

В целях проверки показаний свидетеля, обвиняемого, а также получения новых доказательств бывает необходимо провести следственный эксперимент. Опытные действия обычно осуществляются: для установления возможности восприятия какого-либо факта (явления), например крика, появления человека на месте происшествия; осуществления тех или иных действий, например преодолеть преграду, определенное расстояние; выяснения обстоятельств механизма события или образования отдельных следов.

Рассмотрение вопроса о последующих следственных действиях в ходе расследования детоубийств позволяет сделать следующие выводы:

2) В ходе допроса обвиняемой должны устанавливаться не толь-

ко обстоятельства совершенного ею преступления, но и обстоятельства предкриминального характера, наличие или отсутствие психотравмирующей ситуации; причины и условия, способствующие детоубийству.

3) На основе анализа изученной нами следственной практики

выявлены две тенденции в отношении следователя к обыску при расследовании детоубийств:

а) в подавляющем большинстве случаев обыск не прово- дится вообще;

б) если обыск и проводится, то недостаточно тщательно и своевременно.

Такая ситуация приводит к тому, что, во-первых, теряются ценные доказательства, уличающие женщину в совершении преступления; во-вторых, дела прекращаются за недоказанностью; и наконец, в-третьих, укрывается такое опасное и распространенное преступление, как производство криминального аборта. Названные позиции позволяют рекомендовать следователям чаще прибегать к проведению обыска по делам о детоубийствах.

Наш анализ следственной практики показывает, что в 90 % это следственное действие по делам о детоубийствах не проводится.

Полагаем, что убийство матерью своего новорожденного ребенка является аномальным. Поэтому целесообразно по каждому делу о детоубийстве, если оно произошло не во время родов, а спустя определенный промежуток времени, назначить комплексную судебную психолого-психиатрическую экспертизу матери, обвиняемой в убийстве своего новорожденного ребенка.

Юридическая квалификация «психотравмирующей ситуации» — сложная проблема. Дело в том, что ни одна ситуация сама по себе не может выступать как оказывающая негативное воздействие на психику человека — ее можно расценивать как психотравмирующую только после тщательного анализа личности и ситуации. В этом и состоит задача комплексной психолого-психиатрической экспертизы.

Следователь должен полно и исчерпывающе собирать сведения, подтверждающие или опровергающие наличие пси-хотравмирующих факторов в период беременности женщины, родов и после них, не входя в оценку их травмирующего характера.

Следователь должен четко представлять, какого рода информация ему нужна, уметь грамотно формулировать вопросы экспертам; он должен обращаться к специалистам, имеющим должную квалификацию и зарекомендовавшим себя как эксперты, а не случайные люди.

В ходе проявления всех последующих следственных действий должна проверяться возможность причастия к преступлению других лиц.

<< | >>
Источник: Соловьева Н.А.. Методика расследования детоубийств: Учеб. пособие/ Под общ. ред. засл. деят. науки России, д-ра юрид. наук, проф. А.А. Закатова; ВолГУ. — Волгоград: Изд-во Волгогр. гос. ун-та.2004. — 142 с.. 2004

Еще по теме § 1. Особенности производства отдельных следственных действий:

  1. ОСОБЕННОСТИ ПРОИЗВОДСТВА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ В ОТНОШЕНИИ ОТДЕЛЬНЫХ КАТЕГОРИЙ ЛИЦ
  2. § 1. Особенности производства отдельных следственных действий
  3. N 1. Понятие, особенности, виды криминалистической модели и криминалистического моделирования
  4. N 1,Криминалистическая характеристика и классификация следственных действий
  5. N 4. Приемы и правила криминалистически сходных следственных действий
  6. N 5. Особенности расследования убийств в зависимости от способа их совершения
  7. N 3. Особенности производства основных следственных действий
  8. Особенности производства следственных действий на этапах расследования преступлений, совершаемых в финансово-кредитной системе
  9. Типовые следственные ситуации и основные направления первоначального этапа расследования квартирных краж
  10. § 3. Особенности производства типичных следственных действий первоначального этапа расследования
  11. § 4. Особенности производства типичных судебных экспертиз по делам о получении взятки в системе высшего образования
  12. § 2. Особенности производства типичных следственных действий на последующем этапе расследования
  13. § 1. Понятие и предпосылки возникновения учения об исследовании и использовании компьютерной информации и средств ее обработки как частной криминалистической теории
  14. § 4. Особенности планирования раскрытия, расследования и предупреждения преступлений против собственности, совершаемых на транспорте
  15. § 2. Тактические особенности проведения следственных действий, направленных на собирание криминалистически значимой информации
  16. § 2. Особенности и свойства уголовно-процессуальной формы информационных технологий в уголовном процессе Российской Федерации
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -