<<
>>

4.1. ОБЩИЕ ИСКУССТВА ПИСЬМЕННОСТИ. КАЛЛИГРАФИЯ И ГРАММАТИКА

Искусства письменной речи есть искусства исполнения рукописей. Эти искусства сложны, разветвленны и многообразны. Их систематизация зависит от того, с какими целями исполняется рукопись и каково ее назначение.

Искусства письменной речи делятся на общие, относимые к любому виду текста, и частные, относимые не ко всем текстам, а только к каким-либо его разновидностям.

Каллиграфия

К общим искусствам, приложимым к любой рукописи, относится искусство правильного, эстетически совершенного письма, или искусство каллиграфии. Каллиграфия ведает начертанием знаков письменности. Имеется две основных тенденции в искусстве каллиграфии: а) совершенное следование стандартным прописям письменных знаков; б) образование индивидуального почерка.

В случае исполнения стандартных знаков во всех культурах постепенно устанавливаются три стандартных стиля исполнения: 1) полный стиль начертания знаков —устав; 2) сокращенный стиль начертания знаков — скоропись; 3) средний (смешанный) стиль начертания знаков — полуустав.

В египетской письменности этим стилям отвечает иероглифическое, демотическое и иератическое письмо; в китайской иерогли-фике — стили чжэншу, цаошу и цзяньбицзы [43]; в греческой [103] и латинской [38], а также славянской [128] графике — устав, скоропись и полуустав.

Исторически устав — самый ранний стиль письма. Соответственно этому наиболее торжественные и официальные тексты исполняются уставным письмом, а наименее важные, не претендующие на особую значимость, исполняются скорописью. Полуустав применяется для исполнения текстов, занимающих среднее положение.

Индивидуальные совершенные почерки, претендующие на каллиграфическую значимость, в европейской традиции развиты сравнительно слабо. Образование каллиграфически значимых индивидуальных почерков в Европе начинается со времени книгопечатания, когда они стали противопоставляться стандартным печатным литерам как индивидуальное общему.

169

В иероглифических культурах Востока, напротив, индивидуальные почерки появляются очень рано. Каллиграфическое искусство индивидуальных почерков здесь достигает высочайшего совершенства. Мастера каллиграфии приобретают высокий авторитет и, нередко, ставятся традицией выше живописцев.

Помимо этих основных делений в каллиграфии существуют стили, приспособленные к нуждам эпиграфики, сфрагистики, нумизматики и палеографии, имеющие, помимо чисто языкового, еще и орнаментальное значение. Эти каллиграфические стили изучаются соответствующими вспомогательными историческими дисциплинами.

В некоторых случаях орнаментальное начало становится ведущим. Так складывается, например, арабское куфическое письмо, славянская вязь, некоторые картинные стили китайской иероглифи-ки и т.п.

Каллиграфическое искусство служит своеобразным мерилом в определении характера рукописей. Применение каллиграфического искусства (или, по крайней мере, попытка его применения) является свидетельством значимости рукописного содержания.

Дело в том, что единственным случаем, где создатель текста, как правило, не применяет каллиграфии, является случай рукописной автокоммуникации, когда создатель текста является первым и нередко единственным читателем, т.е. тогда, когда рукопись или копия рукописи делаются "для себя". Естественно, что в этом случае правила чтения рукописи формируются самим создателем рукописи. Это значит, что и требования к созданию рукописи не являются общественно регулируемыми правилами.

Таким образом, рукописные тексты по характеру исполнения делятся на два больших класса: а) распространяемые рукописи, характеризуемые обязательным применением каллиграфического искусства; б) нераспространяемые рукописи, характеризуемые факультативным применением каллиграфии.

Различие этих двух типов рукописей носит структурно-функциональный характер.

Таб. ища 7.

Применяемые правша Вилы рукописей Применение каллиграфии Применение индивидуальных правил исполнения рукописи Применение знаков письменности
Распространяемые рукописи а + - +
Нсраспрос i раняемые рукописи - + +

К нераспространяемым рукописям, прежде всего, относятся: а) черновики всех видов текстов, б) копии, делаемые для себя, в) личные записи всех видов: дневники, расчеты, планы, проекты и т.д.

Эти классы не нарушают общественно-значимого деления на документы, эпистолы и сочинения, но составляют особую разновидность в каждом классе, выделяемую по характеру применения каллиграфических правил создателем рукописи.

Распространяемые рукописи с точки зрения их общественной значимости составляют главный фонд рукописей. Это не значит, что нераспространяемых рукописей готовится меньше, чем распространяемых. Напротив, большая часть труда по созданию рукописей приходится на нераспространяемые рукописи. Однако они, как правило, не претендуют на вхождение в фонд культуры, не являются общественным достоянием и служат только личным потребностям.

Распространяемые рукописи реализуют правила каллиграфии. Но наряду с применением каллиграфических правил в этих рукописях полностью представлены и другие правила исполнения рукописного текста, которые касаются уже не только стиля исполнения письменных знаков.

Все распространяемые рукописи, в силу существования и применения всей совокупности правил исполнения рукописи (не только каллиграфических), делятся на правильно исполненные и неправильно исполненные, или на правильные и неправильные. Определение правильности, нахождение ошибок в рукописи знакомо всем, кто прошел хотя бы начальное обучение на опыте исправления его ошибок учителем. Из этого опыта известно, сколь многообразны и разнородны применяемые к рукописи требования (каллиграфические, орфографические, формулярные, стилевые, смысловые и т.д.). Подробный разбор этих требований ставит перед необходимостью описания разных искусств речи.

Грамматика

Общим искусством, помимо каллиграфии, является грамматика. Под-словом грамматика (в значении общего искусства письменной речи) имеется в виду старинное общее понятие ars grammatica, т.е. собрание самых общих знаний о развертывании содержания речи в письменных знаках без дальнейших делений на лексику и грамматику, фонетику и грамматику, орфографию и грамматику, орфоэпию и грамматику и т.п. Общее понимание грамматики как искусства развертывания языкового смысла в знаках письменной речи стало дифференцироваться лишь со времени создания печатной речи. Собственно рукописные тексты имеют в своем распоряжении только общее понимание грамматики. [5]

170

171

Общее понимание грамматики в истории филологии представлено четырьмя основными грамматическими традициями (средиземноморской, индийской, китайской, арабской), к которым примыкают и вокруг которых группируются все другие грамматические традиции. Эти основные исторические разновидности в понимании грамматики определяются характером письменных знаков в их отношении к устной речи (типом письма), с одной стороны, и характером литературной традиции, с другой.

Существует два исходных типа письма: а) письмо иероглифическое, где референтом письменного знака является слово или морфема, т.е. семантически значащая единица языка; б) письмо фонетическое, где референтом письменного знака являются звуки речи, вне их прямого отнесения к значению слов или морфем.

Между этими двумя исходными типами письма (логографиче-ским и фонографическим) располагается много различных переходных случаев.

Термины "иероглифическое" и "фонетическое" письмо достаточно условны, так как, пожалуй, единственным видом письма, в котором был последовательно выдержан принцип словно-морфем-ной референции, было тангутское письмо; однако, надо заметить, и в нем выделяется группа транскрипционных знаков.

Египетская иероглифика содержит не только смысловые, но и фонетические обозначения, и представляет собой смешанный, переходный тип письма.

Все другие виды иероглифики стремятся записать и смысл слов, и характер их звучания; таковы шумерское письмо, японское буквенно-иероглифическое письмо и другие виды письма.

Типично фонетическим письмом является только фонетическая транскрипция. Однако она не может применяться в практике создания реальных письменных текстов, так как письменная речь всегда разнообразнее и совершеннее устной с точки зрения объема и филиаций значений. Транскрипционные записи встречаются не только в научной литературе, но и во многих текстах на языках, не имеющих своего стандартного алфавита и потому транскрибируемых алфавитом другого языка. [48]

Каждая исторически сложившаяся система письма по-своему решает проблемы записи звука и смысла.

Создание письма и развитие текстов, исполненных этим письмом, образует письменность. Выделение из письменности литературы создает необходимость упорядочения записи текстов с таким расчетом, чтобы понимание текста не зависело от какого-либо внесловесного или письменного контекста речи. Искусство грамматики поэтому, с одной стороны, зависит от характера письма и, с другой стороны, от характера письменной и литературной традиции.

172

Все системы письма, близкие к логографическому полюсу, фиксируют грамматическое искусство в виде записи слов и истолкования этой записи, т.е. как словарь.

Все системы письма, близкие к фонографическому полюсу, фиксируют грамматическое искусство в виде совокупности правил записи и прочтения речи вслух.

Разумеется, возможно объединение словарных и фонетико-формульных правил в пределах одной системы грамматического искусства.

Примером наиболее последовательной словарной грамматической традиции является китайская грамматическая традиция. Примером наиболее последовательной фонетико-формульной традиции является индийская граматическая традиция. [5]

Каждая из четырех основных грамматических традиций (средиземноморская, индийская, китайская, арабская) характеризуется целостностью своей системы и отношения к тексту.

Египетская и шумерская письменность не образуют, как это видно по археологическим материалам, цельных грамматических систем, хотя существенные попытки составления систематических словарей и системно-грамматических комментариев для этих языков предпринимаются.

Многие языки, в которых складываются авторитетные литературы, имеют свои системы письма, но не имеют своей грамматической традиции. Таких языков большинство. К ним относятся такие языки, как: среднеперсидский, староузбекский, арамейский, церковнославянский, старофранцузский, классический малайский, японский и многие другие. Эти языки пользуются грамматической систематикой других языков.

Филология обнаруживает, что цельная грамматическая система складывается там, где грамматика соотнесена с определенными нормативными и нормированными текстами, от которых исходят и к которым возводятся прочие тексты литературного канона.

Так, отправное грамматическое руководство китайцев — словарь "Эръя" — входит в "тринадцатиканонье" как один из его текстов и содержит идеологически организованный перечень всех слов канона.

Грамматика Панини основана на ведах и обслуживает развитие санскрита, будучи современной созданию философских текстов упанишад. [135] Она же, подобно китайской грамматике "Эръя", входит в идеологический канон индийцев.

Классическая арабская грамматика опирается на тексты Корана в произношении, близком к племени Курейш, из которого происходил создатель Корана. Арабская грамматика также входит в исламский идеологический канон. [32]

Четвертая грамматическая традиция — греко-латинская — имеет единый принцип систематизации, примененный к этим двум

173

языкам почти одновременно. Создание ее было начато александрийскими учеными еще в III в. до н.э. Эта традиция основана на общем для обеих культур нормированном эпосе Гомера, Гесиода и развитых на этой основе литературных текстах. Этому грамматическому канону затем подчинились тексты "Нового Завета" и переводы "Ветхого Завета" с древнееврейского.Тем самым греко-латинская грамматическая традиция закрепила единство античной и византийской греческой литературы. [5]

Если в более поздние времена имело место создание грамматик для иных литератур, таких как тамильская, тибетская, грамматика пракритов Вараручи [5] и т.п., то эти грамматики писались по уже существующим системам и представляли собой как бы приложения принципов систематизации к новым языкам, они были как бы переводом в рамки нового языка уже существующей грамматической системы. К таким грамматикам примыкают двуязычные переводные словари и толкования иностранных слов, такие же как в русских азбуковниках [55]. Во всех случаях сохраняется принцип связи нового литературного языка с литературным языком, на котором существует исходный канонический текст.

Четыре основные грамматические системы и примыкающие к ним производные системы предопределены существованием литературных традиций, закрепляют эти литературные традиции и различают их между собой.

Грамматическая систематизация зависит, таким образом, как от типа письма, так и от характера исходного и последующих текстов литературной традиции.

Древние четко различали литературные языки, обладающие своей писаной грамматикой, и языки, не обладающие ей. Последние считались либо варварскими, либо неосновными, производными.

Принципы грамматической систематизации материала речи в каждой из основных литературных традиций различны [см. 5].

Китайская грамматическая традиция является типичной словарной традицией. Любые знания о языке в ней излагаются в виде словаря. Словари по-разному рассматривают отношения между словами, или, точнее, между иероглифическими записями.

Во-первых, словарь строится на систематизации категорий мира, таких как "небо", "земля", "воды", "травы", "деревья", "птицы", "гады" и т.п. Число категорий и распределение объектов по категориям дано логосической натурфилософией китайцев и установлено однозначно. Таков словарь "Эръя".

Во-вторых, словари различают состав слов, встречающихся только в литературном каноне, и слов, не входящих в литературный канон. Словам, не входящим в канон, дается толкование посредством слов, употребляемых в каноне. Таков словарь "Фанъянь".

Иероглиф, записывающий слово или морфему, как правило, составлен из двух или несколько простых знаков. Иероглифы клас-

174

сифицируются по составу образовавших их простых знаков. Классификация выделяет шесть основных категорий. Эти категории обнимают все виды этимологических отношений между простыми знаками в составе иероглифики: изобразительное, указательное, идеографическое, фонографическое, заимствованное и видоизмененное. Благодаря этой классификации, создается общая система иероглифов, в которой каждый иероглиф получает свое место. Таков словарь "Шовэнь Цзецзы".

Наконец, каждому иероглифу дается этимология и для каждого иероглифа путем транскрипции указывается чтение. Таковы словари "Шимин" и словари, построенные по принципу фонетических таблиц.

Такая система охватывает все стороны языка: значение, начертание, этимологию, произношение. Сведения о построении элементов предложения даны в словарных статьях о служебных словах и морфемах.

Типичной фонетико-формульной традицией является индийская грамматическая традиция, в основании которой лежит труд Панини "Восьмикнижие".

"Восьмикнижие" Панини составлено из трех частей. В начале книги излагаются так называемые пратьяхара, т.е. группы букв, представляющих звуки по их местам в корнях и суффиксах, в конце книги дается список всех санскритских корней. Среднюю часть книги занимают правила. Эти правила касаются сочетания корней и суффиксов, корней и корней и, наконец, сочетаний слов в составе предложения.Такие сочетания приводят к изменениям в звучании всех этих единиц, так как происходит взаимовлияние звуков в потоке речи. Каждое такое изменение описывается отдельным правилом. В конце книги в виде приложения дан список корней.

Изучение грамматики Панини в индийском образовании предваряло чтение текстов. Лишь изучив грамматику, адепт мог начать говорить и писать на санскрите. Вслед за этим переходили к чтению и толкованию литиературных текстов. Грамматика Панини, как и санскрит, удержалась до нашего времени во всех своих формах, что доказывает высокую нормативную силу этой грамматики [735].

Арабская грамматика имеет много сочинений, по-разному компонующих свод правил и частично разнящихся в терминологии. В основании системы правил лежит канон Сибавейхи, предложенный им в сочинении "Аль Китаб" ("Книга"). Канон содержит три главных раздела нахв, сарф и таджвид. Каждое из этих понятий есть отнесение некоторого уровня языка к звукам речи.

Нахв содержит, с одной стороны, правила словорасположе-ния, с другой стороны, правила изменения звучания слов в зависимости от соположения их друг с другом.

175

Сарф содержит учение о составе слова, т.е. учение о делении слова на корень и изменяемые части слова, и, одновременно, весь перечень правил, касающихся фонетического воплощения всех случаев создания слов из существующих корней.

Таджвид содержит учение о каждом отдельном звуке речи и о фонетических процессах, которые не затрагивают ни этимологию (словообразование), ни синтаксис (словорасположение), а являются чистыми фонетическими процессами, обеспечивающими последовательную артикуляцию звуков в потоке речи.

Арабское грамматическое учение, помимо "собственно грамматики", построенной как система фонетико-формульных правил, дополняется словарной традицией толковых словарей. В этих словарях дается проверенное догматикой толкование значения отдельных слов.

Греко-латинская грамматическая традиция наиболее диффуз-на по авторству и составу сочинений. Она начинается в III в. до н.э. грамматическими работами Дионисия Фракийского и содержит много как греческих, так и латинских авторов. В основание этого грамматического канона положено изучение словаря и его применений в текстах. Словарь считается отправным материалом, а грамматические правила есть обобщения свойств слов. Поэтому центром этого являются классы слов — части речи.

Части речи — это классы, имеющие свое обобщенное значение. Обобщенному значению классов слов соответствует их употребление в речи.

Слова, употребляясь в речи, изменяются. Изменения могут быть, во-первых, морфологическими, т.е. связанными с употреблением слов в сочетаниях между собой, во-вторых, этимологическими, т.е. связанными с созданием в речи новых слов, и, в третьих, фонетическими, т.е. связанными с взаимовлиянием звуков в процессе построения текстов разных видов (при этом не затрагивается морфологические и этимологические изменения слов).

Конкретные правила орфоэпии и орфографии, касающиеся каждого слова, так же как и истолкование значения каждого слова, даются в словаре. [7]

Арабская и греко-латинская системы являются смешанными: словарными и фонетико-формульными. Арабская грамматическая система отличается от греко-латинской прежде всего тем, что как бы ведет за собой словарь, давая правила изменения и построения слов всех видов. Греко-латинская система, напротив, сама ведома словарем, так как исходит из классификации слов, распределяя их в родовидовых отношениях. Поэтому греко-латинская традиция сталкивается с проблемой правил и исключений, или аналогий и аномалий.

Существующие основные четыре грамматических системы не исчерпывают всех возможностей описания языка. Но именно они

176

закрепились в общественной практике и легли в основу последующего развития грамматики.

<< | >>
Источник: Рождественский Ю.В.. Общая филология. — М.,1996.— 326 с.. 1996

Еще по теме 4.1. ОБЩИЕ ИСКУССТВА ПИСЬМЕННОСТИ. КАЛЛИГРАФИЯ И ГРАММАТИКА:

  1.   Философия как синтез науки, искусства и религии  
  2.   Общее собрание акционеров 
  3. КОМПЕНДИИ  
  4. Феодор, Сократ, Чужеземец из Элей, Теэтет
  5. Нотариат по данным частных актов
  6. Глава одиннадцатая РУССКИЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЯЗЫК В XIX—XX Вв.
  7. К ИСТОРИИ НОРМИРОВАНИЯ РУССКОГО ПИСЬМЕННОГО ЯЗЫКА В КОНЦЕ XVIII ВЕКА* (СЛОВАРЬ АКАДЕМИИ РОССИЙСКОЙ, 1788-1794)
  8. ЯЗЫК В СЕМАНТИЧЕСКОМ ИНФОРМАЦИОННОМ ПРОЦЕССЕ (ПРОБЛЕМА РЕЧИ И ДЕЙСТВИЯ)
  9. Глава 4. ИСКУССТВА ПИСЬМЕННОЙ РЕЧИ
  10. 4.1. ОБЩИЕ ИСКУССТВА ПИСЬМЕННОСТИ. КАЛЛИГРАФИЯ И ГРАММАТИКА
  11. 4.2. ЧАСТНЫЕ ИСКУССТВА РЕЧИ. ДИПЛОМАТИКА, ПИСЬМОВНИКИ, ПРАВИЛА ДЛЯ СОСТАВЛЕНИЯ СОЧИНЕНИЙ (ПОЭТИКА И РИТОРИКА)
  12. 6.4. НАУКИ О РЕЧИ В ЭПОХУ ПЕЧАТНОЙ СЛОВЕСНОСТИ И МАССОВОЙ КОММУНИКАЦИИ (XVII—XX вв.)
  13. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  14. ПРЕДМЕТНО-ИМЕННОЙ УКАЗАТЕЛЬ
  15. ОГЛАВЛЕНИЕ
  16. Феодор, Сократ, Чужеземец из Элей, Теэтет
  17. ДЕЛО ИГУМЕНЬИ МИТРОФАНИИ